Его сын 7961

darketo31 автор
Efah бета
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны

Пэйринг и персонажи:
Люк Скайуокер/ОЖП, Энакин Скайуокер/Мон Мотма
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 1119 страниц, 59 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Драма Насилие ОМП ООС Попаданчество Психология Смерть основных персонажей Фантастика Экшн Юмор Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Люк Скайуокер, свет, рожденный от тьмы. Для оставшихся в живых джедаев – новая, но не единственная надежда. Для Темного Лорда Ситхов – плоть от его плоти, шанс на трон и власть над галактикой. Для его опекунов – мальчишка, выросший в песках Татуина, золоченое яйцо крайт-дракона, подброшенное в гнездо мирных обывателей. А кто он на самом деле? И что для него означает быть ЕГО СЫНОМ? Попаданец в Люка Скайуокера. Не канон! Совершенно!



Посвящение:
Вам.

Омаки к произведению, написанные читателями.
http://samlib.ru/editors/z/zaharowa_n_a/index_12.shtml

Видеоролик к работе, автор - SoraSky(Уйма-чан). https://youtu.be/qQOZnzi_yak

Здесь - иллюстрации к фанфику. http://samlib.ru/img/z/zaharowa_n_a/egosyn/index.shtml

Клип к главе 52. Автор - SoraSky(Уйма-чан)
https://vk.com/club119032272?w=wall-119032272_30

Перевод на английский язык. Переводчик - jyalika
https://archiveofourown.org/works/9048565/chapters/20587

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Что будет, если в одного из ключевых героев Саги попадет взрослый, циничный человек, который увидит изнанку красочной картинки, заботливо подретушированной создателем этой истории? И что он будет делать, обнаружив, как мало выдумка соответствует действительности?
Никаких соплей, восхищений и наивного идиотизма. Голая суровая реальность с топором в руках. Мое видение великой истории, взгляд за горизонт.
Не ждите добрых ситхов или злых джедаев, не ждите эпических сражений или рек крови, хотя здесь есть все вышеперечисленное. Это произведение о власти, которая не бывает одного цвета и никогда не бывает доброй для всех, а также о том, на что идут разумные, чтобы ее добиться. Это книга о тех, кто умеет пользоваться самым страшным оружием, которое природа дала человеку - своим разумом.
Итак - интриги и власть, а также цена власти. Если вы думаете, что в жизни по-другому - учебник истории и жизнеописания влиятельных личностей вам в помощь. Также советую почитать, как создавались государства и во что это выливалось для живущих на этих территориях. Политтехнологии, пропаганда и пиар, двойные стандарты и вся изнанка политики.

Драбблы, дополняющие работу - https://ficbook.net/readfic/4851193

Вторая часть. "Чужая кровь". https://ficbook.net/readfic/6562817

Глава 28. Армагеддон и его последствия.

15 октября 2015, 10:40
Собрание Малого Совета проходило штатно. Палпатин внимательно слушал отчеты Пестажа, Иссарда, Кронала и других, входящих в него. Пестаж отчитался о бюджете, скучным голосом предупредив о том, что хоть и удалось снизить затраты на военную сферу, слишком губу раскатывать пока не стоит. Иссард представил отчеты о слухах, циркулирующих в галактике, Кронал перечислил, сколько его ведомство вычислило неблагонадежных элементов в армии и флоте, какие меры приняты, какие будут приняты… Император делал отметки в датападе, комментировал услышанное, отклонял или одобрял… Все шло своим чередом, пока Палпатин неожиданно не замер, нахмурившись. Докладчик, на этот раз Иссард, замолчал. Люди настороженно смотрели на Императора, застывшего мраморным изваянием. Лицо ситха напоминало маску, только глаза наливались золотом. Сидящий ближе всех Иссард с дрожью отметил, что вокруг радужек глаз, сияющих расплавленным металлом, появились алые, словно свежепролитая кровь, кольца, начавшие расползаться на белки. Кожа Императора медленно бледнела, но как-то странно. Неестественно. Веки потемнели, губы, наоборот, побелели. В кабинете наступила буквально мертвая тишина. Все присутствующие замерли, словно в присутствии хищника. Кронал дернулся и тут же опустил голову, пряча глаза, положив руки на стол ладонями вниз. Будучи сильным адептом Силы, причем Темным, глава военной разведки видел однажды, как сорвался Палпатин, и сейчас отмечал те же признаки, что и тогда. Холеные пальцы сжались, ломая датапад в специальном ударопрочном покрытии, способном пережить падение с высоты в пять сотен метров и выстрел из бластера в упор. Корпус хрустел, ломаясь, пока ладони сминали его в комок. Пестаж сжался, нервно схватив стило, Иссард замер, не в силах отвернуться от пылающих глаз Владыки Империи. Небольшой шар, все, что осталось от датапада, со стуком упал на стол из отполированного беренитового дерева и покатился на середину. — Господин Иссард… — шепот Императора наполнил кабинет, заставляя трястись от иррационального ужаса. Пестаж тут же опустил глаза, склонил голову… Правила выживания в обществе Темного Владыки были отлично ему известны. — Моего внука и Наследника сейчас убивают практически возле Императорского дворца. Как это стало возможным? Если до этого Кронал думал, что все плохо, то теперь… Казалось, что он слышит, как бежит кровь по венам присутствующих, настолько стало тихо. Кабинет наполнился ужасом, липким, осязаемым, который тёк по стенам и разливался по полу, а из углов поползли тени, сгущаясь в непроглядный мрак, наполненный ледяным дыханием открытого космоса. Иссард шевельнул губами, глядя на Императора безумными глазами, но не смог издать ни звука. Сидиус встал, накидывая капюшон простой домашней мантии, выглядя сейчас истинным воплощением Смерти. — Через час я жду отчетов. Сгусток Тьмы проплыл через кабинет, открылась и закрылась дверь… Иссард рухнул на стол, рванув воротничок мундира. Кронал сидел, закрыв глаза, и шептал благодарственную молитву Силе за то, что Владыка удержался. Мужчина даже представить себе не мог, чего это ему стоило. *** Райфа, отдыхающего в своей комнате, просто подбросило. Ощущение опасности резануло сердце, он вскочил, на бегу подхватил оружие, мчась к челноку. За ним неслись Тени, на ходу набрасывающие накидки и надевающие шлемы. Отряд пронесся по молниеносно опустевшим коридорам, Тени запрыгнули в поднимающийся челнок, опасаясь только одного. Не успеть. *** Тонкостенная чашка, расписанная вручную изысканными золотыми узорами, лопнула и раскрошилась еще в полете на мелкие кусочки. Недопитый каф упал куском льда, покатившись по столу, неожиданно начавшему дрожать. Траун передернул плечами, по которым словно пронеслась метель. Кота замер, приходя в полную боевую готовность, чувствуя, как вокруг сгущается Тьма. Вейдер, еще мгновение назад обсуждавший с генералом и коммандером намеченную операцию, смотрел куда-то вдаль, застыв на середине движения. Синие глаза стремительно наливались кипящей магмой. — Сын?.. Глаза генерала на мгновение расширились, но опытный воин взял себя в руки, вставая и хватая сидящих рядом с ним Трауна и Лари за воротники. — Бегом. Лари едва не упала, но удержала равновесие, Кота подхватил ее, швырнув чисса к дверям, распахнувшимся по требовательному жесту. Джедай рванул к спасительному проему, пинком помогая Трауну одолеть оставшиеся метры, захлопывая дверь и упираясь в нее раскрытыми ладонями. Воздух сгустился, Кота поставил щит, молясь, чтобы он выдержал, не давая выплеснуться той жути, что сейчас творилась в каюте. Лари открыла было рот, но тут же закрыла, пятясь от задрожавшей двери. Генерал застонал, скрипя зубами, отчаянно напрягая все свои силы. Пол вздрогнул. Еще раз. Воздух стремительно теплел, заставив коммандера завертеть головой в поисках утечек. Рам тяжело дышал, чувствуя, что еще немного — и щит, поставленный им, лопнет, уже пошли первые трещины, и тогда им всем конец. Они не переживут хлынувшую из каюты Тьму. Просто не переживут. Пол вздрогнул еще раз… И все прекратилось. Кота моргнул, прислушиваясь к своим ощущениям… И с облегченным стоном рухнул на пол. Руки его тряслись. Щелчок — и дверь отъехала в сторону. Вейдер молча вышел из наполненной жаром каюты, направляясь в личные покои. Коридоры стремительно пустели, все прятались, едва заслышав грохот сапог. *** Люк вздернул себя на ноги Силой, словно марионетку. Сломанные кости неимоверно болели, но сейчас это не имело никакого значения. Сейчас было важно только одно — выжить. Идущий прямо на него воин в броне вскинул странное оружие, выглядящее как огромного диаметра короткая труба с какими-то странными наростами и спусковым крючком, на который тотчас же нажали, и Люк едва успел немного сместиться в сторону, пытаясь уйти из зоны поражения. Сознание отметило, как к нему несутся кольца спрессованного воздуха. Это было что-то наподобие акустической пушки. Оружие против одаренных. Лежащий неподалеку гвардеец резко поднялся. Единственный выживший из шести. Направленный прямо в Люка выстрел смел его, охранник погиб практически мгновенно, но его жертва дала мальчику возможность отклониться. Он почти успел. В левое плечо ударил таран, ломая кости и отшвыривая тело к стене. Люк покатился по ферропластовому покрытию, выпав из реальности от дикой боли, слыша, как трутся сломанные кости, и чувствуя, как они рвут окружающие их ткани. Сознание вернулось толчком, он моргнул, смутно различая сквозь кровавую пелену, что враг приближается, вновь вскидывая оружие, и попытался опереться на руку. Рука подломилась, боль рванула его, как крайт-дракон добычу, и сознание вновь померкло, уступая древнейшим инстинктам. Спастись. Убить. Ладонь хлопнула по покрытию улицы, и почти нажавшего на спусковой крючок воина швырнуло на мостовую, броня лопнула, брызги крови полетели в стороны. На белом как мел лице ребенка расплылась жестокая улыбка, он счастливо хихикнул и плавным, неестественным движением встал, наклоняя голову и прислушиваясь. Раскинулась тончайшая сеть из нитей Силы, пронизывая все кругом. Ноздри раздулись, ловя запахи смерти, тяжелым облаком расплывающиеся вокруг, уши начали пропускать первые звуки. Отовсюду доносились эмоции. Паника, страх. Скользнула чья-то расчетливость. И пустота в Силе. Словно дроиды… Но почему они ощущаются живыми? Где-то в глубине скользнуло понимание: помощь идет. Он чувствовал несущиеся к нему сгустки Тьмы, кровь вскипела чужой-родной яростью. Император и Вейдер. А где-то там, впереди, пела звезда, зовущая его к себе. Сила окутала тело невидимым экзоскелетом, давая возможность двигаться. Вылетели дверцы стоящих неподалеку спидеров, прячущих в себе нечто опасное, но он только сжал кулаки — и машины смялись вместе с содержимым в металлопластиковые комки. Мало. Опасность наполняла стены. Сила рванула от маленького тела, словно взрывная волна от сработавшей бомбы, ломая все, что попадалось по пути следования. Люк хрустнул шеей, задумчиво осмотрелся, оценивая пейзаж, пожал плечами и пошел навстречу зовущей его звезде. *** Разумные стремительно покидали площадь, взмывали челноки, уносились спидеры, магазины и офисы опускали защиту, закрывая входы. Буквально через пять минут после начала паники площадь практически обезлюдела, поэтому фигурка ребенка, целеустремленно ковыляющего в каком-то ведомом только ему направлении, вышедшего с Сенатской улицы, сразу же приковала к себе внимание. Мальчик прошел метров двадцать, не больше, осмотрелся, словно определяясь, и направился четко к старейшему ювелирному магазину, торгующему на этом месте уже три сотни лет. Расположенный практически рядом с тем местом, где Сенатская улица переходила в Императорскую площадь, магазин со скромным названием «Осколки звезд» предлагал широчайший ассортимент как ювелирных изделий, так и просто обработанных и необработанных драгоценных и полудрагоценных камней, а также слитки и самородки металлов. Наблюдающие за суетой на площади из-за опустившегося защитного экрана охранники и стоящий сегодня за прилавком правнук владельца, проходящий стажировку, переглянулись, когда ребенок, непонятно почему не уведенный родителями, направился именно к ним. Чем ближе подходил мальчик, тем сильнее хмурились мужчины. Дорогая одежда ребенка зияла дырами и щеголяла грязными разводами, светлые волосы были всклокочены, лицо в чем-то измазано. Походка маленького блондина была странной, он шел то плавно, то дергался, когда он подошел практически вплотную к двери, Антив Лорад Третий, или, как его называли практически все домашние, Атти, с потрясением увидел, что все эти пятна и разводы — явно кровь. Охранники за его спиной нервно дернулись, не зная, что делать. Мальчик подошел вплотную к двери, наклонил голову, внимательно рассматривая защитный экран, после чего поднял лицо, и мужчины вздрогнули под тяжелым, странно пустым взглядом желто-алых глаз. — Открывайте. Тихий детский голосок, какой-то хриплый, разрушил напряженную тишину. Охранники закашлялись, нервно стиснув руками мощные бластеры, Антив уронил челюсть. — Простите, но мы закрыты, — прокашлявшись, сообщил он. — В связи с происходящим… — Меня это не волнует, — равнодушно пожал плечами мальчик, после чего достал из нагрудного кармашка кредитную карту, украшенную по краю переливающейся золотой полосой, и показал ее Лораду, от чего последний просто обалдел. На таких картах обычно находились суммы от ста тысяч кредитов. Откуда у ребенка такие средства?! И что вообще происходит?! Он нервно переглянулся с такими же ничего не понимающими охранниками, не зная, как поступить. — Простите, но мы закрыты, — вновь повторил Антив, нервничая все сильнее. Мальчик тем временем явно решил его поторопить с принятием нужного ему решения. — Или вы открываете сами, или я перейду от слов к жестам. Гарантирую. Вам это не понравится. Один из охранников попытался было рассмеяться на эту нелепую угрозу, но тут же осекся под жутким янтарным взглядом. Ребенок спрятал карту обратно в кармашек и отошел, пошатываясь, на пять шагов. Слегка приподнял правую руку… Левая безжизненно висела вдоль тела, рукав весь пропитался кровью. То, что произошло потом, врезалось в память мужчин навсегда. Мальчик слегка сжал пальцы, словно за что-то хватаясь, после чего резко дернул рукой в сторону, лицо его на миг исказилось, словно этот жест потребовал от него большого усилия. В тот же миг установки, генерирующие щиты, дико, на пределе, загудели, взвыла сигнализация, а фасад магазина задрожал, по стенам побежали трещины. Один охранник в шоке уронил оружие на пол, второй нервно вцепился в бластер, а Антив схватился за сердце, смотря на все дикими глазами. — Итак? Мне продолжить? — монотонно произнес жуткий ребенок. Антив что-то невнятно прохрипел, морщась от вонзающегося в мозг воя сирены, и неожиданно с облегчением увидел, как с опускающегося на площадь челнока с гербом Империи на боку выпрыгивают Императорские гвардейцы — явно они, — только почему-то черные, а не алые. Мальчик бросил туда мимолетный взгляд и вновь сосредоточил на Лораде все свое внимание. — Они вам не помогут. Ну?! В желто-алых пылающих глазах мелькнула бешеная ярость, и Лорад отбил на панели управления комбинацию, отключая щиты, сам не понимая, почему он это делает, и с радостью наблюдая, как к ним несутся гвардейцы. Ребенок поднял руку, сжимая кулак. Раз. Другой. Замаскированные под потолком охранные дроиды с грохотом свалились на пол кусками искореженного металлолома, заставив обалдевших от всего происходящего мужчин отпрянуть. Желтый взгляд скользнул по охранникам. — Не советую. Мальчик проковылял в магазин и огляделся, не обращая внимания на топот, раздавшийся за спиной. Вид ломящихся от драгоценностей витрин оставил его совершенно равнодушным. — Мне нужен мой камень. — Простите? — вытер трясущейся рукой мокрый лоб Лорад, отпихивая охранника в сторону, с облегчением глядя на гвардейцев. Влетевший в магазин воин рухнул на колено, отведя пику в сторону. — Милорд! — Капитан, — благожелательно кивнул малыш. Антив с охранниками выпучили глаза. Тем временем на площадь опускались челноки с символикой СИБ, засуетились люди, замелькали странного вида дроиды… Мальчик посмотрел в упор на стоящего на колене гвардейца: — Капитан. Мне нужен мой камень. — Сейчас, милорд. Алый визор угрожающе повернулся в сторону Лорада: — Именем Императора. Открывайте хранилища. Немедленно. *** Иссард поднял всех. Самых-самых-самых. Глава разведки не то что землю рыл, он ее перепахал и каждую молекулу засунул в самый мощный анализатор, а каждому атому сделал вскрытие. СИБовцы развили бешеную деятельность. Налетевшая армия дознавателей, следователей и ищеек оцепила район, тряся всех без исключения. Изымались записи, опрашивались люди, дроидам потрошили память… Забрали тела мертвых гвардейцев. Тени до конца исполнили свой долг, они погибли все, но Люк остался жив. Погрузили и увезли смятые в гармошку спидеры, сочащиеся кровью. Люк действовал на полную силу, выживших там не было. Арманд уже чувствовал, как к его виску приставляют бластер, но, видимо, у Силы были другие планы на его счет. Воин в броне, которого первым атаковал Люк, оказался живым. Правда, жизнь в нем едва теплилась, утекая каплями алой влаги с каждым мгновением, но теперь у него не было шансов уйти. Иссард не постеснялся воспользоваться услугами Тремейна, как следует нажав на его ведомство. Загнанный в угол Верховный инквизитор выделил одаренных, имеющих навыки целительства, почти труп с огромными предосторожностями принялись лечить прямо на месте, не прекращая этого и во время транспортировки в вотчину Арманда. Самые лучшие врачи, самые продвинутые дроиды, самое дорогостоящее оборудование и самые действенные лекарства. Наверное, еще никогда за жизнь преступника не боролись с таким рвением. Из стен, превращенных силовыми ударами Люка практически в сито, выковыряли остатки следящих устройств, замаскированное оружие, подавители и много еще чего интересного. Иссард чувствовал, что седеет: когда все это установили? Кто? Практически возле дворца! В одном из самых охраняемых мест Корусканта! У него, да и не только у него — буквально под носом! Разведчик крутился как бешеный, контролируя каждую мелочь, вникая в любой нюанс, строча в датападе, отдавая распоряжения и одновременно составляя на всякий случай завещание, хотя и отчаянно надеясь на благополучный исход дела. Судьба дала ему крошечный шанс, в своей неизъяснимой милости… И прожженный циник и материалист делал то, о чем уже и позабыл. Молился и надеялся. *** Райф, увидев живого Наследника, тут же связался с Императором, на бегу сообщив, что ребенок жив. Палпатин кивнул и отключился, а капитан подлетел к подопечному. Выглядел мальчик кошмарно: весь в крови, неестественно белый, постепенно сереющий. Глазницы резко запали, губы высохли и потрескались, словно от внутреннего жара, движения были резкими, дергаными, только иногда сменяясь привычной плавностью. Но самое жуткое было не это: судя по всему, Наследник в данный момент был совершенно невменяемым, что не мешало ему пользоваться своим даром на полную мощь, идя к ведомой только ему пока что цели, и раскуроченный фасад магазина это только подтверждал. Когда мальчик высказал свое желание, Райф только кивнул и отдал приказ владельцу или продавцу… Такие мелочи гвардейца не волновали. Сейчас это не имело никакого значения. Мальчик, судя по его поведению и словам, почуял свой камень Силы, и долг Райфа — сделать все, чтобы он получил желаемое. Тень не сделал ни малейшей попытки отговорить ребенка, попросить подождать или как-то отвлечь… Пусть Люк и находится на пределе, это не помешает ему уничтожить любое препятствие, стоящее у него на пути к вожделенному сокровищу. Остается только одно — найти камень побыстрее и доставить Наследника во дворец, к медикам и под присмотр Императора, и сделать это надо быстро, иначе Владыка может прилететь сюда сам. И сделает он это через десять минут. Трясущийся парень открыл хранилища, и мальчик, пошатнувшись, попытался сделать шаг, но едва не упал. Райф тут же подхватил его на руки, отмечая, что тело ребенка словно заковано в невидимый доспех. Заполнившие магазин Тени отодвинули замерших охранников, проверили помещения, и капитан внес Наследника в святая святых магазина. Мальчик слепо повернул голову сначала в одну сторону, потом в другую… Моргнул… Неожиданно рука поднялась, указывая на стоящий отдельно шкафчик. — Здесь. Один из гвардейцев подтащил Лорада к шкафчику, тот открыл… Райф подошел ближе. Люк указал на самый верхний выдвижной ящичек: — Здесь. Ящик вынули, переложив на стол. На черном бархате лежало несколько десятков крупных камней, всех цветов радуги, еще не прошедших огранку. На бело-сером лице ребенка расплылась счастливая улыбка: — Моя прелесть… Под взглядом мальчика в воздух поднялся крупный фиолетовый камень, длиной сантиметров пять и толщиной два, и опустился на ладошку, тут же сжавшуюся вокруг своего сокровища. Ребенок полез в карман, но Лорад неожиданно низко поклонился: — Нижайше прошу простить меня, милорд, за то, что не узнал вас сразу. Примите этот камень в качестве извинений, а также прошу принять этот скромный дар. Парень разогнулся, взял небольшую коробочку и аккуратно положил туда несколько камней из шкафчика, после чего с поклоном протянул наблюдающему за ним равнодушным взглядом ребенку. — Извинения приняты. Один из гвардейцев взял коробку, и вся процессия вышла прочь, оставив за собой обалдевших охранников и трясущегося, хватающегося за сердце парня, облегченно стекшего на пол. — Э-э-э… — подал голос один из мужчин. — А… а? — Все в порядке, — деревянным голосом произнес Атти, вытирая лоб платком. — Прадедушка одобрит. Парень помолчал, приходя в себя, после чего отлепился от пола и принялся наводить порядок в хранилище. — Надеюсь, он будет не слишком гневаться… И папенька… — За то, что вы отдали непонятно кому целое состояние? - хмыкнул охранник, искоса поглядывая на сокрушающегося парня. Лорад покачал головой: — Нет. Это он одобрит. За то, что не понял, кто это, сразу. Позор мне. Просто позор. Папенька будет недоволен… *** — Всё в порядке. — Как он? — голос Вейдера был непривычно тихим. Лорд замер, сложив руки на груди, практически не шевелясь. Палпатин дернул бровью: — Плохо. — Насколько плохо? — Множественные переломы. Ушибы. Ранения. Истощение. Физическое. Психическое. Кроме того, перенапряжение… Очень сильное. Действовал на пределе. Хорошо, что малыш силен… Другого это бы убило. — Нападавшие? — Есть выживший. Бешеная вспышка садистской радости разнеслась в Силе, заставив Палпатина понимающе прикрыть веки. — Сейчас его лечат. Люк его практически убил. Иссарду повезло — подоспел вовремя. — Кто? — Пока непонятно. Но это пока… Допрашивать я буду лично. Он одаренный. — Даже так… — Да. И не Светлый. Но и назвать его Темным… Есть странности. Впрочем, разберемся. Теперь разберемся. Мне очень интересно узнать, каким образом это нападение вообще стало возможным. Чуть ли не на пороге у меня. И никто не заметил… Император замолчал, глядя куда-то в сторону. — Но это полбеды. Виновных мы найдем. Люка вылечим. Хуже другое… — Что еще? — дернулся Вейдер. — Боюсь, психика ребенка опять стала нестабильной. — Опять? — хмыкнул Вейдер. — А она была стабильной? Хоть когда-нибудь?! — Нууу… — протянул Император, запахивая мантию. — Судя по его словам, первые два года после рождения так точно была. — А сейчас ему шесть, и вся его жизнь — один сплошной непрекращающийся стресс! — рявкнул Лорд, но тут же взял себя в руки. Неожиданно Сидиус хихикнул, пояснив вспышку веселья недоумевающему сыну: — Малыш нашел еще один камень для сейбера. Причем его ему подарили. Вейдер моргнул. — Когда? — удивился ситх. — Сразу же после того, как он расправился с нападающими, Люк пошел по магазинам. Его обуяла жажда покупок. Добрался до ювелирного, разворотил парадный вход и так впечатлил стоящего в тот день за прилавком правнука владельца, что тот подарил ему и камень, и еще драгоценностей накидал в качестве подарка. Видимо, чтобы больше его не видеть. Вейдер дернул головой: — А камень какой? — Ты не поверишь. Лоррдианский самоцвет*. Густо-фиолетовый. — Так может, это опила? — засомневался Вейдер. Сидиус покачал головой: — Нет. Именно лоррдиан. — Ну, Люку точно понравится. У него к предвидению талант, а с этим камушком… А как он в ювелирном оказался? — Поступил вместе с партией аметистов. Собеседники помолчали, думая о своем. Наконец Вейдер вновь подал признаки жизни: — Где Люк сейчас? — В бакте. Спит. — Я… — Очнется — поговорите. — Хорошо. — Кстати… Второй падаван, Пиро, тоже умер. Закладки ему поставили интересные… Каждый из них был запрограммирован. При наступлении определенных событий они должны были напасть. В момент нападения срывались все ограничения с разума и тела. Запросто могли пробить рукой стену… Полное выгорание. Я провел эксперимент. Пиро, тот, второй, сработал на констатацию мною факта, что он перешел на Темную сторону. — А первый? — На слова о том, что он стал моим учеником. Несколько закладок у каждого. Ладно… Материалы по покушению я тебе уже переслал. Полюбуйся. *** Сидящие в зале для совещаний Кота, Лари и Траун, расслабляющиеся и отходящие от кратковременной вспышки гнева Вейдера, подпрыгнули в креслах, когда дверь распахнулась и внутрь ворвался Лорд. Ситх пронесся черным смерчем, вставил в гнездо приемника чип и включил воспроизведение. Зажглись голопроекторы, начала проигрываться запись. Переглянувшись, присутствующие не выдержали, подходя ближе, на что Вейдер не обратил никакого внимания. В зале были самые большие экраны и проекторы, а ситх хотел видеть, как происходило покушение на его сына, в подробностях. Под взглядами присутствующих из челнока вышла первая пара гвардейцев, осмотрелась, подала знак, и появились остальные: еще четверо гвардейцев и мальчик между ними, одетый в простой черный костюм, совершенно ничем не украшенный, рядом с ним — молодой парень с датападом в руках. Маленькая процессия вышла на Сенатскую улицу и двинулась по направлению к Императорской площади. Они прошли не больше пятидесяти метров, совершенно спокойно, Люк вертел головой, разглядывая все вокруг… Неожиданно все резко изменилось. Прохожих в этот момент было немного, толпа гуляющих словно разделилась на две части, одна ушла вперед, вторая отстала. Люк с телохранителями оказались на виду, окруженные пустым пространством. От стоящих по бокам улицы спидеров элитных моделей в сторону маленького отряда понесся сжатый воздух. Одновременно, с разных сторон. Телохранители успели среагировать, закрывая своими телами подопечного, но им досталось по полной. Теней просто снесло, они упали на землю, изломанные, такой силы были удары. Люка отбросило, рядом свалился адъютант. Один из Теней, упавших позади мальчика, приподнялся, схватил ребенка за ворот, пытаясь вытащить из опасной зоны, но снова выстрел — и воин упал бездыханным. Кота напряженно посмотрел на Вейдера, замершего, неподвижного. Только глаза пылали жутким огнем в тени капюшона. Тем временем Люк встал, но как-то странно, рывками, видно, что он полностью дезориентирован. Вышедший из аэрокара воин в броне вскидывает странного вида оружие и стреляет, в этот момент резко поднимается гвардеец, становясь прямо на пути выстрела. Его отбрасывает, тело замирает неподвижно, Люка задевает частично, он катится по мостовой. Воин снова наводит оружие, но неожиданно ребенок ударяет ладонью по земле, и воина словно прибивает прессом. Он падает сломанной куклой. Люк поднимается… Спидеры сминает в комки. Невидимый удар — и стены трескаются, лопаются, как перезрелый плод. Мальчик оглядывается и, пожав плечами, идет к повороту, за которым начинается площадь. Ситх остановил запись и посмотрел на таймер. Все заняло в общей сложности три минуты и сорок секунд. Из них само нападение длилось только двадцать девять. Двадцать девять секунд кошмара. Кота потрясенно покачал головой. — Невероятно. Как он… — воин запнулся, бросив осторожный взгляд на стоящего рядом ситха. Вейдер продолжил неожиданно спокойным тоном: — Выжил? Тяжело убить воплощенную Волю Силы. — Даже так, — пробормотал джедай. Вейдер гордо полыхнул желтыми глазами: — Именно так. Йода об этом знает. Знает и Кеноби. — Это не они, — дернул головой генерал. Ситх презрительно скривил губы: — Конечно не они. Другие. И скоро я узнаю, кто именно. Мы узнаем. Люк не добил нападавшего. Его успели спасти. Сейчас лечат. Я подожду… Лари осторожно отступила на шаг, борясь с желанием забиться в какую-нибудь щель. Куда угодно, но только подальше от стоящего рядом чудовища, с предвкушением улыбающегося бледными губами. Траун расправил плечи, прищуриваясь: — А куда пошел господин Люцифер? Ситх хмыкнул: — Сейчас увидите. Запись снова начала воспроизводиться. Мальчик проковылял еще метров двадцать и завернул за угол здания, выходя на площадь. Изображение переключилось. Ребенок прошел еще метров пятнадцать, не больше, и замер. Огляделся… И целеустремленно похромал к расположенному неподалеку ювелирному магазину, защищенному энергетическими щитами. Краткий разговор с находящимися внутри, а потом… У генерала банально отвалилась от изумления челюсть. Лари в шоке распахнула глаза, Траун с интересом подался вперед, не желая ничего упускать. Люк отошел, резкий жест правой рукой… Фасад здания слегка перекосило, щиты замерцали, словно от перегрузки. Требовательный взгляд — и щиты отключают, мальчик заходит внутрь. На площадь садится шаттл, из него на лету выпрыгивают Тени и несутся к магазину. — Он что, магазин решил ограбить?! Вейдер сухо рассмеялся: — Люк почуял свой камень. Он даже сделал попытку за него заплатить. — Какой воспитанный мальчик! — пробормотала Лари, наблюдая, как отрубившегося ребенка выносит на руках телохранитель, окруженный толпой гвардейцев. Вейдер бросил на нее тяжелый взгляд, заставив сжаться, и снова переключил все свое внимание на экран. — Моему сыну шесть лет. За это время его несколько раз похищали и пытались убить. Он очень силен и полон талантов. Смог убить крайт-дракона и добыл жемчужину. А сейчас он лежит в бакте и не приходит в сознание. Ситх помолчал, вынул чип и вышел из зала. *** Иссард стоял перед Императором навытяжку. Бледный до синевы, глаза запали, белки покрылись кровавой сеточкой капилляров. Эти несколько часов дались ему нелегко. Огромное нервное напряжение. Разведчик буквально выжал себя и окружающих досуха, но получил результаты, сведенные в поданный Императору отчет. Рядом с мужчиной стояли навытяжку еще двое. Кронал и Тремейн. После памятного собрания что первый, что второй тут же принялись землю рыть, спасая и свою шкуру. Император очень мудро не уточнил, от кого именно он ждет отчеты, кроме того, Тремейна взял за глотку Иссард, ощущающий на своей шее ледяное дыхание смерти, смотрящей на него глазами Владыки. Отказать главе СИБ не было никакой возможности: не дай Сила и все боги, какие есть, он упомянет о том, что ему чинили препятствия при ведении расследования покушения на Наследника! В этом случае наглеца ничто не спасет. Владыка просто сожмет руку… И все. И такой исход будет неимоверной милостью. Ходили слухи о некоторых развлечениях Императора, которыми он себя изредка баловал… Стать объектом такого внимания ситха не хотелось. А еще был один нюанс, который превращал всю эту просто ужасную ситуацию в нескончаемый кошмар. Невзирая на шок от произошедшего, все члены Совета отметили, как Император назвал внука. Наследник. Одно-единственное слово, переворачивающее все представления двора и меняющее все политические расклады. Аристократия и военные и так шептались на эту тему, высказывая догадки и предположения, а теперь вот прозвучало подтверждение циркулирующих в последнее время слухов. И с этого момента придется учитывать, что на политическом небосклоне взошла еще одна звезда. Пусть пока маленькая, но вот интенсивность ее сияния и влияние гравитации… Их нельзя недооценивать. Сидиус, закутанный в простую черную мантию, переливающуюся всеми оттенками Тьмы, низко надвинувший на лицо капюшон, так, что было видно только подбородок, слегка шевельнул пальцами правой руки. — Итак, я прочел ваш отчет… господин Иссард. Тихий, вкрадчивый голос Императора стелился по кабинету, вызывая дрожь. *** Джинн, прикрыв глаза тяжелыми веками, задумчиво смотрел на дремлющую на руках Руви Лею. Сегодня малышке опять досталось, хорошо хоть не так сильно, как в прошлый раз. Несколько часов назад Лея, вскрикнув, схватилась за сердце. Девочку затрясло, она упала на колени, не в силах стоять на подгибающихся от нахлынувшего чувства опасности ногах… И тут же все закончилось. Бросившаяся к Лее Винама схватила ее за плечи, поднимая и прижимая к себе. — Что случилось, милая? — женщина с беспокойством вглядывалась в бледное лицо девочки, лихорадочно ее осматривая. — Что? — Люк… — выдохнула Лея, смотря в лицо прабабки огромными глазами. — Что-то случилось. — Великая Сила! — пробормотала Винама, прижимая к себе малышку. — Неужели опять? Да что ж там такое происходит… Девочку напоили травяным отваром, хорошо успокаивающим и расслабляющим, после чего постарались отвлечь от пережитого. Винама требовательно уставилась на Мелоту, одну из охранниц Леи. Та понятливо кивнула, вопросительно посмотрев на Джинна, наблюдающего за ученицей. — Что случилось — не знаю, — покачал головой призрак, — но после того раза я принял меры. Научил Лею немного… перекрывать связь с Люком. Не слишком, но всё же… Как видите, помогло. Кроме того, я успел поставить щиты… Однако это кратковременные меры. Ей придется научиться интегрироваться с существующей между нею и братом связью. Хочется ей этого или нет. *** — Он уже близко… Шаддай подняла лицо к небу, прикрывая глаза. Лицо женщины было бесстрастным, голос спокойным, совершенно лишенным каких-либо эмоций. Стоящий рядом Джастус молча сжал ее плечо сильными пальцами, давая ощутить его поддержку. Прислонившийся к камню Арана мрачно сверкнул глазами, явно желая что-то сказать, но резко передумал. Остальные застыли изваяниями, погруженные в созерцание. Тишина и бесстрастность. Вот что окружало группу джедаев, готовящихся встретить многократно превосходящего их силой Врага. Бесстрастность… Но не умиротворение и не смирение. Ведь последние означают полную гармонию с миром, со всеми его проявлениями, приятие всех граней вселенной, а не только одной. Миром здесь и не пахло. Небеса вздрогнули, и джедаи одновременно подняли лица кверху. — Он пришел. *** Йода приподнял тяжелые веки, опираясь на трость. В груди болело… Древний магистр потер когтистой ручкой ноющее место и вздохнул, покачав головой. — Учитель? — Опоздали мы, Оби-Ван. Дитя Вейдера… Безумие Тьмы опутало тенетами своими разум его. Силен малыш, истинная Воля Силы… Тёмная. Убивает, как дышит. Смеется, нападая. Власти жаждет. В крови дитя руки омыло, для Света оно потеряно. — Вейдер? — бросил острый взгляд из-под капюшона Кеноби. Йода поджал губы: — Прежде был шанс вернуть Падшего. Гибелью своей искупить грехи свои должен был он. Но сейчас… нет. Если раньше колебался он, сожалея о прошлом, то теперь… Лишь глубже во Тьму уходит он. Однако Сила возможность мне подсказала. Будущее изменилось, перевернувшись. Теперь шанс есть и у Света. Тот, кто был Светлым, во Тьму добровольно сошел. А тот, кто Тёмным стать должен был, дорогою Света идет теперь. — Кто и где? — лаконично осведомился джедай, его руки запорхали над приборной доской, начиная предстартовую подготовку. — Туда, где смерть моя мимо прошла, лететь мы должны. Там живет тот, кому суждено Тьму сразить. Кеноби на мгновение застыл, соображая, после чего кивнул и начал вводить координаты. Кашиик ждет их. Йода устроился в кресле, сгорбившись и погружаясь в медитацию. Сила дала им шанс… Может, не все еще потеряно? — Что насчет Кесселя? — Сражен будет Падший. В бою примет судьбу свою… Повергнет к стопам своим его Шаддай. Видел я его павшим… Видел, как мечом его пронзила она. Кеноби опустил на мгновение взгляд, вспоминая, каким был когда-то Энакин… Тот, кто теперь прячет себя под доспехами Лорда Вейдера. Его ученик… Его друг умер. Вместо него живет чудовище, хохочущее при виде страданий других. А вскоре его повергнут окончательно. Оби-Ван тряхнул головой, отбрасывая пустые сожаления о давно прошедших днях. Надо смотреть в будущее. И тянуться к Свету. Это путь джедая. Пальцы мужчины уверенно нажали на необходимые кнопки и рычаги, и корабль ушел в гипер, разминувшись с вышедшим на орбиту Кесселя разрушителем буквально на мгновение. *** Тишина наполняла личные покои Вейдера на «Истце». Тишина… И жажда крови. Холодное бешенство Темного Лорда ситхов растекалось волнами, тяжелыми, лениво накатывающими на стены, проносящимися по кораблю, заставляя людей нервно вздрагивать от жутких ощущений. Мужчина неторопливо облачался в броню, тщательно подгоняя детали и закрепляя их на себе. Одновременно ситх вспоминал, как ругался его сын, настаивая на том, чтобы он продолжал ее носить. Конечно, новый вариант отличается от старого, как небо от земли, чему Вейдер был неимоверно рад, впрочем, сравнивать систему жизнеобеспечения и полноценную защиту глупо. Ситх вздохнул, закрепляя гибкий горжет, и неожиданно наклонился, дотянувшись кончиками пальцев до носков своих сапог, после чего плавно выпрямился. Все это было проделано с легкостью, какую он год назад и воображать не смел в самых смелых мечтаниях. Самодовольно ухмыльнувшись, мужчина накинул плащ, закрепил цепочку на броне и надел шлем, щелкнув застежками. Покрутил головой, подхватив со стола сейбер, прикрепил его на пояс… И вышел из покоев. Его ждал Кессель. *** Кота задумчиво смотрел в чашку с кафом, удобно устроившись в кресле. Сидящая рядом Лари увлеченно тыкала пальцами по датападу, радуясь новой навороченной игрушке. Траун, внимательно изучающий голограмму с какой-то схемой, неожиданно покосился на генерала: — Что имел в виду Лорд Вейдер, говоря о воплощенной Воле Силы? Кота моргнул, приходя в себя, сделал глоток и повернулся к чиссу. Лари тут же оторвалась от изучения датапада, навострив уши. — Воля Силы. Считается, что Сила, наполняющая вселенную, разумна. У нее есть свои соображения насчет всего происходящего, а также Воля. Одаренные могут чувствовать ее и ощущать воздействие на себе. Это… — генерал неопределенно пошевелил пальцами, подбирая сравнения, — сложно объяснить, но я постараюсь. Это… как план сражения. Общую картину видит только главнокомандующий, остальные знают лишь его части. Кто-то больше, кто-то меньше. А теперь представьте, что солдат, обычный воин, слышит мысли главнокомандующего, транслируемые персонально ему. Он идет к намеченной цели, как пешка, переходя на новые уровни, превращаясь в ферзя… Он может даже не видеть эту цель, но идти к ней, выскальзывая из любых ловушек, преодолевая любые препятствия… Ведь ему подсказывают, что его может ожидать на этом пути. Главное — услышать и правильно понять… Ведь Сила — не разумное существо. Она… на другом уровне. И вот тут кроется опасность. — Какая? — прищурился чисс, с интересом слушающий импровизированную лекцию. Кота дернул бровью: — Опасность потерять себя. Стать марионеткой Силы. — Подожди, Рам… — нахмурилась Лари. — А как же Кеноби? Я помню, ты говорил, что он — Орудие Силы. — Именно. Нельзя терять свое «я». Сила дает варианты… А разумное существо имеет свою Волю. Имеет право выбора. И пока эта воля существует… можно выбрать, каким путем ты идешь. Понимаешь? Выбор. — А господин Люцифер? — подался вперед чисс. На грубоватом лице генерала неожиданно мелькнуло странное выражение: — У меня был разговор с ним. Я задал один вопрос… Решая, стоит ли принять его предложение. И получил ответ. Краткий, но очень… впечатляющий. — Какой? — «Есть я и моя Воля. Все остальное — несущественно», — процитировал генерал. — После этого я не колебался. *** Иссард дошел до своего кабинета, прямой и несгибаемый, как палка, тщательно запер дверь и просто рухнул в кресло. Руки мужчины тряслись, глаза слезились, в груди резало и кололо. Он провел пальцами по насквозь мокрым от пота волосам, не веря до конца тому факту, что все еще жив. И даже цел. Медленно расстегнув тугой воротничок форменного мундира, глава СИБ, выдохнув, обмяк. Владыка сегодня его помиловал… Но Арманд все равно чувствовал себя так, словно он стоит на краю пропасти и только тонкая нить не дает ему сорваться, удерживая от падения. Мужчина с трудом встал, подошел к небольшому шкафчику, отворил дверцу и достал бутылку самого крепкого виски, производящегося на Кореллии. Щедро плеснул в широкий стакан. Залпом выпил, не чувствуя ни вкуса, ни градуса… Плеснул еще, рухнул в кресло, выпил… И принялся анализировать все, что случилось за этот кошмарный день… — Итак, я прочел ваш отчет… господин Иссард. Тихий, вкрадчивый голос Императора стелился по кабинету, вызывая дрожь. Вытянувшийся в струнку Арманд смотрел на закрытое капюшоном лицо ситха, с трудом удерживая себя от предательской дрожи. — Вы провели расследование. Это хорошо… И вы даже привлекли к нему сторонних специалистов… — невидимый, но от того не менее тяжелый взгляд Императора прошелся по Тремейну, словно луч целеуказателя. — Выводы очень интересные… Первое. Закладка в стены различных устройств и прочего была осуществлена еще несколько месяцев назад. Второе. Осуществляли под видом очередного, планового ремонта улицы, который производится раз в полгода. Третье. Подрядчик, осуществляющий ремонт, тот же, что и всегда… Вот только работники явно были другие. Четвертое. Действовали одаренные. Стерты все записи, живым подчищена память, следов нет. Осуществившие диверсию явно знали, чего им надо опасаться… И кого. Убийцы знали, на кого они охотятся, знали, когда жертва будет находиться в уязвимом положении… Они знали… Убийцы явно были одаренными. И это приводит нас к следующему… Сидиус слегка пошевелился, словно сгусток мрака в море Тьмы. Придавил взглядом Тремейна: — Верховный Инквизитор… Что-то вы совсем расслабились, как я погляжу. Видно, Лорд Вейдер мало вас гоняет. Контроль за одаренными ведь ваша епархия, не так ли? Однако я не вижу, чтобы вы проявляли энтузиазм в трудном деле обнаружения тех, кто может представлять собой угрозу для государства. Русоволосый мужчина осторожно сглотнул, сохраняя невозмутимое лицо. — Надо посоветовать Лорду Вейдеру побольше уделять вам внимания. И надо заняться вашим ведомством… Я уже знаю, кто будет осуществлять проверку того, как именно вы выполняете свои обязанности. Император помолчал, после чего продолжил: — Господин Кронал. К вам нареканий нет, однако я был бы рад, если бы вы провели проверки и сделали это совместно с господином Тремейном. Палпатин взял в руки деку с отчетом, пролистал, что-то отыскивая… — Господин Иссард. Вас извиняет только тот факт, что действовали одаренные. Причем явно хорошо обученные ищейки и диверсанты. А в вашем ведомстве одаренных нет. И извиняет вас данный факт только сейчас… Поскольку для предотвращения подобных… инцидентов будет создано отдельное подразделение. Но об этом я отдам распоряжения позже. После того, как захваченный убийца придет в себя и я проведу допрос… Присутствующие вздрогнули, побледнев до синевы от предвкушения, наполняющего голос Императора. Неожиданно ситх резко вскинул голову, вслушиваясь во что-то, слышимое только ему. — Прекрасно. Люцифер пришел в сознание. Иссард едва не рухнул на пол от облегчения, Тремейн прикрыл глаза. Кронал был внешне невозмутим, но от него тоже дохнуло облегчением. Сидиус понятливо усмехнулся. Ишь, как радуются… Ничего, это им всем урок. Теперь будут относиться к своим обязанностям гораздо ответственнее. А пока… надо навестить внука. *** Сила раскинулась сетью во все стороны, собирая информацию и передавая ее своему адепту. Большое помещение. Крепкие стены. Отсутствие окон. За стенами и внутри комнаты ощущаются живые сгустки Тьмы со знакомыми отпечатками разумов в Силе… Тени. Много Теней. Отпечатки некоторых не знакомы. Однако остальные не проявляют агрессии… Новички? Вокруг него механизмы. Что-то пищит. Рядом ощущается нечто знакомое… Голокрон. Так это называется. Двери открываются… Входят двое. Вошедший в просторную комнату, превращенную в больничную палату, среднего возраста мужчина, одетый в стерильный халат, внимательно посмотрел на неподвижно лежащего на кровати ребенка. Мальчика только полчаса как извлекли из бакты, вымыли, наложили специальные фиксирующие повязки, надежно закрепившие в нужном положении плечо и левую руку, а также ребра, чтобы не дать сместиться начавшим срастаться под действием бакты сломанным костям. Врач осторожно вынул иглу капельницы, после чего взял из рук помощника следующую, готовясь поставить ее, под тяжелыми взглядами находящихся в комнате гвардейцев. Мужчина подошел ближе… И неожиданно застыл, словно парализованный. Рядом захрипел помощник, схватившись за горло, ощущая, как его глотку сдавливает невидимая удавка. Пока не слишком… Но это пока. Опухшие, темные веки поднялись, полыхнули кипящей магмой глаза. Пальцы правой руки слегка дернулись. Гвардейцы упали на колени. — Милорд. Мальчик моргнул, Тени встали, не обращая никакого внимания на застывших и испуганно таращащих глаза медиков. Открылась дверь, в комнату проскользнул еще один гвардеец, но без шлема. — Милорд, — поклонился воин. — Рад, что вы пришли в сознание. Вас что-то беспокоит? Люк перевел взгляд на удерживаемых Силовым захватом мужчин, нахмурив брови. Шевельнул губами… Говорить было тяжело, горло словно опухло, отказываясь проталкивать сквозь себя хоть какие-то звуки. Сила пришла на помощь. — Чужие. Капитан бросил на медиков короткий взгляд: — Их прислал Владыка. Они — лучшие. Люк прищурился… — Люцифер. Тьма хлынула во все стороны, наполняя комнату. В мягком мужском голосе скользнуло предупреждение. Люк слегка шевельнул пальцами, отпуская жертв, и попытался улыбнуться. — Дедушка… — Рад, что ты очнулся, внук. Император подошел ближе, игнорируя пытающихся отдышаться медиков, поспешно отступивших к стене. Тьма плеснула волной, сканируя тело ребенка, полученный результат заставил ситха слегка сузить глаза. Люк почувствовал, как по сознанию скользнули невидимые нити. — Чем тебе медики не угодили? — Сидиус присел на кровать, заботливо поправив одеяло. Желтые глаза уставились в небесно-голубые. — Чужие. — Понятно, — констатировал ситх, считывая реакции внука. Как он и предполагал, нападение не прошло бесследно. И в этом есть и его вина… Радует одно — это лечится, это раз, и из всего можно извлечь пользу, это два. — Молодец, что не теряешь бдительности. Это хорошо. И полезно для здоровья. Вижу, тебе стало лучше… Больно? — Терпимо. Ситх слегка кивнул, посмотрел на врача, так и стоящего с капельницей в руках, на испуганного ассистента… — Ты очень достойно повел себя во время нападения. Да и после… Думаю, такую стойкость следует поощрить. Сегодня в Опере — премьера. «Черная любовь»… — Сидиус усмехнулся, отмечая интерес ребенка. — Открытие сезона… Поют Лиасс Крассид и Габит Зарье. Хочешь пойти? Впрочем… если ты себя плохо чувствуешь… — Нет! Я иду! — Замечательно, — благосклонно кивнул Император и встал. — У тебя есть два часа. А врачей не трогай. Они теперь будут следить за твоим здоровьем. Владыка вышел, и медики осторожно отлепились от стены. — Гхм! — прокашлялся тот, что постарше. — Милорд! Вам надо лежать… И капельница… Обезболивающее… — последние слова мужчина прошептал на пределе слышимости, застыв под жутким золотым взглядом. Люк равнодушно смотрел некоторое время, после чего прикрыл глаза, сосредотачиваясь. Сила окутала тело, пеленая травмированную конечность и грудь невидимыми бинтами. Мальчик откинул одеяло, сел, размеренно дыша… Руки легли на колени ладонями вверх. — Все есть Сила… Сила есть во всем… Я есть Сила... Сила — это я! В солнечном сплетении вспыхнуло, по телу прокатилась теплая волна, сканирующая повреждения. Люк продолжал медленно дышать, плавно вдыхая и выдыхая, чувствуя, как его начинает наполнять Свет. Он проникал в каждую клетку его организма, пропитывая его, наполняя живительной энергией до отказа. Постепенно начала утихать боль в ребрах и руке, распустились забитые, сжатые спазмами мышцы, стало легче дышать, перестало першить в горле. Медики переглянулись, наблюдая, как только-только пришедший в себя ребенок, посидев с закрытыми глазами десять минут, плавно встал, осторожно разминая шею. Открылась дверь, в комнату вплыла высокая фигуристая блондинка, несущая на подносе стакан с соком и чашечку с кафом, а также вазочку со сладостями. — Милорд… — улыбнулась девушка, плавно подходя к мальчику и протягивая поднос. — Рада видеть вас в добром здравии. Думаю, вы хотите пить… Возможно, вы голодны? Подать что-нибудь? Люк улыбнулся, в несколько глотков выпил сок и откашлялся. — Спасибо, Белена… То, что надо… — просипел мальчик и взял каф. — М-м-м… Ты варила? — Да, — скромно улыбнулась девушка. Люк расплылся в улыбке: — Хорошо… То, что надо… Белена. Приготовь одежду. Сегодня я иду в Оперу и должен выглядеть безупречно. — Конечно, милорд, — кивнула блондинка. — Через час все будет готово. Не волнуйтесь. И я приготовлю что-нибудь легкое, но питательное. Лекарствами сыт не будешь. — Спасибо, Белена… — благодарно посмотрел на нее мальчик. — Ты просто чудо! Домоправительница польщенно потупила глаза, забрала поднос и вышла. Улыбка стекла с лица мальчика, он подошел поближе к врачам, впиваясь в их лица холодным взглядом: — Представьтесь. — Асмус Майте, — сглотнул тот, что выглядел постарше. — Номан Стимм, — вытянулся младший. — Замечательно, — кивнул Люк. — Итак. Капельница мне в данный момент не нужна, обезболивающее — тоже. Лежать я не буду. У меня дел полно. — Но… — попытался настоять на своем Асмус и осекся под равнодушным взглядом. — Никаких «но», — отрезал Люк. — Можете убрать все это, в приборах и остальном нет больше необходимости. Впрочем, на тему моего здоровья мы еще поговорим. Позже. Мне надо собираться. Мальчик поправил пояс тонких штанов и вышел из комнаты, сопровождаемый капитаном. Врачи тоскливо переглянулись под внимательными взглядами оставшихся гвардейцев. — М-да… *** Белена сотворила чудо. Она не только подобрала подходящий наряд, учитывая состояние Люка, далекое от идеала, но и помогла ему одеться. Очень ненавязчиво, словно между делом… Хоть Скайуокер и облегчил свои мучения лечебными техниками, но это так, на короткий промежуток времени. Бакта убрала кровоподтеки, расплывшиеся под кожей, затянула мелкие ранки, подстегнула регенерацию, но до полного исцеления еще далеко. Тело болело, двигаться было тяжело. Однако… Раз Император предложил пойти в Оперу, надо встать и идти. Нельзя, чтобы его сочли слабым. Мальчик внимательно осмотрел свое отражение в огромном зеркале и удовлетворенно кивнул. Бледноват, конечно, но не слишком. Правда, желтые глаза выдают, что с ним что-то не так, но кто подойдет настолько близко, чтобы это заметить? Белена осторожно расправила воротничок и отступила в сторону: — Вы выглядите превосходно, милорд. Люк осторожно подвигал руками: — Заметно? — Нет, — успокоила его девушка. — Хорошо, — Люк вздохнул и направился к выходу. Время. Единственное, что огорчало — не получилось поговорить с отцом. Вейдер уже на Кесселе, и настроение у ситха самое боевое. Не время его отвлекать. Палпатин окинул внука цепким взглядом, и вся процессия направилась к шаттлу. Пора потрясти общественность. Опера была заполнена до отказа, напоминая осиное гнездо. Новости о покушении разнеслись быстро, и теперь сливки общества обсуждали, чем это грозит, поглядывая на пустую императорскую ложу. Неожиданно двери отворились, внутрь скользнули Алые гвардейцы… Все замерли в напряженном ожидании. Вот вошел Император, ведущий за руку мальчика. Они сели, поднялся занавес… Люк прищурился, впитывая бурлящие эмоции. Удовлетворение, равнодушие, интерес, злость… Чистейшая ненависть. Он плавно повернул голову в ту сторону, откуда доносилось невероятно сильное чувство, и улыбнулся. Не дождётесь. * - Лоррдианский самоцвет. Когда эти самоцветы устанавливали в световой меч, его владелец мог лучше предугадывать движения противника. Это усиливало защиту владельца и его способность отражать бластерный огонь.
Реклама: