Книга На'Тот +11

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Вавилон 5

Основные персонажи:
Г'Кар, На'Тот
Пэйринг:
На'Тот, Г'Кар и многие другие
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Фантастика, Hurt/comfort, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
Макси, 94 страницы, 10 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Истории из жизни дипломатического атташе На'Тот.
Вряд ли она вела дневник, но интересно посмотреть на некоторые события ее глазами.
В основном, здесь описаны события, произошедшие во время ее работы на "Вавилоне 5"

Посвящение:
посвящаю эти истории моим друзьям-вавилономанам, без поддержки которых (в том числе и творческой) я бы никогда не взялась за этот труд.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
В какой-то мере это POV, хоть и написано от третьего лица. Мнение нарнов не всегда может совпадать с точкой зрения землян и представителей других рас :)
И уж конечно не всегда совпадает с мнением автора.
Простите за графоманство, но удержаться нет сил. Хедканон автора! Сами сюжеты зародились очень давно, еще во время первого показа сериала по ТВ-6. Но, прежде чем опубликовать их здесь, требуется серьезная редакция. Поэтому части могут появляться не по хронологии.
Рекомендуемый порядок чтения таков (по хронологии):
1. Я ваш новый помощник, посол!
2. Досье на посла Г'Кара
3. Несущая Смерть
4. Day in the strife
5. Откровения
6. Мэриел
7. Ужин
8. Поединок
9. Беженцы
10. Брин и новости

Напоминаю, что у меня почти все истории по В5 связаны между собою, или сюжетом, или героями, даже если они публикуются отдельно.
Большая часть этих историй объединена в сборнике: https://ficbook.net/collections/4238435

Также появилась АУ-версия "Нарушение субординации" (разветвление сюжета начинается от главы "Поединок"): https://ficbook.net/readfic/5304944
Она же является продолжением "Книги На'Тот", своеобразной второй частью.

Обложка тут: http://img-fotki.yandex.ru/get/171919/5694537.21/0_be04c_bd28368_orig

Поединок

5 ноября 2013, 23:45
Примечания:
Бета: Ludwig14
Размер: миди, 4615 слов
Пейринг/Персонажи: Г’Кар, На’Тот, Зак Аллен и др.
Категория: джен
Жанр: драма, экшн, ангст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: посол Г’Кар пытается урегулировать конфликты между нарнами и центаврианами на станции, а также борется с собственным внутренним кризисом.
Примечание/Предупреждения: действие происходит во втором сезоне, эпизод «Act of Sacrifice».
Написано для ФБ-2013

Июнь 2259 г. по земному летоисчислению



С началом военных действий между Нарном и Центавром на станции наступило время напряженного выжидания.

После смерти императора Турхана на трон взошел его племянник, Нарлит Картажье Джарно. Не было никаких сомнений, что это был ставленник ведущей центаврианской партии, в которую входили многие влиятельные вельможи, в том числе и лорд Рифа. На’Тот продолжала собирать о нем информацию, и то, что удалось узнать, было крайне неприятным и тревожным.

Посол Г’Кар в последнее время почти не общался с ней, ограничиваясь лишь короткими деловыми распоряжениями. Обстоятельства, которые повлекли за собой объявление войны, сильно повлияли на него. На’Тот заметила, что он стал более замкнутым в себе. Что-то явно угнетало посла. Он даже перестал скандалить по любому поводу, что было совершенно для него необычно.

На Нарне вдруг вспомнили о том, что Г’Кар в прошлом был опытным военным, и правительство то и дело связывалось с ним, дабы проконсультироваться по поводу начавшихся военных действий.

Советник Кха’Мак из Второго Круга звонил ему почти ежедневно.

— Ваша основная задача — привлечь на нашу сторону как можно больше союзников, — говорил советник, — если нам удастся заручиться их поддержкой, то, возможно, даже не потребуется применение военной силы для того, чтобы сокрушить Центавр.

***



На’Тот осторожно пробиралась по грязным коридорам Нижнего уровня. Здесь у нее была назначена встреча с одним из многочисленных информаторов посла. В глубине души На’Тот любила подобные вылазки. Они горячили кровь в жилах. Для лиц ее ранга одиночные прогулки по этим трущобам могли закончиться очень печально, но На’Тот любила риск.

Чуть слышный шорох привлек ее внимание. Она обернулась и увидела информатора — грязного землянина, одетого в рваные лохмотья. Как обычно, он был пьян.

— Деньги захватила? — спросил он, сплюнув под ноги. — Сегодня у меня для тебя занятная новость.
На’Тот, нахмурившись, шагнула к нему.

— Наверное, опять какая-нибудь пустяковая сплетня, — фыркнула она. — Ну же, выкладывай! И если я зря тащилась сюда…

— Э-э! — засмеялся пьяница, покачав головой. — Сперва гони деньги! Ты же помнишь уговор!
На’Тот помрачнела еще больше.

— Разве я когда-нибудь обманывала тебя, землянин? — прошипела она.

— Нет, но я предпочитаю перестраховываться, — ответил информатор, подмигнув ей. — Некоторые так и норовят обвести меня вокруг пальца… Но я не так прост, как может показаться! Меня не проведешь на мякине! Я…

На’Тот вздохнула и достала из внутреннего кармана кожаный мешочек с монетами.

Лицо человека сразу расплылось в улыбке.

— Конечно, это не касается тебя, красотка. Ты ведешь дела честно. Люблю получать плату наличными!

Он протянул было руку к мешочку, но что-то во взгляде На’Тот его остановило.

— Ах, да! — захихикал он. — Понимаю. Моя информация действительно вас заинтересует. Это не какой-нибудь пустяк. У меня на подобные вещи чутье. Иди за мной, красавица, и веди себя тихо!
На’Тот последовала за ним по извилистым закоулкам Нижнего уровня.

— Если ты вздумаешь плутовать, то познакомишься с наличностью совсем иного рода! — процедила она сквозь зубы, положив руку на рукоять кинжала.

Человек внезапно остановился и прижал палец к губам. Потом указал рукой куда-то вперед.

— Мы как раз вовремя. Они уже в сборе. Поглядите-ка туда. Правда, интересная компания? Похоже, ваши соотечественники что-то затевают. Они уже не первый раз здесь тусуются. Ох, и занятные же у них разговоры, скажу я вам! И, думается мне, вас они никогда не пригласят на свои посиделки.

На’Тот посмотрела в указанном направлении и увидела около десятка нарнов, увлеченно беседовавших между собой. К ее удивлению, среди них мелькали знакомые лица. Эти нарны вовсе не являлись обитателями Нижнего уровня. Многие были отпрысками зажиточных семей, одни из тех лоботрясов, которые торчали в казино, просаживая родительские деньги. На’Тот глубоко презирала этих богатых бездельников. Именно эти молодые нарны постоянно являлись источником неприятностей для их посольства. Интересно, зачем они здесь собрались? Она напрягла слух.

— … центавриане совсем отбились от рук, — услышала она голос одного нарна, — они заполонили всю станцию! Шагу ступить нельзя, не наткнувшись на этих расфуфыренных недоумков! Пора поставить их на место. Я говорю не просто о мелких стычках. У меня есть план, который надо как следует обсудить…

Тут он понизил голос, и На’Тот ничего не смогла услышать. Нарны окружили говорившего плотным кольцом.

— …посол Г’Кар призывал нас сохранять спокойствие… — раздался чей-то неуверенный голос.

— Посол Г’Кар — подпевала землян! — с яростью возразил другой нарн. — Все знают, как он увлечен ими! Особенно их женщинами!

Нарны засмеялись, кивая.

На’Тот скрипнула зубами. Говорила она Г’Кару, что эти его забавы с инопланетными девицами не доведут до добра. И вот результат: его обсуждают по всей станции! Надо будет как-нибудь серьезно поговорить с ним на эту тему…

Информатор тронул ее за руку.

— Это они верно подметили. Я совсем недавно видел, как…

На’Тот решительно отошла в сторону. Ей совсем не понравились эти речи.

«Надо сообщить послу», — подумала она.

— Ну что, гони монету, — сказал информатор, когда они отошли достаточно далеко от нарнского сборища.

— И часто они здесь собираются? — спросила она, почесывая подбородок.

— В последнее время часто, — ответил пьянчужка. — Каждый божий день, в это самое время. Ну, я ведь сдержал свое слово. Эта информация тебя заинтересовала?

На’Тот кинула ему мешочек с монетами.

— Держи меня в курсе их дел, — сказала она.

Человек жадно вцепился в деньги.

— Щедрая красотка. Может, того… прогуляемся вместе, а? Вы, нарны, иногда бываете вполне симпатичными…

На’Тот смерила его ледяным взглядом.

— Я пошутил, — криво улыбнулся землянин и поспешно скрылся в полутемном коридоре.

***



На’Тот заглянула в одну из многочисленных забегаловок в Зокало. На сей раз ее поиски увенчались успехом: она увидела около стойки того самого нарна, который был заводилой компании смутьянов.
Она подошла к нему и облокотилась о стойку. Нарн уже успел изрядно захмелеть и сперва не понял, кто стоит перед ним, но потом, сфокусировав глаза на ее мундире, насмешливо улыбнулся и отвесил преувеличенно низкий поклон.

— Подумать только, какие важные шишки удостоили нас своим вниманием! — протянул он, дохнув на нее винным перегаром. — Чем обязан такой честью?

— Я слышала, что ты подговариваешь наших нарнов к нападениям на центавриан? — без лишних церемоний сказала она, глядя на него в упор.

— А что, разве это теперь преступление, атташе? — нагло спросил он, быстро оглянувшись через плечо на остальных посетителей бара. — Сейчас идет война, каждый воюет так, как может!

— Советую тебе следить за своим грязным языком! — одернула его На’Тот. — Не забывай, с кем ты разговариваешь!

— Ох, конечно! — нарн снова засмеялся и стукнул себя кулаком в грудь. — Совсем забыл. Ведь это же помощница посла Г’Кара, его подпевала! Скажи-ка мне, красавица, ты тоже стала любительницей центавриан, как и твой любезный посол? Вы защищаете их, а они тем временем уничтожают наши мирные колонии!

На’Тот с трудом сдержала себя.

— Если я еще хоть раз услышу, что ты подстрекаешь народ к…

— То что? — перебил ее он, и его алые глаза нахально встретили ее взгляд. — На прошлой неделе проклятые центавриане убили одного из наших, а в посольстве даже пальцем не пошевелили, чтобы разобраться! Эти твари каждый день глумятся над нами… задирают нас, оскорбляют… Неужели мы будет это терпеть? Ничего, мы сами можем отомстить. В конце концов, у меня есть право защищать себя от всякой центаврианской мрази! Сейчас идет война, и я не потерплю…

— Я тебя предупредила! — процедила На’Тот сквозь зубы, стараясь подавить вспыхнувшее внутри бешенство. — Нам сейчас не нужны лишние проблемы на станции. Вы все должны держать себя в руках, не поддаваться на центаврианские провокации. Если ты будешь продолжать подстрекательства, мы примем более жесткие меры!

Нарн ответил ругательством на ее слова, а потом отвернулся к стойке. На’Тот, скосив глаза в зал, заметила, что остальные нарны в баре мрачно смотрели на нее, выжидая.

Чувствуя, что вот-вот взорвется и бросится на наглеца с кулаками, атташе вышла из забегаловки, стараясь держаться прямо.

Ситуация нравилась ей все меньше и меньше. Конечно, этот парень был пьян, но до недавнего времени граждане Нарна на станции не вели себя столь… непочтительно. Это надо было как можно скорее остановить.

***


Кипя от негодования, она ворвалась в каюту посла Г’Кара.

Посол сидел за столом, уставившись на кипу бумаг перед собой, и выглядел очень усталым.

— Ох, На’Тот, — сказал он, не глядя на нее, — кажется, пришло время собирать плоды того, что мы здесь посеяли год назад. Они не хотят нас поддерживать! Никто не хочет. Сегодня я говорил с Деленн. Минбарцы не желают вмешиваться в наш конфликт с Центавром. И земляне тоже. Что же нам делать?

На’Тот бросила взгляд на экран монитора и увидела, что Г’Кар опять прокручивает ту злосчастную запись последнего сражения с центаврианами, во время которого нарнский флот потерпел сокрушительное поражение. Не выдержав, она выключила ее.

— У нас сильный флот, — сказала она, закусив губу. — Полагаю, мы сможем выстоять и без поддержки со стороны…

— Не смеши меня, На’Тот! — резко оборвал ее Г’Кар. — Я не верю в то, что ты настолько наивна, чтобы верить той чуши, которой пичкают нас официальные каналы! Ты же видишь истинное положение дел! Мы не готовы к этой войне! Инцидент с Квадрантом 14 спутал все наши планы. Война началась преждевременно. Эх, если бы все зависело только от меня… — он тяжело вздохнул, а потом продолжил уже более спокойным голосом: — Ты должна понимать, что войны уже давно не выигрываются в прямом противостоянии. Сейчас совсем иные времена. И центавриане хорошо это понимают. Но вот как объяснить нашим консервативным идиотам из Кха’Ри, что их методы ведения войны совершенно не подходят в данной ситуации?!

— Что вы имеете в виду, посол? — спросила она.

— На’Тот, ты сегодня меня раздражаешь! — злобно прошипел Г’Кар. — Ведь ты же видела записи наших последних сражений? Слышала последние сводки с фронта? Во имя Г’Квана, что они творят?!

Подпрыгнув, он снова включил запись.

— Посмотри, сколько крови, сколько ненужных жертв! И что мы получаем в результате? Мы отступаем!

На’Тот нахмурилась.

— Позвольте, но об этом нигде не упоминалось. Я смотрела последние сводки с фронта…

— Выброси эти сводки на помойку! — рявкнул посол, и его глаза яростно сверкнули. — Это сказки для наивных дурачков из низших кругов. Истинное положение дел гораздо хуже. Мы отступаем, На’Тот! Мы теряем наши колонии, одну за другой. Надо срочно что-то менять в нашей тактике и стратегии, иначе…

Он замолчал, пытаясь успокоиться. Потом внимательно посмотрел на нее.

— На’Тот, у тебя ко мне какое-то дело? Прости, что завел этот дурацкий разговор, просто у меня в последнее время все не ладится…

— Боюсь, я опять принесла вам неприятную новость. Некоторые нарны, живущие на станции, весьма агрессивно настроены против местных центавриан. Последствия могут быть самые непредсказуемые. Уже было несколько вооруженных столкновений. Мистер Гарибальди сказал мне, что его охрана не может разорваться на части…

— Г’Кван, только этого мне еще не хватало! — взорвался Г’Кар. — Я же не могу постоянно пасти их, как стадо тупых дакк! Ведь на станции больше тысячи нарнов!

На’Тот отвела взгляд.

— Прости, На’Тот, — сказал Г’Кар более спокойным тоном. — Ты права: я все-таки в ответе за них. Я обязательно поговорю с ними. А сейчас мне пора на встречу с капитаном Шериданом. У него ко мне какое-то неотложное дело. А ты молодец, что заметила это. Пожалуйста, проследи за нашими парнями. Нам сейчас не нужны лишние проблемы с руководством станции.

***



Как и предчувствовала На’Тот, простые уговоры не оказали на компанию смутьянов должного действия.

Стычки с центаврианами продолжались, с обеих сторон появились жертвы.

Но недавно, благодаря наводке все того же информатора, На’Тот узнала об их новой безумной затее.
Она влетела в каюту Г’Кара, задыхаясь от быстрого бега.

— Они все-таки не послушались вас, посол! Сегодня они намерены начать массовое убийство всех центавриан на станции!

Г’Кар подскочил, как ошпаренный.

— Вот ублюдки! — прорычал он, быстро накидывая на себя кожаный нагрудник мундира. — Надо немедленно их остановить. Пока все еще не зашло слишком далеко. Какое у них оружие?

— Пистолеты, ружья… но в основном они вооружены отравленными ножами дрази, — ответила На’Тот, помогая ему одеваться. — Может, нам стоит предупредить капитана Шеридана и Гарибальди?

— Нет! — вскинулся Г’Кар, схватив ее за руку. — Я сам разберусь. Это наше внутреннее дело, На’Тот. Эти подонки осмелились бросить мне вызов, ослушались моего приказа! И я не намерен спускать им это с рук!

— Тогда я иду с вами! — решительно сказала она, проверяя, на месте ли ее кинжал.

Г’Кар покачал головой.

— Это мое личное дело.

— Но ведь кто-то должен вас прикрывать? — возразила она. — Если не я, то кто?

Г’Кар вздохнул, а потом вышел из каюты, поманив ее за собой.

***



На’Тот, сжав кулаки, следила за схваткой двух нарнов. На какое-то мгновение первобытная жажда крови вытеснила из ее разума все остальные чувства. Сердце ее учащенно колотилось, глаза горели, как два рубина.

— Убей его, убей! — шептала она, не сводя глаз с Г’Кара и его противника.

Г’Кар уступал нахальному юнцу в ловкости и скорости, но был гораздо опытнее его. И постепенно начал одолевать ослушника.

На’Тот радостно хлопнула в ладоши, увидев, что соперник Г’Кара попятился назад.

— Так его, Г’Кар! — крикнула она, взволнованно подскочив. — Покажи этому ублюдку!

Движения молодого нарна становились все суетливее, в то время как Г’Кар оставался спокойным и… безжалостно неумолимым. Он хладнокровно отбивал все выпады своего противника, а когда бил сам, каждый его удар достигал цели.

— Сверни ему шею, Г’Кар! — крикнула она снова.

Он, конечно, вряд ли мог услышать ее голос в шуме, который подняли другие нарны, наблюдавшие за поединком. Она была одна, а их так много. Но сейчас На’Тот видела, что ни один из присутствовавших здесь нарнов не смог бы сравниться с послом ни по силе, ни по мастерству.

«Как я могла усомниться в его способности победить?» — подумала она, отталкивая одного из зевак перед собой, мешавшего ей видеть бой.

— Покончи с ним, Г’Кар! — крикнула она так громко, как могла.

Те, кто стоял рядом, вряд ли были довольны ее словами, но атташе плевать хотела на их мнение.
Г’Кар сейчас как раз оказался лицом к ней. На’Тот видела кривую усмешку на его губах и особый блеск в алых глазах. Вот он снова молниеносно взмахнул рукой, и его противник завыл от боли, отшатнувшись. Малодушный щенок!

На’Тот коротко засмеялась, глядя, как молодой нарн попятился, держась за голову.

Г’Кар стоял на месте, наблюдая за ним.

«А вот это совершенно дурацкое благородство, — подумала На’Тот. — Надо было еще раз ему добавить, пока не очухался!»

Преимущество Г’Кара сейчас стало очевидным для всех зрителей.

На’Тот заставила себя сосредоточиться на другом и внимательно вгляделась в толпу зевак.
И весьма своевременно.

Краем глаза она заметила, как один из нарнов неподалеку вытащил PPG из-за пазухи. Недолго думая, На’Тот со всей силы ударила его кулаком. А потом угрожающе развернулась к остальным его спутникам. Те лишь смущенно развели руками.

Остальная толпа зрителей неожиданно загудела. Повернувшись, На’Тот увидела, что соперник Г’Кара схватился за нож. Длинное лезвие тускло блеснуло на свету.

— Трус! Какой подлый трус! — зарычала На’Тот, увидев это.

Некоторые зрители покачали головами с неодобрением, но бой продолжался.

Г’Кар по-прежнему дрался голыми руками, как того требовали правила поединка. Сторонники бунтаря несколько приутихли: посол явно демонстрировал свое презрение к противнику.

Но нож все равно не спас молодого нарна от печальной участи. Через несколько минут он, скуля от боли, покатился по полу со сломанной рукой.

На’Тот, разгоряченная этим зрелищем, не сводила горящих глаз с посла Г’Кара. Сейчас ее переполняла гордость за него. Он был великолепен и с честью вышел из этого поединка победителем.
Г’Кар обратился к столпившимся нарнам с грозной речью, призывая их к послушанию. Они почтительно выслушали эти слова, попав под его магнетическое влияние, особенно сильное в данный момент.

Закончив свою речь, посол оглянулся на На’Тот и, заметив ее восхищенный взгляд, улыбнулся ей уголком рта.

Она взволнованно улыбнулась в ответ, чувствуя себя немного странно: сердце продолжало бешено стучать в груди, а по телу пробегали волны жара и озноба.

Нарны поспешно ретировались, оставив своего незадачливого лидера корчиться на полу от боли.
Отряхнув помятую одежду от пыли, Г’Кар направился к На’Тот, не сводя с нее насмешливого горящего взгляда.

На’Тот двинулась ему навстречу, пытаясь подобрать наиболее подходящие к ситуации слова. Но в голове образовалась сущая каша. Ей хотелось одновременно выразить свое восхищение и укорить его за неоправданный риск.

Она была так поглощена этим, что очнулась, только когда увидела, что посол вздрогнул и пошатнулся.

На’Тот в ужасе увидела, что раненый нарн, собравшись с силами, ударил Г’Кара ножом в спину.
Боги, ну разве можно поворачиваться спиной к таким ничтожным подлецам?!

Г’Кар, охнув от боли, мгновенно развернулся к мерзавцу и оглушил его мощным ударом кулака.

Вскрикнув, На’Тот подбежала и поймала пошатнувшегося посла в свои объятия.

— Посол Г’Кар! — вскрикнула На’Тот, поддерживая его. — Вы в порядке?

— Я в порядке, На’Тот, — хрипло ответил Г’Кар, пытаясь освободиться из ее рук. — Просто царапина… Но, кажется, это был отравленный нож дрази…

— Я позову врачей! — сказала На’Тот, дрожа от волнения.

Святые мученики, ну почему она такая идиотка? Могла же заметить, что ублюдок затеял недоброе, вместо того, чтобы пялиться на посла!

Г’Кар крепко вцепился ей в руку.

— Нет! Не надо никого звать! — твердо проговорил он. — Не надо поднимать шум из-за таких пустяков… Нам не стоит показывать нашу слабость, На’Тот. Только не сейчас. Не в такое время… Я сам справлюсь. Нам надо добраться до моей каюты. Кажется, у меня было противоядие… Ты просто иди рядом со мной… Вот так!

Они медленно побрели по направлению к Зеленому сектору. Путь был неблизкий, Г’Кар постепенно слабел, все сильнее наваливаясь на нее.

«Какой же он тяжелый!» — подумала На’Тот, горько вздохнув.

Она дрожала почти так же сильно, как и ее спутник. Г’Кар, заметив это, слабо улыбнулся.

— Успокойся, На’Тот. Все будет в порядке. Я знаю этот яд. Он не смертелен. По крайней мере, не смертелен для нарнов. Просто несколько дней меня будет лихорадить. Но это можно пережить…

Он скрипнул зубами, прикоснувшись к боку.

Она остановилась, посмотрев на его рану.

Несмотря на его подчеркнуто бодрые заверения, беспокойство ее росло. Она уже допустила одну ошибку, позволив себе отвлечься, смотреть на посла, а не на его противников. Стоило ли следовать его советам сейчас? Так ли безопасен этот проклятый яд?

Она лихорадочно пыталась вспомнить все, что знала о дразийских клинках. Но для этого надо было успокоиться. Почему-то именно сейчас это было очень трудно сделать.

— Посол, ваша царапина слишком сильно кровоточит, — сказала она, стараясь поддерживать его беспечный шутливый тон. — Вы уверены, что помощь медиков вам не понадобится? Отсюда как раз недалеко до медотсека.

— Чепуха, На’Тот! — проворчал Г’Кар, навалившись на ее плечо. — Говорю тебе, это царапина. А кровотечение лишь следствие действия яда. Хватит болтать, атташе! Нам надо поспешить. А то мы начинаем привлекать ненужное внимание прохожих…

Он был прав, коридор становился все более людным.

На’Тот заставила себя встряхнуться и обхватила посла покрепче, прижавшись к нему так, чтобы скрывать кровавое пятно на его боку от слишком любопытных зевак.

Правда, прохожие все равно косились на них, и На’Тот осознала, что теперь интерес вызван их слишком тесными объятиями.

— Кажется, мы даем еще один повод для сплетен, посол, — прошептала она, шагая с ним к лифту.

Г’Кар приподнял безволосую бровь, вопросительно глядя на нее. Глаза его были темными от расширенных зрачков. Но на губах по-прежнему играла насмешливая улыбка.

— Здесь уже привыкли, что вы предпочитаете несколько другое общество, — сказала она, не сдержав ехидства.

Г’Кар издал не то смех, не то всхлип.

— Что ж, я всегда любил шокировать публику, — ответил он, подмигнув ей. А потом, навалившись на ее плечо еще сильнее, добавил более тихим и вкрадчивым голосом: — Что-то ты вся дрожишь, атташе. И я слышу, как колотится твое сердце. Неужели ты перепугалась за меня?

На’Тот вспыхнула, почувствовав издевку в его голосе. И посмотрела на него возмущенно:

— Я? Перепугалась? За вас?! — она фыркнула, вздернув подбородок. — Какая чушь, посол!

— Да? — Г’Кар теперь выглядел удивленным. — Так ты не волновалась за меня? Неужели моя судьба настолько тебе не интересна?

На’Тот внезапно захотелось его ударить. Вечно он умудряется загнать ее в угол своими каверзными вопросами!

Она постаралась скрыть свои истинные чувства от него и пожала плечами.

— А почему я должна была волноваться? — сказала она с подчеркнутой небрежностью и поглядела ему в глаза. — Я не сомневалась в исходе этого поединка. Этот ублюдок вам в подметки не годился. Но я не ожидала, что у вас хватит безрассудства повернуться к такому подлецу спиной… Впрочем, я тоже хороша. Щрок! Раз у вас не хватило ума быть осторожным, я должна была…

Г’Кар хохотнул, оскалив зубы.

— А вот я уже начал сомневаться в исходе поединка, когда увидел его нож, — усмехнулся он, останавливаясь перед дверью лифта. — Блики от клинка слепили мне глаза… Но меня вдохновили твои подбадривающие крики… В следующий раз сломаю ему обе руки…

На’Тот едва успела подхватить его за локоть, когда Г’Кар снова пошатнулся.

— Искренне надеюсь, посол, что следующего раза вообще не будет! — проворчала она. — Так вы действительно меня слышали, а?

— Еще как! — насмешливо ответил Г’Кар. — Я чуть не оглох!

— Вы шутите?

— Ничуть, атташе. И сама понимаешь, я не мог разочаровать тебя… не мог проиграть этот бой…

— И все же, посол, вы снова меня разыгрываете!

— Думай, что тебе угодно, На’Тот…

Двери лифта распахнулись, и она почти на себе втащила Г’Кара внутрь. Действие яда становилось все более заметным: посол начал дрожать всем телом.

На’Тот прислонила его к стене кабины и оглянулась.

Они были в лифте не одни. К ее величайшей досаде, напротив стоял сержант Зак Аллен. И смотрел на них с нескрываемым удивлением.

Г’Кар многозначительно стиснул ее плечо пальцами, а потом притянул к себе и обнял еще сильнее. Она заставила себя широко улыбнуться и прижалась к нему, надеясь, что Зак не заметит окровавленный бок посла.

Лишь бы Г’Кар не вздумал свалиться прямо тут.

Она подперла его плечом, вдавив в стену лифта.

Зак смущенно улыбнулся, глядя на них. А потом, не в силах терпеть неловкое молчание, подмигнул и сказал, кашлянув:

— Кхм… вижу, вы решили отдохнуть, посол?

На’Тот молча улыбнулась, стараясь прижаться к стене лифта, чтобы не свалиться под весом посла. Г’Кара била сильная дрожь.

— Д-да… решили немного р-расслабиться, — выдавил он с улыбкой.

— И посол немного переборщил с выпивкой, — холодно добавила На’Тот, перехватив посла под локоть поудобнее.

— Ах! — сержант Аллен понимающе кивнул. — Ну… э-э-э… бывает… да…

Лифт остановился, и двери начали медленно открываться.

— Что ж… желаю вам обоим приятно провести этот вечер! — сказал сержант с улыбкой и поспешно выскочил наружу.

Когда двери лифта снова закрылись, посол и атташе обменялись взглядами.

— П-переборщил с выпивкой?! — переспросил он возмущенно.

— Вас это беспокоит, посол? — поинтересовалась она вызывающе.

— Ничуть, — отмахнулся Г’Кар, быстро изменив выражение лица. — Но, наверное, мне надо извиниться перед тобой, На’Тот, если по станции теперь поползут всякие слухи…

— Извинения приняты, посол, — ответила На’Тот и поволокла его из лифта, когда тот остановился на нужном им уровне.

У дверей в каюту Г’Кар снова начал упираться.

— Спасибо за помощь, На’Тот, но дальше я вполне дойду сам. А тебе надо поспешить к мистеру Гарибальди, чтобы дать показания о том, что случилось внизу. Лучше, чтобы шеф узнал об этом от нас. И, желательно, нашу версию.

На’Тот отпустила его и отошла в сторону, наблюдая, как посол медленно достал свою карточку-ключ и принялся тыкать ею в замок, чтобы открыть дверь. Это удалось ему далеко не с первой попытки.
Дверь с легким шелестом отошла в сторону, и посол уже хотел войти, но обернулся и увидел, что На’Тот стоит в коридоре, глядя на него.

— Ты еще здесь, На’Тот?! — воскликнул он сердито. — В чем дело? Я же дал тебе поручение! О, почему ты такая упрямая?!

На’Тот вздрогнула и повернулась, чтобы уйти. Но потом решительно последовала за ним в каюту.
— Посол, позвольте вам помочь! — сказала она настойчиво. — Ваша рана требует тщательной обработки… и вы сейчас явно не в состоянии, чтобы…

— На’Тот, я не беспомощный младенец, только что вылезший из сумки! — гневно огрызнулся Г’Кар, падая на кровать. — Поверь мне, я вполне способен с этим справиться сам! Святые мученики, когда я воевал в рядах Сопротивления, бывали ситуации и похуже этой! Так что оставь меня в покое. Пожалуйста!

Но она твердо встретила его гневный взгляд.

— Посол, у вас есть два варианта, как поступить: или вы будете тратить драгоценное время на спор со мной, или позволите мне помочь вам с перевязкой. Так что вы выберете?

Г’Кар нахмурился и открыл рот, чтобы разразиться очередной возмущенной тирадой, но потом, сникнув, махнул рукой и кивнул.

— Вот и славно, — сказала На’Тот, а потом принялась помогать ему стаскивать кожаный мундир и набухшую от крови рубашку. — Так где вы храните противоядие?

***



На’Тот сдала избитого нарна работникам службы безопасности, объяснив, что он стал жертвой очередной пьяной драки на Нижнем уровне.

— Вряд ли стоит утруждать себя расследованием, шеф, — сказала она с кривой улыбкой. — У вас и так много дел.

Мистер Гарибальди испытующе смотрел на нее, сжав губы.

— Я следил за этим молодчиком, — сказал он мрачно. — И он давно нарывался, должен отметить.

— Если хотите, мы сами займемся дознанием, — ответила На’Тот. — Хотя, уверена, претензий у пострадавшего не будет.

И она бросила на нарна свирепый взгляд.

— Как насчет депортации этого скандалиста со станции? — предложил Гарибальди.

— Отличное решение, шеф! Уверена, посол Г’Кар будет всецело за, — отозвалась На’Тот.

— Это точно единственный пострадавший? — подозрительно спросил Гарибальди.

На’Тот уверенно кивнула.

— Легко отделались, — шеф службы безопасности принялся читать документы. — Ох уж эти нарны… Что ни день, то драки!

На’Тот скользнула к выходу, по пути пройдя мимо арестованного, и прошипела чуть слышно по-нарнски, толкнув его в раненый локоть:

— Если с послом случится что-нибудь скверное, я тебя из-под земли достану, ублюдок.

И быстро вышла из кабинета, оставив раненого корчиться и шипеть от боли.

***


Возле лифта к ней подошел капитан Шеридан.

— О, атташе, как хорошо, что я вас встретил. Передайте, пожалуйста, послу Г’Кару, что мы с Деленн хотели бы видеть его часа через два в моем офисе. Это связано с вашей войной и… в общем, он в курсе дела.

Она кивнула, прижав кулак к груди.

Лифт начал открываться, но капитан, как будто вспомнив о чем-то, добавил:

— Лучше передайте это лично, на словах, атташе. Не по внутренней связи.

Она бросила на него внимательный взгляд. Капитан многозначительно подмигнул.

— Да, конечно, капитан, — ответила На’Тот, еще раз поклонившись.

А потом вошла в лифт.

***


Поздним вечером На’Тот, не выдержав, зашла проведать посла в его каюте.

Г’Кар сидел за столом, обхватив голову руками. Она видела, что яд все еще мучает его.

— Как… прошли переговоры, посол? — осторожно спросила она, чувствуя внезапную неловкость. А потом добавила, чуть запинаясь: — Полагаю, вам нужно лечь в постель, посол. Дела могут и подождать.

Г’Кар поднял на нее глаза, почти черные от расширенных зрачков. Казалось, он не услышал ее совета.

— Все в порядке, На’Тот… хотя могло быть и лучше.

На’Тот молча присела напротив него, ожидая, что он скажет дальше.

Г’Кар внезапно с яростью стукнул кулаком по столу, заставив ее вздрогнуть.

— Святой Г’Кван, и это все, что я смог для них сделать! А ведь мог сделать гораздо больше! Если бы только…

На’Тот быстро дотронулась до его плеча, пытаясь успокоить.

— Посол, зачем вы так себя изводите, особенно сейчас? Поверьте мне, никто здесь не сделал для нашего мира больше, чем вы! Что же не так? Что вас гнетет?

Г’Кар стиснул кулаки, глядя перед собой.

— Ты же слышала слова того ублюдка, который пырнул меня сегодня ножом? Знаешь, а он был прав! Я упрекнул его в трусости, в том, что он уклоняется от военной службы здесь, на станции. Но чем я лучше его? Там, на линии фронта, наши воины льют свою кровь, а что делаю я? Сижу здесь, в тепле, уюте и безопасности, занимаясь грязными и подлыми интригами!

И он в ярости скинул со стола стопку бланков и инфокристаллов.

— С меня довольно, На’Тот! Я воин, а не политик! И мое место там, на рубеже! В любом случае, там от меня будет больше толку… Здесь… здесь я чувствую себя как в клетке. Как я могу глядеть в глаза нашим гражданам, живущим на станции, и призывать их к спокойствию, давать им указания, когда сам ничего не делаю?

Тут он задел ее за живое. Но На’Тот постаралась не показывать это.

— И все же, посол, вы зря себя накручиваете, — сказала она спокойно. — Допустим, вы отправитесь на фронт. Возможно, наш флот даже выиграет от этого. Но вы же прекрасно понимаете, что любого солдата можно заменить, даже очень хорошего. Гораздо труднее найти замену хорошему дипломату.
Он поднял на нее глаза.

На’Тот кивнула и продолжила:

— Я уверена, что вы принесете нашему народу гораздо больше пользы, если останетесь на станции. Здесь ваше истинное место.

Г’Кар удивленно приподнял брови.

— Ты действительно так считаешь, На’Тот?

Она кивнула, а потом дотронулась до его ладони.

— Да, посол, я в этом уверена, — сказала она мягко. А потом чуть нахмурилась и добавила более строгим голосом: — А сейчас, посол, вы должны лечь в постель. Если хотите поскорее поправиться, конечно. Дела могут подождать. А если и возникнет что-то неотложное, я этим займусь.

— На’Тот, я… — начал возражать Г’Кар.

— Мы что, снова будем спорить, посол? — вызывающе перебила она, посмотрев на него в упор.
Г’Кар вздохнул, смирившись.

— Ты права. Сейчас я не в том состоянии, чтобы тебя переспорить.

Она улыбнулась, помогая ему встать.

— Рада, что вы это осознали.

— Но не думай, что так будет длиться долго! — не унимался Г’Кар, добравшись до своей кровати.
— Конечно, посол. Как скажете, посол. Вы абсолютно правы, посол, — она помогла ему лечь и поправила одеяло. — Спокойной ночи, посол!

Он что-то заворчал в ответ, но На’Тот уже выскользнула из его каюты, погасив свет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.