Ковен 45

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
DC Comics, Бэтмен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Дик Грейсон/Джейсон Тодд, Коннор Кент/Тим Дрейк, Тим Дрейк/Стефани Браун, Дик Грейсон, Джейсон Тодд, Тим Дрейк, Барбара Гордон, Кэтрин Кейн, Джокер, Альфред Пенниуорт
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 41 страница, 6 частей
Статус:
заморожен
Метки: AU Underage Насилие Смерть основных персонажей Фэнтези Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
На самом деле, Брюс Уэйн никогда не хотел собирать свой магический Ковен, как всегда поступали его предки. Он не хотел искать учеников, создавать семью и брать на себя ответственность за целый город, полный древней магии. Но судьбе всегда плевать на чужие желания.
Теперь у него на руках три ученика и великое множество проблем.

Посвящение:
Огромное спасибо велиноре, которая рисовала, помогала с фанмиксом и оформлением
Спасибо Веркошак, которая нарисовала чудесные иллюстрации
Спасибо билли, которая поддерживала меня как терпеливый котик
И Анджеле, которая спасала с бетингом!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Текст написан на All Out Big Bang 2015
Там можно посмотреть его вместе с иллюстрациями и послушать фанмикс.
И да, это только первая часть истории.

Да, кстати! Как и в каноне, рано или поздно все мертвые возвращаются, так что можно не грустить от финала - дальше все будет хорошо.

Дикий виноград

7 апреля 2015, 21:04
“У тебя, парень, чертовски хороший ангел-хранитель”, - говорили Джейсону люди с Аллеи преступлений, от неопрятных мужиков с автосервиса, пропахших машинным маслом и дерьмовым пивом, до медсестер из единственной в этом районе клиники. Действительно, чтобы ребенок мог выжить один в этом чертовом городе, требовалось как минимум божественное вмешательство. Джейсон просто считал себя удачливым. Он не верил в Бога, и тот, судя по всему, отвечал ему взаимностью. Джейсон не заходил в церкви даже ради бесплатной еды, которую там иногда раздавали, а из католического приюта сбежал на второй же вечер, как его туда приволокли службы опеки. Стерильное, строгое убранство комнат и острая, опасная красота соборов внушала ему отвращение, как и священники, как и монахини, закрытые, на все пуговицы застегнутые, ходившие с таким видом, будто сама Дева Мария держит их на поводке. Джейсон не верил в Бога, но верил в себя и в Готэм. Он сбегал от работорговцев, сутенеров, пьяных мелких мафиози и обычных неудачников, которые любили срывать гнев на беззащитных жертвах, и никогда не получал больше, чем несколько синяков или ссадин. Когда он убегал, город, казалось, сам его вел, расстилал ему дорогу под ногами. Готэм подсказывала Джейсону, куда идти, и он шел, не задумываясь о том, куда она его ведет и зачем. Ночами Готэм являлась ему в облике людей и животных, грела его, лежа рядом. Единственный раз, когда Джейсон поделился этим с представителем социальной службы, милой блондинкой с доброй улыбкой, она сказала, что так проявляется его тоска по умершей матери. Может так. Джейсон не был психологом, откуда ему было знать? Ему было тринадцать лет, ему не хотелось думать о собственных мыслях, ему хотелось есть, тепло одеваться с приходом осени и, возможно, новый плеер. У него не было близких друзей, потому что все считали его слишком странным, а сам он предпочитал двигаться один, без балласта. Когда город привел Джейсона к одиноко стоящей дорогой машине, он не стал долго думать и снял с нее колеса. Когда его застал взбешенный хозяин - мужчина с взглядом таким холодным, что Джейсона словно обдало ледяной водой - Джейсон сбежал. В животе словно свернулась змея, ладони непривычно вспотели. Что-то было в этом человеке и этой встрече тревожное. Она не пугала, но волновала, как прыжок с крыши на крышу. Джейсон свернул в старую газету, полную новостей об убийствах, ограблениях и странных происшествиях, остатки травки, которую ему подогнали за предыдущие сданные шины, и закурил. Дым поднимался к потолку, и в его клубах Джейсону чудились летучие мыши. Наверное, Джейсон заснул, убаюканный тяжелыми ритмичными басами в наушниках не хуже, чем колыбельной, потому что, когда он открыл глаза, в его комнате был чужак. Тот самый мужик, чьи колеса Джейсон стащил. Сидел себе спокойно на его кровати, листал брошенные прямо на одеяло книги. Джейсон любил читать, он и школу любил, но теперь ходить в нее было невозможно. Собирать книги было не так уж сложно, некоторые их выкидывали, другие оставляли в кафе и на скамейках в парке, иногда люди просто дарили их ему, когда замечали, как жадно он смотрит на томик в их руках. Конечно, состояние у обложек было не лучшее, иногда в книгах все было исчеркано, а кончики страниц загнуты, но Джейсон не был привередой. Его устраивало, пока буквы было реально разобрать. - Любишь читать? - спросил мужчина, и Джейсон сразу подскочил, встал в защитную стойку - увиденную в кино, когда у него еще была и семья, и старенький телек (мама продала его почти сразу, как отца упекли в тюрьму). Мужчина хмыкнул, не зло и не насмешливо, как-то неуловимо безлико. Все в нем было странным - дорогая, точно по размеру одежда, холодные глаза, черты лица жесткие, словно их вырубали из камня, он выглядел так, словно не был реальным человеком, слишком правильный, слишком идеальный. Джейсон не боялся. Скорее злился. - Что, уличный мальчишка не может любить книги? - спросил он, возможно, чересчур обиженно, - Господи, да забирай ты свои колеса и проваливай. Как ты вообще меня нашел? - С трудом. Они сцепились взглядами - злой взгляд Джейсона и внимательный и испытующий этого странного незнакомца - а потом тот осторожно улыбнулся. Улыбка была… искренней, она чуть искривила черты его лица, сделала их более живыми. Джейсон чуть расслабился. - У тебя талант. - Да, мне говорили, что я неплох в механике. - Я о другом. Мало кто может от меня убежать. Джейсон сунул руки в карманы, поежился. Рядом с этим человеком он чувствовал себя так, будто его накрыло тенью в ясный полдень. Но он не чувствовал опасности, нет, а у него ведь была неплохая интуиция. Он был парнем, с которым не случалось ничего плохого, все несчастья валились на людей рядом. Во многом поэтому он оставался один, пока остальные бездомные сбивались в маленькие стаи. Они считали, что так проще выжить, но Джей лучше выживал один. Люди его… не любили. Его друг говорил, что рядом с ним все время чувствует себя как под прицелом, словно за ним кто-то следит, или на голову вот-вот свалится булыжник. Такое мерзкое ощущение в животе, не страх, но сильное беспокойство. Собственно, следовало называть его другом в прошедшем времени... - Я неплохо бегаю. И знаю этот район, как свои пять пальцев. Как ты вообще меня нашел, чувак? Мужчина слегка нахмурился, потом хмыкнул снова. Это начинало Джейсона бесить. - Брюс. Не чувак. - Окей, Брюси, или как там тебя, хоть Господом Посейдоном тебя назову, только свали уже, а? - Тебе нравится жить на улице? Окей. Кажется, уходить этот тип не собирался, предпочитая продолжать расспросы, что было странно, потому что на сотрудника социальной службы он не был похож. Да и на одного из мудаков, которые похищали детей на органы или для продажи богатеньким педофилам, тоже. А сами богатенькие педофилы в таких районах предпочитали не появляться. - Покажи мне того, кому нравится. Но это лучше, чем в детском доме, или в какой-нибудь чокнутой семейке. Я самостоятельный парень. Стена сзади затрещала, Джейсон отошел, покосившись на нее удивленно. Да, здание, где он нашел себе приют, было под снос, но оно было надежным, особенно в этой его части. Даже потолок в дождь не протекал, и из щелей никаких не дуло. Половицы заскрипели там, где Джейсон точно не стоял, и он сделал еще несколько шагов вперед - к Брюсу - оглядываясь и пытаясь понять, что происходит. Керосиновая лампа, которую он оставил рядом, зажглась сама собой. Такое случалось иногда. Все начинало трещать вокруг, словно Джейсона преследовал полтергейст, и всегда это о чем-то его предупреждало - об опасности, или хорошей возможности. Главное было понять язык, на котором с ним говорила Готэм, все эти маленькие знаки, с возрастом становившиеся такими же понятными, как английский язык. - Что ты хочешь? - спросил Джейсон, повернувшись вокруг своей оси, не думая даже, что подумает об этом Брюс, - Я не понимаю тебя, странная ты женщина! Он всегда думал, что с ним говорит именно Готэм, ее дух, или что-то такое, и он не хотел думать ни о чем другом. Она была женщиной, Джейсон был уверен, Так всегда было со снами - не можешь вспомнить детали, но сразу же после пробуждения точно помнишь, что именно снилось, и что все казалось логичным и ясным. Джейсону снилась Готэм, и если даже он и был сумасшедшим, кого это волнует? Точно не его. - О, отлично! Ты говоришь мне бежать, или поболтать с этим надутым индюком? - Надутым индюком? - спросил Брюс без всякого выражения в голосе, а потом из темноты потолка, словно из какого-то адского портала, вылетела летучая мышь и пролетела мимо Джейсона. Тот, машинально, попытался увернуться и уткнулся носом Брюсу в грудь. Ну. Почти уткнулся. Тот его поймал и сжал за плечи руками. - Кажется, мне надо с тобой говорить, - вздохнул Джейсон, пытаясь задушить свою осторожность и последовать интуиции. Готэм не стала бы советовать плохого, верно? - Может, тебе и вовсе стоит со мной поехать, - Брюс неожиданно присел перед ним, чтобы смотреть прямо в глаза, уперся одним коленом в пол, не жалея черных брюк. - У тебя есть талант, магического плана. Мне пришлось несколько поисковых заклинаний сплести, чтобы тебя отыскать. Тебя кто-то учил колдовать? - Колдовать? - Джейсон не удержался и засмеялся, даже заржал, самым бессовестным образом, - Это как в Гарри Поттере, что ли? - Я знаю лишь одного волшебника, который использует волшебную палочку, - ответил Брюс совершенно серьезно, - И просто выкрикивать слова на искалеченной латыни обычно недостаточно, но да. Для начала давай решим, что это как в Гарри Поттере. Ты волшебник… - Джейсон. Меня зовут Джейсон Тодд. - Никогда не называй имя незнакомцу, Джейсон. А теперь бери мои колеса, мы будем возвращать их на место. - Да ладно тебе, чувак! - Не зови меня этим словом. И учись исправлять собственные плохие поступки. Я не потерплю от тебя преступлений или дурного поведения. - Ты не мой отец, чтобы мне указывать. - Не отец. Но я оформлю над тобой опеку. И я буду тебя учить. Брюс поднялся и протянул Джейсону руку. Тот, подумав, неуверенно ее пожал. - Меня зовут Брюс Уэйн. Чертов Брюс Уэйн! Это было… круче, чем Хогвартс! Этому парню полгорода принадлежало! Ну, может и не половина, но денег у него точно было куры не клюют. Это было как в чертовой рождественской комедии, или сказке, где добрый король сжаливался и брал во дворец бездомного сироту, а потом случалось много смешного и нелепого, а потом все жили долго и счастливо. Учитывая, что обычно жизнь напоминала Джейсону чертов ужастик, смена жанра была неплохая. Он не мог отделаться от тревоги, что все это ловушка, что все станет только хуже, если он пойдет за Брюсом Уэйном, но тот смотрел на него внимательно, и глаза у него были честные. И самое главное - Готэм хотела, чтобы он согласился. Джейсон не мог ей отказать. - Пойдем, Джейсон. Я покажу тебе твой новый дом. Поместье Уэйнов стояло на холме, его башенки поднимались выше садовых деревьев вокруг, и Джейсон прилип носом к стеклу, пытаясь разглядеть его, пока машина петляла по поднимающейся вверх дороге. Брюс на него не смотрел, словно вовсе забыл о его существовании. Хотелось в знак протеста врубить радио, или закричать, или попытаться на полном ходу выпрыгнуть из машины, но Джейсон только сунул наушники в уши и врубил музыку погромче. Плеер был одной из немногих вещей, которые он забрал из квартиры. Брюс благоразумно не стал спрашивать, откуда Джей его взял. Умный мужик, ответ бы ему не понравился. - И правда, чем-то похоже на Хогвартс, - сказал Джейсон, когда Брюс остановил машину у крыльца. - А это, видать, фамильное привидение. Мужчина в строгом костюме, с лицом, на котором выражение никак не могло выбрать, быть ему кислым или каменным, открыл двери и вышел на крыльцо. Брюс прошел мимо него, приветственно кивнул, и Джей, поправив свою латанную сумку на плече, прошел следом. - Мастер Брюс, - поприветствовало “привидение”, - Юный Мастер… В его тоне слышался вопрос, и Джейсон улыбнулся во все зубы. - Можешь звать меня Джеем. Он ткнул в мужчину пальцем, и на удивленный взглядом пожал плечами. - Просто хотел проверить. - Я покажу вам вашу комнату. Призрака звали Альфред Пенниуорт (“Можете звать меня просто Альфредом, мастер Джейсон”), и он был дворецким семьи Уэйнов. У него был взгляд учителя младших классов, натренированный всегда видеть, кто что делает, даже если это происходит за шкафом, под столом или в соседней комнате, и он готовил лучший в мире чай. После чая и небольшой экскурсии по поместью, по той его части, во всяком случае, которая включала дорогу от спальни Джейсона до кухни и гостиной, Альфред снял с Джейсона мерки. - Для гроба? - Для одежды. Простите, но то, во что вы одеты, я в этом доме не потерплю. - Кажется, я начинаю догадываться, кто тут настоящий хозяин. Точно не Брюс Уэйн. Альфред улыбнулся - такое короткое движение уголков губ, что почти и не заметишь - и Джейсон понял, что они сработаются. Даже если Брюс Уэйн окажется психом - Джей не исключал эту версию, как и то, что сам он тоже сумасшедший - по крайней мере, Альфред всегда приготовит обед и чай. Чистые простыни и огромная ванна тоже стоили многих страданий. - Вы умный и наблюдательный юноша. Да, они точно подружатся. Джей любил, когда его хвалили. Редкость явления делает его желаннее, верно? Поместье было огромным. Джейсону понадобилась неделя, чтобы облазить хотя бы ту его часть, что не была закрыта на замок (он мог бы их вскрыть отмычкой, но чувствовал, что это слишком уж близкие отношения с домом, и он к ним еще не готов). Правда, Альфред постоянно отвлекал его от исследований: Джейсону надо было показаться врачу, встретиться с человеком из органов опеки, купить одежду, поговорить с директором школы, в которой он должен был начать учиться в следующий семестр, когда подтянет пропуски, и тысячи других дел поменьше. Единственное, что он встречал с энтузиазмом, так это еду три раза в день, не считая время чая и ланч. Брюса он почти не видел, тот пропускал даже ужин, уединяясь в библиотеке. Что странно - когда в библиотеку приходил за очередной книгой Джей, она была пуста. Может, это и было чертовой магией, может, Брюс становился невидимым или проваливался в какое-нибудь особое, магическое измерение? Когда Брюс появился впервые за неделю на ужине, Джей его прямо об этом спросил. - Там тайный ход, - ответил Брюс спокойно, - Поэтому, прошу, больше не бегай по библиотеке, размахивая кочергой и пытаясь поймать невидимку. - Ни порталов в другие миры, ни привидений. Совсем не Хогвартс. Брюс улыбнулся, и эта улыбка была почти хитрой, если бы появилась на любом другом лице, где глаза умели выражать эмоции. - Кто сказал, что этого нет? Просто не в библиотеке. Что Джейсон не понимал, так это зачем он вообще Брюсу Уэйну понадобился? Он говорил, что хочет его учить, но пока они даже виделись редко, не считать же встречами обеды, когда Джейсон был больше заинтересован во вкуснейшей стряпне Альфреда, или когда Джейсон следил из окна своей спальни, как машина Брюса подъезжает ночью к гаражу? Они едва ли перебрасывались больше, чем парой предложений, Брюс, судя по его таким же кратким разговорам с Альфредом, был чем-то очень занят, а Джейсон… Черт. Первую неделю хрустящие белые простыни и ванна с пузырьками казались ему раем небесным, но на вторую он готов был лезть на стены от скуки. Конечно, были книги, но он привык читать их на крыше, или на балконе одного из зданий, оставленных под снос, свесив ноги над городом, или в парке, в тени деревьев, когда погода была жаркая и солнечная. В поместье, не смотря на идеальную чистоту, все казалось ему покрытым старой пылью, и иногда ему становилось нечем дышать. Это просто… было не его место. И главное - ему ничего не снилось. Словно Готэм, как надоевшего котенка, сбагрила его новому хозяину и позабыла. Теплые одеяла казались холоднее, чем старые пледы, в которые он кутался в своей прошлой комнате, которая в любой день могла ему прямо на голову свалиться. Дорогие обои (что это вообще материал, ткань, что ли?) бесили, на них даже плакат или фотографии не повесишь, не заказав перед этим дорогущих рамок. Ночью было тихо, ни сирен на улице, ни криков, ни шума машин, даже животных в поместье не было, и Джей мог их понять. Хотелось плюнуть и сбежать, как из католического приюта когда-то. Раньше он хотя бы спал, пусть и с одним открытым глазом, теперь только вертелся всю ночь по кровати. Кровать была в два его роста в длину и ширину, он ложился на ней то вдоль, то поперек, и в отчаянии иногда сбрасывал подушку и одеяло на пол. Так было немного, но привычнее, хотя пол не скрипел, в отличие от старого матраса. Ход на крышу Джейсон не нашел, спрашивать у Альфреда не стал (кто спрашивает взрослых?), но плющ на южной башенке казался довольно крепким, и с него можно было удобно перебраться на крышу жилого крыла. С высоты здания и холма весь Готэм должен был открываться как на ладони, а ведь было еще и озеро на другой стороне поместья, куда Джейсон пару раз уже ходил. Он все собирался поучиться плавать на мелководье, но Альфред как чуял, что “юный мастер” собирается заняться чем-то неподобающим. Альфред знал все, он был чертовым экстрасенсом, и если кто в этом сумасшедшем доме и был колдуном, так точно он. Не чертов Брюс Уэйн, и не Джейсон, который был обычным мальчиком, и которому снились странные вещи, потому что он скучал по матери. У Джейсона остались пара ее фотографий, но на них она смотрелась не так, как в жизни, и цвета глаз было не разглядеть, а сам он его уже и не помнил. Так странно, как мало мы обращаем внимания на детали внешности близких людей, пока они живы и рядом. В этот раз Альфред готовил на кухне, Джейсон убедился даже, что закончит дворецкий не скоро, и стащил немного печенья из буфета. В этом доме был буфет! Специальный, чтобы хранить сладости и всякие варенья и сиропы! Джейсон не знал никого, кто хранил бы их в специальном шкафу, лучшие из их соседей во времена, когда отец еще не попал в тюрьму, выделяли на такое часть самой высокой полки. Альфред был занят, Брюс исчез в библиотеке по своему обыкновению, а Джейсон сунул печенья в сумку (ту самую, потертую, собственноручно несколько раз зашитую сумку, с которой он пришел сюда недели две назад), сверху запихал туда аккуратно скрученный шерстяной плед, бутылку воды и книгу, “Алису” Кэрролла. Плющ очень удобно начинал расти прямо рядом с окном его спальни, можно было схватиться за него уже с подоконника. Возможно, это был виноград, а не плющ, Джейсон честно не разбирался, а сейчас, в самом начале лета, ягод еще не было (если это и правда был виноград). Дает ли вообще дикий виноград ягоды? Можно ли сделать из них вино, или они слишком кислые, как мелкие, выродившиеся яблоки в парке Робинсона? Приживаются ли дикие мальчики в огромных, богатых домах? Джейсон подергал за лозу, проверяя ее крепость, а потом ухватился за нее руками, как за канат, уперся ногами в стену и полез наверх. Он был сильным, как все готэмские беспризорники, и как настоящая уличная крыса умел пролезть куда угодно. Тут, во всяком случае, ему не грозили копы или другой уличный сброд. Только земля, а земли Джейсон не боялся. На крышу перелезть было не сложнее, чем забраться в окошко заколоченного, оставленного на снос дома, где Джей раньше жил. Вид сверху и правда открывался прекрасный. Было утро, где-то ближе к обеду, и солнце золотило деревья и воду в озере, блики плясали на стеклах поместья, тень от фонтана медленно кралась по подъездной дорожке к клумбам. Джейсон встал, раскинув руки, поймал в объятия ветер, и наконец вздохнул свободно. Пахло не так, как в Готэме, слишком свежо, слишком чисто, но этим он мог наслаждаться. Честно, воздух пьянил, как впервые стащенное у отца пиво. Джей расстелил плед и лег на него с книгой. Солнце приятно грело спину, иногда по ней прокатывался прохладный ветер, не давая задремать, и все было прекрасно, особенно печенья от Альфреда. Интересно, когда его начнут искать? На пару часов Джейсон задремал, но в отличие от Алисы в книге, ему не снилось ничего особенного, лишь отголоски прежних ярких снов - теплые прикосновения к щеке и волосам, ощущение улыбки, чувство, что он под защитой. Стоило только выйти за пределы стен, даже не покидая дома, как стало легче. Джейсон исследовал крышу, пока не начало темнеть, и там, где башенка выступала над крышей, на старых камнях нашел целый столбик выцарапанных инициалов. Видимо, он не один сбегал сюда от пыльной духоты поместья. Последние царапины были совсем недавние, Джей бы им дал не больше года-двух, и они не заканчивались витиеватой W как остальные. Да и не инициалы это были, а целое имя - Дик Грейсон, если Джей правильно разобрал. Удивительно было, что какого-то парня реально звали Диком. Вот не повезло. На чердаке башни жили голуби, слышно было их мелодичное, монотонное курлыканье и царапанье когтей по металлической крыше, когда они приземлялись. Домашними они не выглядели, не более, чем плющ или сам Джейсон. Когда начало темнеть, Джейсон вернулся обратно к пледу, лег на спину и раскинул руки, ожидая, когда покажутся звезды. Ждать у Джея всегда получалось плохо, и он от скуки менял песни в плеере, не дослушав каждую и до середины. Девушка забралась на крышу по плющу, как и сам Джейсон. Она была старше, неуловимого возраста от шестнадцати до двадцати, в очках, с длинными рыжими волосами. Босиком, и черное платье испачкалось в пыли. - Так и знала, что найду тебя тут, - сказала она довольно, пристально Джея разглядывая, - Если в этом доме пропадают дети, первым делом ищи их на крыше. Джейсон сел и уставился на нее в ответ. - Барбара Гордон, - она присела на корточки рядом и протянула руку, - Я тоже в Ковене. - Джейсон Тодд. Пожимать кому-то руку - особенно девушке - было странно, но Джейсон сориентировался быстро. И даже улыбнулся самой наглой из своих улыбок, которую считал обаятельной. Барбара тихо засмеялась. - Брюс и Альфред тебя потеряли. Сегодня важный вечер планировался. Джей фыркнул и похлопал рядом с собой по пледу, предлагая Барбаре сесть. Та не стала отказываться. Ее взгляд, который она так и не отвела, нервировал. Что она так на его лице искала? Может, он успел испачкаться? Да вроде нет, и было бы чем. - Не знаю, что за важный вечер. Потому что обычно в этом доме не происходит вообще ничего важного. - Сегодня Брюс хотел официально принять тебя в Ковен. Ага, как же… Серьезно? Он его с первого дня знакомства с трудом замечал! Зачем ему чужой ребенок? Лишние заботы. Джейсон знал, что иногда взрослые действуют под импульсом, от излишней сентиментальности, а потом жалеют. Взять домой беспризорника, а потом сообразить, сколько это сулит хлопот? Обычное дело. Барбара тяжело вздохнула, словно все эти мысли читала на его лице. - Брюс сложный человек, - сказала она, - Он никогда не хотел возглавлять Ковен, думает, будто одному работать проще. Мне пришлось полгода заслуживать его доверие, и если бы не Дик, он бы вряд ли согласился меня принять. - Дик? - Джейсон повернулся к башенке, вспомнив одно из имен на камне. - Его предыдущий ученик. Губы Барбары дрогнули. - Нас в Ковене немного. Брюс, Дик и я, еще мисс Кейн, но с ней все сложно. И Альфред, хоть он и не колдует, или колдует так, что мы не замечаем. - На кухне он неплохие чудеса творит. Барбара улыбнулась, немного натянуто, и Джейсон чувствовал, что не слишком-то он ей и нравится. Или она не хочет, чтобы он ей понравился. Ничего, к такому он привык. - Ты похож на Дика, - сказала Барбара неожиданно, - Внешне. Но только внешне и все. - Не видел его никогда - Они поссорились с Брюсом, Дик уехал. - И ты думаешь, что меня взяли ему на замену? И теперь он обидится и решит вовсе не возвращаться? Наверное, в этой и была ее с ним проблема. Что ж, это точно не должно было стать проблемой Джейсона. Брюс скучает по прошлому ученику? Джейсон может его превзойти, если он что и умел, так это быстро учиться. Математике, магии, драться или разбирать машины по винтикам, какая разница? Он не собирался упускать шанс. Может, этот дом не слишком ему нравился, может, Брюс был странным, но это был дом. Джей мог бы стать здесь своим. - Пожалуй, пойду, поучаствую в собственном посвящении, - сказал Джейсон, поднимаясь и засовывая книгу в сумку. Барбара встала и помогла сложить плед. Когда Джейсон влез в свою комнату обратно через окно, она еще оставалась на крыше. Мисс Кейн чем-то неуловимо была похожа на Брюса - острым взглядом, смягченными женскими чертами линиями носа и скул… Может, Джейсону просто казалось. Он видел только белый овал ее лица, прикрытый глубоким капюшоном черного плаща. - Обязательно в это рядиться? Как из дешевого ужастика. Барбара и Мисс Кейн покосились на Брюса. Альфред был привычно невозмутим, на него не цепляли никаких балахонов, никаких масок, как те, которые мисс Кейн и Барбара вертели в руках - обычные маски-домино, почти не скрывавшие черт лица. Просто украшение. Черт, богатые люди обожали мистификации! Хлебом не корми, дай создать тайный культ и ходить в мрачных костюмах. Ну, если верить фильмам и книгам. Тайный ход из библиотеки, как оказалось, вел под поместье. Весь холм под домами Уэйнов и других готэмских богачей был изрезан пещерами, как полный древоточцев старый комод. В основную пещеру, одну из самых крупных, вела длинная винтовая лестница. Освящение было вполне современным, электричество провели из поместья, и в целом место казалось относительно обжитым. Альфред рассказывал историю пещер своим спокойным, тихим голосом с английским акцентом, и Джейсон ловил каждое слово и пытался запомнить каждый камень, мимо которого они проходили. В центре пещеры стояло огромное чучело динозавра, совсем как в музее (как-то раз Джейсон пробирался в музей в бесплатный день, чтобы спрятаться от дождя). Пол был неровным и скользким, поэтому там и тут были установлены металлические платформы и дорожки между ними, где стояли закрытые стеклом шкафы с книгами и свитками, фигурки, украшения в кейсах, а иногда вещи, ничем в обычной обстановке не выделявшиеся. В одном из шкафов, мимо которого Джей прошел, сидела на полке кукла чревовещателя, рядом с ней на подставке была серебряная долларовая монетка. - Ты сможешь рассмотреть все позже, - Барбара ненавязчиво подтолкнула Джейсона в спину, - Давай, иди. Впереди конструкции из мостиков от платформ сходились, как нити паутины, в круг. В центре стояла огромная жаровня с углем, которую Брюс зажег. Никаких заклинаний, только хлопанье крыльев потревоженных летучих мышей. - Уютно, - сказал Джейсон просто чтобы разбавить неразговорчивость остальных, - Даже стильно. Если любить ужастики. Мисс Кейн сунула ему в руку чашу, неожиданно тяжелую, из гладкого зеленоватого камня. Барбара тоже держала такую, и Брюс. Альфред отступил куда-то за пределы света от огня и выключил электричество. Его шаги стихли в темноте. - Джейсон, - Брюс подошел ближе и взял его за руку, - От тебя не понадобится почти никаких действий. Просто потерпи и доверься мне. Нужна будет твоя кровь. Да. Что-то такое он ожидал. Тайные культы и колдовские ковены, в книгах они всегда жаждут твоей крови. - Без проблем, бери, сколько нужно. - Нужно будет… довольно много, - Брюс чуть сжал его ладонь, а потом задрал его рукав и погладил запястье, - Но я знаю, что ты выдержишь. Джейсон просто кивнул. - Я тебе доверяю, - ответил он, и каким-то образом это была правда. Он был уверен, что с ним не случится ничего плохого. Скорее он боялся их разочаровать. Брюс взял протянутый Барбарой изогнутый нож и провел лезвием по коже на запястье Джейсона, глубоко, но благодаря остроте лезвия тот не сразу почувствовал боль. А когда почувствовал, Брюс удержал его руку, не давая отдернуть, и перевернул ее над чашей, чтобы кровь лилась в нее. Руку неприятно тянуло и кололо, но Джейсон терпел, в его жизни были раны и хуже. Однажды неудачно напоролся на нож, например, и то, что тот его не прошил до самых кишков, было величайшей удачей. Брюс держал его и не отпускал, смотрел в глаза - то ли пытался подбодрить, то ли боялся, что Джейсон начнет падать в обморок. Барбара и Мисс Кейн взяли такие же ножи и порезали руки друг другу. С другой стороны костра их почти не было видно, одни только темные, размытые тени. В глазах немного плыло, кровь в чаше была темная, почти черная в свете костра, и скоро прекратила течь, только капала быстро-быстро. - Все, - Брюс отставил чашу в сторону и быстро перевязал Джейсону руку чуть выше раны, а потом только дал приложить пропитанную чем-то травяным тряпицу на запястье, - Это быстро ее закроет. Не останется и следа. Шрамы Джейсона не волновали, но было бы глупо умереть от кровопотери. К руке словно приложили снежок или ледышку, и боль ушла. - Ковен в сборе, - сказал Брюс, порезав собственную руку и набрав немного крови в свою чашу. Он и девушки выплеснули свою кровь в огонь, а потом Брюс слегка подтолкнул к огню Джейсона. Тот догадался повторить за ними, поднял свою чашу - полную до краев - и плеснул в огонь. Тот зашипел и пошел красными искрами, взвился столбом до потолка. Судя по тому, как отпрянули на пару шагов назад девушки, такого эффекта они не ждали. Брюс же остался стоять невозмутимо. - Ковен приветствует нового брата, - сказал он спокойно, повел ладонью, и огонь свернулся обратно в жаровню, как пристыженный пес, - Джейсон. Ты клянешься не нарушать наши правила и оказывать помощь своим братьям и сестрам по ковену? Возможно, следовало сейчас остановиться и спросить, что там за правила, и входят ли в них кровавые жертвоприношения по вторникам и оргии по субботам, и рады ли будут сами “братья и сестры” считать его своим, но Джейсон удержался и не испортил ничего глупыми вопросами. Темноты пещеры и искрящий костер создавали атмосферу, которую он просто не мог нарушить. Ему всегда нравилась некоторая театральность. - Клянусь. Огонь вспыхнул снова и погас. - Добро пожаловать, - сказал Брюс, и это прозвучало на те важные пару нот теплее, чем когда он просто привел его в поместье.
Реклама: