Дамбигуд 2242

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Минерва МакГонагалл, Северус Снейп, Альбус Дамблдор
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Hurt/comfort, AU, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Элементы гета
Размер:
Миди, 28 страниц, 7 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Golgofa
«Всеобщее Благо» от LeClerck
«Отличная работа!» от Alexx_volkov
«Отличная работа!» от Kimatoy
«За лучшего Дамбигуда!)» от Aliche Vailand
«До слез. Чудесная история! » от MarMaLade
«+» от Flyingmark
«Самый лучший фанфик по ГП !» от Roip
«Добрейший из всех! Чудо» от Axe54
«Отличная работа!» от Нереина
... и еще 16 награды
Описание:
Дамбигуд в Дамбигада.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
аудиоверсия фанфика: https://yadi.sk/d/SERgEM5t3U9vDq

Глава 1. Жуткое посмертие

4 мая 2015, 05:25
Директор Дамблдор открыл глаза. Вокруг суетились люди. Знакомые, но какие-то не такие. Минерва, убедившись, что он пришел в себя, исчезла в камине. Растерянный мальчик присел на кушетку и чуть заикаясь произнес:
- В-вы т-точно в по-порядке?
- Да, мой дорогой. Я молод и полон сил, - как смог улыбнулся Альбус, чувствуя себя так, словно его переехал тот самый Хогвартс-Экспресс. А потом машинист с кочегаром сплясали на останках.

Мальчик бледно улыбнулся, показывая, что ни капли не поверил браваде.

- А что со мной было, как ты считаешь?
- Н-не знаю. Мы г-говорили про Албанию. Я обещал вернуться к п-первому сентября. Профе... Минерва возражала, что мне и вовсе не нужна ни поездка, ни сама проклятая должность.

Альбус охнул. Проклятая должность? Скажите, что он ослышался! Или, что это не применительно к драгоценной школе, а так, в общем... Ну, к примеру, про Председателя Визенгамота. Старые пеньки вроде него и не заметят, что главное кресло пустует.

- А мне нужна! - горячился мальчик. - Я могу! И что, что я из Рейвенкло?! Я не трус! Я...

В камине снова вспыхнуло зеленое пламя, и договорить юноша не успел. Медиведьма засуетилась, замахала палочкой, а после выгнала всех из директорской башенки, самого же директора погнала спать, пригрозив усыпить чарами, если только заподозрит в нарушении режима.
Альбус почти не слушал - разглядывал свою волшебную палочку. Вернее, не свою. Бузина. Волос фестрала. Значит, тут он все же стал ее владельцем?
Дамблдор вздохнул, аккуратно устроил палочку на подставке в изголовье и откинулся на белоснежные подушки, пахнущие солнцем и лимонами. Это очень странное посмертие. Но он подумает об этом завтра. Сразу после того, как спросит у Минервы - почему она против поездки? Несмотря на молодость, девочка отменно разбирается в людях и предназначениях. Он всегда доверял ее суждениям и ни разу не пожалел об этом.

Утром он приятно удивился, распахнув гардероб. Это Рай! Настоящий магловский Рай.
А вот Том и Северус всегда его ограничивали в выборе мантий: "Директор должен!..", "Глава МКМ не может!..", "Председатель Визенгамота обязан!.."

Интересно, а тут его сын, внуки и воспитанники, может, все же разделяют его вкусы? Это же счастье!
При жизни сын Том бархатную малиновую мантию в танцующих персиках и сливах соглашался накидывать только дома. Внук Теодор в сине-салатовый камзол из шерсти яков наряжался на отработки в подземелье, а Сати подаренное платьице надевала на магловский карнавал. Бесценный ученик Северус и вовсе плюшевую голубую мантию с оторочкой из зеленого тушкана даже не примерил! Обидно...
А тут ли они? Надо ли надеяться на встречу? Или, наоборот, молить, чтобы она не случилась как можно дольше?
"Ах! А не стряслось ли чего с Минервой? Как же она здесь оказалась вперед меня?!" - распереживался Дамблдор и, выбрав симпатичную салатовую парчовую мантию под сафьяновые алые тапочки и белую феску с кисточкой, поторопился на завтрак.
Вот тоже любопытно - покойник, а кушать хочется!

За стенами кабинета на Рай было похоже уже не так сильно.
Обвалившаяся штукатурка, обтрепавшиеся гобелены, паутина по углам. Некоторые факелы чадят. Другие и вовсе погасли. Что происходит такое?! Лучше лишите его красивых мантий! Зачем же так с прекрасным величественным замком, домом для многих и многих юных волшебников?!

На перекрестке в готового засучить рукава и лично-немедленно взяться за побелку-покраску-ремонт своего загробного мира директора врезался кто-то. Кто-то страшный, черный и пугающий. Мантия, похожая на крылья летучей мыши, в пятнах, сальные длинные патлы, из которых торчит желтоватый и крючковатый нос, злые глазки и тяжелая аура отчаяния и безысходности, облаком окружившая незнакомца.

- Директор?! Во что это вы вырядились?
- СЕВЕРУС??? Мой... мааальчик?! М... м... - Альбус призвал домовика, ухватил того за огромное ухо и, лишившись дара речи, только мычал и тыкал пальцем в Снейпа-Принца. Потом, отчаявшись донести мысль, перехватил домовика за шкирку и носом его, носом в грязные манжеты, в пятна на мантии... Зельевар уворачивался и отбивался, но тут директор обрел дар речи. - Я-а-а-а?! Я во что вырядился?! Ты, во-первых, как тут посмел оказаться вперед меня?! Я, во-вторых, умер и считаю возможным наряжаться теперь в то, что мне нравится! И ты, во-третьих, выглядишь чудовищно! Просто чудовищно! Монстр! Я не допущу монстров в моей школе! Гигиена! Ты, лопоухий лентяй! Почему вещи мастера не стираны?! Как такое могло стрястись? Почему в углах паутина? Я вас лично шваброй разгоню! Я тебя, Снейп, Помфри сдам, если в детстве не научил зубы чистить и голову мыть!

Восклицая и хватаясь за голову, директор пошел дальше, а Снейп и домовик в ступоре смотрели ему вслед. Потом домовик сморгнул и рубашка постиралась прямо на Снейпе. И даже, частично, вместе со Снейпом. К огромному его неудовольствию. Он вознамерился отчитать негодяя. Вот только исполнительный эльф уже исчез, с тем чтобы через пятнадцать минут часть его сородичей отправилась убирать паутину по всему Хогвартсу, а часть пошла на приступ закрытых разнообразными охранными заклинаниями покоев зельевара. Первую полосу обороны они взяли с наскока, а вот потом увязли. "Разминирование" подходов к грязным рубашкам заняло у бедолаг три часа.

Директор же быстрым шагом шел к Минерве. Ничего не понятно!
Северус? Да Северус просто не мог так выглядеть! Этот лощеный франт... Этот... этот бабник! Наследник Принцев, "золотой мальчик", завсегдатай раутов, тусовок и пляжных вечеринок!
Да! На первый курс Эйлин прислала в школу несколько неухоженного мальчика. Но потом, потом-то! После всех вечеров в гостях, после прогулок, после настоящей дружбы с Теодором, после бесед с Томом, который отчасти заменил мальчишке отца...
Это именно Северус пристрастил Альбуса к серфингу! Это Северус рассказал про модный магазин мантий из цветов и листьев на Гоа (за что потом был бит Томом на дружеской дуэли, "чтобы не учил папу плохому").
Он не мог, не мог так выглядеть!
А Селестина, Селестина-то как допустила, чтобы ее муж ходил с грязной шевелюрой?!
Нет, этого Альбус решительно не понимал. Разве только... разве что, это было такое наказание за грехи. Отработка - отмыть все вокруг. Все вокруг надо отмыть! Директор развернулся и пошел в Большой зал.

За завтраком Альбус Дамблдор отменил уроки на всю неделю. Вместо этого ученики при помощи волшебных палочек, под руководством учителей, должны были отмыть школу от крыши до подвалов.
Желающим получить дополнительные баллы старшекурсникам предлагалось составить проекты ремонта комнат и коридоров.
Пятьдесят призовых баллов за превосходно отремонтированную до двадцать пятого июня комнату. Это был заманчивый приз. Хаффлпаффцы оживились. Впервые за долгие годы они получили реальную возможность взять Кубок Школы.
Слизеринцы, занимающие пока что первое место, срочно послали сов за книгами с бытовыми чарами. Уступать Хаффлам они не собирались. Рейвенкловцы тоже не сидели сложа руки. Только Минерва кусала губы - ее львята были хороши в битве, но не очень хотели трудиться.

А Альбус подбадривал всех улыбкой и сладостями, кивал головой и не угадывал. Никого не угадывал. Даже Фоукс какой-то не такой. Все-таки нет. Это были не его, не родные. Просто другой мир, загробный и страшный. Много грешил ты, Альбус! Зря тебя ободрял Толстый Монах.
Ну, ничего. Как показывает опыт, и такое посмертие вполне по силам отмыть.

***



Вечером, в первый день Большой Уборки, Альбус постучал в кабинет Квиринуса Квиррела. Мальчик собирал чемодан и выглядел очень взволнованным.
- Я знаю, что вы говорили с Минервой, - не дав директору и рта раскрыть, выпалил он. - Я все равно поеду набираться опыта! Вы меня не удержите, так и знайте!
- Да я и не держу, - мягко улыбнулся Дамблдор. - Хочешь конфетку?
- Нет, спасибо. Я уже не ребенок!
- Конечно, мой мальчик. Разумеется. Но позволь, разве нельзя набраться где-то поближе? У Аберфорта, к примеру.

Надо сказать, что брат Альбуса - демонолог и экзорцист Аберфорт Дамблдор - был главой ОТ с середины пятидесятых годов. Он не очень-то любил заниматься благотворительностью и не всегда принимал к себе протеже порой чрезмерно сострадательного директора школы. Но в этом случае он не сможет отказать, Альбус был уверен.

- За кого вы меня принимаете?! Не буду я набираться у Аберфорта!
- Ну, это я, может, и хватил. Вечно у него сомнительные сущности и всякие опасности. И правильно, и нечего тебе там делать. Ты не кричи. Я же не держу. Опыт - дело хорошее. А в храбрости твоей я не сомневаюсь. И никогда не сомневался. Я в тебя всегда верил, хоть магией поклянусь!

Мальчик сник и присел на стул. Тяжело вздохнул.
- Только вы и верили. А так... даже я сам - не всегда.
- Ты не кисни, - подошел поближе Альбус. - Наберемся вдвоем, по маковку. Я вот думаю, что школу мы скоро отмоем, а вот Запретный Лес мне все каникулы чистить. Самое то для опыта. И будет тебе у кого поучиться, опять же. Ты не подумай, что я навязываюсь. Может, конечно, тебе стыдно в одном со мной деле участвовать. Старикашка, скажешь, чокнутый.
- Я? Да вы что?! Да я никогда так не скажу!
- Отлично! Значит, в июле начинаем. А если захочешь, в конце августа можно и в Албанию слетать. Знаю я там один подвальчик на предмет "набраться". Правда, не опытом, а хорошим таким сливовым вином. М-м-м-м!
- Директор, вот всегда вы надо мной шутите!
- А я не шучу. Насчет сливового вина или, там, медовухи, я всегда серьезен, как полный состав Визенгамота.

***



Хагрида с розовым зонтиком он увидел на рассвете второго дня, когда решил посмотреть - почему не чувствуется отклик щитов школы?
Мальчик играл с щенком цербера на опушке Запретного Леса.

Драконолог, светило науки и директор заповедника Валлийских зелёных драконов* был слегка пьян, странно одет и отвратительно волосат. Драконолог просто по определению не может так обрасти. "Милые малыши" Хагрида норовили всех посетителей опалить, как хорошая хозяйка курят за пять кнатов. Рубеус всегда был чисто выбрит, коротко стрижен, красен лицом и почти начисто лишен бровей.

- Доброе утро, мой мальчик, - кивнул Альбус и воспользовался чарами, которым научил его сибиряк Боримир. Гусли-самогуды тут же затренькали что-то лирическое, а щеночек, рванувшийся было поиграть с новым человеком, зевнул во все три пасти и уснул, поджав под себя лапы.
- Директор! Эт, вот, последнее лето Флаффи бегать! Посадим потом под замок. Жалко-то как! - полувеликан всхлипнул.

Альбус прищурился на зонтик. Внутри розового безобразия явственно чувствовался остов некоего артефакта, похожего на волшебную палочку.

Почему дамский зонтик? Почему такого цвета? И как отмыть этакое безобразие? (А еще остричь и протрезвить, желательно.)

Хорошо хоть какие-то черты характера дорогих друзей не изменились в этом ужасном месте. С самого детства Хагрид любил поговорить. И все желающие (и не желающие) были уведомлены о славном характере и добром сердце папы Мортимера, особенностях пищеварения фестралов и сложностях выведения акромантулов (тут полувеликан был вовремя схвачен за руку бдительным профессором трансфигурации, и Арагог отправился в Борнео, с обещанием не забывать друга и воспитателя, а сам начинающий зоолог впервые получил отработки в зверинце и возможность подрабатывать летом в драконарии Уэльса).
Воспользовался маленькой слабостью своего ученика директор и сейчас. Вызнать несчастливую историю было несложно. Но очень горько. Зачем ему это показывают? За что? Он же помог, не допустил! Этого ничего не случилось!

Хагрид под диктовку написал доверенность на представление в суде и два заявления: с просьбой пересмотреть дело и со встречным иском к аврорату, который довольствовался косвенными уликами в таком преступлении.

Пора посмотреть на Министерство и Визенгамот. Там наверняка тоже есть чему ужаснуться.
А заодно можно будет найти "старушку Гризли" (Главу Волшебной аттестационной Комиссии, почетного члена Визенгамота, Гризельду Марчбенкс, разумеется, но школьные клички остаются за некоторыми людьми и через сто, и через двести лет) и договориться о сдаче СОВ и ЖАБА для Хагрида. Мальчик заслуживает большего! Этот его "пушистик", Арагог все тот же, до сих пор живущий где-то в Запретном лесу (это тропический паук, представить сложно, сколько магии Рубеус вложил в тот клочочек леса!), может, и еще питомцы. Определенно, стоит узнать, кто там нынче директор у "зеленых". Такой талант просто стыдно зарывать в землю! Пусть былой карьеры Хагрид не сделает (директор должен перед комиссиями не робеть и в запутанных бумажках хорошо разбираться, а этого навыка бедолаге уже не освоить), но уж до ведущего специалиста дослужится быстро - Альбус об этом был готов бороду прозакладывать!

Министром Магии загробного мира был Корнелиус Фадж. Хороший юноша, но вряд ли вообще возможно найти на этот пост кандидатуру лучше малыша Тома. Приемного, конечно же. Интересно, в какой сфере деятельности занят Том Реддл? Где он с большей гарантией похоронит себя, свой талант, своё будущее? Серебряные ложечки вампирам продает? Приказчиком в Лютный устроился?
Отец второй день после припадка суетится и не соблюдает режим, а его все нет. Невероятное что-то. Семью Том любил истово, сильнее, чем нюхлер золото. И за здоровьем отца (приемного, да) следил строже, чем драконица за первой кладкой.
"Определенно, встреча с Хагридом повлияла на восприятие окружающего мира", - довольно улыбнулся директор и потянул в рот сладость, обнаруженную в кармане мантии.
Конфетки!

Леденцы были странными. Пора бы запомнить, что на сладости ему с детства не везет. С тех самых пор, как отведал гадкий бетти-бобс. Потом, помнится, в школе еще покупал засахаренные лимоны и ананасы - магловские сласти. Жуткая приторная гадость. Отдал одному нытику со Слизерина, который вечно жаловался, что в подземельях холодно, в коридорах дует, стулья жесткие, а на гербологии грязно и навозом воняет.
Эти сладости тоже неудачные. Сперва вроде бы леденец, а потом все во рту шипит и прыгает. И стучится о зубы и нёбо. Ужасные ощущения. Такими конфетами хорошо затыкать занудных коллег. Только он решит рот открыть, а ты ему: "Лимонный леденец, мой мальчик?" И Биннс нейтрализован. На все времена. И от Катберта, и от Роберта, и даже от Джерома Биннса с гарантией помогло бы, если бы он, Альбус, был столь жесток, чтобы предложить хоть кому-то таких конфет.
Котлокексы. И только они.
Со старым-добрым Огденским. Или можно с коньяком. Там еще такая вишенка внутри... м-м-м-м!
Примечания:
расположен в горах Уэльса, Великобритания.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.