Оборотная сторона бессмертия +776

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 55. Репутация и совесть

26 июня 2015, 23:09
Драко старательно изображал крепкий сон, опасаясь, что в противном случае Поттер сбежит на свою практику, не позавтракав. И только когда дом, наконец, ответил на уход одного из хозяев тонкой вибрацией защитных чар, Малфой позволил себе пошевелиться.

- Гарри поел? – спустившись на кухню, спросил он у домовика, недовольно о чем-то ворчащего себе под нос.

Кричер хмуро взглянул на него и ткнул пальцем в тарелку с недоеденным тостом и в ополовиненную чашку с кофе:

- Торопятся все куда-то, - забубнил домовик с удвоенной силой. – Только продукты переводят. Гарри Поттер испортит себе желудок, а виноват будет старый Кричер…

Драко тяжело вздохнул. Все! Это пора прекращать! Нужно сегодня же поговорить с Поттером и выяснить все раз и навсегда…

От невеселых мыслей Малфой и сам чувствовал скорее тошноту, чем утренний голод, но, чтобы окончательно не расстраивать Кричера, заставил себя проглотить все, что заботливый домовик ему приготовил.

Драко делал последний глоток сока, когда в гостиной задребезжал охранными чарами открывшийся портал, и, не успел Малфой попросить домовика встретить гостя, как гость нарисовался в дверях кухни.

- Привет, сателлит, - Уилан окинул его сердитым взглядом. – Открой камин для моих ребят. Электи приказал…

- Я знаю, - перебил его Драко и, поднявшись, направился в гостиную. – Кого ты выделил мне в конвоиры?

Теплая, тяжелая ладонь Ранделла легла на его плечо, заставляя остановиться.

- Малфой...

Драко замер, но не обернулся:

- Не нужно, Ранделл.

Уилан помедлил пару секунд и убрал руку:

- Нолан и Коллинс, сателлит.

Драко молча кивнул и отправился открывать камин.

Через пятнадцать минут Уилан, еще раз проинструктировав своих парней и заглянув ненадолго к Крису, ушел, а Малфой занялся разблокировкой каминной сети для друзей.

- Ну, наконец-то! – недовольное личико Панси появилось в камине через пять минут после его открытия для нее. – Мы уже думали, что Поттер тебя придушил.

Драко усмехнулся:

- Он не может, Панс, это для него подобно самоубийству.

Девушка тихо рассмеялась:

- Я тебе завидую, Малфой. Такая любовь!

Драко вздохнул:

- Этой бы любви да немного разума… - и перевел разговор в менее болезненное русло. – А какие у тебя предложения для меня непридушенного?

Панси расплылась в лукавой улыбке:

- Приходи ко мне на обед, Малфой. У меня к тебе есть очень секретный разговор. Точнее… - в это мгновение Паркинсон заметила за спиной Драко оборотня и осеклась. – Ой… А это?..

- Это Поттер устроил мне домашний арест и приставил тюремщиков, - усмехнулся сателлит, взглянув через плечо на вервольфа.

- Так ты не можешь выйти? – девушка оторвала взгляд от оборотня и, вновь вернув его Малфою, вдруг быстро заговорила, не позволяя даже слова вставить в ответ: - Тогда, давай, я сама к тебе приду. Гости тебе не запрещены твоим домашним тираном? Тогда жди меня к двенадцати. Надеюсь, у тебя есть вино для глинтвейна? С меня пирог с вишней. Мелкий любит сладкое?..

- Панс, не галди, - рассмеявшись, все же перебил ее Драко. – Мелкий любит мясо, и он не настолько маленький, чтобы приносить ему гостинцы. А вот я от пирога не откажусь…

Девчонка его заинтриговала. Что-то сильно волновало Панси, что-то очень личное, иначе она бы уже давно все выложила и задала бы все свои вопросы.

- Тогда до встречи, - Паркинсон подмигнула ему, вновь, словно невзначай, скользнула взглядом по вервольфу и оборвала связь.

- Кричер! – позвал Драко и, когда домовик нарисовался рядом, спросил: - Глинтвейн к обеду приготовишь?

И ровно через пять минут получил полный список необходимых для глинтвейна и вообще недостающих в доме продуктов.

- Кричер может сам заняться покупками, - заключил старый эльф. – Пусть Драко Малфой даст Кричеру деньги, и…

- Не надо, - сателлиту еще вчера чертовски надоело сидеть дома, и выход за покупками показался ему отличной идеей. – Мы с Крисом прогуляемся и все купим.


Омегам идея Малфоя, естественно, не особо понравилась, но Драко предпочел не замечать их хмурых взглядов – в конце концов, он не просил об охране, все претензии пусть высказывают Электи и своему Альфе. А вот Крис, изнывшийся вчера, что ему скучно, сейчас скакал от радости.

Таскать пацаненка исключительно по магазинам Драко не хотелось, поэтому они немного погуляли в парке, где Крис встретил мальчишек, уже знакомых ему по играм в снежки с Поттером, и утащить его в ближайшую кофейню Малфою удалось только через полчаса.

Согревшись горячим чаем, они, наконец, отправились за покупками, и Драко не упустил возможности научить Криса уменьшать эти самые покупки.

- А давай, купим еще что-нибудь? – пацаненок был в таком восторге от собственных новых навыков, что готов был уменьшать все, что попадалось под руку.

Драко улыбнулся и взглянул в список Кричера. Оставались только апельсины и яблоки.

- Малыш, во-о-н там, видишь, большой магазин головных уборов? Вот, прямо за ним есть фруктовая лавка. Сбегаешь? – он протянул радостно закивавшему Крису кошелек. – Нам нужны яблоки и апельсины. Выбери поароматнее.

Волчонок схватил деньги и припустил в указанном Малфоем направлении. А следом за ним быстро зашагал Коллинс.

Драко удивленно вскинул бровь:

- Я думал, вы только меня сторожить должны…

- Электи приказал не выпускать из виду обоих, - хмуро буркнул Нолан, напряженно оглядываясь по сторонам.

Драко почувствовал, как в груди разливается уютное тепло. Гарри волновался за Криса. Не только за своего сателлита, но и за маленького волчонка. Волновался! Ведь это означало, что мальчишка тоже стал Поттеру дорог?

Слегка улыбнувшись, Малфой развернулся и медленно побрел по улице, рассматривая красочные, еще по-праздничному наряженные витрины, больше не обращая внимания на держащегося в пяти шагах от него вервольфа.

Он остановился у витрины небольшого магазинчика с громким названием «Рай зельевара». За стеклом стояли и висели котлы различных размеров и даже форм, колбы из прозрачного и непрозрачного стекла, всяческие приспособления для разливания зелий и даже несколько вариантов наборов для измельчения ингредиентов.

Драко задумчиво рассматривал все эти сокровища и вспоминал Снейпа. Он любил этого сукиного сына. Знал и любил с детства, словно родного дядю… И до сих пор не мог простить ему его выбора, во благо всего магического мира отправившего на смерть Гарри…

- Вот мы и встретились, с-сука, - обдало его ухо свежим перегаром злобное шипение, и в отражении витрины вздрогнувший Драко увидел Рона. – Все из-за тебя… Это все из-за тебя…

А в следующее мгновение Уизли с силой втолкнул его в соседний проулок и шагнул следом, направляя палочку:

- Что ты со мной сделал, Хорек? - белки его глаз были красными, веки припухшими, губы дрожали, а руки и вовсе ходили ходуном. – Что ты сделал со мной, выродок?!

Взгляд Драко метнулся к выходу из проулка. Нолан надвигался беззвучно и обманчиво медленно, но Малфой понимал, что от смерти рыжего отделяют доли секунды.

- Опусти палочку, Уизли, - Драко отрицательно качнул головой, прося вервольфа остановиться. – Тебе не нужны проблемы…

- У меня уже проблемы! – взвыл Рон. – Ты!.. Ты - моя проблема!..

- Уизли, ты не успеешь даже пикнуть - тебе оторвут голову, - стараясь говорить спокойно и уверенно, произнес сателлит, медленно поднимая открытую ладонь.

- Стой, где стоишь! – завопил Рон, явно не поняв ни слова из сказанного Драко. – Не шевелись, гад!

Малфой видел, что Уизли сильно пьян, что у него истерика. Рыжий пропустил бы «Экспеллиармус» Драко, даже несмотря на то, что палочка сателлита все еще была в держателе. Но любое резкое движение сейчас могло спровоцировать Нолана на прыжок… И как он тогда будет объяснять Гарри свернутую шею его веснушчатого друга?

- Нолан, не причиняя вреда, - произнес Драко и, заметив полнейшее непонимание во взгляде Уизли, закрыл глаза.

***



Первым, что увидел Гарри, вылетев из зеленого пламени в собственной гостиной, была спина Криса, сидящего верхом на коленях у Уизли в ближайшем к камину кресле. За одно мгновение в голове Поттера пронеслась сотня самых жутких мыслей, а в следующую секунду он уже держал мальчишку на руках, крепко прижимая к себе, и посылал в бывшего друга «Петрификус Тоталус».

- Что? – Гарри чувствовал, что задыхается. – Что он сделал? Ты цел? Где Драко?

Крис только испуганно хлопал ресницами, и Гарри повернулся к Рону, почему-то начавшему синеть.

- Где Драко? – выдавил он сквозь стиснутые зубы, ткнув палочкой в горло Уизли.

Взгляд Рональда казался каким-то остекленевшим, и только бегущие по щекам слезы говорили, что рыжеволосый парень еще жив. У Поттера на миг мелькнула мысль, что он невербально послал в Рона нечто посильнее «Петрификуса», но волновало его сейчас не это.

- Драко! – вырвавшийся из легких Электи рев прокатился по дому, несколько раз отразившись эхом.

- Ну, что ты кричишь, Поттер? – Малфой, появившийся на пороге с кружкой в руках, удивленно вскинул бровь. – Ничего я не сделал твоему Уизли… - и, взглянув на Рона, вдруг побледнел и выхватил палочку. - Дьявол! Фините Инкантатем! Поттер! Какого хрена…

Он не договорил. Гарри с Крисом на руках бросился к нему и, едва Малфой успел отвести в сторону кружку с горячим напитком, стиснул его в объятиях.

- Поттер! – возмущенно воскликнул Драко. – Глинтвейн горячий! Кричер только что сварил... Ты что творишь!

Но Электи не было дела ни до глинтвейна, ни до Кричера.

- Слава Мерлину, - тихо шептал он, одной рукой прижимая к себе Драко, а второй держа висящего на нем Криса. – Что он сделал? Бля… Что здесь было? Где омеги?!

- Поттер, перестань, - Драко отстранился и спрятал палочку. – Ничего он не сделал. Нолан его скрутил. А вот ты его сейчас чуть не убил повторным «Петрификусом». Ты чего?

- Электи, - раздался за плечом Малфоя басовитый и немного виноватый голос омеги. – Он напал на сателлита, обвинял вроде в чем-то, палочкой тыкал… Я его обезвредил…

- Я его вообще-то отпустить хотел, - фыркнул, перебивая вервольфа, Малфой. – Ясно же - у рыжего крыша поехала. Напился, а тут я встретился, он и бросился отношения выяснять… Но твои клыкастые заявили, что решать его дальнейшую судьбу будешь ты. Я его немного обездвижил, чтобы мы могли нормально пообедать… Ну, и пасть «Силенцио» заткнул, а то Кричер на его ругань больно уж чувствительно реагирует.

- Крис… - язык плохо слушался Поттера. – Какого черта Крис делал у него на коленях?

Драко удивленно хмыкнул и отдал Нолану кружку с глинтвейном:

- А он что, заразный? Этот гаденыш, испортил нам с Крисом прогулку… За это я разрешил волчонку потренировать на застежках его мантии выученное сегодня «Редуцио», - Драко усмехнулся. – Не уверен, что всем застежкам можно вернуть нормальный размер.

Гарри вздохнул, спуская, наконец, пацаненка с рук, вновь притягивая к себе Малфоя и ощущая, как постепенно ослабевают сдавившие сердце тиски ужаса.

- Да что с тобой? – тихо прошептал Драко, ласково пробегая пальцами по его спине.

- Испугался, - хрипло прошептал Гарри. – Чертовски испугался…

Открывшийся за его спиной портал заставил Электи замолчать и обернуться. Нарисовавшийся посреди гостиной Уилан, мгновенно окинув взглядом присутствующих и оценив обстановку, вздохнул:

- Совы летают невыносимо медленно…

- Я вообще не знаю, зачем твои омеги вздумали тебя беспокоить, - улыбнулся Драко. – Нашли, тоже, происшествие…

Ранделл хмуро смерил его взглядом, но не ответил, вместо этого обратившись к Гарри:

- В аврорат его?

Электи отрицательно качнул головой и, выпустив Малфоя из объятий, шагнул к Рональду:

- Я обещал ему не аврорат, - прорычал он. – Аврорат ему был бы, если бы ты его где-нибудь на другом конце Лондона поймал… Что, Рон, поболтаем напоследок?


Уизли захлебывался слезами и умолял о пощаде, вызывая искреннее недоумение на лице Малфоя и столь же искреннее отвращение на лицах вервольфов.

- Я же твой друг… Друг, Гарри… - бормотал он между всхлипами. – Я ничего не хотел… Просто… Просто поговорить…

- Где мальчишка, Рон? – Гарри взмахом руки подвинул кресло, уселся напротив бывшего друга и, взглянув на стоявшего у входа омегу, коротко бросил: – Уведи Криса.

- Какой… Какой мальчишка, Гарри? Гарри, пожалуйста… Я не хотел…

Поттер проследил за обиженно насупившимся волчонком, вышедшим из гостиной в сопровождении взрослого вервольфа, и вновь взглянул на Уизли:

- Где хастлер, которого ты изнасиловал, Рональд? – голос Электи был угрожающе спокойным.

- Изнасиловал? – пораженно выдохнул Малфой. – Гарри…

Поттер остановил его взмахом руки:

- Потом, Драко… Отвечай, Рон. Отвечай, пока я просто спрашиваю.

- Не… Не знаю, - в глазах Уизли плескались отчаяние и ужас. – Я ему заплатил и отпус… А-а-а-а!

Рукав на обездвиженном предплечье Рона рассыпался в прах, а по коже медленно пополз глубокий надрез.

- Поттер, ты что творишь?! – с ужасом воскликнул сателлит и собирался было броситься к Уизли, но его тут же сжали стальные объятия Уилана.

- Сначала надрез вдоль предплечья, Рон, - Гарри подался вперед, всматриваясь в обезумившие от страха глаза рыжего парня. - Потом два круговых, по сгибу локтя и по запястью. А потом я сорву этот ненужный лоскут кожи собственными руками. Когда за тобой придут авроры, Рон, ты будешь еще живым – это я тебе гарантирую - окровавленным куском мяса. Твою веснушчатую шкурку я отдам им дополнительно, аккуратной кучкой.

- Мамочка, мамочка, мамочка… - тихо шептал Уизли.

- Где парень, Рон? – рыкнул Гарри так, что позади него вздрогнул даже Уилан, сжимающий в объятиях онемевшего от ужаса Драко.

- Я скажу, скажу… - бормотал Рон. – Мамочка… Пожалуйста, не надо… Я скажу…

Вновь начавший удлиняться на окровавленной руке надрез заставил парня дико заорать, и воздух наполнился запахом свежей мочи.

- Уизли, этому креслу лет сто, - раздосадовано проворчал Гарри, останавливая пытку. – Теперь выкинуть придется. Будь хорошим мальчиком, говори яснее, и спокойно пойдешь в тюрьму.

- Я… - Рон всхлипывал и прерывисто втягивал воздух. – Я его… К магглам… Я… Гарри… Я… Нет! Нет, пожалуйста! В клинику подбросил! О нем там позаботятся! Я… Я сам испугался! Я не знаю, что на меня нашло!.. Он… Он сознание потерял… И я… Гарри, я не хотел…

- Адрес клиники, Рон, - перебил его Гарри, незаметно начиная возвращать целостность кожи на пораненной руке.

Рональд, заикаясь и всхлипывая, назвал адрес, и Гарри резко поднялся с кресла.

- Уилан, найди мальчишку и отправь в Мунго.

Ранделл кивнул, выпустил из объятий Драко и мгновение спустя исчез в камине. Гарри взглянул на Малфоя и вдруг понял, что, кажется, перегнул палку.

- Я напугал тебя?

- Да. Это было страшно, Поттер, - хрипло откликнулся неестественно бледный сателлит.

- Я не знал, куда он дел парня, Драко. От скорости получения информации могла зависеть жизнь шестнадцатилетнего мальчишки. А это был всего лишь безобидный надрез…

- Я не сказал «опасно», я сказал «страшно», - Драко слегка тряхнул головой, словно отгоняя неприятные воспоминания, и, посмотрев на Рона, брезгливо поморщился. - Убери это из нашего дома, Поттер, к нам вот-вот придет Панс, - он направился к выходу, но у порога, столкнувшись взглядом с ожидающим его омегой, остановился и обернулся: - К слову, Гарри… Это случилось не из-за твоего или моего статуса. Это случилось, потому что у Уизли проблемы с головой. Если ты все еще считаешь, что мы должны пожизненно прятаться, тогда лучше давай умрем сразу, здесь и сейчас. Потому что от всего на свете спрятаться нельзя, а жить в вечном страхе и ожидании несчастий - невыносимо. – он на несколько секунд замолчал, словно давая Поттеру время вникнуть, и добавил: - Но если ты все-таки выберешь жизнь, будь любезен, избавь меня впредь от упреков за то, что я в этой жизни выбрал счастье.


Несколько минут спустя Гарри связался с кабинетом Шеклболта и, открыв камин для авроров, передал Рональда слугам магического правопорядка. Передал совершенно невредимым, но с одним рукавом на мантии и сильно воняющим мочой. Ответив на несколько наиболее важных вопросов и пообещав чуть позже явиться в аврорат, чтобы дать все необходимые следствию показания, Гарри выпроводил мракоборцев и, наконец, направился на кухню. Нужно было поговорить с Драко…

- П-привет, Поттер… Ты дома? – появившаяся в зеленых всполохах Паркинсон растерянно замерла, едва шагнув на паркет.

Гарри, вздохнул, устало улыбнулся ей и, вернувшись, забрал неуверенно протянутую девушкой тарелку с ароматным, румяным пирогом.

- На обед заскочил. Проходи, сейчас позову Драко.

Он быстро вышел и через несколько секунд перешагнул порог кухни. Но вместо того, чтобы сообщить сателлиту о приходе подруги, Гарри выгнал вервольфов, отправил домовика заняться загаженным креслом и запер дверь. Драко следил за ним, не проронив ни слова, и когда Поттер, наконец, подошел и, притянув сателлита к себе, крепко сжал в объятиях, тот лишь робко обнял его в ответ.

- Прости меня, - тихо прошептал Гарри. – Прости… Я… Драко, я так люблю тебя… Мне так страшно от мысли, что с тобой может что-то случиться…

Малфой тяжело вздохнул и стиснул его чуть крепче:

- Гарри, я взрослый волшебник, хорошо владеющий палочкой. У меня в охране вервольфы. Давай жить, а не бояться. Пожалуйста.

Поттер молча кивнул и уткнулся лицом ему в шею. Драко ласково провел ладонью по его спине, и Гарри показалось, что этим движением он убрал большую часть напряжения, тяжести и страха.


- Ты не бросишь меня? – это прозвучало так по-детски, что Гарри сам же тихо рассмеялся и… вдруг поняв, почему пощипывает глаза, тут же отстранился и смущенно вытер слезы. – Извини, я…

- Ты – главное в моей жизни, Поттер, - Драко рассматривал его с легкой усмешкой. – Я никогда тебя не брошу. Даю слово. Веришь?

Гарри, кивнув, виновато улыбнулся, и Малфой, вновь притянув его к себе, осторожно прикоснулся губами к губам. Поттер впустил ласковый и властный язык сателлита и расслабился в уверенных объятиях, позволяя себе на несколько секунд забыть все напряжение последних дней, весь кошмар последних часов.

- Хочу тебя, - простонал он, когда Драко, наконец, перестал терзать нежностью его рот. – Но там Панси пришла… И у меня еще куча дел…

- Сначала пообедаешь, потом дела, - тут же нахмурился Малфой.

- Да, мой сателлит, - покорно согласился Гарри и сам накрыл ответным поцелуем губы Драко, а несколько секунд спустя добавил: - Все всегда будет так, как хочешь ты…


Через двадцать минут, когда Гарри уже полностью расправился с обедом, вернулся Уилан.

- В Мунго, - хмуро ответил вервольф на молчаливый вопрос Поттера. – Выглядит, как наши Дане – овощ овощем. Колдомедики занимаются. Сказали, что прогнозы делать можно будет только после полного обследования. Электи, в Мунго нас ждали авроры и Шеклболт. Министр просил тебя зайти к нему, как освободишься… Но обязательно до аврората.

Гарри отпустил Альфу и, оставив Драко и Панси дальше наслаждаться глинтвейном и выпечкой, аппарировал в Мунго.


Малолетний хастлер лежал в запертой от посторонних палате интенсивной терапии на пятом этаже в отделении недугов от заклятий. У двери на небольшой больничной кушетке плакала Лейла – видимо, авроры известили девчонку об обнаружении брата.

Увидев Гарри, девушка бросилась к нему и схватила за руку, с мольбой заглядывая в глаза:

- Сэр! Меня не пускают к нему! И ничего не говорят! Сэр, умоляю! Помогите мне! Я должна его увидеть! Я сделаю все, что захотите! Я многое умею…

Гарри передернуло, и он вырвал руку.

- Жди здесь, - бросил парень и быстро направился искать медперсонал, способный открыть доступ к мальчишке.

Через пару минут он стоял у постели паренька и слушал причитания его сестры, упавшей у кровати на колени и прижимающей к лицу безжизненную ладонь. Гейб выглядел восковой куклой, только постоянно подрагивающие словно в предчувствии судороги мышцы, напоминали, что тело еще живо. Губы парнишки почернели от полопавшихся при неумелом тотальном «Обливиэйте» сосудов, уши были запачканы запекшейся кровью, а дыхание почти не ощущалось…

- Страшная картина, - раздался за спиной Гарри негромкий, знакомый женский голос, и парень обернулся:

- Здравствуйте, мисс Вуд, - он кивнул, приветствуя женщину-врача, когда-то занимавшуюся им самим. – Прогнозы уже можете дать?

Она устало качнула головой, подойдя ближе.

- Мы делаем все, что можем, мистер Поттер, но, боюсь, шансов у мальчика очень немного. Если бы его принесли к нам сразу… Когда дело касается ментальных чар, все зависит от времени начала лечения. Важна каждая минута. Сейчас остается только надеяться на силы почти детского организма. Был бы он на несколько лет старше, вероятности выхода из комы не было бы вообще, - она оторвала взгляд от Гейба и перевела его на Гарри. – Мне сказали, что это вы его нашли?

- Это не имеет значения, мисс Вуд. Я могу чем-то помочь?

Женщина грустно усмехнулась:

- Найти и наказать тех, кто с ним сделал это, курсант.

Гарри только сейчас понял, что дома забыл даже переодеться.

- Накажем, доктор, - кивнул он и развернулся к выходу. – Не прогоняйте девушку. У них двоих нет никого кроме друг друга. Может быть ради нее он найдет в себе силы вернуться.

- Я прикажу поставить здесь кушетку для нее, - услышал он ответ врача, уже выходя за порог.


Шеклболт встретил его встревоженным взглядом:

- Ты как, Гарри?

- Сэр, я устал и чертовски хочу домой, а мне еще неизвестно сколько отвечать на вопросы в аврорате. Зачем вы хотели меня видеть?

- Присядь, Гарри, - Кингсли явно нервничал и не знал с чего начать. – Ты… Гарри, то что произошло – ужасно. Я до сих пор не могу поверить…

Поттер присел в кресло и утвердительно кивнул:

- Мне тоже верится с трудом, сэр. Но Уилан нашел парня в клинике, которую назвал Рон, магические отпечатки четко показывают все использованные Рональдом заклинания, Ранделл почувствовал сексуальное насилие. Боюсь, Рон не оставил нам возможности не верить.

На несколько секунд наступила тишина, но потом Кингсли заговорил вновь:

- С Драко все в порядке?

- Да. У Драко хорошая охрана.

- Ну, и слава Мерлину, слава Мерлину, - быстро забубнил как-то совсем по-стариковски Шеклболт и, поднявшись, отвернулся. – Гарри… Ты знаешь, что можешь отказаться свидетельствовать против Рональда?

Поттер непонимающе уставился в затылок министра:

- Что вы имеете в виду?

- Он твой друг, а теперь еще и родственник, Гарри. Ты можешь не давать против него показаний…

- Сэр, я вас не понимаю…

Министр обернулся и, взглянув в зеленые глаза парня, вздохнул:

- Гарри, малыш, выслушай меня не перебивая, хорошо? Просто выслушай… - он прошелся по кабинету и остановился напротив Поттера. – Такер не фиксировал твои показания в том пабе, потому что… Мерлин… Гарри, ты понимаешь, как это выглядит? Ты пришел к Уизли и нашел в его спальне голого и связанного несовершеннолетнего мальчишку. Рон сказал тебе, что это проститутка, и ты спокойно ушел, оставив все как есть. После чего оказалось, что паренька изнасиловали, сделали инвалидом и бросили у магглов… Ты понимаешь, какую тень это бросает на твою собственную репутацию?!

Гарри хмуро смотрел на него исподлобья, чувствуя, как по венам расползается ярость.

- На мою репутацию, сэр? – тихо прошипел он. – Мне куда важнее то, что лежит на моих совести и чести. А на них, сэр, тяжкий груз – искалеченная жизнь пацана и горе его сестры.

- Гарри, они - шлюхи, рано или поздно все закончилось бы так же, только виновен был бы не брат твоей невесты…

- Они – люди, Кингсли! – Гарри тихо, угрожающе рычал, медленно поднимаясь на ноги. – Они - почти дети, которые никому не нужны в этом мире! Вы хотите, чтобы я из-за своей репутации, из-за репутации ветеранов Второй магической… Из-за репутации Министерства отказался давать показания и позволил насильнику и почти убийце остаться безнаказанным? Вы видели этого мальчишку? Видели его сестру?..

- Видел… - Шеклболт казался виноватым, но не напуганным. – Гарри, я просто хочу, чтобы ты хорошо все обдумал. Я приму любое твое решение и поддержу тебя. Но…

- Без «но», сэр. Давайте, остановимся на последней вашей фразе, - он развернулся и направился к двери.

- Гарри! Хотя бы поговори сперва с Драко! В конце концов, все, что происходит с тобой, касается и его! – бросил ему в спину свой последний довод министр.

Гарри замер на миг на пороге, но вышел, больше ничего не ответив.

***



Оказалось, Панси хотела поговорить про вервольфов. Девчонка, очарованная Уиланом, но не смеющая даже мечтать о парне своей новой неожиданной подруги, выяснила, что у этого сногсшибательного Альфы целая стая почти таких же сногсшибательных омег. Эта мысль не давала девушке покоя больше суток.

- А вон тот, что постарше… Коллинс, да? – шептала немного опьяневшая от глинтвейна Паркинсон. – Он такой мужественный!

Драко взглянул на сидящего у порога прямо на полу оборотня и слегка хмыкнул:

- Он – вервольф. Конечно, он мужественный, Панс, - все мысли Драко сейчас были совсем не о романтических фантазиях подруги, он до сих пор не мог осознать того, что произошло, не мог поверить в Уизли – конченого подонка. – Хочешь, я уведу Криса наверх, а ты выпьешь с этим супер-мужчиной и познакомишься с ним поближе?

Крис, сидящий на шкуре у камина и показывающий Нолану и Кричеру, какие заклинания он уже выучил, навострил уши и обернулся, прислушиваясь к их разговору.

- Так, он же за вами пойдет… - едва слышно хихикнула Панси. - Он меня и заметит-то, только если я ткну в тебя или в Криса палочкой. И пить ему, наверное, нельзя… Эх…

Драко слегка усмехнулся и пообещал подруге, что обязательно устроит им встречу в нерабочей для Коллинса обстановке… И снова ушел в себя, на что девушка отреагировала тяжелым вздохом:

- Ладно, мой принц, я вижу, тебе не до меня, - она поднялась. – Как уладите все свои проблемы, давайте, устроим веселый вечерок?

Драко заверил девушку, что в ближайшее время они обязательно снова соберутся и, проводив ее, ушел в спальню. Хотелось побыть одному.

Гарри ничего толком не объяснил о Роне, у них почти не было времени поговорить наедине, и Драко владел лишь той информацией, которую получил из пытки Уизли и общения Электи с Уиланом, а она была довольно скупа. Он знал только, что у Уизела совсем съехала крыша, он изнасиловал какого-то хастлера, а потом испугался и подкинул бесчувственного парня в маггловскую клинику… А еще, что обо всем этом как-то узнал Гарри, и что рыжий, кажется, винит во всем произошедшем его – Малфоя.

Драко отчего-то не находил себе места. Он попытался почитать, но строчки постоянно расплывались, а в ушах, сменяя друг друга, вновь звучали голоса Поттера, Уилана, Уизли…

Малфой нашел сигареты и, открыв окно, присел на подоконник и закурил. Нет, сигареты не успокаивали нервы, но заставляли хоть немного посидеть на одном месте.

Гарри не был похож сам на себя, когда выпытывал у Рона местонахождение этого хастлера. Таким Драко его даже представить себе не мог. Словно сам Дьявол вселился в тело Поттера - жестокий, кровожадный и спокойный в уверенности своей полной власти над жертвой Дьявол. На какое-то мгновение Малфой даже испугался, что перед ним не его Электи, что у Регулуса Блэка все получилось, и в теле Гарри живет Том Реддл – слишком похожим на поведение Волдеморта в те жутковатые минуты казалось поведение Поттера. Пугающе похожим.

Конечно, Уизел напал на сателлита, и на это можно было списать жажду крови и ярость Электи, но… Гарри никто не сообщал о нападении, а он примчался домой уже взвинченным и испуганным за них с Крисом. И Рон в чем-то винил Драко… Что же, в конце концов, происходит?

«В Мунго нас ждали авроры и Шеклболт. Министр просил тебя зайти к нему, как освободишься», - вспомнились Малфою слова Уилана, и парень нахмурился еще больше. Рональд Уизли – герой войны, понятно, что Шеклболта волнует происходящее. Но зачем он лично явился в Мунго? Разве не логичнее было бы присутствовать при допросах рыжего и корректировать действия аврората, заводя дело в необходимые Министерству рамки? Зачем министру нужно было увидеть пострадавшего мальчишку лично?

Драко затушил сигарету и направился к шкафу, на ходу стаскивая домашнюю рубашку.


Он долго стоял у кровати бесчувственного паренька, не в силах оторвать взгляда. Все мгновенно встало на свои места. Мальчишка был упрощенной и немного уменьшенной копией его самого. Рональд Уизли снял хастлера, похожего на любовника своего лучшего друга и… Изнасиловал его. А возможно, и не только изнасиловал, потому что, по его же словам, парень потерял сознание, и только после этого Рон пришел в себя, испугался, превратил грубым, но сильным «Обливиэйтом» мозг своей жертвы в подгоревшую кашу и бросил мальчишку у маггловской клиники, в надежде, что его там спасут, но никогда не найдут авроры, а сам он никогда не вспомнит, кем является.

Рон Уизли не просто сдвинулся, он сдвинулся на Драко Малфое. Вот, чем объяснялось все происходящее.

Драко перевел взгляд на небольшую кушетку в углу палаты, где, неудобно свернувшись, спала светловолосая девушка. Припухшие губы, покрасневшие веки и носик девчонки говорили о долгих рыданиях, а слегка вздрагивающие плечи о продолжающихся даже во сне волнениях за жизнь близкого человека.

Сателлит чувствовал вину перед этой девочкой и перед лежащим под капельницами пареньком. Это из-за него с ними произошел весь этот кошмар. Это он вызвал в Уизли жестокие навязчивые фантазии.

- Мерлин… - услышал Драко за спиной едва слышный мужской шепот и обернулся.

Артур Уизли стоял в дверях палаты, с ужасом глядя на безжизненное, бледное лицо изувеченного его сыном парня.

Артур вызывал у Драко странную смесь тепла и сочувствия с презрением и отвращением. Этот хороший от природы, добрый и правильный человек был настолько слабовольным, что не смел возразить даже собственной жене, когда та, купившись на посулы Малфоев-старших, занялась организацией фиктивного брака единственной дочери. Артур явно был против, но пошел на поводу у жадной супруги. И только это говорило о многом.

- Как же… Что же это?.. – пробормотал отец рыжего семейства и перевел несчастный взгляд на сателлита: - Драко, ты как? Тебе он… Ничего не сделал?

Малфой слегка качнул головой:

- Нет, мистер Уизли. До меня ваш шестой отпрыск не дорос.

Артур не отреагировал на язвительность тона сателлита, вновь переведя взгляд на кровать юного хастлера:

- Чем… Мы можем чем-то помочь?

- Не думаю, что мы здесь можем что-то сделать, - тихо ответил Драко и, шагнув мимо него к двери, добавил: - Если только спасти от подобного будущего его сестру.


Гарри вернулся к ужину. Уставший, тихий и мрачный. Он искренне пытался слушать без умолку болтающего Криса и даже что-то отвечал ему, старательно кивал возмущенному порчей кресла Кричеру, и, кажется, был очень благодарен Малфою, даже не пытавшемуся тоже затеять какой-нибудь разговор.

Покончив с ужином, Драко поднялся из-за стола и слегка тронул плечо Поттера:

- Пойдем, ты устал.

Электи не сопротивлялся, безмолвно последовав за ним в спальню, но когда пальцы Драко коснулись застежек курсантской мантии, Поттер поймал их и тихо выдавил:

- Подожди… Мне нужно тебе кое-что рассказать.

Его голос был хриплым, и в нем слышалась такая отчаянная решимость, словно Гарри сейчас собирался признаться минимум в измене Родине.

Драко медленно убрал руки, шагнув к кровати, присел на край постели и похлопал ладонью рядом с собой.

Гарри рассказывал долго, то и дело запинаясь, сбиваясь с мысли, а иногда и вовсе замолкая на несколько минут. Он рассказал о том, что они с Грейнджер увидели в Норе, когда Гермиона утащила его с помолвки мириться с другом, о сегодняшнем утре, об опросе свидетелей, о встрече с Уиланом в «Хромом тестрале», о фотографии мальчишки… И о том, что они нашли в комнате Рона, о заключениях эксперта и Уилана, о поисках Рональда, и о том, как он едва не заавадил рыжего, когда увидел у того на коленях Криса. А потом о мальчишке в Мунго, о его сестре и невеселых прогнозах колдомедика… И, наконец, о разговоре с Шеклболтом.

Драко не перебил Электи ни разу, только нашел его пальцы и мягко сжимал их в течение всего рассказа. Но когда Поттер закончил пересказывать все, что услышал от министра, и вновь замолчал, Малфой, напрягшийся еще на первой цитате «из Шеклболта», выпустил его руку и, поднявшись, отошел к окну, пряча от Гарри потерявшее краски лицо.

- Ты хочешь обсудить со мной, стоит ли давать показания? – хрипло выдавил он.

Поттер несколько долгих секунд молчал, и Драко, не выдержав, обернулся. Электи сидел так же, как Малфой его оставил, опершись предплечьями на колени, сцепив пальцы в замок и глядя неподвижным взглядом себе под ноги.

- Гарри?

- Прости меня, - прошептал Поттер. – Если бы я не дал показания, по нему не смогли бы начать следствие. Я должен был…

Драко показалось, что у него с души свалился огромный надгробный камень. Не поддался. Конечно, Поттер не поддался на уговоры Шеклболта!

Сателлит слегка улыбнулся и, подойдя, опустился перед Электи на колени.

- Теперь я могу раздеть тебя? – тихо спросил он, глядя в зеленые глаза, полные непонимания и надежды одновременно.

- Р-раздеть? – переспросил Гарри. - Я… Я думал, ты обидишься, что я не посоветовался. Это ведь действительно падет пятном на мою репутацию и затронет нас всех…

Драко, не дожидаясь разрешения принявшийся расстегивать на нем мантию, кивнул:

- Сначала секс, Поттер. А потом я расскажу тебе, что такое репутация, и как порой некоторые пятна на ней оказываются пятнами чистящего средства, в итоге придающего ей кристальную чистоту. Потом. Сейчас я хочу добраться до твоего тела.