Байки Джерси Джея 4

Black_Saharok автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Миди, 8 страниц, 2 части
Статус:
заморожен
Метки: Ангст Вымышленные существа Дарк Насилие Повседневность

Награды от читателей:
 
Описание:
Джерси Джей живет последние годы из-за тяжелого отравления легких. Чтобы не подвести мать он хочет написать книгу по своим воспоминаниям, посвященную страшилкам и байкам, бродящим в его родном городе.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Подробнее можно узнать в первой части. Решила попробовать что-то новенькое, может быть получится:3

Черная собака

20 февраля 2015, 23:53
      Как и везде у нас было свое правительство: свой мэр, свой начальник охраны, свой высший свет. Главным же был мэр Порк.       Все мы видели футбольный мяч, так вот мэр Порк точь в точь мяч. Округлый с маленькой головой, его руки, казалось, не имели локтей, а были просто большими толстыми сордельки. Пальцы напоминают сосиски «Детские», такие же толстенькие и маленькие. Мэр имел привычку носить официальный костюм каждый день, не стирая и не гладя его, из-за чего он был весь засаленный, мятый и с большим количеством заплаток, любезно пришитых любимой женой. Несмотря на свою неуклюжесть, полноту и рыхлость Порк не был злым, корыстным, жадным, не имел привычки складывать бюджетные деньги в свой карман, эту роль занимал другой человек. Мэр очень великодушен, добр и наивен, вот почему народ его любит, ведь его так просто обобрать, чем и пользовались некоторые. Главой охраны был мистер Биф. Не сказать, что он резко отличался от мистера Порка, они оба были полными. Но, как глава охраны, мистер Биф должен быть примером, поэтому он не был таки уж рыхлым, старики говорят, что были времена, когда вместо округлого животика он имел рельефный пресс, так нравившийся дамам. Характером начальник охраны вышел нескладным и нестабильным, как у брюхатой женщины. Он мог мило разговаривать с тобой пару минут, а потом начать орать и засадить на сутки в обезьянник, потому что ты посмотрел на аппетитную попку его женушки.       Были и второстепенные герои: главный специалист по свиньям, правсоюз рабочих, директора бабского завода, директор кожевенного завода.       А так же был тот, кто командовал этим парадом марионеток. Никто иной, как директор скотобойни мистер Шварц, кличущий себя истинным арийцем и не знающий про арийцев ни капли. Он был единственным приезжим, которого считали «своим». Его четкий профиль красовался на клейме, которое ставили свиньям, и будто говорил: «Да, девочки, это мои свинья. Да, девочки, я директор этого завода. Да, девочки, это мясо моих свиней ваши папики жрут на завтрак. Да, девочки, мне нравятся, когда вы стоите на коленях передо мной». Он был высоким, но горбился, руки большие с выпирающими костяшками, само тело жилистое, как у борзой. Тяжелый взгляд и серые глаза с зеленой оправой, всегда зачесанные на бок каштановые волосы. Он носил только лучшую одежду, сделанную из лучших свиных шкур. И только он считал себя владыкой этого городка, никто не мог перечить ему, ведь в противном случае семья «перечащего» голодала, а глава семейства умирал от несчастного случая. Долгое время все ходили по указке Шварца, но однажды все резко изменилось, мистер диктатор исчез и по непонятной причине закрылся один из цехов завода.

***

      Это историю мне рассказала наставник Джордж, угробивший на моей обучение несколько лет. Он, несмотря на то, что являлся на занятия в состоянии оторванной свиной мошонки, смог довольно хорошо обучить меня. Джордж всегда пил, много и часто, и постоянно говорил: «Я знаю из-за чего закрыли цех! Знаю! Я там был, а ты нет!». После нескольких недель уговоров он все таки поведал мне эту «жуткую» историю, хотя я ему не поверил. Кто знает, что может напридумывать себе человек под таблетками, якобы лечащими от цироза печени, и выпивкой.       Было совершенно обычное осеннее утро, как всегда мерзкое и с моросью, которая кончалась только в декабре, превращаясь в снег. Толпы рабочих, как огромное стадо, волочились на завод имени Шварца. Несмотря на то, что у завода было несколько хозяев, главным все равно был немец. Завод был огромным, настолько огромным, что занимал почти половину города. Вокруг него был вырыт ров, в котором, по плану архитектора, должна была быть вода. Вода там была, только черная. Туда стекались все отходы производства: свиное дерьмо, ненужные органы, литры крови, вода из чанов для промывки шкур, которая попадала в основной «прудик» через трубы и начинала шипеть и дымиться.       «Мы не используем химию, о чем вы?»-постоянно повторял второй хозяин мистер Скоундрел, довольно мерзкий тип и главный вор всея города.       «Завод-ваш дом, вы тут работаете, вы тут едите, ради него вы живете, здесь вы и умрете...Так что заткнулись и марш работать, никчемные ублюдки!»-был девиз мистера Шварца. Именно этот девиз был выгравирован на табличке прямо над входом в главный дом. Завод делился на четыре части: свиноферма, скотобойня, обработка кожи и главный дом.       Джордж, как всегда, пришел на работу, как всегда, переоделся в раздевалке, как всегда, направился к входу в туннель, который вел в кожевенный цех, и, как всегда, встретил своего напарника Герберта. -Доброе утро, Джордж!-Герберт, как всегда, улыбался и доставал тем самым всех работников. Мистер неудача и бездарность, вот кто он был, но только из-за его добродушия никто не проломил ему череп кочергой. -Да, да, доброе. -Готовы к сегодняшнему прекрасному дню среди химикатов и чанов с кипятком? -Всегда готов, прочем..как всегда. Они прошли в заржавевший и сырой туннель и, стуча сапогами, направились на свои рабочие места. -Вы уже видели новые изменения, установленные нашим любимым хозяином?-поинтересовался Герберт. -Что?! Какие еще изменения! Опят?! И что же на этот раз? Зарплату будут выдавать раз в полгода? Или на этот раз ее выдадут свиными головами? -Не будьте таким пессимистом! Главное, что она есть! -Ну ка, покажь мне эти изменения. Они подошли к стенду «Информация», на котором обычно писалось, что зарплата задерживается на месяц-на два-на три, что свинья родила аж 10 поросят, которые сразу же «пошли под пресс». На этот раз там была новая информация, не касающаяся зарплаты рабочих: «Всем внимание! С этого дня в ход идут все части свиней и боровов, кроме сосков, яиц, пенисов и хвостов! Все эти органы должны быть собраны в отдельные тазы или ящики, со всей истекающей из них кровью. Каждый цех должен отсортировать эти органы и разложить в отдельные контейнеры, помеченные картинками. Да! Именно картинками, ведь многие из вас даунов не знают, как выглядят свиные яйца! Так же прошу вас, о великие мои интеллектуалы, решить в своих стайках, каком счастливчику выпадет шанс накормить Нибраса! На этот раз все. И да, прочитайте это тем придуркам, которые не умеют читать. Пока все.» -Он как всегда добр, чуток и так благороден, тупой зажравшийся ублюдок,-Джордж закурил,-ладно, пошли, нечего сиськи мять. -Пойдемте, шкурки сами себя в машины не засунут!-радостно вскрикнул Герберт. Шкурки...этот недоумок называет свиные шкуры-шкурками..Шкурками, да, конечно, при том, что они весят, как минимум, 50 килограмм, но не мне судить его. Нам нужно было идти к нашим адским машинам.       Мы работали в цеху №6/6 в 6 корпусе. Многие верующие, каких было много, считали цех проклятым и молились, чтобы их перевели в другой, поэтому там нас было мало, а работы много. Я хоть и верю в бога, но меня не напугать глупыми цифорками и байками про демонов. Там было около 12 барабанов, и на эти 12 барабанов приходилось по 6 человек. Их придумал сам Шварц для промывки свиных шкур, якобы после этого они становятся мягкими и податливыми, как плоть возбужденной девицы. Спорить с ним подобно самоубийству, поэтому все покорно заполняли эти чаны водой и какими-то химикатами, после чего закладывали дрова и уголь в специальную коробку, которая нагревала их. Электричество? Газ? Солнечная энергия? Нет. Дрова и в редких случаях уголь. Самое неудобное-это лезть на мостик, тянущийся над чанами , открывать их горячие железные крышки и кидать туда шкуры. Расстояние между мостиком и тяжелой крышкой было около полутора-двух метров, точное не знаю, поэтому приходилось залезать на баки, тем более наш хозяин позаботился о нашем удобстве! И убрал перила с мостика. Нам только что привезли целую гору шкур, содранных со свиней минут десять назад. Хорошо, что они успели остыть и перестали кровоточить, но мясо на них еще оставалось. Из-за чего мы, как большая дружная семья, уселись за столы и начали соскабливать мясо. Конечно, можно закинуть шкуры сразу- лопасти, находящиеся в чанах, способны разодрать цельную тушу вместе с копытами, костями и зубами. Но рискнуть может только умалишенный. Вот только...что-то не то. Сегодня нас было пять, а не шесть. Это показалось странным не только мне, но и Герберту. -А, где Кайл? Он никогда не опаздывает,-поинтересовался юный Герберт. -Нет Кайла, и не будет,-пробурчал старый Чак,-умер он, умер. Юноша открыл рот от удивления, никогда не думал, что у него такая большая пасть. Будь он девушкой, было бы от него больше пользы. -Как умер? От чего? Я только вчера его видел, он шел к Шварцу...насчет зарплаты,-я вопросительно посмотрел на Чака,-неужели он... -Я ничего не знаю и вас не следует об этом болтать, кой жизнь дорога!-рявкнул старик.       Закончив с мясом, мы приступили к обработке шкур, все происходило молча, пока тишину не нарушил Шон- болтливый и недоверчивый парень. -Чак нашел его сегодня утром в одном из чанов,-бесстрастно сказал Шон. Этого следовало ожидать, ведь Чак- главный по цеху и обязан осматривать всё оборудование на наличие поломок или мертвых кошек, которых любит скидывать в баки Нибрас. -Думаешь Шварц его туда кинул?-спросил я, забрасывая шкуры в бак. -Без понятия. Знаю только, что он весь избитый был..ужасно. Ребра сломаны, фу, но вот..у него горло было разодрано. Зверь какой-то. -Ты считаешь, что это Нибрас завалил Кайла, потому что тот прошел против хозяина?-не успел я закончить свой вопрос, как двери в цех распахнулись и зашел хозяин, собственной персоной! Нет, не мистер Шварц, тот зашел следом. На первом плане красовалась поджарая фигура Нибраса- черного добермана. Наверное, это было единственное животное в городе, которое так боялись. Гуляя ночью по городу, можно наткнуться на пьяную толпу, желающую набить вам морду, на наркомана, ищущего дозу, на бешеных зверей, выходящих из леча: лис, одичавших собак, волков, медведей. Но никто не сравниться с Нибрасом. Конечно, какой придурок назовет так собаку? Только сумасшедший! Многие, при виде этого пса, начинали молиться, целовать свои крестики, пытались отогнать его библией. Никто раньше не видел таких собак: длинные мускулистые ноги, которые кажутся еще длиннее при светел уличного фонаря; звук когтей, цокающих по асфальту, раздается на несколько километров; зубы белы, как свежевыпавший снег, а сама шкура черная, как смоль. Обычно у таких собак глаза карие, а у этого...такие же черные, как сгоревший уголь, зрачков не видно, а полоска белка нагоняет еще больший страх. -Вижу...что вы тут работаете, молодцы...молодцы,-Шварц прошел вперед,-надеюсь мясо для моего любимого Нибраса готова? Пес уже набросился на содраны шкварки и пожирал их с безумным голодом, брызгая слюной во все стороны. -Молодец, хороший мальчик, хороший,-он начал гладить собаку по шкуре, тут же раздалось глубокое рычание, исходящие из самого нутра добермана,-все, все, мальчик, я не намерен отбирать у вас еду. Неужели он так распинается перед собакой? Что за фигня вообще происходит. -И да, Шон, я пришел к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало,подойди сюда, дорогой..-его голос был...неестественным, жутким, с какими-то «помехами». Я никогда не забуду, как резко поменялась внешность Шварца. Под глазами появились черные дуги, лицо стало серым с мелкими кровяными пятнышками, губы исказились в безумной ухмылке, немного обнажив желтые зубы, верхняя губа подергивалась, а из угла рта текла небольшая струйка слюны. А глаза, эти глаза я в жизни не забуду. Холодные, пустые, покорные...Мое сердце сжалось, тяжелый ком давил на желудок, когда Шон подошел к нему. В воздухе повисло напряжение. -Что-то ты тут...нелепые сплетни распускаешь. Говоришь, якобы Кайла нашли здесь...мертвым..с разорванной глоткой, но ты ошибаешься. Да, Кайл мертв, а умер он, потому что был и-ди-о-том. И в пьяном угаре бросился под трактор. Дело. Закрыто!-немец гаркнул так, что затряслись стекла.-А теперь, позволь мне..отучить тебя пускать сплетни и путать наших всеми любимых рабочих.-он схватил Шона за руку и резко положи ее на стол. -Что? Что вы делаете!!!-Шон попытался вырваться, но Шварц держа его крепко, его руки тряслись, костяшки на руках побледнели от напряжения, со лба стекали крупные капли пота. -Я просто научу тебя хорошим манерам,-он облизнулся и не переставал улыбаться своей умалишенной улыбкой, в его руках блеснул нож, которым мы снимали мясо со шкур,-будет не больно. Немец расхохотался и резко опустил нож на пальцы Шона. Душераздирающий вопль заполнил цех, оглушая нас и заставляя окна трепетать. -Тихо! Молчать! Не ори!-хозяин с энтузиазмом пилил плоть, а когда дошел до кости начал давить на нее из-за всех сил. Бедный парень бился в конвульсиях, боль была настолько сильной, что он просто встал на колени и даже не пытался вырваться.       Хруст. Шварц разломил его кости и теперь пальцы нелепо лежали рядом, как лишняя часть пазла. Из обрубков лилась кровь, а изнеможенное тело Шона упало на пол, как мешок картошки. Он рыдал, как рыдает его маленький сын, когда уронит соску на пол. Казалось, что все закончилось, но напряжение на спадало...немцу было мало. Он взял кочергу, которой мы мешали угли в чанах, открыл дверцу, за которой пылал огонь, нагревающий цистерну. Накалил до красноты кончик и подошел к Шону. Резко схватил его за запястье искалеченной руки прижег обрубки. Вновь раздался крик. Охваченный безумием хозяин отшвырнул кочергу в сторону и еще пару минут стоял, тяжело дыша и смотря на свернувшегося в калачик юношу, прижимавшего к груди руку. -Возвращайся к работе, ублюдок,-он сплюнул и протер рукой рот,-все возвращайтесь к работе! Все!!! И не смейте просить милости! Я здесь главный! Я! Вы все подохните тут, но будите работать! Его пьяный угар прошел и он направился к выходу, но прямо у самых дверей остановился. -Джордж...останься сегодня после смены, поговорить надо...-хлопнув дверью вышел из цеха.       Когда ушли эти двое, только тогда пропал этот туман беспомощности и затмения. Все встряхнули головами и бросились к трясущемуся на полу Шону, дружно подняли его. -Давай мы тебя в лазарет отведем!-разволновался Кен- совершенно незаметный тип, про которого я, честно говоря, забыл. -Ты его и отведешь, Кен, а мы останемся здесь, не хватало еще, чтобы нас так изуродовали,-пробурчал Чак и посмотрел на меня,-а я говорил тебе не лезть в это дело. Кен и Шон ушли в лазарет, а Герберт и Чак вернулись к работе, будто бы ничего и не было. Джорджа мучили слова Шварца, то, что он сделал с Шоном и то, что никто ничего не мог поделать. Все будто бы были под гипнозом. Все стояли и смотрели, никто не шелохнулся, никто не отвернулся, никто не закричал, как по команде мы смотрели на все, что творил Шварц, но это был далеко не он. Это был Нибрас, хоть это и звучит дико, но это так! Пес стоял в стороне, не двигался, но пристально смотрел прямо в глаза его покорного хозяина, приоткрыв пасть. Он точно управлял им, нет никаких сомнений. Так или иначе Джордж должен был остаться после смены, которая заканчивалась в 20:00, мысль об этом заставляла трепетать его здоровое тело от страха. Рабочий день прошел быстро, слишком быстро. Солнце уже село и Джордж остался один в цехе, у него невольно тряслись коленки, а стук зубов разносился по всему помещению, отбиваясь от стен и вонзаясь в уши. Щелчок. Везде потух свет. -Какого черта тут творится, Господи...-он начал гладить освященный перстень на своем пальце. Джордж дернулся, когда услышал медленные шаги прямо перед собой. -Вижу кто-то нервничает, что ты, все хорошо, не стоит переживать, ахахаха,-в темноте появился безумный взгляд и улыбка Шварца,-кажется тебя надо воспитать. В его руках мелькнул тесак для разделки мяса. -Изыди, тварь..изыди,-глаза привыкли к темноте и он начал ориентироваться в пространстве. Что же сделал этот здоровый, еще не убитый алкоголем мужик? Побежал. Тяжело дыша он поднялся по железной лестнице, больше никакого выхода не было. Джордж обернулся, безумец уже был в нескольких метров от него. -Хозяин приказал расправиться с тобой, ты много знаешь, а много знать-плохо,-он рассмеялся диким хохотом, как гиена, которую показывали в передачи про животных. -Отойди от меня, бесноватая мразь,-в голове Джорджа пронесся вопрос: «Почему я не взял с собой нож!». Он попятился назад и оступился, не успел он вернуть ногу на место, как получил сильный толчок в грудь и полетел вниз, сильно ударившись спиной об открытую крышку бака. -Надо же, кто тут такой неуклюжий? Ахахахха,-он спрыгнул вниз, приземлившись прямо над Джорджом. Щелчок. Резкий свет ослепил их обоих. Тут он заметил, что у обезумевшего Шварца чего-то не хватает...Рука. Ее не было. Вместо нее торчали сухожилия и плечевая кость. Джордж пнул его между ног и скатился по цистерне, сильно ударившись боком об железный пол. -Ну куда же ты? Мы еще не закончили! Я так хотел с тобой поиграть, ахаххаа,-немец рассмеялся, но через долю секунды этот смех сменился хрипом. Напуганный до чертиков мужик поднял глаза и увидел черного пса, вцепившегося в глотку хозяина. Резкое движение шеи и Шварц пошатываясь стоит на цистерне, а из его шеи хлещет кровь, выдранные куски мяса падают бак и скатываются на пол, видна надкушенная трахея, а вывалившийся из нее пищевод свистит, как беззубый мальчишка. Джордж выблевал на пол весь свой ужин, но не перестал смотреть. Шварц медленно повернул голову в сторону собаки...Нибрас. Этот кобель медленно подошел к нему. -Я хотел развлечь вас,-немец улыбнулся окровавленной улыбкой,-надеюсь вы рады... Нибрас посмотрел на него, улыбнулся, обнажив два ряда белоснежных зубов, и столкнул в цистерну, которая заработала по неизвестным обстоятельствам. Не было крика, не было стонов. Только скрежет метала и хруст ломавшихся костей. Последнее, что запомнил Джордж- это то, как тяжело упала крышка и ужасную окровавленную морду добермана с черными впадинами глаз и белоснежной улыбкой.

***

      Джорджа отправили в клинику на лечение, сказав, что это бред и стресс от долгой работы, а на стенде завода появилось сообщение: «Мистер Шварц получил более выгодное предложение и уехал в город. 6 корпус цеха №6/6 закрыт раз и навсегда в связи с несоблюдением норм безопасности и поломки одного из чанов, в который попала бродячая ЧЕРНАЯ СОБАКА.
Примечания:
Фамилия Шварц (Schwarz)-черноволосый.
Скрундрел (Scoundrel)-негодяй
Порк (Pork)-свинина
Биф (Beef)-говядина
Нибрас-имя демона, отвечающего за развлечения; демон развлечений.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.