Князь +1703

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Чародейки

Основные персонажи:
Фобос Эсканор
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Фэнтези, POV, Мифические существа
Предупреждения:
OOC, Элементы гета
Размер:
планируется Миди, написано 62 страницы, 6 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Вот таким Фобос и должен быть!» от metrocop98
«Отличная работа!» от ButaLIY
«За прекрасные POV и ОМП.» от varriknik
«Великолепная работа!Супер!» от Ромашка16
«Отличная работа!» от Саня636
«Отличная работа!» от LeonardoYAOI
«За умного персонажа. Круть!» от Йад
«Качественно! ждем добавки =)» от cat-without-smile
«супер) не забрасывайте уж)» от villy
«Отличная работа!» от KitWenderer
... и еще 4 награды
Описание:
Наш бравый соплеменник попал в свергнутого князя, гордо и чистосердечно именуемого "тираном". Но что делать, если ты уже не Фобос, как доказать остальным, что ты не собираешься сумасбродить? Да и стоит ли? Может легче и интересней будет как раз проникнуться образом мрачного правителя и доказать, что не зря Кондракар потрудился над заключением принца в его собственном мире...

Посвящение:
Хочу поблагодарить Седрика за его заявку и активное участие в написании фанфика

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вряд ли много людей оценит дженовую историю по этому фендому, но я очень надеюсь на отзывы небезразличных читателей.
История больше джен, чем гет. Фобос красавчик, я не удержалась :)

Работа написана по заявке:

Глава 5

12 февраля 2015, 13:08
Примечания:
Косметическая редактура текста: Седрик - 12.03.2017
- Ты точно справишься? Смотри, чтобы ей никакого вреда не было, - напоминает Вилл, которая с приближением родного порога стала ещё больше нервничать и доставать меня вопросами и предупреждениями.

- Неужели я когда-то дал тебе повод во мне сомневаться?

- Тирания на Меридиане считается?

Я хмыкнул, ухмыльнувшись. Вилл расценила мою реакцию по-своему и собралась было уже снова капать мне на мозги. Пора заканчивать балаган.

- Всё, оставь всё на меня. Кыш, кыш. Идите спрячьтесь, и чтоб двадцать минут вас не было видно. 

Вилл с мамой жила в многоэтажке, а само здание было далеко от школы. Калеба по пути решили оставить на лестничной клетке, чтобы потом либо впустить его, либо оставить там (угадайте, кто предложил второй вариант). Конечно, не обошлось без одного саркастичного замечания, но девочки и сами сразу поняли, что вчетвером нас точно не пустят. Тарани мялась позади и очень подозрительно поглядывала на всех без исключения, уже догадываясь о спонтанности решения Вилл. Подозреваю, она слышала, как Вилл меня доставала.

Но вот рыженькая подошла к Тарани, до меня донеслась её вариация моих указаний, и все втроём скрылись из виду этажом выше. Ну что ж, десять метров на двадцать минут – не думаю, что может что-нибудь случиться.

Я пересёк оставшееся расстояние до двери и, пригладив и так уложенные волосы, дотронулся до звонка. Пока ждал, с непринуждённым видом рассматривал простую дверь, на ощупь не дерево, явно какой-то заменитель. 

Дверь открылась, звякнув открытой дверной цепочкой, и передо мной предстала весьма красивая молодая женщина. Возраст примерно мой, впрочем, о таких вещах женщин не принято спрашивать. Кожа сильно загорелая. Волосы тёмные, отливают фиолетовым, может быть, крашеные, но умело. Косметики на лице нет вообще, разве что насчёт ресниц не уверен. Удивление на лице.

- Здравствуйте, Сьюзен, - проявим вежливость для начала.

- Фо…Фобос, - удивлённо распахнула глаза миссис Вэндом, а это была именно она. От образа в моей-Фобосовой памяти она мало отличалась, они и виделись, считай, не так давно.

- Может, не будем стоять на пороге, и ты пригласишь меня внутрь? – взял я быка за рога, не желая, чтобы девочки и Калеб слышали дальнейший разговор.

- Конечно! Прости, так неожиданно! – она отошла, пропуская меня. Я не стал мешкать и заставлять себя долго ждать. Так, дверь закрыта, впрочем, такую тонкую легко выбить при надобности.

Мы сразу же оказались в гостиной. Намёк на прихожую отмечался лишь мебелью и вешалками. С прошлого визита почти ничего не поменялось… Хотя вещей чуток прибавилось, и, вон, лесной пейзаж на стене повесили.

- Давно не виделись, Сьюзен, - улыбнулся я как можно приветливей, повернувшись к хозяйке квартиры. - Я тут проезжал неподалёку, думал тебя проведать. Узнать по старой памяти, всё ли в порядке.

- Господи, Фобос, я думала, ты уехал навсегда. Надеюсь, ты не из-за меня тогда так быстро исчез? 

- Нет, конечно. Ты не настолько плоха, чтобы мужчины от тебя убегали. Даже наоборот, у тебя, наверно, уйма поклонников. Если бы не работа, ты же знаешь... – я с сокрушённым видом развёл руками.

- Что же это я? – спохватилась женщина. – Хочешь чаю или кофе? Или, может, ты голоден? 

- Нахальство с моей стороны, но я, пожалуй, соглашусь, уж больно хорошо ты готовишь.

Похоже, память Фобоса не подвела. Улыбка действительно очаровала Сьюзен, так что она поспешила отвести взгляд и провести меня на кухню. Или комплимент своё дело сыграл? Я приукрасил, но ведь это комплимент, ему положено.

М-м-м… Картошечка жареная и котлетки… Как я соскучился по нормальной еде! ЧТО?! Тихо, Фобос, это нормальная еда! Я говорю нормальная – значит, нормальная! Ну и что? Ты прав, котлеты не свежеприготовленные, скорее всего, полуфабрикат, но ведь не суши и не школьная еда!

- Значит, ты всего лишь проездом или решил вернуться на старую работу? – напомнила о себе Сьюзен.

- Нет, на старую я не вернусь, я ведь говорил, что на полставки работал? Ты права, я временно тут, в планах скоро всё должно наладиться. В наше время рынок труда нестабилен, - снова усмешка, скрывающая реальное положение вещей. Но Сьюзен это не удивляет.

Она улыбается понимающе и, полуприкрыв веки, проводит пальцем по губе.

Именно с этого жеста все началось между Сьюзен Вэндом и принцем Фобосом…
Обычное дело для здешних порядков. Новая ученица школы. Администрация школы связывается с родителями для обсуждения деталей. Пришёл молодой школьный психолог, задал несколько вопросов, когда да почему переехали, как изменилось поведение дочери со сменой обстановки, завела ли она друзей, и так далее. 
«Это стандартная процедура, переходный возраст у подростков, иногда учителям просто жизненно необходимо знать правильный подход к конкретному ребёнку, и я задался целью сделать адаптацию вашей дочери максимально комфортной».

Фобос следил за Землёй и конкретно за этим городом – полигоном и питомником для новых стражниц Кандракара. После ослабления Завесы (что не обошлось без участия известного тирана и самодержца) удалось настроить магическое наблюдение за стражницей Воздуха. Конечно, не так всё было просто – старушка тоже не дурочка, нужно было действовать осторожно. Но несмотря ни на что, быстро собравшуюся компанию девочек одного возраста с её внучкой удалось заметить сразу, начиная с приглашения в гости. Проводившуюся пропаганду Фобос не смог наблюдать, но представлял, что там было. Присмотрелся, нашёл архив, достал свидетельства о рождении, узнал имена, нашёл в школе все документы на каждую девочку, прикинулся работником школы и навёл справки про характер и привычки каждой стражницы.

И Фобос был счастлив! Нет, не из-за мимолётных неожиданных отношений на один день… Хотя из-за них тоже доволен, но дело в другом. У таких просто не было шансов против него. У всех на уме что-то другое, типичные проблемы подростков и никаких максималистских молодёжных наклонностей, вроде изобретения панацеи или равноправного общества, а владелица Сердца и вовсе та ещё разгильдяйка.

То-то Седрик их напугал, чуть кирпичный завод не открыли, когда он повстанца забирал в портал. Вообще, Фобос удивился, что Кандракар взял таких молодых. Прежние стражницы начинали с шестнадцати-семнадцати, а тут думал, что ещё год-два их будет готовить старичьё. Толку было что-то требовать, да просто серьёзно воспринимать детей. Забрать кристалл – это можно, раз Кандракар был так неосторожен, но девочки против него… Ну блин, и я б тут не знал, что делать. Противник никакой, сражаться не могут, просто ранить их или убить, лишь бы не мешали, – даже речи не идёт. Вот и оставил их в покое, когда сердце Кандракара мимо проплыло, ведь его цель была другая. Тем более, неизвестно, кого подыщет Кандракар на замену в темпе вальса.

Мда, Фобос мне эти воспоминания скинул в ответ, когда я целый день в камере развлекался тем, что костерил его за спровоцированное предательство оборотня и Фобосову несдержанность. Тут я был прав, держать себя в руках было надо, но после такого ответа от Фобоса мог его понять. КАК вытащили свою подругу из ямы? КАК победили Гарголя? КАК они победили Седрика? КАК проникли на защищённую территорию? КАК им удалось пробраться в замок, минуя открытую площадь?! У меня были ответы. Но это не отменяло того факта, что это всё те же маленькие девочки. И удача. Просто удача. Легко было сказать себе это после первых провалов. План с сестрой удался, всё встало на свои места, мир вернулся с головы на ноги, но лишь чтобы в следующий момент крепко ударить по затылку мешком с мукой.

Не хочется сейчас об этом думать. Чёрт, Фобос, сейчас другая ситуация. Я её провернул и закончу начатое. Тем более, нам не стоит отвлекаться, время идёт. Сьюзен, вон, восприняла мой уход в астрал на свой счёт и невзначай слегка наклонилась вперёд, стараясь обратить на себя моё внимание. 

Так, с неподдельным аппетитом заканчиваем трапезу, а последнюю ложку ещё надо уметь красиво обли… я хотел сказать, съесть.

- По правде говоря, Сьюзен, - сокрушённо вздыхаю, - я в очень нетвёрдом положении и вынужден просить у тебя помощи. Мне нужно переночевать где-то некоторое время, пока не найду жильё, а друзей в городе у меня не так уж много.

Она была совершенно не против и под видом протянутой руки помощи предложила пожить у неё, правда, сразу предупредив, что у неё есть дочь, и Сьюзен не знает, как та отреагирует на мужчину в квартире. Я сказал ей не переживать на этот счёт… Дело закончилось страстным поцелуем у накренившегося холодильника. Я был не против продолжить, но тут до кухни донёсся звук открываемой в прихожей двери, и Вилл сообщила:

- Ма-а-ам, я дома.

- Это Вилл, - отстранившись, шёпотом сообщила Сьюзен. Она быстро поправила одежду и волосы и, сказав «Будь тут», поспешила в прихожую.

- Мам, можно Тарани сегодня заночует у нас? – спросила Вилл, не скрывая надежды, что мать не разозлится на самоуправство дочери. 

- Да, конечно, идите в комнату, – Сьюзен чуть ли не подталкивала ошарашенную внезапно легко давшимся согласием дочь с её подругой. Те, как в прострации, прошли по коридору.

В моих планах не было пункта «Скрываться от чужих глаз», потому я вышел к людям.

- Привет, Вилл, Тарани, - улыбнулся дружелюбно. – Давно не виделись. У вас всё в порядке?

Сьюзен застыла столбом в ожидании катастрофы. Девочки на мгновенье непонимающе переглянулись и сообщили: 

- Да...

- Не думаю, что вы могли меня забыть так быстро. Я работал некоторое время у вас в школе. А твоя мама, Вилл, любезно согласилась дать мне крышу над головой, пока я испытываю некоторые неудобства с этим.

Улыбаться дружелюбно, но не ржать! Не ржать! А как хочется-то…

- Да, если мама согласна, оставайся… - всё ещё не веря в происходящее, мямлит рыженькая.

А ещё смешно так вжала голову в плечи и поглядывает на мать, думая, что же я такое сотворил.

- Даже не верится, что она не против, - покачала головой ошарашенная Сьюзен, когда девочки скрылись за дверью, оглядываясь на меня.

- Ну, меня очень любили ученицы.

Пока я отвлекал Сьюзен, готовившую для меня место в гостиной, девочки покушали и пошли тоже устраивать Тарани. Мне удалось с ними перекинуться парой слов и пришлось дальше продолжать милую беседу с флиртующей Сьюзен на кухне, пока девочки впустили Калеба и спрятали его у себя. До гостиной я уже не добрался, попав сразу в спальню… Кто бы подумал, что в этом стремлении мы с Фобосом будем единогласны...

***



Раскинув руки, я переводил дыхание, остывая от охватившего нас обоих жара. Одеяло покоилось в ногах, а женщина уже спала, прильнув к нашему телу… Тьфу, уйди, Фобос, можно я хоть сейчас один останусь, вуайерист хренов?!

Как бы ни хотелось остаться здесь и , быть может, ещё немного скинуть напряжение от вынужденного воздержания, но нужно вернуться к девочкам… Божечки, как прозвучало-то. Однако не стоит их шокировать такими новостями. Эх, надо бы использовать слабые чары, чтобы погрузить Сьюзен в более глубокий сон, хотя она и так уставшая, а то ещё проснётся и пойдёт искать меня в гостиной, а там Калеб... Мда, меня, конечно, не особо волнует, как он после этого будет сверлить меня взглядом, но может использовать это против меня.

Готово. Ещё одеться в слегка помятую одежду и причесаться. Неплохо было бы сходить в душ и сменить одежду, но не время сейчас. 

Отодвинуть засов на двери – Сьюзен заперла нас, чтобы не было казусов. Хм, свет в спальне девочек горит, и даже слышно голоса. О чём, интересно, говорят? Неинтересно, обсуждают меня и мои магические уловки, что я использовал на Сьюзен. Можно зайти без стука.

- Всё, Калеб, иди в гостиную, - щелчок пальцев – и магическая энергия набрасывает на повстанца мой мираж. – Изображай меня. Можешь там же спать. Или лучше следи, чтобы всё тихо было. 

На мне перекрещиваются подозрительные взгляды.

- С мамой всё в порядке будет? – спрашивает Вилл.

- Конечно, что ей сделается, - улыбочка, пожалуй, не к месту, она ж волнуется. – Не волнуйся, чары на ней совершенно безвредны. Я же идиот, чтобы умышленно вредить матери той, от кого зависит моя безопасность.

- Ладно, - соглашается со смешанными чувствами моё зеркальное отражение, Калеб, хмуро глянув на меня, будто говоря, что ожидает от меня каких-либо гадостей, молча прошёл к двери, обогнув меня по дуге.

- Отдыхай, Вилл. Вторая бессонная ночь плохо скажется. Вы, надеюсь, закончили все дела в ванной, и она свободна?

- Угу.

«Ну хватит уже переглядываться, сколько можно? Я не монстр какой-то, от благ цивилизации не намерен отказываться» - бухтел я про себя, направляясь к ванной.

Контрастный душ отбил всякую дрёму и сладкую негу, оставшуюся после бурного времяпровождения. Насколько чистым я себя почувствовал после умываний, настолько же перебарывал себя-Фобоса, надевая обратно единственную одежду. Я прошлый, как и Фобос, по образу жизни был ближе к совам. Вчера я слишком устал от постоянного напряжения, которое сковывало от одной только мысли, что эти девчонки меня выпустят, теперь же пора уделить время и поработать. Пока никто меня не трогает.

«Или почти никто» - подумал, когда вернулся в комнату и застал сидящую на кровати рыженькую девчонку. Тарани уже спала в спальнике, другой спальник даже не развернули.

- Почему не спишь? 

- Мы решили дежурить по очереди, - пояснила Вилл. – Я первая.

- Я же тебе уже сказал – спи. Без сил ты завтра будешь бесполезна. Так что отдыхай, я всё равно пока не собираюсь спать. Если переживаешь за Сердце Кандракара, то мы оба знаем, что его можно отдать только добровольно. Я разбужу, когда захочу спать.

С этими словами я занял рабочий стол. Включил лампу, осветившую тёмную комнату с закрытыми шторами, опустил её ниже, чтобы не мешать, и осмотрелся в поисках письменных принадлежностей. Карандаш был на виду, в подставке.

- В нижнем ящике есть пустые тетради, - подсказала Вилл, продолжая сидеть в той же позе.

- Ты ещё не спишь? – обернулся я к ней с гневно-осуждающим видом.

Она тихо фыркнула в одеяло, в которое укуталась, и решила промолчать. Ну ладно, дело ваше.

Тетради действительно нашлись в указанном месте. Пометка «двенадцать листов» нагнала ностальгию, но была в самый раз.

Приступим.

Для начала надо решить, на каком языке делать пометки. Английский сразу не вариант – вся моя компания его знает. Меридианский понимает Калеб и может стащить тетрадь, пожалуй, заклинания на ней не помешают, но нужно дождаться, пока заснёт Вилл. Частично можно писать на меридианском, а ту часть, что лучше не видеть никому, – на русском. 

Теперь пора обмозговать и подытожить свои действия и результаты. Нериссу и её стражниц не видно и не слышно. Конечно, пока всё идёт крайне удачно, но это не значит, что не надо думать о будущем, а будущее представляется крайне хлопотным и бедным на свободное время. Я не собираюсь обманывать стражниц, напротив, в моих планах было самым порядочным образом следовать договору, ведь такой шанс выпадает раз в жизни, если не реже, следовательно, уже сейчас требовалось готовиться к некоторым... рабочим нюансам, скажем так. Разделение королевства на две равные части, создание заново управленческого аппарата, перенаправление ряда экономических потоков... Всё это требовало тщательной проработки, а ведь ещё крайне важным представлялась идеологическая база будущей империи имени меня. Но и это – только после отбирания части земель, за что ещё предстоит побороться.

Хвала всем великим силам, знания и опыт Фобоса у меня были, не сказать, чтобы он так уж рьяно и самоотверженно занимался государственными делами и заботился о благе народа, но... нужные знания и опыт, как я сказал, у него были. От меня же требовалось лишь привести их к удобоваримой, даже больше — к конкурентоспособной форме. А то, будем смотреть правде в глаза, если оставить всё на том же уровне, что у прежнего князя, и годика через три даже лурдены могут задуматься, что неплохо бы переселиться под крылышко моей сестрёнки, больно уж некоторые порядки у моего предшественника были... жёсткие. Я это сейчас набросил красок, но такое развитие событий вполне возможно. Таких уродцев моя сестричка вряд ли примет с распростёртыми объятиями, но если что, у неё есть советники, а там уж найдутся ушлые личности.

- Что делаешь? - отвлёк меня любопытный голос Вилл от размышлений и параллельного написания манифеста о восшествии на престол с обещанными благами и стремлениями к светлому будущему.

- Работаю, - отвлекаться не хотелось, я как раз уловил верную тональность, вдохновение окрыляло.

- Что, с домашкой? - рыжая макушка бесцеремонно придвинулась, склонилась над столом. - Так вроде немного задали... Погоди, это же меридианские буквы, разве нет?

- Да, - иди уже спи, нечего сверкать передо мной детской пижамой!

- Какую-то пакость задумал? - смешно подобралась девочка, сверля меня подозрительным взглядом. - Это же не какие-нибудь свитки заклинаний или магические ловушки, которые взорвутся в самый неподходящий момент?

Мысль безнадёжно потерялась на просторах вселенной. Ещё пару секунд я пытался её отчаянно уловить, даже глаза прикрыл, концентрируясь, но всё без толку. В результате Вилл была награждена хмурым и усталым взглядом:

- Знаешь, я, конечно, крайне благодарен тебе за столь лестную оценку моих магических и интеллектуальных талантов, но тебе определённо следует меньше играть в компьютерные игры.

- Я вообще не играю в компьютерные игры! - возмутилась девочка.

- А мои творения не взрываются сами собой.

- Зато они могут устроить хороший миниапокалипсис в отдельно взятом городе! - с чувством превосходства ткнула в меня пальцем стражница, не скрывая в голосе обвинительных ноток.

- Ты о чём? - правая бровь сама собой вскинулась в вопросительном жесте.

- О твоей печати.

- Постой... - перед глазами промелькнули смутные воспоминания сразу на два ракурса, да и чувства Фобоса как-то всполошились. - Ты хочешь сказать, что знаешь, где моя печать?

- Ну-у... да, - девочка резко растеряла свой боевой настрой и даже слегка смутилась. - Бланк нашёл её в канализации где-то полгода назад, потом почему-то её переклинило, и она стала бесконтрольно открывать порталы, а потом её поглотил кристалл.

- Эм... - детали мозаики с щелчком сложились в голове. Осознав результат, Фобос неистово взвыл в голос в порыве ярости и отчаяния. Спокойно, спокойно, братишка, уже ничего не изменишь, а вот достойно ответить можно. - Ты хочешь сказать, что эта жаба-переросток нашла мою печать, умудрилась её сломать, а потом вы поглотили её Сердцем Кандракара?.. И после этого ты хотела вынудить меня на нём поклясться? – главное – удержать лицо, и побольше скепсиса с недоверчивым изумлением. - О, боги! - поднимаю лицо к потолку, затем вспомнил и снизил тональность. - Я дурак! Надо было соглашаться!

- Э-э-э... ты о чём?

- Не важно. Уже не важно, - и пусть страдает, ломая голову над смыслом моих слов. Маленькая гадость, но как же приятно ткнуть носом туда, где собеседник ничего не понимает!

Помолчали. Я вернулся к бумаге, отделаться от нежданной собеседницы, видимо, не получится, а потому следовало ловить момент, пока она не собралась с мыслями, тем более, как раз вспомнил пару деталей по транспортной системе. 

- И всё-таки, что ты делаешь? - спустя несколько секунд решила прервать неуютную паузу младшая Вендом.

- Пишу проекты указов и рассчитываю новые вероятные схемы продовольственных поставок...

- Что, опять будешь отбирать у крестьян последнюю еду для себя?

Карандаш сломался...

Нет, я всё понимаю — злобный тиран, стонущие подданные и так далее, но как тогда все эти крестьяне дожили до возвращения Элион? Святым духом питались? Ох уж эта пропаганда...

Поднимаю тяжёлый взгляд на девочку. Как можно быть такими идиотами? Вдох-выдох, я спокоен, они просто дети, младше меня. Очень младше меня. И к тому же выросли в тепличных условиях.

- Нет, как ты себе это представляешь — я, сидя на чёрном-чёрном троне в чёрном-чёрном тронном зале чёрной-чёрной ночью... в одиночку пожираю зерно, которым можно накормить всё королевство?

- Ну не совсем так, - согласилась Вилл, смутившись, прыснула в кулак. – Но ведь люди голодали.

- Все голодали, - пожал плечами и, прикрыв глаза, продолжил, набравшись терпения. - Кто-то больше, кто-то меньше. Ты как себе это представляешь вообще? Зачем, по-твоему, я отбирал часть еды? Это называется «налог» и берётся определённая часть от продукции, можно, конечно, и деньгами, но мне всё равно нужно было забивать склады. Представь себе обычную семью на Меридиане. Они убрали поле, сложили всё себе в кладовку, но вот их дом по случайности сгорел, и они без крыши и без еды. Куда они пойдут просить помощи? Ко мне в замок, конечно. Или не было никакого пожара, они просто ели, сколько хотели, но однажды весной поняли, что еды до лета не хватит. Догадываешься, куда они пойдут просить помощи? Или крестьяне оказались на редкость сообразительными и собрались уже пахать поля, как выяснилось, что все зерно на посадку сгнило или изъедено насекомыми за зиму. Ты думаешь, сосед их выручит и отсыплет своего зерна? Добавь к этому природные катаклизмы, которые вспыхивали то тут, то там, делая ранее благодатную почву вулканом или болотом. Одна провинция могла получить фантастические урожаи, в то время как все другие хорошо если собирали столько же, сколько посеяли. Разумеется, положительно подобное сказаться на благосостоянии народа не могло. Оставлять ситуацию на совесть перекупщиков и спекулянтов – значило бы получить десятки тысяч умерших от голода подданных, ну и хлебный бунт заодно, поэтому я ввёл систему распределения, вывозя всё собранное зерно в элеваторы и раздавая по мере необходимости в равной доле между всеми провинциями. По крайней мере, у меня под заклинаниями зерно имело больше шансов сохраниться.

- Ну, это имеет смысл, - согласилась рыжая, насупив брови от новых закручивающихся извилин, не иначе. – А почему же тогда люди голодали при твоей помощи? Ты что же, зажал еды?

- А кто голодал? – искренне удивился я. – Неурожаи были. Расхищение налогов повстанцами было. Процент испортившихся продуктов был. Катаклизмы, опять же, были. Но истощённых людей с вжавшимися в спину животами на улицах или у стен замка не было. 

- А кто людей жаждой морил?

- Это когда?

- А когда охотился за повстанцами!

- Практикуешься в наводящих вопросах?

- Ты невыносим! – сердито засопела девчонка и отвернулась.

Я бы и рад насладиться её молчанием, но раз тема развивается, вынужден продолжить, пока обиженная девчонка меня слушает.

- Знаешь, мне даже любопытно стало, кто вам такой лапши на уши навесил. Хорошо поработал. Обрати внимание, что вы постоянно вмешивались в дела Меридиана, наводили порядок на своё усмотрение, хотя называетесь Стражницами Завесы, а не, допустим, Добродетельницами Меридиана. И ладно бы это была полноценная тайная кампания от Совета Кандракара, так нет же, на первый взгляд мелкие уколы, мелкие победы, как та же шайка повстанцев. Вы ведь с Советом Кандракара даже не были знакомы… Я прав? – спросил риторически, поняв, что снова путаю воспоминания. - И вы даже не исследовали настоящее положение дел, просто поверили сказанным этим кем-то словам.

- То есть ты хочешь сказать, что весь такой белый и хороший, сидя в своём страшном замке, мирно правил, а мы, злые стражницы, пришли и тебя выгнали? А ничего, что мятеж поднялся? Люди просто так к восстанию не присоединяются! – пересилив свою обиду, ответила Вилл.

- А ты уверена, что это было восстание, а не спланированный государственный переворот со сменой власти? Ты слышала, за что они боролись, что кричали? «Свергнем Фобоса», «За королеву Элион!», - я, вообразив себя крестьянином с вилами, потряс ими в воздухе с воодушевленным лицом. Вилл улыбнулась, видимо, зрелище вышло забавным, как и было задумано. – В мятеже, если ты вспомнишь, принимали участие от силы пара тысяч человек вместе с женщинами и детьми, это меньше, чем жителей в каком-нибудь провинциальном городке, или даже крупной деревне. И если бы ты когда-нибудь интересовалась жизнью повстанцев до того, как они начали свою подрывную карьеру, то знала бы, что настоящих крестьян там единицы. Хотя да, вы, наверное, с ними толком и не общались. Но возьмём, к примеру, такого ветерана восстания, как Джулиан, отец Калеба. Он прекрасно справляется с оружием. Не вилами и топором, а мечом и луком… - я закончил фразу заговорщицким шепотом, придвинувшись к замершей девочке в одеяле. – Смекаешь? – улыбнулся, а рыженькая отпрянула от резкой смены тона на веселый и чуть не свалилась с кровати. Мда, Фобос, поигрывающий бровями, вреден для самоконтроля.

Я, довольный и позабавленный произведённым эффектом, вернулся с новыми силами к работе. Следовало еще многое рассчитать и вывести хотя бы к приблизительным числам, чтобы знать, сколько минимум отсудить денег. А то ещё облапошат меня друзья Элион, именно меня, а не Фобоса.

- Трил встретила и вывела нас из замка, когда мы случайно туда попали, притронувшись к точке инверсии в книжном магазине. Она сказала нам, что крестьяне отдали последнюю еду нам. Хотя мне это показалось даже тогда странным, ведь на кухне в замке было полно еды, но я подумала не на того.

Для меня стал полной неожиданностью голос Тарани. Оказывается, она тоже уже не спала. Как давно – неясно, но лучше бы всё слышала с самого начала.

- Постойте-ка... – я изобразил задумчивость, взявшись за подбородок. – Трил – это же маска Нериссы, и настоящей кухарки никогда не существовало. Ах, какая ситуация... некомфортная, - последнее слово я буквально промурлыкал.

Ответом мне было мрачное молчание.

- Раз мы закончили, то ложитесь спать, маленькие борцы за добро и справедливость. Потому что, во имя Луны, я вас сам сейчас усыплю и поработаю в тишине.

Отвечать мне вновь не спешили. Я взялся за новый карандаш, но прямо чувствовал, как они переглядываются и перешёптываются, безмолвно шевелят губами за моей спиной. Мешать им я не стал.

Работа ожидаемо затянулась до утра, но вздремнуть было уже поздно, и я решил сделать это днём, на уроках. Ещё раз оглядев закрывающимися глазами исписанные листы, испещренные цифрами, схемами и просто текстом со всех четырёх сторон тетрадки, да ещё и на разных языках, я решил, что надо заканчивать и сходить за ещё одной кружкой кофе.

Я покинул комнату под мерное посапывание девочек. На кухне тетрадь преобразовалась в простой брелок и легла в карман брюк.

На маленькую узкую кухню вошла заспанная Сьюзен – моё заклятье на ней давно развеялось. 

- Я услышала шум и подумала, что это Вилл так рано встала, хотя на неё это совсем не похоже, - с улыбкой пояснила она, спешно приглаживая спутавшиеся волосы.

- Будешь кофе? – предложил я.

- Не откажусь. Если хочешь есть, я могу что-нибудь приготовить.

- Прости, я уже забрался в ваш холодильник, - шутливо кивнул на бутерброд с колбасой. Вообще-то уже второй по счёту, голодная рабочая ночь, как-никак. – В качестве извинений могу и тебе сделать.

- Фобос, мне так неудобно. Не стоит. Я скоро начну готовить завтрак на всех.

- Тогда, если позволишь, мне хотелось бы принять душ. Ты не против?

Она была совсем не против. Мы ещё немного поворковали, и я отправился в ванную снимать сонливость прохладным душем. Никогда не замечал за собой большой любви к водным процедурам, это Фобос у нас любил поплескаться в воде. Уже там, в процессе, когда вода с душа шумела и смывала пену, Сьюзен зашла в ванную и предложила постирать одежду в стиралке, пообещав, что когда будет пора выходить, она уже высушится и прогладится. 

Я пусть и не питал уверенности, что всё успеет высохнуть, но согласился, когда она предложила пока что надеть махровый белый пушистый халат…

И значит, заходят девочки с утра на кухню, а тут я такой, весь белый и пушистый, в белом длинном халате и зелёных тапочках с помпоном… 

***



- Вы мне не верите? Тарани тоже ЭТО видела. Он забрал мамин халат. Мне страшно представить, что за заклинание он использовал на маме, - сказала Вилл со вздохом сожаления, что согласилась на это.

- А вечером в душе он напевал «О палмолив, мой нежный гель, сегодня со вкусом орхидей!», – согласилась Тарани, скептическим взглядом снова найдя Фобоса на скамейке для наблюдателей за соревнованиями. - Что бы это ни значило, но самое странное, что он вполне привычно справился с электроприборами. Чего мы ещё о нём не знаем?

- Ой, да ладно вам. По-моему, ему просто нравится издеваться над людьми, - усмехнулась Ирма, тоже проверив, не видит ли их Фобос.

В этот момент Фобос заговорил с Мэттом, и тот одарил его возмущенно-испепеляющим взглядом, на что свергнутый князь ослепительно и одновременно хитро улыбнулся.

- Вы как хотите, а я согласна на совместную ночёвку в книжном магазине, - заявила Вилл.

- Ты больше не можешь выдержать его присутствие? – приподняла вопросительно аккуратную бровь Корнелия. 

В этот момент не спускавшие глаз с принца девочки увидели его сияющую улыбку, направленную в сторону появившейся у другого конца зала Сьюзен Вэндом. Фобос поднялся и поспешил в её сторону пружинящей походкой. 

Над бассейном и зрительскими сидениями разнесся голос судьи, приглашающего всех участников заплыва собраться.

- Уж лучше это, чем снова проводить опыты над мамой, - мрачно ответила Вилл, спускаясь.