Дамбигуд 2163

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Минерва МакГонагалл, Северус Снейп, Альбус Дамблдор
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Hurt/comfort, AU, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Элементы гета
Размер:
Миди, 28 страниц, 7 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Golgofa
«Всеобщее Благо» от LeClerck
«Отличная работа!» от Alexx_volkov
«Отличная работа!» от Kimatoy
«За лучшего Дамбигуда!)» от Aliche Vailand
«До слез. Чудесная история! » от MarMaLade
«+» от Flyingmark
«Самый лучший фанфик по ГП !» от Roip
«Добрейший из всех! Чудо» от Axe54
«Отличная работа!» от Нереина
... и еще 16 награды
Описание:
Дамбигуд в Дамбигада.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
аудиоверсия фанфика: https://yadi.sk/d/SERgEM5t3U9vDq

Глава 5. Киндер-сюрприз

5 мая 2015, 21:00
Через пять лет, побывав на крестинах дочери МакГонагалл и на свадьбе Северуса Снейпа, Альбус смог отложить хроноворот. Хоть и не до конца, но окружающий мир удалось вытащить из трясины, можно было справиться и без утомительного умножения. Теперь пора приступать к главному делу.
Самому главному.

Том. Бедолага Том.
Его несчастный сын, раздробивший душу на несколько частей.
Их предстояло собрать, словно магловскую игрушку, которую прячут в шоколадном яйце.

Первый встреченный крестраж оказался в медальоне.
Сириус избавился от проклятой вещи, а Альбус положил начало своей коллекции Смерти.
О, какой шок он испытал, увидев среди сваленных грудой предметов знакомый кусочек ауры. Варварски вырванный клок из родной души. Сердце ныло, словно кто-то из него клещами вырвал солидный кусок. Том, Том! Что же ты наделал?!

Потом пришлось побегать.
Воспоминания, счета, билеты, чудом уцелевшие на личных квартирах Реддла и в охотничьих домиках друзей Тома - надо было проверить и перепроверить их все. А второй крестраж нашелся случайно - когда Дамблдор ходил по коридору восьмого этажа и наткнулся на дверь, за которой лежала диадема. Такая славная, ее так хотелось примерить. Казалось, что мысли сразу встанут на место и он поймет все тайны мира. Где спрятаны крестражи - в том числе.
Отдернул руку Альбус лишь в последний момент, вдруг отчетливо услышал голос сына: "Папа, это не твой фасончик!"
Вот всегда они с Северусом были против прекрасного!

Потом он как мог исследовал дом в Годриковой лощине. Пригласил Гарри на чай. Показал мальчику пару кристаллов-определителей Темной Магии, окончательно убеждаясь в неутешительных выводах.
Хорошо, что Альбус уже сталкивался с живым гарантом бессмертия. Разделение прошло без осложнений и заминок, хоть было и не очень просто. Но главное результат - мальчик был свободен.

Чашу Хаффлпафф в сейфе Беллы заметил Билли, вот только как к ней подступиться - не мог даже предположить.
Орденцами строились планы разной степени сложности. Мундунгус предлагал украсть. Хагрид, к слову, поддерживал. Заодно обещал украсть и дракона, который охраняет вход в хранилище Лестрейнджей: "Малыша там обижают, потому шт!"
Минерва предлагала добиться выдачи чаши по суду. Или выкупить. Вот только судиться с гоблинами бесполезно.
Артур, к возмущению Дамблдора, предложил Билли самому вынуть дух из чаши и тайно вынести его из банка в зачарованной бутылке. Хорошо, что Билл был в курсе того, что выносить что-то из Гринготса украдкой - идея еще хуже, чем судиться с банком.
Аластор предложил устранить Беллу и Рабастана. Сириус и Ремус - обмануть ее, сказав, что собираются воскресить Лорда (тут Альбус грустно усмехнулся). И понял, что идею соратники все-таки предложили.

Ведь что гоблины? В дела людей они не лезут - пришел бы владелец сейфа. Или его представитель с ключиком от нужной ячейки. Ключик изъяли при аресте, теперь он хранится в Азкабане, вместе с прочими вещами мистера и миссис Лестрейндж. Получить его во временное пользование не составило труда. Чашу не стали даже выносить из хранилища. Добытая частица души присоединилась к коллекции.

А через день после посещения Гринготса неизвестный лупоглазый эльф, заявивший, что его послали скрытно передать "страшную вещь" (в наволочке с гербом Малфоев), стеная и норовя удариться посильнее о стол и книжные полки, "подбросил" черную тетрадь "доброму волшебнику Дамблдору, сэру".

Но Альбус чувствовал - это еще не все. Да и старый сокурсник - слизеринец Слагхорн (тот самый, получивший в детстве магловские засахаренные фрукты) прислал письмо, в котором намекал на свою беседу с Томом. Якобы крестражей должно было бы быть семь.

Якорь был очевиден: кольцо Гонтов с воскрешающим камнем. И место его хранения можно вычислить. Вариантов не много. Для начала стоило навестить старую хижину, дом Меропы, на месте которого Альбус помнил особнячок, спроектированный лично Томом. Одинокие матери в сложной жизненной ситуации могли получить там комнату и стол сроком на месяц, не внося платы за жилье.
Особнячка, разумеется, не было. Вросла в землю покосившаяся халупа. И это не чары, отталкивающие маглов. Не обманный внешний вид, маскирующий расширение пространства и роскошь отделки внутри. Нет, маги действительно ютились, словно безработные и бездомные маглы, незнакомые с зельями, трансфигурацией, анимацией, рунами... Артефакт хранился в тайничке, также устроенном совершенно по-магловски. Потому Дамблдор едва не пропустил гнусное проклятие, подвешенное на кольцо. Пришлось снимать в спешном порядке, а потом прятать в мешочек и надеяться, что сможет донести до защищенной лаборатории и разобраться в чарах предметно.
Повезло, успел.
Но пока разрушил черную паутину, порожденную Темным Искусством, весь взмок. Пришлось оставлять свои драгоценности без присмотра и отправляться в купальню.
Нежась в розовой пене, директора вдруг осенило. Бывает так. Сидишь себе, запускаешь уточек, и вдруг становится понятно, что душа сама стремится к полноте. Нужно только рассчитать время, амулеты и найти место силы.
Немного нумерологии, только и всего.

Место - Хогвартс.
Амулет присутствия (идеальный) - воскрешающий камень. Можно заменить сочетанием обсидианового черепа с кольцами Солу. Но замещать ничего не придется - камню так или иначе участвовать.
И лучшее время - рассвет. Май. Объединение, крепость, сила и мощь. Через пять дней после Живы, о которой Боримир рассказывал (на кельтский манер - Бельтейн, но уже очень давно в Англии не отмечали друидских праздников, помня про обязательные жертвоприношения младенцев и воинов). А лучше для Тома - на пятый день Живы, чтобы как раз между смертью и жизнью дорога.

- Эти русы, - фыркнул директор и подул на пену, заставив ее взлететь розовыми пушистыми хлопьями. - Все-то праздники они по неделе празднуют!

***



- Альбус, ты так смотришь... как будто прощаешься, - после недолгого молчания сказала МакГонагалл.
- Что ты, Минерва. Просто такой старик, как я, должен всегда помнить... как там говорит Проповедник?
- "О смертном часе", - скривилась женщина. - Тебе рано. Маги отлично живут до двухсот-трехсот лет.
- Но я полностью сед. И по мнению многих - в абсолютном маразме.
- Что за глупости ты говоришь?!
- Вот и я о том же! Не бойся, Минерва. Мне незачем прощаться. Достаточно сказать "до свидания".
- Мне не нравится направление мысли. Постой. Ты собрал крестражи. Ты... Ты что-то выяснил? Это опасно? Быть может, в таком случае...
- Минерва, я скажу тебе правду. Чтобы уничтожить крестражи, достаточно одного заклинания. Последовательность уничтожения не важна.
- Но? - осторожно спросила она, заметив, что старик ушел в свои мысли и не собирается больше говорить о предстоящем ритуале.
- Но? О чем ты?
- Просто уничтожить. Но ты, я понимаю, задумал что-то еще? Что?
- Уничтожив частички порознь, мы лишим Тома посмертия. Это страшно. Куда страшнее, чем смерть. Минерва, дорогая моя девочка. Просто выслушай, а поймешь потом. Ты только думаешь, что я могу оставить все, как есть, забыть, что было, и радоваться жизни, кататься на доске, покупать новые мантии. Это не так. Это непосильно. Я просто не могу бросить Тома. Сейчас, как никогда ему нужна помощь.
- Ты бросишь нас ради него?!
- Я останусь в вашей памяти. Я всегда буду рядом. Но я долго думал. И понял, что дорога передо мной только одна. Та, что ведет следом за Томом Реддлом.
- Но ты сам говорил, что он не умер! Ты не можешь нас бросить!
- Дух развеется, лишь только пропадут крестражи. А расставание... Так бывает, девочка моя. Ты знаешь это лучше меня. Так бывает, что люди расстаются. Кто-то уходит, а кому-то выпала судьба идти дальше. Я ухожу. Пора.
- Как... как скоро? - МакГонагалл чувствовала, что еще немного, и разрыдается на плече у учителя.
- Май. Шестого мая. А пока, может быть угостишь меня печеньем?
- Ни крошки тебе не дам, - все же разрыдалась она, уже чувствуя себя брошенной.
- Ну, ну, моя дорогая. Слишком жестоко так поступать со стариком, навроде меня. Знаешь что? Пойдем-ка к Северусу. Его жена печет отменные торты. А больше готовить ничего не умеет. Прекрасная женщина!

***



Альбус Дамблдор был стареньким волшебником. Бесконечно добрым и светлым. Весьма любившим повторять, что смерть - лишь очередное приключение для высокоразвитого ума, хоть посмертие обычно портит характеры друзей и знакомых.
Он ушел из жизни в мае 1996 года.
Вероятно, смотрел на восход солнца с площадки Астрономической башни, когда случился приступ. Судорога это была или сердце - никто не скажет уже, но руки подломились, и великий маг упал за ограждение. Хоронить тело пришлось в закрытом гробу.

Были те, кто радовался его кончине. Были те, кто искренне скорбел. Множество обывателей покачали головой и вернулись к своему утреннему кофе.

Магической Британии прочили век невиданного расцвета и процветания - вот что важно.
Альбус же был человеком из совсем другой эпохи.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.