Оборотная сторона бессмертия +776

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 50. Точки над «i»

24 мая 2015, 02:44
- Гарри… - голос Драко был сонный и недовольный. – Поттер, проснись… Сова, кажется…

Электи улыбнулся и притянул голого Малфоя к себе, утыкаясь носом ему в шею. Глаза открывать не хотелось. Хотелось целоваться и спать, спать и целоваться.

- Поттер! – сердито рыкнул сателлит и слегка двинул его локтем в ребра. – Ты не слышишь? Сова в окно долбится!..

- Плевать на сову, - промурлыкал Гарри, пощипывая губами мочку его уха. – Плевать на всех сов мира…

- Пусти, озабоченный, - фыркнул Драко, не очень активно пытаясь вывернуться из его объятий. – Вдруг там что-то важное… Пусти, сам приму твою почту.

Гарри вздохнул и, отпустив любимого, поправил на нем одеяло:

- Лежи. Нечего тебе у открытого окна делать, не лето.

Он поднялся и пустил, наконец, пресловутую сову.

- Сычик? – потерев нежелающие открываться глаза, Гарри вновь попытался сфокусировать взгляд на небольшом совенке. – Сычик. Привет.

Поттер забрал письмо, сунул птице печенье и вскрыл конверт.

«Надеюсь, ты не забыл о сегодняшнем. И не вздумай ляпнуть Джинни, что знаешь о ребенке! И родители до свадьбы ничего не должны знать о беременности. Извинишься, скажешь, что долго думал и понял, что не можешь без нее жить, и попросишь ее руки. Жду в 18.00. Рон У.»

- Что там? – Драко неслышно соскользнул с постели, подойдя, обнял Гарри и заглянул ему через плечо.

Поттер невесело усмехнулся и, повернувшись, нашел губами его губы.

- Ничего особенного, - прошептал он, несколько секунд спустя. - Рон захлопывает несуществующую дверцу несуществующей ловушки.

Малфой быстро скользнул взглядом по строкам.

- «Не вздумай ляпнуть Джинни», - задумчиво повторил он. – Значит, она не знает, что он тебе наплел?

Гарри нахмурился.

- Драко, я представляю, как это выглядит со стороны, но… Я не хочу в это верить, понимаешь?

- Да. Понимаю, Гарри. Воздержимся пока от выводов. Ответь ему, что будешь вовремя.

Драко поцеловал его в шею и вернулся в постель.

Гарри проводил сателлита ласкающим взглядом и, быстро черкнув на другой стороне того же письма, что придет в назначенное время, отправил Сычика обратно.

Они еще позавчера решили, что будут делать. Устраивать скандал Гарри не хотел, и Драко, тоже сомневающийся в участии Джинни в авантюре ее брата, с ним согласился. Парни собирались прийти вместе на ужин к Уизли, где Поттер должен будет объяснить Джинни и ее родителям, кем он является, и кем является для него Малфой. Бумажка из маггловской клиники с результатами анализов и заключением врача должна была стать последним аргументом в пользу разрыва отношений Гарри с невестой. А уж там, по реакции Рональда и Джинни будет ясно, чего стоят друзья Поттера…

- Иди ко мне, - Драко тронул подушечками пальцев обнаженную спину Электи, присевшего на постель и задумавшегося.

Гарри обернулся. Малфой смотрел на него с тревогой, словно пытаясь и боясь высмотреть в любимом лице сомнения.

- Нам вставать давно пора, - улыбнулся Поттер, забираясь обратно в постель и сгребая Драко в объятия. – Девять утра…

Сателлит закрыл ему рот поцелуем, и Гарри почувствовал, что желающие встать, уже давно встали.

- Ты обещал Крису, - бормотал Электи, на мгновения прерывая поцелуй. – Что мы пойдем с ним за метлой… И за палочкой…

- Через час, - прошептал Драко, вжимаясь членом в бедро Гарри. – Через час, мой Электи…

***



Рон нервно мерял шагами свою спальню. Он уже пропустил первую пару, а Сычик все не возвращался. Почему? Гарри передумал? Хорек вышел из лагеря, и Гарри передумал?

Нет! Гарри Поттер не стал бы молчать, если бы изменил решение! Он не такой! Наверное, просто спит и не слышит птицу. Странно… А вдруг все же передумал и уже час подбирает слова, чтобы объясниться с другом?

Рон несколько раз порывался рвануть к камину, но что-то его останавливало. А вдруг Хорек там? А вдруг Гарри закрыл для друзей свой дом, поддавшись влиянию этого мерзавца? А вдруг…

Когда Сычик, наконец, постучал в окно, у Рональда едва не выпрыгнуло из груди сердце. Руки сильно дрожали, пока он разворачивал письмо… А пробежав взглядом по строкам, Рон без сил упал на кровать и расплылся в счастливой улыбке. Не передумал! Конечно, нет! Это же Гарри! Он никогда не бросит его сестру с ребенком под сердцем! А если ребенка пока нет, то он обязательно будет! Обязательно!

Оставалось только дождаться вечера. Джинни он написал вчера, под предлогом сообщения очень важной новости попросив явиться на семейный ужин. Теперь нужно было предупредить родителей о вечернем визите Гарри.

Перепрыгивая через три ступеньки, Рон спустился в столовую.

- Доброе утро, мам, - он поцеловал мать в щеку и стянул кусок яблочного пирога. – Пап, не задерживайся сегодня на работе.

Отец, читающий за завтраком «Пророк», оторвал взгляд от газеты:

- Да... Я не собирался, сынок.

- Это хорошо, - довольно улыбнулся Рон, на ходу отхлебывая из большой кружки с чаем, которую мать, кажется, налила себе. – Мам, приготовишь к вечеру что-нибудь вкусненькое? У нас сегодня будут гости.

Родители удивленно переглянулись.

- Да, Рон, конечно, - немного растерянно пробормотала Молли. – Тебе Гарри сообщил?

Рональд на мгновение замер. Они знают? Но тут же улыбнулся. Конечно, знают. Гарри всегда предупреждал о своих визитах, как и Гермиона. Наверное, это маггловские комплексы. Он сам, например, никогда не считал необходимым предупреждать друзей и родственников о своем приходе. Зачем? Сюрприз всегда приятней! Хотя на этот раз Рон понимал друга. Нужно было убедиться, что вся семья будет в сборе, разговор все же пойдет не о погоде, а о замужестве Джинни.

- Ага, - кивнул парень, дожевывая пирог. – Короче, ты готовься, мам, а ты, пап, не опаздывай. Все, до вечера!


- Что происходит, Артур? – тихо спросила Молли, когда сын исчез из поля зрения.

Уизли-старший слегка пожал плечами:

- Не знаю, дорогая. Люциус Малфой сообщил только, что Гарри и Драко собираются посетить Нору сегодня вечером, и попросил разрешения тоже заглянуть вместе с Нарциссой. Якобы нам есть что обсудить. Честно говоря, я боялся реакции Рона… Но…

- Но, видимо, наш сын знает что-то, чего пока не знаем мы, - качнув головой, пробормотала Молли.

Артур задумчиво кивнул и вновь погрузился в чтение газеты. В конце концов, какой смысл гадать? Вечером все станет ясно.

***



Вчера, когда от Рона пришло письмо, Джинни приняла решение: она сходит к колдомедику и, если тот подтвердит беременность, расскажет обо всем родителям… И Гарри, Гарри тоже должен знать. Хватит уже трястись от страха, все равно оттягивание похода в Мунго не изменит ничего, только заставит дольше мучиться неведением.

Однако, сколь бы твердой ни была ее решительность, нервы оказались не стальными, и Джинни всю последующую ночь крутилась в постели и пыталась справиться с периодически охватывающей ее мелкой дрожью.

Занятия прошли как в тумане, и когда в итоге оказалось, что с нее даже ни разу не сняли баллов, Джинни несказанно удивилась своему везению.

У Макгонагалл девушка отпросилась еще вчера вечером, поэтому задерживаться не пришлось, и через час после окончания последнего урока Джинни уже была в Лондоне, а точнее сидела в небольшом кафе рядом со школой авроров и ждала Гермиону – идти одной в Мунго было страшно.

- Привет, - улыбающаяся Грейнджер скользнула на стул напротив и повесила на спинку как всегда невероятно тяжелую сумку. – Ой, ты мне пирожные взяла? Спасибо! Сдала сегодня два экзамена, ужасно хочется сладкого!

Джинни слегка улыбнулась:

- Привет, - и снова уткнулась носиком в чашку с горячим чаем.

- Что-то случилось? – Гермиона наконец заметила, что подруга выглядит неважно. – На тебе лица нет. Джинни, в чем дело?

- Сходишь со мной в Мунго? – тихо выдохнула Джиневра и подняла на Грейнджер молящий взгляд.

- В Мунго? – рука Гермионы зависла над тарелочкой с заварными пирожными. - Зачем?

Джинни вновь спрятала глаза и слегка закусила губу.

- Я боюсь… У меня задержка, Гермиона. Я боюсь, что беременна…

- Что? – Грейнджер непонимающе смотрела на подругу, совершенно забыв о сладком. – Но… От кого?

Джиневра вздрогнула словно от пощечины и ошарашенно уставилась на нее.

- Что значит: «от кого»? От Гарри, конечно, от кого же еще?

Гермиона нахмурилась и, кажется, какое-то время не решалась озвучить свои мысли, однако спустя несколько секунд все же произнесла:

- Джинни, только честно… Ты ни с кем кроме Гарри не спала?

Джиневра побледнела. Такого от подруги она не ожидала. Хотелось выхватить палочку и…

- Гермиона Грейнджер, как ты смеешь! – тихо процедила она, из последних сил сдерживая рвущуюся из нее возмущенную магию.

- Успокойся Джинни, - тихо откликнулась Гермиона и примирительно потянулась к руке рассерженной ее подозрениями подруги, но коснуться не осмелилась – тонкие пальчики Джинни искрили красными молниями. – Я не хотела тебя оскорбить, просто… Ты не могла забеременеть от Гарри.

До Джинни не сразу дошел смысл произнесенных ею слов. Несколько секунд она еще испепеляла подругу взглядом, но потом все же справилась с собой.

- Не… Не могла?

- Джинни, помнишь… Помнишь, когда мы собирались за Гарри, я сказала Ранделлу… мистеру Уилану, что мистер Блэк… Призрак Сириуса Блэка не хочет рисковать сателлитом? Помнишь? Ты тогда еще возмутилась, решив, что я говорила о Регулусе Блэке, - Джинни, все еще ничего не понимая, молча кивнула, и Гермиона, опустив глаза в чашку, продолжила: - Я говорила не о сателлите Волдеморта, Джинни. Я говорила о Драко Малфое – сателлите Гарри Поттера. Наш… Наш Гарри – Электи, Джин. Ты не могла забеременеть от него. Гарри бесплоден.

Вылив на подругу весь этот поток шокирующей информации Грейнджер замолчала и поникла.

- Электи? – едва слышно повторила Джиневра, не сводя с нее растерянного взгляда. – О, Мерлин… Значит… Значит, Малфой… Мамочки, Гарри!

Тысячи мыслей разрывали ее сознание. Вот, что значили слова призрачного Сириуса Блэка о признании Малфоя в качестве хозяина домом на Гриммо, вот почему палочка Гарри легла в руку Драко как своя собственная, вот почему их отношения возникли словно из ниоткуда… Гарри – Электи… И у Гарри никогда не будет детей… Она не беременна.

Слезы сами покатились по щекам, Джинни даже не заметила их, едва слышно бормоча:

- Гарри… Как же так, Гарри… - только сейчас она вдруг осознала, что хотела этой беременности, хотела носить под сердцем его частичку, хотела подарить жизнь его сыну или дочери… Даже если он никогда не будет с ней рядом, у нее был бы его ребенок…

- Джинни, тебе действительно нужно показаться колдомедику. Как давно у тебя задержка? – Гермиона все же накрыла ладонью ее подрагивающие пальчики.

- Третья неделя, - потерянно пробормотала девушка, невидящим взглядом смотря куда-то сквозь мантию подруги. – Как же так, Гермиона… Давно? Вы давно знаете?

- Он сказал мне вечером перед похищением. Прости Джин, у меня не было повода рассказывать об этом тебе…

- А Рон? Рон знает?

Гермиона слегка улыбнулась:

- Мне кажется, он все еще не верит в это…

Джиневра медленно сжала кулаки и тихо скрипнула зубами:

- Значит, знает. Знает и ни слова мне не сказал…

Гермиона растерянно моргнула, не сразу поняв, что вызвало такую реакцию.

- Джинни, ты сказала ему про возможную беременность?

В карих глазах Джиневры сверкала ярость:

- И он ни словом не обмолвился о ее невозможности, - прошипела она не хуже заправской слизеринки.

- Подожди, Джинни, не заводись. Твой брат не знает об Электи почти ничего. Только то, что рассказала ему я, а я не говорила о бесплодии. Он не мог тебя успокоить, милая, не сердись на него?

Джинни, недоверчиво прищурившись, внимательно рассматривала подругу.

- Не знал? А когда пытался убедить меня, что ребенок – мой шанс вернуть Гарри, мой единственный козырь, он тоже не знал, что у меня НЕТ ШАНСОВ даже с тремя детьми? Он не знал, что в этой игре ВСЕ козыри у Драко?

- Джинни, Рон не может принять, что его друг любит парня. Он не верит, что ничего нельзя изменить. Пойдем… Нам нужно сходить в Мунго. Длительный сбой цикла – нехороший симптом. Пойдем, Джинни. А с Роном поговоришь потом, хорошо? Только не ругайтесь…


***



- Смотри! Смотри, Драко! У меня получилось! – счастью волчонка не было предела – на конце его новой палочки послушно вспыхнул огонек Люмоса.

Драко улыбнулся. Они вернулись на Гриммо полчаса назад, и сейчас Малфой, продрогший до костей во время затеянной Крисом и Гарри игры в снежки с какими-то мальчишками в парке, едва согрелся в душе и, укутавшись в теплый халат Поттера, спустился в гостиную. Электи с волчонком, сидя на мягкой шкуре неизвестного Малфою зверя, брошенной возле камина, разучивали простейшие заклинания.

- Палочка его отлично слушается, - Поттер поднял глаза на Драко и протянул руку. – Иди к нам, здесь тепло. Кричер! Давай чай!

Сателлит опустился на шкуру рядом с Гарри и блаженно вздохнул, когда тот ласково поцеловал его в ухо.

- Согрелся? – спросил Поттер, обнимая Драко и притягивая к себе ближе.

- Да, - Малфой прижался щекой к его щеке и улыбнулся Крису. – Погасить тоже можешь?

- Нокс! – скомандовал волчонок, и огонек тут же погас, а на довольной мордашке мальчишки расцвела гордая улыбка.

- Черный орешник и чешуя саламандры, - задумчиво пробормотал Драко, переплетая пальцы с пальцами Гарри и наблюдая, как пацаненок играет с Люмосом. – Гриффиндор по нему рыдает.

Поттер усмехнулся и уткнулся носом Малфою в плечо:

- А ты хотел бы засунуть его в ваши ледяные подземелья?

Драко слегка отстранился и повернулся к нему.

- Я хотел бы для начала «засунуть» его в Хогвартс, Гарри.

Поттер несколько секунд внимательно смотрел на него, а потом согласно кивнул:

- Мы что-нибудь придумаем, Драко. Обязательно…

- Что здесь придумывать, Поттер? – нахмурился Малфой. – Нужно просто сообщить в Министерство, что он принадлежит Электи, и вопрос будет решен!

- Ты что, Драко! – испуганно вскинулся мгновенно отвлекшийся от палочки волчонок. – Нельзя! Это опасно…

- Тренируй Люмос, Крис, - не сводя взгляда с Гарри, оборвал его Драко.

- Он прав, - спокойно, но твердо произнес Гарри. – Это опасно. Я не хочу годам к двадцати поседеть от волнений за тебя …

- Ты сам сказал, что АИД нам больше не страшен, - начал заводиться Драко.

Единственный ребенок в семье, Малфой не привык получать отказы и всегда добивался своего. Он с момента объяснений Уилана о том, почему Хогвартс для Криса – несбыточная мечта, размышлял о том, сколько проблем разом решило бы объявление Гарри Электи. И для волчонка это стало бы ключом ко всем дверям, и для стаи Уилана… И им с Гарри не нужно было бы изображать возникшую из ненависти дружбу и отдергивать руки, когда кто-то смотрит.

- Драко, кроме АИДа есть десятки других организаций, знающих, кто такие Электи. Как только миру станет известно обо мне, начнется охота на тебя…

- Ты параноик! Гарри, мы не бессмертны! Может ты прикуешь меня к кровати и обложишь подушками? Вдруг я стукнусь? А вдруг с лестницы навернусь? Или на меня на улице нападет бешенный книззл? Ты не можешь оградить меня от всего! Хватит придумывать то, чего нет!

Гарри приложил палец к его губам, заставляя замолчать.

- Это не обсуждается, Драко. Я не буду рисковать твоей жизнью ради того, что можно решить и другим путем.

- Каким? – хрипло выдавил сателлит, в одночасье поняв, что Гарри не поддастся на этот раз ни на уговоры, ни на истерики, ни на шантаж.

Поттер слегка пожал плечами:

- Ну… Можно, например, уничтожить всю информацию о нем в архивах Министерства и… Выдать его за простого маленького волшебника-сироту…

- Поттер, ты понимаешь, что говоришь сейчас о преступлении? Даже о нескольких преступлениях сразу! – зло зашипел Драко.

- Это первое, что пришло мне в голову, - беззаботно отмахнулся Электи и, ласково куснув сателлита за ухо, улыбнулся. – Не шипи, Малфой. Мы обязательно придумаем что-нибудь. Бутерброды! Кричер, ты лучший!

Домовик, подозрительно поглядывая на прилипших друг к другу парней, быстро расставлял на невысоком столике всяческие вкусности с большого подноса. Проголодавшийся Крис, сунул палочку под подаренный Гарри широкий кожаный браслет, имитируя с его помощью чехол-держатель, который носил на предплечье Поттер, как и большинство курсантов школы авроров, и уселся поближе к бутербродам с сыром и ветчиной.

- Мелкий знает толк в еде, - рассмеялся Гарри, заметив его маневр, и, показав волчонку язык, невербальным перенес столик поближе к камину. – Ползи обратно, хитрюга.

Драко решил пока оставить спорный вопрос объявления Поттером о своем статусе Электи. Об этом действительно нужно было поразмыслить. За себя Малфой не боялся, но все же торопиться не стоило. «Слово не воробей: вылетит – не поймаешь» - где он это слышал? От Долохова, кажется. Действительно мудрое выражение! Да и с Гарри, настаивая на своем, он сейчас мог только поссориться, а этого совсем не хотелось.

- Попробуй, - выводя его из задумчивости, мурлыкнул на ухо Поттер. – У Кричера получаются волшебные бутерброды!

Драко послушно откусил небольшой кусочек от сунутого ему под нос бутерброда и с улыбкой проследил, как оставшийся кусок почти мгновенно исчез во рту довольного Гарри.

Приготовленная Кричером еда действительно была невероятно вкусна, а может, они просто зверски проголодались за время прогулки. Так или иначе столик опустел довольно скоро, чем домовик явно был несказанно доволен.

- Ты не пойдешь сегодня в Мэнор? – спросил развалившийся на шкуре Гарри, взглянув на часы.

До назначенного визита к Уизли оставалось три часа.

- Нет, - возможно, слишком быстро ответил Драко, не желающий до встречи с Джинни общаться с отцом, уже два раза пытавшимся снова заговорить о преимуществах женитьбы Гарри на мисс Уизли. – Нет. Завтра. Родители знают, что сегодня у нас много дел.

Поттер потянул его за рукав халата, заставляя лечь рядом, и тихо зашептал на ухо:

- А может, отправим в Мэнор Криса? Пусть твой отец поучит его летать, м? И Кричера туда же. И закроем камины на пару часов… Хочу тебя… Здесь…

- Как я могу отказаться от столь заманчивого предложения, мой Электи, - едва слышно простонал Драко, чувствуя, как горячая и совершенно беспардонная ладонь Гарри под полой халата скользит по его бедру к паху.


Было жарко. Красные отблески огня отражались в мелких бисеринках пота, покрывающих смуглую спину Поттера. Гарри впивался пальцами в длинный мех огромной шкуры и старался посильнее прогнуться в пояснице, подставляясь и низко рыча, словно большая кошка.

- Сильней, Малфой… - стонал он. – Сильнее, не нежничай, не с девочкой…

- Потому и нежничаю, дурак, - фыркнул сателлит и, резко загнав в него член по самые яйца, улыбнулся захлебнувшемуся в громком стоне:

- Дра-а-ако-о…

Впиваясь очередным поцелуем в покрытое испариной плечо Гарри и чувствуя, как от соли уже разъедает губы, он вдруг представил, как они будут выглядеть у Уизли, и, усмехнувшись, вцепился зубами в загривок Поттера, тихо рыкнув:

- Мой!

Гарри всхлипнул, уткнулся лбом в шкуру и, нащупав его ладонь на своем бедре, потянул ее вниз, к болезненно напряженному члену. Несколько глубоких размашистых толчков и грубых, дергающих движений кулаком, и Поттера скрутил невероятной силы оргазм, так мучительно-сладко стиснув в горячей глубине член Драко, что тот почти сразу последовал за любимым.

Пару минут спустя Гарри наконец пошевелился.

- Сколько… Сколько времени?

Драко, все еще лежащий на Электи, раскинувшемся на шкуре, нехотя обернулся к часам:

- Половина пятого, - прошептал он и поддел носом темные, влажные от пота прядки на шее Гарри.

- Значит, есть время на еще один заход и душ… - мурлыкнул неугомонный Поттер, и Малфой расплылся в улыбке:

- Согласен, мой Электи. Только на этот раз ты сверху…

***



Они аппарировали во двор Норы, потому что Малфой заявил, что вываливаться из камина без приглашения неприлично, и в дом он войдет только если хозяева его пригласят.

Пару мгновений после перемещения парни все еще сжимали друг друга в объятиях, но потом Драко буркнул, чтобы Поттер немедленно обуздал свои конечности, и, отстранившись, огляделся по сторонам. Гарри с улыбкой наблюдал за его реакцией, и когда сателлит все же презрительно фыркнул, больше притворно, нежели искренне, Электи тихо рассмеялся.

- А мне нравится. Здесь тепло и уютно. Мне никогда и нигде не было так тепло и уютно, как здесь… - Драко на миг замер, внимательно глядя на него, и Гарри тут же опомнился: – До твоего возвращения из лагеря. Сейчас у нас дома мне гораздо уютней, и куда теплее.

Малфой благосклонно улыбнулся и кивнул на дверь невесть из чего слепленного и невесть на чем держащегося домишки:

- Веди. Надеюсь, здесь нет ловушек на Малфоев.

Дверь им распахнул Артур.

- Гарри! – он обнял Поттера и улыбнулся из-за его плеча Малфою. – Драко! Рад тебя видеть! Проходите, проходите, ребята. Гарри, веди товарища в гостиную. Молли испекла такие пироги! Пальчики оближешь!

- Как всегда, мистер Уизли, - улыбнулся ему Поттер и отстранился. – А Джинни дома?

- Да вот только перед вами явилась, - кивнул мужчина и махнул в сторону гостиной. – Идите. Она с матерью там над сервировкой чайного столика колдует. Я скажу Рону, что вы пришли.

Гарри рассеянно кивнул и, наощупь найдя пальцы Драко, сжал их и потянул сателлита за собой, впервые начав немного волноваться из-за предстоящего разговора.

На пороге гостиной парни остановились, наблюдая за рыжеволосой женщиной, расставляющей на небольшом столике разномастные чайные чашки. Почувствовав на себе взгляды, Молли обернулась и всплеснула руками:

- Гарри! Мальчик мой! Проходите! Проходи, Драко! – она бросилась к парням, маневрируя между различными стульями, креслами и пуфиками, и несколько секунд спустя уже обнимала смущенно улыбающегося Поттера. – Милый, ты почему ни разу не заглянул к нам за все время с момента выписки?

- Да мне сначала не до гостей было, миссис Уизли, - виновато пробормотал парень. – А потом дела закрутили… Вот только освободился и… Нам поговорить нужно… А где Джинни?

- Привет, Гарри, - раздался за его спиной тихий голос Джиневры. – Здравствуй, Драко.

Поттер, выпустив из объятий Молли, обернулся к девушке… Джинни, застывшая в дверном проеме с тарелкой пирожков руках, смотрела не на него, она сверлила взглядом Малфоя, который, впрочем ни на йоту ей не уступал.

- Добрый вечер, мисс Уизли, - откликнулся сателлит, обращением устанавливая дистанцию, и Гарри тяжело вздохнул – Драко не позволит себе оскорбления и фамильярность в сторону бывшей невесты своего Электи, но и дружеского отношения к Джинни от него ждать не приходилось.

Однако девушку это, кажется, не смутило.

- Возьми, пожалуйста, тарелку… мистер Малфой, - фыркнула она и, сунув удивленно вздернувшему бровь Драко посуду с пирожками, взглянула на мать. – Сахар? Сливки?

- Да, дочка, неси. Драко, ставь на стол. Гарри, давайте-ка рассаживайтесь. Где там отец с Роном запропастились? – затараторила Молли, но ее перебило тихое рычание Рональда, задержавшего на выходе сестру и исподлобья буравящего взглядом Малфоя, устанавливающего в центр стола пирожки:

- Что он здесь делает?

Драко обернулся и слегка хмыкнул:

- Приветствую, Рональд. Отлично выглядишь.

- Что он здесь делает, Гарри? – чуть громче повторил свой вопрос Рон, не сводя с сателлита испепеляющего взгляда под растерянными взорами родителей.

- Видимо, братишка, он пришел со своим Э… близким другом, - язвительно выдала Джинни и, оттолкнув брата плечом, вышла прочь.

Гарри проводил Джиневру взглядом и, сжав запястье Драко, потянул его, усаживая в кресло рядом с собой:

- Мы пришли поговорить, Рон. Ты же сам назначил день и час, не помнишь? – невесело усмехнулся Гарри.

- Я назначил день и час тебе, а не ему, - Рон от бешенства сжимал кулаки и раздувал ноздри, но в драку пока не кидался.

- Да, но так как тема нашей беседы касается и Драко тоже, он пришел вместе со мной, - как ни странно все волнение Гарри растворилось без следа, он говорил спокойно и уверенно.

- Рон, нельзя так! – наконец пришла в себя Молли. – Как ты себя ведешь?! А ну, сядь и успокойся! Артур, что ты стоишь? Угомони сына!

Драко спрятал кривую ухмылку, кажется, Молли Уизли удостоилась его симпатии.

Вернувшаяся Джинни расставила на столике принесенные сахар, заварочный чайник и сливочник и присела на пуфик напротив Гарри и Драко.

- Миссис Уизли, - Поттер понял, что тянуть дальше с началом разговора не стоит. – Мистер Уизли, присядьте, пожалуйста. Мне нужно кое-что объяснить вам.

Молли растерянно опустилась на ближайший к ней стул, Артур попытался подтолкнуть в комнату сына, но не добившись успеха – Рон упрямо сопел на пороге, сердито уставившись на Поттера – прошел к дочери и присел рядом с ней.

- Мы слушаем, милый, что случилось? – миссис Уизли, наконец поняв, что их ждет отнюдь не праздная беседа, с тревогой смотрела на Гарри.

Поттер вздохнул и скользнул взглядом по каждому из присутствующих.

- Я пришел, чтобы объясниться, потому что вы все очень близкие и дорогие мне люди, вы заменили мне семью… И я очень люблю всех вас.

На глазах миссис Уизли сверкнули слезы, а Джинни опустила взгляд, рассматривая сложенные на коленях ладони.

- Гарри, не смей, - тихо процедил с порога Рон, понявший, что все идет отнюдь не по намеченному им плану.

- Извини, друг, - невесело усмехнулся Поттер и взглянул на Джиневру. – Рыжик, прости меня. Я должен был объяснить все еще тогда, когда ты спросила, но у меня…

- Главное ты тогда сказал, Гарри, - тихо откликнулась девушка. – Тебе было не до объяснений.

- Да, - Поттер кивнул и перевел взгляд на внимательно смотрящего на него Артура. – Мы с Джинни расстались. Я знаю, что семья Уизли воспринимала наши отношения уже практически состоявшимся брачным союзом, но… Я не люблю Джинни так, как того требуют подобные отношения, и обманывать ее не собираюсь.

- О, Мерлин… - ошарашенно пробормотала Молли. – Гарри, сынок, что ты такое говоришь?..

- Он говорит, что мы расстались, мама, - ровно и без тени эмоций произнесла девушка.

- С-с-сука – прошипел Рон.

- Скорей уж кобель, - насмешливо буркнул Малфой, и все взгляды обратились к нему.

Гарри улыбнулся и накрыл ладонью его пальцы:

- Да. Вы правильно поняли…

- Мантикора меня раздери… - пораженно выдохнул Артур.

- Да что же это! – у Молли побледнели даже губы. – Гарри, этого не может быть! Ты же такой милый, хороший мальчик! Что за блажь…

- Это не блажь, миссис Уизли, - спокойно произнес Поттер, почему-то совершенно не ощущая даже смущения. - Оборотни в лагере признали во мне Электи. И Драко Малфой – мой сателлит.

- Эл-лекти? – Молли непонимающе переводила взгляд с одного парня на другого и обратно. - Гарри, это какая-то ошибка…

- Мам, это правда, - вздохнув, обернулась к ней Джинни. – Об этом знали всего несколько человек… Это скрывалось и от Ордена, и от самого Гарри, потому что так было безопасней.

Поттер удивленно смотрел на нее. Знает? Откуда?

- Я сегодня говорила с Гермионой, Гарри, - поймав на себе его вопросительный взгляд, устало ответила Джинни и вновь повернулась к Молли. – Его первым сателлитом был Сириус Блэк. Волдеморт догадывался об этом, и на мистера Блэка объявили охоту... Успешную охоту.

- Они скрывали от меня все, - тихо прошептал Гарри, безотчетно почти до хруста сжимая пальцы Драко, и только когда заметил нечто похожее на ехидство в направленном на Малфоя взоре Джинни, быстро ослабил хватку и, взглянув на побледневшего и застывшего сателлита, добавил: - Я даже осознать, сколь дорог мне на самом деле Сириус, не успел, не успел полюбить так, как - теперь я знаю – я умею любить.

Драко вздрогнул и обернулся к нему. В серых глазах отражались растерянность, неуверенность и надежда.

- Я люблю тебя, Драко Люциус Малфой, - неслышно выдохнул Гарри.

- Гарри Джеймс Поттер, ты совершенный идиот, - одними губами пробормотал сателлит. – Я же даже поцеловать тебя сейчас не могу…

Хлопок входной двери заставил всех вздрогнуть и вернуться в реальность.

- Куда же он? – усмехнулся Малфой, переведя взгляд на то место, где еще недавно стоял Рональд. – Ищи его потом, объясняй еще раз, что никаких беременностей от Электи не бывает…

- Он… - карие глаза Джиневры с ужасом уставились на Поттера. – Гарри, он что... Он сказал тебе, что я беременна?

- И, видимо, придумал не сам, - Драко явно мстил ей за упоминание о Сириусе, и Гарри нахмурился:

- Перестань. Как все было, Рыжик?

По щекам девушки покатились слезы:

- Мерлин… Гарри, вы решили, что я… Драко! Я не пыталась… Я сама испугалась… Я же не знала, что ты… Что ты не можешь иметь детей, Гарри… У меня задержка… И я испугалась… Я… Простите меня… - она закрыла лицо ладошками и разрыдалась в голос. – Я боялась… Боялась идти к колдомедику… Я ему сказала, но просила… Гарри, поверь, я просила не говорить тебе ничего, пока… Пока не буду знать точно… Я сегодня была в Мунго… С Гермионой, можете спросить у нее, Гарри… Она мне рассказала про… Про твое бесплодие и… Сходила со мной… Это сбой… Просто нервы… И… Я толком не ела, не спала… Только плакала, когда…

Артур обнял дочь за вздрагивающие плечики и уткнулся лицом в огненно-рыжие волосы. Гарри поднялся и, обойдя столик с позабытыми, нетронутыми пирожками, опустился перед девушкой на колено:

- Не плачь, рыжик, я ни в чем тебя не виню и не подозреваю. Не плачь.

Он оторвал ее ладошки от лица и заглянул в заплаканные глаза.

- Прости… Простите меня, - всхлипнула Джинни. – Я ведь… Я хотела, чтобы этот ребенок был… Но… Я бы никогда не стала требовать от тебя… Просто… Я всегда мечтала, что у меня когда-то будет… Будет малыш от тебя…

- Джинни… - возмущенно начала очнувшаяся наконец Молли, но ее прервал голос Люциуса Малфоя:

- Ваши мечты все еще могут сбыться, мисс Уизли.

Старшие Малфои стояли на пороге гостиной и, вполне возможно, находились там уже какое-то время, скорее всего, попав в дом, когда его пределы покидал взбешенный Рон.

- Добрый вечер, Молли… Артур, - Люциус обаятельно улыбнулся и, пропустив вперед супругу, вошел следом. – Добрый вечер, мистер Поттер. Мы немного задержались, надеюсь, не пропустили ничего важного?

- Какого… - Драко медленно поднялся, но мать оборвала готовые сорваться с его губ ругательства строгим взглядом.

- Мы тоже пришли поговорить, сын, - спокойно произнес Люциус. – Нам всем нужно поговорить.

- Мы уже наговорились на несколько лет вперед, - Молли поднялась со стула и тяжело вздохнула. – Столько нового о своей семье я еще ни разу не узнавала за столь короткий промежуток времени. Выкладывайте сразу, зачем пришли, Люциус, и оставьте мой дом. Мне нужно кое-что обсудить с дочерью.

- Мы не отнимем у вас много времени, - невозмутимо улыбнулся Люциус. – Позволите присесть?

Молли только махнула рукой на кресла и, подойдя к Джинни, заняла стул рядом с ней. Гарри, не ожидавший появления родителей Драко, удивленно обернулся на своего сателлита, а мгновение спустя уже стоял перед ним и сжимал напряженные плечи:

- Драко, все нормально?

- Сейчас сам все узнаешь, - процедил сателлит, злым прищуром следя за усаживающимся рядом с Нарциссой Люциусом.

- Вряд ли я ошибусь, предположив, что мистер Поттер и наш сын только что поведали о своих сущностях, своей связи и своем бесплодии, - начал старший Малфой. – Но вы, Гарри, пришли сюда не только, чтобы выяснить, намеренно ли, и если да, то кто именно пытался обмануть вас историей о невозможной беременности, не так ли? Вы хотели объясниться с близкими вам людьми.

Гарри слегка нажал на плечо Драко, заставляя того опуститься обратно на стул, и присел рядом.

- Вы как всегда очень проницательны, мистер Малфой, только какое до этого дело вам?

- Так уж случилось, что ваш сателлит – мой сын, Гарри. Его благополучие зависит от вашего, а ваше, в том числе, и от благополучия дорогих вам людей. Все, здесь присутствующие, скованны между собой вашей с Драко связью.

- Люциус, - Молли ласково поглаживала пальцы дочери. – Не заговаривай нам зубы прописными истинами. Переходи к делу.

Малфой-старший, кажется, только этого и ждал.

- Мальчики были у маггловского врача, Молли. У магглов есть технологии, с помощью которых и Электи, и сателлит в наши дни могут стать отцами. Я хотел бы предложить всем вам обдумать возможность заключения брака мистером Поттером и мисс Уизли… Конечно, фиктивного! – он взмахом руки остановил готового вновь вскочить со своего места Драко. – Исключительно для продолжения рода Поттеров, но на очень выгодных для всех сторон условиях.

- Ты предлагаешь моей дочери роль инкубатора при любовнике твоего сына? – опасно зарычала Молли и пространство вокруг нее зазвенело концентрированной магической энергией. – Ты в своем уме Малфой?!

- Я предлагаю твоей дочери статус жены Национального Героя и матери его ребенка. Я предлагаю твоей дочери родить наследника роду Поттеров, получить доступ ко всем активам мистера Поттера. Я предлагаю ей выгодную партию, Молли.

Гарри с интересом наблюдал за их беседой, ласково поглаживая напряженные пальцы Драко. Это было забавно. Люциус Малфой решил, что статус отца сателлита дает ему право рулить Электи...

Он заметил на себе напряженный взгляд Нарциссы и подарил ей самую обворожительную улыбку, на какую только был способен. Женщина слегка вздрогнула, но выдержала его взгляд и даже слегка улыбнулась в ответ.

- Ты можешь называть это как угодно, Молли, - продолжал тем временем Люциус, не замечая реакции Поттера. – Но разве ты сама не такой же инкубатор для Артура? Мы взрослые люди, дорогие мои, мы все понимаем, что уже через несколько лет после любой свадьбы, между мужем и женой в лучшем случае остаются взаимоуважение и теплое отношение друг к другу. Это у Гарри и Джинни есть уже. Девочка ничего не теряет. Отсутствие секса в столь юном возрасте для девушки скорее благо, нежели проблема. Женский организм познает всю глубину ощущений, все радости плотских утех гораздо позже. После рождения наследника рода Поттеров, мисс Уизли будет свободна в выборе партнеров… Конечно, соблюдая конфиденциальность…

- Мистер Малфой, - наконец хмыкнул Гарри, отпуская взгляд матери Драко. – Я все же повторю свой вопрос. Какое до этого дело вам?

Люциус резко обернулся к нему и прищурился, кажется, ощутив исходящую от него угрозу и безотчетно внутренне ощетинившись в ожидании нападения. Гарри с усмешкой наблюдал за ним, переплетая в уже привычном жесте свои пальцы с пальцами Драко, и ощущая, как тот, несмотря на охватившее его напряжение, отвечает легким сжатием.

- О, мистер Поттер, я преследую огромное множество своих интересов, - процедил Люциус. – Прежде всего, мне нужно, чтобы ваши отношения были сокрыты от общественности. Я бы не хотел, чтобы два древних чистокровных рода были опозорены в скандалах, вызванных гомосексуальностью их единственных наследников. Более того, информация о ваших отношениях однажды выведет кого-нибудь особо сообразительного на мысль о ваших сущностях. Для общества вы должны быть счастливыми в браке гетеросексуалами, Гарри, и просто хорошими друзьями друг другу. И кроме всего прочего, я хочу иметь основания для законного требования позволить моему сыну такой же фиктивный брак ради наследника.

Гарри открыл было рот, чтобы прекратить этот театр абсурда, но Драко опередил его:

- А меня ты спросил? Я готов на такую жертву ради «узаконивания» твоего требования о наследнике? Мы просто найдем ведьму, которая родит нам обоим по ребенку и свалит в туман! Чем тебя не устраивает такой расклад?

- Драко! – неожиданно возмутилась Нарцисса. – Ты собираешься опорочить род бастардом? Пусть лучше мы канем в лету!

У Драко задрожали губы. Гарри отчетливо ощущал внутреннюю борьбу своего сателлита. Он был уверен, что брось сейчас эти же фразы Люциус, Драко уже выплевывал бы ему в ответ довольно продолжительную и резкую тираду, но мать действовала на него совершенно иначе…

- Я не буду в этом участвовать, - тихий, но уверенный голос Джинни заставил Гарри отвлечься от Малфоев.

Девушка смотрела на Поттера прямым решительным взглядом, и только слипшиеся от слез ресницы да покрасневший нос напоминали сейчас о недавней истерике.

- Прости, Гарри. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы стать фальшивой женой и каждый вечер видеть, как ты проходишь через мой камин в ваш… В ваш с Драко дом. И как утром возвращаешься обратно, чтобы выйти из моего камина на учебу или работу. Прости. Я слишком слаба для подобных испытаний. Я… Я окончу школу и уеду. Мне нужно пережить это вдали от тебя.

- Мисс Уизли, - снова заговорил Малфой-старший и, вытащив какой-то свиток, бросил на стол. – Прошу вас, просмотрите пункты подготовленного соглашения. Я прекрасно понимаю, что вам необходимо время, чтобы страсть остыла. Нам тоже пока некуда торопиться. У вас будет несколько лет на приведение в порядок чувств и эмоций. На данный момент нам нужна помолвка с заключением данного соглашения…

Гарри взял свиток и с интересом пробежался по строкам, выведенным красивым, явно не мужским почерком.

«Мисс Джиневра Молли Уизли обязуется… Воздерживаться от любых романтических и сексуальных контактов до рождения и в течение года после рождения наследника мистера Гарри Джеймса Поттера… Объявить о помолвке и заключить оную в течение месяца после подписания… Вступить в брак с мистером Гарри Джеймсом Поттером в течение трех лет после… Сделать все зависящее от нее для рождения… Не препятствовать отношениям… Сопровождать… Представлять… В случает развода передать на воспитание…

Мисс Джиневра Молли Уизли имеет право… Вступить в отношения с магом/волшебницей через год после рождения… Подать на развод, но не ранее чем через десять лет после рождения… или через пять лет после заключения брака в случае, если зачатия за это время не произойдет… Право прямой наследницы имущества мистера Гарри Джей… В случае развода половина имущества… Участие в воспитании без ограничений…

В случае рождения наследника… единовременная выплата в размере пятидесяти тысяч галеонов путем перевода со счета мистера Люциуса Малфоя II…».

- Я ухожу, - раздался над ухом Гарри спокойный голос Драко. – Подожду тебя дома. Меня это в любом случае не касается.

Сателлит поднялся и собирался шагнуть к камину, но Гарри поймал его за запястье:

- Подожди, - и поднявшись следом, швырнул свиток обратно на стол. – Щедрое предложение, мистер Малфой. Но, как видите, и ваш сын, и мисс Уизли уже высказали свое отношение к этой авантюре. Мое слово станет заключительным, если не возражаете. Поставим точки над «i». Мне не нужен ни брак, ни ребенок. Наследник, омрачающий счастье моего сателлита и заставляющий страдать Джинни мне не нужен. О, не переживайте. Я не стану чинить препоны, когда вы найдете девушку, согласную заключить подобное соглашение с Драко. И защитить род Малфоев от позора я уж как-нибудь сумею… Но если вы еще раз попытаетесь за нашими спинами начать строить планы, касающиеся нашего будущего, я устрою вам воспитательный заезд в Азкабан, мистер Малфой… Естественно со всеми удобствами, я ни на мгновение не забываю, что вы отец моего сателлита. А теперь вынуждены откланяться. Рыжик… Молли, Артур… Миссис Малфой…

Он подтолкнул отчего-то застывшего во время его речи Драко к камину и, еще раз попрощавшись с присутствующими учтивым кивком, шагнул вместе с сателлитом в зеленые всполохи.

- Твой отец тот еще интриган, - рассмеялся Гарри, как только они оказались дома.

Он выпустил Драко из объятий и обернулся, чтобы позвать Кричера и сообщить, что хозяева вернулись из гостей голодными.

Малфой ответил легкой усмешкой, а мелькнувшую в его глазах мрачную задумчивость Поттер принял за усталость – все-таки денек был насыщенным.