ID работы: 2603053

Заурядный человек

Гет
R
Завершён
1995
автор
Xrymxrums бета
Размер:
115 страниц, 17 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
1995 Нравится 620 Отзывы 827 В сборник Скачать

14. Сувениры из Италии

Настройки текста
* * * Месяц спустя. * * * Разбудил меня звонок мобильника. Кто будет звонить в пять утра? Оказалось, мастер Ма. После тренировок неделю назад мы стали общаться немного ближе. Он даже пытался мне продать откровенные фото Сигуре, но я отверг его предложение. – Слушаю, – поднял я трубку. – Кен-тян, для тебя есть работа… не сходишь со мной? – в своей обычной манере спросил мастер. – Иду-иду. Позвоните тогда Акисаме-сенсею, скажите, что я с вами буду шляться… Ма отключился, а я с неохотой встал. Всё-таки жизнь – тяжёлая штука. После того, как Сакаки устроил мне мега-тренировку, мастера быстро усвоили его опыт и подняли нагрузки. Теперь машины Акисаме-сана стали по истине адскими, били током и требовали от меня нагружать ки по полной. Это уже сильно затрудняло жизнь, а тут ещё и Апачай присоединился. Бил он сильно, но аккуратно – ни разу моя улетающая от его ударов туша не разбила ни одного дома, хотя должна была бы. Это они мне так за работу мстили. Зато с Миу отношения наладились после того как рядом с домиком Апачая вырос ещё один и по всему додзё начали шнырять породистые кошки и несколько таких же породистых котов. Попадаться к Миу на нянченье мужики не хотели, поэтому обходили её стороной, зато кошки млели, и сама Миу торопилась домой как на праздник. Акисаме два дня в неделю работал тренером – пока что его нанял я, для… Такеды. Икки решил вернуться в большой спорт, да ещё и вроде бы начал немного со мной разговаривать. Рагнарёк он послал лесами и полями, что, по моему мнению, правильно. Такеда старался в поте лица и Акисаме его не жалел. А Сигуре… с Сигуре тоже вроде бы всё было хорошо. Деньги сразу вот так просто не потекли ручьём, но потихоньку начали находится клиенты и первые прибыли все, кроме Апачая, собрали. С почином поздравили всех, особенно этому был рад старейшина – наконец-то додзё стало приносить доход и можно было не волноваться о делах, да и мастера потихоньку умерили свои сумасшествия, растрачивая потенциал на работу. Мастер Ма стал реже подглядывать за Сигуре и Миу – заниматься дома рабочими делами ему претило… Пришлось собираться – благо, был выходной. Под офис Ма Кенсею переоборудовали бывшую клинику и ещё пришлось вложиться в хорошую мебель и новинки миниатюрных фотоаппаратов. Электроника тут была развита по другому – сказывается то, что флагманом был советский союз, а у русских свои представления о функциональности. Одноразовую «китайскую» технику было встретить сложно, время смены поколений было другое. К примеру, ноутбук уверенно служил пять лет, и в процессе его разок можно было модернизировать, что бы подогнать под рост возможностей. Убить технику было сложно и часто в продаже встречалась линейка продукции для экстремальных условий – выдерживающие как жару до плюс пятидесяти, так и мороз до минус пятидесяти, способные не тонуть в воде за счёт объёмного понтонного корпуса и за счёт него же выдерживающие падения с высоты. Именно такие мобилы у всех в Рёдзанпаку. Первую партию прибыли потратили на связь. Я наконец-то окончательно проснулся, размявшись с макиварой и отправился к мастеру Ма. Офис его был впритык к стене додзё, в том же здании, что и клиника Акисаме-сана. – Звали? – вошёл я без стука, – мастер Ма? – Здесь я, – китаец слез со шкафа, где были в коробках различные приспособления для маскировки. – Что такого интересного там нашли? – Да так, мелочи. У меня пару дней назад была интересная женщина. Ох, интересная… – Ближе к делу, – попросил я его, – что такое случилось? – О, совсем ничего, – Кенсей взял в руки фотоаппарат с длиннофокусным объективом, – кроме того, что ко мне обратилась женщина по фамилии Сирахама… – Что? – у меня дёрнулось веко, – фотографии есть? – Обижаешь… – Кенсей пригласил меня к ноуту и мы посмотрели запись с камер… Да, я любого ожидал, но не такого… – Знаешь её? – Мама, – тяжело вздохнул я, – что она хотела? – Коммерческая тайна, – улыбнулся Ма. – Ага. А я – совладелец… колись, мастер Ма, что мама у тебя искала? – Мелочи, Кен-чан, – улыбнулся в усы мастер, – всего-то за её мужем проследить. Часто задерживается на работе, причём иногда на целую ночь… – Круто он задерживаетя, – усмехнулся я, – никак завёл себе пассию… ай да папа. – Не спеши, Кен-чан, я ещё не приступал к работе. – Тогда держите меня в курсе, если вам не трудно, мастер Ма. – Я думал, поручить эту работу тебе, Кен-чан. Пора тебе уже начать тренировать навык оставаться незамеченным. Мастер Ма хитро улыбнулся. Я подумал немного над его предложением и отказался: – Лучше просто держите меня в курсе дела. Я не буду следить за собственными родителями, но если у папы или мамы найдутся контакты на стороне, это не будет для меня разочарованием. Возраст у них такой… * * * На меня напала хандра. Причём – всерьёз. Дела, вроде бы, пришли в относительную норму, поэтому я и захандрил – для нормальной жизни нужны проблемы, препятствия, работа, в конце то концов, а тут… Ничего. В подавленном виде меня и обнаружил мастер Ма, когда я после школы, приехав в додзё, немножко подрался с Апачаем и лежал в нокауте, размышлял о жизни… – Ой-вей, – совсем не по-китайски воскликнул Ма, – да никак наш ученик совсем обленился? – Можно и так сказать, – открыл я глаза, – что-то хандра напала. – Ничего, мы это быстро вылечим, – обрадованно сказал китаец, – а ну ка, соберись! Пришлось встать и показать заинтересованность. Мастер, как оказалось, перепоручил эту проблему Сакаки-сану, а сам свалил. Я остановился перед дверью в комнату Сакаки. – Да заходи уже, – громко сказал он. Внутри… был небольшой бедлам. – Куда-то собрались? – я осмотрел вещи, которые паковал мастер Сакаки. – Да. Значит, Ма считает, что тебе пора проветриться. Ничего, со временем привыкнешь. К сожалению, с собой я тебя взять не могу, но… – А что такое? – изобразил я удивление. – Улетаю в Европу, чтоб ей пусто было… – вздохнул мастер-каратист. – Это не причина, – покачал я головой. – Документы у тебя есть? – удивлённо поднял он бровь. – Если быть точным, в наличии у меня гражданство и вид на жительство в Швейцарии… евровиза уже давно откатана, но, я думаю, подновить её много труда не составит. – Это меняет дело. Нам в Италию надо. Не врёшь? – Как можно, – притворно возмутился я, – так я еду с вами? – А школа? – усмехнулся Сакаки… – В прошлый раз мы на неё забили, значит, – ответил я ему ехидством, – а в этот раз печёмся? Ничего, выпишут больничный. А если не выпишут – не велика беда, экзамены я всё равно сдам. Было решено – летим в Италию! * * * Недвижимость я себе купил по двум причинам. Во-первых, требовалось гражданство, а без вида на жительство его получить было нереально. А во-вторых, это моя «загородная дача». Если быть точным – я собирался ещё недавно перебраться туда сразу после окончания школы, поэтому не жалел сил на свой, персонально свой дом, а не дом семьи. Деньги постепенно скапливались – я регулярно снимал «пенку» со своих инвестиций и вкладывал в другие виды ценностей, но уже личные. Так произошло с домом в Японии, так же было и с дачей. Два года назад отец, по моему настоянию, приобрёл и дом, и гражданство, после чего уже я начал работать над обустройством своей резиденции. Или вернее виллы. Приличный особнячок на пару тысяч квадратных метров, с большим залом для вечеринок, бассейном, дорогостоящим интерьером и всем таким прочим. Но главная её достопримечательность – вид из окна. Летом зелёные холмы до горизонта – мечта рекламного фотографа, зимой – заснеженные леса и холмы, на двадцать-тридцать километров вокруг. Шикарный вид на Альпы и ближайшая крупная дорога в паре миль, а так же небольшой аэропорт рядом… а уж какой там чистый и свежий горный воздух – это просто сказка. Сакаки-сан упаковался быстро, я же рванул к себе за документами, успев только попрощаться с родителями и пнуть неудачно подвернувшегося под ноги кота. * * * Миу пылала праведным гневом, так как я снова забил на школу. Для японца это – святотатство. И вообще, о менталитете узкоглазых можно говорить долго и нудно, но я предпочитаю молчать. Так как следовали мы в Рим, пришлось брать билеты до Цюриха. Полёт ничем примечательным не запомнился – разве что своей продолжительностью. Сакаки изничтожал запасы спиртного так же быстро, как двигатели Боинга – топливо. Для него, судя по аппетитам, нужно в самолёт отдельный бак с алкоголем встраивать, тонны на две спирта или вискаря. Остановив потребление горячительных напитков мастером, я спросил у него, когда мы миновали японское море и летели над Китаем: – Сакаки-сан, остановитесь, вы же мне ничего не успели рассказать. – Расскажешь тут, пришлось все планы переделывать… – недовольно буркнул Сакаки, – что ты хотел знать? – Прежде всего – зачем нам в Рим и что там за работа… – А, это… – Сакаки оглянулся на соседних пассажиров и намного тише, склонившись, объяснил: – если коротко, то меня наняли что бы спеленать кое-кого, промышляющего торговлей наркотиками. – Мастер боевых искусств? – уточнил я. – С обычными драгдилерами они и сами справятся, – как само собой разумеющееся сказал мастер Сакаки, – а вот с персонажами которые изучают боевые искусства серьёзно просто так не сладить. Тем более что у него в подчинении около десятка неофитов. Точной информации у меня нет. – Понятно, – кивнул я, – а что, в Европе нет своих специалистов для таких вопросов? – Есть, конечно же, – кивнул Сакаки, – только эта работа нам перепала. Летели мы через советский союз – территория, конечно, малообитаемая, но из соображений экономии легче воспользоваться транзитным маршрутом через весь СССР – с востока Япония, а с запада – Европа. Через четыре часа, когда Сакаки окончательно упился пивом и захрапел, я тоже устал сидеть и пялиться в телек, так что отрубился… Конечную посадку ждал как соловей лета. Первую посадку мы сделали в Пулково, в Ленинграде. Тем более что Ленинград находится как раз на прямой линии из Токио в Цюрих. Учитывая искривление земли, конечно же… – Много тебе времени понадобится? – поинтересовался Сакаки, когда проснулся и посмотрев на дно бутыли, тяжело вздохнул. – Как знать, виза это дело такое… хотя, я думаю, не особо – гражданство у меня есть, евровиза есть, правда, просроченная, так что за день, думаю, управлюсь. – Раньше надо было приходить, – недовольно буркнул Сакаки, – я позвоню кое-кому, что бы не тянули с вопросом… * * * 3 дня спустя * * * Рим – красивый город. Красивый и однозначно, интересный как для туристов, так и для любителей «диких» поездок в поисках впечатлений. Но, к сожалению, полюбоваться красотами первого и последнего Рима нам не дали – уже в аэропорту стоял мужичок Греческо-Пиндосской наружности с плакатом на котором было накарябано «Sakake Sio». Судя по всему, учителя не смутила ошибка в его имени и он уверенно направился к мужичку. – Здравствуйте, вы Сакаки Сио? – спросил мужичок, подняв взгляд на мастера Сакаки. – Он самый, – улыбнулся Сакаки, кивнув мне на машину, – со мной мой ученик. Мужчина посмотрел на меня, после чего пригласил в машину. Я воспользовался случаем что бы осмотреть путь, по которому мы ехали. Ничего примечательного – к моему сожалению, итальянским я не владел, а ехали мы отнюдь не в историческом центре города. Стандартный европейский городок – с виду чисто, тихо, уютно, но за всем этим стояла обычная городская жизнь – со своим бандитизмом, со своими нищими, со своими вечными проблемами. Рим со стародавних времён был едва ли не олицетворением всего этого и сейчас мало что поменялось. Разве что теперь бандиты носят другую одежду и ездят на машинах, а не лошадях. Привезли нас не в какую-либо контору, а в обычную частную квартиру. Приличную, правда, но всё же… Водила проводил нас внутрь. Я молча следовал за мастером Сакаки. В квартире обнаружился местный наниматель. Судя по тому, как радостно встречал он мастера Сакаки. С виду – обычный итальянец, чернявый, с небольшим пузиком. Радостно встретив и Сакаки, и меня, он проводил нас в гостиную, усадив на диван. – Как я рад, что вы наконец прибыли! – Вы говорите так, словно мы летели слишком долго, – встрял я в разговор. – Нет, что вы, синьор, но прежде чем вас наняли нам пришлось потратить много сил на всю бюрократию. Проблема существует уже больше года… – Обрисуйте ситуацию, – попросил я. – Разве вам не сказали? – удивился итальянец. – То, что нам сообщили, это бюрократические данные, синьор... – Мернелли, – представился он, – глава отдела по борьбе с наркотиками полиции Рима. Вы правы, лучше я расскажу, что у нас тут происходит… Наркотики в городе были всегда. До тех пор, пока в Риме будут туристы, будут и наркотики – ночные клубы, дискотеки, частные вечеринки… всего и не перечислить. Мы, по мере сил наших обнаруживаем каналы поставок, но это нелегко, – синьор полицейский взял в руки кофе, отхлебнув сразу пол кружки, – долгое время длилось противостояние, пока мы не вышли на одного из поставщиков. Из Афганистана, через Египет, Ливию и Тунис, идёт канал поставок в Италию. Поставщик этот новый, появился всего два года назад, судя по перехваченным данным, и за короткое время почти что монополизировал торговлю в Риме, убив десяток крупных поставщиков. Если нам удастся получить его данные о курьерах и распространителях, то мы сможем провести полномасштабную чистку… – Не думаю, что он носит весь компромат в кармане, – тяжко вздохнул я. – Конечно же нет, синьор Сирахама! – эмоционально возразил полицейский, – но я уверен, у него и его подчинённых должна быть «чёрная бухгалтерия». Да и сам он представляет серьёзную угрозу, так как за последний год убил более сорока деятелей наркобизнеса и монополизировал их каналы сбыта. – В уме ему видимо, отказали при рождении, – усмехнулся я, – вести себя настолько вызывающе и надеяться прожить долгую жизнь – глупость. – Вы правы, – кивнул Мернелли, – однако, он всё ещё жив и значительно наращивает свои возможности. Просто так арестовать мы его не можем – во-первых, официально синьор Аугустус является бизнесменом-меценатом и репутация у него весьма положительная. К тому же он вряд ли оставит это дело так в покое. – Понятно, – кивнул я, – вам нужны неопровержимые доказательства, что бы прижать его сразу по всем статьям, а не устраивать демагогию в суде… – Именно! – полицейский даже подскочил с кресла, на подлокотник которого присел во время монолога, – именно это нам и нужно. Сакаки переводил взгляд с меня на него, потом обратно, не понимая, к чему этот разговор. По крайней мере по его взгляду можно было так понять. – В таком случае, просто дайте нам координаты, где этого индивида можно найти. А уж нужную информацию мы добудем. Полицейский быстро настрочил на бумажке адреса пребывания цели и я увёл за собой Сакаки. Машину нам Мернелли подал вместе с водилой. Было немного зябко – на небе нависли тучи и температура была не самая курортная. Однако это никого не останавливало – людей на улице было хоть отбавляй. Когда мы вместе с Сакаки отъехали на пожилом фиате от квартиры, мастер повернулся ко мне: – И зачем всё это надо было? – спросил он на приличном английском. – Просто что бы понять, что от нас требуется, – пожал я плечами, – теперь задача усложняется. Победить этого… как его там… уже недостаточно. Нужно выбить из него всю информацию. – С дуба рухнул? – удивился Сакаки, – нас не для этого наняли. Надерём ему уши и всего то делов. – Э, нет, – усмехнулся я, – надерём уши – он опять скроется и продолжит свои тёмные делишки. Тем более что свидетельствовать против себя он не обязан, а в полиции выбить из него показания не смогут. Так что нам придётся обеспечить им достаточную доказательную базу, иначе дело не будет сделано до конца. А ещё лучше – найти бухгалтерию, что бы прижать всю цепочку. – Ну, как знаешь, – покачал головой мастер Сакаки, – как по мне, тут дело на одну трубку. – Знаете, мастер, как-то один человек мне сказал, что делая только то, за что платят, многого не добьёшься… – Он прав, – усмехнулся мастер, – на одной корысти далеко не уедешь. – Нет. Я и сейчас с ним не согласен – бескорыстно всем не поможешь. Хотя бы потому, что все хотят, что бы им помогли бесплатно. Выполняя бескорыстную работу многого не добьёшься. Что бы добиться многого надо делать только то, за что тебе платят, но качественно и надёжно, даже если объём работы превышает плату за неё, всё равно выполнить всё одинаково хорошо, даже если платят слишком мало. Тогда и только тогда можно добиться многого. Во взглядах мы разделились, мастер остался при своих а я при своих позициях. Водила привёз нас в один из элитных районов на западе Рима. Район был застроен крупными особняками, сплошь и рядом были большие заборы и улицы довольно пустынны. На обочинах виднелись весьма недешёвые машины. – Есть план? – спросил я мастера. – Есть идея. Идём и надерём ему задницу. – Сильно, – усмехнулся я, – но не держит же он дома наркоту? – Не держит, – согласился мастер, – есть идеи получше? – Вы атакуете персонально его, а я захожу с другой стороны и выискиваю в доме информацию. После этого звоним нанимателю и едем по адресу. План атаки на особняк был утверждён и принят к исполнению. Особняк этого мастера представлял из себя двухэтажное строение, с большим садом, огороженное высоким кирпичным забором. Отойдя на край улицы я заметил, как мастер богатырским ударом снёс ворота и вошёл внутрь. Пришла пора и мне поработать. Оббежав быстро по периметру забор, я забрался на него фирменным прыжком Миу и уже с забора перепрыгнул на балкон дома, который был метрах в десяти от меня. Внутри был тот ещё переполох. Мастер Сакаки врубился в домик как таран, снося всё на своём пути и раскидывая охрану. Я же тихо проследовал вдоль стеночки по второму этажу. Прежде всего стоило дождаться начала боя между мастером и этим дельцом. Если, конечно, информация верна и он на своей территории. Сканирование ки показало наличие трёх её пользователей в доме – один мастер и два ученика. Сакаки уже приступил к бою, я же направился к ученикам, они же охрана. Итальянского я не знал, так что, почувствовав их за дверью, выбил оную и молча рванул в проём с помощью своей техники. Первый успел повернуться, но от сильного удара уклонился, отскочив в сторону и затараторив что-то на своём итальянском. Второй не растерялся и попытался атаковать меня, но безуспешно – я отбил его руку и быстрым ударом в висок отправил в нокаут. Первый противник, судя по всему, опытней этого неудачника. Так оказалось – он не стал кидаться в бой, а аккуратно обошёл меня, что бы занять выгодную позицию для атаки. Бросился он быстро, я еле успел среагировать и уклониться. После двух ударов, которые я пропустил, он уже праздновал победу, но не тут то было – подножка и бросок в моём исполнении заставили его летать. Перекатившись по полу, он уже серьёзней отнёсся ко мне. Скорость ударов у него была хорошая, не хуже, чем у меня, так что в его лице я нашёл интересного противника. Он опять набросился, использовав захват из самбо и попытавшись бросить меня, но я, вцепившись в него, не дал себя бросить и оттолкнувшись от него, прыгнул назад, приземлившись аккурат на стол. Противник рванулся вперёд, нанеся быструю комбинацию ударов – три быстрых рукой и пока я блокировал, он сместил центр тяжести и заехал мне ногой под рёбра. Больно! Пришлось мне быть серьёзнее и применять свой козырь – ускорение вместе с быстрым ударом в висок. Трюк с ударами интересный, я попробовал его повторить – один удар в голову, и после этого с разворота ногой, но не в рёбра, а под колено. Противник не ожидал своего собственного приёма, поэтому открылся и после удара завалился на одно колено, потеряв устойчивость. В таком положении невозможно наносить удары, поэтому тут уже я отыгрался – нанёс пару мощных ударов, пока он был открыт, в лицо и под дых. Сбив дыхание, он взревел и бросился на меня, но было уже поздно. От двух мощных, но медленных ударов я уклонился, а вот третий перехватил и бросил его по методике мастера Коэтсудзи, в большое панорамное окно. Выбив спиной стекло, он вылетел на балкон, где перекувыркнулся через перила и шлёпнулся на землю. Жив, курилка, но судя по всему, постельный режим ему обеспечен. Хорошо подрался, тут сказать нечего – противник, конечно, не такой уж сильный, как хотелось бы, но и простым его назвать язык не повернётся – на той скорости, на которой мы дрались, простой человек вряд ли смог что-то увидеть и тем более – бить и парировать… Пока мастера устраивали разборки, я, схватившись за отбитые рёбра, побежал собирать информацию… * * * Три дня спустя. * * * Аугустус, он же мастер карате, побитый мастером Сакаки, оказался главой фирмы, занимающейся реставрацией памятников архитектуры. Именно этот род деятельности и натолкнул меня на мысли поискать там, где вряд ли стали бы искать нормальные полицейские. Сакаки так и не смог выбить информацию из Аугустуса, зато его ученики пели соловьями после того как их заперли со мной в одной комнате, прямо в особняке. Раскололись они быстро – хозяин постоянно ездил по делам компании на объекты. Найденный в одном компьютере адрес, по которому Аугустус платил квартплату заинтересовал меня. Ничего необычного – квартира в центре города. Вместе с Сакаки и Мернелли мы выехали по адресу. Обыск в квартире конечно нелегальный, но никаких препятствий со стороны подозреваемого он не встретил, таким образом уже на следующий день после допросов и арестов мы обыскали квартиру. – Кажется, нашёл… – я смотрел исключительно с помощью техники «божественного ока». И что-то мне показалась одна дверь в подвале подозрительной. Мастер Сакаки выбил её одним ударом и вместе мы вошли внутрь. Мернелли достал свой пистолет… Довольно большая лестница вела вниз, по узкому туннелю. Пришлось мне, как самому молодому, лезть вниз. Никого внизу не чувствовалось. А вот освещение было – провод шёл рядом по туннелю. А вот спустившись, я окончательно убедился, как и Жорж Милославский – «Это я удачно зашёл». «Подвал» представлял из себя внушительное сооружение в виде длинного коридора с явно античной архитектурой – белые колонны, какая-то мазня на стенах, по которой уже не понять, что там было, декоративные арки вдоль стен… – Что там? – послышалось сверху. – Синьор Мернелли, вам лучше спуститься. Сакаки-сан, побудьте на стороже. Меня послушались – полицейский, кряхтя, спустился по лестнице. Спустившись, он вылупился на обстановку квадратными глазами. – Это… Это… – Подвал. Скорее всего, какого-то древнего сооружения. А может оно и есть, – я вздохнул, – а теперь, судя по штабелям коробок, склад. Мы вместе распечатали одну из коробок – внутри оказались аккуратно упакованные в пластик белые брикетики. – Думаю, синьор, тут не склад муки… – усмехнулся я, – как думаете, тут много? – Много… – синьор уже радостно потирал руки, – да, тут дофига же! Тонны! – Оно и понятно, – вздохнул я, – кажется, отсюда траффик шёл куда надо. Давайте обыщем помещение на предмет каких-нибудь записей… Вместе мы принялись обыскивать. Мернелли пылая энтузиазмом летал по складу. Его возбуждённый, нервный вид меня немного беспокоил. А особенно блеск в глазах. Через пол часа мы нашли выход в ещё один зал, так же заставленный штабелями наркоты. – Синьор Мернелли, – отвлёк я его, – кажется, в той стороне есть стол… – в указанном направлении в луче фонарика правда был виден письменный стол. Мернелли рванулся туда, но я его удержал – он чуть не упал, от спешки. Пол был усыпан явно не новыми осколками здания и камнями. Аккуратно мы подошли к столу и там уже обнаружили искомое – большой гроссбух. В нём были записаны цифры и даты, объёмы поставок и имена поставщиков и курьеров… Полицейский вцепился в гроссбух так, словно это был оригинал библии. Я же продолжил изыскания. Нюх жадности моей учуял запах денег – вместе с Мернелли мы вскрыли сейф одним из ключей, найденным у Аугустуса на вилле. В сейфе была документация и… деньги. – Точно! – Мернелли улыбнулся, – думаю, никто не будет возражать, если вы возьмёте деньги как трофей. Тем более что всё равно всё можно списать на помощника, который сбежал с деньгами… – И вы так просто отдадите мне вещдок? – Да какой это вещдок, – отмахнулся полицейский, – за хранение денег не сажают, а несколько тонн наркоты – вот это вещдок… Бери, всё равно потом будет официальный обыск… Будь на моём месте Сакаки-сан, он бы заерепенился, но я – не он. Полицейский прав, деньги не пахнут, а тем более – доллары. Взять имущество побеждённого врага себе – святое дело. Наркота нам не нужна, как и проблемы, а деньги… было тут, кстати, не так уж много – я обыскал комнатку и найдя десяток сумок и рюкзаков, взял один и набил десятью брикетами долларов, по десять пачек. Ровно мильён. Вопросов о деньгах можно было не ждать – на моей карте было вдесятеро больше. Набив в сумку денег, я вручил одну пачку полицейскому со словами: – Только не несите их в банк и ближайший год лучше не тратьте. – Что вы, что вы! – возмутился полицейский. – Бери, кому говорю. Выдадут премию за работу – начинай копить, публично, так, что бы все видели, а через год вместе с этими деньгами сложишь и купишь себе виллу вроде той, в которой этот наркобарон жил… ну, или детей отправь учится в престижный универ. Заслужил. Полицейский нехотя засунул за пазуху пачку денег и на этом наш тур был завершён. Вместе с ним мы вылезли из подвала. Сакаки-сан ждал нас в квартире. – Что там? – он просто таки сгорал от любопытства. – Как и ожидалось, синьор Сакаки, – улыбнулся полицейский, – там склад наркотиков. Несколько тонн. Уверен, это самая большая находка за последние лет десять. – А, понятно, – кивнул мастер, – Кенчи, а ты что тащишь? – Наркотики, оружие, и прочее… – усмехнулся я, глядя, как брови Сакаки полезли на лоб, – шучу, конечно же. Никому ни слова. Это наш бонус за работу. Дальше мы распрощались с Мернелли и отправились в «свободное плавание». – Возвращаемся, – тут же решил Сакаки Сио. – Остаёмся, – с нажимом сказал я, кивнув на вещмешок, – нам ещё следует прикупить сувениров… Нехотя, но Сакаки согласился. Деньги в таком количестве из страны вывезти проблематично. Зато с сувенирами дело обстояло намного проще. Так как Сакаки явно не горел желанием оставаться в Риме, я взял вожжи нашей командировки в свои руки. Первым делом – мы словили такси и поехали в отель, где взяли номера на неделю. Сакаки застонал, так как, судя по всему, не хотел оставаться в Риме, но я его уговорил сходить на экскурсии по историческим памятникам. Он нехотя, но согласился. Я праздновал победу – мастеру не помешало бы прогуляться. Гостиница располагалась на типично-Римской улочке, недалеко от исторического центра города. Вручив консьержу сотню долларов чаевых, впрок, так как Сакаки и его достанет, я вытолкал мастера из номера. Он уже примерялся начинать квасить, но я его остановил и дал деньги вместе с заданием: – Сакаки-сан, у меня к вам небольшая просьба. Осмотрите лучшие магазины, торгующие вином и купите некоторое количество хороших вин. Только не дайте себя обмануть… – Зачем нам вина? – не понял мастер Сакаки, – я вино не пью. – Вы всё о себе да о себе, – горестно вздохнул я, – лучше купить здесь, чем в Японии. Не знаю, как вам, а мне японский, да и вообще азиатский алкоголь поперёк горла. К тому же запас карман не тянет, а портиться вино не будет ещё долго. Нам выдали гонорар в наличности, а вывезти такую сумму мы не можем – возникнут лишние вопросы, поэтому за ближайшие дни нужно ухлопать миллион долларов. И попутно получить хорошие впечатления… что скажете, может навестите винокурню? – Ну хорошо, – Сакаки взял один брикет купюр в сотню тысяч зелёных и положив его за пазуху, отправился к таксисту. Я же отправился за отовариванием всем ценным, что можно было Во-первых – это одежда. Японцы конечно сколько угодно могут быть похожи на европейцев, но одежда в ходу разная. И раз уж мы в Италии, почему бы не заскочить и не заказать хорошенькое платье для Миу-сан. Сигуре обойдётся, так как по её запросам найти что-то проблематично. первым делом я вспомнил и вытащил из подсознания мерки Миу и отправился в известную лавку… В моде я ориентировался исключительно по колебанию курса акций, поэтому старался не понаделать косяков. Миу из похода по магазинам досталась пара вещичек с броскими названиями брендов – два платья, вечернее и обычное, повседневное, две пары туфель, пара сумочек… Я аж облизывался, представляя, как она может выглядеть в вечернем платье от миланской компании… Вообще, Миу-сан носила довольно скромный комплект одежды, который не шёл к её нескромной фигуре – школьную форму, которую она ругала почём зря за короткую юбочку, облегающий спортивный костюм тёмно-фиолетового цвета и вроде-бы стандартную одёжку, в которой была со мной на свидании… Разнообразить стиль подруги никогда не поздно, как я думаю… Помимо платья я ещё заказал по меркам пошить японскую школьную форму по образу и подобию – фотографии Миу-сан в школьной форме у меня были в наладоннике, поэтому проблем с образцом не возникло. Следующим на раздачу слонов был Акисаме-сан. Вот с ним возникла проблема – чёрт его знает, что ему может приглянуться. Пришлось купить коллекцию из сорока холстов-репродукций известных картин эпохи возрождения. Ма-сану взял стопку журналов эротического содержания, с местными красавицами. Дальше путь мой лежал к часовщикам. Конечно же, логичней было бы в Швейцарии взять их, но раз уж пролетели… В часах я разбирался лучше, чем в платьях. У меня была только одна любимая марка и это не пафосный «ролекс», и не кичливый «патек филипп». Продавцы в магазине обрадовались… хотя вернее – совсем описались от счастья – я взял сразу четыре штуки часов. Vacheron Constantin – приличная марка, я такие носил уже больше тридцати лет и изменять своим привычкам не собираюсь. Хорошо, что в этом мире есть кое-что неизменное. Правда, стоили они примерно по сто с хреном тысяч долларов, но, увы, привычки требуют жертв… к тому же по работе нареканий не было вообще – это дорогого стоило. С Апачаем проще всего – ему перед отлётом возьмём пиццу, в спецупаковке, что бы дотянула до прилёта в Японию. Ставший привычным шум туристического города и блеск бесконечных витрин постепенно вошёл в норму и остальное время мы уже целенаправленно тратили время. С задачей растраты денег мы справились вместе с мастером Сакаки первоклассно – уже через четыре дня, когда была готова одежда для Миу, от гонорара ничего не осталось. Можно было улетать. Обратно летели, нагруженные по самое не балуй – по два чемодана на рыло, и ещё ящик вина у Сакаки-сана. Даже немного затормозились на посадке – Сакаки-сан никак не хотел выпускать из рук святое – ящик вина, но мне удалось разлучить их, хоть и ненадолго. Подарков родителям и сестре не дарил – у папы, как и у меня, было двойное гражданство и слетать в Швейцарию он мог без проблем, в любое время, поэтому не такая уж это и экзотика для нашей семьи. Возвратились мы в Японию поздно ночью, или рано утром – это смотря с какой стороны посмотреть. Сакаки, упившись в самолёте по самое немогу, при моей помощи дошёл до такси, где и захрапел. Багаж пришлось таскать мне, пока пьяный мастер изволил храпака давить… Таксист неодобрительно поглядывал на пахнущего алкоголем громилу, но по адресу додзё нас привёз, где и выгрузил, вместе с вещичками. Сакаки сразу же отправился на морально-волевых в сторону своего домика, а я, нагруженный как вол, потащил добро в главный дом додзё. Никого не разбудили. К моему удивлению, никто не залез в мои вещи, пока я дрых – дали поспать аж до полудня, после чего я всё таки оторвался от подушки и первым делом обнаружил в коридоре… Миу. – Кенчи-сан, ты вернулся! – она обрадованно бросилась ко мне, ненадолго задушив своими буферами и только после этого отошла в сторону, покраснев. – Вернулся, куда ж я денусь, – потянулся я, – Сакаки уже проспался? Ну и бухарик же он – всю дорогу только и делал, что пил. Миу отступила на пару шагов: – Кенчи-сан, ты наверное голодный? – Совсем нет, зато… точно, я же Апачаю кое-что привёз… пойдём скорее, а то испортится… – я прошёл вниз и выхватив пакет с пиццей, отдал её Миу: – Это Апачаю, десять суперброльших пицц с двойной порцией салями и грибов. Миу улыбнулась и понесла нямку на кухню, а я, подхватив сумки, пошёл за ней следом. Завтрак, как оказалось, перенесли на полдень – Сакаки и я отсыпались. Войдя с сумками в обеденный зал, я застал всех мастеров додзё, сидящих за столом. Сакаки не было. – Утречка доброго, а где Сакаки-сан? – Сейчас придёт, – сообщил Ма Кенсей, – что за сумки ты тащишь? – Просто парочка сувениров, – отмахнулся я, слыша, как закашлялся Ма. Под раздачу пряников попали все – Ма взяв у меня из рук стопку журналов, тут же хотел их все зачитать до дыр, но грозный оклик старейшины заставил его спрятать стопку под стол, где он пытался украдкой посмотреть… Акисаме-сану был вручен большой тубус с картинами – он тут же развернул их, отойдя в сторону и начал осматривать. Апачай, получив сразу десять коробок с пиццей, чуть не задушил меня в объятьях, но аромат пиццы спас меня и великан набросился на еду как голодный зверь, поглощая куски пиццы в один присест. Старейшина на это посмотрел, усмехнувшись в усы. – Так. С этим разобрались. Остались… – я порылся в чемодане и выудил коробки с часами, – часы. Эти Миу, – я передал подошедшей девушке коробку, – эти Ма-сану, эти… Коэтсудзи-сану, а эти – Сигуре. Сигуре тоже присутствовала, но находилась поодаль от остальных мастеров. Она единственная, кто распечатал подарок сразу и надела часы на руку, придирчиво осмотрев: – Спасибо. – Не за что, – улыбнулся я в ответ. На этом раздача сувениров закончилась и Миу подала завтрак. Апачай к своему не притронулся – к тому моменту он уже успел схарчиить пять пицц и улыбался, довольный жизнью. Вообще, японской кухней сложно насытится – она какая-то… скупая, что ли? Вернее не слишком разнообразная. Остальные тоже взяли у Апачая по кусочку, он поделился.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.