Его сын 7961

darketo31 автор
Efah бета
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны

Пэйринг и персонажи:
Люк Скайуокер/ОЖП, Энакин Скайуокер/Мон Мотма
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 1119 страниц, 59 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Драма Насилие ОМП ООС Попаданчество Психология Смерть основных персонажей Фантастика Экшн Юмор Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Люк Скайуокер, свет, рожденный от тьмы. Для оставшихся в живых джедаев – новая, но не единственная надежда. Для Темного Лорда Ситхов – плоть от его плоти, шанс на трон и власть над галактикой. Для его опекунов – мальчишка, выросший в песках Татуина, золоченое яйцо крайт-дракона, подброшенное в гнездо мирных обывателей. А кто он на самом деле? И что для него означает быть ЕГО СЫНОМ? Попаданец в Люка Скайуокера. Не канон! Совершенно!



Посвящение:
Вам.

Омаки к произведению, написанные читателями.
http://samlib.ru/editors/z/zaharowa_n_a/index_12.shtml

Видеоролик к работе, автор - SoraSky(Уйма-чан). https://youtu.be/qQOZnzi_yak

Здесь - иллюстрации к фанфику. http://samlib.ru/img/z/zaharowa_n_a/egosyn/index.shtml

Клип к главе 52. Автор - SoraSky(Уйма-чан)
https://vk.com/club119032272?w=wall-119032272_30

Перевод на английский язык. Переводчик - jyalika
https://archiveofourown.org/works/9048565/chapters/20587

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Что будет, если в одного из ключевых героев Саги попадет взрослый, циничный человек, который увидит изнанку красочной картинки, заботливо подретушированной создателем этой истории? И что он будет делать, обнаружив, как мало выдумка соответствует действительности?
Никаких соплей, восхищений и наивного идиотизма. Голая суровая реальность с топором в руках. Мое видение великой истории, взгляд за горизонт.
Не ждите добрых ситхов или злых джедаев, не ждите эпических сражений или рек крови, хотя здесь есть все вышеперечисленное. Это произведение о власти, которая не бывает одного цвета и никогда не бывает доброй для всех, а также о том, на что идут разумные, чтобы ее добиться. Это книга о тех, кто умеет пользоваться самым страшным оружием, которое природа дала человеку - своим разумом.
Итак - интриги и власть, а также цена власти. Если вы думаете, что в жизни по-другому - учебник истории и жизнеописания влиятельных личностей вам в помощь. Также советую почитать, как создавались государства и во что это выливалось для живущих на этих территориях. Политтехнологии, пропаганда и пиар, двойные стандарты и вся изнанка политики.

Драбблы, дополняющие работу - https://ficbook.net/readfic/4851193

Вторая часть. "Чужая кровь". https://ficbook.net/readfic/6562817

Глава 30. Враг моего врага.

6 ноября 2015, 22:02
— Мда… — Кенто обвел внимательным взглядом высокое собрание, состоящее из него, Квинлана и Халиин, проснувшейся и присоединившейся к разговору. Корто и Гален по малолетству в него не вошли и сейчас, пользуясь моментом, давили ушами подушки. — Интересные ты вещи рассказываешь, Рам, даже очень. И каково это? Генерал поскреб подбородок, неопределенно дернув бровью: — С одной стороны, вроде как странно. И идеологически неправильно. Ситхи… С другой… Понимаешь, мы ведь не просто так это сделали. Весь отряд голосовал, я никого не заставлял. Нисколько. И все сказали «да». И Маравва… Она разложила все по полочкам, сделав анализ. А ты знаешь, голова у нее варит. — Знаю, — кивнул Марек. — Приходилось встречаться. — Вот. Когда началась вся эта свистопляска с покушениями на мальчишку… В СИБ ведь тоже не дармоеды работают. И наверняка большинство спрятавшихся уже вычислили… — Вполне вероятно, — нахмурился Квинлан. — Если Кеноби не соврал, то мы вовремя удрали — туда как раз инквизиторы летели. — Именно, — вздохнул Кота. — И жить, каждую минуту ожидая нападения… Если бы я был один, это одно, но со мной Лари и отряд… И среди них — пятеро одаренных. Ты понимаешь, Кенто? Пятеро. Я не могу допустить, чтобы они страдали за то, чего не совершали. — Слушай, Рам… — неожиданно активизировался внимательно слушающий Квинлан. — Почему пацан? Почему не Энакин? Вернее, Вейдер? Да, кстати, ты его видел? — Видел, — хмыкнул Кота. — Я его теперь часто вижу. Даже слишком часто, на мой взгляд. — Какой он? — подалась вперед Халиин, навалившись на Воса, на что тот и не подумал возмутиться. Кота помолчал, подбирая слова. — Сильный. Это первое, что бросается в глаза. Он и раньше был не слабак, но сейчас… И Тёмный. Ни грана Света. Совершенно. И при этом… Знаете, его дочь полностью Светлая. Абсолютно. И никто не читает ей мораль, не тянет на Темную сторону… И она своего отца не боится. — А мальчик? — Люцифер? — Рам поджал губы. — Палпатин назначил его Наследником. Сам это видел. — И… как? — прищурился Вос. Кота покачал головой: — Соответствует. — Рам… — Что? — Мы… Нам надо все обдумать. Понимаешь, с нами дети. Мы не можем рисковать. Нам надо защитить в первую очередь их. — На этот счет можете не волноваться. Это Вейдер отлично понимает, — поморщился от воспоминаний Кота. — То есть? — Пару суток назад покушались на Люцифера. — Хаттово дерьмо! — выругался Вос. — И как? — Люцифер отбился. Правда, далось это ему дорогой ценой. Но… Он отбился. Все переглянулись и Кенто завершил разговор: — Ладно, Рам. Мы обсудим ситуацию… И будем на связи. — Лучше всего через пару часов. — Хорошо. И… Рам? Ты не жалеешь? — Нет. Беглецы молча уставились друг на друга. Дети тихо сопели, больше тишину ничего не нарушало. Первым отмер Квинлан: — Надо больше информации. — Поддерживаю! - кивнула Халиин, прижимаясь к мужу и сонно моргая. Марек вздохнул: — Итак, первое впечатление очень благоприятное. — Мы не знаем деталей, — буркнул Вос, приобнимая жену. — Не знаем, — согласился Кенто, — но что мешает нам узнать? Через два часа выйдем на связь. Надо обязательно поговорить с Лари. Она — особа ушлая, ей глаза красивой картинкой не замылишь. — И проповедями о сторонах Силы тоже… — Вот именно. А пока — отдыхаем. И собираемся с мыслями. *** Кота с головой ушел в разбор предстоящей им с Трауном операции. Великолепный тактик встретил не менее великолепного стратега, и теперь оба получали от обсуждения плана буквально физическое удовольствие. Мужчины сыпали терминами, иллюстрируя свои слова меняющимися на глазах голограммами, с уважением поглядывая на собеседника. Присутствующие при этом офицеры внимали… Единственное, что они могли сделать. Наконец собрание закончилось, и Траун с Рамом вернулись в реальность. — Отлично. Значит, оставляем этот вариант. — Согласен, — довольно кивнул генерал, окидывая развернувшуюся перед ним карту внимательным взглядом. — Хорошо… Тогда перерыв. Пора перейти к другим вещам, не столь интересным, — сверкнул багровыми глазами чисс. — Генерал. — Коммандер. Мужчины коротко кивнули друг другу, и Кота четким стремительным шагом понесся к себе. Комлинк почти жег карман. Рядом с ним едва ли не бежала Лари, с нетерпением ожидая встречи с теми, кого видела когда-то только мельком. Рам о мастерах и магистрах говорил скупо, но Вос и Марек были исключениями. Причем их он — в отличие от множества других — вспоминал с уважением. Двери захлопнулись, Лари достала небольшой прибор и обвела им вокруг себя, внимательно глядя на экран, затем кивнула. Кота активировал связь, расплываясь в улыбке: — И снова привет, Кенто. — Рам, Лари… — Марек поприветствовал их наклоном головы. — У нас есть несколько вопросов… — Задавай. *** — А потом мы принесли присягу, — неторопливо рассказывала Лари. — Самый лучший вариант… А если честно — единственный. В Дикий космос не хотелось. Совсем. — Это понятно… — задумчиво поскреб щеку Кенто. — А что насчет последнего покушения? — Мы видели, — Лари передернуло от воспоминаний о навалившемся на нее ужасе… И о том, как Рам вышвыривал их с Трауном из каюты, превратившейся в смертельную ловушку. — Вейдер потом принес запись… Хотел видеть подробности. Мальчик… Я не понимаю ни как он остался жив, ни как смог убить нападавших. Один удар ладонью… — Сила, — прокомментировал генерал. — Вейдер, а также, по его словам, и Кеноби с Йодой считают, что малыш — воплощенная Воля Силы, что бы это ни значило. Я не одаренная, но и то прекрасно вижу… Палпатин недаром назначил Наследником именно его. Люцифер — сплошная загадка и противоречие на противоречии. Ему шесть лет биологически, но психологически — практически взрослый. Очень умен. Пользуется Силой… Это поражает. Вейдер общается с ним как с равным. При этом он заботится о сыне как о ребенке. Двойственность… Дальше. Очень… м-м-м… прагматичен. Если надо убить — убьет, не колеблясь. Осознанно. — Насколько я помню, — прищурился Кенто, — ходили слухи, что Энакин убил впервые в девять… — Сын его опередил. Ему и пяти не было. Джедаи переглянулись. — Жесток. При этом — очень привязан к семье, особенно к отцу. К сестре отношение скорее покровительственное. Дальше. Ничего не имеет против джедаев… Но не любит фанатиков. — А кто их любит? — скривился Вос. Лари хмыкнула: — Ненавидит Кеноби и Йоду. Мечтает убить и повесить их головы на стенку. Что и заявил Оби-Вану. Свидетели рассказывали. И еще… Насколько я смогла понять, то, что принадлежит ему, из рук не выпустит. Невероятный собственник. Имеет огромное влияние на отца. И… позволю себе дать совет. — Слушаем, — Кенто подался слегка вперед, глядя на Лари. — Если вы вдруг решитесь последовать нашему примеру… — Если, — хмыкнул Вос. Лари кивнула: — Если. Так вот, если вы решитесь, то при переговорах отнеситесь к нему как к взрослому. Не покупайтесь на внешний вид: Люцифер обожает изображать из себя ребенка… А еще он обожает интриги. И уважает только силу. У нас получилось эту силу продемонстрировать. Подумайте, чем вы можете его заинтересовать. Важно всё. И внешний вид, и поведение. Важна каждая мелочь. — Мы подумаем. — Думайте. В конце концов, выбор есть всегда. Другое дело — какой. Связь прервалась, беглецы переглянулись. Проснулись Корто с Галеном, Халиин достала припасы, которые предусмотрительно захватили с собой при бегстве Кенто и Квинлан, накрыла на стол. Все молча поели, потом мальчишки начали обследовать шаттл, а взрослые вернулись к обсуждениям. — Что скажете? — Надоело прятаться, — Кенто откинулся на спинку кресла, задумчиво уставившись в потолок. — Кроме того, это ведь не выход. Прячущийся всегда находится в заведомо проигрышном положении. Если бы это были только мы, это одно. Но с нами дети. И растить их в таких условиях… Хватит. И мне не нравится эта непонятная активность Кеноби и Йоды. И их попытки втянуть непонятно во что моего сына. Промыть мозги ребенку очень легко, особенно для таких, как они. — Поддерживаю, — мрачно кивнула Халиин, бросая взгляд, полный заботы, на сына, с интересом что-то раскурочивающего на пару с другом в углу. — Согласен, — вздохнул Квинлан. — Так что я тоже за. — Хорошо. Тогда связываемся с Рамом? — Да. Мы не можем болтаться в этой посудине вечно. *** — Быстро вы… — произнес Кота, активируя связь. — А что делать? — буркнул Вос. — Мы не можем позволить себе… быть неторопливыми. — М-да… — вздохнул генерал. — Мне повезло, у меня было время подумать. Впрочем, если честно, то выбора не было. — Его и сейчас нет, — холодно сверкнул глазами Кенто. — Вернее, он есть, но неприемлем полностью. — Это точно, — согласился генерал, — так что решили? — Твой пример оказался заразительным, Рам, — криво усмехнулся Вос. — Теперь надо только определиться, как это все сделать красиво. — Дуку на тебя явно повлиял в лучшую сторону, — хмыкнул Кота. — Красиво… Какие ты слова умные знаешь! — А еще он косички плести умеет и вообще мужчина в самом расцвете сил! — буркнул Кенто. — Так что, Рам, поможешь? — А куда я денусь? — вздохнул генерал. — Ладно. Предлагаю следующий вариант… Беглецы внимательно выслушали предложение и изумленно переглянулись. — Неплохо. И, самое главное, репутация… — Вот именно, — наставительно посмотрела на них Лари, придвигаясь к Раму. — Все будет шикарно. Трауна берем на себя. Ваш ответ? — Да. *** В огромном каменном зале царила напряженная тишина. Сидящий в массивном кресле мужчина обвел всех присутствующих тяжелым взглядом: — Плохо. Очень и очень плохо. И это если сказать… культурно. Мужчина прикрыл глаза, пытаясь взять себя в руки, но… неожиданно сорвался: — Великая Тьма! Провал за провалом! Вторая попытка сорвана! Один из Ищеек попался, остальные мертвы! Император будет допрашивать лично… — Ищейка будет молчать… — прошелестел чей-то голос, и глава собрания резко вперил в опрометчиво заговорившего яростный взгляд. — Вы уверены? — процедил он. — После допроса Владыки… Молчите? Вот и молчите. А ведь это меньшая из наших проблем. Ищейка будет молчать, это понятно. Но это уже не важно. Мы все видели, — небрежный взмах рукой заставил тяжелую жидкость в чаше заволноваться, — к чему приведет не удавшееся до конца покушение. Мы все видели последствия данной небрежности. А ведь это только начало. Первое узловое событие… Но есть и второе. И его мы тоже видели. Все. Не так ли? Вы готовы допустить это? Я — нет. — Он рвет сети… — равнодушно пошевелил рукой сидящий сбоку. — И плетет новые. И теперь добраться до него нельзя. Полный протокол. Сами понимаете, что это значит… Впрочем, есть вариант добраться опосредованно. — Предлагайте, — тяжело выдохнул устало откинувшийся на спинку кресла предводитель собравшихся. — Враг моего врага. Сидящие явно оживились, тихо переговариваясь и вглядываясь в чашу. То один, то другой из присутствующих удовлетворенно кивал или дергал недовольно рукой, в конце концов все замерли, объединяя усилия. Черная жидкость в чаше пошла рябью... И успокоилась. Предводитель с довольным видом хмыкнул в бороду: — Одобряю. Вероятность исполнения высока… К тому же все последствия падут на головы истинных виновников… — в зале разлилось ехидство. — Решено. Фалит. — Да, Владыка? — Свяжись с Джереком. Он именно там, где надо. *** Оби-Ван с тревогой поглядывал на Йоду. Все время перелета на Татуин (Великая Сила, вот зачем им возвращаться в эту иссушенную солнцами дыру?!) магистр провел в медитациях, прерываясь только на очень краткий сон и приемы пищи. От отчаяния и ощущения… сломленности, буквально хлеставших из Йоды, не осталось и следа. Он собрался, сконцентрировался и вновь воспрянул духом. Кеноби видел это, словно перед гранд-магистром замаячил выход из положения, достаточно неприятный, но ведущий куда надо. По прилете ничего не изменилось. Они сели рядом с Мос-Эйсли, смешавшись с разномастной толпой, Кеноби решил разведать обстановку и разузнать новости, а магистр вышел в пустыню, словно к чему-то готовясь. Когда на второй день пребывания на этом пыльном шарике Оби-Ван с Йодой вернулись к шаттлу, их уже ждали. Закутанная в черное фигура, с низко надвинутым на лицо капюшоном, источающая всем своим видом холодную насмешку и терпеливое ожидание. — Кеноби, — равнодушный голос и ленивый жест рукой. — Гранд-магистр. Я прибыл к вам с предложением, от которого вы не сможете отказаться. Йода замер, опираясь на клюку и вглядываясь в незнакомца. Лицо зеленокожего гуманоида сморщилось, он явно что-то припомнил… Гранд-магистр пожевал губами и грустно покачал головой: — Джерек. Кеноби прищурился, осторожно сканируя стоящего перед ним и явно закрывшегося от поисков мужчину. Тот откровенно ухмыльнулся под капюшоном: — Можешь не стараться, Кеноби. Меня учили лучшие. — Джерек, — скрипнул зубами магистр. — Предатель. — Ой, вот не надо высокопарных речей, — Джерек слегка приподнял капюшон, показывая бледное лицо с закрытыми полосой ткани глазами. — И не надо лишних телодвижений. Я пришел к вам с миром, — на тонких губах миралука расцвела очень неприятная ухмылка. — Джерек, — проскрипел Йода. — О чем думал ты, когда шагал во Тьму? — О знаниях, — небрежно дернул плечом мужчина. — О том, что вы, гранд-магистр, держали под замком. И о том, что я жаждал получить. Знания и могущество. Впрочем, это не имеет к нашей встрече никакого отношения. Меня попросили передать вам следующее: есть разумные, которые недовольны сложившейся ситуацией. И они готовы оказать вам помощь в ее разрешении. Очень существенную помощь. — И какова плата? — лицо Кеноби застыло маской, магистр замер, невозмутимо сложив руки на груди. — Никакой, — улыбнулся миралука. — Абсолютно никакой. — Так не бывает. — И это говорит джедай? — хихикнул Джерек, иронично подняв бровь. — А как же помощь всем и каждому? Невзирая на лица? Ладно, не будем о грустном. Это вам. Джерек неторопливо вытянул руку, раскрывая ладонь, с которой в сторону Кеноби полетел инфочип, подхваченный Силой магистра. — Благодарить не надо, — покачал ладонью миралука. — Все для торжества Света. — Кого ты представляешь, Джерек? Инквизиторий? — Не напрягай мозги, Кеноби, — посоветовал Джерек, вновь натягивая капюшон. — Тебе не идет. И нет. Выкормыши Тремейна ни при чем. Вы о нас не знаете… джедаи. Последнее слово миралука произнес с нескрываемым презрением. — И не узнаете. Джерек резко отвернулся и направился прочь, оставив джедаев наблюдать, как опустившийся шаттл подбирает ренегата. Инфочип жег ладонь Кеноби. *** Ни один план не выдерживает столкновения с реальностью. Это Кота понял сразу же, как только связался с Люцифером. По плану генерала, беглецы должны были присоединиться к его отряду на Чалакте, как привлеченные силы и союзники, но судя по всему, в этом теперь нет нужды. Кота смотрел на нахмурившегося мальчика, явно что-то напряженно обдумывающего, и понимал: что-то пошло не так. — Как вы сказали, генерал? Квинлан Вос? И Кенто Марек? — Да, милорд. — Квинлан… — нахмурился еще сильнее Люцифер, и Кота отметил, что стоит он слишком ровно, а руку держит неподвижно. Неожиданно глаза ребенка распахнулись: — Квинлан! Вспомнил! Ученик Дуку, не так ли? Пусть и недолго? — Да. Еще он превосходный диверсант и… — Да какой, к хаттам, диверсант! — отмахнулся Люк, пришедший в необычайное возбуждение. — У него такой талант! Тащите его сюда, немедленно! — А… — опешил Кота. Люк вновь нетерпеливо отмахнулся: — И остальных тоже, кем бы они ни были! — Они хотят принести вам присягу. Личную! — вклинился Рам. Люк кивнул: — Где они? Рядом? Тащите их к передатчику, пусть приносят. — Лично вам, — напомнил Кота. — Лично мне. Я только «за». И пригласите Трауна. Прямо сейчас. *** Сказать, что Вос и Марек обалдели, значит ничего не сказать. Уж чего-чего, а такой реакции беглецы не ожидали. Шаттл влетел в гостеприимно распахнутые створки шлюза, десяток штурмовиков шустро провели их куда следовало. Вос и Кенто разглядывали громаду «Мести» и потрясенно качали головами. Корабль поражал воображение. Так же как и ждущий их у передатчика синекожий коммандер. Засиял конус света, формируя изображение, и на джедаев хищно уставился весьма просто одетый мальчик. Он тщательно осмотрел поклонившихся мужчин и удовлетворенно кивнул. Кота шагнул вперед: — Ваше императорское высочество, позвольте представить вам Квинлана Воса, а также Кенто Марека. — Господа. Рад приветствовать вас. Итак, чего именно вы хотите? — Мы хотим, — с достоинством выпрямился Вос, — чтобы наши умения оценили по достоинству. — Хорошее желание, — в голосе ребенка сквозило одобрение. — Даже отличное. Однако, прежде чем мы начнем, позвольте задать вам вопрос, мастер Вос. Скажите, — ребенок с интересом слегка подался вперед. — Кристалл, подаренный вам графом Дуку… И принадлежавший ранее Дарту Андедду… Он все еще у вас? Или вы его заменили? Вместо ответа Квинлан отцепил от пояса сейбер и под внимательными взглядами окружающих активировал его. Алый клинок с гудением вырвался на волю. Люк одобрительно покивал, задумчиво глядя на меч: — Благодарю. Слегка улыбаясь, мальчик следил, как джедай гасит клинок и вешает его на пояс. — Прекрасно. А теперь перейдем к обсуждению деталей. Через два часа Люк устало опустился в кресло, машинально активируя целительные техники. Переговоры прошли просто великолепно. Квинлан и Кенто принесли личную присягу и теперь направляются к Роче, где их подберет один из патрульных кораблей и доставит на Корускант, со всеми удобствами и под надежной охраной, по Перлемианскому торговому пути. Такое сокровище плывет ему прямо в руки — и допустить хотя бы намек на возможность его потерять? Никогда! Поэтому Люк сразу же связался с отцом, и тот без долгих разговоров выделил сопровождение. Покосившись на хронометр, мальчик встал и со вздохом пошел одеваться. Надо обрадовать дедушку. Ему определенно понравится! Он направился к гардеробной, когда его восприятие на миг изменилось, а мир застыл. *** Сидиус молча смотрел на внука, сейчас напоминающего Вейдера в начале его карьеры дроида. Абсолютно прямая спина, неподвижные руки, застывшая поза. Мальчик до предела накачал себя энергией, а потом заковал в своеобразный доспех из Силы, фиксируя переломы. Интересное решение, позволившее многократно ускорить регенерацию организма. — Еще раз. — Скоро сюда прибудет Квинлан Вос. Доставят «Бесстрашным», прямым рейсом. И не только его. Отец уже в курсе. Ситх откинулся на спинку кресла, положив ладони на стол. Стоящий рядом с ним Иссард застыл молчаливой статуей, впитывая информацию буквально всеми порами кожи. — Еще один джедай… И на этот раз ты никаких затруднений не испытывал, не так ли, Наследник? — Сидиус слегка дернул бровью. Лицо мальчика осталось совершенно невозмутимым: — Нет, Владыка. Не испытывал. — Причина? — Валяется в казематах, — глаза мальчика блеснули на миг золотом, и Палпатин подался вперед: — Поясни. — Вос владеет психометрией. Он может добывать информацию из неживого. Может увидеть, что произошло. Дуку был такой… Тиранус… Использовать этот талант как простого диверсанта… — мальчик скривился. — Впрочем, джедаи были не лучше. Император хмыкнул, вновь откидываясь на спинку кресла и с интересом разглядывая внука. Тот его в очередной раз поразил. И откуда у него эта информация? Видения о ненаступившем будущем? Спросить, что ли? Или попытаться самому догадаться? — Психометрия… — забарабанил пальцами Император, заставляя стол мелко подпрыгивать на месте. — Хорошо. Действительно, очень полезная способность. А потом? В отряд к Коте? — Нет, — Люк резко дернул пальцами правой руки. — Ни в коем случае! Да и Кота с его падаванами… Надо будет ими заняться. Владыка… — Люк встал и подошел к Сидиусу вплотную, глядя прямо ему в глаза. — Надо будет обсудить… кое-что. Это важно. Пока что время терпит, и у нас есть фора. Не больше пяти лет. Сидиус прищурился, сканируя находящегося в каком-то странном состоянии ребенка, но Сила показывала только дикую мешанину из ошметков видений, мыслей, предчувствий и прочего. Неожиданно Люк шагнул вперед, неловко приобнял замершего мужчину травмированной рукой и тут же отстранился, уставившись на Палпатина совершенно прозрачными глазами с точками зрачков. — Не хочу, чтобы наступил тот вариант будущего. Не позволю! Ситх с легкостью считал проскочившую у внука мысль. Кивнул: — Обсудим. Мальчик слегка расслабился, ощущение дикого напряжения, исходившее от него, ушло. Он улыбнулся и сделал шаг назад. — Хорошо. Прозрачный взгляд скользнул по Иссарду, и разведчик только усилием воли подавил непроизвольную дрожь. — Дедушка… Господин Иссард… Двери закрылись, и Палпатин на некоторое время замер, переваривая все произошедшее. Психометрия… Он слышал об этой способности киффаров, но совершенно забыл о ее носителе. Способность считать информацию. Из предмета. Забавно… Вос работал с Дуку, был его учеником, точнее, одним из учеников, Палпатин об этом прекрасно знал — и на тебе! Забыл! Да, лично они не сталкивались, но никак не могущий определиться киффар отлично служил его, Сидиуса, целям. Его метания от Тьмы к Свету, постоянные падения и выкарабкивания, по-другому эти потуги ситх описать не мог, постоянные разброд и шатания… Конечно, он сам специально все это подстраивал, Дуку служил лишь ширмой, но… Почему он забыл об этой полезнейшей способности киффара? Кроме того, интересовал еще один момент. Люк очень вскользь упомянул, что с Восом прибудет кто-то еще. Кто? Каких сюрпризов стоит ожидать? И почему именно сейчас? Такое впечатление, что стронулась лавина, первые комья покатились вниз по склону, а вскоре на головы полетит и вся остальная масса, готовящаяся снести всех и вся. И сходу можно назвать только одну причину, из-за которой все это произошло. Люцифер. Сидиус ясно видел, что все это взаимосвязано. Люк. Покушения. Переход джедаев на сторону Империи. Все эти случайности и намеренные действия сплетались в крепкую сеть, надо было только понять, что представляет собой ее узор и кто чутко реагирует на подергивания нитей, сидя в укромном уголке. И еще насторожило поведение мальчика. Только пару дней, как стал полностью, ну, насколько позволяет его психика, адекватным, и вот опять. Практически на грани. Видения? Вполне вероятно… Иссард тихо стоял рядом с креслом Императора, держа в руках датапад, и анализировал то, чему стал свидетелем. Поведение Люцифера не вписывалось ни в какие рамки. Наследник и так выбивался из образа ребенка, но это… Да и кадры записи с места покушения тоже внушали. Неужели это Сила так действует? Или нечто другое? Неожиданно Император оторвался от размышлений и слегка повернул голову. — Господин Иссард… — голос Владыки Империи был тихим и опасно прохладным. — Как продвигается расследование? Или вы не обнаружили ничего нового? Брюнет сглотнул и протянул датапад. *** Люк ворвался в свои покои, пронесся по коридору и резко, одним взмахом руки, открыл двери в Трофейную. Зажглись светильники, заливая помещение мягким светом, мальчик вошел, оглядывая стены бешеным взглядом. В груди жгло, там медленно сворачивалась тугая пружина, от которой дергалось тело, а по венам, казалось, потекла магма. Раскаленная, сжигающая его своим жаром. Он с рычанием вылетел прочь и помчался в зал для тренировок. Встречающие его доктора переглянулись и попытались было направиться за вверенным их заботам пациентом, но неожиданно их остановили. — Жить надоело? — мелодичный женский голос заставил подпрыгнуть, как и крепкая хватка нежных с виду ручек. — Но… — Учитель! — взвыл Люк, бешено оглядываясь и активируя подцепленный по дороге сейбер. Его любимый, тот, что принадлежал когда-то Энакину Скайуокеру. Слуги тут же исчезли, привычно растворившись в пространстве, Белена и ее напарница Делора молча переглянулись. Врачи вздрогнули: — Что это с ним? — Срыв. Опять. Делора… Девушка кивнула и умчалась в сторону кухни. Гвардейцы встали возле открытых дверей в зал. Послышался грохот, неожиданно несколько дроидов, стоящих у стены, затряслись, взлетели в воздух и впечатались в стену, остальные включились и пошли в атаку. Асмус и Норман обалдело переглянулись, наблюдая через дверной проем невероятное зрелище. Мальчик метался по залу, с немыслимой скоростью передвигаясь в пространстве, с легкостью разрубая на части не поспевающих за ним дроидов. Ему не мешали ни неподвижная левая рука, ни плотный корсет, стягивающий ребра, ни явное превосходство противников в массе и количестве. — Как это? — прохрипел Асмус, чувствуя, что остатки волос на голове становятся дыбом. Белена горделиво улыбнулась: — Милорд — одаренный. Как и его отец, Лорд Вейдер. Как и его дед, Император Шив Палпатин. Вы же знаете, кого лечите. — Да вроде бы знал, — обалдело пролепетал Асмус, — вот только, видимо, до конца осмыслить не мог. Норман только моргал, наблюдая с безопасного расстояния за буянящим пациентом. — Сейчас спустит пар, — деловито пояснила Белена, волоча потрясенных докторов прочь, — и станет более безопасным для окружающих. — И часто он так? — опасливо обернулся Асмус. Девушка вздохнула: — В последнее время — да. Покушения очень негативно подействовали. А так… нормально. Только надо соблюдать определенные правила поведения. — Какие? — тут же повернулся к ней Норман, вздрагивая от металлического лязга, доносящегося до них через так и не закрытые двери. — Сейчас я вам все объясню, — улыбнулась Белена, заходя в огромное светлое помещение, оборудованное по последнему слову техники — кухню. Делора уже суетилась, собирая поднос. Подошедший ближе Асмус отметил прозрачную пиалу со смесью орехов, которую девушка тут же залила чистым янтарным медом; салатник с нарезанными дольками фруктов, преимущественно кисловатыми или кисло-сладкими; высокий стакан с прозрачнейшей водой; в духовке запекался кусок мяса. Белена поставила заварник с кафом на столик, рядом на продолговатую подставку лег сахар, в виде причудливых леденцов на тонких шпажках: выпаренный сок черного тассина, дорогое удовольствие, не каждому по карману. — Многовато сладкого, — недовольно нахмурился Норман, и девушки переглянулись, иронически фыркнув. — Можете ему об этом сказать… Прямо сейчас. Хотите? — покосилась на медика Делора. Мужчина вздрогнул. — Вот именно, — наставительно кивнула девушка. Белена осмотрела собранное, проверила мясо и присела на диванчик, стоящий возле стены, после чего повернулась к Делоре: — Ванна. Девушка кивнула и вышла. — Итак. Судя по всему, вас уведомили о том, что милорд — одаренный, но подробностей не сообщили. Не так ли? — Нууу… Да, — кивнули мужчины. Белена потерла бровь и вздохнула: — Ясно. Итак. Краткая инструкция. Милорд — одаренный. Что это означает? Многое. Он сильнее и быстрее обычного человека. Думает иначе. У него своя логика и свои правила и принципы. Не смотрите, что это ребенок. Запомните. Относиться к милорду — как к взрослому. Никаких сюсюканий. Никаких уговоров. Никаких навязываний вашего мнения или ваших желаний. Никаких попыток надавить и заставить что-то сделать. Упаси вас Сила пытаться сделать все вышеперечисленное, угрожая чужим авторитетом, а также возможностью пожаловаться на его поведение. Никогда, запомните это, никогда не говорить что-либо вроде: «Ты должен сделать то-то, иначе отцу или деду это не понравится». С ними он разберется сам, без чужой помощи, а пытающихся влезть в семью убьет. И повезет, если быстро. — Да ладно… — нервно хихикнул Асмус. — Он же ребенок… — Я говорила, что считать его ребенком — опасно? — холодно посмотрела на него Белена, и мужчина вздрогнул, чувствуя, как вспотела лысина. — Там, — изящная рука указала влево, — находится комната с милой надписью «Трофейная». Из названия совершенно очевидно, для чего именно она используется. И трофеи там уже висят. Дальше. Если милорд потерял над собой контроль, не важно, по каким причинам, ради собственной безопасности — не лезьте ему на глаза. Буквально. Просто не привлекайте внимания. Опасная зона — в пределах его прямой видимости. — Видимости? — уточнил Норман. — Почему? — Сила, — пояснила Белена. — Видели, как дроиды вдруг резко взлетели без антиграва? Так вот. Не пытайтесь повторить их подвиг. Вредно для здоровья. Или вам понравилась ваша первая встреча? Мужчины побелели, вспоминая обвившие их невидимые путы — удушающие, сжимающие до хруста костей и темноты в глазах. — Нет, — просипел Асмус, рефлекторно дернув головой и тронув шею. Белена понимающе хмыкнула: — Поэтому не провоцируйте. Он может сдержаться… А может и не сдержаться. На будущее: прекрасным индикатором служат глаза. Если они начали менять цвет на желтый — это предупреждение. Милорд в ярости. Он… — девушка задумалась, пытаясь подобрать понятную аналогию, — готов к атаке. Не кричать, не делать резких движений. Лучше всего замереть. Постараться незаметно уйти. Если же покраснели белки… Застыть. Не смотреть в глаза. И ни в коем случае не пытаться уйти или сбежать. — Вы так говорите, словно хищника описываете, — бледно улыбнулся Асмус, начиная понимать, во что он вляпался. Белена кивнула с совершенно серьезным видом: — А он и есть хищник. Самый настоящий. Просто еще не вырос полностью. Неожиданно лязг стих. Белена налила в заварник воды и, добавив специи, поставила его на плиту, после положила на тарелку мясо, нарезанное тонкими ломтиками. Дождалась кипения, перелила каф в чашку, взяла поднос и неторопливо выплыла из помещения. Осторожно подошедшие к двери мужчины внимательно наблюдали, как закутанный в халат мальчик, явно только что вылезший из душа, лениво поворачивает голову и показывает в сторону Трофейной, явно намереваясь поесть там, одновременно закрепляя ножны на левой руке и привычно проверяя, как держится нож. Одергивает рукав и спокойно идет есть, попутно благодаря блондинок. Самая обычная домашняя сцена. Вернувшаяся на кухню Белена хмыкнула: — Через час, не раньше, подойдете и проверите травмы. — Госпожа Белена, — Норман прищурился, разглядывая домоправительницу. — Скажите… А откуда это? Правила… — Многое подсказали слуги Лорда Вейдера. Многому нас обучили в Инквизитории. — В Инквизитории? Вы тоже одаренная? — Самую малость, — отмахнулась девушка. — Нас обучать чему-то серьезному смысла нет. Но полученных знаний хватает, чтобы понимать настроение и желания милорда. А это — главное. *** Кеноби мрачно смотрел на экран датапада, не видя ничего. Джедай полностью ушел в себя, переваривая события этого странного дня. Вначале встреча с Джереком. Бывший падаван Джокасты Ню, археолог и ученый, он всегда искал силу и могущество, роясь в архивах, разыскивая мельчайшие крохи утерянного, ведь знания — источник истинной власти. Он жаждал встать на вершину… И закономерно шагнул во Тьму, которая щедро рассыпает повсюду свои отравленные дары. Кеноби вздохнул и немного сполз по спинке кресла, тут же принявшего форму тела, пытаясь расслабиться и сбросить с себя усталость, не столько физическую, сколько моральную. Встреча с бывшим мастером-джедаем подействовала на магистра удручающе. Ему было больно видеть, как один из тех, кто вырос в Храме, впитывал накопленные веками знания, продвигал науку, переметнулся в противоположный лагерь. Осознанно. Без раздумий и мук совести. И теперь надменно смотрит на окружающих, распугивая их формой инквизитора. Однако, судя по его словам, не только Инквизитора… Есть кто-то еще. И эти кто-то — птицы высокого полета, у них есть власть, средства, связи и могущество, а еще они явно одаренные, ведь добыть и, самое главное, сохранить такую информацию для передачи своим врагам, а тут Кеноби не обманывался… Этот дар преподнесен врагами. Ситхами, это ясно… Вот только явно не теми, что находятся под пятой Палпатина и Вейдера. Какими-то другими… Это заставляло задуматься и задать самому себе очень неприятные вопросы. Кто они? Как долго они существуют? Если есть такая организация, то почему они позволили Сидиусу прийти к власти? Это входило в их планы? Но что теперь изменилось? Или натура хищников проявила себя? Ведь ситхи не терпят, когда рядом есть кто-то еще, они грызутся между собой, безжалостно уничтожая конкурентов… И если данное утверждение применимо к происходящему, то можно сделать вывод, что Люк — конкурент. Неужели они что-то знают о малыше, и это привело к передаче информации из самого сердца Императорского дворца? Но что? Сейчас Кеноби как никогда жалел о том, что так и не сделал тест на мидихлорианы. Ведь мог же! Еще когда перевозил малыша к Ларсам… Но тогда он был подавлен воспоминаниями о Мустафаре, и все мысли о проверках вылетели у него из головы, а потом было уже поздно. Ларс охранял ребенка, как нексу своего котенка, не подпуская близко… А потом, когда был шанс осуществить проверку, ничего не вышло. Да и на Куате… Ребенок утирал текущую из носа кровь, не дав пролиться на пол даже капле, и Бен отчетливо видел нескрываемое злорадство мелкого чудовища, наблюдающего за его взглядами в сторону платка и одежды. Интересно, а Сидиус с Вейдером делали проверку? Скорее всего да… Император не мог не провести тест. Он был бы глупцом, если бы не сделал… Даже просто сравнить потенциал отца и сына, из чистого любопытства! Интересно, тестер бы снова зашкалило? Как и тогда, при проверке Энакина? Если исходить из демонстрируемого мальчиком, то да. К тому же галактика слухами полнится… Слухами, что Палпатин назначил внука Наследником. Официального указа не было, но данные пришли с самых верхов, а в таком врать — себе дороже. Кеноби снова вздохнул, потер ладонями лицо и уставился на экран, но мысли не желали оставлять его в покое. Он выдохнул, изгоняя лишнее усилием воли, и прищурился, начиная просматривать данные. Предоставленная неизвестными информация потрясала. Это была овеществленная милость Силы и ее же насмешка одновременно. Некто смог ее заполучить и небрежно бросить джедаям, как кость сторожевому псу. Или подачку нищему. Последнее покушение заставило Императора сделать выводы. Совершенное в самом сердце Корусканта, практически на пороге Императорского дворца, оно вызвало лавину изменений. Озверевший от наглости покушавшихся Палпатин ввел в отношении своего Наследника полный протокол, уравняв мальчика с собой. Если до этого действовал щадящий режим, то теперь… Можно забыть о том, чтобы подойти к нему на расстояние прямой видимости. Однако неизвестные нашли способ обойти препятствия. Сейчас Кеноби читал сухие, короткие строки и качал головой. Это стоило миллионов кредитов и сотен и тысяч жизней. За такое заплатят любую цену и убьют не колеблясь, не считаясь ни с какими жертвами. Три строки. Три даты. Три шанса нанести удар Тьме. Ровно три. И ни одним больше. Рядом пошевелился Йода, горбясь и опираясь на клюку. Мысли Великого магистра были тяжелыми и неприятными. То, что они задумали… Их проклянут, если узнают. Значит, нельзя допустить ни малейшего намека на подозрения, никто не должен даже предположить, что в этом замешаны джедаи. Никто и никогда! Следовательно, придется скрываться. Придется вспомнить, как тренировали Стражей, особенно тех, о ком даже в Ордене знали единицы… Увы, прошли те времена, когда джедаи могли искоренять скверну не скрываясь, сейчас им нужны навыки Ищеек. Неожиданно Йода скрипуче рассмеялся, качая головой и дергая длинными острыми ушами. Отсмеявшись, древний магистр стер горькие слезы, выступившие в уголках глаз. — Забавно все это… — зеленокожий гуманоид повел рукой, словно желая охватить мир вокруг себя, и повернулся к недоумевающему Кеноби. — Ситхи прежде прятались, стабильность подрывая, а теперь мы в их шкуре очутились. И сокрушить уже их порядок готовимся, хе-хе… Оби-Ван фыркнул, дернув бровью, обдумывая неожиданную шутку магистра. Вот только в каждой шутке есть и доля правды. Хоть и очень, очень горькая. — Мастер. Что решаем? — Выбора нет у нас, — проскрипел Йода, отбрасывая напускную веселость. — Выбора нет… — Выбор есть, — пожал плечами Кеноби. — Мы можем просто выбросить чип и попытаться найти интересующие нас сведения своими силами. Ведь это явная ловушка для нас. Долг, который нам припомнят и взыщут с процентами, и сделают это обязательно. Ведь это помощь от врага… А враг моего врага зачастую совсем не друг. Иногда он — враг гораздо более опасный и беспощадный, чем тот, кому ты противостоишь. — Истинно говоришь ты, Оби-Ван, — согласился Йода, — но принять сей отравленный дар нам придется. Нет у нас выхода на окружение ситха. Возможности проникнуть в логово его отсутствуют. А это… Это шанс. — Шанс, кто ж спорит, — вздохнул Кеноби. — И это самое подозрительное. Почему его предоставили нам? И почему именно сейчас? *** Тихо звенели стеклянные колокольчики, пели скрипки и солировала виолончель. Конечно, назывались инструменты по-другому, но иногда хотелось вспомнить те названия, из прошлой жизни. Вот вступили барабаны, присоединились духовые… Медленная, тихая мелодия набирала мощь, словно легкий ветерок, перерастающий в ураган. Люк полностью отключился от реальности, впитывая музыку всем своим разумом, телом, всей душой. Энергия взвихрилась, обвивая его тело послушными его воле лентами, распускаясь множеством щупалец-лепестков, как у морских хищных цветов, таких прекрасных и таких смертоносных. Кружащие над ним камни, один черный, второй густо-фиолетовый, неожиданно замерли над его макушкой… И сорвались в полет, описывая замысловатые спирали вокруг его тела. Медитирующий мальчик медленно встал, текучим, словно вода, движением. Руки плавно разошлись в стороны, правое колено согнулось, левая нога заскользила по полу в сторону, спина стала идеально ровной. Сейчас ему не мешало ничего: ни тугой корсет, фиксирующий ребра в правильном положении, ни травмы левой руки… Плавные движения. Легкие, невесомые, скользящие шаги. Он двигался, полностью уйдя в себя, под внимательным взглядом Акаади, довольно улыбающегося в темноте тренировочного зала. Призрак одобрительно следил, как его ученик танцует: связки движений Терас-каси, «Танец Силы», плавно сменяли друг друга, перетекая друг в друга — невероятно красиво, если не знать саму суть происходящего. Каждое движение — это блок, отводящий угрозу, одновременно заканчивающийся смертельным или калечащим ударом. Ровно двенадцать связок, ровно двенадцать смертей. Комплекс, предназначенный для действий в толпе, истинный бриллиант искусства рукопашного боя, позволяющий безоружному уничтожать вооруженных. От него нет спасения, ему нет эффективного противодействия. К рукопашному бою у мальчика обнаружился настоящий талант. Он с легкостью впитывал щедро изливаемые на него учителем знания, поразив Акаади сравнением Терас-каси с танцами, а танцевать Люк очень любил. А уж когда он начал тренироваться под музыку… Его успехи просто поражали. Вот и сейчас, невзирая на травмы, он полностью отдался движению, одновременно устанавливая связь со своими камнями, ведь сейбер был уже практически готов. Осталась самая малость… Завтра Люк полетит во дворец отца, за какими-то понадобившимися ему деталями и чем-то еще, ситх в такое не вникал. Он не контролировал каждый вздох ученика, в этом не было нужды, да и желания, если честно, тоже не было. Левая нога ребенка притопнула — удар, дробящий ступню врага, правая рука хлестнула, пальцы сжались, словно когти нексу — так вырывают глотки. Левая рука резко метнулась в сторону, ладонь полностью выпрямлена, пальцы плотно прижаты друг к другу — у врага пробита грудина… Пальцы скрючились, рука пошла назад — вырвано сердце. «Облако Тьмы». Правая нога описала полукруг, толчок — Люк закружился в изящном пируэте, выпрямленные руки сомкнулись с хлопком, правая резко пошла назад, левая одновременно вперед — вот и сломана чья-то шея. Отход, захват правой, колено метнулось вверх — сломана грудина, шаг назад, резко опущенная нога — кто-то остался с раздробленной голенью… «Алое пламя». Связки сменяли одна другую: «Кровавый ливень», «Солнечный удар», «Кромешная тьма»… Истинная слава древнейшего боевого искусства, похороненная под красивостями и эффектными, в ущерб эффективности, позднейшими придумками. Про этот комплекс практически никто не знал уже при жизни Акаади, а уж сейчас… Кто знает, может и есть умельцы, все-таки такое никогда нельзя исключать… Ситх обучал своего ученика именно этому — основе, на которую можно нарастить всё что угодно. И сейчас Акаади, улыбаясь, смотрел на ученика, наслаждаясь зрелищем несущего смерть танца. *** Йода стоял неподалеку от шаттла, опираясь на клюку и подняв голову к небу. Черному, с темно-синим оттенком, блистающему холодными огнями звезд… Бездонная глубина, манящая к себе. Джедай прикрыл глаза, вздыхая… И вновь устремляя твердый взор к звездам. Вокруг царила тишина, нарушаемая только шорохом лапок вышедших на охоту скеров, пару раз промелькнули песчанки, один раз порыв ветра перенес перекати-поле. Древний магистр слушал тишину и жизнь и улыбался. Решение… Очень сложное и тяжелое, было принято. Йода вспомнил свои мысли о скрытности и усмехнулся. Скрытность… Как же! Передав им инфочип, неведомые собратья Джерека подставили их по полной программе. В этом можно было даже не сомневаться. Как только они взяли его в руки, ловушка захлопнулась. Теперь уже не важно, будут ли они что-то делать или нет, совершенно. Если их нашел Джерек, то найдут и другие. Йода почти видел опутывающую их паутину, стоит дернуться — и сигнал уйдет куда надо. Старый магистр недаром выбрал стезю консула… Его дар помогал ему девять веков, только сейчас начав давать сбои. Печально, но факт. А это означает только одно — недолго ему осталось. Если раньше он знал, что протянет еще лет двадцать, то в последнее время он нутром чуял, как этот срок стремительно сокращается, и сделать он может только одно: не влачить жалкое существование, уйдя в Силу в какой-нибудь дыре, а погибнуть в бою, исполнив свой долг Воина Света до конца. Он и раньше об этом думал, но никак не мог решиться, а теперь… Что ж. Он примет свою судьбу с гордостью и достоинством, как и подобает джедаю. Когда-то он клялся искоренить Тьму, теперь Тьма же и дала ему шанс на исполнение клятвы. Какая тонкая насмешка Силы! Какая непередаваемая ирония! И какой урок для тех, кто мнит себя всемогущими… Порывы ветра трепали полы накидки, играли с остатками седых волос, но Йода не обращал внимания на неудобства и песчинки, скользящие по коже. Он стоял под бездонным небом Татуина, ожидая восхода светил пустынного мира. Ему хотелось увидеть, как чернота стремительно рассеивается, как наливается лазурью и прозрачностью небо, как яркий свет, излучаемый раскаленными шарами плазмы, выжигает мрак, заливая все вокруг своим сиянием. Он хотел увидеть торжество Света… Пусть и метафорически. Тихо прошелестел песок, Кеноби подошел к Учителю Учителей и замер неподвижной статуей, так же подняв лицо к темноте и звездам. Магистр молча стоял, даруя поддержку тому, кто воспитывал его, кто щедро дарил ему знания, кто опекал и наставлял его. Сила заполняла все вокруг, даруя понимание, такое, которое невозможно передать с помощью слов… Таких примитивных и жалких в этот момент. Брызнули первые лучи, рассекая небосвод, и Кеноби тихо прошептал в пространство: — Вы уверены, гранд-магистр? — Уверен я, Оби-Ван, — проскрипел Йода, прикрывая тяжелые веки. — Вера… Последнее, что есть у меня. Мужчина молча наклонил голову, накидывая капюшон и пряча лицо за складками плотной ткани. Небо стремительно светлело, темнота сдавалась под напором карабкающихся на вершину солнц-близнецов. — Печалиться не следует, друг мой, — наставительно произнес Йода, не отрывая взгляда от творящегося над его головой. — Сам ты знаешь это, не так ли? — Знаю, учитель, — голос магистра был тихим, ровным и спокойным. - Знаю… И знаю, что иначе — никак. Враг моего врага… Сейчас они празднуют свою победу. — Думают, что плясать под их музыку будем мы, — хихикнул Йода, — глупые… Тьма лишает возможности видеть. Радуются пусть… Порадуюсь и я напоследок. Сами не знали они, какой подарок преподнесли врагам своим… Так пусть повеселятся, — голос древнего существа был безмятежным, но от него в воздухе разливался холод. — Пусть… — Мы тоже повеселимся, — слегка улыбнулся Кеноби, запахиваясь и поворачиваясь к своему спутнику. — Пора, Учитель. — Пора, Оби-Ван. Шаттл вознесся в небо и исчез в гиперпространстве, устремляясь к первой цели своего путешествия. *** Люк аккуратно закрепил жемчужину в специальных зажимах, сразу над первичным кристаллом, внимательно осмотрел крепление и довольно кивнул. Рядом был помещен второй фокусировочный кристалл, лоррдианский самоцвет. Мальчик неторопливо, находясь в легком трансе, собирал сейбер, его продолжение… Его личное оружие. Часть его самого. Получилось очень неплохо. Длинная рукоять, черная, матовая, на одном конце загнутая в кольцо. Эмиттер украсился тремя небольшими хищно загнутыми зубцами, которые будут обрамлять лезвие меча. Благодаря тому, что длина была внушительной — сорок пять сантиметров в общей сложности — внутрь легко поместился и механизм двухфазности, и кристаллы, и еще место осталось. Щелкнули пазы, соединяя половинки рукояти, и мальчик улыбнулся, проведя пальцами по всей длине личного оружия. Сейбер взлетел в воздух, закружился словно мельница… Палец нажал на глубоко утопленную кнопку… Из эмиттера с гудением вырвался темно-фиолетовый луч. Люк счастливо улыбался, глядя на него, крепко сжимая ладонями рукоять. Сразу чувствовалось — это его. Его личное, сделанное под него оружие. Он ощущал его, как самого себя, кристаллы бились внутри, словно сдвоенное сердце, в унисон с его. Теперь осталось сделать только одно… Люк погасил лезвие, накинул курточку и побежал к деду. Хвастаться.
Реклама: