Исполняя Главную Роль (Performance In a Leading Role) +2398

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
Mad_Lori
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/225563/chapters/341590

Основные персонажи:
Гарриет Ватсон, Грегори Лестрейд, Джон Хэмиш Ватсон, Ирэн Адлер, Майкрофт Холмс, Миссис Хадсон (Марта Луиза Хадсон), Молли Хупер, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок Холмс/Джон Ватсон
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Флафф, Драма, AU
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 467 страниц, 21 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа!!!!!» от Melissa_Perish
«Отличная работа!» от yuki-tan1845
«Отличная работа!» от Слэшка
«Перевод, достойный Оскара!» от Коварный Джо
«Любимейший фанфик» от b1ue
«Любимейшая работа! Спасибо! » от akiras
«Просто потрясающе!» от Вредный скептик
«Это невероятно прекрасно!» от Василeк
«За шикарный перевод!» от Mezuki-chan
«ЛЮБИМЕЙШАЯ РАБОТА» от Мисс Илиана Снейп
... и еще 15 наград
Описание:
Один из самых популярных фанфиков англоязычного сообщества.
Альтернативная реальность. Шерлок Холмс - актер, снискавший славу после получения премии Оскар, сейчас медленно, но верно теряет свою популярность. Джон Ватсон - рядовой исполнитель, снимающийся в романтических комедиях. Они знакомятся на съемочной площадке фильма о гей-паре, куда их приглашают сыграть ведущие роли. Смогут ли они поразить друг друга? И воплотится ли их экранный роман в жизнь?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Обложка фика http://archiveofourown.org/works/240745

Разрешение на перевод дано автором на ее блоге

http://madlori.tumblr.com/post/17248202018/the-madlori-faq

UPD-1 c 9 главы с нами гамма Nothing-Happens-to-Me
UPD-2 c 13 главы с нами переводчик dzenka
UPD-3 ссылка на archiveofourown для скачивания работы одним файлом
http://archiveofourown.org/works/672059/chapters/1229142

UPD-4 Драббл от автора, посвященный Алану Рикману
https://ficbook.net/readfic/3985135

Глава 10

14 августа 2012, 19:31
Не успела Салли зайти в офис, как у нее зазвонил мобильный телефон. Она мельком глянула на экран, чтобы понять, кто звонит.

«Потрясающая стерва».

Она усмехнулась и ответила на вызов.

- Гарри, привет, оторва.

- Все в порядке?

- Да, только что подошла к офису, – Салли положила письма на свой стол и села. – А у тебя?

- Просто хочу понять обстановку. Джон запретил мне звонить ему. Как наши мальчики?

- Они отправились в Сассекс вчера днем. И с того момента от них ни слова. Ты получила факс о рекламной кампании к фильму?

- Да. Получила. Сейчас просматриваю видеоролики, как ты и просила. Мои Гугл-оповещения стоят на страже любой сплетни. Плюс ко всему, у меня есть тайный агент.

- Да ну!

- Ага, наша племянница Изабелла. Ты подумаешь, что мы супергениальная команда, но она и правда работает, как чертов ниндзя. Она сама вызвалась проверять все, что связано с фанатами Джона: она стала участником всех фан-сообществ и регулярно сообщает мне о том, что там у них творится. И мне даже не пришлось ее просить вступить в сообщества фанатов Шерлока. Она у нас смышленая.

- Есть что-нибудь?

- Ничего нового. Ни фотографий, ни видео. На одном форуме сказали, что вчера видели Джона в Брентвуде.

- Где его, конечно же, не было.

- Разумеется. Кажется, им и правда удалось выехать из города незамеченными. Хотя я волнуюсь о том, что могут поехать в Хейлшем. Думаешь, они все-таки решатся на это?

- Могут. Если им понадобится чай или что-то еще. Но я бы не стала волноваться. Шерлок частенько бывает в Хейлшеме, и еще ни разу там к нему не приставали фанаты и даже, насколько я помню, не следили за ним. Это маленький городок, его там знают, и никому до него нет дела. Это что-то из разряда неписаных правил для таких мест. Известные люди приезжают, чтобы уединиться. И им не нужно мешать.

- Если кто-нибудь их там увидит, то, боюсь, городок быстро потеряет свою репутацию спокойного места для отдыха.

- Я не стану убеждать их, чтобы они изолировали себя от мира, - сказала Салли.

Гарри рассмеялась.

- Как будто они не стали бы возражать. Больше всего фанаты обсуждают то, что Джон появился в телесериале «Менталист». И они все еще обмениваются фотографиями Шерлока со спектакля. Хотя, надо отметить, что все это немного снижает уровень суеты вокруг «Незнакомца». Такое ощущение, что взорвалась бомба, когда те снимки с их прогулки в Торонто были опубликованы.

- Хорошо, ну… что ж, смотри в оба за тем, что творится.

- Еще бы, дорогая.

- Ага, хорошо, – и Салли повесила трубку.

Она еще не успела загрузить компьютер, как в дверь постучали. Салли нахмурилась. Никто никогда не приходил сюда. Офис Шерлока был, скорее, местом, где она могла более или менее спокойно работать и хранить документы, а для него это был нейтральный адрес для получения корреспонденции. Сам он крайне редко появлялся в офисе, и никто, зная об этом, не искал его здесь. Исключение составляли те случаи, когда Салли сама назначала кому-нибудь встречу в офисе.

Она поднялась и открыла дверь. Ее сердце ушло в пятки. На пороге стоял Андерсон, линейный продюсер фильма и ее любовник.

- Дэвид, - сказала она, изображая на лице удивление, хотя, черт возьми, она прекрасно знала, почему он пришел, - я не ожидала увидеть тебя раньше следующей недели! Какой приятный сюрприз.

Он был мрачен:

- Салли, где они?

- Подожди, ты о ком сейчас?

Он вошел внутрь и закрыл за собой дверь.

- Не усложняй и так не простую ситуацию. Я и сам не рад тому, что мне пришлось приехать сюда, никто в принципе не хотел, чтобы я был здесь, но мое присутствие необходимо. Где Джон и Шерлок?

Салли скрестила руки на груди.

- Я не работаю на тебя, Дэвид. Я работаю на Шерлока. Он мне доверяет, и я не собираюсь его предавать. А заставлять меня сделать это – не лучший способ остаться со мной в хороших отношениях.

- Я просто стараюсь приглядывать за ними, - ответил Андерсон, - нам нужно быть уверенными, что их никто не заметит.

- И ты, разумеется, делаешь это потому, что заботишься о личной жизни Шерлока? Не ради того, чтобы уберечь свой фильм от финансовых потерь?

- Это и их фильм тоже.

- Он не дурак вообще-то.

- Да, но он упрямый.

- Ты так говоришь, как будто я сама этого не знаю. Даже если бы я тебе сказала, где он, что тогда?

- Мне просто нужно с ним поговорить.

- Твою мать, ну так пошли ему письмо!

- Люди не любят говорить о таком по почте.

- Я не стану отвлекать Шерлока. У него отпуск.

- Он один?

- Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это.

Андерсон шагнул ближе к Салли.

- Давай заключим соглашение? Мы знаем, где он, и мы знаем, с кем он.

- Ну и для чего тогда играть в плохого полицейского? Думаешь, я как-то облегчу тебе задачу? Как бы не так!

- Ты думаешь, что кто-нибудь рад тому, что нам приходится вот так беспокоиться об этом? Если бы все зависело только от меня, я бы уже давно отправил им ящик шампанского с пожеланиями вселенского счастья. Но я получил распоряжение сверху. Даже не от Джима. Они должны прекратить это.

- Так говорят о ядерной войне.

- А это именно то, что случится, если пресса разузнает, что наши ведущие актеры отрываются где-то в Сассексе, трахаясь до изнеможения.

Салли стиснула челюсти.

- Я не стану содействовать твоему разговору с Шерлоком. Поговоришь с ним только тогда, когда он вернется.

Андерсон кивнул и направился к двери.

- В таком случае, я найду другой способ.

Салли запаниковала. Она обогнала Андерсона и захлопнула дверь прямо перед его носом, а затем встала у него на пути. Он удивленно уставился на нее.

- Пожалуйста, - сказала она, - пожалуйста, дай им побыть наедине друг с другом.

Он сглотнул и совершенно несчастными глазами посмотрел на нее.

- Я не могу. Ты понимаешь? Я не могу.

- Они влюблены друг в друга, - Салли рассчитывала на это признание, как на самый главный козырь. - Они так влюблены, Дэвид. Ты понимаешь, что это значит для них? Ты представляешь, через что им придется пройти? Как тяжело это будет? Дай им немного времени, перед тем, как ты распахнешь перед ними дверь в реальный мир. Просто несколько дней, чтобы они смогли обрести почву под ногами. Если им предстоит пережить все это, то они должны быть уверены друг в друге. Не подставляй им подножку, пока у них еще даже не было шанса провести хоть сколько-нибудь времени вместе. Пожалуйста.

Он посмотрел ей прямо в глаза, а потом склонил голову, точно соглашаясь со всем услышанным:

- Хорошо, Салли. Я попридержу боссов. Но я и Джим – в этой ситуации мы не враги.

- Я надеюсь на это. Джону и Шерлоку сейчас нужны друзья, а не враги.

***

Шерлок проснулся ранним утром в понедельник - это было второе утро, когда он просыпался рядом с Джоном. Он задумался о том, а наступит ли вообще когда-нибудь такой момент, когда это станет обычным делом, когда даже сам факт присутствия Джона в его постели не будет являться чем-то экстраординарным, а будет частью обычной жизни. Он надеялся, что такого не случится. Ему больше нравилось чувствовать невероятное счастье, ощущая его присутствие рядом с собой.

Он тихо встал с постели, боясь разбудить Джона. Ему самому не особо нравилось нежиться в кровати, но Джону, наоборот, это доставляло удовольствие. И этой ночью они оба долго не спали, по весьма обычной, но, вместе с тем, прекрасной причине. Шерлок отправился в ванную комнату, подгоняемый естественными потребностями. Когда он снова вернулся в спальню, то задержался на какое-то время возле кровати, глядя на Джона и не испытывая при этом никакого смущения, а, наоборот, ощущая только полный покой, от вида своего любовника, который лежал сейчас, свернувшись калачиком, подложив руки под щеку.

Он прошел на цыпочках к той стороне кровати, на которой лежал Джон и присел около него, разглядывая его умиротворенное лицо. Он размышлял о том, что Джону снилось сейчас.

Джон никогда не думал о себе, как о красавце. А Шерлок не знал, как сказать ему, что это совершенно не так. Потому что, по его мнению, Джон был самым красивым человеком на земле. И Шерлок не мог представить, на кого бы он еще предпочел просто смотреть вот так.

Он позволил себе еще какое-то время посидеть возле него, а потом засомневался, не было ли это чересчур навязчиво? Следить вот так за своим любимым, пока он спит… Так вторгаться в пространство другого человека… Он не знал, можно ли было вести себя подобным образом, но ощущал себя сейчас каким-то воришкой. Поэтому он поднялся и решил найти свою одежду. Его пижамные штаны оказались в углу, за стулом, а футболка была погребена в недрах покрывала. Одевшись, он спустился вниз по лестнице на кухню и поставил чайник.

Пейзаж за окном был умиротворяющим: пруд, лес и задний двор дома – все казалось мирным и спокойным. Дом располагался на территории площадью в тридцать акров, которая прилегала к лесопарковой зоне с чудесными тропинками, ведущими в Хейлшем и дальше. Лучи утреннего солнца скользили по лужайке, оставляя за собой причудливые тени на сверкающей от росы траве. Первый раз Шерлок позволил себе просто наслаждаться красотой момента, вместо того, чтобы анализировать влажность воздуха и прикидывать скорость ветра, колышущего ветви деревьев.

Он был удовлетворен. И это было состояние, в котором он пребывал крайне редко, а возможно, не был вообще никогда, по крайней мере, не так, как сейчас. Он был удовлетворен местом, в котором находился, собой и тем, с кем он был.

Его скрипка все еще лежала на кресле, там, куда ее вчера положил его любовник. От воспоминаний о том взгляде, которым на него посмотрел Джон, когда он закончил играть, у него по спине пробежали мурашки. Он вспомнил, как после этого они поднялись наверх. Все, что происходило после, было неожиданно неловким и болезненным, а затем стало прекрасным… нет, не просто прекрасным. Это поглотило его целиком.

И уже после того серьезного разговора, о котором Шерлок планировал не думать до тех пор, пока это не станет совершенно необходимым, они снова занялись любовью, лаская друг друга руками и губами, и телами, а потом, когда уже начал брезжить рассвет, наконец, уснули, переплетенные воедино. В результате они проснулись в полдень, позавтракали на диване наскоро приготовленными бутербродами, не переставая тискать друг друга под одеялом, которым укрывались.

Еще они смотрели «Воспитание крошки» и от души смеялись над фильмом, слегка опьянев от бутылки вина, которую Шерлок принес из холодильника. Конец фильма был пропущен из-за страстных поцелуев и ласк, которые, в свою очередь, привели к тому, что они были вынуждены снова вернуться в спальню и опять заняться сексом.

Они провели здесь всего одну ночь, а у Шерлока уже было больше секса, чем за последние два года. Секс всегда был для него обязанностью, которую нужно было выполнять, это было чем-то, чего от него ожидали. Он никогда не знал, что значит желать кого-то, не знал до настоящего момента. Желание просачивалось в него, задевая своими острыми краями его сознание, всегда поражая его, так, как будто он случайно увидел свое отражение в зеркале, когда не ожидал этого. Его мысли порхали по шее Джона, по его рукам, по его телу, рту. Джон вызывал у него умопомрачительное ощущение того, что он, Шерлок, может быть растворен в нем и одновременно может быть поглощен им. Он мог бы стать крайне рассеянным, если бы вовремя не привел в порядок мысли.

Господи всемогущий, неужели так происходило со всеми остальными людьми? Всегда? Не удивительно, что при таких обстоятельствах люди не могли собраться, сфокусироваться и адекватно мыслить. Сама идея того, что он мог пожертвовать своим благоразумием ради Джона Ватсона, угнетала его, но, черт возьми, сейчас он чувствовал, что это того стоило.

Шерлок тряхнул головой. Пяти минут было более чем достаточно для сеанса самоанализа. Он достал ноутбук и сел за кухонный столик с чашкой чая. Через час всего его письма были прочитаны (не было никаких неотложных дел, которые требовали бы срочных решений), он проверил новости на сайте БиБиСи (то же самое) и провел приличное количество времени в поисках недвижимости в Лос-Анджелесе. Его отвлек звук смс-сообщения.

Разыскивается тридцатичетырехлетний актер, обладатель премии Оскар, каштановые волосы, рост шесть футов. Чертовски сексуален. В том случае, если вы его обнаружите, СРОЧНО верните пропавшего Джону Ватсону. Щедрое вознаграждение гарантировано.

Шерлок улыбнулся, счастье теплой волной накрыло его, и законы гравитации сейчас, казалось, не имели над ним никакой власти.

Он перечитывал дразнящее сообщение Джона. Так вот как это? Об этом чувстве люди пишут стихи и поют песни, и рисуют картины с самого начала времен? Он и не надеялся когда-нибудь испытать нечто подобное, но разве не это чувство он испытывал сейчас?

Я думаю… Я думаю, что, возможно, люблю его.

Мысль быстро появилась и так же быстро растворилась в его сознании, чтобы вновь вернуться в более подходящее время. А сейчас ему было чем заняться. Или, скорее всего, кем. Он встал и быстро поднялся по ступенькам. Зайдя в комнату, он обнаружил Джона, который лежал посередине кровати, упираясь локтями в матрас, скинув ненужное одеяло. Его загорелая кожа золотилась в утренних лучах, а волосы были всклокочены после сна, и улыбался он все еще сонной улыбкой - вся эта картина к чертям вскружила Шерлоку голову, и у него перехватило дыхание.

- Я тут слышал кое-что о награде, - сказал он, снимая с себя футболку.

Джон кивком подозвал его к себе.

- Иди сюда.

Шерлок снял пижамные штаны и забрался под одеяло, ложась на Джона сверху. Он ощутил его эрекцию и почувствовал, как его член тоже стал твердым.

- Ммм… - простонал он, - извини, я заставил тебя скучать?

- Ужасно, - ответил Джон, целуя Шерлока, скользя руками по его спине, - есть что-то, что тебе следует знать обо мне.

- Что ты неотразимый?

Джон засмеялся, а Шерлок сделал воображаемую отметку в графе о способах, заставляющих его любовника хихикать.

- Может быть, для тебя – да.

- Определенно для меня. Знаешь, когда я вошел и увидел тебя здесь, я просто забыл, как дышать. Это было так волнительно. Хорошо еще, что мне не понадобилась медицинская помощь.

Джон притих и пытался встретиться взглядом с Шерлоком.

- Ты же не говоришь это просто так, для красного словца? То есть, я имею в виду, ты же не говоришь это просто, чтобы получить кое-что? Ты и правда это испытываешь?

- Естественно, испытываю. Зачем мне просто так говорить такое?

Джон улыбнулся и выгнул шею, чтобы дотянуться и поцеловать Шерлока, чуть оттягивая его нижнюю губу – она больше всего волновала его.

- То, что ты так думаешь… ну… это одна из причин, по которым я здесь, с тобой.

Шерлок посмотрел на Джона, проводя пальцем по его волосам.

- Ты хотел сказать что-то о том, что мне следует знать о тебе.

- А, да. То, что тебе следует знать – я люблю, именно люблю утренний секс.

- Понятно. То есть если ты проснешься и обнаружишь, что рядом с тобой в постели никого нет…

- Я очень сильно разочаруюсь, – он провел рукой по спине Шерлока к его ягодицам и собственнически сжал их.

- Я не хотел, чтобы ты начинал свой день разочарованным.

- Да, тебе должно быть стыдно.

- Скажи, что мне сделать, чтобы загладить свою вину.

Джон подумал какое-то время. Он выглядел слегка неуверенно.

- Мне понравилось то, что мы делали вчера. Я бы хотел, чтоб ты трахнул меня.

- Ну, так почему бы не повторить?

По правде говоря, именно с этой мыслью он поднимался сюда. С Джоном это произошло намного более успешно, видимо, из-за того, что они уже извлекли уроки из прошлой попытки. Когда настала очередь Джона, они делали все намного медленнее.

- Просто, скорее всего, я не смогу сейчас снова. Будет слегка болезненно.

- О, Джон, прости меня, что я…

- Нет, ты ничего такого не сделал. Все было восхитительно. Я просто не привык.

Шерлок поцеловал его страстно, горячо, быстро перейдя поцелуями на его шею - а это было самое чувствительное место, как он уже успел усвоить. Джон прогнулся ему навстречу, запустив руку ему в волосы.

- Я уверен, что могу предложить альтернативный вариант, - проурчал Шерлок.

Он опустился ниже и взял член Джона в рот. Он почувствовал, как мужчина в ответ застонал и задрожал, но уже через несколько секунд он оттолкнул Шерлока.

- Нет, я не хочу так кончить, - вздыхая сказал он.

- Как тогда?

Джон взял Шерлока за руки и уложил его на кровать, а сам склонился над ним, уперев колени в матрас между ног Шерлока, и стал тереться об него своими бедрами. Шерлок уловил ход его мыслей и обхватил ногами Джона за талию. Тот лег на него сверху, целуя все, до чего мог дотянуться.

- Я хочу ощутить каждый миллиметр твоего тела, - прошептал он Шерлоку на ухо.

Шерлок не мог до конца понять, что это означало. Если Джон хотел взять его, то тогда он был бы вынужден отказать ему, по той же причине, по какой сам Джон отказался несколько минут назад. Но, чтобы сказать об этом, пришлось бы прервать поцелуй, а этого он хотел меньше всего на свете. Но пока что Джон просто лежал сверху, мягко двигая бедрами и целуя Шерлока в губы. Он был сейчас податливым и еще сонным, его кожа приятно пахла и была теплой – каждая деталь смешивалась для Шерлока в один мягкий водоворот.

Джон стал двигать бедрами сильнее, чуть меняя позу, пока его член не соприкоснулся с членом любовника. Шерлок лихорадочно втянул воздух, плавясь от ощущения такого тесного контакта, и чуть приподнял бедра. Джон уткнулся губами в шею Шерлока, и их тела стали двигаться в едином ритме, они терлись друг о друга, пока Джон не кончил, с именем Шерлока на губах. Он замер на какое-то время, а потом опустил руку вниз, обхватив член любовника, и стал интенсивно двигать ей до тех пор, пока Шерлок не кончил ему в ладонь, прикусывая губу и постанывая. А потом они просто лежали, приходя в себя и целуясь.

Шерлок выцеловывал дорожку от губ до уха Джона:

- Утренний секс?

Джон засмеялся:

- Это приятный способ начать день.

***

Шерлок не мог не согласиться с мнением Джона о том, как лучше всего начинать день. После утренних любовных игр они поднялись с постели только для того, чтобы принять душ, перекусить что-нибудь на завтрак, переодеться в свежие пижамы и снова вернуться в постель. Джон читал книгу, а Шерлок сидел с ноутбуком. В течение длительного времени они сидели в полной тишине, занятые своими делами. И даже в этом молчании было что-то, объединяющее их. Они касались друг друга ногами под одеялом и периодически обнимались и целовались тогда, когда им этого хотелось. Около часа дня Джон отложил книгу и протер глаза.

- Полагаю, нам надо пообедать, - сказал он.

- Ммм.

- И было бы здорово выбраться куда-нибудь.

- А мне и здесь весьма неплохо.

- Шерлок, мы не можем оставаться в постели весь день, - ответил Джон, с улыбкой глядя на своего любовника.

- А почему бы и нет?

- Ну… потому, что… мы просто не можем.

Шерлок отставил ноутбук и пододвинулся поближе к Джону, притягивая его к себе. Тот положил голову ему на грудь.

- Как долго ты сможешь оставаться со мной? – спросил он.

Джон вздохнул.

- Мне нужно улететь обратно домой в пятницу. Но перед этим я бы хотел навестить родителей, поэтому вечер четверга нам нужно будет провести в городе.

- Хорошо, тогда в четверг утром поедем обратно.

- То есть у нас остается всего два дня здесь. Что стало с целой неделей?

- Джон, неделя не такая длинная, как кажется.

Джон просунул руку под Шерлока и придвинулся ближе.

- Как скоро ты сможешь приехать в Лос-Анджелес?

- Через три недели.

Повисло молчание.

- Черт возьми, - наконец сказал Джон.

Шерлок понимал, о чем он думал. Они провели всего несколько дней вместе, но сама мысль о том, что им предстояло расстаться на один день, а потом на целых три недели, казалась невыносимой.

- Время пролетит незаметно, - сказал он, хотя сам не верил в то, что говорил.

- Знаешь, а я так не думаю, – Джон повернулся и поцеловал Шерлока в ключицу, - я буду страшно скучать по тебе.

- А я по тебе.

Обнявшись, они лежали так еще какое-то время, погруженные в свои мысли.

- Ну что же, давай встанем. Давай взбодримся. Как насчет прогулки в Хейлшем? Пообедаем там, прогуляемся? Я никогда там не был.

- Если ты хочешь.

Джон нахмурился:

- Нас могут здесь заметить?

- Вряд ли. Еще ни разу меня здесь не фотографировали. По крайней мере, даже если и делали фотографии, то они не становились общественным достоянием. Хотя машину брать не стоит. Тут в доме есть велосипеды. Мы можем взять их.

- О, чудесно. Я сто лет не ездил на велике, - Джон усмехнулся, предвкушая поездку, - это будет как загородная прогулка.

- Почему как? Это будет настоящая прогулка.

- Понимаю. Я, скорее, имел в виду, что это будет то, что делают обычные люди.

- А мы не обычные люди?

- Господи боже мой, нет. Мы странные люди. Мы работаем по выходным и во время отпуска. Над нами работают люди, которым платят за то, чтобы они делали нас как можно более привлекательными и яркими. Нам платят за то, чтобы мы играли роли для развлечения населения, и людей, судя по всему, действительно волнует, кто был дизайнером наших смокингов. Наша работа заключается в том, что мы вынуждены ходить на вечеринки и фильмы и рассказывать о себе тем, кого совершенно не знаем. Наша жизнь – это странное существование, Шерлок. Поэтому давай-ка отправимся в этот городок, выпьем там чаю с печеньями и просто будем делать обычные вещи.

Они оделись и, удостоверившись в том, что ключи и кошельки у них с собой, дошли до гаража, в котором стояли велосипеды – красивые, ярко-серебристые - на которых так и хотелось прокатиться. Выкатив велики, они одновременно выставили откидную подножку и, перекинув ногу через раму, сели.

Шерлок первым почувствовал определенного рода боль. После недавних событий его ягодицы явно не были готовы к длительной прогулке на велосипеде. Он посмотрел на Джона, который, судя по выражению лица, сам сделал такое же открытие.

- Ну… или мы можем просто прогуляться, - сказал Шерлок.

- Да, давай, пожалуй, прогуляемся, - кивнув, согласился Джон.

Они вернули велосипеды на место. Шерлок был расстроен из-за того, что им так и не удалось прокатиться.

Прогулка была, как размышлял Шерлок, пока они шли, очень беззаботной. Был прекрасный солнечный день, не очень жаркий, дул легкий ветерок, и поздняя летняя трава была сочной и зеленой. Солнечный свет падал на лицо Джона, и его волосы сияли, как золото. Лучи сглаживали черты его лица, придавая глазам удивительно насыщенный голубой оттенок.

Дорога, по которой они шли, была безлюдной и находилась чуть в стороне от других тропинок, этого было достаточно, чтобы через несколько минут после начала прогулки Джон протянул Шерлоку руку, и они переплели пальцы воедино.

- Твои родители умерли, да?

Шерлок замешкался.

- Википедия?

- Нет, интернет-база данных по всем фильмам.

- Ну, это история для народа.

- То есть они живы?

- Мой отец умер. А мать весьма себе жива. Но она очень трепетно относится к своей частной жизни. Она не в восторге от того, что оба ее сына выбрали себе публичные профессии, но в настоящий ужас ее приводит мысль о том, что кто-то может узнать о ее существовании. Поэтому мы вынуждены говорить, что наши родители умерли.

- Должно быть, это неприятно.

Шерлок пожал плечами.

- Мы с матерью не близки. Она слишком заботилась о мнении других людей, чтобы уделять нам достаточно внимания. Мой брат ближе к ней, чем я.

- Как его зовут?

- Майкрофт.

- Могу я познакомиться с ним?

Шерлок посмотрел на него.

- А ты бы хотел?

Джон остановился и повернул голову, чтобы увидеть лицо Шерлока, вынуждая того тоже остановиться.

- Шерлок, мы же собираемся быть частью жизни друг друга? Не всей жизни, конечно, но ее основой.

- Я надеюсь на это.

- Тогда – да, я хочу познакомиться с твоей семьей, - он задумался, - только если ты не намерен держать в тайне от них наши отношения.

- Разумеется, нет. Майкрофту будет все равно, что ты мужчина, его будет заботить только одно: есть ли у тебя связи с мафией или другими террористическими организациями, а моя мать будет думать о том, что скажут соседи, ровно до тех пор, пока не увидит тебя. А после этого она сразу спросит, когда мы собираемся подарить ей внуков.

Джон рассмеялся.

- Ну я вполне уверен, что вопросов с мафией и террористами не возникнет, а вот что касается детей – об этом мы еще поговорим.

Они продолжили прогулку.

- А что с твоей семьей? – спросил Шерлок. – Ты планируешь им рассказать?

Какое-то время Джон шел молча.

- Помнишь, я говорил тебе, что хочу навестить их перед отлетом обратно?

- Ты собираешься рассказать им сейчас?

- Лучше поскорее сделать это.

- Что-то я не слышу оптимизма в твоем голосе.

- Честно говоря, я не знаю, как говорить об этом. Это что - камин-аут? Не думаю, что я могу сказать что-то простое из серии: «Я гей». Я и сам не знаю, так ли это. Все, что я знаю и могу сказать им – это то, что я встретил того, с кем хочу быть, того, кто важен для меня, и, да, это мужчина.

- Полагаю, они сами придут к определению «гей».

- Это их дело.

- Думаешь, они не поймут?

- По правде сказать, не имею ни малейшего понятия.

- Твоя сестра ведь лесбиянка?

- Гарри? Она играет на два фронта. Женщин в дом она никогда не приводила, только мужчин. Не знаю, случайно так получалось или она делала это специально, никогда не интересовался, - Джон посмотрел на Шерлока. - А ты, кажется, никак себя не идентифицируешь в сексуальном плане?

- Я считаю концепцию бинарной сексуальной идентификации ограниченной и неправдоподобной.

- Что ж, это очень современная точка зрения.

- Мне кажется, проще реагировать на то, привлекает меня человек или нет, в независимости от его пола. Так что, если бы мне нужно было обозначить мою сексуальную ориентацию, я бы сказал, что она меняется от случая к случаю, в зависимости от того, какое человеческое существо я нахожу привлекательным.

- А как бы ты ответил на вопрос: «Вы гей или натурал?»

Шерлок ухмыльнулся:

- Я бы сказал: «Я – Шерлок Холмс, я делаю то, что хочу, так что отвалите».

Джон расхохотался:

- Черт возьми, я хочу футболку с такой надписью.

- Это можно устроить, - ответил Шерлок, смеясь вместе с Джоном.

Джон притянул его за руку поближе к себе, в его глазах сверкали огоньки смеха, и Шерлок снова почувствовал это. Счастье ракетой пронеслось в его груди, радость от того, что он мог делить это мгновение с Джоном, купаться в его внимании и понимать, что его принимают целиком и полностью.

Утром я подумал, что, возможно, люблю его.

Думаю, нет никакого «возможно».


***

Четверг наступил слишком быстро.

Прогулка по Хейлшему прошла спокойно. Они дошли до деревни, быстро прошлись по ней, выпили по чашечке чая, а заодно купили любимый чай Джона, чтобы заваривать дома, и вернулись обратно, когда солнце уже садилось.

Им очень понравилась эта прогулка, даже несмотря на то, что после нее ноги жутко гудели. Ночью на лужайке перед домом они развели небольшой костер и пили вино, рассказывая друг другу разные актерские байки, а после отправились в постель, где они вновь занимались любовью, вдыхая запах костра, осевший на волосах.

Во вторник они собрали еду и кое-какие необходимые вещи и, сложив все в машину, отправились по направлению к побережью, где были красивые туристические тропинки, о которых Шерлок знал. Они провели весь день, бродя по склонам гор и по долинам, откуда открывался вид на море. То и дело они останавливались там, где им хотелось, а затем снова продолжали свой путь по только им ведомому маршруту – они просто наслаждались свободой так, как могут наслаждаться люди, чья жизнь всегда четко распланирована. Пообедали они на лужайке, а потом еще полчаса просто валялись на удивительно мягкой траве.

В среду они оба были какими-то притихшими. Шерлок понимал, что это их последний полный день вместе, и Джон тоже об этом думал. Они все-таки достали велосипеды, так как их тела уже привыкли к новым ощущениям, свалившимся на них, и просто ездили вокруг Хейлшема, то и дело останавливаясь, чтобы что-нибудь сфотографировать. Поужинали они в местном ресторанчике, о котором так мечтал Джон. Все время, пока они ели, он глазел по сторонам с совершенно довольным видом, а Шерлок смотрел в это время на него. Уехали они, когда уже было темно, и дорогу им освещал только слабый свет фонариков, закрепленных на велосипедах.

Когда они приехали домой, Шерлок повел Джона на задний дворик, держа в руках плед:

- Когда я был маленьким, то наблюдал здесь за звездами, - сказал он, раскладывая на земле мягкую ткань.

- О, а я думал, ты сам купил этот дом, - ответил Джон, когда они легли.

- Нет, дом принадлежал моим родителям. Но, когда отец умер, он перешел к Майкрофту и мне.

Они посмотрели наверх, на потрясающее покрывало из звезд.

- Это невероятно, - сказал Джон, - такого не увидеть ни в Лондоне, ни в Лос-Анджелесе.

Шерлок почувствовал, как Джон сжал его пальцы. Он прижал его руку к своей груди:

- Джон, меня передергивает от одной мысли, что тебе нужно уезжать.

- Я знаю. Меня тоже.

- Я не привык принимать во внимание нужды и потребности другого человека. Я не знаю, смогу ли я быть достойным партнером для тебя.

Было очень темно, и он не мог толком видеть лица Джона, но почувствовал, что мужчина приподнялся, опершись на локоть, и теперь смотрел на него:

- Что за ахинею ты несешь?

- Я просто хочу, чтобы ты знал, что если… - он сглотнул, - если ты посчитаешь, что мы провели вместе достаточно времени и что продолжать отношения дальше не имеет смысла, тогда…

- Нет, прекрати. Прекрати сейчас же. Шерлок… Боже, ты невероятный. После всех наших разговоров? Совместно принятых решений? Планов? Ни с того ни с сего ты думаешь, что мне нужны какие-то отходные пути?

- Я стараюсь быть реалистом. Еще немного, и мы дойдем до точки, когда назад повернуть будет нельзя, ну или, по крайней мере, почти нельзя. Если я приеду в Лос-Анджелес, и мы станем жить вместе.

- Никаких если. Ты приедешь в Лос-Анджелес и ты… - Джон прервался, нахмурившись.

Шерлок кивнул.

- Вот, ты тоже понимаешь, о чем именно мы говорим. Пока мы здесь наслаждаемся синим небом над головой и пением птиц – это прекрасно, но это только пока. Там будет реальный мир, Джон. Там будут люди, которым нужно будет объяснять, почему я переехал к тебе, там будут друзья, которых придется держать в неведении, фотографы на каждом углу. Мы говорим о совместной жизни, хотя знаем друг друга с весны, а были вместе меньше, чем неделю. Тебе не кажется, что все происходит слишком быстро?

Джон снова откинулся на спину.

- Да. Это так.

- Я все равно приеду в Лос-Анджелес. У меня там есть место, где я могу жить, и совсем необязательно останавливаться у тебя. Мы могли бы видеться каждый день.

- Так будет хуже. Ездить туда-сюда, так нас точно застукают.

Шерлока слегка замутило от того, что он намеревался сказать.

- Джон, пойми меня правильно, но, может быть, нам не стоит видеться до окончания шумихи вокруг Оскара.

Джон совсем притих.

- Ты этого хочешь?

- Нет. Я не этого хочу. Ты знаешь, чего я хочу.

- Ты хочешь всем объявить о нас.

- Я понимаю, почему этого делать нельзя, и я это принимаю. Поэтому, если нам нельзя жить открыто, может быть, будет лучше, менее болезненно, взять паузу до того момента, пока это не станет возможным.

Он услышал, как Джон глубоко вздохнул.

- Может быть, и так.

Какое-то время они молча лежали.

- Так минуточку, ничего подобного! - воскликнул Джон. - Лучше от этого не будет. Возможно, будет проще. Возможно, более удобно. Но, Шерлок, нет. Я не откажусь от тебя, потому что так проще, – он снова сел и притянул Шерлока к себе, чтобы видеть его лицо, - мне наплевать, что все развивается быстро, что это нечто новое. Оттого, что мы проведем вместе десять дней, а не семь, я не стану в тебе более уверен. И, черт возьми, я не стану жить вдалеке от тебя в течение шести месяцев. Три недели уже убьют меня, - он сжал лицо Шерлока в своих руках, - помнишь, что ты говорил в нашу первую ночь здесь? О том, чего ты хочешь? Я тоже хочу этого. Чтобы ты был в моей жизни, каждый день, всегда. И я не собираюсь ждать. И я не собираюсь как-то упрощать эту ситуацию. От этого не будет никакого толка. Так что послушай меня, мистер Холмс. Как только ты сможешь, ты поедешь в Лос-Анджелес, и ты будешь жить в моем доме, и мы сделаем все, что от нас зависит, чтобы не быть замеченными, но для этого мы не будем расставаться, пусть даже и временно.

Шерлок почувствовал, как у него защипало в глазах. Он поднял руки и накрыл ими ладони Джона.

- Джон, - единственное, что он смог выдавить из себя, - я надеялся, что ты скажешь именно это.

Джон крепко его обнял, а Шерлок обнял его в ответ, не желая никогда больше отпускать этого человека и еще больше желая рассказать об этом всему миру.

***

В четверг утром они собрали вещи и погрузили их в машину, оба притихшие донельзя. Они собирались без энтузиазма, а, скорее, из чувства необходимости.

И, даже несмотря на то, что у них впереди еще будет ночь в квартире у Шерлока, накануне они провели время так, как будто это была их последняя ночь на земле. Тогда под звездным небом Джон раздел Шерлока, и от его прикосновений тот издавал такие звуки, на которые сам не знал, что способен. После того, как они закончили, Джон без сил упал на плед, позволяя Шерлоку делать с собой все, чего тот хотел. А Шерлок через ласки старался передать все свои ощущения, сказать о том, что Джон изменил его, и он уже не станет прежним, что это теперь просто невозможно, и даже если его начнут осуждать за это, ему будет все равно.

Джон посмотрел на дом и все, что их окружало.

- Мне здесь понравилось, - сказал он.

- Я всегда был в восторге от этого места, - ответил Шерлок, - а теперь, я думаю, к этим чувствам добавится особый эмоциональный оттенок.

- А мы сможем приехать сюда еще раз?

- Конечно, в любое время.

- Ну, в ближайшее время такой возможности не предвидится.

- Дом никуда не денется.

Джон взял руку Шерлока в свою и поцеловал его.

- Мне кажется, что эта поездка будет судьбоносной.

- Да ладно тебе, трасса М25 не такая уж страшная.

Он негромко засмеялся в ответ.

- Ладно, давай уже покончим с этим. Все двери заперты?

- Да.

Они сели в машину. Откидной верх на этот раз был поднят, так как небо хмурилось, и вот-вот мог начаться дождик. Вскоре они выехали на трассу А21 и спокойно доехали до Лондона. Шерлок ощущал давление города - большое количество людей, разнообразие архитектуры, и чем ближе они подъезжали к его квартире, тем, как ему казалось, больше людей пялилось на него. Он и не подозревал, насколько свободно и непринужденно он ощущал себя за городом. Сейчас этого чувства как не бывало.

Джон заехал в подземный гараж. Они достали вещи и поднялись в квартиру на лифте. Когда они открыли дверь 221Б, то оба вздохнули с облегчением.

- Удивительно, - сказал Джон, выпрямляя спину, - я провел здесь всего одну ночь, а это место уже кажется мне домом.

- Я и сам не часто здесь бываю, - Шерлок осмотрелся. - Хотя всегда предполагал, что это будет основным домом, а в Лос-Анджелес я буду ездить по необходимости.

- Хмм. Мы можем поговорить об этом твоем плане, м?

Шерлок улыбнулся, а его собственные мысли эхом отдавались в голове.

Я просто хочу, чтобы было ясно - все то, что касается меня, касается и тебя.

- Обязательно.

Джон посмотрел на часы.

- Черт, не хочу этого говорить, но уже почти три часа, и если я хочу увидеть родителей, то мне пора ехать.

- Если хочешь, бери машину.

На этой фразе Джон оживился.

- Да?

- Конечно, я никуда не собираюсь ехать.

Джон подошел ближе и обнял Шерлока за талию.

- А чем ты будешь заниматься, пока меня не будет?

- Планировал разобрать почту. Салли должна подъехать, нам нужно решить кое-какие вопросы.

- Ответ неверный, - сказал Джон, делая вид, что очень сердится.

- О, прошу меня простить. Вообще-то я хотел сказать, что я в беспамятстве упаду на этот диван и буду отрицать само существование мира до тех пор,пока мой ненаглядный не соизволит вернуться ко мне.

Джон рассмеялся.

- Так-то лучше, - сказал он и поцеловал Шерлока.

Когда он уже хотел остановиться, Шерлок притянул его ближе, чуть наклонил его голову и стал целовать полуприкрытые губы Джона, дразня его. Он почувствовал, как Джон улыбнулся и провел рукой по его груди и шее.

- Ммм, ты усложняешь мой отъезд, - проурчал Джон, вплетая слова между поцелуями.

- Вы разгадали мой хитроумный план, мистер Ватсон.

Джон сжал ягодицы Шерлока и отстранился.

- Я уже взрослый мужчина, способный контролировать свое либидо и устоять против напора своего сексуального парня.

- Проклятие, снова промах, - Шерлок скрестил руки на груди, и они с Джоном какое-то время просто стояли так, посмеиваясь друг над другом.

- Все, я пошел. Постараюсь не задерживаться. Но, вероятнее всего, поужинаю с семьей.

- Хорошо.

У лифта Джон кинул последний взгляд на Шерлока и ушел.

Тот вздохнул, потом взял свой чемодан и направился к спальне, чтобы распаковать вещи.

***

Салли пришла вскоре после отъезда Джона.

- Как прошла поездка? – спросила она.

Шерлок ожидал, когда на ее лице появится самодовольное выражение, но она выглядела искренне заинтересованной.

- Слишком быстро, - ответил он.

- Все было нормально?

Он понимал, о чем она действительно спрашивала.

У вас все получилось? Удался ли секс? Наладили ли вы отношения за такой короткий промежуток времени? Оказался ли этот роман чем-то большим, а не просто увлечением во время съемок? Остались ли чувства после того, как адреналин спал?

Он встретился с ней взглядом:

- Все было идеально.

Салли улыбнулась и похлопала его по плечу.

- Хорошо.

- По правде говоря, мы решили, что когда я в конце месяца вернусь в Лос-Анджелес, то остановлюсь у Джона.

- Ясно, - по ее лицу он понял, что она хотела задать вопрос.

- Мы не будем открыто встречаться. Только после Оскара.

Салли задумалась:

- Будет тяжело.

- Я знаю. Мы понимаем.

- Ты же понимаешь, что и я, и Гарри - мы сделаем все, что от нас потребуется.

- Я знаю.

- На самом деле, мы уже предприняли кое-какие шаги.

- Я тебе доверяю, Салли.

Она явно была тронута этой фразой.

- Спасибо, Шерлок. Боже, ты мне нравишься таким мягким и добродушным. Джон хорошо на тебя влияет.

Он ничего не смог поделать и слегка покраснел:

- Думаю, да.

Они сели за обеденный стол и в течение нескольких часов обсуждали письма, расписание, планы поездок, будущие проекты и десятки телефонных звонков, которые Шерлок пропустил за время отдыха. Около пяти часов вечера они уже практически заканчивали работу, когда Шерлок услышал звук поднимающегося лифта. Джон не мог вернуться так рано, и он посчитал, что это кто-то из его соседей. Но лифт остановился на его этаже, и двери открылись.

Шерлок увидел Джона. С одного только взгляда он понял, что что-то пошло не так. Он перевел взгляд на Салли - она тоже все поняла.

- Уже ухожу, - сказала она, собирая свои вещи.

Джон мельком глянул на нее, когда она прошла мимо.

- Джон, что случилось? Ты вернулся раньше, чем думал.

Джон не ответил. Рывком сняв пиджак, он со всей силы кинул его на диван, а потом провел рукой по лбу.

Шерлок чуть отступил, не зная, что сейчас нужно делать.

- Ты… виделся с родителями?

В принципе он понимал, что именно могло случиться, но нужно было сделать так, чтобы Джон выговорился.

- Да, твою мать, я видел моих чертовых родителей, - Джон посмотрел на него, - они как всегда были в своем репертуаре. Не удовлетворенными всем, что есть в их жизни, за что, кстати, плачу я. В течение часа я спокойно слушал их жалобы на здоровье, заботливо интересовался разными медицинскими деталями. И когда, наконец-то, они соизволили спросить, как у меня дела, я сообщил им, что в моей жизни кое-кто появился и что я очень счастлив. Когда же они поняли, о чем идет речь, то прямым текстом сказали мне, что я не их сын, раз позволяю себе «подставлять свою задницу кому-то»!!!.

Последнюю фразу он прокричал, хватая первый попавшийся предмет, которым оказалась книга, и швыряя его в сторону.

- Вот дерьмо, - добавил он. – Прости.

- Джон, я… - Шерлок не понимал, как поступить, - я не знаю, что сказать.

- А тут нечего говорить. Я надеялся, что этого не случится, но боялся, что в результате так и будет. Я сказал им, что если они не считают меня больше своим сыном, тогда им придется выехать из дома, который я им купил, уволить горничную, которой я плачу зарплату. Вот тогда начался кошмар.

- Тогда?

- Мой отец поинтересовался, как давно я стал педиком, а мать просто плакала оттого, что у нее не будет внуков, хотя у нее их уже четверо, а потом началось: «О, мы так и знали, что эти говнюки сделают из тебя гея». Что сейчас все фильмы об этом, а потом мой отец… - Джон до этого говорил быстро, а потом неожиданно прервался, прокашлялся и, когда он снова заговорил, его голос звучал надломлено от рвущихся наружу слез, - мой родной отец сказал мне, что он больше не оставит меня наедине с моими племянниками.

Шерлок почувствовал, что его замутило.

- О, боже мой.

- Мои племянники, Шерлок. Как будто я представляю теперь для них какую-то опасность. Как будто я ненормальный, псих. Я люблю этих мальчиков, боже, как он мог даже подумать… - Джон встряхнул головой.

Шерлок сделал единственную вещь, которая пришла ему в голову. Он подошел и прижал Джона к своей груди, а тот прильнул к нему и обнял в ответ.

- Мне очень жаль, - сказал Шерлок, целуя волосы Джона.

Джон еще какое-то время пытался держать себя в руках, а потом просто сорвался. Шерлок обнимал его, пока Джон плакал, отгоняя все мысли о том, как он мог отомстить его родителям за то, через что они заставили его пройти.

Джон быстро успокоился, но продолжал стоять в объятиях Шерлока.

- Боже, - наконец-то сказал он, - прости, я не предполагал, что так расклеюсь.

- У тебя на то были все основания. И если не рядом со мной, то где же еще?

Джон кивнул. Шерлок передал ему салфетку, он высморкался и протер глаза.

- Хорошо хоть остальные члены моей семьи дали мне понять, что они со мной. И они сделали все, чтобы я понял – для них это не проблема. Это помогает. Мне уже 38 лет, я не ребенок, но мои родители… Это гораздо тяжелее, чем я предполагал.

- Джон, я бы никогда не хотел вставать между тобой и твоей семьей. Если бы я знал…

- Перестань, - сказал Джон, отстраняясь от Шерлока и глядя ему прямо в глаза. – Давай проясним одну вещь. Ты не встаешь между мной и ими, Шерлок. Это они. В этом нет ни твоей, ни моей вины, это их проблема. И они свыкнутся. У них сейчас просто шок. Я мог бы вести себя лучше, но я разозлился, а это, в свою очередь, разозлило отца. Пройдет время, остальные родственники поговорят с ними, и они привыкнут к мысли, что… - он слегка рассмеялся. - Ну они же не смогут просто выкинуть меня из своей жизни? Я же чертов кормилец.

- Должен сказать, что это тоже неправильно.

- А почему? Кто позаботится о них, если не я? У меня есть средства, - Джон устало улыбнулся. – Спасибо.

- За что?

- За то, что ты рядом со мной сейчас. За то, что успокаивал меня.

- Разве не так поступают бойфренды?

- Полагаю, что именно так, – Джон сел на диван, он чувствовал слабость во всем теле.

Шерлок сел на пуф, стоящий рядом с диваном.

- Я чертовски устал.

- Давай что-нибудь поедим, ты, должно быть, голоден.

- Да, слегка. Дай мне немного времени, чтобы прийти в себя. Я сам не свой.

Шерлок взял его руку в свои и немного взъерошил волосы на голове.

- Это все очень сложно. Твоя семья, наши карьеры, бизнес, пресса – это не честно. Остальным парам не приходится проходить через эти препятствия в тот период, когда они еще сами привыкают друг к другу.

- Думаю, это просто наша доля, мы, черт подери, попали в это сами, – Джон посмотрел на него, - и даже не смей снова начинать разговор о том, что будет проще, если мы просто не будем вместе.

- Кто считает, что я собирался это сказать?

- Я. И для меня это важно,- он наклонился ближе. - Потому что ты стоишь того, чтобы проходить через это, через все проблемы, невзгоды – через все, - он скользил глазами по его лицу, и Шерлок увидел, как он задержал дыхание, готовясь сказать.

О, боже, нет. Он сейчас это скажет.

- Шерлок, я…

- Нет, не надо, - выпалил Шерлок, прижимая руку к его рту, - не говори этого.

Не говори, не дав мне шанса. Я любил тебя все это время, Джон. И ты все сделал: сел в самолет, пришел на спектакль с той гортензией, ты держал меня в своих руках и не ушел даже тогда, когда я думал, что ты уйдешь. Все то, что мы имеем сейчас - благодаря тебе, а ты в ответ получаешь только боль, поэтому, пожалуйста, позволь мне дать тебе что-то взамен, пока ты меня не опередил и в этом.

Джон закрыл рот, поник и посмотрел на Шерлока:

- О, я… э… хорошо. Не буду. Извини, – он собрался встать и уйти, не глядя на Шерлока.

Шерлок прокрутил последние секунды разговора у себя в голове и понял, как все выглядело со стороны и что, должно быть, Джон подумал.

О, прекрасно, Холмс. Тебе удалось все испортить. Исправь все, ты, чертов идиот.

- Джон, подожди, я не это имел в виду, пожалуйста, сядь. Прости меня. Я все испортил.

Джон сел, немного нахмурившись.

- Я хорошо умею показывать чужие эмоции на экране, но со своими у меня проблема.

Джон неуверенно улыбнулся:

- Я знаю.

- Ты заслуживаешь кого-то, кто мог бы адекватно выражать свои чувства, кто мог бы говорить с тобой, как умеют нормальные люди.

- О, не начинай опять талдычить о том, чего я заслуживаю. Никто не будет лучше тебя, и нет ничего нормального в том…

- Я люблю тебя, Джон.

Джон мгновенно замолчал и остался сидеть с открытым ртом. Шерлок смотрел ему прямо в глаза. Слова были произнесены, и он поймал себя на мысли, что мог бы повторять их снова и снова, пока они не заполнят всю комнату, пока они своим количеством не сравняются с глубиной его чувств к этому мужчине.

- Прости, что прервал тебя. Я знаю, ты хотел сказать то же самое. Но я не мог позволить тебе этого. Я не мог позволить, чтобы это снова был ты. Чтобы ты проявил свою решительность. Потому что именно ты всегда помогаешь мне найти выход из сложной ситуации. А сейчас я сам хочу сделать первый шаг и быть смелым ради тебя.

Джон потихоньку приходил в себя. Он взял лицо Шерлока в свои руки, улыбаясь, хотя его глаза снова становились влажными.

- Тебе не нужно быть смелым ради меня, глупый. Будь собой – вот все, чего я хочу.

- Я еще не привык к этому.

- Знаю, и меня это бесит, я бы хотел, чтобы это было не так.

Шерлок держался за колени Джона, чтобы не потерять равновесие.

- Ты единственный, кто не хочет меня исправлять.

- А зачем мне тебя исправлять? Ты же не сломанный, – Джон страстно поцеловал его один раз, потом другой. - Ты совершенно сумасшедший, и безумно талантливый, и странный, и прекрасный, и невыносимый, и потрясающий, и я так сильно тебя, черт возьми, люблю, Шерлок.

Шерлок глубоко вздохнул и позволил Джону себя обнять, они хотели поцеловать друг друга в губы, но их движения были слишком хаотичными, и они все время промахивались, целуя щеки, скулы, носы – но это было неважно.

Наконец, они остановились и просто обняли друг друга. Шерлок чувствовал себя так, как будто все его позвонки встали на место, тело расслабилось, и он успокоился.

- Я тебя люблю, - повторил он Джону на ухо.

- Я тоже тебя люблю.

Он вздохнул и отстранился.

- Что же, этот вопрос решен.

Джон засмеялся.

- Да, давай вычеркнем этот пункт из повестки дня.

- Пора что-нибудь съесть. Я умираю с голода.

Они хотели выбраться куда-нибудь, но потом оба поняли, что не смогут этим вечером притворяться просто друзьями.

- Я не настолько хороший актер, Шерлок, - сказал Джон. – Пройдут недели перед тем, как я смогу смотреть на тебя без мультяшных сердечек в глазах.

Поэтому они сделали бутерброды, картофель-фри и, захватив светлое пиво, которое покупала Салли, расположились у телевизора.

- Во сколько у тебя рейс? – отставив тарелку, спросил Шерлок.

Джон скорчил гримасу.

- Около десяти утра.

- О, то есть тебе нужно будет рано уехать.

- Я вызову такси.

Шерлок задумался.

- Я бы мог отвезти тебя.

- Совершенно точно нет. Я не смогу попрощаться с тобой на людях, Шерлок, – он повернулся и посмотрел на него. - Боже, я не хочу уезжать.

- Я приеду через несколько недель. Не заметишь, как пролетит время. Мы будем переписываться и созваниваться по Скайпу.

- Ммм, всего лишь имитация общения.

Шерлок поднялся и протянул руку.

- Тогда давай сделаем так, чтобы сегодняшняя ночь запомнилась нам надолго.

Джон взял его за руку и позволил Шерлоку притянуть его к себе.

- С удовольствием.

***

Утро наступило неожиданно быстро, как это всегда происходит, когда кому-то хочется, чтобы оно не наступало как можно дольше. Будильник прозвенел в половине шестого, но к этому времени они уже проснулись. Шерлок протянул руку, чтобы как можно скорее выключить будильник и снова обнять Джона.
Джон повернул голову и улыбнулся, проводя руками по телу Шерлока. Утреннее солнце скользило по его коже, как золотистые лепестки, освещая уголки его глаз, придавая им насыщенный голубой цвет.

- Джон, - застонал Шерлок, - о, черт, да, - процедил он сквозь сжатые зубы.

Джон просто улыбнулся в ответ и продолжил двигать бедрами. Он отпрянул назад, ухватился руками за ноги Шерлока, меняя позу, вытягивая корпус вдоль тела партнера. Его член с каждой секундой становился все тверже.

- Ты хочешь кончить так? - прошептал он, не открывая глаз.

- Да, - сумел произнести Шерлок.

Его не переставало поражать, каким разным мог быть Джон во время их занятий сексом. Вчера он затащил его в постель и взял сильно и решительно, так что Шерлоку пришлось держаться за изголовье кровати, чтобы не потерять равновесие. Он не сдерживал стонов, и они кончили вместе настолько громко, что, как показалось Шерлоку, было слышно на всю Англию.

А сейчас Джон был нежен и мягок, еще совсем сонный, он скользил по члену Шерлока легкими движениями.

- Ты первый.

Шерлок сжал член Джона в руке и стал водить пальцами вверх и вниз, очень медленно, изучая тело своего любовника. Джон замедлил свои движения и позволил голове расслабленно опуститься. Он очень быстро кончил Шерлоку на живот и стиснул зубы, чувствуя, как мышцы стискивают член Шерлока там, внутри. Он еле успел отдышаться, как снова начал двигаться, более сильно, сжимая член Шерлока в себе. Наклонившись, он поцеловал любовника, прикусив его нижнюю губу.

- Черт, Джон, - задыхаясь прошептал Шерлок, - боже, ты такой узкий там, это потрясающе.
Джон улыбнулся.

- Кончи в меня, Шерлок.

- Да, Боже… да…

- Я хочу смотреть на тебя, - он разглядывал лицо Шерлока, а тот кончил через несколько движений, и Джон не отводил от него глаз. – Боже, ты такой красивый в эти моменты, - прошептал Джон, утыкаясь лицом в шею Шерлока, - когда ты теряешь контроль и просто позволяешь этому происходить.

Шерлок обнял его, тяжело дыша, еще толком не осознавая того, что произошло.

- Боже, я тебя люблю.

Это все, что он мог сказать сейчас, единственная мысль, которая крутилась в его сознании.

Джон перекатился на спину, целуя грудь Шерлока.

- Мне кажется, тебе нравится это говорить.

- Я привыкаю к этому.

Они лежали вместе, наслаждаясь моментом, но время неумолимо шло.

Душ, одежда, сборы, завтрак, и Шерлок не успел опомниться, как уже наступило восемь утра, и за Джоном приехало такси. Они стояли у дверей лифта, переминаясь с ноги на ногу.

- Позвони, как доедешь, - попросил Шерлок.

Джон кивнул.

- Обязательно, – он поднял глаза и посмотрел на Шерлока. - Ненавижу это.

- И я, - Шерлок притянул его к себе и обнял. - Три недели.

Он почувствовал, как Джон кивнул. Они поцеловались, чуть касаясь губами губ друг друга, и в этом поцелуе было прощание и обещание увидеться очень скоро.

- Я люблю тебя.

- Три недели.

Он отпрянул и склонил голову.

- Я тебя тоже люблю…

Джон сделал шаг в сторону и взял свой чемодан.

- Тогда до связи по Скайпу?

- Как скажешь, - Шерлок засунул руки в карманы. - Хорошего пути.

Джон кивнул.

- Пока, Шерлок.

Он не сводил с него глаз, пока двери лифта не закрылись.

Шерлок подошел к окну и стал наблюдать за тем, как Джон вышел из дома и сел в такси. Он посмотрел на окна квартиры 221Б. Шерлок поднял руку, хотя в это время дня Джон вряд ли смог бы увидеть его в окне. Джон все равно махнул. Потом он сел в машину и уехал.

Шерлок обернулся и посмотрел на свою опустевшую теперь квартиру. В ней не было Джона, и сейчас она была какой-то незавершенной без него.