Магазин Виктории +146

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Tokio Hotel

Основные персонажи:
Билл Каулитц, Георг Листинг, Густав Шеффер, Том Каулитц
Пэйринг:
Билл/Том
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Миди, 44 страницы, 5 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За "Магазин Виктории"!» от _Дориан_
Описание:
- Виктория Каулитц была двоюродной сестрой Вашего отца, - любезно подсказал мужчина. - Она оставила Вам наследство.
- Большое наследство? – полюбопытствовал Том.
- Дом на побережье Санта-Моники и магазинчик, - скорбно вздохнув, отозвался незнакомец. – Впрочем, Вы не единственный наследник, указанный в завещании. Половина имущества отойдет другому родственнику, Вильяму Каулитцу.

Посвящение:
Великолепным братьям-близнецам Каулитц в их день рождения!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Был в восьмидесятых такой голливудский фильм – «Магазин Бикини в Малибу». Мне давно хотелось написать что-то подобное со своими героями. Наконец, идея воплотилась в слова!
Ссылки - Том http://i081.radikal.ru/1508/4c/085fe8d204bf.jpg
Билл http://s020.radikal.ru/i700/1508/a6/50e573dc999a.jpg
Билл на подиуме (смотреть с 1:05) http://www.youtube.com/watch?v=eNwd7VGPaaA

Глава 2

18 августа 2015, 09:34
Разговор не задался. Тома отчего-то моментально выбесил приказной тон появившегося «братца», вместе с его преображенным видом. Парень никак не ожидал увидеть вместо рафинированного андрогина этакого опасного кошачьего самца. На повышенных нотах Том запальчиво изложил свою точку зрения, которая явно не порадовала Билла. Блондин держался спокойно, но дружелюбия в голосе не наблюдалось.
- Вот и познакомились, - растерянно вставил в диалог Джост, когда оба родственника замолчали, переводя дыхание.
- Подеритесь еще, - заметила холеная дамочка, официально представленная юристом Вильяма Каулитца, госпожой Натали Франц. – Пока покупателей нет.
От ее презрительного голоса Том вдруг очнулся, потряс волосами, как вылезший из воды пес, и пришел в себя.
- Нас ждет нотариус, – постарался разрядить обстановку Джост и сделал широкий жест в сторону солнечной улицы.

Благодаря анонсу Дэвида, Том не удивился озвученной в соседнем офисе нотариата последней воли Виктории: все имущество тетки, исключая несколько картин, подаренных Джосту, распределялось поровну между двумя двоюродными племянниками, Томасом и Вильямом. Однако решения по управлению магазином оставлялись за Биллом.
После оглашения завещания Натали и Густав решили обговорить некоторые детали за закрытыми дверями, а новые владельцы магазина вернулись в торговый зал. Том присел рядом с кассовым аппаратом, наблюдая за, казалось бы, забывшем о его существовании кузеном.

Билл активно участвовал в рабочем процессе: с явным знанием дела осмотрел ассортимент, подозвал Сару, долго что-то обсуждал, после чего начал менять местами вещи. Обратил внимание на какую-то новую коллекцию. Передвинул стойку с солнцезащитными очками ближе к выходу. Несколько раз сбегал на склад. Все свои действия Билл выполнял ловко и четко, заставляя Тома следить за выразительными жестами обнаженных рук с изящной мускулатурой. На гладком левом плече красовалась большая татуировка – голая девушка в объятиях мифического существа с рыбьим шикарным хвостом. Билл несколько минут находился рядом, меняя в витрине купальник на манекене, и парень имел удовольствие рассмотреть цветной рисунок.
Том почувствовал себя лишним и ненужным в этом чертовом магазине купальников.

- Натали Франц весьма компетентна, - начал делиться Густав впечатлениями от разговора с юристом после того, как заманил печального универского друга на ланч в ближайшее бистро. – Даже удивительно, как мы с ней плодотворно обсудили наиболее острые моменты.
- Удиви меня, - предложил Том.
Густав справился с большим бургергом, высосал полбутылки пепси и только после этого приступил к пояснениям.
- Вильям собирается продолжить дело тетки. Продавать магазин он не желает категорически. Натали сообщила, что Билл остается в Санта-Монике. Он отказался от всех контрактов в Европе, а специфика моды такова, что вернуться и добиться успеха снова практически невозможно.
- Иначе говоря, он хочет продавать здесь товары для отдыхающих? – морщась, подытожил Том.
Шеффер кивнул.
- Иметь магазинчик как сопровождающий бизнес. Кажется, он хотел развиваться в этом направлении: торговать не только бикини, но и одеждой или самому создавать коллекции... Натали об этом не говорила, это я так, между строк догадался.
- Не особенно он похож на дизайнера, - скривился Том.
Густав пожал плечами.
- Да он и на модель сейчас не особенно похож.
- А мне что делать? – вдруг жалобно спросил наследничек. – Я-то не хочу торговать трусами. Я хочу свою долю в банке, чтобы сделать взнос за автомастерскую.
- Погоди горевать, - посоветовал друг. – Мы все обмозгуем и найдем выход. Уж прости, но я решил, что чем больше народу, тем лучше. Да и веселее. И позвал Джорджа. Он весь изнылся в своем пригороде Сан-Диего и давно жаждал взять отпуск. Обещал к вечеру быть.
Том вспомнил хитрую физиономию своего второго универского товарища и расплылся в улыбке.

Друг Джордж прикатил превосходным калифорнийским вечером. Ярко-красный Chevrolet Camaro затормозил у магазинчика Виктории. Загорелый сероглазый шатен демонстративно погладил полированный бок новой машины. Весь его вид говорил о том, что жизнь - приятная штука.
- Как был пижоном, так и остался, - оценил постановку Том.
- Привет Джи, - улыбнулся Густав, обнимая друга.

Во внутреннем дворике перешедшего к братьям Каулитц дома обнаружился небольшой бассейн с подсветкой. Плетеная мебель и пара гамаков под пальмами дополняли место отдыха.
Вильям с Натали серьезно наблюдали, как трое воссоединившихся друзей удобно расположились на маленькой террасе. Густав аккуратно разливал вискарь по стаканам-тумблерам, Том со зверским лицом кромсал купленный по пути из магазина бикини ананас. Радушное приглашение присоединиться чопорные европейцы вежливо отклонили.


Джордж осторожно отобрал у Тома бутылку с виски.
- Тебе хватит, друг. Ты что-то быстро наковырялся.
- Проблем оказалось больше, чем я думал, - с трудом ворочая языком, пожаловался немного осоловевший хозяин дома.
- Тоже мне, трагедия, - легкомысленно отозвался Джордж. - Жизнь всегда сложнее, чем кажется. Нет таких проблем, которые нельзя решить.
Том пьяно умилился – какие все-таки у него хорошие друзья! Не бросили, собрались вместе, как в лучшие универские годы!
- Вы неправильно начали общение с Биллом, – с умным видом поправляя очки, заявил Густав. – Надо нормально поговорить, обсудить все варианты. Он показался мне вполне адекватным.
- Только слегка замороженным, - засмеялся Джи.
Том погонял нерастаявшую ледышку внутри стакана, сделал глоток жгучего, с легким привкусом жженой карамельки напитка.
- А я его соблазню! – сделал он неожиданное заявление.
Друзья застыли со стаканами в руках. Джордж весело пошевелил бровями. Том с воодушевлением допил виски, чувствуя, как алкоголь вместе с дурманящими словами растекался по венам.
- Ага. Пересплю с ним, и тогда склонить к своей точке зрения будет намного легче!
Парень не знал, отчего эта дурная мысль возникла в его охмелевшем мозгу, но ощутил себя так, будто высказал настойчивую, давно перебродившую в сознании истину.
- Том… - осторожно начал Джордж, переглянувшись за спиной друга с Густавом. – Ты, конечно, обаятельный перец и без комплексов и все такое прочее… Но прибегать к подобным методам – это как-то неспортивно.
- Считаешь, я не справлюсь с этим подиумным красавчиком? – сразу обиделся Том.
Густав почесал шею и вступил в диалог.
- Не в этом суть. Деловые отношения лучше не начинать с постели.
- Никакие отношения, кроме блядских, лучше не начинать с постели, - послышался знакомый голос, и рядом с друзьями появилась высокая мужская фигура.
Билл, одетый в темные узкие джинсы и знакомую синюю клетчатую рубашку, пристально посмотрел злыми карими глазами в раскрасневшееся от алкоголя лицо родственника.
- Не знал, что ты вырос беспринципной сволочью, - Билл взял из рук Джорджа полупустую бутылку виски и похлопал кузена по плечу. – Прислушайся к мнению своих друзей. Они намного умнее тебя. Ваше здоровье, ковбои.
Блондин отсалютовал бутылкой и скрылся в доме.
- Дорогой мой друг, ты попал, - помолчав, выдал Джордж.
- А он дьявольски красивый… - вдруг мечтательно выговорил Том и окончательно привалился плечом к Густаву.
Стоящий за едва прикрытой дверью Билл усмехнулся и сделал большой глоток прямо из горлышка.

Похмельное утро никогда не бывало добрым. Том еле покинул постель – просто не было уже никаких сил терпеть яркие утренние лучи на своем лице. Держась одной рукой за голову, другой за деревянные перила, парень сполз по лестнице в гостиную-столовую. На угловой кухне обнаружился бодрый родственник - растрепанный, в подранных на коленках светлых джинсах и очередной черной майке. Едва взглянув на страдальца, Билл поставил на стол большой графин с ярко-оранжевым напитком, вытащил из холодильника пустой стакан, молча налил сок в моментально запотевшую тару и подвинул кузену.
Напиток оказался фрешем из цитрусов и манго. Тому стремительно легчало. Он прижал ледяной стакан к виску и наблюдал, как Билл ловко справлялся с тостером, сооружал себе легкий завтрак из салатной смеси, кусочков сливочного сыра и слегка поджаренного отрубного хлеба. Красивые руки в татуировках. Длинные пальцы. Гладкая светлая кожа. Четко обрисованные розоватые губы. Ясные глаза. Идеален даже с утра.

В гостиную, словно сэр в парламент, торжественно явился Густав в полюбившемся индийском халате. Вежливо поздоровался с Биллом, за что был удостоен приветствия и порции фреша.
- А где «Снежная Королева»? – имея в виду блондинку-юриста, поинтересовался Шеффер.
- Час назад проводил в аэропорт, - отозвался Билл.
Вскоре на кухню пришел заспанный и лохматый Джордж. Утащил последний тост из-под носа у Билла и бесцеремонно отпил из томовского стакана.
- Мне всю ночь снились танцующие разноцветные люди с картины, что висит над кроватью, - сообщил он. - С этим домом явно не все в порядке.
- Виски, тоник, ананас, повторить еще пять раз, - насмешливо откомментировал Вильям. – Странно, что тебе не приснился карнавал в Рио.
- Здесь есть еще свободные комнаты? Не вызывающие психоделических видений? – обратился Джордж к Тому.
- В кабинете весьма удобный диван. Только там на стене большой постер голой Виктории Каулитц с молодыми самцами. Уж не знаю, как это повлияет на твои сны…
Билл резко отодвинул стакан.
- Вот что, парни, – сказал с холодом в голосе. – Я понимаю, что ваше остроумие по поводу вкуса хозяйки дома не знает границ. Но это для вас она незнакомая странная тетка, а для меня Тори была хорошим другом и человеком с оригинальным взглядом на жизнь. Ее внезапная смерть – это очень, очень печальная данность, с которой я стараюсь смириться. Еще месяц назад мы сидели с ней вот за этим столом и строили планы на лето. Если вас что-то не устраивает в доме – никто никого не удерживает. Но раз вы здесь находитесь, то имейте хоть немного уважения к той, кто его создал. Встретимся в магазине.

Хлопнула дверь. Густав и Джордж переглянулись, потупились, как нашкодившие школьники. Том вдруг поднял голову, словно впервые, с удивлением обвел взглядом комнату.
- А мне здесь нравится. Непривычно, но с настроением.

В магазине бикини, рядом со входом, под одобрительные реплики Билла и смущенное хихикание девушек-продавщиц, серьезный черный парень устанавливал какой-то небольшой агрегат.
- Что это? – с недоумением поинтересовался совладелец.
Друзья подошли поближе. Не веря своим глазам, Том уставился на веселые граффити автомата по продаже презервативов.
- Ну, как бы логично, - засмеялся Джордж. – «Все для пляжных развлечений». Отличная идея, Билл!
- Спасибо, - скромно отозвался Билл. – Аппарат достался по дешевке, хозяин не знал, кому бы сбагрить это чудо из своего минимаркета. К несчастью, его магазинчик находится недалеко от какой-то религиозной общины, и вид кондомата нервировал посетителей. Я посчитал, у нас такой товар будет пользоваться спросом.
- Владелец магазина трусов и гандонов, - пробормотал Том, отступая в глубину торгового зала.
Отчего-то он был уверен, что Вильям Каулитц с предвкушением именно его реакции устроил эту покупку.

Том чувствовал себя очень неловко. По дороге в магазин Джи и Густ напомнили плохо помнящему вечер другу о событиях прошлой ночи. Слова, сказанные Биллу, стыдно пылали в душе парня. Том не мог объяснить сам себе, с чего вдруг пришел к такому странному способу договоренности с кузеном. Верные друзья посоветовали не затягивать паузу и сразу объясниться по поводу неудачного перформанса. Подумав, Том пришел к тому же выводу. Поэтому, когда Билл прошел мимо и сделал приглашающий жест, парень собрался с душевными силами и поплелся следом.

Блондин открыл дверь в личный кабинет Виктории – Дэвид Джост в первый же день поведал Тому, что ключи находились только у самой владелицы и Билла. Помещение было большим и удобным, несмотря на доминирующие в интерьере зверско-сиреневый и розовый цвета, а также черно-белые постеры абсолютно голых чернокожих девушек. Одну стену полностью закрывала фотопанорама побережья, с океаном, пальмами и знаменитым колесом обозрения. Рабочий стол и компьютер настаивали на серьезную работу, а огромный кожаный диван предполагал и минуты отдыха.
Билл уверенно включил компьютер.

- Я должен внести ясность, - смотря прямо на кузена своими густо-карими честными глазами, сказал Том. – Я вчера ночью нес несусветную чушь. Меня по пьяни частенько пробивает на непонятные фантазии.
Билл выразительно поднял правую бровь.
- Я не собираюсь тебя соблазнять, - выпалил парень, пока его решимость не испарилась без следа под насмешливым взглядом. – И вообще, я больше по девочкам.

Билл молча кивнул, нажал на кнопочку маленького пульта, и панель панорамы поехала вверх, скручиваясь в рулон. Взгляду открылся вид трех кабинок. В одной из них симпатичная блондинка примеряла бикини.
- Этто что?! – заикаясь, спросил Том.
- Раздевалки с секретом, - засмеялся Билл. – Тори считала, что установка этих занимательных зеркал обошлись ей дешевле видеонаблюдения.
- Кажется, есть даже какой-то научный термин, - пробормотал шокированный Том, не отрывая взгляда от раздевающейся девушки. – Когда у людей потребность подглядывать в чужие окна…
- Не переживай за покупателей. По статистике, 90% людей уверены, что за ними следят в примерочных.
Словно подтверждая слова Билла, фигуристая блондинка огладила себя по загорелым бокам и подмигнула.
Парень потряс головой, заставляя себя отвернуться от провокационного зрелища.
- Ты хотел поговорить, - напомнил Билл.

Томас Каулитц, когда нужно, был невероятно убедителен. Он заранее тщательно обдумал все, что хотел высказать кузену и теперь вещал ровно и дружелюбно: о том, что понимал, как Биллу дорог магазин как воспоминание о тетке и возможность новой деятельности. О том, что Билл имел все права воплотить свои идеи в жизнь. Но у Тома тоже была мечта, он не хотел довольствоваться сомнительным доходом от доли в магазинчике, если был вариант продать часть бизнеса и вложить капитал в другое дело. Парень разбирался в автомобилях и мотоциклах. Он желал развиваться в этом направлении, а не в дизайне и продаже одежды. Он ведь тоже имел право на реализацию своих идей, не так ли?
Билл внимательно смотрел на губы родственника и покусывал кончик гелевой ручки.
- Пообщайся с Джостом, - выслушав выступление Тома, отозвался он. – У Дэвида хорошие связи в сфере торговли недвижимостью. В твоих словах много здравого смысла. Разумеется, я не могу настаивать на нашем совместном бизнесе, и если ты подберешь на свою часть магазина покупателя, с которым я найду общий язык – сделка состоится.

Том уже собрался искренне и по-братски обнять понятливого кузена, когда взгляд Билла приобрел странное выражение и скользнул за его обтянутое синей футболкой плечо. Том обернулся. В средней кабинке переодевался изумительно красивый мулат, так и просящийся на страницы эротического журнала. Кофейная кожа, развитая мускулатура, гармоничное сложение. Парень снял шорты, чтобы примерить модные в этом сезоне «шахматные» купальные трусы. Заметная выпуклость в паху и гладкие бедра намертво притянули к себе заинтересованные взгляды невольных наблюдателей.
Том внезапно понял, что пялится на красавца неприлично долго и пристально.
- А говорил, что по девочкам, – вдруг заметил Билл.
Парень отвернулся, краснея ушами.
- Да ладно, можешь не смущаться, - улыбнулся кузен. – Мулат хорош, как мечта. Я и сам бы его с удовольствием натянул…
- Натянул? – обалдело повторил Том.
Билл весело засмеялся. Незаметно оказался совсем рядом с родственником.
- Ты не понял, что я актив? Имей это в виду, если все-таки надумаешь меня… соблазнять, - он уже знакомым жестом похлопал Тома по плечу, потом провел ладонью вдоль позвоночника и игриво шлепнул по заднице.

Том не отследил того момента, как оказался за дверью кабинета, в торговом зале.

Весь рабочий день Билл находился в превосходном настроении, это было видно сразу и всем: подпевал незатейливым хитам, весело гонял помощниц и шутил с покупателями. Кстати, кондомат привлек в магазин мужскую аудиторию, парни покупали шуршащие квадратики, оглядывались и часто приобретали еще что-нибудь – очки, шорты или нужную на пляжах мелочевку, щедро закупленную Биллом как «сопутствующие товары».
Не выдержав активности совладельца, Том договорился с Джостом о деловой встрече - ему надо было срочно перенаправить мысли. Дэвид внимательно выслушал неясные пожелания и обещал на днях познакомить с возможными покупателями, вполне приличными людьми, с другими он не имел дел.
- А мы с Джи собрались в ночной клуб, - заявил по окончании серьезного разговора Густ. – Надо же как-то приобщаться к ночной жизни. Лину с Сарой позвали. Хочешь присоединиться? И Билла позовем!
В свете полученного от Билла заявления Том соглашаться не спешил. В клубах парень сразу робел от обилия незнакомого народа, мгновенно напивался разнообразными коктейлями, смелел, задирался и иногда просыпался в чужих постелях. Сейчас он был уверен, что начнет свои пьяные выступления именно с Билла и бог знает, к чему это приведет.

Радостный Вильям Каулитц сидел посреди вороха разноцветных тряпок, рядом копошились Сара и Ясмин. До закрытия магазина оставалось полчаса. Джи пил кофе и с высоты неудобного барного стула наблюдал за манипуляциями.
Билл поднял на вошедших взгляд и, узнав парней, отвернулся к Саре.
- Эти одноцветные бикини я даже не помню из какой коллекции, уж точно больше двух лет валялись в дальних коробках. Вот эти, цветные - из прошлой, но быстро надоевшей. Мы сделаем мишунг, - владелец магазина прищелкнул пальцами. – Да. Плавки одноцветные, верх – подходящие по гамме цветные. Запустим это как сейл. И устроим конкурс, вроде как топлесс, я придумаю до завтра. Джи, ты, кажется, на бас-гитаре играешь?
- Ага, - заинтересованно отозвался Джордж.
- Примешь участие в развлечении?
- Если будут девчонки с голыми сиськами, то непременно, - заверил хитрый Джи.
- Я пошел домой, - угрюмо заявил Том.

От обилия цветных одежек и возбужденного голоса Билла, который, оживленно импровизируя, выдавал идеи для возможной акции и размахивал руками, у парня закружилась голова. И вообще, он как-то совершенно не вписывался в ту жизнь, что внезапно его окружила: все эти пляжи, аттракционы, девчонки в бикини, магазин и дом, похожий на картины Гогена… Том не мечтал о таких закидонах, он собирался чинить машины и гонять на мотоциклах!

Вместо аспирина Том выпил две бутылки пива и завалился спать, едва начало темнеть.

Он проснулся среди ночи от ощущения липкого ужаса. Кровать качало, по стенам мелькали какие-то темные тени. Том подскочил с колышащейся постели и, не разбирая дороги, ломанулся в коридор.
- Густав! Джи! – заорал не своим голосом, прижимая к груди подушку. Спросонья происходящее в комнате показалось воплощением кошмаров из голливудских фильмов.
- Чего орешь? – послышался из соседней спальни хрипловатый голос Билла. – Тусят твои друзья в клубе, не вернулись еще.
- Ой, Билл, - обрадовался Том и заскочил в приоткрытую дверь.
Щелкнул выключатель ночника. Заспанный Билл недобро щурился на кузена, обнимающегося с подушкой, невольно замечая растрепанные длинные волосы, дикий взгляд и стройную мускулистую фигуру в коротких трусах.
- Что у тебя произошло?
- У меня в комнате монстры! – выпалил Том, подбираясь к кровати.
Блондин зевнул.
- Кровососущие или с тентаклями?
Родственничек забрался на широкую постель.
- Там все движется, на стенах мельтешение… Я у тебя останусь.
В подтверждение своих слов Том поглубже зарылся в чужое одеяло. Билл вздохнул.
- Оставайся, раз пришел. Только не храпи.
Парень дрыгнул голой ногой и затих. Вильям осторожно поднялся с постели, вышел из комнаты, отключил режим движения в соседней спальне, выпил воды и вернулся досыпать. Том уже сладко сопел, навернув на себя любимое билловское одеяло.


- Так что это было? - задал поутру вопрос Том, едва продрав глаза и стараясь не пялиться на голого Билла.
Блондин, казалось, вовсе не обращал внимания на то, что расхаживал по комнате в одних черных трусах, демонстрируя кузену разнообразные по форме и сюжетам татуировки на идеальном – стоило это признать – поджаром теле. Том ненароком облизнулся и сфокусировал взгляд на лице дальнего родственника.
- У Тори была бессонница. Периодами она не могла заснуть нигде, кроме как в автомобильной поездке, понимаешь?
Том помотал головой, следя за чувственными губами с колечками.
- Кровать в твоей спальне с режимом размеренного движения и видео по стенам транслируется, будто пейзаж за окном авто.
- Ночью очень страшно было, когда внезапно все включилось, - поделился парень воспоминаниями, спрыгивая с постели.
- Скорее всего, ты сам нечаянно задел сбоку тумблер. Кстати, симпатичные у тебя трусишки, - улыбнулся Билл.
Трусишки были в общей концепции дома – ярко-синие в оранжевых солнышках.

Томас по привычке сидел на своем месте в столовой и чистил фрукты для фреша. Рядом болтали заявившиеся под утро Густав и Джордж – на удивление бодрые. Билл ловко взбивал омлет на всю компанию. Из-под прядки, упавшей на глаза, Том снова наблюдал за четкими движениями кузена.

Вновь приобретенный родственник занимал слишком много мыслей, и почему-то они всегда приводили к той, неосторожно высказанной в пьяном угаре. Сам Том был робким бисексуалом и примерно одинаково реагировал на красоту обоих полов. Девушки ему нравились разные, лучше с пышными формами и без комплексов, а вот парней он всегда выбирал женственных, изящных, кареглазых и черноволосых, без претензий на активную роль. Вильям Каулитц в своей подиумной ипостаси показался Тому идеалом его фантазий. Но и сейчас, изменившийся внешне, сильный и опасный, парень был чрезвычайно привлекательным. Том его желал и боялся. И, как недавно оказалось, опасался он не зря.

После завтрака Густав радостно сообщил другу, что Джост созвонился с возможными покупателями части магазина, и они могут уже сегодня познакомиться. Билл что-то оживленно обсуждал с Джи, когда Том вприпрыжку выскочил на улицу.
Следом появился Шеффер, покручивая в пальцах ключи от красного авто Джорджа.
- Для солидности, - объяснил Густ.

Потенциальные покупатели оказались пожилыми французами, переехавшими в Санта-Монику пять лет назад и все еще вспоминающие родину добрым словом. Том сразу подумал, что европеец Билл однозначно понравится этим холодноватым и надменным французишкам. Впрочем, парень и сам сегодня расстарался, надел белую чистую футболку и модные джинсы, пригладил густые волосы и натянул на лицо самое приветливое выражение. Даже вспомнил ради такого случая уроки французского в старшей школе.
По дороге к магазину мадам Рози высказывала сосредоточенным молодым людям свои пожелания: магазин должен быть удобно расположен, но не в самой шумной части бульвара, помещение обязано оставаться всегда прохладным и чистым, а интерьер – приличным. И вообще, все должно быть очень-очень на европейском уровне. Мадам намеревалась продавать средства по уходу за лицом и телом какой-то своей дальней родственницы из Франции. Том посчитал, что где купальники, там и косметика.

Громкие пассажи бас-гитары сначала не заставили парней насторожиться.
- Что это? – прислушалась мадам Рози. – Надеюсь, НАШ магазин находится в другой стороне?
Увы, порадовать ее Том не мог. Красный шевроле припарковался за несколько домов до нужного. Ближе остановиться было невозможно. У магазина бикини волновалась полуголая толпа. На импровизированном подиуме радостно скакал Джи, дорвавшийся до сольного выступления. Он явно ощущал себя рок-звездой. Рядом крутились фигуристые девушки в купальниках. Ведущий непонятного шоу был одет в возмутительный косматый костюм серого зверя с косыми глазами. Удивленный до крайности Том определил, что, пожалуй, это заяц... Или собака с вислыми ушами. Изюминка удивительной зверушки заключалась в крупных детородных мужских органах, которыми наглый ведущий крутил, как микрофоном.
- И… наступает время для финала!!! – голосом Билла вдруг завопил бесстыжий заяц.
Девушки красиво построились и под завывания баса и одобрение толпы сдернули с себя цветастые бюстье купальников.
Мадам Рози пораженно охнула, а месье её муж заметно оживился, даже лысина вспотела и покраснела. Том так впечатлился устроенным Биллом безобразием, что не отреагировал на гневные французские слова мадам и ее быстрое бегство с упирающимся мужем подальше от магазина разврата.

Джи все также прыгал и смело импровизировал на темы всех известных композиций. После громких дебатов со стороны зрителей была определена победительница. Серый пошлый заяц преподнес девушке приз – полюбившийся купальник и корзинку с косметикой. Вдалеке зазвучали полицейские сирены. Стражи порядка, как всегда, прибыли к шапочному разбору, когда толпа уже поредела, а полуголые девчонки разбежались. Суровый полицай потребовал у зайца показать лицо и документы. Билл сделал широкий жест в сторону магазина. Опасливо косясь на болтающийся меховой орган зверя, полицейский протиснулся в помещение.

- Первый клиент сорвался, - наконец, обрел дар речи Густав.
- О, парни, вы пропустили самое интересное! – заметил счастливый Джи.
- Интересное только начинается, - пробормотал Шеффер, следя, как сверкающий глазами Том ломанулся в магазин.

Билл на удивление споро уладил вопросы с полицаем, снял голову с косыми глазами и при помощи Лины вылез из жаркого мехового костюма. Две другие продавщицы были заняты – в магазине активно раскупалась только что представленная на конкурсе коллекция.
- Откуда притащил этого монстра? – рявкнул Том, показывая дрожащим пальцем на шкуру. Почему-то весь первичный гнев вылился в такой невинный вопрос. Кузен иронично поднял бровь.
- У знакомого хозяина секс-шопа взял на время, чувак все равно был Тори должен.
Билл заметил переполняющую брата ярость и кивнул в сторону кабинета.

Том орал, как ужаленный скорпионом, размахивая руками и глотая окончания. Ни одна неудача не приносила ему столько отрицательных эмоций. Билл потер нос и сложил руки на груди.
- Том.
Парень с трудом замолчал.
- Я разве не обсуждал конкурс вчера? Ты не слышал? Ты даже согласился на проведение акции, я тебя спрашивал. Прекращай истерику.
Том невольно поймал брошенную в него банку пепси и припал к холодной железке. Как ни странно, пенный сладкий напиток слегка умерил его пыл. Билл внимательно наблюдал. Том уже собрался сказать какую-нибудь феноменальную колкость, но из его горла вылетело лишь шипение от проглоченных пузырьков. Блондин засмеялся.
- Я так и понял, дорогой брат. И если ты предупредишь меня заранее, то во время встречи со следующими покупателями я буду выглядеть и вести себя просто сногсшибательно.

Новые покупатели нашлись через несколько дней. Воодушевленный Джост позвонил Тому, быстро рассказал про двух сёрферов, желающих начать свой бизнес. Парень, как был - в драных джинсах, черной огромной футболке с устрашающим принтом и неотмытыми после возни с мотоциклом руками, помчался по указанному адресу. Биллу он на этот раз сообщил о грядущей встрече. Дважды.
Сёрферы оказались веселыми и отвязными: чернокожими, здоровенными, покрытыми цветными татуировками. Они недавно получили маленький капитал от родителей и собирались вложиться в мечту своей жизни - купить место, где могли бы торговать вещами для сёрфинга. Том просветлел, сообразив, что и парни, и их область деятельности придется Биллу по душе.

И понял, что опять облажался, как только привел робеющих сёрферов в прохладный магазин. Из-за кассы вышел дальний родственник.
- Я владелец магазина, Вильям Каулитц, - на безупречном английском выдал он, сверкая белоснежной учтивой улыбкой.
Парни испуганно переглянулись и попятились.

Билл выглядел молодым аристократом. Даже королева Великобритании осталась бы им довольна. Ярко-синий пиджак подчеркивал изысканность приглушенно-персиковой шелковой рубашки, а черные классические брюки с острыми стрелками удлиняли и без того длиннющие ровные ноги. Светлые волосы были зачесаны назад, волосок к волоску, идеальное лицо с ровной, аж светящейся кожей, глаза неземной красоты. Том судорожно сглотнул. Билл сделал изящный жест тонкой кистью в черной перчатке.
- Осваивайтесь, господа. Наш юрист к вашим услугам. Я сам с удовольствием отвечу на все вопросы.
Том проследил за движением братской руки. Сёрферы что-то невнятно промычали, дико осмотрелись и выскочили на улицу.

Билл посмотрел на кузена - парень хватал ртом воздух перед очередной яростной речью.
Блондин зло сузил глаза.
- Я, между прочим, из-за твоей придури септум из носа снял, чтобы выглядеть прилично. Теперь в салон идти. Можешь не устраивать здесь корриду, я и так понял твое настроение.
Подиумной походкой Билл прошел вдоль кронштейнов с купальниками. Обернулся в конце торгового зала.
- И вот что, Том. Тебе сначала следует хоть что-то узнать о потенциальных клиентах, а уже потом планировать встречу.
Том понял, что продать магазин бикини будет не так-то просто.