Оборотная сторона бессмертия +827

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 56. Закон и справедливость

9 июля 2015, 20:24
Драко был прав. Громкое дело Рональда Уизли не только не нанесло вреда репутации Поттера, как и репутации Ордена Феникса или Министерства, оно отразилось на общественном мнении совершенно противоположно. Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер, давшие показания против лучшего друга в деле об изнасиловании подростка-сироты Габриэля Палмера, стали воплощением поколения истинных героев: справедливых, неподкупных, чтящих закон и ставящих превыше всего благополучие магического сообщества. «Ежедневный Пророк» - единственное СМИ, официально допущенное к освещению этого дела – мягко уходил от конкретизации показаний ребят, держа внимание читателей сенсационными подробностями о шоковом состоянии семьи преступника, об отказе невесты Гарри Поттера – Джиневры Уизли – посещать брата в следственном изоляторе, о семье Малфоев, взявшей на себя все расходы по лечению пострадавшего мальчишки, о Джордже Уизли, предложившем работу в своем магазине и бесплатную комнату для проживания сестре Гейба Палмера, о курсантах-аврорах осаждающих библиотеки в поисках способов спасения хастлера...

А параллельно с этим в каждом выпуске «Пророка» обязательно обнаруживались исторические очерки об известных миру Электи прошлого и куски биографии Электи магической Британии наших дней.

Гарри прекрасно знал, кто стоит за этой идеологической кампанией – на воскресных обедах в Мэноре Драко большую часть времени обсуждал с отцом статьи, перед публикацией присылаемые Скитер на одобрение сателлиту. Поттер не вмешивался, заметив, что в то время как младший Малфой просто проверял подаваемую информацию на корректность, Малфой-старший делал правки, формирующие мнение магического общества об Электи, как о справедливом лидере, но очень опасном человеке. Гарри понимал, что Люциус пытался предупредить возможные попытки «поиграть» с юным Электи, что безопасность сына была у мужчины в приоритете… И Поттера это устраивало, тем более, что лорду Малфою удавалось сохранять баланс между страхом и восхищением, обеспечивающий эффект опасливого уважения.

Больше всего общество всколыхнула «просочившаяся» в СМИ информация о том, что для выяснения местонахождения пострадавшего хастлера Поттер применил к Рону Уизли жестокую пытку, используя свои незаурядные магические способности. «Именно это, - гласила статья, - позволило принадлежащим мистеру Поттеру вервольфам в кратчайшие сроки найти и доставить жертву насилия в больницу св. Мунго и, возможно, сохранило юноше жизнь. Получение необходимых показаний методами, практикующимися в аврорате, заняло бы слишком много времени, так как Рональд Уизли, будучи курсантом школы авроров, в течение полугода принимал обязательную для мракоборцев дозу антидота к Веритасему и обладает необходимыми аврорам навыками окклюменции».

Эта «утечка» Электи не понравилась, но Люциус заявил, что она необходима.

- Пусть знают, Гарри, что вы пытали лучшего друга ради незнакомого мальчишки, и сами домысливают, что вы сделаете, если кто-то посмеет тронуть вашего сателлита.

Пришлось махнуть рукой и позволить Малфоям и дальше играть умами людей. В конце концов, он знал, что Драко не позволит отцу ничего, что действительно вызвало бы неприятие у его Электи.

Куда больше, чем совместное творчество лорда Малфоя и Риты Скитер в «Ежедневном Пророке», Поттера нервировали практически ежедневные письма из Норы. Молли Уизли умоляла помочь Рону.

«Гарри, сынок, вы с Роном вместе прошли войну, вместе победили Темного Лорда. Останови это безумие! Ты же понимаешь, что Рональд не хотел зла этому мальчику. Он был не в себе! Он был расстроен вашей ссорой и твоими отношениями с Драко Малфоем…».

«Гарри, милый! Не позволяй трепать фамилию своей будущей жены! О каком изнасиловании речь? Гарри, Рональд заплатил хастлеру за все, что делал с ним! А Обливиэйт наложил после твоего ухода, потому что боялся, что проститутка узнает тебя и опорочит твое имя! Неужели теперь за это страдать Рону и всем нам?..».

«Гарри, неужели ты допустишь, чтобы дядя твоих будущих детей, твой друг, ветеран войны был заключен в Азкабан?..».

В итоге Поттеру это надоело, и он написал Молли короткий ответ с обещанием сделать все возможное, чтобы в Азкабан Рона не отправили. Собственно, он действительно собирался вмешаться и до определенного уровня смягчить приговор бывшему лучшему другу…


До суда над Роном оставалась неделя, когда на выходе из учебного корпуса Поттера поймали Невилл, Дин и Шеймус.

- Стой, Избранный, - Дин никогда не упускал возможности слегка подтрунить над другом и по его статусу проходился чаще остальных. – У нас к тебе дело…

Гарри торопился, в соседнем кафе его уже ждали Драко и Крис. Последние три недели Электи после занятий надолго пропадал в Отделе Тайн, вместе с теми же Финниганом и Томасом, в то время как Гермиона, Невилл и еще несколько ребят шерстили министерское книгохранилище, а Драко, Панси, Блейз и Тед копались в домашних библиотеках Малфоев, Блэков, Забини, Ноттов, Гойлов… Ребята безуспешно пытались найти хоть что-то, что помогло бы колдомедикам вытянуть хастлера из комы - почему-то каждый из них в той или иной степени винил в произошедшем себя. И вчера вечером, после очередных безрезультатных поисков заглянув в Мунго, чтобы узнать, нет ли положительной динамики в состоянии мальчишки, Поттер столкнулся там с Драко, Гермионой и Невиллом, хмуро выслушивающими мисс Вуд. Колдомедик сообщала молодым людям, что Гейба переводят в отделение для инкурабельных больных. «Человеческий организм не способен справиться с такими масштабными повреждениями мозга. Мы сделали все что могли, но, к сожалению… Мальчик скорее мертв, чем жив. А мы можем только лечить, но не воскрешать», - вздохнула женщина, приветствуя кивком подошедшего Гарри. Фактически, доктор Вуд сообщила им о смерти парня…

А сегодня утром, взглянув на Драко – бледного, с темными кругами под глазами – Поттер вдруг понял, что они, гоняясь за призраком чужой жизни, слишком долго пренебрегали жизнью собственной, пренебрегали друг другом. Им нужен был отдых, им необходимо было побыть вместе, погулять, подышать морозным воздухом, поиграть в снежки с Крисом, совсем брошенным на попечение Кричера и старших Малфоев... Драко это было необходимо! Ведь, как ни старался сателлит выглядеть ледяным, бессердечным мерзавцем, Электи прекрасно видел, сколь сильно тот переживал. Гарри ненавидел сдаваться, но этот бой был уже проигран, а значит, необходимо было найти в себе силы признать это… Драко только молча кивнул в ответ на предложение сводить волчонка в маггловский кинотеатр, а Гарри, прекрасно понимая его настроение, так же молча написал на бумаге, когда у него заканчиваются занятия и оставил записку на столе.

Поэтому сейчас, зная, что сателлит, верно, уже в кафе, где они обычно встречались, если собирались куда-то после учебы Гарри, Электи был вовсе не рад возникновению к нему «дел» у друзей-однокурсников.

- Парни, давайте завтра, меня ждут… - начал Поттер, но Шеймус его перебил:

- Гарри, у нас идея, как вытащить из комы Гейба.

Электи встал как вкопанный.

- Говорите.

- Не здесь, - отрицательно мотнул головой Томас. – Пойдем, покурим.

Заговорщицкий тон друга немного напряг Поттера, но он кивнул и, развернувшись, быстро направился в курилку.


- Плохая шутка, - процедил Гарри, замерев на пороге и буравя взглядом стоящую у окна Джинни.

- Да какая шутка? – буркнул Дин, вталкивая его внутрь и заходя следом. – Ты кем нас считаешь, Избранный?

- Гарри, привет! – раздался слева от Поттера негромкий голосок Луны Лавгуд, и парень, оторвав взгляд от Джиневры, непонимающе взглянул на улыбающуюся ему белокурую девчонку. – А у вас тут занятно…

Финниган и Томас негромко хохотнули, а Гарри только ласково улыбнулся Луне. Этому невероятному созданию, словно светящемуся изнутри, везде было занятно, все были чудесными, и всё было удивительно.

- Привет, - Гарри позволил девушке взять себя за руки, но все же немного смутился под ее изучающим взглядом и вновь посмотрел на молчавшую все это время невесту. – Здравствуй, Джин.

Рыжеволосая девчонка кивнула и оттолкнулась от подоконника:

- Здравствуй, Гарри. Мы ненадолго.

Поттер очень на это надеялся. Выяснять отношения с Джинни он сейчас точно не собирался. Они до сих пор не обсудили, что будут делать со своей помолвкой – ситуация вокруг Рона отодвинула на второй план судьбу их соглашения о браке и наследнике. Однако и Драко еще неделю назад, насмешливо фыркнув, уверенно заявил, что условия подписанного договора вряд ли позволят Уизли расторгнуть помолвку, и поведение Джинни говорило о том, что она не собирается ничего расторгать, стараясь максимально соответствовать своему новому статусу невесты Поттера. Гарри был искренне благодарен девчонке за то, что та до сих пор держалась крайне сдержанно и очень достойно: не сказала журналистам ни одного плохого слова ни о Гарри, ни о Драко, не написала ни одного письма с обвинениями или оскорблениями… Даже Малфой уважительно хмыкнул, прочитав в очередной статье, присланной Ритой на одобрение, ответ Джиневры на «компрометирующий» вопрос журналистки о применении Поттером пытки к ее брату и вероятности того, что излишняя жестокость стала следствием очевидного внешнего сходства хастлера с сателлитом: «Не думаю, что внешность Габриэля Палмера сыграла роль. Вряд ли Гарри вообще считает, что кто-то может быть похож на Драко. Хастлер мог быть темнокожим, азиатом или магглом - Гарри Поттер точно так же сделал бы все для спасения его жизни…».

И сейчас Электи очень хотелось верить, что сюда Джинни действительно привело желание помочь жертве своего брата, а вовсе не жажда все же устроить внеплановый скандал.

- Гарри, тебе так идет форма! – восхищенно выдохнула Луна, и Поттер вынырнул из водоворота мыслей.

- Мне говорили, - пробормотал он и слегка вздохнул. – Меня ждут. Прошу прощения, но давайте, все же, по делу.

- Луна нашла способ вернуть в сознание Гейба, - тихо произнесла Джинни и наложила на дверь заглушающее.

Гарри вновь взглянул на Лавгуд, по-прежнему с улыбкой держащую его за руки.

- Луна, я слушаю, - он слегка сжал ее пальчики.

- Странно, что ты сам не догадался, Гарри, - с лукавой улыбкой пропела девчонка. – У тебя есть лекарство от всех болезней!

Поттер начинал выходить из себя. Обернувшись на друзей, он сурово свел брови, давая понять, что прощаемое Луне он не собирается спускать с рук им.

- Гарри… - тут же неуверенно начал Лонгботтом. – Это противозаконно… Но…

- Но это, кажется, реально единственный шанс для пацана, - перебил его Томас.

- Шанс достать его с того света… - как-то виновато пробормотал Финниган.

- Да не тяните вы! – рявкнул Электи, но почувствовав, как вздрогнули в его руках пальчики Лавгуд, сбавил обороты: – Что может быть противозаконного в спасении человеческой жизни? Вам для какого-то зелья нужны запрещенные ингредиенты? Мы получим разрешение. Что за зелье?

- Это не зелье… И… Жизнь будет уже… Не человеческая, - совсем тихо пролепетал Невилл.

- Не понял… - напряженно процедил Поттер.

- Обращение, Гарри, - таинственно шепнула Луна.

- Обращение? – Электи совершенно ничего не понимал.

Он переводил взгляд с одного друга на другого, надеясь, что кто-то сможет объяснить все нормально, и, наконец, остановился на Джинни.

- Чтобы восстановиться, - словно только и дожидаясь, когда он обратиться к ней, заговорила Джиневра, - Гейбу нужны сверхчеловеческие способности. Такие как у… Вампиров или… Или у оборотней. Если его обратить, возможно…

- Возможно, способности этих видов к регенерации… П-помогут ему, - едва слышно закончил Невилл.

Поттера словно окатили ледяной водой. Шанс. Действительно, единственно возможный шанс! Только вот… Обращение человека в оборотня каралось уничтожением распоясавшегося вервольфа без суда, иными словами, тот объявлялся в розыск с приказом: «Живым не брать».

- И вы хотите, чтобы я подставил кого-то из своих волков… – тихо пробормотал Гарри, выпуская пальчики Луны.

- Так ведь, - Лонгботтом совсем сник. – П-по медицинским показаниям же…

- И волки твои не опасны, - поддержал его Шеймус. – Примут потом парнишку в стаю, и никакого вреда для общества…

Поттер несколько мгновений хмуро смотрел на них.

- Вы забываете, что это лишь до моей смерти. Дальше стая вернется под власть луны, а значит, увеличение ее численности таким образом – в любом случае преступление, - он вздохнул: - Я поговорю с Уиланом, а вы пока никому больше ни слова. Мне пора. Вас проводить, Джин?

Девушка кивнула и, шагнув к Электи, взяла его под руку:

- До границ антиаппарационного, Гарри.

- Пока, мальчики! – пропела Лавгуд, прилипая к Поттеру с другой стороны.

***



Уилан отпустил омег, решив лично проводить Драко и Криса до места встречи с Электи, объяснив это свиданием там же с Грейнджер. И вот, они уже двадцать минут сидели в кафе и ждали застрявшего где-то Поттера. У Гермионы тоже скоро заканчивалась пара, поэтому Малфой заподозрил было, что Гарри в школе дожидается подругу, решив и ее пригласить на запланированную ими прогулку в маггловском Лондоне, но волчонок вдруг подскочил из-за стола:

- Идет, идет!

Мальчишка бросился на улицу, не обращая внимания на низкий сердитый рык Уилана.

Драко, глядя в окно, напряженно следил, как Гарри, вышедший с территории школы, пропустив перед собой Лавгуд и Уизли, нарочито целомудренно поцеловал Джиневру в висок, подставил щеку светловолосой чудачке Луне, а мгновение спустя, не успел свернуться уносящий девушек портал, поймал в объятия выскочившего ему навстречу Криса. Что-то неуловимо изменилось в лице Поттера. Он о чем-то спросил волчонка, с легкой улыбкой выслушал ответ и, наконец, поставив мальчишку на ноги, крепко сжал в широкой ладони его пальцы и направился вместе с ним в кафе.

- Что-то случилось? – Драко поднялся, когда Электи приблизился к столику.

Мрачная задумчивость в глазах Поттера ничего хорошего не предвещала. Неужели рыжая все же решила потрепать ему нервы? Драко знал, что на расторжение соглашения у Уизли просто не хватит средств – неустойка вписанная матерью в документ была внушительной даже для Малфоев. Но запрет на вынос мозга прописать в договоре, кажется, все же забыли … А может, наконец, прорвались сестринские чувства, и Джинни пришла просить за брата?..

- Меня задержали, извини, - Гарри ласково, но немного отрешенно улыбнулся ему. - У Луны с Джинни появилась идея, они нашли меня в школе… - и кивнул Ранделлу: - Хорошо, что ты здесь. Есть пять минут?

Он опустился рядом с нахмурившимся сателлитом, мягко потянув того за руку, побуждая сесть обратно, и одновременно усаживая к себе на колено топчущегося возле его стула Криса. Ранделл слегка усмехнулся, давая понять, что оценил шутку о пяти минутах, но вскоре на его лице не осталось и тени веселья.

Поттер говорил тихо, но быстро, четко чеканя слова, и изложил суть вопроса буквально за минуту.

- Официальное разрешение нам вряд ли выдаст даже Визенгамот, - заключил он. – Мы можем только рискнуть и сделать это в тайне, а потом парню придется пожизненно скрывать свою сущность… Но это единственный шанс для мальчишки.

- Это приказ, Электи? – хмуро спросил Уилан.

Поттер несколько секунд исподлобья смотрел на него и, наконец, слегка качнул головой:

- Нет.

- Хорошо, - в спокойном голосе вервольфа мелькнуло облегчение. – Тогда, извини, Электи, но рисковать своей шкурой и своей стаей из-за него я не буду. Цена слишком сильно превышает стоимость.

- Привет, - раздался за его плечом негромкий голосок Гермионы. – О чем разговор?
Драко, с головой ухнувший в тяжелые размышления о страшном выборе, даже вздрогнул. Он видел, как Гарри скользнул взглядом по лицу подруги, безусловно, отмечая немного воспаленные от слез и недосыпания глаза; слышал, как едва уловимо дрогнуло его дыхание; и очередной раз поразился способности Электи почти мгновенно принимать трудные решения.

- Я предлагал Ранделлу совместную вылазку в маггловский Лондон, - слегка улыбнулся девушке Поттер. – Хотим сводить Криса в кино. Но твой волк, кажется, боится многолюдных мест. Может, ты уговоришь?

Гермиона перевела удивленный взгляд на поднявшегося при ее появлении Уилана.

- Многолюдных мест? – растерянно пробормотала она.

Вервольф благодарно кивнул Электи и улыбнулся девчонке:

- Я не боюсь, я пугаю. Тебе кофе, чай, шоколад?

- Чай, - откликнулась Гермиона, присаживаясь на стул, отодвигаемый для нее мужчиной. – Спасибо. Ты совсем не страшный… - и, проводив взглядом усмехнувшегося Ранделла, отправившегося делать заказ, вновь обратилась к Гарри. – А вы нас подождете?

Поттер нашел пальцы Драко, но Малфой сейчас смог выдавить из себя только легкую улыбку в знак согласия.

Словно во сне он слышал, как Электи отправляет следом за Уиланом волчонка, чтобы тот дополнил заказ, а через несколько минут растерянно уставился на подсунутый ему кусок яблочного штруделя.

- Побудь немного со мной, - едва слышно, касаясь губами уха, шепнул ему Гарри.

- Извини, - виновато пробормотал сателлит. – Задумался.

Мысли снова и снова возвращались к шестнадцатилетнему мальчишке, лежащему еще дышащим трупом в палате для умирающих. К мальчишке, взявшему на себя то, что было предназначено ему – Драко Малфою. Ранделл был прав: цена за жизнь этого сироты, предложенная к уплате Луной Лавгуд и Джиневрой Уизли, была слишком высока. Гарри – Электи, но еще только набирающий свою силу и мощь. Сможет ли он сейчас защитить вервольфа, по закону подлежащего уничтожению – большой вопрос. А значит, они не имеют права требовать этого поступка от Ранделла. Пострадать может вся стая… И куча подростков в лагере. Нет. Они не имеют права.

Но осознание этого не приносило облегчения, не стирало из памяти почти детское безжизненное лицо, не заглушало звучащих в голове Малфоя со вчерашнего вечера горьких рыданий Лейлы Палмер…

- Драко, куда ты смотришь? – вновь вывел его из задумчивости негромкий голос Гарри, и взгляд сам собой сфокусировался на отражении в оконном стекле.

Пока они пили чай, на улице начало смеркаться, и сейчас Драко, опять задумавшийся и уставившийся в окно невидящим взором, вдруг осознал, что глядит на полупрозрачное и потому крайне нечеткое отражение светловолосого мальчишки, а тот в свою очередь внимательно рассматривает его самого с каким-то немым укором. Малфой вздрогнул и резко обернулся, уверенный, что за его спиной стоит призрак Гейба Палмера, которому они только что отказали в единственном шансе на жизнь...

Но рядом не было ни призрака, ни кого-то хотя бы отдаленно похожего на него, и Малфой, вновь переведя взгляд в окно, прерывисто выдохнул – это было его собственное отражение.

- Драко? – в голосе Гарри слышалась откровенная тревога.

- Показалось… - немного растерянно пробормотал Драко, оборачиваясь к нему. - Померещилось, что знакомого увидел.

- Знакомого? – напряженно переспросил Гарри.

- Ерунда, - слегка улыбнулся Драко – не хватало еще сейчас разговоров о видениях с привидениями. – Просто кто-то похожий прошел... Вы все? Мы можем идти?

Поттер еще несколько секунд подозрительно рассматривал его, но потом, кажется, облегченно вздохнул, довольный тем, что взгляд сателлита наконец прояснился и обратился на него.


Кинотеатр оказался настоящим волшебством… Хотя о чем был фильм, Драко не имел ни малейшего понятия. Как только потух свет, и Крис, забыв даже про купленный ему Поттером попкорн, восхищенно уставился на огромный экран, Гарри что-то шепнул хихикнувшей Гермионе и, тихо поднявшись, потянул Малфоя за собой:

- Пойдем, я знаю места лучше…

- А волчонок?.. – начал Драко, но Поттер, обернувшись, накрыл его губы подушечками пальцев:

- А волчонок еще маленький.

Гарри привел его на самый последний ряд полупустого зала, и сателлит даже растерялся:

- А чем здесь лучше? – полушепотом спросил он, усевшись на предложенное кресло и оглядевшись по сторонам.

Поттер заговорщицки улыбнулся и, обняв Драко за плечи, мурлыкнул на ухо:

- Давно мечтал это сделать, - а мгновение спустя ладонь Электи накрыла ширинку сателлита.

- О Мерлин, Поттер, ты с ума сошел, - бормотал Малфой, зарываясь пальцами в привычно растрепанные темные вихры и тут же прикусывая губу, чтобы не застонать в голос.

Гарри уже давно прекрасно перенял все умения Драко, и сейчас его губы, язык и даже горло вытворяли что-то невероятное. Малфой с трудом удерживался где-то на границе сознания. Из-под полуопущенных ресниц он видел, как обернувшаяся к ним Грейнджер, не найдя рядом с сателлитом своего друга и явно заволновавшись, начала озираться по сторонам; как Уилан, притянув девчонку к себе, что-то шепнул ей на ухо, после чего та, вновь оглянувшись на парней, тут же спрятала личико, уткнувшись носом в шею вервольфа… И да, он прекрасно знал, о чем именно поведал девушке все чувствующий Альфа. Но вместо того, чтобы испытать смущение, Драко сорвался в оргазм, благодаря Мерлина за начавшуюся в этот момент на экране стрельбу, заглушившую его совсем не тихие, хриплые стоны.


- Драко, а ты видел? Видел, как он из арбалета?.. – Крис болтал без умолку, и когда они вышли из кинотеатра, уже практически полностью пересказал весь сюжет фильма.

- Нет, этого он не видел, - тихо хмыкнул Уилан. – На этом моменте смотрел Электи.

Мальчонка перевел на него непонимающий взгляд, Гермиона густо покраснела и слегка ткнула Ранделла локтем в бок, а Гарри, удивленно вскинув бровь, мгновение спустя рассмеялся:

- Ладно, в следующий раз мы сидим с ребенком.

Уилан, обнимающий Грейнджер, тут же остановился:

- Идем за билетами?

- Ранделл! – возмущенно фыркнула девушка под искренний хохот Поттера, а сообразивший, наконец, в чем дело, Крис сердито уставился на Малфоя:

- Так вы не смотрели что ли?!

- Смотрели… - начал Драко.

- Но по очереди, - смеясь, закончил Гарри, обнимая сателлита.

Волчонок принюхался и окончательно насупился.


- Поттер, я не знал, что у тебя такая тяга с эксгибиционизму, - усмехнулся Драко, когда они, наконец распрощавшись с Гермионой и Ранделлом, шли по ярко освещенной улице, насмешливо следя за все еще сердитым, ушедшим на несколько шагов вперед Крисом.

- Да перестань, никто не видел. Уилан только учуял, так он взрослый волк…

- Грейнджер видела, - буркнул Драко.

Гарри пожал плечами:

- Я тоже много чего видел в свое время, когда они с Роном… - он осекся и отвернулся. – Черт…

Настроение вновь рухнуло в пропасть безнадеги. Они несколько минут шли молча, потом, не сговариваясь, ускорили шаг, нагнали Криса и, подхватив его, аппарировали в Мунго.


Родители Драко продолжали оплачивать и содержание Гейба в больнице, и весь комплекс оказываемых ему медицинских услуг. Видимо, поэтому парнишка даже сейчас лежал в отдельной палате повышенной комфортности.

Парни несколько минут стояли у кровати, молча глядя на бледное лицо.

- Я поговорю с Кингсли. Попробую получить разрешение на одно обращение, - тихо прошептал Гарри.

Драко грустно усмехнулся:

- В кого ты у меня такой наивный, Поттер? – Электи поднял на него непонимающий взгляд, и сателлит ласково тронул пальцами его щеку. – Ты в отделении для инкурабельных больных, Гарри. Сколько здесь таких же живых трупов, как этот мальчик? Некоторые из них в сознании и очень многое отдали бы за выздоровление. Почти у всех есть такие же рыдающие родственники, как наша Лейла… Никто не позволит даже тебе, мой Электи, создать подобный прецедент… Забудь. Мы ничего не можем сделать – официально не позволят, а неофициально… Ты слышал Уилана. Цена превышает стоимость.

На последнем слове его голос дрогнул – в памяти вновь возникло видение в кафе, и Драко, крепко сжав пальчики хмуро следящего за ними волчонка, быстро направился к двери.

***



«Габриэль Палмер – хастлер, изнасилованный и искалеченный героем Второй магической Рональдом Уизли - пришел в себя сегодня в 8.32 утра в отделении для инкурабельных больных больницы св. Мунго. Юноша не понимает, где находится, плохо помнит, что с ним произошло, и не узнает никого, кроме единственной родной сестры – Лейлы Палмер. Но лечащий колдомедик молодого человека – мисс Деметра Вуд - заявляет, что выход подобного пациента из комы уже является истинным чудом, и мы с ней полностью согласны! «Очень многие люди не смогли остаться равнодушными к беде этих детей и всячески старались помочь, - сказала мисс Вуд. – Это и колдомедики, и младший медперсонал нашей больницы, и курсанты школы авроров, и, конечно, Электи магической Британии - мистер Гарри Джеймс Поттер вместе со своим сателлитом – мистером Драко Люциусом Малфоем. Мне, как лечащему врачу, очень хочется выразить отдельную благодарность родителям нашего сателлита - лорду и леди Малфой. Благодаря их участию, у нас было все необходимое для лечения юноши».
Напомним: суд над Рональдом Уизли состоится завтра 2 февраля в 10.00. Вряд ли Габриэль Палмер сможет свидетельствовать…»

Гарри, отложив газету, поднял на друзей искрящийся радостью взгляд:

- Вот это новости! Мы с Драко только вчера связывались с мисс Вуд, но все было без изменений…

- Гарри, хватит, - нахмурился Дин. – Мы думали, ты нам доверяешь…

Несколько минут назад Томас, Финниган и Лонгботтом утянули его в курилку и, заперев дверь, с суровым видом сунули в руки утренний «Пророк», а сейчас, совершенно одинаково насупившись, обиженно смотрели на него и ждали объяснений.

Поттер непонимающе переводил взгляд с одного парня на другого:

- Вы о чем? Конечно, я вам доверяю… Вы… Вы думаете, что это мои волки? Нет, парни, Уилан и его стая здесь ни при чем.

- Хочешь сказать, это совпадение, что пацан пришел в себя наутро после полнолуния? – недоверчиво хмурился Финниган.

Гарри на мгновение задумался. Действительно, забавное совпадение.

Вчера они с Драко часов в восемь вечера связались с кабинетом Деметры Вуд, но женщина только тяжело вздохнула и, отрицательно качнув головой, сообщила, что изменений нет – Гейб по-прежнему дышит самостоятельно, но никакой мозговой активности у него не наблюдается. Полчаса спустя Крис начал проситься в резервацию – в мальчишке кипела кровь, луна хоть и не имела над ним власти, но будоражила сильно, и энергия требовала выплеска. Решив, что это хороший шанс побыть вдвоем, парни отпустили мальчугана, и тот через пять минут уже активировал личный портключ в резервацию. Выпроводив следом в Малфой-Мэнор Кричера и заблокировав камины, Гарри и Драко на несколько часов забыли обо всех, кроме друг друга. А утром, уходя на учебу, Поттер не стал снимать блокировку, чтобы все еще нежащегося в кровати Малфоя никто не беспокоил. Наверное, поэтому мисс Вуд не смогла с ними связаться, чтобы сообщить радостную новость.

- Странное, но совпадение, - улыбнувшись, кивнул Гарри Финнигану. – Мы с Драко не приказывали своим вервольфам обращать мальчишку. Парни, вы реально думаете, что я бы стал вам врать?

Дин с облегчением вздохнул и, легонько хлопнув Гарри по плечу, достал сигареты, Шеймус довольно хмыкнул, а глаза Невилла засветились искренней детской радостью.

А мгновение спустя в дверь забарабанили, и снаружи раздался голос Гермионы:

- Гарри! Гарри Поттер, открой, я знаю, что ты там!

Электи снял запирающие чары, и девушка тут же ворвалась внутрь:

- Гарри, ты слышал? – она бросилась ему на шею. – Он пришел в себя! Он жив, Гарри! Наш Рон - не убийца!

Поттер, вначале с улыбкой открывший подруге объятия, сейчас изменился в лице и, сжав ее плечи, оторвал девушку от себя.

- А ты за Рона переживала?

- Конечно… - растерянно пробормотала Грейнджер. – Нет, я и за мальчика волновалась, но и за Рона тоже… А ты… Нет?

Гарри хмуро смотрел на нее. Действительно ли он сам думал только об умирающем мальчишке? Или желание снятия с бывшего друга части вины все же было и для него важнее прочего?

- Воскрешение убитого не означает, что убийства не было, - тихо вздохнул рядом с ним Дин.

И Гарри вдруг понял – да, он многое бы отдал за то, чтобы найти доказательства невиновности Рона, чтобы узнать что-то, хотя бы частично оправдывающее Уизли в его глазах… В его глазах! А не перед буквой закона...

Электи выпустил плечи подруги:

- «Нашего Рона» для меня больше нет, Гермиона. Мне жаль.

Он развернулся и вышел прочь.

На душе было гадко, и попытки догнавших Гарри друзей вернуть ему хорошее настроение успехом не увенчались. Он знал, что Грейнджер ежедневно бывала в Норе, стараясь поддержать Молли и Артура; знал, что она однажды даже попыталась навестить Рона, но ее не пустили, потому что до суда к нему пропускали только родственников. Но при этом Гермиона вместе с Гарри дала показания, даже интонацией при рассказе не смягчив того, что ей было известно. Он искренне восхищался ее способностью к состраданию при нерушимой твердости жизненных принципов, ценностей и идеалов. Но сострадание и всепрощение – вещи разные. И если первое вызывало у него уважение, то второе он категорически отказывался понимать. Он тоже тяжело переживал потерю друга, и, наверное, если бы не видел собственными глазами того, что видел, он первым сейчас бы отчаянно пытался найти улики, оправдывающие Рона. Но они все видели, они слышали эксперта… Они знали, что Уизли виновен!..

- Гарри, - голос Драко раздался так близко, что Электи невольно вздрогнул.

Малфой стоял у входа в аудиторию. В стороне маячили омеги, и заинтересованно наблюдали за происходящим однокурсники Поттера.

- Привет, - немного растерянно улыбнулся Гарри и, наплевав на глазеющих со всех сторон курсантов, взял Драко за руку, шагнув вместе с ним в сторону от двери, чтобы пропустить внутрь друзей, поздоровавшихся с Малфоем и заторопившихся оставить их вдвоем. – А… У меня еще три пары. Я хотел отправить тебе Патронус. Гейб…

- Да, - сателлит расплылся в улыбке и, словно пытаясь ее сдержать, закусил губу. – Габриэль Палмер пришел в сознание. Поэтому я за тобой. Мисс Вуд попросила нас срочно заглянуть к ней.

Гарри озадаченно моргнул.

- Драко, у меня…

Но Малфой вновь перебил его:

- Мистер Гарднер уже выписал тебе… Э-э-э, - он вытащил из кармана любимой куртки подписанную начальником школы бумагу. - О! Увольнительную. Пойдем, Поттер, нам нужно в Мунго.

Гарри слегка улыбнулся:

- Ты был в ректорате?

- И в деканат заглянул, пока искал тебя в этом дурдоме, - невозмутимо кивнул Драко, уже утягивая его за собой к лестнице. – У тебя не закрыто три темы по трансомагии…

- По трассомагии, - автоматически поправил его Гарри, не в силах перестать совершенно по-идиотски улыбаться.

- Потом объяснишь, что это за зверь, - отмахнулся Малфой. – Меня гораздо больше волнует, почему ты до сих пор не забрал из казармы свои вещи. Твой начальник сказал, что ты переведен на полный внеказарменный режим обучения с третьего января. Держишь койку на случай нашей ссоры?

Гарри тихо рассмеялся, быстро огляделся, убеждаясь, что рядом нет преподавателей, дернул Драко к себе и впился жадным поцелуем в немного шершавые губы.


А в Мунго их ждал сюрприз. Доктор Вуд встретила парней у лифта и, вместо того, чтобы отправиться к палате пришедшего в сознание мальчишки, повернула совершенно в другую сторону:

- Прошу в мой кабинет, господа.

Гарри не сразу понял, почему Драко, едва перешагнув порог открытой им врачом комнаты, встал, словно парализованный Петрификусом, и лишь несколько секунд спустя сам заметил на небольшом диванчике у окна свернувшегося в комочек и крепко спящего Криса.

- Нет… - едва слышно слетело с губ сателлита, и Гарри увидел, как серые глаза темнеют от ужаса осознания произошедшего. – Мерлин… Нет…

- Никто не видел его, - сзади тихо щелкнул замок двери и, Деметра Вуд шагнула вглубь кабинета. – Я пыталась связаться с вами, но…

- Мы закрыли на ночь дом, - хмуро кивнул Гарри, прикидывая, что женщина-колдомедик может потребовать от них за молчание.

Крис, видимо, отреагировав на его голос, вздрогнул и, распахнув глаза, подскочил на диване:

- Электи?.. Я…

- Ты готовишься к хорошей порке, - тихо рыкнул Гарри, и обнял прерывисто выдохнувшего Малфоя. – Драко, я не позволю…

- Совет на будущее, господа, - вздохнула мисс Вуд, - если ребенка нет дома, держите камины открытыми хотя бы для связи. Мистер Канингтон, можете быть свободны.

Она шагнула к небольшому шкафу и, сняв с него запирающие, вытащила аккуратно сложенные вещи волчонка. Гарри только сейчас заметил, что мальчишка одет в костюм колдомедика Мунго, который был явно ему велик.

- Прошу прощения, господа, но я вынуждена была изъять у него личные вещи, - ответила женщина на незаданный вопрос Поттера. - Он пытался активировать портключ, а я, как вы понимаете, отпустить мальчика одного не могла - мало ли какие еще геройства и приключения были у него в планах.

Крис испуганно смотрел на Электи, не смея пошевелиться.

- Переодевайся, - устало произнес Драко и слегка повел плечом, прося Гарри выпустить его из объятий. – Мисс Вуд, вы до сих пор не сообщили в аврорат, потому что…

- Я колдомедик, мистер Малфой, - слегка улыбнувшись, перебила его женщина. – Мальчик совершил добрый поступок. Незаконный, безрассудный, но добрый. От меня о случившемся никто не узнает. Могу дать Непреложный о неразглашении, если вам так будет спокойнее. Но я очень надеюсь, что подобное не повторится… И, конечно, что Габриэль Палмер не будет представлять опасность для окружающих.

- Я приму его в стаю, - буркнул натягивающий штаны Крис, но мисс Вуд слегка улыбнулась:

- Маловаты вы еще, мистер Канингтон, для собственной стаи, - и взглянула на Гарри. – Однако, думаю, вы справитесь с этой проблемой.

- Справимся, - Поттер кивнул, размышляя, стоит ли все же потребовать с нее Непреложный или довериться без магических клятв.

- Спасибо, мисс Вуд, - решил за него Драко. – Мы в неоплатном долгу перед вами.

Женщина усмехнулась:

- Вся магическая Британия в неоплатном долгу перед вашим Электи, мистер Малфой. Габриэля можете забрать через пару дней. Не волнуйтесь, к нему не попадут ни журналисты, ни авроры…


Пороть мальчишку он, естественно, не стал. Гарри вообще плохо себе представлял, как можно поднять руку на ребенка… Да и злился он больше на себя. Ведь это он отпустил волчонка одного, не проводив, не передав Уилану лично в руки? Тринадцатилетнего мальчишку! Мерлин, о чем они с Драко думали?..

- О сексе, - ответил Малфой, и Гарри понял, что проговаривал собственные мысли вслух. – И о том, что парень в тринадцать лет способен сам с портключом добраться до пункта назначения.

- Если ему на ум не пришла другая идея, - хмыкнул Электи. – Себя вспомни в тринадцать… Ну, или меня.

- Отлично, Поттер, давай выпорем друг друга, а его погладим по головке! - вдруг взорвался Драко. – Он же маленький ребенок, что с него взять!

Вернувшись домой, они отправили притихшего Криса в его комнату и сейчас стояли посреди гостиной, глядя друг другу в глаза и чувствуя, как пережитое напряжение рвется наружу неуемным желанием то ли подраться, то ли потрахаться… Причем, кажется, Малфою больше хотелось первого, а Поттеру, определенно, второго.

- Можешь выпороть меня, - Гарри шагнул к сателлиту и, быстро скользнув руками под куртку, потерся носом о шею. – Только потом погладь… по головке.

Драко несколько секунд стоял неподвижно, видимо, переваривая сказанное Электи, и, наконец, тихо рассмеялся:

- Мерлин, Поттер, ты вообще можешь думать о чем-нибудь кроме секса?

- Рядом с тобой - с трудом, - честно признался Гарри, ласково прихватывая губами тонкую светлую кожу…

***



- Я не знаю, - шептал Рональд, рассматривая собственные руки. – Не знаю, почему он так долго не приходил в себя. Может, маггловские врачи что-то сделали…

- Мистер Уизли, давайте, не будем перекладывать вину на других, - в который раз перебил его обвинитель. - Юноша не оказался бы у магглов, если бы не вы.

- Да, - смиренно кивнул Рон. – Да… Это моя вина.

Он до сих пор не мог понять, как все это произошло с ним. У него потемнело в глазах, когда Гарри исчез, бросив злое обещание жестокой расправы за приближение к Малфою. Такую всепоглощающую ненависть вперемешку с болью Рональд испытывал разве что в день смерти брата. Хотелось голыми руками порвать Хорька. Хотелось унизить, втоптать в грязь, уничтожить…

Он пришел в себя, когда в комнате вдруг стало тихо, а тощее бледное тело хастлера обмякло в кресле. Рон несколько минут неподвижно наблюдал за кровью, капающей на пол и почти мгновенно сворачивающейся, превращаясь в небольшие пятна алой пленочки - словно кто-то накапал красным воском. В ушах еще эхом звучали сорванные на хрип крики мальчишки, на этот раз настоящие, а не наигранные, как до появления Гарри. Неужели…

Стало страшно. Так страшно Рону не было, наверное, даже во время войны - там монстры были вокруг, а сейчас… Сейчас чудовище сидело внутри него самого!

Никто не должен был узнать об этом! Он справится с этим монстром. Сам справится. Но если кто-то узнает… Что скажет мама? Они отвернутся от него! Все! Родители, братья с сестрой… Гарри…

Он очень старался быть осторожным, накладывая Обливиэйт. Ему не хотелось причинить еще больше боли этой малолетней шлюхе, мальчишка и без того слишком сильно пострадал из-за их с Гарри размолвок, из-за чертова Хорька… Но руки дрожали, мысли разбегались, язык не слушался. И когда паренька вдруг выгнуло дугой, а из носа и ушей потекли тонкие струйки крови, Рон испугался еще больше. Мальчишке нужна была срочная медицинская помощь, но тащить его в Мунго было подобно самоубийству. Единственное возможное решение пришло на ум само собой – оплести чарами ненаходимости и отнести в маггловскую больницу.

Он завернул парнишку в плед и аппарировал с ним в Лондон…

Если кто-то когда-нибудь скажет Рону, что наказание за преступление – это страшно, Рон рассмеется сказавшему эту глупость в лицо. Страшнее всего – это попытки наказания избежать.

Почти двое суток Рон варился в собственном адском котле вины, страха, ненависти к себе и к тем, кто толкнул его на это преступление, кто сделал его чудовищем. Он вливал в себя бутылку за бутылкой огневиски, он не помнил, где провел ночь, он боялся трезветь, потому что на него тут же наваливалась бессильная, пустая тревога за брошенного на крыльце маггловской больницы паренька… Рональд так измучил сам себя, что когда вдруг увидел Драко, он и сам уже не знал, чего ему хотелось больше: заавадить белобрысую гадину или упасть в ноги и молить о прощении.

А потом он почти мгновенно протрезвел, когда понял, что попался рядом с Драко, угрожая Драко, направляя палочку на Драко… Когда вспомнил, что ему обещал Гарри за приближение к Малфою, и как серьезно он это обещал.

Случившееся в доме на Гриммо снилось Уизли почти каждую ночь в камере. Это был не Гарри, это было исчадие ада, сам Дьявол в теле его друга. Собственное чудовище Рона забилось в дальний угол его несчастной измученной души и скулило от ужаса. Он даже не сразу понял, о чем спрашивал Гарри, напрочь забыв о своем преступлении, чувствуя сейчас себя виновным только в одном – в том, что приблизился к Драко Малфою. А когда Рональд понял, что Гарри известно о произошедшем с хастлером, его сердце и вовсе едва не разорвалось от страха и отчаяния, вызванного потерей всякой надежды на милосердие Электи.

Сейчас, спустя месяц после случившегося, Рон сидел в кресле обвиняемого и боялся поднять взгляд от собственных дрожащих пальцев, зная, что где-то в зале на него презрительно смотрит Гарри. Ему так хотелось все объяснить другу, попросить прощения. Хотелось рассказать, что он не собирался причинять парню боли; что все эти четыре недели мечтал только о том, чтобы чертов хастлер пришел в сознание; что вчера, когда ему наконец бросили газету с заметкой о возвращении Габриэля Палмера в мир живых, он впервые за много дней заплакал… Заплакал от счастья…

Но он знал, что Гарри не будет его слушать. Гарри никогда не простит его. Гарри никогда его не поймет…


- Мистер Поттер, вы хотели обратиться к суду… - Рон вздрогнул от звуков знакомого имени и ошарашенно поднял взгляд.

***



Речь Поттера была короткой, но емкой. Он рассказал о собственном чувстве вины за произошедшее, напомнил о военном прошлом Рона и о его юном возрасте, о том, что в Азкабане не разрешены посещения заключенных, и о том, что семья Уизли потеряла во Второй магической одного из сыновей… И попросил членов Визенгамота о снисхождении… в выборе места заключения.

Молли Уизли тихо всхлипывала, прижимая к груди влажный от слез носовой платок; Рон, кажется, не веря собственным ушам, пораженно смотрел на Гарри во все глаза; Гермиона удивленно хлопала ресницами; и только Ранделл Уилан, тоже присутствующий здесь в качестве свидетеля, понимающе усмехнулся на последней произнесенной Поттером фразе.

Визенгамот, естественно, принял «просьбу» Электи, а по сути, его настойчивую рекомендацию к действию, и вынес приговор: «Пять лет тюремного заключения в лагере для интернированных с корректировкой приговора через два года, в зависимости от поведения заключенного».

С губ Рона сорвался вздох облегчения, и он робко заулыбался Поттеру, но Гарри, бросив на него совершенно равнодушный взгляд, отвернулся и молча вышел прочь. Никаких лагерей для интернированных в магической Британии не существовало, они были прописаны в законе еще со времен Первой магической, но до сих пор не были организованны. Этот приговор означал отправку Рона в лагерь для несовершеннолетних до достижения им двадцати одного года, после чего, его должны были перевести в Азкабан до окончания срока заключения или освободить за хорошее поведение при рекомендации руководства лагеря.

Артур Уизли нагнал Поттера в коридоре и схватил за руку:

- Гарри, это не ты! Я не верю, что ты настолько мстительный! Пожалуйста, опомнись…

Электи вырвал руку и окинул его удивленным, непонимающим взглядом. Мужчина был бледен, губы дрожали, а в глазах плескался неподдельный ужас.

- Пожалуйста… Гарри… - Артур медленно опустился на колени. – Не убивай моего мальчика… Умоляю…

Трясущиеся пальцы вновь вцепились в руку Поттера, и парень, наконец, понял, что Артур сейчас на грани инфаркта, потому что уверен в решении Электи отдать Рональда на расправу своей стае.

- Я не собираюсь убивать Рона, мистер Уизли. Встаньте. Ваш сын выйдет из лагеря живым.

Артур несколько секунд смотрел на него со смесью неверия и страха, а потом в глазах мужчины, наконец, появилось осознание истинных намерений Электи.

- Ты… Ты хочешь, чтобы он прошел через…

- Через все то, что его так возбуждало, - закончил за него Поттер. – Думаю, в его случае это будет единственным правильным наказанием, мистер Уизли. Надеюсь, через два года в голове Рона не останется фантазий, способных снова толкнуть его на подобные преступления. Всего доброго.

Он вновь высвободил руку из пальцев Артура и быстро направился к лифтам.

- Спасибо… - долетел до него полный облегчения, слабый голос так и не поднявшегося с пола мужчины. – Спасибо, Гарри…

***



Драко вышел из камина и, небрежным движением сбив с рукава осевшую на нем сажу, огляделся по сторонам.

Вспыхнувшее вновь за его спиной пламя заставило парня отступить в сторону, пропуская какого-то престарелого клерка, открывшего было рот, чтобы обругать замешкавшегося мальчишку, но быстро сообразившего, кто перед ним, и шустро ретировавшегося, спутано извиняясь за собственную неуклюжесть.

- Отправил? – Гарри подошел неслышно, и Драко даже слегка вздрогнул, но тут же улыбнулся:

- Да. Он в восторге. Беддок и Кэрроу обещали все ему показать, все рассказать и от себя ни на шаг не отпускать. Так что до понедельника мы совершенно свободны… Ты давно ждешь?

Гарри взглянул на часы.

- Минут сорок. Нас отпустили с боевой сразу после сдачи нормативов.

Драко нашел его руку, и они тут же переплели пальцы.

- Пойдем. Закончим с регистрацией портключа и где-нибудь пообедаем. Я голодный, как гриндилоу на безрыбье, - улыбнулся Гарри и потянул Малфоя к стойке администратора.

Сателлит и сам уже серьезно проголодался. Он несколько часов провел в Хогвартсе, куда они с разрешения еще не догадывающейся, на что подписывается, Макгонагалл отправили на выходные Криса, и сейчас чувствовал себя выжатым ничуть не меньше, чем сдававший нормативы по боевой подготовке Электи. Однако все равно возразил:

- Сначала в Гринготтс, Поттер, а потом совместим визит к родителям с обедом. Иначе мы не управимся до вечера, а я хочу сегодня ночью…

Электи с улыбкой тронул пальцем его губы и обернулся к ведьме-администратору, во все глаза смотрящей на парней, словно на восьмое чудо света:

- Гарри Поттер и Драко Малфой. В аврорат, в отдел регистрации портключей.

- В-второй уровень, - заикаясь, пробормотала женщина, и Гарри, одарив ее обворожительной улыбкой, вновь перевел взгляд на Драко:

- Прости, я перебил… Что ты хочешь сегодня ночью?

Негромко обмениваясь романтично-пошлыми фантазиями о предстоящих выходных на теплом океанском побережье, парни не заметили, как оказались в холодной строгости аврорских коридоров.

- Нам туда, - Гарри, кажется, чувствовал себя здесь как рыба в воде, а вот Драко, напротив, стало неуютно, и он безотчетно чуть крепче сжал ладонь Поттера:

- И ты хочешь здесь работать?

Электи ласково погладил большим пальцем его запястье:

- Очень надеюсь, что у меня будет много работы на свежем воздухе и мало в кабинете.

- На свежем воздухе – это под перекрестным огнем Непростительных? – окончательно помрачнел сателлит, но Гарри только рассмеялся:

- Перестань. Со мной и связываться-то никто не будет. Твой отец постарался.

Драко слегка улыбнулся. В конце концов, до окончания Поттером школы авроров еще два года, а там видно будет…

Удар двери, распахнувшейся в паре ярдов от них, заставил сателлита вздрогнуть… И мгновенно забыть все, о чем он думал до этого.

Драко проводил взглядом выскочившую из кабинета и бросившуюся прочь рыжеволосую женщину и вновь обернулся к распахнутой настежь двери. Знакомая обстановка, знакомые люди, знакомый запах страха и стыда… Малфой, словно завороженный, смотрел на застывшего в дверном проеме рыжего мужчину, на смотровое кресло за его плечом, на впивающиеся в подлокотники этого жуткого агрегата пальцы светлокожего парня, покрытого россыпью бледно-золотых веснушек, на дрожащие, широко разведенные на подставках, голые ноги, на отсвечивающую между ними знакомую плешь старого колдомедика… Это длилось всего мгновение, но Драко показалось, что целую вечность.

Дверь с грохотом захлопнулась, скрывая от Малфоя инсценировку его самых жутких воспоминаний, и горячие пальцы Электи тут же ласково сжали похолодевшую ладонь сателлита.

- Пошли, Драко, - Поттер потянул его за собой.

Малфой перевел на него потерянный взгляд:

- Это… Там Уизли?

Гарри и сам был немного бледен, но, тем не менее, смотрел спокойно:

- Я не знал, что его отправляют в лагерь сегодня. Извини.

- Уилан… - Драко слегка тряхнул головой, пытаясь избавится от навязчивой картинки, словно застывшей перед глазами. – Ранделл сказал, что… Что отменил в лагере все эти… «мероприятия медицинского характера»… Зачем?..

- Не для всех, - Поттер все же заставил его вновь двинуться по направлению к нужному им кабинету. – Для убийц и насильников сохранен режим содержания, предусмотренный общими правилами.

- С твоей подачи, на ближайшие два года? – понимающе выдавил Драко.

Гарри только слегка хмыкнул:

- Уилан сам отлично справляется с управлением лагеря… Но, да, я тоже считаю это решение правильным.

- Кто бы сомневался, - едва слышно пробормотал Малфой и снова остановился, дернув Электи за плечо и развернув к себе лицом: - У меня Филлипс в лагере за двойное убийство, Поттер…

- Поданы документы на досрочное освобождение за хорошее поведение, Малфой, - словно изначально предполагая подобный поворот разговора, отчеканил Гарри. – Мы можем хотя бы на выходные забыть о преступлениях, судах и тюрьмах?

Драко несколько секунд сверлил его взглядом и, наконец, усмехнувшись, передразнил:

- Уилан сам отлично справляется с управлением лагеря… - и, толкнув дверь с табличкой «Отдел регистрации портключей», решительно шагнул внутрь: – Добрый день, дамы и господа! У нас портключ на двоих в выходные без преступлений, судов и тюрем. Кто здесь такое регистрирует?