Его сын +3997

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны

Пэйринг или персонажи:
Люк Скайуокер (НМП), Дарт Вейдер, Палпатин, джедаи и ситхи полным составом.
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Драма, Фантастика, Экшн (action), Психология, AU, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, ОМП
Размер:
планируется Макси, написано 1065 страниц, 55 частей
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Шедевр» от Игорь Серафимов
«Великолепно!» от Andjeika
«Достойно Экранизации! Шедевр!» от Marana
«Отличная работа!» от konctantin777
«Спасибо, за вменяемых ситхов.» от Джереми Готвальд
«Невероятная работа! » от allura2
«За потрясающего Люка и Импею ♡» от Eterija
«Шедевр) Нет слов одни эмоции))» от Ashura_
«Отличная работа!» от Loten
«Отличная работа!» от kassandra621
... и еще 145 наград
Описание:
Люк Скайуокер, свет, рожденный от тьмы. Для оставшихся в живых джедаев – новая, но не единственная надежда. Для Темного Лорда Ситхов – плоть от его плоти, шанс на трон и власть над галактикой. Для его опекунов – мальчишка, выросший в песках Татуина, золоченое яйцо крайт-дракона, подброшенное в гнездо мирных обывателей. А кто он на самом деле? И что для него означает быть ЕГО СЫНОМ? Попаданец в Люка Скайуокера. Не канон! Совершенно! прода. 20.06



Посвящение:
Вам.

Омаки к произведению, написанные читателями.
http://samlib.ru/editors/z/zaharowa_n_a/index_12.shtml

Видеоролик к работе, автор - SoraSky(Уйма-чан). https://youtu.be/qQOZnzi_yak

Здесь - иллюстрации к фанфику. http://samlib.ru/img/z/zaharowa_n_a/egosyn/index.shtml

«То, чего не было. То, чего никогда не будет».

Клип к главе 52. Автор - SoraSky(Уйма-чан)
https://vk.com/club119032272?w=wall-119032272_30

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Что будет, если в одного из ключевых героев Саги попадет взрослый, циничный человек, который увидит изнанку красочной картинки, заботливо подретушированной создателем этой истории? И что он будет делать, обнаружив, как мало выдумка соответствует действительности?
Никаких соплей, восхищений и наивного идиотизма. Голая суровая реальность с топором в руках. Мое видение великой истории, взгляд за горизонт.
Не ждите добрых ситхов или злых джедаев, не ждите эпических сражений или рек крови, хотя здесь есть все вышеперечисленное. Это произведение о власти, которая не бывает одного цвета и никогда не бывает доброй для всех, а также о том, на что идут разумные, чтобы ее добиться. Это книга о тех, кто умеет пользоваться самым страшным оружием, которое природа дала человеку - своим разумом.
Итак - интриги и власть, а также цена власти. Если вы думаете, что в жизни по-другому - учебник истории и жизнеописания влиятельных личностей вам в помощь. Также советую почитать, как создавались государства и во что это выливалось для живущих на этих территориях. Политтехнологии, пропаганда и пиар, двойные стандарты и вся изнанка политики.

Также хочу выразить благодарность Galit, которая добровольно вычитывает мои ошибки, Tamop, который помогает подбирать слова, и Efah, которая бетит и вообще прелесть. Спасибо Комиссарус, который ищет информацию и подкидывает арты.

Уважаемые читатели! Здесь Асоки нет, не было и не будет!

Глава 54. Горе побежденным

16 мая 2017, 00:41
— Что это, Люк?

Металлический шар неторопливо вращался в воздухе. Вернее, не шар. В перспективе — именно он, но сейчас это напоминало мяч-головоломку, сложенную из множества пластинок.

Лея подошла ближе, рассматривая странную конструкцию. Недостроенное нечто вращалось вокруг своей оси, словно планета, попавшая под удар астероида особо крупного размера, а вокруг двигались разрушители, казавшиеся совсем маленькими на фоне этой громадины, носились тучи истребителей, кораблей снабжения, грузовые шаттлы сновали туда-сюда…

Лея покосилась на экран, на котором проигрывалась запись, сделанная в какой-то отдаленной части космоса (во всяком случае, этих созвездий девушка не знала), после чего повернулась к висящей в воздухе копии объекта.

Готовая максимум на две трети копия зависла посреди комнаты, а вокруг нее носились, выписывая кренделя, хорошо знакомый СИД и неизвестная принцессе модель истребителя, выкрашенного в оранжевый цвет.

— Нравится? — Люк повел бровью, СИД заложил крутой вираж, догоняя соперника.

— Красиво, — кивнула девушка. Сидящий рядом с Люком Гален пошевелил пальцами. Крестокрыл резко свалился вниз, уходя с линии атаки.

— Это, милая сестра, — нехорошо улыбнулся Люк, — боевая станция «Звезда Смерти». Правда, красавица?

— Это… — девушка осторожно ткнула пальцем в медленно вращающуюся копию, — реальная вещь?

— Ну… да, — пожал плечами Люк. — Масштаб… Не помню. Но она очень большая. Персонала запланировано полтора миллиона, представляешь?

Лея потрясенно распахнула глаза, пытаясь представить себе этого монстра.

— И для чего… оно? — осторожно поинтересовалась принцесса. Люк хмыкнул, золотые глаза блеснули весельем.

— Как для чего? Свободы душить, тиранию насаждать… Что там еще в буклетике прописано? — парень покосился на своего друга.

— Убивать ужасом и пафосом все живое на расстоянии сотни парсеков, — флегматично шмыгнул носом Гален. Люк наставительно поднял палец:

— Вот!

Лея изумленно почесала нос:

— Даже так?

— Именно так, — успокаивающе кивнул Скайуокер.

— Мило, — наклонила голову девушка, обходя «Звезду» и отмахиваясь от истребителей, гоняющихся друг за другом. — И сколько это стоит?

— Много, — сокрушенно вздохнул блондин. — У меня в голове такие цифры не помещаются.

— М-м-м…

— Именно.

В комнате воцарилась тишина, все смотрели на модель. Неожиданно Люк вскинул голову, Лея вздрогнула.

— Отец вернулся.

Лея улыбнулась, быстро выходя из помещения. Люк тоже улыбнулся, направляя СИД по замысловатой траектории. Парень поднял деку, пролистывая отчет, присланный Армандом. Покивав, Люк встал, услышав звон комлинка. Прочитав сообщение, он нажал на кнопку.

— Господин Иссард. Все готово?

— Разумеется, Ваше императорское ве… высочество, — поклонилась голограмма разведчика.

— Замечательно. Доклад через два часа.

Связь прервалась, Скайуокер холодно взглянул на модель. На бледном лице мелькнуло жестокое выражение.

— Посмотрим, что из этого выйдет.

Он нажал на кнопку комлинка, в дверь тут же заглянул мужчина в форме без знаков различия.

— Мако Спинса ко мне. Немедленно.

Через два часа Люк уже сидел у себя в кабинете, слушая отчет Иссарда. Вейдер развалился в кресле в углу, наблюдая. Это оказалось весьма познавательно.

Разведчик непроизвольно реагировал на парня, как на Императора. О гибели Палпатина никто никому не собирался ничего сообщать, но ключевые фигуры были в курсе. Эхо от битвы и смерти Сидиуса прокатилось по галактике, и, разумеется, событие подобного масштаба невозможно было не заметить. Да, разобрались в том, что это такое, считанные единицы, но этого было достаточно.

Естественно, знали Кенто Марек и Квинлан Вос. Слай Мур, белоглазая помощница Императора, ставшая таковой задолго до того, как ситх взошел на трон. Тремейн. Кронал. Иссарды… Все они знали, и все они молчали. Потому что Наследник вел себя как обычно, потому что Вейдер не спешил делать заявления, потому что императорская семья явно играла в какую-то игру, и ломать ее… Нет. Но это не мешало Арманду вести себя чуточку более официально и почтительно при чтении доклада, который оказался весьма занимательным.

Вейдер не лез в политику, отдав эту неприятную сторону управления Империей на откуп Палпатину и Люку, а сам занимался флотом и армией, но это… Как он мог пропустить такое?!

Ситх изумленно изучал записи, слушая негромкий голос Арманда, рассматривал гигантское сооружение, недостроенное на треть, сравнивал с мелькающими вокруг разрушителями и грузовыми шаттлами и чувствовал себя оскорбленным. Где-то там создается огромная боевая станция, а он понятия не имеет об этом славном начинании.

Люк кивал, иногда задавал уточняющие вопросы, косился на голограмму и графики… Наконец парень взглянул на Арманда, жестом предложив мужчине присесть.

— Превосходно. Все это… — Люк обвел рукой голограмму, — просто великолепно. Вывод?

— Они купились, — синие глаза разведчика самодовольно блеснули. — Зафиксированы попытки проникновения в наши базы данных, подкупа сотрудников, шантажа…

— Отлично, — усмехнулся Люк. — Надеюсь, вы оставили несколько крайне опасных и ненадежных путей для целеустремленных личностей, которым не живется спокойно?

— Разумеется, милорд, — с достоинством кивнул Иссард. — Щели для крыс уже помечены.

— Чудесно… — задумчиво протянул парень.

Иссард откланялся, Вейдер встал, рассматривая голограмму, так и продолжающую сиять на столе.

— Что это, сын? — ситх наклонил голову, потирая гладко выбритый подбородок.

— Это? — янтарные глаза запылали. — Это, отец, ловля на живца.

Мужчина недоуменно наклонил голову к плечу, раздумывая.

— Ловушка…

— Да. Прекрасная, изумительная, великолепная ловушка. Ловушка, которую повстанцы не смогут пропустить. Окраины гудят, кто-то умело и планомерно мутит воду, подстрекая и направляя. И это не только жаждущие возрождения Республики идиоты. Нет, те орут и хнычут, но не больше… Решительных направляют. Разведка уже сообщила, что информация Трауна верна. А уж в свете покушения на дедушку…

— Люк, — мягко произнес Вейдер, подходя к поднявшемуся сыну. — Люк… Мы не можем быть уверены, что…

— Он вернется, — горячечно прошептал парень, прижимаясь к отцу. — Он должен вернуться. У меня еще нет необходимого опыта и политического веса, я многого не знаю, я… — Люк горько хмыкнул, — я слишком молод для такого! И слишком безумен. Он вернется. Я в это верю.

— Мы в это верим, — вздохнул мужчина. Люк тоже вздохнул, успокаиваясь.

— Ладно, не будем о грустном. Давай покажу тебе кое-что действительно интересное. И крутое.

— Круче, чем это?

— Естественно! — Люк подошел к шкафу, достал датапад, набрал пароль и передал отцу. Вейдер начал просматривать информацию, все больше и больше приходя в восторг. Он листал изображения, читал поясняющие надписи, любовался чертежами…

— Нравится? — лукаво улыбнулся парень. — Они уже строятся. Бевел Лемелиск — настоящий гений, это бесспорно!

Мужчина покачал головой, водя пальцами по экрану, где демонстрировался макет огромного разрушителя необычного дизайна.

— Звездный разрушитель класса «Затмение». Их два. Корабли-близнецы. Красавцы, правда?

Ситх зачарованно кивнул и неожиданно нахмурился. Пролистал чертежи, посмотрел на голограмму над столом… Сравнил…

— Сын, — мужчина прищурился, переводя взгляд со «Звезды смерти» на «Затмение». — Это ведь… Это то же самое, но только в виде корабля?

— В точку! - весело оскалился Люк. — Это одно и то же, но в разной обертке. И цена отличается, что самое приятное. И еще они очень быстро летают. И не имеют огромной дырки в конструкции, в которую может пролететь вражеский истребитель.

— А… это? — ситх ткнул пальцем в голограмму.

— А это, мой дорогой отец, — проурчал Люк, нежно поглаживая изображение боевой станции, — шутка тысячелетия.

Вейдер моргнул, анализируя разговор. Ловушка. Шутка. Щели в обороне. Слухи. Информаторы. Мятежники. Вонги… Части головоломки щелкнули, становясь на свои места.

— Это…

— Да, отец, — гордо кивнул парень. — Это фальшивка.

— Расскажи мне.

Вейдер потянул сына к дивану, стоящему вдоль стены, сел, прижимая к себе, окутывая его плащом, как в детстве. Юноша вздохнул, закрывая глаза. Сила закружилась вокруг них, смешиваясь и постепенно успокаиваясь — но не окончательно. Несмотря на то, что щиты Люка были безупречны, Вейдер ощутил бушующее внутри пламя. Бешеное, совершенно неукротимое.

— Это было больно, — задумчиво прошептал ситх, поправляя плащ. — Я чувствовал.

— Надеюсь, не слишком долго? — усмехнулся Люк. Мужчина покачал головой:

— Я не настолько самоуверен.

Он помолчал, а потом резко сменил тему:

— Так что там с этой станцией?

— «Звезда Смерти». Порождение сумрачного гения Бевела Лемелиска. Имеет суперлазер, который способен уничтожать планеты. Вмещает полтора миллиона служащих, штурмовиков, пилотов. Способна принять в доки разрушители. Имеет безупречные щиты и маленькое уязвимое место. Совсем крошечное.

— М-м? — заинтересованно повернулся Вейдер.

— Вентиляционная шахта реактора. Диаметр — два метра. Одна удачно пущенная торпеда и… Сам можешь догадаться, что будет.

Вейдер прикрыл глаза, осмысливая посланные по связи образы. Люк. В оранжевой форме, с символом почившей в бозе Республики на шлеме, бесшабашный и сияющий. Бой, погоня за крестокрылом, который только недавно окончательно довели до ума. «Инком» как раз готовится выслать пробную партию, будет интересно испытать машину. Полет и… Взрыв.

Ситх нахмурился, мысленно прокручивая картинки. Массовая гибель разумных — шок и огромная рана в Силе. Это обязательно скажется на психике: не одним, так другим образом. И…

— Это… — медленно произнес мужчина, изучающе рассматривая сына.

— Несбывшееся, — утомленно прикрыл глаза Люк. — Где-то… Когда-то… Возможно. Но не в этой реальности. Однако идея заиметь нечто, что можно использовать в качестве ловушки для мух, очень хороша. И для этой роли «Звезда» великолепно подходит. Она устрашает, она подавляет, она должна быть уничтожена, и другого мнения не существует. Все это время Арманд работал с особой группой. Мы разработали стратегию… Слухи. Голоизображения. Пьяные очевидцы. Следы поставок и перемещений войск. Даже построили макет и провели съемки. Оказывается, в ведомстве Арманда есть режиссеры и операторы с великолепным чувством стиля. И перспективы. А также актеры. В общем, — подвел итог Люк, — все, кому надо, уже знают, что гнусная Империя строит зловещее супероружие, предназначенное для уничтожения непокорных.

— И уязвимое место оставлено намеренно, — утвердительно произнес Вейдер. Улыбка Люка была исполнена коварства:

— Разумеется. Все для людей.

— Хорошо, — ситх заботливо поправил плащ, плотнее прижимая к себе сына. — Этот момент мы прояснили. Теперь разберемся с главным вопросом. — Сила загудела от гнева, воздух стремительно нагрелся. — Кто?

— О, отец… Ты его знаешь, — прошептал Люк. — Это один из твоих учеников. Хетрир.

Лицо мужчины закаменело, он машинально прижал Люка к себе.

— Хетрир, — тяжело произнес ситх. — Верховный Прокуратор. Мой ученик.

— Да, отец, — Люк потерся щекой о плечо Вейдера. — Именно он. Некоторые готовы укусить руку кормящую.

Массивная мебель задрожала, начиная подпрыгивать. Люк прикрыл глаза, с наслаждением втягивая тяжелую, бурлящую словно лава энергию. Вейдер длинно выдохнул, утихомиривая эмоции.

— Это многое объясняет.

Люк сочувственно сжал пальцами предплечье Вейдера.

— Для того, чтобы совершить покушение на Императора, успешно, и остаться в живых, надо быть или гением, или сумасшедшим. Или и то и другое сразу. Во всей галактике это могут сделать считанные разумные… И Хетрир входит в их число.

Вейдер выдохнул, сжимая кулак. Сила загудела от гнева и ярости, укрощенных железной волей.

— Хетрир… — задумчиво продолжил Люк, — силен, умен и обладает властью. Он Верховный Прокуратор Империи, глава судебной ветви. Он один из немногих, кто мог узнать, причем совершенно легально, маршрут и время прохождения по нему конвоя Палпатина. Он мог направить «заградитель» в нужную точку в требуемое время. Он мог организовать доставку бомб на разрушители. Он все это мог… И сделал. Единственное, чего я не могу понять — почему покушение было организовано именно таким образом.

— То есть?

— Проще и логичнее было уничтожить дедушку сразу. Да, бомбу на его корабль подложить было рискованно, все-таки Сидиус мог почуять опасность… Это объясняет «заградитель». Выдернуть корабль из гиперпространства, особенно когда известно время и место… Но дальнейшее… Я поймал мысли дедушки, да и Лея с Галеном дополнили картину… Его атаковали Джорус и Гетзерион. Кроме того, Марек описал нечто, похожее на изделие вонгов. Не корабль-мир, разумеется, что-то маленькое, вроде крейсера, но… Остальную шушеру, типа каламари, я даже не считаю. Дед их разорвал играючи… Меня беспокоит разрыв во времени. Даже минута в бою — это целая вечность. Да, К'Баот и Гетзерион атаковали, Шторм Силы, но! Они были ему не соперники.

Вейдер кивнул, вспоминая досье джедая и ведьмы. Теперь, слушая рассуждения сына, он и сам отмечал некоторые странные моменты происшедшего. Таких монстров, как Сидиус, лучше всего убивать издалека. Очень издалека, чтобы не достали. И очень быстро. Сильный одаренный даже орбитальную бомбардировку переживет, если есть мозги и желание напакостить врагу. Так что…

Бой был слишком долгим.

Палпатин успел эвакуировать Лею и Галена, он мог уйти сам… Но предпочел погибнуть, забрав с собой врагов. Почему? Что вынудило его пойти на этот беспрецедентный шаг?

— Там был кто-то еще, — задумчиво произнес Люк, продолжая размышлять вслух. — Лея сказала, что почувствовала что-то неописуемо мерзкое. Чье-то присутствие…

— Неизвестный фактор, сломавший уравнение.

— Да. Кто-то… Что-то… И есть еще один непонятный момент.

— Какой?

Люк повернул голову, разглядывая отца.

— Причина всего этого… Хетрир — твой ученик. Один из высших сановников Империи. Его власть неимоверна, даже учитывая тот факт, что про него мало кто знает. Он одаренный… Как и его жена… Он не мог не понимать, к чему все это приведет. Да, если бы все покушения удались, он вполне мог бы встать на вершину, но! Даже если все будет складываться против нас, а у нас будет только один-единственный шанс… Он сработает. Хетрир… силен. Но он — не Кеноби.

Вейдер вздрогнул.

— Почему ты про него вспомнил? — напрягся ситх. Люк безмятежно улыбнулся.

— Потому что скоро мы его увидим. Я знаю.

Пальцы мужчины нервно стиснули сейбер.

— Нет, — отрезал Люк. Вейдер вскинулся.

— Он! Я… Он умрет! Я…

— Нет, — глаза парня полыхнули, словно две сверхновые. — Я запрещаю.

Мужчина замер, потрясенный.

— Ты… запрещаешь? — недоверчиво переспросил ситх.

— Да. Причины я сообщу позже. А пока… — парень решительно встал, поправляя камзол. — У нас есть проблема. И ее надо решить. Немедленно.

— Хорошо… — кивнул Вейдер, тяжело глядя на сына. В голове медленно зашевелились ревнивые мысли. Люк усмехнулся.

— Для всего есть причина, отец. И для этого тоже. Идем. Нас ждет Хетрир. Допросные камеры уже подготовлены.

Мужчина кивнул, шагнув вперед. Они шли по дворцу, направляясь к кабинету Хетрира, экранируя мысли и намерения, и ситх все никак не мог избавиться от тяжелых размышлений о том, что все делается по причине. И назначение Люка Наследником… тоже имеет причину.

— Он — джедай, — буркнул ситх, борясь с неожиданно накатившей ревностью. Его старый мастер… Какой он теперь? Все эти годы в изгнании, потери и горе...

— Я очень на это надеюсь, — невозмутимо ответил Люк, и Вейдер едва не споткнулся от изумления.

— Что? — переспросил ситх, надеясь, что ему просто мерещится.

— Позже, отец. Мы уже практически у цели, — пропел сладким голосом Люк. Они прошли через огромное фойе, охрана расступилась, посетители и чиновники нервно отступили к стенам. Массивные двери распахнулись от небрежного движения пальцев, секретарь дернулся, но тут же стушевался под кипящим взглядом желтых глаз.

— Ваше императорское высочество, — изящно поклонился высоченный блондин, вставая из-за отполированного стола. — Лорд Вейдер. Чем я могу вам помочь?

— Нам нужен ваш профессиональный совет, — вежливо ответил Люк, отодвигая кресло.

— Конечно, — еще раз поклонился Хетрир. — Я вас слушаю.

***
Бисс

Палпатин стоял перед высоким стеклянным цилиндром, запечатанным с обоих торцов металлическими крышками, мигающими диодами. Экраны отображали информацию о происходящем внутри, но призраку не было нужды вчитываться в текст и рассматривать графики. Он мог прочувствовать Силой находящееся внутри цилиндров Спаарти, он сам был Силой в этот момент, и это всё, что было ему необходимо.

Главное — выбрать правильно.

Десять цилиндров, десять клонов.

Тело за стеклом еле уловимо дышало, подвешенное на специальных ремнях, питательный гель медленно перемещался вокруг него, короткие рыжие волосы стояли торчком.

Десять тел. Абсолютно одинаковых, возраст — около пятидесяти (он не может позволить себе роскошь молодости, однако, это относится к внешности, а не к функциональности), с крепкой сухой мускулатурой, легкой сединой на висках и гладкими, без мозолей от сейбера, ладонями.

Они ощущаются… странно. Дышащие куски мяса, по другому и не скажешь. В них нет души, это просто тела, но есть Сила. Пока что она скорее нейтральная, чем темная, но это поддается коррекции. Легко.

Темный призрак прошелся перед рядом колб, ощупывая их Силой в попытке понять, какое тело подойдет лучше. Энергия пела, отзываясь. Для призрака это звучало как струны: звук разной тональности. Они были практически идентичны, но не совсем. Третий, пятый и седьмой звучали чуточку иначе. Третий — более звонко, пятый — басовито, седьмой — гудел. Сидиус еще раз плеснул волной Силы, прислушиваясь, ощущая, пока не определился.

Пятый слева.

Сотканная из Тьмы фигура шагнула вперед, от взмаха ладони замерцал экран, на нем появились новые значения, пошел отсчет. Сидиус кивнул, силуэт превратился в темный вихрь, втянувшийся в тело, дернувшееся и вновь замершее. Загудели генераторы, лаборатория ожила: зашевелились дроиды разной специализации, цилиндр выдвинулся из ряда, переворачиваясь в горизонтальное положение, подъехала платформа, манипуляторы подхватили его, и примитивный дроид направился вместе с драгоценным грузом в палату, где уже было подготовлено все необходимое.

Одежда, на столике лежали сейберы, меддроид выставил гипоспреи, шприцы и батарею бутылочек и ампул с различными лекарствами и витаминами.

Началась рутинная суета, механический персонал исполнял то, на что был запрограммирован, и никто не заметил, что на белой стене мелькнул невысокий светлый силуэт кого-то гуманоидного.

Робоплатформа с цилиндром подъехала к специальной медицинской кровати, предназначенной для поддержки коматозных больных, дроиды слили питательный гель, вынимая закашлявшееся тело, инстинктивно прочищающее легкие. Загудел переносной ионный очиститель, клона поместили на кровать, дроиды подсоединили датчики, на экранах стали отображаться различные графики, загудели кардиоводители и прочие аппараты, в вены воткнулись иглы.

Мышцы сократились, когда их слегка простимулировали электричеством. Еле видимый силуэт проскользнул мимо, прошелся вдоль вновь впавших в спячку клонов, осмотрел палату с единственным пациентом… Покачал ушастой головой.

Тело на кровати дернулось, руки мужчины задрожали от внезапного прилива адреналина. Сердцебиение участилось, веки затрепетали. Дроиды развили бурную деятельность, переговариваясь и явно нервничая: клон должен был проспать под бдительным присмотром еще минимум пять дней. Такая активность была беспрецедентной.

Камеры сейберов щелкнули, открываясь. Из каждой вылетело по три ярко-алых кристалла, направившихся к стоящему особняком генератору.

Рыжеволосый мужчина задергался, застонав. Пальцы царапнули простынь, он отчаянно пытался проснуться, взять тело под контроль разума, отразить надвигающуюся с неумолимостью сходящей с горного склона лавины опасность.

Раздался звук открывающихся щитков генератора, кристаллы по одному подлетели ближе, занимая правильные места среди неожиданно зашевелившихся проводов. Затрещали крошечные молнии, запахло паленым, кристаллы запылали раскаленными углями.

Шив Палпатин, Дарт Сидиус, неимоверным усилием воли открыл глаза, пойманный в ловушку слабого, неподконтрольного до конца тела, не способный покинуть его и вновь стать призраком Силы. Он сделал вздох, Сила на одну краткую секунду вспыхнула, словно готовящаяся взорваться сверхновая, но… Император судорожно дернулся, скрипнув зубами.

Чудовищная слабость, он может только лежать, дышать, смотреть и... Ничего больше. Сила кружит где-то там, к ней нет доступа пока — последствие вселения в клонированное тело. Ему необходимо время, которого нет, ведь рядом враг.

Ситх закашлялся, прочищая горло, пытаясь активировать защиту. По углам выдвинулись турели с «драконами», но они лишь бесцельно шевелили дулами. Никакой физической опасности в пределах комплекса обнаружено не было. Тяжело дышащий мужчина скосил глаза, с ненавистью поймав взглядом наливающийся белизной силуэт, замерцавший по краям голубым светом. Ситх зашипел, пальцы дернулись. Бесцельно.

— Х-с-с… — прокашлялся мужчина, — Х-х-т… Ты!

Тихий смешок заметался между стенами. Призрак Силы окончательно проявился в реальности, весело хихикая:

— Пойман, ты. Дождался, я. Самоуверенность твоя гибелью твоей стала.

— Йода! — прохрипел ситх, дернув рукой. Дроиды заметались. Генератор начал гудеть все сильнее.

— Но учти, ситх, коль погибнешь ты, сделка наша расторгнута будет, — процитировал договор призрак, шевельнув ушами. Зазвенела сигнализация, боевые дроиды заспешили к палате, в то время как «драконы» под потолком бессмысленно двигались из стороны в сторону. — Погиб ты.

Генератор завизжал, его окутали фиолетовые разряды, от плавящейся коробки отделились шаровые молнии, закружившиеся над полупрозрачной когтистой рукой.

— Сделка расторгнута.

Молнии разлетелись, поражая уязвимые места, генератор взорвался. Лежащий на кровати ситх яростно оскалился, сверкнув голубыми глазами, когда прямо ему на грудь упал плазменный шар, прожигая дыру размером с кулак, а затем второй ударил в висок, и лабораторный комплекс сотряс взрыв.

Земля вспучилась, трескаясь, над местом трагедии. Стены рушились, масса горной породы неумолимо сдавливала их, заполняя пустоты, взрывались коммуникации и генераторы, пошла цепная реакция; Йода, наблюдающий за разрушением, вспыхнул неистовым Светом, затопившим палату, и вырвавшуюся на свободу Тьму.

Призрак молитвенно поднял перед собой руки, на ладонях которых зажегся небесно-голубой огонь.

— В Свете стою я, — начал читать древнюю литанию давно мертвый магистр. — Существо Силы я. И Тьма не имеет власти надо мною. Так было…

Живой мрак, сгустившийся в силуэт Сидиуса, задрожал под напором энергии, но вселение в тело, краткое существование в нем, а затем и гибель съели большую часть его запасов Силы, на восстановление которых требовалось время. Травмированный призрак атаковал, но Свет давил со всех сторон, не давая уйти…

Палпатин закричал, из его пальцев потекли молнии, впившиеся в призрачное тело Йоды, однако джедай был непоколебим, продолжая читать литанию, невзирая на то, что с каждым мгновением противостояния он становился все прозрачнее.

— И так будет. Светящиеся существа мы, — проскрипел гранд-магистр, превращаясь в белоснежный сгусток, плеснувший волной на Сидиуса, закричавшего от невыносимой боли и ярости. Энергии сплелись на миг в чудовищный черно-белый клубок и коллапсировали, довершая разгром комплекса.

— Смерти нет. Есть только Сила.

Гора рухнула в себя, погребая Императора под собой. Сила вздрогнула, проносясь волной по галактике.

Корускант

Люк замер на мозаичном полу, невидяще уставясь вдаль. Огромный холл Императорского Суда, заполненный людьми и редкими нелюдями и экзотами, был полон тихих перешептываний и осторожных взглядов. Придворные, представители Королевских домов и корпораций, личные представители высших сановников, офицеры и охрана. Они обходили подростка, стоящего в кольце, образованном Тенями, по широкой дуге, низко кланяясь и опуская глаза.

Райф тихо выругался, слегка пристукнув пикой в пол, и его собратья активировали оружие. Ярко-алые лучи, злобно гудящие, вырвались из эмиттеров, бросая отблески на элементы брони и на все вокруг. Капитан стиснул зубы, беззвучно шепча проклятия. Как не вовремя.

Сила закричала, прокатываясь штормовой волной, принесшей знание. Стоящий рядом с Люком Вейдер нервно дернул рукой.

— Мастер… — прошептал мужчина, пытаясь собрать расколовшуюся вселенную. Он судорожно вздохнул, золотые глаза запылали в тени капюшона. — Мастер… Отец.

Люк моргнул. Плечи подростка закаменели, от подошв сапог побежали первые тонкие нити изморози.

— Отец, — голос парня был ломким, словно раскалывающийся хрусталь. — Ты чувствуешь?

Тонкие нити, привязывающие его к Палпатину, остатки мощных Уз Силы, рвались с печальным погребальным звоном. Скайуокер видел, как они отмирают, рассыпаясь в прах. Если до этого еще сохранялась вера в то, что Сидиус вернется, ведь смерть — не окончательный процесс для Лорда Ситхов, то теперь…

Черно-белая волна, переплетенная чудовищным образом, пронеслась сквозь него, сообщая об окончательной гибели Владыки и его давно мертвого врага.

— Мы… Осиротели.

Мозаичный пол покрывался ледяными узорами, совершенными в своей смертоносной красоте. Люк покачал головой. У него не было никаких сомнений в том, что теперь о происшедшем известно всем.

Дарт Сидиус, Темный Владыка, мертв, на этот раз окончательно.

Гвардейцы медленно опустились на колени, склоняя головы. Багровые визоры пылали так же интенсивно, как и световые пики. Тени поклонились и встали, оглядывая окружающих. Придворные, отлично читающие мельчайшие нюансы сложного этикета, принятого среди членов императорской семьи и их окружения, отступали к стенам, настороженно переговариваясь. Простучали каблучки, спешно подбежавшая Лея, опаздывающая на встречу с братом, остановилась, не дойдя до кольца гвардейцев с десяток шагов.

Люк, судорожно вздохнув, резко вскинул голову, пытаясь сбросить транс. Темная энергия, излучаемая охраной, окружала его плотным облаком, рядом вздымался к небесам смерч, наполненный гневом и печалью — Вейдер, впереди вспыхнула белоснежная звезда — Лея.

Пол еле ощутимо задрожал, Вейдер стиснул плечо сына.

— Я знаю, отец, — безмятежным голосом отозвался Люк. — Терпение — добродетель ситхов. Идем. У нас много работы.

Тени расступились, позволяя Лее подойти ближе. Люцифер слабо улыбнулся, протянув сестре руку. Девушка бестрепетно ее взяла, не обращая внимания на запекшуюся кровь под ногтями.

***
Хетрир замычал, борясь с наркотиками, циркулирующими в его венах. Маска на лице поставляла кислород, позволяя дышать. Ремни поддерживали тело, кандалы-ингибиторы надежно блокировали Силу, не давая возможности очистить организм от подавителей. Бакта захлюпала, когда изувеченный мужчина задергался, пережидая приступ боли. В воздухе мерзко воняло ананасами.

Надзиратели проверили кандалы, не выпуская подопечного из поля зрения ни на секунду. Многоступенчатая схема. Непосредственные надзиратели, сменяющиеся каждые четыре часа, дроиды, записывающие устройства. Снова охрана. Медики и целители. Одаренные и неодаренные, но обладающие прекрасными умениями.

Люцифер позаботился о том, чтобы Хетрир выжил и был здоров. Ведь мужчина был допрошен только один раз, и это было только начало.

***
Изможденная, полностью седая женщина тихо рассмеялась, подняв лицо к расписному потолку. Костлявая рука подхватила бокал, вырезанный из цельного куска горного хрусталя — неимоверно тонкая ручная работа одного из лучших мастеров галактики. Один этот бокал стоил целое состояние, а их в наборе было двенадцать.

Испускающее странный пар содержимое нежного салатового цвета тяжело качнулось, медленно стекая по тонким стенкам.

— Госпожа, — сидящий напротив здоровяк, покрытый шрамами, неодобрительно покачал головой. На уродливом лице было написано слепое обожание. — Госпожа. Надо бежать.

— Зачем, мой верный Пинно? — прокаркала старуха, отпивая из бокала. Лицо женщины скривилось от омерзения, но она все-таки сделала еще один глоток. — Это совершенно бессмысленно.

Мужчина вздохнул, бросив на собеседницу взгляд, полный неизбывной тоски.

— Госпожа, умоляю, — проскулил Пинно. — Надо бежать. Вы ведь читали доклад. Хетрир схвачен, и его… Короче, он расколется. Сегодня, завтра… Неважно. Он заговорит. Хочет он того или нет. Люцифер допрашивает его лично, а вы ведь знаете его репутацию.

Старуха хихикнула, делая еще один глоток.

— Да-а… — она помахала узловатыми пальцами, широкий рукав роскошного одеяния, висящего на тощем теле, как на вешалке, мотнулся в сторону, обнажая на миг запястье, покрытое воспаленными шрамами. — Малыш хорош… — в хриплом голосе звучало странное одобрение. — Далеко пойдет, паршивец.

— Госпожа, — простонал мужчина. Старуха насмешливо фыркнула.

— Хватит скулить, Пинно! Я никуда не уйду, — сварливо добавила она, отставляя пустой бокал. Здоровяк тяжело вздохнул. — Ну-ну, не куксись, Пинно! Ты ведь знаешь, что тебе меня не переупрямить.

— Знаю, госпожа, — смиренно вздохнул Пинно, потирая широкой ладонью лысую голову, украшенную татуировкой в виде паука. — Знаю. Но это не значит, что я не могу попытаться!

— Мой верный Пинно, — покачала головой женщина, переводя на собеседника взгляд. Глаза, затянутые молочно-белой пленкой, на миг осветились желтым. Она протянула руку, которую Пинно нежно, благоговейно поцеловал, бережно сжав мозолистыми пальцами. — Мой славный Пинно… Бежать бессмысленно, ты ведь это знаешь, — пробормотала она. Мужчина закивал, опустив глаза. — Да и зачем? Своего я добилась. Сидиус мертв. Моя месть свершилась. Пусть на это ушли годы, — тихо бормотала старуха, глядя слепыми глазами на своего последователя, — пусть я расплатилась за это всем, что у меня было, но он мертв. А мне уже недолго осталось…

— Да, госпожа, я знаю, — Пинно шмыгнул носом, вздыхая. — Знаю и уйду вслед за вами.

— Это хорошо, Пинно, — женщина улыбнулась, потрепав его по плечу. — Ты всегда был моим любимцем. Все концы зачищены?

— Да, госпожа, — перешел на деловой тон мужчина. — Все низшие и высшие мертвы. Остались только мы.

— Чудесно. Информация?

— Стерта. Все носители уничтожены.

— Очень хорошо, — одобрительно кивнула женщина, вставая. — Сообщение оставлено?

— Разумеется. Как вы повелели.

— Великолепно. Что ж… — женщина мысленно прикинула, все ли сделано. — Все хорошо… Да, — хриплый голос упал до шепота, — как ты хочешь умереть? — Она резко повернулась к глядящему на нее с обожанием Пинно, который возвышался над нею на целую голову. — Сам? Или от моей руки?

— От вашей руки, госпожа, — Пинно упал на колени и пополз к ней. В глазах мужчины светились кошмарная, непоколебимая верность и абсолютная покорность. — Если вы… — густой бас наполнился робостью. Старуха кивнула, откидывая за плечи длинные седые волосы.

— Конечно, мой верный Пинно, конечно, — пробормотала она, прикладывая к широкой груди узкую костлявую ладонь. Вспышка Силы — и мужчина повалился на пол с блаженным выражением на лице. Женщина наклонилась, закрывая ему веки. — Спи, дорогой друг. И прощай.

Старуха распрямилась, поправляя сползающую с узких плеч робу, подозрительно похожую на те, что носили джедаи. Она моргнула, слепые глаза блеснули, наполняясь слезами.

— Вы отомщены, мастер, — пробормотала та, которую когда-то звали Комари Воса. Она безумно рассмеялась и тут же закашлялась кровью. Женщина вытерла рот рукавом, не беспокоясь о пятнах, достала из-за пазухи медальон, раскрывшийся со щелчком. С миниатюрного портрета на нее смотрел сурового вида мужчина с орлиным профилем, на плечах которого блестели фибулы с гербом Серенно. Тонкие пальцы погладили портрет, полные безумия слепые глаза наполнились любовью. — Ах, мастер, — покачала головой Комари, перешагнув через труп Пинно и направляясь в спальню. Шаги гулко отдавались в тишине, огромный замок был пуст. — Надеюсь, вы меня встретите на той стороне…

Комари нежно поцеловала изображение, сжимая медальон в руке.

— Я понимаю, — продолжала шептать давно сошедшая с ума от пыток в плену у Бандо Гора бывшая ученица мастера-джедая Яна Дуку, падшая на Темную сторону рыцарь Комари Воса. — Я все понимаю, честное слово. И не сержусь. Нет… — она улыбнулась, вновь целуя медальон. — Вы почти меня убили. Я понимаю, это не ваша вина, мастер, это все Сидиус виноват. Он вас заманил, он вас совратил. Вас ведь даже не помнят, мастер, — горько посетовала женщина, входя в спальню. — Даже не помнят… Разве что на Серенно, на вашей родине.

Она открыла шкафчик и достала оттуда сейбер. Бледно-голубой луч загудел, вырываясь из эмиттера.

— Я сохранила ваш меч, мастер. — Лезвие погасло, Комари прижала его к груди, как самую дорогую вещь во вселенной. — Не сердитесь. Я все сделала правильно. Погубивший вас мертв. Простите за то, что мне на это понадобилось так много времени.

Она села в кресло, расправляя юбку и складки робы, погрузившись в воспоминания. Тишина изредка нарушалась громким кашлем и хрипами утирающей рот рукавом Восы. Женщина тихо ворковала себе под нос, слегка покачиваясь, перед глазами сумасшедшей мелькали картины прошлого.

Вот она улыбается, когда высоченный мужчина заплетает ей падаванскую косичку. Вот она тренируется, желая стать идеальным рыцарем. Вот она вкладывает отрезанную косу в ладонь мастера, к которому питает неразделенную любовь. Она не посмеет ему сказать… Вот их посылают на Кольму, спутник Богдена, где расположена штаб-квартира живодерского культа. Вот их захватывают в плен. Боль, пытки и чудовищные унижения. Она вырвалась и убила всех, до кого смогла дотянуться. Вот она стала главой культа. Вот к ней пришли убийцы… А потом… Потом ее мастер… (Нет, это не ее мастер. Это Сидиус. Это он виноват.) Ее убил. Верный Пинно… Если бы не он… Он спас, делая искусственное дыхание, массируя сердце, умоляя и заставляя ее жить.

Она выжила, хотя поврежденную гортань так и не смогли вылечить, ее глаза ослепли, а тело страдало от припадков и судорог.

Она выжила, чтобы узнать, что ее мастер мертв. Сидиус натравил на него свою марионетку, как всегда. Он заставил галактику забыть о Яне Дуку, графе Серенно. Он решил, что с Бандо Гора, культом, который служил его интересам и превратился в опасную обузу, покончено. Комари потребовались годы, чтобы восстановить разрушенное, чтобы найти последователей, чтобы сделать их абсолютно лояльными. Ей потребовались годы планирования и неудачных попыток поразить врага исподтишка. Она старалась: финансируя, подталкивая, тщательно заметая следы… Поначалу она надеялась на Джерека, но его прибрал к рукам Джорус, а с этим моральным уродом у Комари всегда были натянутые отношения. И она ждала. Удобного момента. Шанса. Возможности. И дождалась.

Союзник сам пришел. Причем тот, на кого Комари никогда бы и не подумала. Всесильный лорд Хетрир. Верховный Прокуратор Империи. Личный ученик Вейдера. Одержимый стремлением заполучить Силу, погрузившийся с головой в исследования — после рождения неодаренного сына. Хетрир тоже был безумен, по-своему, что Комари очень даже одобряла. Она искала подходы к мятежникам и к внешним врагам Империи, войдя в контакт с Мон-Каламари и осторожно собирая информацию о вонгах.

К'Баот и не знал о ее участии в заговоре и подготовке убийства Палпатина. Воса предпочитала не светиться, а Хетрир не спешил никого просвещать. Она была его тузом в рукаве.

Впрочем, не только она. Дошли до женщины слухи о какой-то мерзости, найденной Хетриром непонятно где. Видать, полезная тварь оказалась… Или кто там Сидиуса загнал в преисподнюю? Где этому отродью самое место.

Пусть горит в аду.

Она своего добилась. Пускай не собственными руками, так что? Сидиус мертв, и этого достаточно.

Комари счастливо улыбнулась, прижимая эмиттер сейбера, принадлежавшего ее мастеру, к сердцу.

— Я иду, Ян, — ласково прошептала безумная женщина, нажимая на кнопку. — Встречай меня.

Сейбер, печально гудя, выпал из бессильной руки.

***
В секторе Наследника царила тишина.

Люк отпустил слуг, не чувствуя себя способным переносить чье-либо присутствие. Белена и Делора приготовили чай и легкий ужин, после чего тоже ушли, и парень сидел в гостиной, наслаждаясь одиночеством — он даже Энсина отключил, не желая отвлекаться.

Бедный дроид застыл в углу скорбной статуей, Люк неторопливо потягивал чай, наслаждаясь вкусом и ароматом, размышляя о том, что через пару дней его жизнь круто изменится. Палпатин мертв, в этом нет никаких сомнений, а его желания относительно престолонаследия выражены совершенно недвусмысленно.

Как только будет объявлено о гибели Императора, Люк, который в настоящий момент является Наследником, займет его место. Слишком рано, по мнению Скайуокера. Ему шестнадцать. Всего лишь. Впереди вся жизнь, которая будет посвящена Империи. Его Империи.

Придворные уже шепчутся. Они видели, как реагировали Тени, и поняли: что-то происходит. Самые умные принялись строить предположения.

Люк отодвинул чашку, сморщившись. Голова начала побаливать от напряжения, и парень закрыл глаза, соскальзывая в легкий транс.

Мысли прояснились, Люк облегчённо вздохнул.

— Мои соболезнования, Люцифер.

— Благодарю, мастер Джинн.

Призрак, осторожно шагнув, оказался в поле зрения утомленного подростка, который наблюдал за этими перемещениями глазами, полными иронии.

— Я смотрю, — Люк развалился в кресле, подперев рукой голову, — храбрость у вас все-таки есть. Или это наглость?

Джинн неопределенно шевельнул бровями.

— Я предпочитаю называть это уверенностью.

— М-да? Ну-ну, — потер подбородок Люк, продолжая разглядывать невозмутимого Джинна. — Скажите, мастер, на что вы рассчитываете?

— На ваш разум, — честно заявил призрак, усаживаясь на диван. Люк весело рассмеялся.

— Какая прелесть. Разум. — Парень насмешливо фыркнул, пошевелив пальцем горку конфет. Пальцы свернули из фольги экзотический цветок. — Я безумен даже по меркам ситхов, вы знаете? — доверительно улыбнулся Люк. Джинн невозмутимо кивнул.

— И все же вы более разумны, чем большинство.

— Грубая лесть вам не поможет.

— Это факт, — пожал плечами Джинн, наблюдая, как Люк выбирает следующую конфету.

— И все же, мастер Джинн… — золотые глаза подростка остро сверкнули. — На что вы рассчитываете? Вы пришли ко мне, выражаете соболезнования… — Фольга сворачивалась улиткой. — Скажите, почему бы мне не поступить так, как диктует моя природа? Почему бы мне, мастер Джинн, — Люк практически урчал, словно крупный хищник над добычей, — не отдать приказ? И остатки Ордена приволокут в цепях. Почему бы мне не развлечься? А? Вина одного — на всех. Так говорят? Я ведь знаю, кто послужил причиной окончательной гибели моего деда. Присутствие Йоды сложно спутать с чем-то другим. Слишком специфический отпечаток в Силе. Что скажете, мастер Джинн?

Призрак промолчал, понимая, что вопрос — риторический. Люк слегка повернулся, перекинув одну ногу через подлокотник, напоминая вальяжного нексу, умостившегося на толстых ветвях дерева рокши: такой же улыбающийся, игривый и неимоверно опасный.

— Их не трогали — благодаря соглашению, — тихо продолжил Скайуокер. — Не ведут подрывшую деятельность — и ладно. В конце концов, все жить хотят. Однако Йода… Хм… Йода. Я даже примерно представляю, как он обосновал то, что сделал. Не нарушив договор формально, он нарушил его по существу. Буква закона и дух… Да.

— Это было его решение, — прошептал Джинн. — Не наше. Я не знал. Не думаю, что кто-то знал или хотя бы догадывался…

— И это верно, — флегматично кивнул Люк. — Йода был не настолько глуп, чтобы делиться с кем-то своими планами. Особенно с теми, кто ходит по грани, — пылающий взгляд скользнул по полупрозрачному силуэту. — Гранд-магистр всегда был себе на уме… А все слишком привыкли смотреть ему в рот.

Джинн пожал плечами.

— Кстати, как поживает ваш бывший падаван?

Призрак застыл.

— Мне это неизвестно, — мягко произнес Квай-Гон. — Мы не общались с момента моей смерти. Ну, вы понимаете, я был немножечко не в форме.

— Разумеется, — покивал юноша. — Так или иначе, мы отвлеклись. Скажите, мастер Джинн, — голос Скайуокера заледенел. — Почему бы мне не… развлечься? Отец, к примеру, будет только «за», если узнает.

Квай-Гон опустил глаза, его лицо превратилось в непроницаемую маску. Все эти годы он так и не смог до конца смириться с тем, кем стал Энакин. Он должен был стать величайшим джедаем…

— Да неужели? — скептически хмыкнул Люк. — Это вы хотели, чтобы он стал джедаем. Вы, мастер Джинн. Вы выбросили своего падавана прочь, как игрушку, к которой потеряли интерес, ведь к вам в руки попала новая. И именно поэтому джедаи пали. И именно поэтому я вас не обвиняю — вы лишь продукт вашей порочной системы.

— А что насчет вашей? — вскинул подбородок уязвленный Джинн, морщась от болезненных воспоминаний.

— А я не говорю, что она идеальна, — развел руками Люк. — Идеал недостижим. Но я не отворачиваюсь от недостатков. И пытаюсь их искоренять.

— Не пытайся. Делай, — процитировал Джинн. Люк разочарованно поджал губы.

— Иногда, мастер Джинн, — золотые глаза на миг показали истинный возраст заключенного в молодом теле духа, — «пытаться» — это все, что необходимо.

Молчание заполнило роскошную гостиную.

— Так вы не ответили на мой вопрос, мастер Джинн, — терпеливо повторил Люк. — Почему бы мне не открыть охоту? Сейчас, когда у меня есть власть и желание? На что вы надеетесь?

— На ваш разум, Владыка, — Квай-Гон посмотрел Люку в лицо. — Не на милосердие или логику. Я полагаюсь на ваше безумие.

Люк сел прямо, постукивая пальцами по подлокотнику.

— Я верую, ибо существую… — прошептал парень, глядя сквозь призрака. Легкий взмах руки — и освещение погасло. Глаза Люка пылали в темноте, словно звезды. — Завтра будет объявлено о смерти Императора Палпатина. Похоронные обряды будут проводиться по обычаям Набу и Империи Ситхов. У вас есть месяц.

Джинн поклонился и исчез. Люк побрел в спальню, медленно стягивая с себя одежду.

— Посмотрим, что из этого выйдет.

Люк залез под одеяло, закрывая глаза. Неожиданно вспомнились Набу, Озерный край, Тид… Аша.





Как всегда, не конец, обновления сюда же.

Иллюстрации
http://samlib.ru/img/z/zaharowa_n_a/egosynglawa54gorepobezhdennym/index.shtml