Ковен 45

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
DC Comics, Бэтмен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Дик Грейсон/Джейсон Тодд, Коннор Кент/Тим Дрейк, Тим Дрейк/Стефани Браун, Дик Грейсон, Джейсон Тодд, Тим Дрейк, Барбара Гордон, Кэтрин Кейн, Джокер, Альфред Пенниуорт
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 41 страница, 6 частей
Статус:
заморожен
Метки: AU Underage Насилие Смерть основных персонажей Фэнтези Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
На самом деле, Брюс Уэйн никогда не хотел собирать свой магический Ковен, как всегда поступали его предки. Он не хотел искать учеников, создавать семью и брать на себя ответственность за целый город, полный древней магии. Но судьбе всегда плевать на чужие желания.
Теперь у него на руках три ученика и великое множество проблем.

Посвящение:
Огромное спасибо велиноре, которая рисовала, помогала с фанмиксом и оформлением
Спасибо Веркошак, которая нарисовала чудесные иллюстрации
Спасибо билли, которая поддерживала меня как терпеливый котик
И Анджеле, которая спасала с бетингом!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Текст написан на All Out Big Bang 2015
Там можно посмотреть его вместе с иллюстрациями и послушать фанмикс.
И да, это только первая часть истории.

Да, кстати! Как и в каноне, рано или поздно все мертвые возвращаются, так что можно не грустить от финала - дальше все будет хорошо.

Огонек свечи

7 апреля 2015, 21:27
- Джек, я не могу найти карты! - закричала мама из кабинета, следом послышался звук падающих на пол папок с бумагами. Мама всегда нервничала перед экспедициями, но в этот раз дело было совсем плохо. Тим ни разу не видел ее такой - эмоциональной, раздраженной, испуганной немного. При экономке и горничных она держала лицо, но при нем и отце срывалась. - Посмотри в гостиной! - откликнулся отец из библиотеки, - Где еще ты могла их оставить? Тим глубоко вздохнул, вытер о брюки вспотевшие ладони и собрал аккуратно разложенные на полу карты. Он изучал их всего пару часов, но отец сделал к ним большую часть перевода, а мама наметила маршрут и указала ссылки на нужные книги, так что все было понятно. Тим знал, что они ищут. И подозревал, что экспедиция выйдет опасной в этот раз. Маму никогда не останавливала опасность, когда она хотела что-то найти, даже если поиски затевались не выгоды ради, а исключительно ради самого факта поиска. Ей нравилось утирать носы тем, кто говорил “это невозможно” и “этого не существует”. Она была женщиной, которая раскопала в песках храм Баст, нашла на Амазонке затерянную пирамиду, прошлась по тайной пещере в Гималаях, где были спрятаны свитки с ценными знаниями, не снившимися многим другим магам и эзотерикам. И карты, которые дали ей толчок к новой экспедиции, тоже были оттуда. Тим всегда гордился матерью. Когда они с отцом возвращались, усталые, хоть и окрыленные успехом, он всегда радовался - исключительно спокойно, чтобы не загружать их эмоциями - и старался вести себя как можно тише, чтобы дать им отдохнуть. Не то чтобы они были дома часто. Экспедиции могли длиться год, а то и больше. Тиму было двенадцать, и он хотел быть хорошим сыном. Поэтому он собрал взятые без спросу карты и отнес в кабинет, положил аккуратно на стол и дождался, пока мама обернется и увидит. - Я взял их, - сказал он тихо, стараясь как всегда лишить слова какого-нибудь выражения эмоций, - Хотел посмотреть. Был очень аккуратен. Мама нахмурилась, Тим почти видел, как она хотела накричать на него, но удержалась силой воли. Всегда держала лицо. Если подумать, не смотря на вечные разъезды, она умудрялась держать бизнес отца на плаву, потому что тот в этом успеха не проявлял. Отец был мягким, ему были ближе книги на мертвых языках и алхимия, которой он увлекся пару лет назад, когда в Готэме алхимики начали причинять настоящие неприятности. “Некому стало их приструнить, - говорил он недовольно, возвращаясь с очередного приема, который устраивали знающие о магии люди, - Раньше хотя бы был сильный ковен, а что теперь?” Но он никогда не пытался им противодействовать, только продолжал свои тихие, никому неизвестные исследования. - Тимоти, - мама подошла к столу, проверила карты, педантично и внимательно, только потом посмотрела на сына, - Не следовало это делать. Что я говорила о документах? - Что нельзя их трогать, - повторил Тим спокойно, - Но я взрослый, мама, и ничего не испортил. Мама вздохнула, устало поправила прическу. - Я знаю, что ты не первый раз нарушаешь запрет, Тимоти. Думаешь, я не замечу, что ты берешь книги из кабинета? С тех полок, с которых нельзя? Тим опустил голову. Если честно, он думал, что она не заметит. - Твой отец замечает такие вещи. Точно. Отец. Просто никогда не казалось, что он против тяги сына к знаниям. Возможно, в своем любопытстве Тим переступил какую-то черту? - Демонология, Тимоти? - мама скрестила руки на груди, - История древних культов? - Я хотел проверить кое-что у Лавкрафта. Иногда мне кажется, что он был не просто сумасшедшим с хорошей фантазией. Мама промолчала. Возможно, она не знала ответа на его невысказанный вопрос, возможно, пыталась найти слова, чтобы отругать его, и при этом избежать эмоционального конфликта. - И как? - спросила она, удивив Тима, - Что ты решил в своем маленьком исследовании? - Мне нужно больше данных. Но есть интересные заметки о готэмских культах, Суде Сов, церкви Крови, даже ковен Летучей мыши какое-то время вовсю демонам поклонялся и жертвы приносил. Папа появился в дверях, завязывая галстук. - Джанет, нам еще надо отвести Тима к Уэйну. - К Уэйну? Брюсу Уэйну? - спросил Тим, забывая даже про свою обычную привычку молчать и не слишком беспокоить родителей вопросами, особенно глупыми. Ведь в Готэме остался только один Уэйн, к которому родители решили бы поехать. - Мы посчитали, что в этот раз тебе небезопасно оставаться одному, - сказал папа и смягчил новость улыбкой, - Раз ты так заинтересован в магии, тебе нужен учитель. Уэйн уже взял одного, почему бы и второго не взять? - Двух, - поправил Тим машинально и смутился, - Он взял двух учеников. Один уехал из города, другой пока почти все время проводит дома. Уже больше полугода. - Иногда я не знаю, гордиться тобой, или начать беспокоиться, - сказал отец, покачав головой. Особняк Уэйнов был больше особняка Дрейков, почти на десятилетие старше, и чуть выше по холму. Первое большое здание в Готэме. Весь этот город строился изначально на деньгах и желаниях Уэйнов. Дрейки, насколько Тим знал историю семьи, приехали сразу же после, как и Кейны, и Эллиоты. Семьи, основавшие Готэм, и состоявшие в первом ковене Летучей мыши. С тех пор поместье стало казаться уютнее, электричество и современные бытовые приборы были изящно припрятаны или стилизованы под старину, но одновременно оно стало и более пустым. Родители рассказывали, что раньше здесь жило больше людей, но потом остались только Марта и Томас с сыном и небольшим штатом прислуги, а потом Брюс Уэйн и его единственный дворецкий. А потом еще приемный сын. Тим обожал поместье Уэйнов. Не смотря на пустоту, оно казалось ему живым, может, немного настороженным, как дремлющий на улице сторожевой пес, но открывающим живот тем, кому доверится. Он давно мечтал побывать внутри. - Мистер Дрейк, миссис Дрейк, - дворецкий - мама говорила, его зовут Альфред - открыл им дверь раньше, чем они поднялись на последнюю ступеньку, - А вы, должно быть, юный Тимоти. Тим кивнул, стараясь казаться вежливым, но пытаясь за спиной Альфреда поскорее разглядеть дом. - Здравствуйте, - повторил он послушно приветствие за родителями. Дворецкий улыбнулся ему краешками губ - или Тиму просто показалось - и проводил их в одну из небольших светлых гостиных. Это была одна из немногих комнат в доме, не занавешенная шторами. Тим знал, он иногда наблюдал за поместьем через бинокль. И нет, он не был сумасшедшим сталкером, ему просто было любопытно! Не так много дел можно найти даже в его родном доме, когда родителей нет. У Тима почти не было друзей в школе - он вообще не любил школу - и уж точно не было никого вне нее. Дома же была только экономка и пара горничных, садовник и шофер. Когда-то приходила няня, но те времена прошли, и Тим даже слабо помнил ее имя. Для него она всегда была просто работником, и она не пыталась стать ему кем-то близким. Он был уверен, мама постаралась найти самую холодную и профессиональную женщину во всем городе. Альфред - подумал Тим - не казался холодным не смотря на то, что сохранял одно и то же выражение лица. - Чай или кофе? - спросил дворецкий, - Мастер Брюс придет через минуту. Его немного задерживают дела. - Я знаю, что его вечно задерживает, Альфред, - Джанет покачала головой, - Ловит очередного сумасшедшего колдуна. Тим знал этот ее тон. Она намекала на что-то. И он был почти уверен, что она намекала на возвращение старого ковена. Все сильнейшие семьи Готэма вместе. Мечта, от которой его родители не хотели отказываться, от которой мама не хотела отказываться. Безопасность, власть, контроль над хаосом, который Готэм из себя представлял. - Я принесу чай, - ответил Альфред, словно ничего и не услышал. Тим был впечатлен. Мало кому удавалось игнорировать маму. Брюс Уэйн зашел в гостиную, когда Альфред уже разлил чай по чашкам и поставил на стол тарелочки с домашним печеньем. Пах хозяин дома костром, жжеными травами и самую малость серой. Тим еле удержался, чтобы не чихнуть. - Джанет, Джек, - он кивнул старшим, пожал им руки, а потом с таким же серьезным лицом протянул свою огромную ладонь Тиму, - Тимоти. Ты подрос с нашей последней встречи. - Мне было шесть, - ответил Тим и постарался как можно крепче пожать руку в ответ. Ему показалось, что Брюс Уэйн улыбнулся. - Что вас привело ко мне? Мама отпила чаю и начала разговор вместо отца, чересчур уж увлеченного печеньем. - Мы уезжаем в экспедицию. Месяца три точно, полгода по худшим расчетам. Обычно мы оставляли Тимоти с няней, но сейчас он слишком уж взрослый. И очень любопытный. Тим смутился и попытался сделать вид, что, как и отец, очень увлечен угощением. Печенья и правда были невероятно вкусными. - Тим пытается изучать магию, - продолжила мама спокойно, - И, поскольку было бы глупо ему мешать, мы решили найти ему учителя. - Могу посоветовать вам пару знакомых, - ответил мистер Уэйн спокойно. Тим боялся на него смотреть, словно того разозлит, если он начнет напрашиваться, но ему так хотелось, чтобы мистер Уэйн не советовал кого-то, а сам взялся его учить. Он был лучшим, в этом Тим не сомневался, он слышал, что рассказывали о нем родители(и нет, он не считал, что подслушивать плохо). - Нам не нужны знакомые, Брюс. Нам нужно, чтобы его учил ты, потому что ты лучший, и кроме того - наш сосед. И нет, я больше не хочу даже слышать, что ты не хочешь возрождать Ковен, что ты со всем справляешься сам. У тебя уже есть два ученика, так почему бы тебе отказывать нашему сыну? - Уэйны многим обязаны нашей семье, - подал голос отец. Тим впервые слышал, чтобы тот говорил с кем-то так уверенно, - И мы не просим принимать Тима в Ковен, вот уж спасибо. Да простит меня Джанет, но я и сам рад, что мы можем работать одни, без присмотра кого-нибудь из Уэйнов. Я даже не прошу называть Тима учеником. Скажем, ты будешь за ним приглядывать, как репетитор. Или друг семьи. А мы в ответ поделимся с тобой тем, что найдем в экспедиции. Тим рискнул поднять глаза на мистера Уэйна, тот все равно смотрел сейчас на отца, ничего больше вокруг не замечая. Или делая вид, что не замечает. “Пожалуйста, согласись, - говорил про себя Тим, - Тебе предложили хорошую цену. Все в магии крутится вокруг этих услуг, так? Так соглашайся!” Мистер Уэйн неожиданно перевел взгляд на Тима, и тот вздрогнул испуганно сначала, а потом заставил себя ответить. Вот так, посмотреть уверенно, как смотрит всегда мама, как смотрел сейчас отец. В этот раз мистер Уэйн определенно улыбнулся. - Даже если мы не в одном Ковене, как мечтали родители, мы все еще друзья, Джек. И я уважаю твою работу, Джанет. И самое главное - не хочу, чтобы юный маг спалил дом по соседству, или устроил еще что хуже по неопытности. - Мастер Тимоти может перебраться к нам, вместо того, чтобы скучать в пустом доме, - подал голос Альфред, о котором, признаться, Тим едва не забыл, - Мне не сложно будет приглядеть за еще одним юном джентельменом, а Мастеру Джейсону компанию сверстника пойдет на пользу. - Вот и отлично, - Джек и Брюс пожали друг другу руки, а Тим сжал пальцы в кулаки, до боли, оставляя на ладонях следы от ногтей, только чтобы не закричать от радости. Недавно о таком и мечтать не мог! Учиться у лучшего мага города, жить здесь, в поместье Уэйнов, может, даже подружиться с другим таким же начинающим магом! Может быть, если он покажет себя хорошо, мистер Уэйн согласится когда-нибудь взять его в Ковен? В отличие от родителей, Тим точно не хотел всю жизнь работать один. - Прогуляйся по дому, Тимоти, - предложил мистер Уэйн, и Тим, осмелев, разжал пальцы. - Зовите меня Тим! - сказал он быстро, надеясь, что не перешел этим никаких границ. - Тогда ты зови меня Брюсом, - мистер Уэйн - Брюс - положил руку Тиму на плечо, - Надеюсь, мы сработаемся. Тим не собирался шпионить, честно, он просто решил пройтись по дому, раз ему все равно разрешили. Он так давно хотел увидеть особняк изнутри, те комнаты, окна которых были зашторены, или где окон не было вовсе. Альфред оставил его одного в жилом крыле, где располагались спальни, и велел выбрать себе одну из незанятых, пока сам дворецкий подготовит смену белья. Сегодня Тиму еще предстояло ночевать у себя дома, проводить родителей, собрать необходимые вещи, но уже завтра он мог переехать. В конце коридора - там, если Тим правильно представил план дома из своих наблюдений снаружи - была комната в башне. И оттуда играла ритмично и громко музыка. Не такая, более спокойная, какую предпочитал Тим, а резкая, тяжелая и злая. И Тим решил, что не будет особого вреда, если он подойдет к комнате, заглянет осторожно в приоткрытую дверь и посмотрит на настоящего ученика Брюса Уэйна (а не груз, повешенный ему на шею знакомыми). Ученик - Джейсон - сидел на полу, скрестив ноги, в окружении десятка свечей, и пытался зажечь одну из них. Он точно пытался, видно было, как напряжены его плечи и спина, и как он сжимал в кулаки пальцы. Свеча была простейшим магическим упражнением, Тим умел зажигать их уже в пять лет. Если быть совсем точным, в пять лет он поджег на няне пиджак, и поэтому запомнил тот случай на всю жизнь. Сложнее было даже не зажечь что-то, а наоборот, удержаться от этого, направить огонь ровно туда, куда было нужно и тогда, когда было нужно. Тим это отлично умел, он даже гордился немного своим контролем. Инцидент с горящей одеждой никогда больше не повторялся. Ученик Брюса раздраженно фыркнул и швырнул свечу в стену. Тим вздрогнул от неожиданности, сделал шаг назад и половица под его ногой громко скрипнула. - Что еще от меня нужно, Альфи? - спросил Джейсон, - Эй! А ты кто такой? Тим знал Джейсона, но Джейсон не знал Тима и о Тиме. Потому что он-то точно не следил за другими тайком. За тем, как соседские мальчики залезают погреться на крышу поместья, гуляют у озера и лазают по деревьям, как белки, или как они выходят почитать и потренироваться в сад. Или устраивают пробежку по окрестностям вместе с приемным отцом. Тим знал и Джейсона, и Дика до него, по маленьким моментам, которые успевал поймать в объектив камеры или бинокль. По рассказам, которые ходили о них в школе - активный, хулиганистый Грейсон, о проделках которого до сих пор вспоминала вся Готэмская Академия, и неприветливый заучка Тодд, которого обожали учителя, но с которым дружили только ребята из кружка механиков. - Тимоти Дрейк, - Тим не знал, уместно ли протянуть руку, или это будет слишком официально? Джейсон не казался фанатом этикета, он вообще не казался фанатом общения и тем более физических контактов. - Здравствуйте. Может, надо было сказать “привет, чел”? Или “хай, как дела, чувак”? Джейсон огляделся, будто не совсем понял, с кем Тим разговаривает. - Черт побери, никогда не обращайся ко мне на вы, я подумал, что время искривилось и я превратился в брюзгливого старика, вроде Брюса. Даже с точки зрения Тима Брюс не был стариком. Может, он снова чего-то не понимал. Настоящие люди, не книжные герои, были сложные. Даже в школе. Они обожали говорить неправильно, и он мог с ними общаться, но сленг был такой разный, такой изменчивый, и всегда нес в себе тысячи оттенков. Иногда Тим умудрялся проболеть дома месяц, а когда возвращался в класс, все уже использовали совсем другие слова и шутки. - Брюсу ведь… двадцать девять? - осторожно уточнил Тим и помялся на пороге. - Еще бы я знал, сколько ему лет, но ведет он себя как тот еще противный старикашка. - Джейсон уставился на Тима оценивающе, а потом махнул рукой, - Не стой на пороге. И скажи уже, откуда ты тут взялся, чудо природы? Тим зашел внутрь, посмотрел в сторону стула, на котором была сложена одежда - довольно аккуратно, во всяком случае, ничего не валилось на пол - потом на рабочее кресло у стола и кровать - прикрытую покрывалом прямо поверх сбитого в ком одеяла. Он не знал, куда сесть, а Джейсон просто продолжал смотреть, и в результате Тим опустился прямо на пол. Джейсон улыбнулся криво, но вроде бы не зло. В комнате было мало мебели и мало вещей - книги и тетради на столе, разложенные неровными стопками, похожими на пизанские башни, одежда на стуле, несколько плакатов с рок-группами на стенах и гитара в углу, без подставки. Сам Тим никогда не заботился так о порядке, вещи не стоили обычно потраченного на их уборку времени, исключая книги и документы, или важные для работы предметы. В новом доме придется быть аккуратнее, даже если он чувствовал себя уютнее среди беспорядка и хаоса. - Меня зовут Тим Дрейк, мои родители… знакомые мистера Уэйна, - Тим поерзал, стараясь не сшибить расставленные вокруг свечки, - Они уезжают в экспедицию и попросили его приглядеть за мной. - Из Брюса плохая нянька. Хотя, всегда есть Альфред. - Приглядеть за мной, в том смысле, что учить, - пояснил Тим, - Магии. Он не понял, что изменилось в лице и взгляде Джейсона. Вот тот смотрел спокойно, немного заинтересованно, и вдруг поджал губы и чуть нахмурил брови. Но ничего не сказал. Тим не совсем понимал. Возможно, это ревность? Или беспокойство, что ему станут уделять меньше времени? Или Джейсон просто не любит тех, кто его младше? - Я буду просто жить здесь и иногда спрашивать у мистера Уэйна советов, - поспешил он успокоить человека, с которым ему придется пересекаться и который, возможно, мог стать ему другом, - Я неплохо справлялся до этого сам, родители просто боятся, что я могу ошибиться в более сложных практических заданиях. Меня заинтересовала демонология… - Знаешь, по классификации Аллена в его книге, демоны - неверное название, - сказал Джейсон, скрестив руки на груди, - Как и ангелы. Скорее их стоит делить на благосклонных и зловредных духов. И даже тут никогда не угадаешь, потому что есть теория, что у каждой сильной сущности в потустороннем мире как минимум две стороны. Тим улыбнулся невольно. Джейсон был похож на тех парней из школы, которые его задирали, но говорил он иначе. И он знал вещи. Тим мог бы начать дискуссию, но, пожалуй, сейчас было не лучшее время. - Значит, до этого тебя учили родители? Тим покачал головой неопределенно. - Не совсем, скорее я учился сам. Показать? Может, здесь, в Ковене, все было как в школе? Если продемонстрировать, что ты не слабак, тебя начнут уважать. Тим не очень любил все эти игры в сильных и слабых, но раньше у него еще не было шанса подружиться с теми, кто был на него похож. Он закрыл глаза, сосредоточившись, стараясь действовать так же уверенно, как и в одиночестве дома. Шторы задернулись, лишая комнату последнего, вечернего уже света, электричество погасло, а потом Тим нащупал своей волей каждую из десятка свеч на полу и заставил их подняться в воздух. Управление множеством мелких предметов всегда было его любимым фокусом. Когда свечи закачались вокруг них с Джейсоном, Тим заставил их вспыхнуть. Он услышал, как Джейсон охнул тихо, улыбнулся широко - ему понравилось! - и тут же концентрация чуть сбилась и пара свечей попытались упасть на пол. - Прости! - сказал Тим быстро, открывая глаза. Джейсон держал свечи в руках, поймал их так быстро, что те не успели коснуться пола. Огоньки на них он потушил пальцами. Остальные свечи Тим аккуратно опустил на место сам и дал электрическому свету снова зажечься. - Круто, - сказал Джейсон, усмехнувшись снова уголком губ, - Но осторожней с этими фокусами у моей головы. Иногда магия… сбоит. Значит, это могла быть не потеря концентрации? - Влияние защитных чар? - На мне один амулет против проклятий, на такую ерунду вряд ли даже сработает. Нет, просто. Помехи. Брюс пока сам не знает, что это за хрень, и я тоже не знаю. В книгах пойди отличи мракобесие и метафоры от реальности. Много что может вызвать такой эффект. Тим уже представлял примерно, какие книги поищет в семейной библиотеке, пока будет собирать вещи. - Забей, - сказал Джейсон таким тоном, будто любое вмешательство в эту тайну его оскорбит, - Ты же просто будешь с Брюсом заниматься, как с репетитором? Вот и занимайся, а в это не лезь. Тим был уверен, что Джейсон ревнует. Но он не мог понять, почему. Потому что сам не мог повторить такой же фокус? Но он уже больше полугода тут учится! - Ты… круто поймал свечи, - сказал он, осторожно подбирая слова. Весь этот разговор был для него как бой, и он просчитывал его шаг за шагом, будто шахматную партию - Сразу две! - Я чувствую магию, хоть это я могу. - Джейсон откинулся назад и распластался на ковре, - Меня зовут Джейсон, кстати. И ты тоже крут, для такой-то мелочи. Родители, небось, гордятся. Тим опустил голову и прислушался к продолжавшей играть музыке, ритмичной и тяжелой. Джейсон мог не ревновать. Даже со своими фокусами, Тим вряд ли бы привлек чье-то внимание и вряд ли бы кого-то заставил гордиться. Все хорошо. Его это устраивало.