Его сын 7716

darketo31 автор
Efah бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны

Пэйринг и персонажи:
Люк Скайуокер/ОЖП, Энакин Скайуокер/Мон Мотма
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 1119 страниц, 59 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Драма Насилие ОМП ООС Попаданчество Психология Смерть основных персонажей Фантастика Экшн Юмор Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Люк Скайуокер, свет, рожденный от тьмы. Для оставшихся в живых джедаев – новая, но не единственная надежда. Для Темного Лорда Ситхов – плоть от его плоти, шанс на трон и власть над галактикой. Для его опекунов – мальчишка, выросший в песках Татуина, золоченое яйцо крайт-дракона, подброшенное в гнездо мирных обывателей. А кто он на самом деле? И что для него означает быть ЕГО СЫНОМ? Попаданец в Люка Скайуокера. Не канон! Совершенно!



Посвящение:
Вам.

Омаки к произведению, написанные читателями.
http://samlib.ru/editors/z/zaharowa_n_a/index_12.shtml

Видеоролик к работе, автор - SoraSky(Уйма-чан). https://youtu.be/qQOZnzi_yak

Здесь - иллюстрации к фанфику. http://samlib.ru/img/z/zaharowa_n_a/egosyn/index.shtml

Клип к главе 52. Автор - SoraSky(Уйма-чан)
https://vk.com/club119032272?w=wall-119032272_30

Перевод на английский язык. Переводчик - jyalika
https://archiveofourown.org/works/9048565/chapters/20587

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Что будет, если в одного из ключевых героев Саги попадет взрослый, циничный человек, который увидит изнанку красочной картинки, заботливо подретушированной создателем этой истории? И что он будет делать, обнаружив, как мало выдумка соответствует действительности?
Никаких соплей, восхищений и наивного идиотизма. Голая суровая реальность с топором в руках. Мое видение великой истории, взгляд за горизонт.
Не ждите добрых ситхов или злых джедаев, не ждите эпических сражений или рек крови, хотя здесь есть все вышеперечисленное. Это произведение о власти, которая не бывает одного цвета и никогда не бывает доброй для всех, а также о том, на что идут разумные, чтобы ее добиться. Это книга о тех, кто умеет пользоваться самым страшным оружием, которое природа дала человеку - своим разумом.
Итак - интриги и власть, а также цена власти. Если вы думаете, что в жизни по-другому - учебник истории и жизнеописания влиятельных личностей вам в помощь. Также советую почитать, как создавались государства и во что это выливалось для живущих на этих территориях. Политтехнологии, пропаганда и пиар, двойные стандарты и вся изнанка политики.

Драбблы, дополняющие работу - https://ficbook.net/readfic/4851193

Вторая часть. "Чужая кровь". https://ficbook.net/readfic/6562817

Глава 29. Кара небесная.

26 октября 2015, 14:27
Чарующие звуки музыки разливались в воздухе, навевая грезы и мечты. Люк прикрыл глаза, наслаждаясь… И стискивая кулак. Эффекта от целительной техники хватило на полчаса, потом боль навалилась на него с новой силой, впиваясь крючьями в кости и медленно их поворачивая. Люк размеренно задышал, пытаясь сконцентрироваться… Хлестнувшая по нему Темная волна сбила настрой, заставив резко втянуть воздух побелевшими от напряжения ноздрями. — Я запрещаю тебе использовать самоисцеление в течение суток. Палпатин слегка повернул голову к застывшему внуку, окидывая его ласковым взглядом: — Это будет тебе уроком… Наследник. — Слушаюсь, Владыка… — прошептал слегка побледневший ребенок. — На первый раз поясню… — в прозрачно-голубых глазах замелькали золотые искры. — Ты напал на присланных мною медиков. Конечно, можно принять во внимание тот факт, что ты только пришел в себя после покушения и тобою в тот момент управляли инстинкты… Однако, — Палпатин вновь повернулся к сцене, мечтательно прищуриваясь, — это тебя не извиняет. Ты должен управлять своими инстинктами, а не они тобой. Это понятно? — Да, Владыка. — Хорошо, — довольно кивнул ситх. — Продолжим. Капитан тебя предупредил о статусе схваченных тобою? — Да, Владыка. — Почему не отпустил их сразу? Дальше. Ты отбился во время нападения, это хорошо. Я тобой очень доволен. Однако ты потерял над собой контроль. И твое поведение после нападения это показывает ясно и четко. Контроль. Вот что отличает ситха от животного. Ты действовал нерационально. А если бы к убийцам прибыло подкрепление? Конечно, здесь есть в некотором роде и мой просчет. Я не учел, что у тебя нет опыта боев. Это легко исправить. Как только твои травмы заживут, начнутся тренировки. Акаади тебя хорошо обучает, но это больше теория. Пора переходить к практике. Ты согласен, Люцифер? — Конечно, Ваше императорское величество. — Замечательно, — нежно улыбнулся Палпатин, слегка взлохмачивая пальцами прическу мальчика. — И запомни… — рука ситха скользнула на травмированное плечо, пальцы слегка сжались, намекая. Люк побледнел еще сильнее. — В следующий раз я не буду столь… снисходителен. Тебе ясно? Наследник? — Да, Ваше императорское величество, — прошептал пересохшими губами Люк. — Наслаждайся… Сегодняшняя опера просто изумительна и, не побоюсь этого слова, невероятна… внук. — Да, дедушка, — слабо улыбнулся мальчик. — Вы совершенно правы. Ласковая волна Тьмы облизнула травмированное плечо, снимая боль и проверяя, не сместились ли кости. Люк стрельнул глазами в увлеченно наблюдающего за происходящим на сцене Палпатина и устроился поудобнее, благодарно вздохнув. До конца представления еще полтора часа. Он выдержит… А дома врачи поставят ему капельницу. Ведь насчет медикаментов никаких указаний отдано не было. *** Кессель. Вейдер стремительно шел по прорубленным в теле астероида тоннелям, безошибочно чуя находящихся где-то там, внутри, Светлых. Тьма окутывала ситха тяжелым облаком, сапоги грохотали, мужчина совершенно не скрывал свое присутствие. Следом за ним шли штурмовики. Специальный отряд, сформированный из лучших. Самых сильных, самых быстрых, самых преданных. Конечно, можно было пойти и одному, но Вейдер решил в кои-то веки этого не делать. И не потому, что опасался нападения… Нет, он банально не хотел, чтобы кто-то сумел удрать. Поэтому все выходы перекрывают отряды, а сам Вейдер идет по следу, словно ищейка, пылая ледяным огнем ярости. Где-то там, внутри, в заброшенных шахтах, находятся четверо одаренных. Светлых. Четыре джедая… Их яростный свет слепил, вызывая бешеное желание растоптать и погасить это сияние навсегда. Уничтожить. Навеки. Неожиданно ситх хмыкнул. Забавно… А ведь Люк никогда не вызывал в нем такой агрессии. Даже в самом начале, когда он только увидел своего сына, его сияние воспринималось родным. И Лея… Она тоже чувствовалась родной… А эти… Вейдер прищурился и недовольно дернул бровью. Да. Этот Свет вызывал только агрессию, заставляя инстинкты рычать и приходить в полную боевую готовность. Тьма взвихрилась, собираясь в плотный столб смерча, окутывающий тело мужчины, практически видимый… И вновь растеклась приливной волной, хлынувшей во все стороны. Вейдер удовлетворенно растянул губы под маской: его явно ждали, концентрация Силы резко возросла. Светлые готовились к бою. В груди плеснуло темной лавой, заставив предвкушающе раздуть ноздри. Бой… Как ему этого не хватало! Ощутить яростное упоение схватки, погрузиться в кровавый угар, полностью отпустить себя… Никаких рамок, никаких ограничений… Сладостное безумие… О котором можно забыть. Потерять контроль — смерти подобно. Это значит — пустить дело на самотек, стать уязвимым. А это теперь недопустимо. Теперь ему есть, для кого жить. Массивные двери разъехались в стороны от резкого жеста, и Вейдер вестником Тьмы втек в огромный зал, окидывая его внимательным взглядом. Серые каменные стены, грубо отесанные, уносящиеся ввысь, плавно переходящие в куполообразный потолок. Изъеденные ржавчиной, зияющие обвалившимися пролетами лестницы вели к чудом устоявшему металлическому балкону, опоясывающему зал по периметру. Груды хлама, собравшиеся внизу… Мрачное, навевающее тоску место, пропитанное эманациями гнева, бессильной ярости, страха и боли, отчаяния и равнодушия, оставшихся после работавших здесь когда-то заключенных. И четверо ждущих его джедаев. Но среди них нет того, кого он ищет. — Где Оби-Ван Кеноби? — рокочущий голос ситха прокатился по залу горным потоком. Вместо ответа в полумраке зажглись клинки. *** Овации захлестнули Оперу, певцы поклонились, с достоинством и законной гордостью принимая заслуженное восхищение. Палпатин, улыбаясь, повернулся к осторожно хлопающему в ладоши Люку. — Ты доволен, внук? Люк задрал голову, смотря на Императора. Лицо мальчика было спокойным, только в Силе дрожало эхо испытываемой им боли. Несколько секунд Люк стоял молча, не шевелясь, ощущая направленные в данный момент прямо на их ложу острые взгляды и терпеливое ожидание Императора. Неожиданно ребенок шагнул вперед, прижимаясь к мужчине и слегка приобнимая его здоровой рукой, в Силе плеснуло благодарностью. — Спасибо, дедушка. Этот вечер… Опера… Она была просто… Спасибо. Это было именно то, что надо. Глаза ситха удовлетворенно блеснули золотом, он изящно склонился и ласково поцеловал внука в лоб, всматриваясь в начинающие синеть глаза мальчика. Эмоции окружающих накатили океанской волной, заставив обоих широко улыбнуться. Одобрение, бессильная ярость, ненависть и умиление, восхищение и бешенство. Какой богатый коктейль! — Ты заставил меня волноваться, внук. Идем… Тебе надо отдохнуть и вылечиться. Через неделю начнутся занятия. Палпатин подал Люку руку, в которую тот сразу же вцепился, и они вышли из ложи, окруженные Алыми стражами. Идеальная императорская семья. Ситхов. *** Коффи плавно отошел влево, поднимая клинок на уровень груди. Сиа так же плавно отодвинулась вправо, голубой клинок загудел, словно злая пчела. Стоящие ближе к стенам Джастус Фарр и Бултар Суон стали неторопливо обходить ситха с боков, пытаясь взять его в клещи. Вейдер только ухмыльнулся под маской. Глупцы. Они даже не представляют, какой сюрприз их ждет. Он уже не та развалина, какой был год назад. Окружающие видят доспехи… И не знают, насколько он изменился. С тех пор как Люк излечил его тело, ситх усиленно тренировался, пытаясь не просто вернуть себе форму, вернуться к тем возможностям, что у него были до ранения… Он хотел превзойти их, выйти на новый уровень. Конечно, протезы немного усложнили эту задачу, но не слишком. Он заменил те, что были, на гораздо более совершенные, довел до ума свой новый стиль боя, тренируясь не только с Алыми и инквизиторами, но и вновь устраивая спарринги с Императором. А даже один бой с мастером такого уровня, как Палпатин, мог дать воину очень и очень многое. Теперь Вейдер стал гораздо сильнее, быстрее, гибче, чем был, он перестал напоминать сам себе плохо смазанного протокольного дроида с мечом в руках. Очень неприятный сюрприз для его врагов… С криком Бултар метнулась вперед, нанося рубящий удар сверху вниз, легко отбитый алым клинком. В следующий миг прямо в живот женщины впечатался бронированный сапог, отбросив хрипящую от боли Суон в сторону; ситх плавно развернулся на месте, пропуская меч Джастуса, пронесшийся в паре сантиметров от его бока, яростно прогудел сейбер, отводя голубой клинок в сторону, резко раскрылась ладонь. Силовой толчок смел Фарра в кучу металлических обломков, Вейдер глухо рассмеялся под маской, издевательски поманив замерших на мгновение Арану и Сиа-Лан Везз пальцем. — И это все, на что вы способны? — в рокочущем голосе ясно чувствовалась насмешка. Джедаи переглянулись… Слегка кивнули друг другу и, не обращая внимания на пытающегося прийти в себя Фарра, заваленного рухнувшими на него металлическими обломками, пошли в атаку. Стремительный бросок вперед, Коффи зарычал от подступающего гнева, обрушивая на излучающую всем своим видом пренебрежение огромную бронированную фигуру удары. Сиа поддержала атаку напарника, заходя с другой стороны. Бесполезно. Один небольшой шаг в сторону, разворот, взметнувший волной черный плащ, жесткий блок, едва не выворотивший сейбер из сжимавших его ладоней… А затем ситх взорвался стремительными движениями, за которыми восприятие Везз просто не поспевало. Она отпрыгнула, уходя от накатившего на нее смерча, пытаясь дать Аране возможность поразить противника, но все ее попытки провалились. Вейдер стремительно шагнул вперед, два шага, но с его ростом — критическое расстояние, сближаясь с Сиа, алый меч взлетел… И она распахнула в ужасе глаза, видя, как отлетают в стороны ее руки, все еще сжимающие меч. Чо Маи.* А затем в висок ударил бронированный кулак — резкий, ясно слышимый хруст… И мир для нее померк навсегда. Вейдер развернулся, блокируя падающий на него клинок, бойцы на секунду застыли, глядя в глаза друг друга. Коффи взъярился, чувствуя, как в груди ворочается что-то темное и злобное, вызвав понимающий смешок ситха. — Что? Нет эмоций? — издевательски наклонил голову к плечу Вейдер. — И вы считали, что сможете что-то противопоставить… мне? Глупцы. Арана взрыкнул, напрягая руки, пытаясь продавить защиту ситха… Злорадно оскалился, уставясь в маску, а в следующее мгновение Вейдер отпрыгнул, разрывая дистанцию, а плащ вспороло синее лезвие. — Как интересно, — пророкотал спокойный голос ситха, рассматривающего неожиданно появившихся новых действующих лиц. Раздался звон и грохот, Фарр окончательно пришел в себя, отбросил заваливший его металлолом и, хромая, выбрался на свободу, попутно оглядев так и валяющуюся неподалеку Бултар. Женщина лежала совершенно неподвижно, из уголка рта беспрерывной тонкой струйкой текла кровь. Удар Вейдера разорвал внутренности и превратил ребра в труху, и теперь рыцарь-джедай медленно умирала, потеряв сознание от боли и травм. Ее еще можно было спасти, но для этого надо было пройти сквозь ситха. Фарр прикрыл глаза, восстанавливая спокойствие, и отбросил все лишние мысли. Если им удастся задуманное, то Бултар будет спасена. А если нет… Все его переживания окажутся бессмысленными. Джедай сбросил разорванную накидку и подошел ближе, зажигая клинок. — Кто тут у нас? Цуй Чой… Роблио Дарте… Ма'кис Шаалас… Шаддай, ты ли это? Женщина плавно подняла сейбер, готовясь к атаке. Синекожий алиен рядом с ней молча прикрыл на мгновение веки, сосредотачиваясь, стоящий сбоку Роблио Дарте, его полная противоположность — высокий, мощный — тряхнул головой, разметав по плечам заплетенные в тугие жгуты волосы, и зажег редчайшее в среде джедаев оружие: раздвоенный сейбер. С гудением вспыхнули два голубых клинка: один стандартный и второй, короткий, отходящий от рукояти под углом в сорок пять градусов. Ма'кис нервно дернул рукой, сосредотачиваясь. Миг напряжения… Джедаи бросились в атаку. *** Дверь закрылась, и Люк замер, прикрыв глаза и пережидая острый приступ боли. Ожидающие его медики и Белена переглянулись. Девушка пошевелилась, и мальчик слегка улыбнулся: — Все в порядке, Белена. Сейчас… Люк вздохнул, уставившись на нервничающих врачей нечитаемым взглядом прозрачно-голубых глаз: — Асмус Майте. Норман Стимм. — Милорд, — вытянулись медики, настороженно глядя на проблемного пациента. — Прошу прощения за то, что повел себя недопустимо грубо. Давайте знакомиться заново. Люцифер Палпатин-Скайуокер. — Асмус Майте, — поклонился средних лет мужчина, нервно моргая. — Норман Стимм. — Прекрасно, — бледно улыбнулся ребенок. — Рад нашему знакомству. А теперь тащите обезболивающее. Белена… — Конечно, милорд, — девушка направилась вслед за Люком в гардеробную, готовясь помочь ему снять верхнюю одежду. Ее напарница, Делора, уже ждала, приготовив пижаму и мягкие домашние туфли. Медики переглянулись: — Ты что-нибудь понимаешь? — Нет. Но это было… сильно. — Да. Было. Ладно… Лекарства. Что-то мальчик плохо выглядит. — Я вообще не понимаю, как он шевелиться может, — дернул бровью Асмус, приходя в себя после неожиданного заявления пациента. Как ни крути, но этот поступок поразил их обоих до глубины души. А уж по сравнению с тем, как их встретили… Это вообще что-то из ряда вон. Ребенок заставил себя уважать… и опасаться. Приковылявший из гардеробной Люк слегка улыбнулся, ощущая обуревающие мужчин чувства. Отлично. Ему удалось выбить их из колеи. И произвести хорошее впечатление: извинения от высокопоставленного лица не часто услышишь. А это было необходимо… Медики будут следить за его здоровьем, находиться при нем постоянно… Они должны быть преданными ему, а не исполнять свои обязанности только потому, что за них платят или им приказали. Так что… Он сделал все, чтобы наладить общение. И, судя по всему, ему удалось. Люк вздохнул, присев на кровать. Асмус осторожно осматривал плечо и ребра, меняя повязки, Норман вколол обезболивающее и приготовил капельницу с витаминным коктейлем. Скайуокер осторожно лег, расслабляясь и ловя по связи с отцом отголоски боевой ярости ситха. На губах сама собой выступила довольная улыбка. А вот и резня… Боль ушла, разум очистился. Все-таки, Палпатин — гениальный психолог. И не менее гениальный педагог. Имеющий громадный опыт в воспитании ситхов. Теперь, анализируя все произошедшее за последние сутки, Люк понимал, насколько умело дед вправил ему слетевшие на почве стресса мозги на место. Покушение вновь сорвало тот хлипкий контроль, который Люк с неимоверным трудом сохранял над собой, держа в узде буйствующие инстинкты и покалеченное сознание. И самое отвратительное состояло в том, что он этого даже не понял. А нападение на медиков это показало очень четко. Он их не знал, они были для него чужаками, непонятно как попавшими на его территорию. А вторженцев надо давить. Что он и проделал… И никаких мыслей о правильности или неправильности данного поступка в тот момент не было. И слова капитана ничего не меняли… Хорошо, что Палпатин пришел и с ходу просек всю эту ситуацию. Асмус убрал капельницу, и Люк разлепил отяжелевшие веки: — Спасибо… Врач молча кивнул, но Скайуокер отлично ощутил плеснувшее от мужчины удовлетворение от хорошо проделанной работы и благодарности пациента. Медики неслышно вышли из спальни, и Люк закрыл глаза, расслабляясь… Да, и ему, и окружающим очень повезло, что Сидиус пришел сразу же после его пробуждения. Иначе неизвестно, чем бы все это закончилось. Что поделать, на ситха в таком состоянии воздействовать очень тяжело. Но возможно. А у Сидиуса есть и знания, и возможности… И какие! Император был страшен. Действительно страшен. Воплощенная жуть. Люк другого слова и подобрать не мог. Он не выпускал свою Силу, не демонстрировал физическое превосходство, просто намекнул на возможные последствия неповиновения, но… Так страшно Люку еще не было. Даже нападение крайт-дракона меркло перед угрозой, излучаемой ласково улыбающимся мужчиной. Вот как он это делает?! В душе мальчика зашевелилось восхищение талантами деда. Это ж надо, только голосом придавить его так, что все дурные мысли о возможном неповиновении вылетели, словно от ураганного ветра. М-да… Ситхи отлично понимают язык насилия. Они подчиняют и подчиняются. И сегодня Люк был искренне благодарен Силе за то, что у него есть тот, кто может его подчинить. Что и продемонстрировал деду… Промелькнула мысль о том, что Вейдер крут… Пробовать Палпатина на прочность… Все равно что ИЗР штурмовать на прогулочной яхте, имея из оружия половник. Отец воистину Темный Лорд. Мальчик улыбнулся, устраиваясь поудобнее и ловя засыпающим сознанием отголоски бури, бушующей в душе Вейдера. Тот сражался, наслаждаясь каждым мгновением боя… Красота… Люк расслабился окончательно и провалился в сон, наполненный Тьмой и острыми вспышками сталкивающихся мечей. *** Шаддай размеренно дышала, наблюдая за спокойно стоящим в центре невидимого круга Вейдером. Ситх казался черным монолитом, возвышающимся среди бушующего моря, а они бессильно откатывались от него, словно волны. Закованное в броню чудовище на голову превосходило их в Силе и умениях. Ситх был сильнее, быстрее, более умелым… Он играл с ними, как ранкор с беспомощными жертвами, до поры до времени… А потом — атака, которой невозможно противостоять, и на грязном каменном полу оставался еще один труп. Бултар умерла. Вейдер добил ее. Демонстративно, издевательски… Кружившие вокруг него джедаи оттеснили ситха в сторону, мужчина плавно отступил, уходя от атаки Роблио… Бултар рефлекторно скребнула рукой пол и привлекла его внимание. На свою погибель. Три резких, быстрых шага, от которых плащ взвился черными крыльями, а затем толстая подошва тяжелого бронированного сапога опустилась точно на горло лежавшей Суон — и в Силе разнеслось эхо смерти. А ситх равнодушно шагнул вперед, плавно покачивая алым сейбером. Первым бросился Арана. Мастер-джедай яростно атаковал ситха, чувствуя в глубине души нечто темное, словно тлеющие угли готовились вот-вот вспыхнуть. Гибель товарищей подстегнула процесс, плеснув на возникшие гнев, бешенство и ненависть топливом, зажегшим полноценный темный костер. Вспышка темных эмоций на мгновение застила глаза… За что Коффи и поплатился. Желая не просто повергнуть врага, а повергнуть его так, чтобы показать свое превосходство, Арана начал атаку, сплетая клинком сложную вязь обманных движений, которую ситх пронзил одним резким уколом, просто сделав выпад. Сейбер прожег тело… А в следующий миг алое лезвие снесло джедаю голову. Ситх пренебрежительно фыркнул, провоцируя остальных. Фарр попробовал атаковать… Но попытка захлебнулась, едва начавшись. Джастус был мастером, имел огромный опыт схваток. Увы, но все его умения и наработанные рефлексы спасовали перед подавляющим превосходством Падшего. Замелькали сейберы, при каждом столкновении рассыпая злые искры, Роблио попытался помочь собрату, но Вейдер отбросил его силовым толчком, а затем бросился вперед. Силуэт ситха просто размылся в пространстве, введя джедаев в секундный ступор. Такого они не ожидали. Недооценили противника… За что и продолжали расплачиваться. Обманное движение, стремительный удар наискось, резко удлинившееся лезвие алого меча. Фарр вскрикнул, глядя расширенными от боли и ужаса глазами в черные визоры маски. Губы джедая шевельнулись, из ослабевшей руки выпал сейбер, погасший при ударе о каменную поверхность. — Покой… — прошептал джедай, понимая, что он упустил в своем анализе предчувствий. — Смертельный, — согласился ситх, резко выдергивая из тела противника сейбер и плавно отшагивая в сторону, уже не обращая внимания на упавший прямо ему под ноги труп. Шаддай вздрогнула, с болью глядя на погибшего друга, переглянулась с оставшимися на ногах собратьями… Мгновение единства и понимания. Разделенный на секунду разум. Цуй и Роблио атаковали, поддержанные Шааласом; Шаддай, стоящая возле кучи металлолома, резко наклонилась, выдергивая заранее спрятанный там кортозисный меч. Роблио сделал попытку поймать сейбер Вейдера своим, Цуй Чой метнулся вперед, отвлекая внимание, оттягивая его на себя, Шаалас плавно шагнул, закрывая ситху обзор, заставляя его повернуться спиной. Сконцентрировавшаяся Шаддай метнулась вперед, нанося резкий удар наискось. Алый сейбер словно вскрикнул, разрубленный на две части. Ситх резко присел, подавив вспышку удивления, в данный момент явно неуместного, гася клинок и зажигая его вновь — драгоценные мгновения небоеспособности, подаренные опрометчиво решившим, что они смогут с ним совладать. Шаалас сделал шаг вперед, нанося колющий удар в горло, но Вейдер резко распрямился, выбросив левую руку вперед, ломая вытянутыми пальцами гортань джедая. Ма'кис застыл на середине движения, судорожно пытаясь вздохнуть… Вейдер горизонтально взмахнул сейбером, разрубая тело противника на уровне пояса, и тут же резко дернул цепочку плаща, срывая его с себя, взмахивая тяжелыми полами, захлестывая складками плотной ткани Роблио. Секунда отвлечения внимания, пока раздвоенный меч прожигал неожиданную преграду, пауза, которой воспользовался Чой. Синекожий гуманоид оттолкнул в сторону напарника, выводя его из-под атаки ситха, плавно проводя отработанную до автоматизма связку ударов. Роблио едва не упал, отшатываясь, чем воспользовалась Шаддай, вновь вступая в схватку. Свистнул тяжелый клинок, заставляя уворачиваться, Вейдер приблизился вплотную к Роблио. Взмах вновь зажженным мечом, буквально выбивающий меч из рук джедая, перешел в резкий укол, пронзающий насквозь. И на холодный каменный пол шахты опустился еще один труп с дырой в горле. В следующую секунду Вейдера снесло на пол Силовым толчком, ситх покатился, ускользая от атаки, резко поднимаясь на ноги, но голубой клинок только скользнул вдоль алого, отрубая мужчине правую кисть. Толчок — и он вновь катится по полу; металлический клинок, едва не вошедший в глазницу, лишь высекает искры, ударившись о край шлема. — Умри! — выдохнула Поткин, вновь опуская выдернутый из пола клинок. Левая рука мужчины схватила меч, дергая на себя, острый обрубок правого протеза ударил женщину точно в солнечное сплетение, заставляя согнуться от боли. Ситх плавно перекатился, выдергивая трофей из ослабевших рук Шаддай, отмахиваясь им от метнувшегося вперед Цуй Чоя, рефлекторно подставившего под удар сейбер и тут же поплатившегося за свою недальновидность. Меч погас, заставляя алиена отпрыгнуть в сторону, чем тут же воспользовался враг. Ситх взметнул кортозисный клинок, разрубая бок джедая, отбрасывая его в сторону… Клинок упал с мелодичным звоном, а на горле полуоглушенной Шаддай сомкнулась неимоверно твердая рука. Стальные пальцы резко сжались, вырывая глотку. Секунду они смотрели друг другу в глаза… А затем Поткин осела на пол, погружаясь во тьму. Цуй метнулся в коридор, но шквальный огонь отбросил его назад, прямо к идущему на него разъяренному ситху. Потеря конечности взбесила Лорда. Конечно, это было не критично, но самолюбие уязвило. Он плавно взмахнул зажатым в левой руке сейбером, атакуя, с каждым ударом все больше наращивая скорость… Потрепанный магистр вновь попытался уйти, прорваться сквозь заслон из предусмотрительно оставленных в коридоре штурмовиков, но попытка была заранее обречена на неудачу. Вейдер отобрал лучших. Алиен метнулся в сторону, вновь резко изменяя вектор движения и атакуя ситха, но раненый бок лишил его толики подвижности… Ситх ударил сапогом, раздробив магистру голень, а затем — Саи Ча…** И в зале воцарилась тишина, нарушаемая только эхом шагов Вейдера. Ситх аккуратно собрал Силой мечи джедаев, подобрал кортозисный клинок, после чего направился к выходу, подвесив свой сейбер на пояс. Плащ пятном Тьмы остался лежать на каменном полу в окружении трупов. *** Кашиик. — Что надо? Мрачный взгляд серых глаз уперся прямо в невозмутимого Оби-Вана. Кенто бросил в миску ободранную тушку какого-то мелкого животного и вытер руки полотенцем, привязанным к поясу. — Рыцарь-джедай Кенто Марек… — Короче, Кеноби. — Кенто… — Еще короче, Кеноби. Оби-Ван вздохнул, закатывая глаза. Неуживчивость Кенто была и раньше очень широко известна, но сейчас она явно перешла на новый уровень. — Сюда летят инквизиторы, Кенто. Это достаточно коротко? — Вполне, — пожал плечами мужчина, разделывая тушку на части. Нож порхал в руках джедая, с легкостью скользя между суставами. — И что ты хочешь? — Темная сторона с каждым днем все больше набирает мощь… — Великая Сила! — закатил глаза Кенто. — Кеноби, ты опять? Я же сказал… короче! — У Йоды было видение. — Ах, видение… — саркастично дернул уголком рта мужчина. — И при чем здесь я? Оби-Ван скрипнул зубами. Вот как у него это получается? Кеноби гордился тем, что может сохранить ясный ум в любой ситуации, просчитать все варианты и найти лучшее решение, но Кенто… Этот саркастичный рыцарь парой слов мог взбесить любого. Даже Йода иногда очень задумчиво жевал губами, стискивая трость сильнее обычного — после брошенных вскользь реплик Марека. — Повторяю, — терпеливо продолжил Кеноби, глубоко вздохнув и мысленно сосчитав до десяти. — У гранд-магистра Йоды было видение. Тьма… Она заполучила к себе того, кто должен был ее повергнуть, но есть шанс… — Шанс? — Кенто выпрямился, схватившись руками за сердце, и потрясенно вытаращил глаза. — Великая Сила! Целый один шанс! И кто же должен был повергнуть Тьму? Просвети меня, Кеноби! Неужели это… — Марек неверяще уставился в потолок и с придыханием прошептал, — Избранный? Тот, который Скайуокер и вообще Темный Лорд? Кеноби снова скрипнул зубами, прикрыв глаза. Марек в упор уставился на магистра: — Нет… что вы… Это не может быть он. Это кто-то другой. И кто же это? — в голосе рыцаря зазвучала угроза. — Сын твой это, Кенто, — скрипуче отозвался Йода, ковыляя к застывшим джедаям. — Видел я путь его. Могучий воин, что Тьме не поддастся. — Не поддастся? — недоверчиво поднял бровь Кенто, всей своей фигурой олицетворяя скепсис. — Точно? Вы уверены? Вы абсолютно уверены? Йода на мгновение закатил глаза, возвращая себе душевное спокойствие. Уж на что магистр был не от мира сего и вообще стрессоустойчивый, но и его Кенто запросто выводил из себя. Истинный талант! Настоящая жемчужина! Жаль, что в области саркастичного издевательства над разумными. И как его только супруга терпела? — Да, Кенто. Уверен я в этом, — когтистая ручка стиснула трость, глаза затянуло поволокой. — Видел я сына твоего. Могуч он, на равных противостоять сможет Тьме. Не поддастся он ей. — Ф-ф-фух-х-х… — с облегчением выдохнул Кенто, картинно стирая рукой пот со лба. — Это радует. А то я так боялся! А теперь перестал. Вот как только услышал, так сразу и перестал. Да. Кеноби застонал, не в силах подобрать слова. Марек поставил котелок с мясом на специальную решетку на очаге, плеснув туда какой-то сок, судя по виду, бросил пучок ярко-синих листьев, специи и сушеные цветы. Вытер руки, нож, положил его на место, не обращая внимания на незваных гостей. — Кенто. — Ты еще здесь? — изумленно повернулся к Кеноби Марек. Оби-Ван засопел: — Да, Кенто. Я уже здесь. И нам необходимо твое содействие. — В чем? — Марек в упор посмотрел на не понимающего намеков магистра. — Марек! — терпение Оби-Вана лопнуло, и мужчина отбросил вежливость. — Что тебе не понятно? А?! Тебе ясно было сказано: Тьма заполучила того, кто должен был ее повергнуть! Тот, кто должен был нести Свет, стал Тёмным! Пророчество перевернулось! И твой сын сможет вернуть равновесие! — Перевернулось? — в глазах Марека зажглись опасные огни. — Значит, мой сын должен был стать Тёмным. А стал Светлым. А тот, кто стал Темным, был Светлым. Прямо сабакк. И кто же это? — Люк, — процедил сквозь зубы Кеноби, чувствуя, что еще немного — и у него от раздражения сорвет крышу. — Какой Люк? Впервые слышу. Опять твои бредни? — Это не бредни, — тяжело выдохнул Оби-Ван. — Люк должен был вернуть отца к Свету. Он родился Светлым! Я сам это видел! Но теперь он возле Вейдера! Тёмный! Совершенно! Как и его отец! Пророчество перевернулось! — Правда? — почесав нос, Кенто понюхал коробочку со специями, которую держал в руке, и оглушительно чихнул. — А при чем здесь я? Марек демонстративно утер нос рукавом и вопросительно уставился на джедая. Йода неподвижно застыл в углу, не реагируя. Магистр погрузился в медитацию, пытаясь спасти остатки спокойствия. — При том, — резко успокоился Кеноби, мысленно костеря себя за несдержанность, вылившуюся в ненужные подробности, — что у твоего сына есть шанс. Понимаешь? Люцифер для нас потерян. — Люцифер… — Марек отвернулся, помешал кипящее варево, распространяющее аппетитнейшие ароматы, и небрежно помахал рукой. Словно муху отогнал. — Я подумаю. — Но… — Никаких «но», Кеноби. Сказано, что подумаю, значит, подумаю. А думанье… Это процесс такой. Он не терпит стояния над душой. Кеноби покачал головой, бросил странный взгляд куда-то вправо… И вышел. Вслед за ним уковылял и Йода. Тоже молча. Кенто дождался их ухода, замер, сканируя пространство… После чего щелкнул пальцами. Из неприметного закутка вышел коротко стриженный черноволосый мальчик, вопросительно уставившийся на отца. — Уходим. Ребенок подскочил к очагу, перекладывая готовое мясо в специальный контейнер, доставая продукты и упаковывая их. Кенто шустро собрал небольшую сумку, погасил огонь в очаге, набросил куртку и неожиданно застыл, уставившись в потолок, но тут же очнулся и поторопил сына: — Быстрее, Гален. У нас мало времени. Гален метнулся к своему убежищу, срывая сплетенный из ветвей щит с торчащими листиками и корешками — имитацию стены. Несколько шагов — и беглецы выбрались на свободу. Вокруг простирался седьмой ярус деревьев врошир — самый безопасный уровень, расположенный на вершинах многокилометровых деревьев. Сумрак, пронизанный лучами света, неумолчный шелест ветвей и листьев зеленых гигантов… Кенто забросил за спину рюкзак и сорвался с места, вслед за ним понесся Гален, начиная размеренно дышать, чтобы сохранить как можно больше сил. Бывший джедай на бегу отстучал комбинацию на коммуникаторе, связываясь с тем, кто теперь тоже оказался в опасности. — Кенто? Что стряслось? — диковатого вида мужчина откинул с лица тяжелые пряди растрепанной гривы иссиня-черных волос. — Кви! Живо собирайся! По наши души пришли. — Кто? — тут же напрягся его собеседник, полыхнув темными глазами. — Имперцы? — Хуже, — с ненавистью процедил Марек, проверяя, не отстал ли сын. — Йода с Кеноби. — Почему — хуже? — прищурился Квинлан. Марек скрипнул зубами: — Они хотят отобрать у меня Галена. — Что?! — прошипел Вос, ярость, исходящая от него, чувствовалась даже по коммуникатору. — Видите ли, он должен сразить Тьму. Как тебе?! Что ж сами ни хрена не делают? А? Каково?! Моего ребенка на Вейдера с Императором натравливать! — Суки… — выдохнул Квинлан, прикрывая на мгновение глаза. Повернулся, бросил несколько слов куда-то за спину. — Так что, сам понимаешь, ты тоже в зоне риска. Марек подхватил ребенка на руки и одним прыжком перелетел через пропасть, после чего просто понесся вперед, наращивая скорость. — И еще, Кви… — Что еще? — застонал Вос, голограмма дергалась и размывалась, джедай явно собирался в бешеном темпе. — С ними кто-то еще. И если эти твари не солгали, то сюда летят инквизиторы. Ладно, через десять минут увидимся. Так что шевели булками, если не хочешь, чтоб тебе их отгрызли! Связь прервалась, и Марек размытой тенью заскользил по гигантским ветвям-дорогам. *** Квинлан вылетел из убежища на первой космической, четко за ним бежала пурпурноволосая женщина, за спиной которой сидел крепко примотанный специальной упругой полосой ткани мальчик, такой же черноволосый и лохматый, как и его отец. Киффар был в ярости. Мало того что пришлось срочно покидать безопасное место жительства, служившее им надежным укрытием уже несколько лет, так и сделать это пришлось по вине тех, кто сам должен прятаться, по идее. А вместо этого шляется по галактике и шорох наводит. Конечно, Квинлан мог спрятаться. Он прекрасно владел Маскировкой Силы, имел огромные практические навыки в деле шпионажа и разведки, был мастером боя на мечах и не брезговал приемами, характерными для Темной стороны, такими как Молнии Силы и Телекинез. Он мог просто наплевать на желания Йоды и Кеноби… При условии, что будет один. Однако сейчас он отвечает не только за себя, а и за свою супругу, Халиин, которая, хоть сильна и тренирована, но не является одаренной, а еще есть его сын. Корто. И их он будет защищать, не гнушаясь ничем. Прошли те времена, когда он постоянно балансировал между Тьмой и Светом, то падая, то поднимаясь, будучи не в силах определиться. Что поделать, джедаи, со своим отречением от всего и вся, в таких ситуациях не имели ничего, за что можно уцепиться, удерживая себя на краю, а вот Квинлану повезло. У него есть семья. Она стала для него центром вселенной, и никому не будет дозволено разрушать ее в угоду чьим-то интересам. Киффар на бегу сжал сильнее рукоять сейбера и злорадно оскалился. Там, внутри, на его ярость отозвался кристалл Силы, подаренный когда-то его учителем… графом Дуку. Отозвался, даря вспышку энергии, впитывая в себя темные эмоции Воса. Очень интересный кристалл, с очень интересной историей. Будет кое-кому сюрприз. Киффар злорадно оскалился, привычно подавив вспышку бешенства, и проверил состояние Халиин и Корто. Все в порядке. Женщина слегка устала, но это не страшно: еще немного — и они будут в безопасности. *** Кенто летел по лесным дорогам, словно призрак, ощущая, как бьется сердце сидящего за его спиной сына, и размышлял о том, как он изменился после рождения Галена. Если до этого момента что сам Кенто, что его супруга Молли были настоящими джедаями, бросающимися на любую, по их мнению, несправедливость с энтузиазмом идущих в атаку ранкоров, то вот после пыл Кенто слегка угас. Самую малость… Молли кинулась спасать вуки, а пожинать последствия этого душевного порыва и отрыжки джедайского воспитания пришлось ее мужу. Он тогда растерянно смотрел на погребальный костер, прижимая к себе плачущего ребенка, и осознавал, что помощь нуждающимся, это, конечно, очень хорошо, но только тогда, когда к процессу подходят с умом. А не бросаются бездумно… Это резко изменило приоритеты бывшего джедая, теперь у него были другие заботы. Выжить самому и обеспечить выживание сына, ведь он не имеет права умирать: ребенок погибнет. Кенто продолжал отслеживать ситуацию в теперь уже Империи, получая новости и узнавая сплетни от пары знакомых, которым когда-то очень удачно оказал услуги, и непонятки с Вейдером и так неожиданно появившимся сыном ситха не прошли мимо него стороной. Полученная информация заставила шевелить извилинами на полную мощь. А еще был Квинлан, тоже получающий информацию… А заодно научивший Кенто некоторым очень полезным для выживания вещам. А теперь, в свете некоторых оговорок Кеноби и озвученных им планов, информация о ситхах вообще заставляла кипеть мозг. Кроме того, Мареку очень не нравилось, что с магистрами приперся еще кто-то. Кенто чуял присутствие Светлого, смутно знакомое ощущение… Кто-то очень сильный. Мужчину взбесило, что планы Йоды прозвучали ультиматумом, поэтому счел бегство самым разумным поступком в данной ситуации, особенно если сюда летят Инквизиторы. Они почуют незваных гостей и начнут проверять, и кто знает, во что выльется эта проверка. Кенто перепрыгнул с ветки на ветку, выбегая на огромную площадку, образованную переплетением воздушных корней, на которой возвышался заросший кустарником холм. Мелькнула тень, и на полянку вылетел киффар, бдительно оглядываясь и нервно сжимая меч, за ним выбежала явно уставшая Халиин, поприветствовавшая беглецов вялым взмахом руки. Пробежка далась ей нелегко, но выбора не было. Нести Корто должна была она, ведь если что, то защитить их мог только Вос, и лишать его подвижности было нельзя. Мужчины тут же принялись срывать покров с холма, оказавшийся маскировкой, прячущий в себе шаттл. Не очень большой, рассчитанный максимум на шестерых, но зато быстроходный и имеющий на борту вооружение. Опустился трап, Кенто нетерпеливым жестом загнал внутрь детей и Халиин, а сам утрамбовался в кресло пилота, начиная проверку систем и предстартовую подготовку. Неожиданно нервы резануло предчувствием опасности, и мужчина скрипнул зубами. На поляну, плавно ступая, выплыла та, кого он никак не ожидал увидеть. Луминара Ундули. Квинлан, стоящий возле трапа на случай непредвиденных неприятностей, которые все же произошли, молча зажег клинок, и Луминара гневно раздула ноздри, сверкнув синими глазами. — Тёмный… — процедила мириаланка, с ненавистью уставившись на алое лезвие меча. — Ты все-таки пал на Темную сторону, Квинлан Вос. Это погубит тебя! Тьма разъест твою душу… Но есть шанс все искупить. Киффар фыркнул, бросив на женщину демонстративно пренебрежительный взгляд… И внимательно изучая стоящую в свободной стойке Ундули. Приказ шестьдесят шесть не прошел для мириаланки даром. Свято верующая в Кодекс, ранее она была скорее жесткой, чем мудрой, но сейчас эта жесткость явно перешла на новый уровень, превратившись в жестокость. В синих глазах Луминары светилась фанатичная вера в прописные истины, известные каждому, кто воспитывался в Храме. Есть только Свет, а Тьма должна быть повергнута. Мир для мастера-джедая разделился на черное и белое, утратив остальные краски и полутона. — Каким образом? Отдав вам наших детей? — Они сразят Тьму! Сын Марека повергнет Императора! Он вернет нарушенное равновесие! — с запалом выкрикнула Ундули, делая шаг вперед… В тот же миг ожили турели корабля, и ее просто снесло залпом из бортового оружия, а Квинлан бросился внутрь. Корабль взлетел, уносясь в космос, выбежавший на полянку Кеноби успел увидеть только далекую вспышку… И ощутить агонию Ундули. Мастер была еще жива… Но это было очень и очень ненадолго. Она успела отклониться в сторону, пытаясь добавочно выставить щит и перенаправить выстрел мечом… Возможно, у нее бы и получилось, если бы выстрел был один. Однако он был сдвоенным — маленькая хитрость оружейников Куата, когда-то строивших этот шаттл по спецзаказу. Сначала выстрелило одно орудие, вслед за ним, с задержкой всего лишь на пять сотых секунды — второе. Рассчитано специально на тех, кто умеет уклоняться или мнит себя способным отбить залп мечом. Гибкая, словно змея, Ундули избежала первого выстрела и тут же подставилась под второй — фактически прямое попадание, оторвавшее ей правую руку, разорвавшее бок и обуглившее плоть. Кеноби метнулся к мириаланке, но не успел он добежать, как Силу пронзило ощущением смерти. Джедай застыл на мгновение, но все же нашел в себе силы подойти к изувеченному трупу, распространяющему кошмарный запах горелого, еще пару минут назад бывшему сильной и энергичной одаренной. — Смерть тебя все же догнала, Луминара… — тихо произнес мужчина, печально глядя на практически сожженное тело. — Теперь слухи о твоей гибели стали реальностью. Неожиданно магистр встрепенулся, недовольно поджав губы… И метнулся прочь с поляны. С небес веяло Тьмой… Прибыли инквизиторы. Пришлось спешно укреплять щиты, пряча свое присутствие в Силе, и бежать к кораблю. Хорошо, что Йода уже там… Оби-Ван с легкостью скользил сквозь зеленые препятствия. Буквально пара минут — и он уже у своей цели. Шаттл снялся с места и стремительно унесся вверх, к спасению, считанные мгновения развели их с опасностью в разные стороны. — Что теперь? — Кеноби включил автопилот и повернулся к сгорбившемуся в кресле Йоде. — Кенто сделал свой выбор… Луминара мертва. — Знаю я об этом… — тихо вздохнул магистр, кутаясь в мантию. Старого джедая знобило… Снова неудача. Снова его видения обернулись жестокой насмешкой Силы… Почему? Что он делает не так? — Через два часа выйдем из гипера… — Оби-Ван бездумно смотрел в стену. — Надо узнать новости с Кесселя. Четыре дня уже прошло, как я в голонет заглядывал. Да и поговорить кое с кем не мешает… — Да, не мешает… — кивнул Йода, все больше погружаясь в свои мысли. Сила… Что он делает не так? Что? В чем его ошибка? Перед глазами острыми вспышками, впивающимися в мозг, замелькали картинки. Черноволосый мальчишка, стоящий напротив гиганта в черном с алым сейбером в руках… Он же, но взрослый, в цепях у ног Вейдера… Парень в броне и наряде воина-ситха… Он же, спасающий почему-то слепого Рама Кота. Он же, мертвый, у ног Императора, старого и больного, прячущего изуродованное лицо под капюшоном плаща. И светловолосый мальчик, гордо смотрящий на стоящего перед ним на колене генерала, но зрячего и здорового. Видения тасовались, словно карты в опытных руках шулера, перемешиваясь и переворачиваясь. Они перетекали одно в другое, искажаясь до неузнаваемости, словно отражения в кривой поверхности, не давая возможности понять, где ложное, а где настоящее. Йода вздохнул, концентрируясь и успокаивая ум. Неудача… Что ж… Беглецы сделали свой выбор. Эта линия истончилась, хотя и осталась среди других… Исчезающе малый шанс на ее исполнение. Надо выяснить, что произошло на Кесселе… Они давно не узнавали новостей, и сердце магистра ныло от дурных предчувствий. Но он видел Вейдера, лежащего у ног Шаддай, опускающей клинок… Видел. Йода прикрыл глаза, ощущая себя старой развалиной. Он не может ошибиться… Не может. *** В «Юрком» царила тишина. Мальчишки спали, тихо посапывая, так же как и Халиин, утомленная пробежкой и нервотрепкой. Теперь, когда они были в безопасности, адреналин схлынул, женщина вырубилась, вольготно развалившись в кресле. — Что будем делать, Кенто? — Квинлан покосился на спящую супругу и вновь повернулся к другу. Марек задумчиво поскреб коротко стриженную голову. — Снимать штаны и бегать, — буркнул мужчина. Вос хмыкнул, привычно пропуская перлы друга мимо ушей. Сарказм Марека его только забавлял, в отличие от всех остальных. — Неудобно. Зацепиться можно чем-то важным… — А ты по кустам не шастай… Лучше на открытом пространстве. Так и безопаснее, и обзор лучше. Похвастаешься… Вдруг кто оценит! Мужчины тихо рассмеялись, сбрасывая остатки нервного напряжения. — Ладно. А если честно… Надо кое с кем связаться. — Это с кем? — С Котой. — С этим воякой? — удивился Квинлан. — А он нам чем поможет? — А ты не в курсе? — повернулся к нему Кенто. — Рам устроился лучше всех. Ты же помнишь, он клонов терпеть не мог и в отряд брал только нормальных разумных. — Ну? — Так вот, когда началась зачистка, Рам просто свалил со всем своим отрядом. — Ого! — уважительно протянул Вос. Марек кивнул: — Вот именно. Так вот, свалил он на Загобу, наемничает потихоньку, забрал к себе в отряд крутого аналитика, Лари, помнишь такую? — Эту стерву? — передернулся Вос. Кенто хихикнул: — И ничего не стерва. Просто у нее хорошее чувство юмора. — Особенно по утрам… — буркнул Квинлан, с дрожью вспоминая побудку в исполнении Лари. Один-единственный раз, но воспоминаний на всю жизнь хватило. Бедный Кота… Стальные нервы у мужика! — Ничего ты не понимаешь в женщинах, — вальяжно повел рукой Марек. — Ладно. Так вот, живет себе генерал и здравствует, и знакомых у него полно. Он нам помочь не откажется, я с ним на эту тему как-то разговаривал. Так что надо с ним связаться и поговорить. Убраться в Неизведанные регионы мы всегда успеем. Да и вообще… — мужчина неожиданно нахмурился и поскреб щетинистый подбородок. — Кеноби кое-что ляпнул… И мне это не нравится. Поэтому нам позарез нужна консультация Лари. Она жуть какая умная, и я не думаю, что Маравва могла пропустить этот беспредел мимо своего внимания. Связей у нее не просто много, а очень много, и нашим не чета. Вот выйдем из гипера — и сразу же связываемся с ними. Есть у меня чувство, что это нам очень поможет. Квинлан задумался, уставившись в стену… И кивнул. — Хорошо. Делаем. Кстати… — киффар неожиданно хмыкнул, — как думаешь, Лари уже Коту захомутала или нет? — Обязательно надо будет спросить! — весело оскалился Марек. — Обязательно! Хотя… Рам великолепно намеков не понимает, когда ему надо! Тихий смех наполнил шаттл, несущийся сквозь пространство к далекой цели. *** Йода вскинулся, схватившись руками за сердце. Перед его глазами пронесся космос, в черноте которого гасли звезды. Одна… Вторая… Они умирали одна за другой, и их гибель пронзала самое естество старого мастера. Трость выпала из ослабевших рук, магистр осел в кресле, еще больше постарев и осунувшись. — Магистр? — обеспокоенно повернулся к нему Кеноби… И тоже сгорбился, все поняв по внешнему виду Йоды и глухой боли и тоске, что исходили от него. — Они погибли… — прошелестел джедай. — Погибли… Свет погас. А Тьма… Она только стала сильнее. Йода закрыл лицо руками, подавленный произошедшим. Оби-Ван бездумно уставился на приборы и экраны, скользя по ним мутным взглядом. — Как же так? Их было восемь. Восемь мастеров. Как? — он повернулся к Йоде, прижимая руки к груди, где рвалось на части сердце. — Гибель Вейдера была предопределена! Как?! Престарелый магистр захрипел, распахивая глаза, Сила затопила дряхлое тело, сжигая мозг навалившимися видениями. Йода захлебывался в их потоке, пытаясь выплыть, вырваться из-под этого завала… И теперь он четко знал. Это — реальность. Это уже произошло. Не будущее. Теперь уже прошлое. Разгромленная улица и ребенок, тихо стоящий посреди трупов, сияющий золотом глаз, центр бури Силы, обрушившейся на тех, кто хотел его погубить. Огромный зал, опрокинутая каменная чаша и сгусток Тьмы в окружении мертвых тел. — Мальчишка, — глухо отозвался Йода, потерянно покачивая головой с поникшими ушами. — Воля Силы. Всё он… Дитя Тьмы. Его сын. Пока он во Тьме… В ушах магистра звучал тихий смех ребенка. Смех абсолютно счастливого и свободного от любых ограничений существа. Йода замер, не зная, что предпринять. Неудача на Кашиике и гибель соратников на Кесселе его просто подкосили. Еще никогда он не чувствовал себя настолько… слабым. Даже когда его рвало на части ощущениями от гибели джедаев во время Войн Клонов, даже тогда он видел надежду. Путь, ведущий к Свету. Он видел возрождение Ордена и падение ситхов, это держало его на плаву и не давало скатиться в пучины отчаяния. Но сейчас… Видеть, что все твои усилия — впустую… Потому что пустил все на самотек. Потому что где-то ошибся. Потому что упустил шанс — когда была такая возможность — искоренить заразу, разъедающую теперь галактику. Ведь он знал, на что шел, когда вышел из добровольного заточения. Знал, что, возможно, настанет момент, когда придется решить все радикально. Знал… И малодушно отворачивался от этого варианта, выбирая другие. — На Татуин вернуться надо, — выпрямился магистр, твердо глядя в глаза Кеноби. — Следует нам подготовиться. В глазах Великого магистра Йоды снова разгорался огонь жизни. *** Замена протеза прошла быстро и буднично. Вейдер был научен горьким опытом, и в его личных покоях всегда находился комплект запчастей. Что поделать, были в его жизни ситуации… Были. Конечно, смотреть на эту коллекцию было неприятно. Лишнее напоминание о его глупости, неудачном стечении обстоятельств и силе противников. Однако были и плюсы… Вот и сейчас специальный медицинский дроид произвел необходимые манипуляции, проверил чувствительность сенсоров и отъехал в сторону. Ситх пошевелил пальцами и принялся натягивать перчатки. Не следует, чтобы сын видел его… травму. Он ему тогда житья не даст. Ругаться начнет. Беспокоиться… А ему сейчас нервничать не рекомендуется. Ситх уже прочитал сообщение от Императора, в котором было обрисовано состояние Люка сразу же после пробуждения и на настоящий момент, и тихо радовался тому факту, что хватило соображения приглушить связь с сыном во время боя на Кесселе. Не хватало еще нового срыва. Мужчина бросил взгляд на хронометр и направился к стационарному коммуникатору. Люк уже встал. — … И вот тогда я понял, что мозги на место встали, — мальчик почесал щеку, задумчиво уставившись на внимательно слушающего отца. — А самое паскудное, что до этого не осознавал. Понимаешь, отец? Не осознавал. Все казалось… — Люк нахмурился, подбирая точное определение, — естественным. И знаешь, я рад, что дед был рядом в тот момент. Что он сильнее меня и смог напугать так, чтобы привести в чувство. Ситх задумчиво покивал. Действительно, если смотреть с этой точки зрения… — Что будешь делать? — У меня есть неделя на излечение. Тренироваться пока нельзя, так что доделаю сейбер. Он уже практически готов. Я слетаю к тебе во дворец, надо некоторые детали взять. — Допуск я тебе дал. — Да, спасибо. И с Леей надо поговорить… Да, кстати, — глаза мальчика цепко просканировали фигуру мужчины, — что случилось на Кесселе? Я спал, но сны мне снились обалденные. Ты с кем-то рубился… — Восемь джедаев, — в голосе ситха звучало мрачное удовлетворение. — Восемь трофеев. Плюс один. — Это как? — У Шаддай был кортозисный меч. Но это их не спасло. — Ясно. А где Траун и Кота? — На «Мести», где ж еще. Возле Чалакты. У них проблемы какие-то с трандошанами неожиданно начались. И хотя планета не входит в состав Империи, а сохраняет нейтралитет, в качестве жеста доброй воли… — Ясно. Думаю, Траун с генералом там шороху наведут. — Это точно. *** Сверлящий взглядом планшет с данными и планом Трауна генерал вздрогнул, услышав вызов коммуникатора. Высветившийся номер заставил недоуменно поднять брови. Неужели еще жив? Генерал активировал связь и с любопытством уставился на голограмму мужчины. — Привет, Марек. Не ожидал… — Кота? — потрясенно спросил Кенто. — Я, — кивнул генерал. — Что стряслось? Кенто явно с кем-то переглянулся. — И давно это с тобой? — в голосе бывшего джедая прорезалось подозрение. Рам недоуменно оглядел себя. Все в порядке, мундир застегнут, штаны на месте. — Что именно? — Давно ты на имперской службе? — Пару месяцев, — пожал плечами Кота. — Сам в шоке. — И… как? — Нормально. Контракт со мной, Лари и отрядом. Льготы и небольшие личные привилегии. Вос не выдержал и пересел ближе, попав в зону действия передатчика. — Привет, Рам. — И Квинлан с тобой? — удивился мужчина. — Не только он, — туманно отозвался Марек. — А теперь — подробнее, пожалуйста. Хочу знать, за что тебе такое счастье привалило. — Да что сказать, — пожал плечами генерал. — Все началось с похода в ресторан… *Чо Маи – отсечение кисти, которая держит оружие. **Саи Ча – отсечение головы.