Все точки над i +104

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Meitantei Conan

Пэйринг или персонажи:
Мори Ран/Эдогава Конан, на фоне мелькают остальные канонные
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Флафф, Детектив
Предупреждения:
OOC
Размер:
Макси, 79 страниц, 40 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Мори Ран все время находится на грани озарения, когда думает о том, что Конан и Шиничи одно лицо. Что будет, если во все это вмешается кто-то третий и поможет Ран додуматься до правды?

Посвящение:
Кане-сан, чье желание все же подтолкнуло меня открыть новый документ Word'а и стартануть это )))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это не AU. Хотя отчасти есть.
Это не эксперимент. Хотя частичка от него будет.
Это просто игра на чужом поле на своих правилах )
И конечно же, все права у Аояма Госе. ) Чей мир уже не отпускает больше года. И кажется, надолго привязал к себе )

36. Месть.

17 октября 2012, 10:29
«Месть – это блюдо, которое подают холодным».
Ран с интересом перечитала фразу еще раз. Звучало на удивление понятно и завлекательно. Поправив теплый плед, девушка выглянула на улицу. За окном начиналась зима, температура уже приближалась к 5-10 градусам, а по утрам на лужах стал появляться хрупкий ледок. Темнеть стало рано, вот и сейчас, дело было только к обеду, а на улице то ли еще утренняя хмарь не разошлась, то ли уже собирался вечерний сумрак.
Конан каждое утро уходил в школу пораньше, возвращался позже. К грядущему рождеству они ставили какой-то спектакль. И он в нем участвовал. В роли главного злодея.
Первоначально роль для него предполагалась другая. Но смертельно разозленный мальчишка категорически отказался от роли принца, в которого по сюжету были влюблены все девочки, кроме одной. И пару дней назад, когда Конан метался по комнате, рассказывая об этом, Ран казалось, что он вот-вот начнет изрыгать огонь, как самый настоящий темный маг.
Класс Ран собирался делать косплей-кафе, и девушки в течение трех дней должны были выбрать себе костюмы.
Соноко уже успела пообещать, что вечером приедет к Ран с ворохом одежды. Первоначально Ран считала, что стоит отправить Конана в гости к профессору Агасе. Но теперь…
Взгляд девушки скользнул по так понравившимся ей словам.
Блюдо, которое подают холодным…

…Конан, войдя в квартиру, услышал весёлый девичий смех и только вздохнул, подумав о том, что надо было вначале позвонить, как:
- Добро пожаловать домой, данна-сама, - пропел над головой звонкий голос.
Первое, что подумал Конан – у него слуховые галлюцинации. Когда же он поднял вверх взгляд, то испугался и за свое зрение, и за свое психическое здоровье.
Перед ним стояла самая красивая горничная, которую можно было себе вообразить.
В аккуратных черных туфельках и белых чулках. В черном платье с белоснежным фартучком. Каштановые непослушные волосы Ран собрала в высокий хвост.
- Да не так! Не так же! – высунулась в прихожую из гостиной Соноко в таком же костюме. Медленно склонилась перед Конаном. – Добро пожаловать, данна-сама, - с искренним теплом в голосе сказала она, потом повернулась к вешалке и повторила то же самое: звучало одинаково – тепло, искренне и обезличено. – Поняла? – выпрямившись, требовательно взглянула она на Ран.
Девушка слабо пожала плечами.
- Кажется, да.
- Значит, пробуй! – потребовала Соноко.
- Добро пожаловать, данна-сама, - пропела Ран снова.
Конан побледнел, пятясь к двери. Кажется, кто-то немного сошел с ума, и это точно был не он сам.
- Я это.. - пробормотал мальчик, – пойду.
- Куда?! – единодушно отреагировали девушки. – А тренироваться мы на ком будем?!
Конан с ужасом подумал, что лучше бы он еще раз провалился в слежке за Ч.О. – чем это. Впрочем, насколько все будет плохо, мальчик даже не догадывался. Просто недооценил степень игривости подруг и коварство их девичьих планов.
Платья горничных были забракованы. Крутясь перед зеркалом, Соноко констатировала, что Макото-сама не оценит такой вид, поэтому надо попробовать что-нибудь еще.
Во второй раз девушки нацепили розовые формы медсестёр, вооружились шприцами и одновременно наклонились к Конану:
- У вас есть, пациент, какие-нибудь жалобы?
У несчастного мальчишки задергался глаз.
- Нет жалоб, - пробормотал он, вжимаясь в кресло.
- А если подумать? – кокетливо спросила Ран.
- А может, укольчик для профилактики? – предложила тут же Соноко.
- Ничего не надо!
- Не оценил, - вздохнула Ран.
Соноко засмеялась.
- Ну, раз, Конан-кун не оценил, значит, в кафе тоже не оценят. Попробуем это? – подняла она на вытянутых руках переплетение ленточек и каких-то тряпочек, в котором Конан с ужасом опознал весьма откроенный наряд из популярного файтинга.
Это Ран надеть он даже не дал, спросил, пытаясь справиться со своим голосом, что подумали бы Шиничи-ничан и Макото-сан, если бы узнали, что девушки в таком виде обслуживали в кафе других парней?
Пришлось признавать правоту Конана и менять наряд. Следом в течение получаса Конана пытали две вампирессы и две монашки, две мумии, две принцессы, два воина в сейлор-одежде, несущие возмездие во имя луны.
Добили Конана две нимфы в чем-то полупрозрачном, восхитительно воздушном и трудно определяемом.
Перепрыгнув через подлокотник кресла, Конан просто сбежал…
- Хоть скажи, какой самый лучший вариант был! – крикнула Ран, пока Соноко заходилась от смеха.
- Мумии! – сообщил Конан разозлено, а следом за ним захлопнулась дверь.
Еще три часа девушки потратили на примерку с фотографированием пополам. Взъерошенного Конана, с мокрыми волосами, вернули обратно, на этот раз в качестве фотографа.
И стиснув зубы, все что ему оставалось, это щелкать затвором и искренне надеяться, что фотографии понравятся, и ему не придется переделывать все заново.
Под конец примерок, когда Ран скептически разглядывала на вытянутых руках прекрасное свадебное платье, нервы Конана снова сдали и, крикнув, что он к профессору, он смылся из дома. Проводив его торжествующим взглядом: «Красота – страшная сила!», девушки отправились пить кофе с домашним яблочным пирогом.
А спустя еще час, упаковав забракованные вещи, девушки просмотрели потрясающие фотографии, выбрали, какие именно отправить на печать и расстались очень довольные друг другом. Соноко выбрала наряд классической восточной принцессы. Ран – наряд ниндзя.
Ожидая, что ночевать Конан останется у Агасы, после такого-то, девушка отправилась в ванную, то и дело посмеиваясь, как только перед глазами всплывала обиженная мордашка Конана.
Рассыпав по поверхности ванны лепестки роз и жасмина, Ран опустилась в воду. На душе впервые было спокойно-спокойно и хорошо. Лучше было просто не придумать. Месть, поданная холодной, оказалась блюдом с перчинкой.
Подняв в ладонях шапку белоснежной пены, Ран подула на пузыри и тихо засмеялась. Жизнь была хороша!
Спустя сорок минут, сполоснувшись в душе, Ран замоталась в неширокое полотенце, и двинулась в свою комнату.
Сложно сказать, кого ожидал больший сюрприз, когда открыв дверь в свою комнату, Ран обнаружила Конана у окна, стоящего к ней спиной и постукивавшего по ладони какими-то письмами.
Медленно повернувшись на звук открывшейся двери, мальчишка смерил Ран потемневшим взглядом. От него внутри раскатились колкие ледяные шарики, и девушка вздрогнула всем телом. Губы мгновенно пересохли:
- Я…
- Оденься, простынешь, - потребовал Конан, круто повернувшись обратно к окну.
Ран, покрасневшая как маков цвет, прихватила пижаму и сбежала из комнаты. А перед глазами все стоял пронзительный темно-синий взгляд.
И впервые девушка подумала о том, что возможно, только возможно, она знает не все о том мальчике, в которого влюблена.