Фэндомы или ориджиналы? Узнай кто победил в нашем телеграм-канале!
Присоединяйся!

Рыжая

Гет
R
Заморожен
411
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
29 страниц, 8 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
411 Нравится 73 Отзывы 256 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста

***

POV Джинни       — Ну, долго нам ещё ждать? — простонал изнывающий от безделья Фред.       — Потерпите, мальчики, — отозвалась недовольно сжимающая губы мама, поглядывая на пламя камина.       Что происходит?       О, всё просто. МЫ ждем, когда Гарри Поттер соизволит появиться на вокзале. Да-да, сегодня первое сентября. И уже половина одиннадцатого, а мы до сих пор дома, ожидаем сигнала Моуди, чтобы посадить наконец-то парней на поезд. И чтобы мы не опоздали, старый интриган даже выделил нам казённого летучего пороху, надавал кучу инструкций, собственноручно состриг клок волос у Рона, притащил для меня красивое, но старое платье, в котором я «выгляжу, как маленькая скромная девочка». Старый козёл. Зажлобил обновку, гадёныш.       — Мама, мы должны идти. Вдруг мы опоздаем? Это может очень плохо отразиться на моей карьере, — взвыл Перси.       Мы с близнецами одновременно скривились. Мама уже открыла рот, чтобы ответить, но пламя в камине приобрело зелёный цвет и, исчезнув, оставило на углях физиономию старого аврора.       — Пора, Молли!       — Так, мальчики, быстрее, — закудахтала Молли.       Перси запрыгнул первым. Кто бы сомневался! За ним близнецы, Рон, потом я и, наконец, мама. Выходя из каминной залы вокзала, мама построила братьев по одному ей понятному порядку и, возглавив наш парад, цепко держа меня за руку, замаршировала в сторону нужной нам платформы. По тому, с какой силой мама сжимала мою кисть, стало понятно, что она очень сильно нервничает. Наконец, показался Гарри. Как-то он в прошлых мирах поплотнее выглядел. Сейчас смотреть на этот ходячий скелет без содрогания было невозможно. Маму передёрнуло, она глубоко вздохнула и... спектакль начался!       Зачем Вам рассказывать? Возьмите книгу Ро и прочитайте, никаких отступлений от канона. Когда поезд укатил вдаль, мама довольно улыбнулась и наконец-то обратила внимание на меня.       — Джинни, деточка, как ты? — защебетала мама.       Я, не снимая с лица восторженного выражения, «с трудом» подняла глаза на Молли и пискнула.       — Он такой красивый, мама! — максимум, что я смогла выдавить, но мама не смутилась, она, радостно улыбнувшись, кивнула и заверила:       — И твой!       Еще немного постояв, мы отправились в обратный путь. Молли думала о чем-то явно радостном, возможно, уже прикидывала, на что будет тратить деньги Поттеров, а я... А что я? Ни о чем я не думала. Мне хотелось домой, спать.

***

      Начались трудовые будни. Каждый день прилетали школьные совы с отчетами от Рона, а мама в ответ отсылала подробные инструкции по приручению Народного Героя. Меня же принялись обучать школьной программе, по старым, более-менее целым учебникам старших братьев. Никакой, конечно, магии — только теория и зелья.       Не успела я оглянуться, как приблизилось Рождество. На каникулы приехали старшие братья — повидать нас, мелких, да только сами они не вылезали из кабинета директора. Рон, брызгая слюной и жутко краснея, рассказывал, какой Гарри тупой, и ему, бедному, приходится чуть ли не на верёвочке таскать за собой Героя, иначе бы ему совсем хана. Близнецы постоянно что-то взрывали и ставили опыты над Роном и Перси. Перси читал нотации и доставал абсолютно всех восхвалениями себя любимого.       Когда эта толпа уехала, я вздохнула с облегчением. Конец зимы и весна прошли без происшествий, даже как-то скучно. Несколько раз я встречала в Косом переулке Лорда Пруэтта. Близко он не подходил, слава Магии, только следил, прожигая в моей голове дырку.       Я понимаю, что ему хочется поговорить, возможно, он что-то узнал, но сейчас общаться с ним не лучшее время. Я чувствовала, что директор уже начал обращать на меня своё внимание, ещё пока вскользь, но, скорее всего, ненадолго. У меня вообще интуиция с этой работой развилась просто феноменально, и сейчас она твердила: «Молчать и не рыпаться». Что я и делала.       Начались каникулы, и в наш дом вернулись суета, крики, постоянная ругань и вонь от неудачных экспериментов близнецов. Нередко нас посещал дедушка Светлый-Маг-Столетия, и чем чаще он приходил, тем чаще я замечала за собой странную реакцию на него. Какое-то непонятное чувство восторга... от того, что я нахожусь рядом с таким великим магом... желание во всем ему помогать и выполнять его любую прихоть возрастало.       В один из вечеров директор пожелал поговорить со мной с глазу на глаз. Когда нас оставили одних, директор ласково улыбнулся и заговорил. Я не понимала ни слова, дыхание перехватило, в глазах засверкали искры, а в голове стучала только одна мысль: «Как он прекрасен! Мой господин!». Самое противное, что я даже сопротивляться не могла, я сама себя заковывала в цепи рабства — с диким восторгом и безграничным счастьем. И, наверное, всё бы на этом и закончилось, да только старик, уже радующийся своей победе, решил ко мне прикоснуться.       Это было как удар током, как порыв свежего холодного воздуха, проясняющего мысли, я продолжала улыбаться и восторженно сверкать глазами... Но вдруг магия свернулась в компактный клубок, мозги собрались в кучу, сознание прояснилось, а в душе зародилась ярость. Наконец, старик закончил ритуал и, ласково попрощавшись, ушел.       Деревянной походкой я отправилась в комнату. Слава Магии, по дороге никто не попался. Было плохо, враждебные нити Магии нападали, жалили, сводя мышцы судорогой, я кусала руки, пытаясь отвлечься от боли, я чувствовала, что ещё немного — и свихнусь.       В десять часов, когда все уснули, я встала и привела себя в порядок, медленно, потому что каждый шаг отдавался болью. Я спустилась в гостиную и, с трудом достав горсть Летучего пороха, шагнула в камин. Переход меня доконал и, вываливаясь на пол одного из магазинов в Косом переулке, я смогла только бросить сильнейший ментальный зов о помощи в сторону кровного родственника, после чего потеряла сознание.

***

POV Лорд Пруэтт       Я весь день чувствовал себя как-то до невозможности странно. Какая-то смутная тревога, радостное ожидание, страх не успеть и ещё куча непонятно к чему относящихся эмоций смешались во мне в такой жуткий коктейль, что я уже допиваю третий бутыль сильнейшего успокаивающего. Не помогает.       Что происходит? Я уже решился выпить зелье «Сна Без Сновидений», как голову пронзило острой болью, а растерзанные щиты пробила игла сообщения с просьбой о помощи. Я не помню, как оказался в Косом переулке, как выламывал дверь одного из магазинов, я в себя пришёл только тогда, когда увидел на полу изломанную фигуру своей внучки.       Вылетевшему на шум хозяину я сразу же стёр память, кинул на стол мешочек с галеонами, подхватил на руки бессознательную Джинни и аппарировал в мэнор, ещё через минуту я уже влетал в Ритуальный зал. Аккуратно уложив девочку на камень, который мгновенно налился цветом и укутал её в кокон Силы, я начал проводить диагностику, которая выдавала абсолютно противоречащие результаты. Поняв, что ничего не понимаю и нуждаюсь в помощи, я попытался разбудить внучку. Мгновение, глаза девочки раскрылись, и на меня уставился ОКЕАН. Я даже отступил на шаг — таких синих, глубоких глаз я не видел ни у кого.       — Что случилось? — переборол я себя.       — Дамби... он провел… Подчиняющий ритуал...       — Какой? — быстро спросил я. — Что ты помнишь?       — Он говорил… просто говорил... — голос окончательно затих, и девочка вновь потеряла сознание.       Я знаю много ритуалов Подчинения — положение обязывает, но такого, чтобы просто говорили, не помню. Вызвав домовика, я оставил его следить за девочкой, а сам помчался в галерею портретов. Практически выломав дверь, я влетел в комнату и попал под множество настороженных, недовольных и обеспокоенных взглядов.       — Кто знает ритуал подчинения, в котором достаточно просто говорить? — не обращая внимания на недовольных предков, выпалил я.       — Что случилось, сынок? — послышался голос матери. — Кто эта девочка?       — Это Джинни, дочь Молли. Над ней провели ритуал Подчинения, какой — не знаю. Внучка пока борется, но это ненадолго.       — Почему ты возишься с какой-то грязнокровкой? — с отвращением протянул дядя.       — Она чистая, без клейма Предателей, — бросил я. — Так кто знает ритуал? Быстрее! Времени нет.       — Расскажи всё, — спокойно сказал центральный портрет Основателя Рода, заставляя остальных родственников замолчать.       И я рассказал всё, что знаю. Основатель долго молчал, потирая подбородок, а потом вынес приговор.       — Ей уже не помочь.       — Что? — просипел я.       — Что слышал, — отрезал тот. — Сеть уже настроили, её не снять. Лучше убей девочку, иначе она уничтожит Род.       — Но... Как же... Она единственная. Я не могу.       — Сам виноват, — перебил предок, резко подавшись вперед. — Я так понимаю, ты нашел её давно, почему в доме она появляется только сейчас и в таком состоянии? Почему не привел её раньше?! — уже кричал он. — Это ты виноват, что девчонке не помочь. Ты! Почему ты не привел её?       — Я не смог, — тихо пробормотал я.       — Почему?       — Она не согласилась пойти со мной, — виновато прошептал я.       — Что? — как-то недоверчиво. — Девчонка не захотела, а ты просто согласился и ушёл?       — Да.       — Ты идиот?! — вновь забушевал дед. — Ты хоть думаешь, что говоришь? Как это просто ушёл? Ты...       — Я не смог, — взорвался я, — я вообще не могу ей перечить. Понятно?! Я пять раз пытался её украсть, но она только качала головой, и я отступал. Всё моё естество противится, когда я пытаюсь пойти против её воли. Понятно?!       Тишина в комнате воцарилась такая, что её можно было резать ножом. Глаза Основателя напоминали блюдца, сам он чуть ли не выпал из картины, в недоумении открывая и закрывая рот. Предки переводили ошарашенные взгляды с меня на предка и обратно.       — Мать, — тихо выдохнул справа от меня голос.       — Что? — не понял я, оборачиваясь в сторону говорившей.       — Она Мать Рода, — пояснила тихо женщина в старом тяжелом платье. — Поэтому ты не можешь ей перечить.       — Но как... Она ещё даже не введена в Род, и Мать — это же миф... — потерянно пробормотал я.       — Сам ты миф, — рявкнул Основатель, наконец-то справившись с собой. — Магия Рода её уже приняла, а если бы этого не произошло, то приняла бы в любом качестве — твои слова Принятия — эдакая формальность, позволяющая ей появиться в Книге Рода, — холодно сказал Основатель и погрузился в себя.       Тишина.       — Так что делать? Неужели мне придется её убить?       — Нет, — пришел в себя Основатель. — Ты просто не сможешь. Да и она сама должна себя убить, если не справится с ритуалом.       — Это было бы возможно, если бы в Роду была бы ещё хоть одна женщина, — несогласно проговорила одна из женщин справа. — А так я даже не знаю, что делать. Магия ей помочь не может, убить себя она не может, стать рабыней ей не позволит Суть, — женщина тяжело вздохнула. — Понятия не имею, что делать.       Комната вновь погрузилась в напряженную тишину. Вдруг по стенам мэнора прошла волна, за ней вторая, третья.       — Господин! — заверещала упавшая в моих ногах домовая, которую я оставил в Ритуальном зале. — Госпожа ломает Сердце Рода!       — Что?! — схватившись за сердце, взвизгнул я, и портреты меня поддержали.       Я понёсся к Джинни, предки неслись следом, перемещаясь по картинам в коридоре. Чем ближе я подходил к подвалам, тем тяжелее становилось дышать. Вязкая разлитая в воздухе Магия не давала возможности шевелиться, сковывая, поглощая, подчиняя. Через силу я все-таки дотащился до двери, ведущей в Ритуальную комнату, и открыл её. Меня снесло Волной Силы и, протащив несколько метров, ударило о стену. Сознание померкло, и я отключился.

***

      Приходил я в себя тяжело, мысли путались, в ушах гудело.       — Дедушка, деда, очнись, — долетело до меня. — Дедушка, открой глаза.       Меня кто-то легонько потряс, похлопал по щекам. Потом, кажется, у кого-то сдали нервы, и мне отвесили такую оплеуху, что голову мотнуло и, клянусь, я услышал неприятный хруст.       — Ой, извини, — пролепетал кто-то голосом внучки. Внучки?!       Меня подбросило вверх. Глаза разлепились, и я сфокусировал зрение на улыбающейся, как-то непонятно изменившейся Джинни. Сердце залила радость, и картинка потеряла чёткость, и меня повело вбок.       — Ну, дедушка. Мне в Нору надо, а то скоро рассветёт.       — Да-да, я сейчас, — пытаюсь встать с кровати, но меня укладывают обратно.       — Куда собрался? Я тебя только предупредить хотела, сама доберусь. Вот, выпей зелье, поможет. — Я выпил. — Теперь ложись, поспи. Воспоминания я слила в думосбор в твоем кабинете. Потом посмотришь. А теперь спи. Пока.       Легкий поцелуй в щёку, и девочка удаляется. Уже засыпая, слышу властный голос Джинни:       — Домба!       — Да, хозяйка!       — Мэнор закрыть. Всё здесь вычистить, чтоб сверкало. Вернусь, уши оторву, если всё не будет в порядке. В Ритуальный зал не заходить, там все само восстановится дней через пять. Лорда три раза в день поить восстанавливающими, завтра к обеду приготовить ему какой-нибудь легкий супчик. Следите, чтоб не объедался. Всё понятно?       — Да, хозяйка!       — Всё, мне пора. До встречи.       Хлопок аппарации.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.