Русские - 2 +1100

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Вернон Дурсль, Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Дадли Дурсль
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения, Попаданцы
Предупреждения:
ОМП
Размер:
Макси, 111 страниц, 20 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Достойное чтиво» от Лоренциано
«За жизнерадостность!» от Risenn
«За историю без гадов!» от лето зима
«Отличная работа!» от ravolo
«За доброту и умение видеть мир» от kontramot
«Восхитительно! И Локхарт-чудо!» от НЕрыжая
«Гениальная вещь!» от kaury4
Описание:
Гарри и Дадли весело проводят летние каникулы, общаются со старыми друзьями, заводят новых. А первого сентября на красном паровозе отправляются в волшебную школу, чтобы найти там таинственную и мрачную тайну Основателей: Забытое Чудовище Слизерина.
Но вообще-то, они библиотеку искали.

Посвящение:
читателям

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну, что? Приступим?
И да поможет нам Мерлин!
Кстати, про Мерлина...
История создания школы в фике "Хозяйка Хогвартса" - http://ficbook.net/readfic/2942591

Гарри, Дадли и первый курс в Хогвартсе в фике "Русские не сдаются" - http://ficbook.net/readfic/2718329

Сборник стёбных стихов и драблов по мотивам ваших комментариев - "Сон Вернона на маяке" http://ficbook.net/readfic/2784551

Взрослые. Меры ПВО

4 июня 2015, 23:29
С письмом Вернон не расставался. Читал и перечитывал. Вредноскопы мальчишек иногда зудели. Их неуверенное попискивание заставляло нервничать еще больше, чем если бы они голосили сиреной. По всему выходило, что в школе сейчас опасно. То, что окаменило кошку, представляло потенциальную угрозу и для детей, но весомого повода забрать мальчишек из школы, вроде бы, не было.

Мистер Дурсль списался с Артуром Уизли, неоднократно обсудил ситуацию с Фрэнком и даже написал Нимфадоре Тонкс.
Успокоить отца никто не мог.
Артур подтвердил свою репутацию блаженного. Выражал восторг от того, что письмо маггловской почтой было доставлено в его Нору (назовет же человек собственное жилище!)
Фрэнк перепугался и сам, утешаясь лишь тем, что пока в школе директор Дамблдор, детям ничего не грозит.
Вернон, как директор детского лагеря, прекрасно представлял всю наивность подобных верований. Даже странно, что маги в Санта-Клауса не верят.
А Нимфадора пока не ответила.

***



С наступлением темноты Дурсли и Лонгботтомы, прихлебывая чай и закусывая сдобой, устраивались в уютной гостиной на Тисовой и листали тома энциклопедий по чарам, магическим тварям и проклятым вещам, способным окаменять жертву.
Вариантов было множество и в то же время ни один не подходил: к примеру, василиск. Сложно представить, чтобы в школе поселилась огромная плотоядная рептилия и никто этого не заметил! Тот же Пивз, хоть и противен без меры, но столь же и вездесущ. А тайны он хранить не сможет, обязательно разболтает всем о своей находке.

Женщины переживали, дергались. Обе они уже были в ситуации, когда сыну грозила смертельная опасность, и переживать этот ужас заново были не согласны.

***



Фрэнк и Вернон отработали перемещение к Хогвартсу - поезд, парная аппарация, камин, автомобиль, моторная лодка от ближайшего маггловского города - они всё испытали на себе и расписали в деталях ситуации, в которых будет оптимален определенный вид перемещения.

Но оба понимали, что всего предусмотреть невозможно, и ужасно нервничали.

***



В первых числах декабря Нимфадора Тонкс прислала Вернону письмо, подробное и очень живо написанное, даже с картинками на полях - вполне в духе этой неугомонной девчонки с неукротимо-разноцветными волосами. По счастью, мистер Моуди серьезно отнесся к угрозе, не отмахнулся, что пострадало всего лишь бессмысленное животное.
Суровый босс отправил девушку собирать улики и допрашивать вчерашних однокашников. Она опросила уже весь Хаффлпафф, наслушалась всяких ужасов про реки крови, неизвестно из кого нацеженной, про голоса, стоны, шаги, молнии и Питера Эндрюса, который инсендио поджигает девчонкам бантики и не слушается старосту.
За решительной девицей в аврорской мантии бегал пятикурсник Седрик Диггори, заглядывал в рот и всячески старался быть полезен. Мисс Тонкс чуточку свысока называла его "мой Ватсон", но на полях рисовала довольно милого юношу с грустным взглядом и яркой улыбкой.
Тонкс писала, что уже почти-почти наткнулась на след, как приехали подчиненные мистера Скримджера (карикатура льва с невообразимой гривой, но острыми лопатками и поджатым хвостом) и принялись "тянуть одеяло на себя", пугая школьников и мешая поиску улик.
"Что школьников? От них пауки разбегаются!" - восклицала девушка, и по полям пергамента, смешно дрыгая лапками, бегали нарисованные волшебной краской паучки.

"А мистер Локхарт нам не помогает, - продолжала она. - Носится с Гарри Поттером и спасенной кошкой, словно дело уже закрыто. Дадли пытается разговорить то ребят Скримджера, то Диггори. Но мой Ватсон хранит мне верность, а олухи министерские сами ничего не знают".

- В общем, молодежь соревнуется, детишки развлекаются, а неизвестно что как было, так никуда и не делось, - подвел итог Вернон.
- Н-да. А пауки - это плохо. Это из списка можно оставить десять вариантов, причем самых паршивых, - согласно вздохнул Фрэнк. Дамам решили письмо не показывать.

***



Алиса и Петуния достаточно хорошо знали своих мужей, чтобы почувствовать недомолвки. Пришлось действовать через свекровь миссис Лонгботтом. Леди Августа, разузнав последние новости, немедля отправилась к мистеру Скримджеру, чтобы тот уже занялся своими должностными обязанностями, исследовал, расследовал, недопустил и пресек. Тут-то Тонкс и начала жаловаться в письмах на помехи в расследовании от новых следователей.

Связь леди держали через камин, встречаясь на чаепитиях файф-о-клок в розовом саду поместья Лонгботтом раз в неделю для обстоятельного отчета.

Пока мужчины обеспечивали день завтрашний и вырабатывали план действий на случай чрезвычайной ситуации, дамы занялись исследованием прошлого: убийства Миртл Элизабет Уоррен. К сожалению, самая старшая из них училась в Хогвартсе уже тогда, когда Плакса стала привидением. Леди Августа открытия Тайной комнаты не застала, а саму комнату искала и не нашла.

Что удалось выяснить про Плаксу Миртл? Родилась в 1929 году, училась на Рейвенкло, на одном потоке с Хагридом и Реддлом, который потом стал тем самым Волдемортом. Была одной из тех, кто постоянно утверждал свое чувство превосходства за счет добряка Руби. Довольно зло отыгрывалась, вот все и подумали, что у Хагрида был мотив для убийства. Прихлебывая чай, миссис Дурсль думала, что лохматый неотесанный лесник - действительно добрейшей души человек. Судя по тому, что она услышала, сама лично поубивала бы идиотов намного раньше. О Рубиусе, по воспоминаниям современников, только ленивый гадости не говорил. Ленивый и Том Реддл с компанией. Том даже заступался за длинного нескладного третьекурсника до тех самых пор, пока того не забрали в Азкабан за то, что он открыл Тайную комнату. Но доказали, что он не открывал ничего. И при этом были свято убеждены, что в сорок третьем Тайная комната была открыта. Петуния в этот момент добавляла себе немного коньяка в кофе и старалась отстраниться от искривленной логики ненормальных. Допив кофе, она возвращалась к расспросам о мисс Уоррен.
Летом сорок второго года девочку обручили с Оливером Хорнби, рейвенкловцем-старшекурсником (год смерти Миртл был выпускным для Олли). Сразу после церемонии между мисс Уоррен и мисс Хорнби - сестрой Оливера - разгорелся конфликт. Иначе, чем "жирной прыщавой очкастой дурой" будущая золовка однокурсницу не называла. Оливия была последней, кто видел Миртл живой, это она довела мисс Уоррен до истерики. И Оливия Хорнби нашла труп, автоматически превратившись в главную подозреваемую. В школе нарастала истерия на тему Ужаса Подземелий, даже пошли слухи о том, что Хогвартс теперь закроют навсегда. Тут-то и вмешался мистер Реддл и всех спас.

- П-после того, как Хагрида выпустили из Азкабана и н-наз-значили ле-лесником на м-место ми-и-истера Огга... Зн-знаете, к-как-то очень быстро этот с-сэр сбежал к-куда подальше... Т-том предпочел сде-делать в-вид, что не з-знаком с убийцей. И не-нередк-ко намекал, ч-что опасается мест-ти. И что декан Гриффиндора на-нарочно оставил монстра в шко-ко-к-кол-ле, поскольку испыт-тывает личную н-неприязнь к... о, М-мерлин!.. к потомку Сли-слизерина! И ведь никто два и два не сложил! - схватился за голову мастер арифмантики Оливер Хорнби, пока миссис Дурсль капала ему успокаивающее зелье в маленький стаканчик. - Подоз-зревали сестру, м-меня вплоть до-до-о-о шест-тидесятых чуть не в г-глаза обвиняли, особенно по-после концерта, к-какой Мони на моей свадьбе зака-катила... Нет, ну не ду-у-умала же она, ч-что помолвка действительна? А? - старик всплеснул руками. - Сына своего я во-о-вовсе в Дурмстранг отправил учиться, ч-чтобы если опять какие глупости начнутся в Хогвартсе - на нас не подумали. В-всегда храбрости Х-хагрида удивлялся. Гриффиндор - это ди-диа-агноз. Он и так осужденный, а если х-хоть намек будет на появление Т-твари, так он п-первый в очереди на поцелуй. Без с-суда и с-следствия.

От мистера Хорнби дамы завернули в кафе-мороженое Флориана Фортескью.

- Итак, надо узнать, есть ли в школе люди с фамилией Огг, Хорнби и Реддл, - резюмировала Петуния, с благодарностью принимая креманку с ванильным мороженым.
- А Хагрида ты исключаешь? - с удивлением спросила Алиса.
- Он точно там есть. Равно как и мистер Дамблдор. Я сегодня же напишу обо всем Дадличке и потребую... - она и сама понимала, что не стоит требовать невыполнимого. Раз уж Диди поступил к ненормальным, надо терпеть до самого окончания школы. - Потребую предельной осторожности. И, как вы думаете, детям стоит знать имена подозреваемых? - миссис Дурсль посмотрела на миссис Лонгботтом совершенно несчастным взором.
- Пожалуй, да... - ответила Алиса, рассматривая радужное мороженое.
- Определенно - нет! - одновременно с ней решительно высказала леди Августа.
- Почему?

Алиса пожала плечами и посмотрела на свекровь.
- Они могут выдать негодяям наши подозрения и спугнуть виновных.
- Зато мы будем знать, что они предупреждены и не останутся наедине с предполагаемыми преступниками. Хотя бы с Хагридом и Дамблдором. Эти - определенно сообщники, - не спешила отступать Петуния.

***



Сириус метался по больничной палате, не в силах успокоиться.
Тайная комната снова открыта! А у него, между прочим, крестник в Хогвартсе! Пора заканчивать все это глупое лечение! Вредноскоп сломать уже получилось. Тот, что в кабинете доктора, обмануть сложнее, но тоже не закон Гампа рассчитать. Зелья. Вся проблема в курсе зелий, который никак нельзя было принимать без врачебного контроля. И ведь, казалось, так хорошо придумал - полечится, пока Гарри в школе, а на Рождество можно что-нибудь совсем сумасшедшее придумать, чтобы прямо "УХ!"
Чтобы в духе Мародеров.
Дожить бы теперь до Рождества...

Стараясь быть в курсе событий, Сириус стал чаще вызывать крестника по сквозному зеркалу, но это было сложно, очень сложно. Во-первых, если намекнуть хоть полсловом об опасности, Гарри непременно полезет в пасть дракону. А кузен и не подумает его удерживать, ну просто копия их с Джеймсом! Уже на этой мысли гадский вредноскоп верещал бы, как Нарси от желейных червячков в тарелке с греческим салатом, а ведь зеркала... Н-да, Сириус, разумеется, зачаровал новые зеркала, но память... чертова память иногда подводила, и все казалось, что на той стороне могут появиться еще два приятеля - Луни и Хвостик.

Ну хоть бы одну крысу врачи завести разрешили, для опытов и отработки заклинаний!
Может у Уизли одолжить их лохматого монстра? Или выменять на что-то? Хоть по подвалам лови да прячь под подушкой! Так найдут же, ох уж эти целители!

Пожалуй, стоит написать Люпину. Они, конечно же, оба давно не те Мародеры, но... Блэк ведь мог и подработку Лунатику предложить. Гарри просто невыносимо понадобилось разучить... что бы там? К примеру, чары патронуса.
Стоит написать письмо и надеяться на остатки былой дружбы.
Да, Блэк. Как тебе быть в перемещениях ограниченнее, чем клеймленый оборотень?
Темная тварь? Кто из нас?
Жизнь иногда такие коленца смешные выбрасывает...
- Я смеюсь, а не плачу, целитель! В порядке ваш вредноскоп!

***



Сначала Люциус Малфой обрадовался за сына. Мальчик вырос, сумел попасть в компанию к герою магической Британии и при этом не попал ни в один дурацкий геройский переплет. Во всяком случае, Люциусу об этом не докладывали.
Зимние каникулы заставили насторожиться: манеры Драко изменились незначительно, но вполне ощутимо.
Однако тогда было не до наследника - Рождественские рауты изрядно занимали времени и внимания. Драко же делал все предписанное и вел себя подобающе.
А вот на летние... на летние каникулы, когда орда грязнокровок и предателей крови выкатилась из камина и погналась за перепуганными павлинами, Люциус осознал всю глубину, всю, так сказать, бездну ужаса и крах дома Малфой. Так не успеешь оглянуться, Драко и помолвку заключит с рыжухой или лахудрой-грязнокровкой!
Требовались решительные меры. Но наследник от серьезного разговора увиливал, едва ли не переселившись к семье Уизли. А Артур и Молли настраивали Драко против благородных домов, внушали ему всякое. Уж Люциус знал, как Артур ненавидит семью Малфоев.

Несколько бесед, когда наследника все же удавалось подкараулить у камина, ни к чему не привели. Истинный воспитанник факультета Слизерин, сын со змеиной увертливостью переводил внимание на семьи Забини, Паркинсон и Гойла с Креббом, которые разрешали, не возражали и поддерживали творящееся безобразие.

Разговора по душам, с криками и категоричностью Блэков, в семье Малфой ждать было бы глупо. Быть может Нарцисса еще смогла бы... Но Люциус не хотел вмешивать жену. К тому же, ей свойственно баловать мальчика. Еще скажет, что напуганные павлины - ничтожная плата за то, что дети играют в их мэноре, под присмотром, в подобающие игры.

Ощипанных птиц Люциус подобающей игрой посчитать не мог никак. С другой стороны, вспоминая кузена супруги... да что там, ее родную сестру!.. Лишение перьев действительно невинная шалость. Хорошо, что обошлось без потрошения или принесения в жертву на алтаре из лимонных долек!

Терпеть дольше сил не было!
Да еще участившиеся после выходки идиотки Муфалды обыски!

Лорд должен будет поверить, Люциус не терял тетрадь! Ее изъял Артур, этот нищеброд, для своей убогой семейки! Все знают, что они там входят в какой-то дегенеративный кружок по защите козочек и избегают пользоваться приличествующим юным магам пергаментом. А Малфои вовсе ни при чем.

И сын, наконец-то, поймет, с кем связался!
Родителя нужно слушать.

Полгода спустя Люциус наконец осознал, что слушать старших нужно не только Драко. Зря он сам, затевая аферу с дневником, не послушал портрет дедушки Вааласа. Теперь было мучительно думать, что кровь жены окажется сильнее, и Драко, презрев опасность, помчится на битву с древними чудовищами, как какой-то Блэк, тогда как должен бы по-Малфоевски выждать чужой победы и спокойно собрать ингредиенты и клады.

И что теперь делать? Кровь и воспитание советовали затаиться и выждать, но здравый смысл кричал, что рисковать наследником - немыслимая глупость. А уж если только представить: дражайшая супруга узнает, что это интриги главы семейства поставили под угрозу жизнь и благополучие наследника... Люциус в красках представил себя на жертвенном алтаре, почему-то в обрамлении ощипанных и выпотрошенных павлинов.

Надо бы осторожно... очень осторожно поинтересоваться, как идет расследование в Хогвартсе. Еще одна сторона, кроме аврората. Не критично же?

***



Северус Снейп занимался самосовершенствованием, постигал науку шпиона и двойного агента, наблюдая за тем, как не следует поступать, если и впрямь интересуешься результатами расследования.
В плане диверсий наука тоже была полезной.
Примечания:
пво - противоволшебная оборона

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.