Истории невидимых героев 20

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Всем известны истории сильных мира сего. Но мало кто понимает, что историю двигают не только полководцы, но и солдаты. Эта повесть - о тех, чьи имена неизвестны, о тех, кто живёт в Азероте, любит и ненавидит, сражается, побеждает и проигрывает, о новой жизни Отрекшихся и рыцарей смерти, старых проблемах людей и эльфов, и том, что не всегда противоположные фракции являются гарантией ненависти.

Посвящение:
Той Амалэджес на WoWCircle, с которой всё и началось

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Действие происходит в мире WoW времен дополнения Wrath of the Lich King.

Глава 20. Пластическая некромантия

10 сентября 2019, 15:00
      Сознание вернулось внезапно и, почему-то, с явным ощущением дежа вю. Амалэджес с трудом разлепила тяжёлые веки и, попытавшись откинуть волосы с глаз рукой, удивлённо вскрикнула. Тут же в поле зрения появилось абсолютно счастливое лицо отрёкшегося, с довольной улыбкой глядящего ей в глаза.       — Доброе утро! — радостно поздоровался он, с некоторым беспокойством рассматривая девушку. — Помнишь, кто ты и кто я?       — Я Джес, а ты Чарг, пожалуйста, объясни, какого чёрта произошло, — отозвалась Джес, тупо рассматривая свою руку. Вместо привычных костей, проглядывающих сквозь порванную кожу, была обычная кисть с тонкими длинными пальцами и аккуратными ногтями, разве что мертвенно-серая. — Это… это как вообще?       — Это ты всю картину не видела, — засуетился чернокнижник, выкатывая что-то из угла неярко освещённой комнаты, в которой они находились. При ближайшем рассмотрении «что-то» оказалось высоким зеркалом в позеленевшей от времени витой раме. — Я взял на себя смелость сделать всё по своему вкусу, потому… Что скажете, милая леди?       Джес ошарашенно уставилась в серебристую поверхность зеркала. Оттуда на неё смотрела абсолютно нормальная и очень симпатичная девушка с длинными пепельно-русыми волосами, одетая в простые полотняные брюки и фиолетовую шерстяную рубашку. От обычного живого человека её отличали только серая безжизненная кожа и горящие ярким фиолетовым огнём глаза. Жрица осторожно коснулась своего лица, не веря своим глазам, но отражение послушно повторило жест за ней. Слегка пошатываясь, девушка встала с низкой кровати и подошла к зеркалу ближе.       Глаза её явно не обманывали. Это действительно была она, и новое тело двигалось куда более плавно и изящно, чем старое. Придётся, конечно, заново привыкнуть к центру тяжести и координации, но будет проще, значительно проще. Задумчивость прервал голос Чарга из-за спины.       — Миледи, я начинаю нервничать. Что скажете-то? — поинтересовался чернокнижник.       — Скажу, что я в глубоком шоке, но мне определённо нравится, — отозвалась жрица. — А теперь, пожалуйста, объясни, где мы и что случилось. Последнее, что я помню, это… — Джес задумалась, — это драка с василисками и что ты что-то мне кричал. И… стоп, а где ящерёнок?       — Секундочку, — Чарг широко улыбнулся. — Кассиль! Ита! Можно!       Джес обернулась на топот из коридора, уводящего наружу, и спустя несколько секунд была сбита с ног демонической гончей и довольно крупным ящером-подростком. Оба зверя всячески тёрлись об неё, выражая своё счастье каждой своей клеточкой от носа до хвоста. Девушка довольно расхохоталась и, обняв зверей, уселась на полу. Кассиль тут же улёгся рядом, уложив морду ей на колени, а ящер лёг за спиной и устроил голову на плече хозяйки. Та с улыбкой почесала ему под челюстью и, облокотившись на него, выжидающе посмотрела на Чарга.       — Почему Ита? — спросила она.       — Не знаю, — мужчина пожал плечами. — Просто Ита. Думал, как назвать, вслух перебирал имена. А она возьми и отзовись на это. Решил оставить.       — Ага… — протянула Джес. — У тебя гребень есть?       — Так и знал, — хихикнул Чарг и, порывшись в сундуке возле кровати, бросил девушке изящный деревянный гребень. — Специально для тебя купил. И ленты вот тоже.       — Ты как всегда неподражаем в своей галантности, — улыбнулась девушка и начала осторожно расчёсывать густые волосы, свисающие ниже поясницы. — А теперь, умоляю, объясни, что случилось и почему я так выгляжу!       — Ну… — чернокнижник удобно уселся на кровать и почесал в затылке, — начну с того, что с момента наших приключений в Тернистой долине прошёл уже год.       — Чего-о?! — Джес удивлённо подалась вперёд.       — Того. Слушай дальше.

***

      Чарг устало опустился на каменный пол своей комнаты в алхимическом квартале и, обняв костлявые колени, обречённо уставился на стоящую перед ним хрустальную статую. Прозрачная неподвижная девушка взирала на него с немым укором, и чернокнижник, уткнувшись лицом в сидящего рядом Кассиля, тихонько завыл от бессилия. Опять неудача, в который раз.       С той ночи, как его подруга встретилась взглядом с матриархом василисков, прошёл уже почти год. Чаргу стоило немалых трудов бережно перевезти хрустальную статую из Тернистой долины в Подгород и при этом ещё и уследить за малышкой-ящером, ни на шаг не отходящей от своей окаменевшей хозяйки. Поначалу чернокнижник был настроен весьма оптимистично: в его личном кабинете в квартале Фармацевтов было множество книг по алхимии, сундуки и полки полнились самыми разными ингредиентами со всего Азерота, оставалось только найти нужную формулу. Добравшись домой, он осторожно уложил статую на низкую кровать у стены и принялся за работу.       Но время шло, дни складывались в недели, а результата всё не было. Чарг работал днями и ночами, периодически совершая вылазки за недостающими материалами, создавал зелье за зельем, эликсир за эликсиром, но Джес оставалась неизменно холодной и прозрачной. Однажды он, казалось, продвинулся к успеху — после испытания очередного эликсира руки девушки слегка ожили, но, увы, через полчаса всё вернулось в изначальное состояние, и любая работа в этом направлении оказалась безуспешной.       У чернокнижника потихоньку иссякали силы. Он чувствовал себя виноватым, и чувство усиливалось каждый раз, как подрастающий ящер, которого он нарёк Итой, подходил к статуе и с жалобным писком тыкался мордочкой ей в руку. Чарг понимал зверёныша — у него самого часто возникало такое же желание. Впрочем, именно ящер помогал ему не скатиться в полное уныние, так как требовал постоянной заботы о себе. Кассиль охотился на птиц и мелких животных, сам Чарг гулял с детёнышем, с некоторым теплом в душе наблюдая за радостно скачущим вокруг зверем, и с новыми силами погружался в изучение рецептов и свойств трав и других материалов.       «Она должна увидеть своего ящерёнка, обязательно должна».       Но сегодня вдохновение вновь было на исходе. Чарг перепробовал уже всё, что только мог, и всё было тщетно. Ни один алхимик, ни одна книга не смогли ему помочь. Внезапно поток унылых мыслей был нарушен хриплым голосом, донёсшимся от входа в комнату.       — Не помешаю?       Чарг обернулся и увидел Джозефа, заведующего лабораториями Подгорода. Неформального вида отрёкшийся с ядовито-жёлтыми шипами из волос на голове и повязкой в виде черепушки на одном глазу стоял на пороге, вытирая руки о заляпанный чем-то красным передник, и с явным сочувствием смотрел на чернокнижника.       — Не помешаешь, — тоскливо отозвался Чарг.       — Слушай, я, конечно, всё понимаю, но оживить статую — это очень странная идея, — осторожно начал Джозеф. — Может, стоит заняться другими исследованиями, если уж очень хочется что-нибудь открыть?       — Да при чём тут это? — огрызнулся чернокнижник. — Это не статуя. Вернее, не совсем статуя. Она встретилась взглядом с василиском.       — Серьёзно? — его собеседник поменялся в лице. — И давно?       — Год назад.       — Чарг, ты идиот, — помолчав немного, резюмировал Джозеф. — Ты не мог мне сразу всю ситуацию обрисовать? Ну, или хотя бы в первые месяцы? Ты ж сейчас уже точно ничего не сделаешь, процесс превращения давно завершён.       Чернокнижник глухо застонал, обхватив голову руками. Если до этого ему казалось, что хуже себя чувствовать нельзя, то теперь он ясно понял, что ошибался. К чувству вины примешалось ещё одно, нашёптывающее, что его самоуверенность опять привела к кошмарным последствиям.       — Хотя… — неожиданно продолжил Джозеф, — кое-что можно попробовать. Но это затея рискованная, и не факт, что она выгорит.       — Что? — поднял голову Чарг.       — Ты знаешь, что такое камни души? — задумчиво протянул алхимик.       — Что-то слышал, но никогда не изучал вопрос, — недоумевающе отозвался чернокнижник. — А что?       — А то. Ты можешь попробовать переселить её душу в новое тело. Не смотри на меня так, подробности тебе скорее библиотека расскажет, чем я, я уже очень давно ничем, кроме алхимии, не занимался, — поспешно ответил на не заданный вопрос Джозеф. — Только тело найди симпатичное, ты ж не хочешь вместо «спасибо» получить «а чего это у меня ноги такие кривые»?       — Спасибо! — бросил уже на бегу Чарг, вылетая из небольшого коридора и взяв курс на библиотеку квартала Магов.       — Да не за что… — пожал плечами Джозеф, провожая его взглядом. — Ох и молодежь…       Всю ночь Чарг просидел в библиотеке, штудируя пыльные тома с мудростью древних чернокнижников, и, наконец, к утру составил план действий. Заклятие было достаточно сложным и требовало полной концентрации, но давало хоть какой-то шанс на успех. С рассветом Чарг выехал из ворот разрушенного Лордерона и пришпорил огненного скакуна в сторону Серебряного бора, где находилось нужное ему место.       До Янтарной мельницы он доскакал уже к вечеру, благо, отдых не требовался ни ему, ни Угольку, как он ласково звал коня ввиду абсолютной непроизносимости его истинного имени. На подъезде к мельнице чернокнижник спешился и, оставив коня у дороги, осторожно пошел к деревне. Зелье невидимости, конечно, давало очень большой плюс к маскировке, но слишком сильно рисковать не стоило.       Жители деревни уже выходили прогуляться после трудового дня, так что на улицах было людно. Спустя полчаса наблюдений цепкий взгляд Чарга наконец-то заметил жертву, подходившую ему по всем параметрам. Совсем юная девушка в одежде магов старого Даларана вышла из домика неподалёку от импровизированного наблюдательного пункта отрёкшегося и, тихо что-то напевая, села на ступеньках. Некоторая нервозность движений выдавала беспокойство девушки… ждала кого-то? Чарг на секунду задумался и, вызвав из небытия суккуба, шепотом объяснил ему требуемую задачу.       — Мария! — раздался приятный мужской голос. Девушка обернулась и увидела того, кто и был причиной её сегодняшнего беспокойства. Михаэль, молодой волшебник, мечта доброй половины девушек Янтарной мельницы и её в том числе. Парень стоял на границе с лесом и улыбался так, что у Марии заныло сердце.       — Здравствуй, — дрожащим голосом ответила она, тщетно пытаясь совладать с волнением. — А почему ты там?       — Я решил устроить нам встречу не в деревне, — улыбнулся он ещё обворожительнее. — Там слишком мало романтики и слишком много людей, которые могут нам помешать. Или ты передумала со мной прогуляться?       — Да нет, — девушка поспешно встала и подбежала к возлюбленному. — Идём?       Парень галантно взял Марию под руку и, рассказывая всякие истории и прибаутки о магическом ремесле, повел её по тропинке вглубь леса. Там, по его заверению, недалеко находилась полянка с родником, которую не так просто обнаружить, и он хотел бы показать её красоту Марии. Девушка заливисто смеялась, слушая его рассказы, и чувствовала себя самой счастливой на свете. Сейчас ей казалось неважным, что мать будет ругаться за позднее возвращение, что отец опять может отстегать её хворостиной, что завтра ранний подъем, а она не выспится… всё было неважно, главное, что Михаэль рядом.       Внезапно девушка поняла, что они уже достаточно глубоко в лесу, а обещанной полянки всё нет и нет. Мария с беспокойством заглянула в лицо возлюбленного, и вдруг по спине пополз противный липкий холодок ужаса. Ослеплённая своими чувствами, она не заметила сразу, что что-то явно было не так.       — Михаэль, ты… — дрожащим голосом пролепетала она.       — Да, любовь моя? — издевательски проворковал парень, цепко, будто стальными тисками, держа её за запястья. Глаза демона быстро наливались темнотой, на голове показались кокетливо загнутые рожки. — Иди ко мне, поцелую…       При виде раздвоенного языка, показавшегося из-за острых ослепительно-белых зубов, молоденькая волшебница вскрикнула и лишилась чувств. Суккуб быстро принял свой излюбленный вид девицы в откровенном наряде и перехватил девушку поудобнее.       — Хозяин, она готова, — негромко сказал он в темноту.       — Умничка. Она жива? — спросил Чарг, выходя из-под сени леса.       — Живее всех живых, но я её немножко напугал, так что она в обмороке, — заверил его суккуб.       — Отлично, — кивнул чернокнижник, подзывая Уголька и взбираясь в седло. — Накинь ей мешок на голову и тащи за мной, да аккуратнее, не повреди ей ничего.       Мария пришла в себя через несколько часов. То, что она влипла в пренеприятнейшую ситуацию, было очевидно как солнце, поднимающееся на востоке. Грубая ткань закрывала обзор, рот затыкала какая-то тряпка, руки и ноги были крепко связаны, а её саму куда-то тащили с ощутимой скоростью. Девушка попыталась освободиться, но чья-то железная хватка сжала её ещё сильнее, не оставляя ни малейшего шанса. Оставалось лишь молиться, что она и сделала, чувствуя, как по лицу ручьями текут горькие слёзы. Говорила мать, не нужен ей был этот Михаэль…       Девушка уже окончательно потеряла счёт времени, когда ощущение полёта прекратилось и её довольно аккуратно сгрузили на твёрдую поверхность. Мешок с головы резко сорвали, и Мария глухо вскрикнула от страха. Над ней склонился жуткого вида мужчина, похожий скорее на живой труп, чем на человека. Ей с самого разрушения Лордерона рассказывали о них, чья воля вышла из-под контроля Короля-лича и чья ненависть не знала себе равных. Она попала в самое логово отрёкшихся и явно не потому, что её позвали выпить чаю. Мужчина неожиданно по-доброму улыбнулся и вытащил кляп изо рта девушки.       — Орать бесполезно, тебе всё равно никто не поможет, — спокойно предупредил он.       — Вы… вы меня убьёте?.. Или хуже?.. — Мария покосилась на стоящую рядом хрустальную статую и мелко задрожала от страха.       — Да. Нет. Не совсем, — туманно отозвался Отрёкшийся. — Я подарю тебе новую жизнь. Вернее, не совсем тебе, но ты в этом поучаствуешь.       — Я не хочу становиться такой, как вы! — голос девушки срывался то ли от ненависти, то ли от подступивших к горлу слёз.       — Упаси тебя Тёмная Госпожа, этого у меня и в мыслях не было! — брезгливо фыркнул мужчина. — Так, а теперь будь паинькой и помолчи, а то опять рот заткну.       Тихо давясь слезами, Мария наблюдала за странной картиной. Отрёкшийся подошёл к статуе и, приложив к ней костлявые ладони, что-то тихонько, нараспев, зашептал. Хриплый бархатистый голос мужчины завораживал, а вокруг его ладоней потихоньку зажигалось фиолетовое сияние. Текли минуты, сияние оформлялось, и на самой высокой ноте грустной песни в руки нежити с тихим звоном упал небольшой фиолетовый кристалл. Отрёкшийся улыбнулся, бережно положил кристалл на стол и подошёл к Марии.       — Больно не будет, — спокойно пообещал он, — ты просто уснёшь.       Измученная страхом и лишённая возможности сопротивляться девушка с молчаливой покорностью перенесла прикосновение холодных рук к своей груди. Мужчина вновь начал свою песню на странном, жутком языке, и Мария явственно почувствовала, как утекает из неё жизнь. Это было похоже на сон на морозе, на смертельную, но безболезненную рану… накатывало вялое безразличие, глаза сами закрывались, по телу поднималась слабость. Ещё несколько ударов сердца — и с губ Марии сорвался последний вздох, а в руки Чарга упал второй кристалл. Его он уже менее бережно положил на стол и, взяв камень души Джес, коснулся им груди мёртвой девушки. Новая тихая песня, только уже с более радостными, более живыми интонациями, — и от кристалла к сердцу и лбу девушки потянулись тонкие сияющие лучи. Спустя пять минут заклятие было дочитано, кристалл потух, и Чарг, бережно переодев девушку в купленную по дороге домой новую одежду, сел рядом с кроватью и приготовился ждать. Душе требовалось время, чтоб соединиться с телом.       Через несколько часов Чарг начал волноваться. Он не знал, сколько именно времени требуется, и каждая минута казалась ему вечностью. Но вдруг рука мёртвой девушки дрогнула, а потом и поднялась к лицу. Чернокнижник, не веря своим глазам, вскочил и склонился над ней. Лицо Марии неуловимо изменилось, приобретя черты Амалэджес, а когда через секунду она открыла глаза, Чарг едва удержался от радостного вопля.       — Доброе утро! — радостно поздоровался он, с волнением глядя в горящие странным фиолетовым огнём глаза девушки. ¬ Помнишь, кто ты и кто я?

***

      — С ума сойти можно, — пробормотала Джес, всё ещё зачарованно водя гребнем по непривычно длинным волосам. — Ну, ты и извращенец, конечно.       — Изобретательный извращенец, я попрошу, — хмыкнул Чарг, любуясь подругой. — Я обещал себе, что ты поправишься, так что пути назад не было.       — А почему у меня глаза фиолетовые? — поинтересовалась девушка, ещё раз взглянув в зеркало.       — Понятия не имею, — пожал плечами чернокнижник. — Видимо, издержки способа воскрешения. Кстати, из тебя вышла милейшая статуя.       — Да уж, — фыркнула Джес, переведя взгляд на хрустальное изваяние в углу. — Я что, действительно такая горбатая была?       — Угу.       — Ужас. Ладно, какие планы на будущее? — спросила девушка, тщательно заплетая косу и перевязывая её лентой.       — Да вот… — Чарг порылся в сумке и достал свёрнутый лист бумаги. — Я получил воззвание вождя. Старый Тёмный портал вновь проснулся, и первые батальоны Орды и Альянса уже прошли на ту сторону. Если ты хочешь, — чернокнижник замялся, — можешь составить мне компанию. Я тебе очки зеркальные куплю, чтоб такого больше не повторялось.       — Очень мило с твоей стороны, — хихикнула Джес. — Но… ты же знаешь мою цель.       — Не думаю, что ты сейчас к ней готова, — мягко возразил Чарг. — Прекрасная леди, тамошние края суровы, а обитающие в них твари крайне опасны. А вы начали овладевать искусством боя около полутора лет назад, из которых год украшали мою скромную обитель. Я бывал в Нордсколе, и с уверенностью могу сказать, что даже я к нему ещё не готов.       — Ты серьёзно или просто один остаться не хочешь? — с подозрением уточнила жрица. В глубине души она понимала, что чернокнижник прав, но мириться с этим не очень хотелось, особенно с учётом потерянного года.       — И то, и то, — честно признался Чарг. — У меня никого нет, кроме тебя. Демоны не в счёт. Ты хоть свою паладиншу найти можешь, при желании, мне и искать-то некого. Так что, пойдём со мной?       — Ладно уж, — вздохнула девушка, — умеешь ты уговаривать. А моя паладинша сейчас может быть где угодно, если она вообще ещё жива.       — Вот и славно, — лицо мужчины просветлело. — Я пока искал, как тебя вытащить из булыжника, нашёл массу интересного в книгах, в том числе и для тебя, хотел бы ознакомиться подробнее. Пошли, покажу!       — Вот же неугомонный… — проворчала Джес, поднимаясь с пола. — Веди давай, чего уж там.

***

      — Мне здесь не нравится, — шепнула Джес Чаргу.       — Мне тоже, но что поделать, — тихо отозвался он.       Отрёкшиеся со своими верными скакунами стояли на краю чёрного кратера в самом сердце выжженных Скверной территорий. Ниже по склону дымился, истекая кислотной кровью, труп гончей Скверны, решившей закусить свежей нежитятинкой, что стало худшим решением в её жизни. Кассиль, клыки которого внесли в эту короткую битву наибольший вклад, сидел у ног Чарга и недовольно похрюкивал, периодически принюхиваясь. За спиной Джес стоял Малтазан, неофициально ставший её персональным охранником. Несколько дней в библиотеке и две недели в тренировочной комнате в комплекте с верными демонами давали достаточную уверенность в своих силах, что неплохо подтверждалось несколькими короткими схватками с тварями возле портала, но атмосфера от этого менее гнетущей не становилась.       — Джесси, нам, кажется, туда, — кивнул Чарг на небольшой лагерь у самого подножия огромного портала в глубине кратера. Половину лагеря занимали красные палатки Орды, вторую половину — светлые шатры с гербами Альянса. Судя по всему, вынужденные соседи друг друга не особо жаловали, но выбирать не приходилось.       — Командир, мы прибыли добровольцами на фронт! — отрапортовал Чарг, подходя к хмурому орку, стоящему возле карты на столе в центре лагеря.       — Хлипкая нежить… — недовольно прорычал тот. — Ладно, мы не в том положении, чтоб перебирать солдат. Я полководец Дар’тун. Вы в курсе, что у нас происходит?       — В общих чертах, — уже менее бодро ответил чернокнижник. Никогда не любил орков, жаль, что контактов с ними не избежать.       — Это — Тёмный портал, — кивнул Дар’тун в сторону жуткого строения, охраняемого каменными изваяниями в надвинутых на лицо капюшонах. — И много лет после прихода Легиона на Азерот он оставался безмолвным. Даже мы, орки, забыли о нём, хотя вина за него лежит на нашем народе. Но теперь он проснулся.       — Заметно, — тихонько пробормотала Джес, с опаской глядя на клубы зеленоватого света в арке портала, напоминающие клубок змей.       — Не перебивай! — рыкнул полководец и продолжил свою речь. — Благо, этот лагерь всегда существовал, как и небольшое войско при нём. Оно смогло отразить нападение демонов. Более того! Они смогли пробиться через портал и сразиться с врагом на его территории! Ныне мы втянуты в безжалостную войну, в которой, по мнению некоторых, нам не победить. Но это, — воин широко ухмыльнулся, — мы ещё посмотрим.       — Так, а что от нас требуется? — снова встряла Джес. Впрочем, это замечание было встречено более благосклонно.       — От вас требуется разделить с нами мрачную радость победы над врагом на его территории! — в голосе полководца проскользнула гордость. — Пройдите через портал и найдите генерал-лейтенанта Ориона. Он запишет вас, направит в главную базу и скажет, к кому обратиться за дальнейшими указаниями. Всё ясно?       — Яснее не бывает, — кивнул Чарг и, отпустив мгновенно растаявшего в воздухе Уголька, пошел в сторону портала. Джес, ведя свою кобылу под уздцы, направилась за ним. Возле арки с зелёным туманом, от которого тянуло жутким холодом, она нерешительно остановилась, но тут же, отругав себя за трусость, зажмурилась и шагнула вперёд.       Мир вокруг разбился на тысячи осколков, завертелся безумной каруселью и спустя несколько секунд собрался вновь, явив взгляду девушки абсолютно невообразимую картину. Впереди тянулась выжженная красная земля, не способная дать жизнь ни единому деревцу. По ней от помоста, на котором стоял портал, вперед тянулась светлая лента широкой дороги, пересекающая внутренний двор, сплошь усыпанный зловонными телами демонов. Но над всей этой жуткой картиной нависало воистину прекрасное небо — тёмное, усеянное мириадами звёзд, пронизанное лентами сияния и украшенное видами близких планет. Джес восхищённо замерла, любуясь видом, но тут же пришла в себя от тычка локтём под бок.       — Миледи, я понимаю и разделяю ваше восхищение, но нам пора, — пояснил Чарг в ответ на недовольный взгляд девушки. Та раздражённо вздохнула и пошла за ним к явно уставшему орку, меряющему шагами площадку внизу портала.       — Генерал, мы прибыли добровольцами, — осторожно подал голос Чарг. Воин поднял голову, смерил отрёкшегося оценивающим взглядом и тяжело вздохнул.       — Приветствую и добро пожаловать на полуостров Адского Пламени. Тут от вас толку будет маловато, ребята покрепче нужны. Сам видишь, — орк показал рукой во двор, — пока Пылающий Легион пытается пробиться через портал, мы тут в западне и состоянии постоянной битвы. Но мы успели отстроить крепость в глубине полуострова, там вам применение найдётся. В этом проклятом месте каждый солдат на счету. Дуйте к Влагге Легкопёрой, она со своими вивернами поможет добраться до Траллмара. Заодно, — генерал достал из кармана плаща конверт, — отнесёте мой отчёт тамошнему командиру. И, желательно, побыстрее!       — Может, мы лучше своим ходом? — спросила Джес по пути к насесту виверн.       — С ума сошла? — фыркнул Чарг. — Там слишком много демонов, это ж самоубийство.       — А она? — кивнула девушка на лошадь.       — И её отправим, — успокоил ей чернокнижник. — День добрый!       Орчиха, которой предназначалась последняя фраза, приветливо улыбнулась.       — Привет. Я слышала, что говорил Орион. Не волнуйтесь, мои виверны быстро доставят вас в Траллмар. И лошадку вашу тоже переправим, но позже, не волнуйтесь, — кивнула она Джес. — Залезайте в седло и держитесь крепче. Лок’тар огар!       Джес, которая никогда не пользовалась услугами распорядителей полётов, мертвой хваткой вцепилась в поводья виверны, для верности обняв её за львиную шею. Мягкий толчок — и земля стала стремительно отдаляться. Горячий ветер в лицо мигом сдул остатки страха, и девушка с восхищением завертела головой, осматривая жуткую красоту полуострова.       Виверны двигались с недурной скоростью, и уже спустя полчаса отрёкшиеся стояли посреди просторного внутреннего двора ордынской крепости. Выстроена она была без излишеств, в лучших традициях военного времени и орочьей архитектуры. Простые дома под красной черепицей, высокое круглое здание главного штаба, небольшая уютная таверна рядом да навес, под которым отдыхали разноцветные виверны — вот и всё убранство. Нежить подошла к огромному орку в видавших виды латах, громогласным басом наставлявшему солдат в тени одного из зданий.       — Генерал? — уточнил Чарг.       — Я. Новобранцы? — так же лаконично отозвался орк.       — Мы, — в тон ему ответил чернокнижник. — У нас послание от Ориона.       — Давай сюда, живо! — орк нетерпеливо разорвал конверт и пробежался глазами по помятому листу бумаги. Лицо его сразу же помрачнело. — Проклятие, именно этого мы и боялись! Их могут в любой момент отбросить! — генерал сжал кулаки и тихо зарычал. — Я пошлю к нему все возможные силы, и Легион ещё не скоро забудет гнев Орды! А что касается вас двоих… — воин задумался. — Вы нам очень помогли. Сегодня утром курьер привёз из Соколиного Дозора прошение о подмоге, им там людей не хватает, видите ли. Вот вы к ним и пойдёте. Передайте, что больше не дам никого.       — Чего вы так скептично? — поинтересовалась Джес.       — Да эти эльфы как всегда не вовремя, — сплюнул генерал. — У нас тут людей не хватает, ещё и их проблемы решать, ну их к Гул’дану под рясу! И, кстати, я б на вашем месте обзавёлся личными вивернами, коли деньги есть. У нас тут по земле ходить опасно. Свободны.       Генерал круто повернулся и направился к группе солдат, смирно дожидавшихся его. Отрёкшиеся же задумчиво переглянулись.       — У нас деньги есть? — спросила Джес.       — В наличии, — кивнул Чарг. — Я в своё время неплохой капитал собрал, должно хватить.       Через несколько часов пара виверн взмыла в тёмное небо и взяла курс на юго-запад, где располагался Соколиный Дозор. Управлять ими оказалось не намного сложнее, чем лошадью — главное помнить команды «вверх» и «вниз».       Чарг то и дело поглядывал на увлечённую полётом Джес. Он снова почувствовал себя счастливым, хоть и никак не мог привыкнуть к новому виду подруги. Всё же всегда приятнее быть не одному, даже если ты давно умер.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: