Русские не сдаются +2449

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил)
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Экшн (action), Повседневность, Hurt/comfort, AU, Учебные заведения, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, ОМП, Элементы гета
Размер:
Макси, 167 страниц, 30 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«За адекватных героев!» от Roallanna
«Ответственная работа. » от Лоренциано
«За суперских шухорных кузенов!» от Наоми Каллен
«Смеялась до слез!» от Элинор Дэшвуд
«Sehr gut!!!» от Azakh
«Отличная работа!» от Krolik1972
«Чудо!!!» от Вышивальщица_Мари
«Отличная работа!» от Yuki-тян
«Спасибо!» от 135kz
«Отличная работа!» от ravolo
... и еще 3 награды
Описание:
Очередной фанфик.
Главный герой - Гарри. Место основных действий - Хогвартс.
Но человек, изменивший реальность, находится в магловском мире.
Попаданец. Русский. Военный.
Волею судьбы он стал дядей Гарри Поттера и изрядно повлиял на детское мировоззрение и образ мыслей.

Итак, Дурсли были в глазах соседей абсолютно нормальным семейством, с которым просто не могло произойти что-то странное или мистическое.
А потом произошел тот ужасный случай, и все пошло уж совсем не по канону.

Посвящение:
Читателям.
Бетам.
И огромное спасибо Гехейм за помощь в вычитке!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка от Лулочки: http://static.diary.ru/userdir/3/0/3/5/3035362/83426380.jpg

сиквел - Русские-2. http://ficbook.net/readfic/3089780
сиквел - Русские-3 https://ficbook.net/readfic/3390735

Приквел: "Хозяйка Хогвартса" (времена Основателей). http://ficbook.net/readfic/2942591/7778093#part_content

Вбоквел. Стеб. Сборник драблов, на которые вдохновили комментаторы: http://ficbook.net/readfic/2784551

Работа написана по заявке:

8

13 января 2015, 00:20
Фотографии, к сожалению, удались не все — где-то было размазано, где-то слишком темно, где-то в кадр попали только ноги…
Но и того, что получилось, хватило на целые сутки восхищенного разглядывания. Да даже если у кого-то случайно не было головы на снимке — хвост был достаточно необычным, чтобы сохранить и с удовольствием разглядывать. Ни одной карточки Дурсли не выбросили, заботливо разместив в альбоме.

Правда, на воспоминания Дадли о щеночке тетя Петуния рычала не хуже цербера.
Она даже на щенка бульдога от Мардж не соглашалась в своем чисто прибранном доме, а тут такая трехголовая страсть!

Плакаты и постеры с греческими «Химерами» мальчишки было развесили по стенам каюты, но под строгим взглядом отца пришлось все снять и аккуратно убрать в сумку — каюту убирал стюард, никто не знал — магл ли он или полукровка, знает ли о маг.мире или нет, а потому демонстрировать всякие штучки, нарушать Статут и подводить миссис Забини не следовало.

После Афинской экскурсии привычные диковинки стали казаться чуточку скучнее. Даже поиск клада не вызывал такого ажиотажа, как прежде. Да и Джин с матерью сошли с лайнера — вовсю готовилась свадьба миссис Хокинс, терять время почтенная дама была не намерена. Зареванная Джин обменялась с мальчишками телефонами и ушла. Мальчишки помахали ей вслед.

Да вообще-то и круиз подходил к концу.
Забросив слежку за Сильвером, они проводили время, разглядывая книжки и игрушки Блейза или играя в автоматы.
Попытались поиграть в гольф, но не понравилось. Причем, всем троим. Да и взрослые их постоянно одергивали, что гольф — не хоккей и надо клюшкой аккуратно, точно и сильно бить по мячу, а не гонять его, как шайбу.

Вместе с папой и присоединившимися пассажирами играли в водное поло…

В общем, когда лайнер вернулся в порт приписки — это было неприятное открытие.
Круиз-то уже закончился!

У тети Петунии неожиданно оказалось на сумку больше — прибавилось косметики, обновок и сувениров.
На дядю Вернона, загоревшего и беловолосого, откровенно заглядывались даже совсем молодые девицы в Саутгемптоне. «А ведь ему уже тридцать семь», — удивлялся девицам Гарри. Впрочем, те тоже, по его мнению, были не молоденькие — лет двадцать пять, не меньше.

Можно было вернуться домой поездом, но мальчишки были готовы еще на два раза по два таких путешествия, и дядя Вернон сжалился — взял напрокат машину. Приключение продолжалось.
Не сказать, что тетя Петуния была этому очень рада, но ей всегда было сложно отказать своему Дидиккинсу, когда тот строил такую умильную мордашку.

Поехали вдоль побережья.
И ближе к вечеру увидели его.
Он был прекрасен, мрачен, одинок и величественен.
Маяк на островке.

— Дядя! Какой маяк! А давайте туда заглянем? Давайте, а? Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!
— Ни за что. Что за глупость, Поттер! Ну вылитый отец! Тебе руин не хватило?
— Ма! Ну классный же маяк! Па! Ну, папа! Ну чего ты молчишь?!
— Дидиккинс! Не отвлекай отца! Он ведет машину! Я не поняла — это путешествие было для вас слишком цивилизованным? Непременно нужно что-то дикое? Приедем — играйте на диком пустыре хоть до вечера!
— Ну, теееееетя! Ну смотрите же, какой маяк! Такого больше нигде нет!
— И хорошо, что нет. И нам там делать нечего. Вернон! Ты чего тормозишь? Нет! Мы не полезем в эти руины!
— А у Гарри День рождения завтра.
— Да! У меня День рождения. Ну, пожалуйста!
— Нет! И не… И…
— Да мы доплывем, посмотрим и уедем. Милая, ну что может случиться? Мы быстренько…
— Так и скажи — сам хочешь там побывать. Хуже мальчишек, ну честное слово!
— Мы быстро…

***



— Мы быстро?! БЫСТРО!!! Что ты теперь скажешь, Вернон Дурсль?! «Ничего не случится», да, милый?

За окном бушевала буря. Внутри домика смотрителя бушевала Петуния. Мистер Дурсль не знал — что его огорчает сильнее.

Начиналось все чудесно. Лодку нашли без проблем, грести вызвались мальчишки. На каменистую осыпь выбрались дружно и со смехом. Потом Петуния, поджав губы, вошла в домик смотрителя, увидела, как там пыльно и уныло, и вернулась на берег. На лодку, по крайней мере, можно было присесть, не умирая от брезгливости.

А мальчишки тем временем с воодушевлением лазали по маяку. Осмотр затянулся. Петуния решительно не понимала — что там можно делать столько времени? Погода стремительно портилась. Ниоткуда налетели и нахмурились тучи, и вот уже солнечный и погожий денек сменила хмурая серость и огромные волны. Петуния попыталась затянуть лодку еще дальше на берег. Мужу своему она желала в этот момент облысения, икоты и злого поноса на два-три дня. Чтоб сидел дома и никуда не высовывался.
Маяк им понадобился!

— Мама! Мама! — закричал Дадличек, и сердце предательски ёкнуло. Что там? Дадли подбежал, размахивая плотным конвертом, надписанным зелеными чернилами. — Мама! Мне прислали приглашение в Хогвартс! Я не еду в Смелтинг! Я с Гарри еду!
— Какая радость, — сказала миссис Дурсль тоном, не оставляющим сомнений — она считает происходящее катастрофой. — Подумай, сынок, а может все-таки в Смелтинг? Ну что ты там будешь делать среди этих ненормальных в Хогвартсе?
— Тоже буду ненормальным! — радостно ответил сын и убежал к Вернону.

Лодочку Вернон затащил едва ли не к порогу домика смотрителя маяка.
Внутри Петуния нашла каждому по тряпке, сама взялась за веник, а уж воды было — хоть залейся.

Еды не было.

Спать легли голодные, зато в относительно чистых, даже в какой-то мере уютных комнатах. Родители — в одной, дети — в другой.
Не спалось.
Петунья слушала шторм за окнами домика. И, несмотря на все уверения мужа, что сто лет эта халупа стояла и еще сто легко простоит, она очень боялась, что их домик смоет в море.
А Вернон опять: «Милая, ну что может случиться? Пересидим мы этот шторм».

Мальчишки были в восторге (наконец-то! На корабле им с этим явлением природы категорически не везло — погода стояла отменная, как раз по вкусу унылых взрослых. А тут — почти как на корабле. Только не качает, к сожалению), но Дадли мучил другой вопрос. Прилетит ли Гарри сова в такую погоду?
А вдруг — нет. Вдруг в этот Хогвартс он один, как дурак, поедет?

Дадли вертелся и вздыхал.

Гарри тоже вздыхал.

— Не спишь? — наконец-то не выдержал Дэ.
— Не сплю, — сказал Гарри и тяжко вздохнул.
— Да прилетит она.
— Кто?
— А ты чего вздыхаешь?
— Есть очень хочется… И чего я не догадался на берегу хоть чипсов или бананов прикупить… Деньги карманные остались. Дэ, а пошли, рыбы наловим? Можно будет в камине пожарить…
— А мама?
— А чего мама? Мы на всех наловим. У меня в кармане леска есть… и крючок… кажется.
— Она тебя утопит сама, если выйдет нас проверить, а мы в шторм на улице.
— Эх, — Гарри вздохнул еще более душераздирающе и перевернулся на другой бок. — Надо было твою сову не отпускать…
— А ты смог бы?
— Чего бы смог?
— Сову сожрать. Она смешная. Пушистая. И ее гладить можно, как щеночка.
— Эх, — Гарри казалось, что сейчас он согласился бы и на блюда корейской кухни.
— А как ты думаешь, еще одна прилетит?
— Не, с чего бы?
— Ну, как же? А ты? Твое-то письмо…
— Точно! И мы пошлем ее за жратвой! Это же почтовая сова, да?
— Чтобы тебя прокормить, нужна не почтовая, а грузовая.
— Так, я надеюсь, волшебники не дураки. Пошлют в такую погоду не легкую птичку-невеличку, а альбатроса или кондора…
— И пингвина со страусом. Биолог, блин.
— Укушу.
— Спасите! Мой кузен — людоед!

— А ну, тихо там! — прикрикнул на расшалившихся мальчишек отец, и они мгновенно притихли, завернувшись в одеяла и хихикая в уголок подушки.

— А ты не боишься, что в Хогвартс тебя не позовут, а?
— Да брось! Чего-чего, а от школы так просто не отделаться. Ты что думаешь, небось та же математика с химией, только мы еще вообще в этом ни бум-бум. Заставят ездить, еще взвоешь. Ауууу, — Гарри взвыл шепотом, а потому — не убедительно. Дадли дотянулся и ущипнул его за руку.
— Тихо ты! Щас папа выйдет!
— Да я молчу вообще. Слышишь — кругом тишина гробо…

И тут раздался мощный удар в дверь, заставивший подскочить всех в домике.

— Это спасательная экспедиция! За нами приплыли! — воскликнула тетушка.
— В такой шторм? — дядя держал руку у бедра. Мальчишки знали, что под свободной майкой у дяди ножны большого ножа из золингенской стали.
— Может, они нам еду привезли? — Гарри очень хотел, чтобы на этот раз права оказалась тетя.
— А может, там потерпел крушение корабль? И это выжившие? — Дадли как раз начал читать Дефо. — Открыто!
— Открыто, — тоже крикнула тетя Петуния.

Дядя вышел вперед, готовясь встретить гостей.

Дверь ввалилась внутрь. Огромный неповоротливый человек расстроенно сказал: «Ой!»

— Она наружу открывалась, — спокойно произнес Вернон.
— Эта… я ж не знал! Я ж эта! А вы тута! Чего ж вы далеко-то так?
— Вы за нами? — спросила тетя Петуния.
— Вы потерпели крушение? Еще кто-то выжил?
— А еда у вас есть?

Поскольку они спросили все это одновременно, великан выцепил только одну фразу, за нее и ухватился:
— А ты чего ж, некормленный?
— Как вы заметили, ресторанов тут нет, — голод не лучшим образом влиял на характер Поттера.
— Так я эта! У меня тут вот! — и великан, войдя внутрь и приставив дверь обратно, принялся выкладывать у камина содержимое своих бездонных карманов.

Чайник, заварочный чайник, шампур, упаковка сосисок…

Гарри тем временем разглядывал розовый зонтик гиганта:
— Не по погоде, — с сомнением протянул мальчик. — Это от солнца зонт.
— А, ну, эта… А где Гарри?
— Кто вы? — все так же спокойно произнес Вернон, не двигаясь с места и не убирая руку от ножа. — Вы не представились.

Гигант хлопнул себя по лбу (таким ударом можно было бы быков валить) и воскликнул:
— А ведь точно! Я и забыл представиться! Рубеус Хагрид, смотритель и хранитель ключей Хогвартса.
— Так вы вместо совы? — протянул Гарри, делая шаг назад. — Говорил я тебе, что от школы так просто не скроешься, — толкнул он кузена.
— И за едой его не послать, — согласно кивнул Дадли, который тоже проголодался. Потом он кое-что вспомнил и взглянул на гостя. — Вы должны были сказать: «К вашим услугам!» Гномы у Толкина так обязательно говорили.
— Так я не гном! И не этот, не тот… Я в детстве костеросту выпил! У меня просто кость широкая!
— А сосисок на всех не хватит, — сказал Дадли.
— Я запрещаю вам брать еду у этого человека! — истерично выкрикнула тетя Петуния, мгновенно вспомнив все «шутки» волшебников.
— Да я твоим детям и не предлагаю ничо. А Гарри, Гарри Поттер-то где? Куды вы его дели, гиппогриф вас залягай?!

Гарри, любуясь собственным мужеством, гордо отвернулся от аппетитно шкворчащих в камине сосисок. Там действительно не хватило бы на всех. И великана лучше накормить досыта, тетя права. А то мало ли, что случится может на необитаемом острове.

А ведь это они с Дадли набирали для камина сухие водоросли и выброшенные морем ветки, пока дядя разламывал на дрова стулья. Надо было все-таки сходить на рыбалку, ну да что уж теперь.

— Так Гарри-то где?
— Перед вами! — раздраженно сказала тетя Петуния.
— Подожди, Пет, мы еще не все выяснили. У вас есть какие-то документы, удостоверяющие вашу личность и место работы?
— Тык, дык, эта…
— Да какие у него могут быть документы, Вернон! Это же ненормальные! Диди! Ну посмотри на это волосатое чудовище! Может, все-таки Смелтинг?
— Не-не-не. Мистер Хагрид, а у вас щеночек цербера в школе есть?
— Так эта, Флаффи. Зря я это сказал.
— Мама! Мамочка! А можно мы прямо завтра в школу поедем? Отдавайте уже Гарри его письмо!
— Эта… А где Гарри-то?

Гарри, оглянувшись на дядю Вернона и дождавшись утвердительного кивка, сделал шаг вперед и протянул руку.

— Как ты непохож на отца! — выдохнул великан. — А глаза материны, — тут же поправился он.

Гарри развернул свое письмо. Текст был полной копией приглашения Дадли.

— У Дадли мы сову обратно послали. Вы прямо сейчас обратно полетите?
— О! Ты мне напомнил кой о чем! — Хагрид запустил руку в карман куртки и вытащил оттуда сову — настоящую, живую и немного взъерошенную — а также длинное перо и свиток пергамента*.
Писал Хагрид высунув от усердия язык. То еще зрелище! Гарри чуть было не забыл подсмотреть, что в записке.
Петуния разрывалась от желания указать племяннику на то, что чужую переписку читать некрасиво, обратить внимание сына на то, что после этого их Хогвартса он будет таким же «грамотным» и постоять в уголке незаметно, не провоцируя волшебника на агрессию ехидными комментариями.
Хагрид поставил точку, скатал свиток и сунул его сове в клюв.
Бедную птичку выкинули прямо в непогоду.
Пока Дадли приник к стеклу, пытаясь проследить ее путь, Гарри обрушился на великана с вопросами:
— А вы знаете Дамблдора? А вы читали про меня сказки? А почему к нам в гости папины друзья не приходили? А ходят письма в наш мир? Тогда почему мне никто не писал? У моих родителей совсем-совсем ни друзей, ни родственников не было? Даже малознакомых? А бабушкины гребни кому достались, если их тете Петунии вместе со мной не принесли? А мои родители были совсем нищими?

Хагрид явно оторопел от таких вопросов.
— Дурсли, вы что такое ему понарассказывали?! — взревел он, заставив тетю Петунию забиться в угол, а дядюшку слегка присесть. Гарри узнал боевую стойку, которая у него самого пока никак не получалась. Еще пара таких выкриков, понял Гарри, и Хагрида придется тут где-то прикапывать. И волшебной школы им с Дадли не видать. А брат так хотел.

— Неправда, — шагнул вперед мальчик. — Это я сам спрашиваю.
— Гарри, не провоцируй его! Он может быть опасен! — закричала тетушка.

Дядя сжал зубы и сделал маленький шажок вперед. Гарри впервые стало по-настоящему страшно. Страшнее даже, чем когда на них с Дадли летел тот серебристый опель.

Видимо Хагрид почувствовал что-то такое в воздухе и сдулся.
— Поздно уже, а у нас делов завтра куча. В город нам завтра надо, книги тебе купить, и все такое,* — он стащил с себя толстую черную куртку и бросил ее к ногам Гарри.* — Под ней теплее будет. А если она… э-э… шевелиться начнет, ты внимания не обращай — я там в одном кармане пару мышей забыл. А в каком — не помню…

После чего отхлебнул из бутылки с янтарной жидкостью и завалился на софу спать. Захрапел он почти мгновенно.

— Ohrenet, — непонятно сказал дядя Вернон и за воротник потащил куртку в другую комнату, жестом приказав мальчишкам следовать за ним.
— Ну что может случиться, да, Вернон?!!!

Разместились они все не сказать, чтобы с комфортом, но уж Поттера на пол спать не отправили, как предлагал беспардонный дикарь Хагрид. Мальчишки и Петуния вполне уместились на кровати, а Вернон бросил себе великанскую куртку в пороге.

— С ума сошел? — взвизгнула жена. — Если там есть мыши, то могут быть и блохи!
— Папа, а давай мышек поищем?! — тут же перестал притворяться спящим Дадли.
— И найдете там какую-нибудь магическую мышеловку! Нет уж! Больше никаких мне «что может случиться?»!!! Всем спать!
Примечания:
*фраза из канона

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.