Птички пели 520

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Пэйринг и персонажи:
Дерек/Стайлз, Дерек Хейл, Стайлз Стилински, Ноа Стилински
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Фэнтези, Повседневность, PWP, Мифические существа
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 35 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
И нахрен Стайлзу не сдался Скотт со стаей и ежегодным прибытием делегаций всех представителей "Расширенного Бестиария Северной Америки". Сам проживет.

Посвящение:
Человеку, который никогда это не прочтет. Даже под страхом моей или его смерти.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Версия событий после последней вышедшей серии (s5e9).
Жуткий отход от всего того пиз..кхм..кошмара, которым нас кормит Джефф.
!Обратите внимание - ООС.

!Все лица, вовлеченные в сцены сексуального характера, старше 18ти лет

Я художник. Я так вижу. (с)
23 августа 2015, 21:20
Птички пели, джип тарахтел, Стайлз всматривался в едва видимую дорогу между деревьев.

Его пальцы тарабанили о руль, выбивая мелодию из хрипящих динамиков радио, то и дело сбиваясь на каждой кочке, на которую налетала машина. Он перестал волноваться из-за поломок – если ДжиПи пережил Мексику и Пэрриша, то умереть от плохой дороги ему точно не грозит.
Стайлза вообще давно перестало что-либо волновать, и в этом был своеобразный кайф.

Три месяца.

Три месяца его не трогало ничего и никто, начинающееся на «С», «М», «Т» или, прости господи, на «О».

Три месяца он жил самой обыкновенной жизнью подростка-выпускника, и это было так хорошо, словно ему снова пятнадцать – мандраж из-за приближающихся экзаменов, он-лайн игры ночи напролет, сон в школе, скамейка запасных в лакроссе, даже возобновившиеся споры с отцом относительно пицц и чизбургеров. Стайлз исправно каждое утро собирал шерифу контейнер с салатом и паровыми котлетками, проверял дом на наличие компрометирующих упаковок из ресторанов фаст-фуда, подсыпал немного рябины вокруг участка, ехал в школу.

Идеальная жизнь.

И безумно скучная.

Стилински не мог поверить, что он действительно так думает.
Объективно все, что его окружало, можно было обозвать одним словом – пиздец. Вечная смертельная опасность, постоянное беспокойство за жизнь близких, целый террариум существ вокруг, одержимость духом, в конце концов. Он серьезно не понимал, как еще передвигается ровно, не оглядываясь по сторонам и не дергаясь как припадочный, как умудрился не поседеть. Даже друзья, которых он, наконец-то, нашел, были абсолютно далеки от нормальности и, если сначала это интриговало и бодрило, то теперь… Стайлз перестал улыбаться даже кассирам, подозревая в каждом какую-нибудь тварь. А он всего лишь человек. Подросток.

И именно это он и сказал Скотту в их последнюю встречу.

Сказал. Поплакал. Напился.

И окунулся в адекватную рутину, о которой грезил последние три года, а теперь, как последний идиот, скучал по этому.
Скучал по погоням, запаху старых книг, подозрительным сайтам о сверхъестественном, даже по ссадинам, черт бы их побрал.

Как не страшно это признавать, во всей этой херне ему было уютно; ненормальность уравновешивала его и без того бушующую фантазию, и будто была тем самым, чем он мог бы заниматься всю свою жизнь. Ну не мог Стайлз Стилински просто закончить какой-нибудь экономический, а потом просиживать брюки в одном из офисов на отшибе, или пойти в пресловутые психологи и начать выслушивать жалобы неудачников на супругов/детей/начальство/государство и кивать головой. Он просто сорвался бы и в духе «Особо Опасен» расшиб бы кому-нибудь голову.

И именно поэтому он плелся по заросшей и занесенной грязью дороге, не в силах признать, что поступает, в общем-то, глупо, но другого выхода не было.

Он скучал и задыхался.

Ему хотелось почувствовать хоть что-то, ниточку, связующую его с прошлым.

Стайлз пробирался к старому дому Хейлов.

К тому месту, где все когда-то началось и, слава богу, закончилось в другом месте.

Он не нашел в себе сил достучаться до когда-то_лучшего_друга и поговорить; не смог выцепить Лидию; не вспомнил номер Малии. Он даже не заглянул в документы отца.

Особняк казался идеальным вариантом – пусто, но знаково, пусть место и изменилось со всеми этими строительными лесами, ограждающими лентами и разбросанными касками. Все, что было нужно Стайлзу – тот воздух, та река, в которую он надеялся войти во второй раз.

Тихо выругавшись в такт с жалобным скрипом где-то под сидением на очередной кочке, он вывернул руль, предвкушая увидеть перед собой поляну и приготовившись мысленно дорисовать подходящие декорации. Стайлз даже зажмурился для эффекта, по памяти вовремя остановил джип и уставился перед собой.

Воздух из легких вышел тонкой струйкой, и Стилински показалось, что губчатая ткань продолжает сжиматься без его усилий. Обхватив колесо руля покрепче, он зажмурился и снова открыл глаза, потом покачал головой, обернулся к дороге, по которой приехал, и был вынужден констатировать один странно приятный, но страшный факт – ему совсем не нужно было представлять руины дома Хейлов, потому что вместо них, стройки или пустыря перед ним высился абсолютно новый особняк.

В точности такой, какой он видел в газетных вырезках и на фотографиях.

В точности.

Стайлза чуть не хватил удар, когда дверь дома распахнулась, и на пороге появился Дерек собственной-блядь-персоной Хейл.
Мужчина потянулся, втянул носом воздух, вызывая у парня в машине невольные и опасные для жизни ассоциации, облизнулся и, как ни в чем небывало, захлопнул дверь и сбежал по ступеням вниз. Для начала весны Дерек щеголял в сверхъестественно коротких шортах и серой майке.

Сердце Стайлза пропустило удар, и он готов был дать руку на отсечение, что это все из-за неожиданной перемены с местом, а никак не из-за волчары, которого он не видел, вот уже бог знает сколько времени.

Когда Стайлз хотел войти в реку и поплавать в воспоминаниях, он совсем не имел в виду реальное столкновение с «О» в принципе, и с «Д» в частности. Он вообще уже ничего не хотел. Даже выбраться из машины и пожертвовать своими костяшками и достоинством, отвешивая Хейлу вполне заслуженные удары за такую подляну, как побег и малодушное позволение Скотту разрушить город и стаю.

Стайлз был шокирован (о чем он и мечтал, кстати) и ощущал себя тем пресловутым оленем, которым его дразнила Лидия еще в младших классах.

Дерек тем временем обошел крыльцо и скрылся где-то на заднем дворе, так и не удостоив вниманием притаившийся в кустах джип.

Стилински помолился всем ответственным за ветер богам.

Осторожно он завел мотор и двинулся обратно, уповая на то, что оборотень слегка оглох за время своего отсутствия и не заметит тарахтелку.

***



Уже дома Стайлз позволил себе немного слов и сдавленных ругательств в подушку (отец был дома). В голове был кавардак, но ему все равно хватило выдержки не схватить телефон и позвонить МакКолу.

Откуда-то из-под печенки кольнула обида, обострившаяся такой грязной тайной – Скотт не мог не знать о приезде бывшего Альфы, и, по всей видимости, просто решил не ставить Стайлза в известность. Остальные тоже получили продвижение по карьерной лестнице «гандонов» в мысленном рейтинге Стилински.

Парень позволил себе надежду, что это был мираж, вызванный ранним цветением папоротников, и он просто надышался споров. Дерек не в Бикон Хиллз.

Умывшись и еще пару раз повторив новую установку, Стайлз спустился вниз, к отцу.

Джон восседал на кухне, вокруг него было разложено несколько папок, и витал аромат кофе. Окно было распахнуто настежь.

-Привет, сын, - слишком дружелюбно и подозрительно заискивающе поздоровался шериф. Подмазывался.

Стайлз многозначительно хмыкнул и положил перед отцом огромную поваренную книгу, на которой большими зелеными буквами кричало название «1000 рецептов полезного питания». Талмуд хлопнулся о стол с угрожающим стуком, и на лице Джона отразилось давно известное выражение про «вырастить чудовище».

-Как работа? – беззаботно спросил парень, залезая на стул и поджимая под себя ноги. Он перелистнул первую страницу.

Старший Стилински завис. Его сын, обладающий очевидным канцелярским предметом в одном пикантном месте, перестал задавать этот вопрос с год назад – как только отпала необходимость мониторить действия шайки оборотней и несведущих полицейских. Потом, совсем недавно, Джон подметил разлад со Скоттом и приятно удивился, когда Стайлз перестал лезть во все дыры и закоулки в поисках приключений. Однако подросток перестал лезть и в его дела, и это было подозрительно, хотя и порадовало подбитое сердце.
Теперь же этот вопрос вернулся, и Джон проклял все свои страхи и раннее успокоение.

-Нормально, - протянул шериф и сглотнул, когда увидел, что Стайлз остановился на странице с запеканкой из шпината и кабачков. Попахивало угрозой. – То есть… У нас есть одно дело, и…

Парень достал из кармана ярко-красный стикер и приклеил его на угол страницы.

-Так, Стайлз, - Джон не собирался признавать, что у него дрогнул голос и перевернулся в животе недавно выпитый кофе. – Что тебе нужно?

Парень качнулся на стуле и оторвался от рецептов с таким видом, будто вообще только заметил отца.
-Хм?

-Сын, - протянул шериф. – Ты не имеешь права угрожать мне за то, чего я еще не сделал или не знаю, что уже сделал, - он помолчал, переваривая собственные слова. – Или ты вообще не можешь угрожать представителю власти.

-Потому что ты мой родитель или шериф?

-Потому что я тот, кто платит за твой бензин, пока ты носишься по улицам вместо того, чтобы походить хоть немного на стандартного подростка.

-Вообще-то ты сам запретил мне работать, потому что – цитата – «Я не хочу винить работу в забегаловке в том, что мой умный сын не получил стипендию» - конец цитаты. – Прищурился Стайлз.

-Ты хотел работать в «Джунглях»!

-Потому что той зарплаты хватит не только на бензин, но и на мороженое.

-Никакого мороженого и «Джунглей» в одном предложении.

Джон вздохнул.
-Ладно, давай компромисс, - начал он. – Я тебе ответ на вопрос, а ты уберешь это страшное пыточное пособие из нашего дома, - мужчина махнул рукой на книгу.

-С чего ты взял, что я хочу что-то узнать?

-В тебе течет моя кровь, - пожал плечами Джон. – Выкладывай уже.

Стайлз закусил губу, подумал немного и выдал:
-Ответ взамен на мои закрытые глаза на твою чашку кофе.

Старший Стилински только закатил глаза.

-Дерек Хейл. – Четко произнес парень, и челюсть его отца чуть сдвинулась вниз.

-Что с ним?

-По всей видимости, все в порядке, - съязвил Стайлз и гневно уставился на отца. Тот тоже грозил попасть в список «гандонов». Со звездной пометкой. – Почему ты не сказал мне, что он в городе?

Джон устало потер глаза. Конечно, было очень наивно с его стороны думать, что раз сын завязал со всеми клыкасто-волосатыми дружками, то и не встретит никого из них. Но Дерек был реальной неожиданностью.

-Он здесь совсем недавно. Забыл наверное, - пожал плечами шериф.

-Так недавно, что успел восстановить свой дом?

-Дом? Ты что, у него был? – тут же напрягся Джон.

-Не съезжай с темы, - безапелляционно отрезал Стайлз. – Почему?

-Не знаю, сын, - честно ответил он. – Может, действительно забыл. Какая вообще, к черту, разница?

-Разница? – голос Стайлза почти сорвался на крик. – Может, такая, что эта волчья морда кинула нас в самый неподходящий момент?! Может, именно из-за него я потерял всех своих друзей?! Может, поэтому я стал у… - Он осекся, тут же подбирая особо гневное выражение лица, чтобы не взболтнуть лишнего.

Джон только вздохнул.
-Ну, приехал он, и что?

-Папа, - парень беспомощно вскинул руки.

Он и сам с трудом объяснил бы, в чем проблема. А она была, и большая. Например, в том, что он, кажется, больнее всех переживал отъезд альфы, волновался за его нового волка, готов был накричать за то, что не оставил даже весточки… В конце концов, Дерек все еще скинул все проблемы на совсем зеленого МакКола, и это все превратилось в кошмар.

-Ты знаешь, зачем он приехал? – уже тише спросил Стайлз.

-Понятия не имею.

-Серьезно? Ты же понимаешь, что просто так у нас тут представители волшебной фауны не появляются, да?

-Это его дом, Стайлз, и он может приезжать сюда столько, сколько захочет.

-А как же Скотт? Он же теперь у нас вожак местных тварей.

-Видимо, они все уладили.

-А Питер? – не унимался парень. – Вдруг это опять его планы по захвату мира!

-Он не Брэйн, Стайлз, - устало проговорил мужчина.

-Да, он просто ходячая катастрофа! Каждый раз, когда Дерек в городе, приходит очередной пиз…

-Язык!

-Сюрприз.

-С чего ты взял? Последние Доктора были совсем не его виной, и…

-И он должен был помочь нам. Погибло столько детей!

На это шерифу ответить было нечего. Сам он с Хейлом виделся всего однажды, и не сказать, что после отъезда второго их отношения стали особенно теплыми. Но Джон понимал, что в словах Стайлза есть доля истины. Огромная, на самом деле.

-А волчица? Он должен был ее найти, между прочим.

-С этим вопросом тебе надо к Малии.

Парень скривился, и Джон захотел взять слова обратно.

-Ладно, - он поднял руки в защитном жесте. – Дерек Хейл в городе. И что с того?

Стайлз промолчал.

Действительно.

-Просто предупреди меня, когда в Бикон Хиллз заявятся Винчестеры, хорошо?

Шериф понятия не имел, о чем говорит его сын.

***



Если вы все еще помните, Стайлзу было скучно жить просто так, без зависящих от фаз луны существ. Однако это все еще не было достаточно веской причиной, чтобы попробовать восстановить отношения хотя бы с Лидией, не говоря уже об остальной команде Спасателей.

Поэтому Стайлз, гениальная голова, решил действовать по-своему и связаться с тем, кто хоть и нагадил, как подлая шавка, но не предавал колючими словами.

Стайлз снова отправился в лес.

В этот раз Стилински оставил джип еще на подъезде к той нормальной дороге, которая вела к разухабистым владениям Хейлов, и пошел пешком. По пути он постоянно оглядывался, внезапно размышляя о том, что у Дерека явно была другая подъездная дорожка исключительно для своего давно забытого Камаро. Он был слишком тачко-любив, чтобы заставлять такую крошку пробираться через траву, переплетенные корни вековых деревьев и лужи.

Стайлз же свои ноги, видимо, любил не так сильно, поэтому откровенно шлепал по всем неровностям со свойственной ему беззаботностью.

По пути, разумеется, не обошлось и без ссадины на коленке – очевидная травянистая кочка оказалась самой настоящей канавой. Вообще, Стайлз подозревал, что его путешествие должно уже было привлечь абсолютно всю живность окрестностей, включая и очевидно миролюбивую, но вокруг не было ни души. Даже птички, и те помалкивали.

Стилински слишком долго варился в котле безумия и мечты психиатров, чтобы не заподозрить неладное.

К поляне он вышел уже с четко сложившимся предчувствием какой-то небольшой такой беды.

Однако дом стоял на месте, солнце светило, ветви покачивались, а вокруг не было никаких подозрительных млекопитающих, холоднокровных или кишок, художественно разбросанных до самого крыльца.

Стайлз подкинул в руке ключи, те звонко стукнулись друг о друга и упали в траву.

Конечно, было не очень классно опускаться на колени в росу и рыскать по «частной собственности» без мало мальски надежды на скорый успех, поэтому Стайлз подмигнул кусту сирени и двинул к дому.

Уже у самой двери парень достал телефон, пролистнул список контактов до «S» и набил сообщение.

С приездом :)

Конечно, он ожидал, что из дома послышится рык, или дверь со стуком распахнется, одарив его сломанным носом, но вместо этого тренькающая мелодия раздала почти над самым его ухом.

Как-то совсем не по-мужски взвизгнув и чуть не испортив исподнее, Стайлз обернулся, чтобы увидеть Дерека собственной персоной.

В руках тот сжимал злосчастную трубку и связку чего-то пушистого и кровавого. Стилински не хотел вдаваться в подробности.

-Нахрена тебе звук? - выдал он первое, что пришло в голову.

Хейл выразительно поднял свои легендарные брови, и Стайлз понял, что соскучился по ним куда больше, чем считал.

-Ты же оборотень – вибрацию за километр слышишь, - пояснил он и как-то неловко ухмыльнулся, поднимая руку, чтобы помахать.

-Что ты здесь делаешь? – совсем недружелюбно, а как-то вымученно процедил Дерек.

-Вообще-то просто «спасибо» было бы достаточно.

-Стайлз.

Парень закатил глаза. Ну, конечно.

-Решил проведать старого знакомого, тем более что он сам как-то не особо проявляет социальные навыки.

-Потому что он знакомый?

-И старый, ага, - Стилински сделал шаг в сторону, чтобы пропустить Дерека к двери, но тот не шелохнулся. – Да ладно тебе. Смотри, я даже не хочу ударить тебя.

Красных глаз было более, чем достаточно, но оборотень, оказывается, еще ими и насмехаться научился.

-Я смотрю, такт и радушие так и погибли в глубине твоей волосатой груди, - вздохнул Стайлз и сунул руки в карманы.

-Я серьезно. Что ты тут делаешь?

-Я уже ответил на твой вопрос, Хмуроволк. Моя очередь.

Дерек вздохнул, от чего из его рта вырвался едва уловимый рык, но к двери все же подошел и отпер ее. Стайлз искренне не понял, зачем такому альфачу запирать замки.

Шлепая промокшими кедами следом за Хейлом, Стилински украдкой осматривал дом. Было пусто, пахло свежим деревом и новой мебелью, хотя обставлена была только гостиная (прожженный диван заменила супер-мягкая софа) и кухня, куда они и направлялись.

Пока Стайлз осматривал косяк, Дерек бросил на стол свою ношу, упер руки в столешницу и снова уставился на парня.

-Это что кролики?! – выплюнул незваный гость, как только рассмотрел, что же такое тащил мужчина. – Ты все-таки жрешь кроликов?

-Это зайцы, - машинально поправил Дерек, потом тряхнул головой на тот манер, за упоминание которого Стайлзу оторвали бы его собственную голову, и продолжил. - Если от Скотта, то я думал, мы уладили….

-При чем здесь МакКолл? – перебил его Стилински.

-Это ты мне скажи. У него претензии к территории?

-Откуда мне знать? – пожал плечами подросток и опасливо подошел к столу, не отрывая взгляда от добычи.

-Потому что ты его правая рука, нога и мозг?

-Какой высокий титул, - отмахнулся Стайлз. – Мы не общаемся.

Лицо Дерека слегка вытянулось.
-В смысле? – Говоря откровенно, он вообще подозревал, что МакКолл был пуповиной связан с жертвой СДВГ, так что такие вот новости затмили даже само появление Стилински на его пороге.

-В идеально прямом, как твой нос, - все так же беззаботно отрапортовал Стайлз. – А ты их того… когтями? Или зубами? Или в форме волка?

-В форме зубной феечки, - оборвал его оборотень. – Какого хрена происходит?

-Я тебя не понимаю, - вздохнул парень и, наконец-то, отвернулся от дичи. – Пришел к тебе, значит, по-соседски, даже открытку прикупил, а ты светишь тушками невинно убиенных тварей божьих и вопросами закидываешь.

У Дерека заболела голова. Впервые за год всех путешествий, включая стычку с рейфом, когда он получил арматурой прямо по темечку.

-Думаю, время приветствий окончено, - заявил он и начал двигаться к двери, ненавязчиво намекая незадачливому гостю свалить уже нахрен. Видите, он даже пытался пользоваться человеческими приемами, а не зубами, как всегда.

Однако Дереку, по всей видимости, отказала память, потому что он разговаривал именно со Стайлзом, а не кем-то адекватным.

-Э, нет, подожди, - воскликнула гиперактивная заноза. – Мне ж интересно!

-Погугли.

-Окей, гугл. Есть ли у Дерека Хейла разрешение на охоту в лесах города Бикон Хиллз, округ Спрингфилд, штат Калифорния?

В этот раз он реально зарычал.

-Воу воу! Полегче, волчара. Совсем одичал со своей Зеной Королевой воинов?

Дерек выпустил зубы и когти, до дрожи в коленях желая перекинуться полностью.

-Это пиздец, конечно, чувак, - констатировал Стилински. – Один вопрос, а столько эмоций.

-Ружьем, Стайлз. Я убил их ружьем, - нечетко проговорил мужчина.

-Вот видишь, не так уж все и плохо.

Парень улыбнулся во все тридцать два зуба и поплелся на выход.


Не успел Дерек вернуться в кухню, как входная дверь распахнулась, и Стайлз, как ни в чем небывало, заявил:
-Подбросишь меня?

-Куда? – Хейл слегка опешил, и его бета релиз прорвался. Стилински удачно сдержал смешок при виде растерянного безбрового (что есть уголовное, на его взгляд, преступление) оборотня.

-Домой, феечка. Обронил свои ключи, пока прорывался в твой пряничный домик.

Тридцать секунд спустя Дерек рыскал по двору, на запах разыскивая связку на брелоке. Стайлз стоял за его спиной и всеми силами старался сохранить озабоченное выражение лица. Оказалось, что джинсы Дерек подобрал весьма удачные. Обтягивающие.

Конечно, Стилински выронил ключ именно у ручья, в который они и должны были свалиться. Оборотень ненавидел свою жизнь.


Когда новая тачка Дерека – агрессивный Ниссан – притормозила у Джипа Стайлза, парень уперся руками в приборную панель.
-Я не собираюсь насиловать малышку и заводить ее этим варварским способом с проводками.

-Будто в первый раз, - пробурчал Дерек, но автомобиль тронулся с места, и уже через десять минут они оказались перед домом шерифа.

-На чай не приглашаю, - Стилински проворно отстегнул ремень безопасности и выбрался наружу. – Всегда пользуюсь золотым правилом морали, знаешь ли.

Хейл честно старался соблюсти все правила ПДД, пока возвращался к себе. Перед собой он видел не дорогу, а как медленно и садистски убивает чертово шило.

***



-Так все это тебе оставила Брейден? – задумчиво спросил Стайлз, наблюдая за тем, как Дерек поглаживает гладкоствольное ружье. На цевье виднелся бегущий волк, а щеку ложи покрывал рисунок спешащих за ним охотником. Композиция была, откровенно говоря, странной.

-Нет.

Стилински помолчал, потом надул щеки и выпустил воздух.
-Это секрет?

-Нет.

Дерек провел мягкой тряпкой по стволу, щелкнул предохранителем и резко прицелился в сторону от Стайлза. Парень, как завороженный, прикипел взглядом к напрягшимся рукам мужчины, точеному профилю и длинному пальцу, упокоившемуся на спусковом крючке. Закатное солнце подчеркнуло плечевые мышцы Дерека, и Стилински невольно отметил, что тот подзагорел.       Ему вдруг захотелось почувствовать запах теплой кожи, провести по ней языком.

Послышался щелчок, и наваждение пропало так же быстро, как и появилось.

Оружие было идеально отлажено.

В тишине Дерек уложил ружье в чехол и щелкнул застежками. Стайлз не решился заговорить – атмосфера ему казалась слишком нерасполагающей.

Вместо этого он присосался к своей банке с содовой, чтобы не успеть задуматься о своих собственных мыслях.

Хейл тем временем уложил все приборы для чистки в чемодан, закрутил баночки с маслами и сгреб тряпки в кучу. На подростка он внимание почти не обращал, и это было нормой – третий раз за неделю Стайлз появлялся в его доме аккурат под Ритуал, и Дерек просто устал каждый раз подбирать аргументы против его нахождения поблизости.

-Ты идешь? – послышался голос мужчины из кухни. Подросток все это время сидел на диване в гостиной и гипнотизировал выключенный телевизор. Поманил его вовсе не зов, а терпкий запах тушеных куликов*.

Внезапно выяснилось, что у Дерека есть вкус к сервировке стола. Некогда пустая столешница была накрыта льняной бежевой скатертью, в середине высился казанок, от которого еще шел пар, чуть в стороне стояла ваза с сухими веточками. Приборов и тарелок было на двоих.

-Ты уверен, что рыскал по стране в поисках отбившихся от рук существ, а не проходил ускоренный курс домохозяек? – поддел Стайлз, усаживаясь и терпеливо ожидая свою порцию. Дерек положил пюре на его тарелку со слышимым шлепком.

-У меня был хороший учитель.

-Тот же, кто оставил тебе арсенал на случай непредвиденной гражданской войны?

Да, Стайлз совершенно случайно забрел в подвал на свой второй приход «в гости» и увидел стену, увешанную огнестрельным оружием, которой позавидовал бы даже Джерард.

-Мой отец подарил мне то ружье, - бросил Дерек, беря вилку и втыкая ее в особенно аппетитный кусочек. У Стайлза стало сухо во рту. – Та гравировка должна была напоминать мне об опасности.

Это было вау.

Вау.

Стилински был уверен, что это первая вещь о семье, которую рассказал Дерек, исключая очевидный факт их гибели. Он же даже про Кору ничего до поры до времени не говорил.

-Это какая-то традиция? Охотиться, хотя все можно сделать в два раза быстрее?

Парень постарался уйти от опасной темы о людях с луками и стрелами-бомбочками.

-Он был человеком, - пожал плечами мужчина. – Еще ребенком начал брать меня с собой, но мой рык распугивал все живое в радиусе трех километров.

-Это сейчас ты меня снова напугать пытаешься?

-Пытаюсь намекнуть, что у тебя не все в порядке с мозгами.

Стайлз фыркнул.
-С вами, ребята, не то, что мозги, последние трусы проебешь.

Дерек задумчиво прожевал фасолину.
-Все еще не хочешь сказать, что с МакКолом?

-Все еще не хочешь сказать, какого черта здесь делаешь?

Они замолчали.

-Так ты у нас, храбрый оборотень, рыкающий на беззащитных белочек? – снова начал Стилински, когда на его тарелке еды осталось на один заход. Дерек готовил вкусно, жарко, ему даже шел фартучек. Стайлз не собирался анализировать свои мысли.

-Чего ты хочешь, Стайлз? – и снова этот усталый тон.

-Научи меня стрелять.

***



Три раза в неделю перетекли в раз в два дня. Вечер Стайлз тратил на учебу и мониторинг вузов, вечер - на Дерека.
К оружию оборотень его не подпускал – вместо этого пичкал какими-то отстраненными от практики фактами и кормил. Стилински, в качестве обмена, стал таскать из дома «зеленую» еду, от которой Джон категорически воротил нос. Взамен своего молчания по поводу странного исчезновения сына шериф иногда получал экологически чистое мясо.

Каждый раз, как только Стайлз, тарахтя, подъезжал к поляне, Дерек уже ждал его, неизменно покачивая очередной связкой с тушками животных или птиц. С них еще капала кровь, но парень ее столько нахлебался в прямом и переносном смысле, что пугать это перестало слишком, на взгляд Хейла, быстро. Они заходили в дом, оборотень методично принимался освежевать или ощипывать добычу, шел за дом, чтобы опалить все лишнее. Стайлз неизменно плелся следом.

Что приготовить, Дерек выбирал сам, хотя и подстраивался к тому, что принес Стилински в очередной раз – тушеную морковку, запеченные патиссоны или отваренную спаржу.

Пока мужчина крутился у плиты или духовки, Стайлз забирался на диван так, чтобы кухня хорошо просматривалась, и слушал бренчание посуды, бросая взгляды на спину Хейла, пока тот сосредоточенно резал, бил, натирал, завязывал и укладывал. Потом Дерек приходил в комнату, доставал все свои принадлежности, и Стилински снова утихал, совсем редко спрашивая, что и как и почему.

После очередного ужина оборотень, как всегда, загружал посуду в раковину или машину. Он не оборачивался назад, чтобы проследить, как Стайлз покинет его дом – никогда так не делал. Парень скидывал это на бесполезность – Дереку не нужны глаза, чтобы понять, что его дом опустел, а вот Хейл видел в этом иное. Ему просто не нравилось смотреть на удаляющуюся спину.

-Хмуроволк?

Тихий голос заставил мужчину напрячься. В эту пятницу он был совсем не настроен на очередные просьбы от подростка.

-Я тут подумал…, - Стайлз поерзал на своем облюбованном стуле – высоком и с уже где-то отбитой спинкой.

Дерек закатил глаза. Если все в округе получали проблемы из-за вполне очевидных нечеловеческих способностей, то Стилински притягивал неприятности своей тягой к «подумать».

-Вот ты охотишься, потом готовишь, потом мы едим, - голос парня странно дрогнул на слове «мы». – Я ухожу, и… что дальше?

-Дальше?

-Ну да. Что ты дальше-то делаешь? И в те дни, когда меня нет. – Стайлз начал тарахтеть. – Я не знаю, там. Читаешь свои анти утопичные книжки? Пялишься на звезды? Обходишь территорию? Засыпаешь сном праведного младенца? Смотришь под одеялом Ханну Монтану? – Каждое свое предположение парень обозначал загнутым пальцем. Он почесал голову и добавил: – Хотя, у тебя телик даже в розетку не воткнут, о чем это я?

-Какая разница, Стайлз? – Дерек выключил кран, как только раковина полностью наполнилась водой.

-Большая! Вдруг, у тебя какой-нибудь кризис, а я так подло ничем не помогаю. Или ты встречаешься со стаей? Или… - его глаза округлились. – У тебя снова проблемы?

-Ага, проблемы. Точнее одна.

-Вот видишь! – подросток даже не заметил сарказма в голосе оборотня. Он буквально подскочил на своем стуле, вскидывая руки. – А ты молчал. Дядюшка Стайлз всегда готов помочь, ты же знаешь!

-Я думал, ты завязал со всей этой херней.

Лицо Стилински скривилось.
-Ну, я же прихожу сюда.

-У тебя ломка?

-Это подло, Дерек, - он прищурился. – Так в чем дело?

-Ни в чем, - Хейл отбросил полотенце, которым вытирал руки, и облокотился о столешницу.

-Так и думал, что ты просто воешь на луну. – Стайлз широко улыбнулся, лишний раз удивляя мужчину своей быстрой переменой настроения.

-Не вою я на луну!

-Ага, - беззаботно кинул парень. – Но сегодня я здесь, и тебе не удастся окунуться в пучину своей печали. – Он проворно соскочил со стула и, что-то бормоча, принялся рыться в рюкзаке, который бросил у выхода в коридор.

Дерек проклял свою душевную доброту.

-Вот оно! – Воскликнул Стилински, сжимая в руке какую-то коробку и потрясывая ей. – Полный сборник первых трех сезонов «Ходячих»! Дерек, можешь не благодарить.

Мужчина застонал.

-Серьезно, Стайлз? – Он сложил руки на груди. – Ты находишься в одном доме с оборотнем, встречаешься с койотом, тринадцать лет сохнешь по банши, тебя захватывал японский дух… И ты все еще смотришь фильмы про зомби?

-Во-первых, - парень поджал губы. – Я рад, что ты знаешь, о чем сериал. Во-вторых, он очень познавательный. И альтернативой может стать только «Гримм».

-Ты рассчитываешь на встречу с мертвецами?

-Ну, это не мои родственники восстают из могил, когда им вздумается.

Это было почти поражением.

-Я не буду смотреть это с тобой, - встал в позу Дерек. Ну, серьезно, только сериальных вечеров ему и не хватало.

-А вот это уже грубости.

-Грубости – напрашиваться в чужой дом, Стилински.

-Я все равно уже здесь, а раз у тебя нет какого-нибудь фотоальбома, чтобы спугнуть меня, то вечер подлежит продолжению. – Тон Стайлза возражений не требовал. Он прекрасно играл в «плохого копа». – Что тебе стоит-то, Хмуроволк?

Кажется, Дерек капитулировал.


Они устроились на диване, установив ноутбук на столик перед ним. Телевизор у Дерека висел для красоты – шнур до розетки не дотягивался.

Стайлз почти зарылся в мягкие подушки, милостиво оставив Хейлу плед, который ему в принципе нужен не был. Не сомневаясь в успехе своего плана, парень прихватил с собой и снеки – чипсы с сухариками.

Дерек не понимал, что вообще происходит.

Они со Стайлзом, конечно, давно прошли стадию «зубов и трахей», но до дружеских посиделок так и не эволюционировали. Хейл вообще рассчитывал на то, что его возвращение в город будет тихим и спокойным – за тем и приехал. Даже Скотту он с порога заявил, что не собирается лезть в дела новой стаи, ему и так хватило.

И так и было целую неделю, пока на его пороге не объявился Джон Стилински. Шериф, конечно, поинтересовался, зачем Дерек снова в городе, но, удовлетворившись честным и кристально ясным ответом, отчалил восвояси. Тогда оборотень почувствовал, что мужчина не станет трещать о нем на каждом углу (особенно в своем доме), и успокоился.

Еще на неделю, пока Стайлз не заявился на территорию с присущей ему наглостью и манерой переворачивать все с ног на голову.

Сначала Дерек перепугался, что это у МакКола хватило совести подослать лазутчика, а потом даже облегченно выдохнул, когда не ощутил на парне никаких посторонних лохматых и предвещающих пиздец запахов. На самом деле Стилински пах в точности так же, как и в их далекую первую встречу. Такого Дерек не ощущал уже давно.

Он вынужден был быстро смириться с тем, что подросток вцепился в него клещами. Разумеется, Хейл не был идиотом и видел, что в парнишке что-то неуловимо изменилось. Он стал терпче, уравновешеннее. И ему на самом деле было комфортно с оборотнем.

Дерек, как ни пытался, не нашел в себе отторжения.

Он даже принял эти их странные посиделки, быстро наловчился готовить на двоих с половиной, и снова ошибся, расслабившись. Стайлз притащил диски.

-Смотри, смотри, - вдруг горячо зашептал Стилински откуда-то из-под своих подушек. – Он же ее сейчас сожрет!

Дерек моргнул, выныривая из накатившей дремы, и посмотрел на экран. На его взгляд, ничего особенного или странного для сериала не происходило.

Стайлз же, видимо, считал иначе. Он напрягся, зашевелился, а его ладони сжались в кулаки.

-Кто бы мог подумать, - протянул оборотень. – Великий рыцарь с битой боится экранных монстров.

-Заткнись, Дерек, - буркнул парень. Во все глаза он следил за действиями героев.

Они посмотрели уже добрую половину первого сезона. За окном давно окончательно стемнело, внутренние часы Хейла подсказывали, что за полночь перевалило точно. Стайлза же это ничуть не волновало – домой он даже не собирался.

-Шериф разрешит тебе пропадать по ночам? – закинул удочку Дерек.

Стайлз шикнул, пока на экране разворачивался важный разговор. Сцена обещала затянуться, но как только, по мнению подростка, все важное было сказано, он продолжил: - У него ночное дежурство.

-Ну да.

-Хватит подслушивать мое сердце!

-Так не ври мне.

Парень фыркнул.
-Отец решил устроить вечеринку и позвал кое-кого.

-И? – Дерек выгнул одну бровь дугой.

-И я не фанат домашних посиделок.

-Стайлз.

-Ладно! – Парень подтянулся на руках, чтобы сесть поудобнее и остановил видео. – В моем доме сейчас мать Лидии, отец Малии, Мелисса и Пэрриш обсуждают, как заставить своих детей и девушку вытащить головы из болота мечты Дина Винчестера и взяться за учебу. Более чем ненужная мне сейчас компания, хорошо?

Оборотень всмотрелся в лицо подростка. Стайлз выглядел… нормально. Конечно, Дерек не ожидал, что при одном упоминании о стае, парень устроит скандал или разревется, но то, как легко он отделил себя от своей старой жизни, ужасало. Хейл всегда считал, что из всей компании именно младший Стилински больше всех вкладывался в процесс спасения города и чувствовал себя, как рыба в воде, когда им приходилось охотиться на каниму, даррака или что похуже, и сейчас, когда Стайлз вот так просто сидел с ним, Хмуроволком, а не со своей семьей, было в этом что-то страшное.

-Мы можем вернуться к сериалу? – Вклинился голос подростка в мысли Дерека, и он только кивнул, отворачиваясь.

Возможно, им обоим это было нужно.

Они оба оказались за бортом.

***



Конечно, когда Дерек спустя пару серий решил, что пора и честь знать – оказать внимание своей кровати, Стайлз обнаружился все в том же завале подушек, сопящим и глубоко спящим. Решив не будить подростка, оборотень тоже соскользнул в сон.
Проснувшись примерно через час, Дерек сонно огляделся.

За окном начало светать, и Хейл почувствовал жгучее желание перекинуться и пробежаться волком по окрестностям. Зверь внутри ткнулся в ребра, поощряя человеческую часть, но все, что позволил Дерек, это обострившиеся чувства.

И именно тогда его ударило.

Ударило глубоко, под дых, стягивая узлом все потроха.

Запах.

Сладкий запах печенья, жареного миндаля и опавшей листвы оплел всю комнату и забрался глубоко в подкорку Дерека.
Мужчина вдохнул глубже, и волк дернулся снова, желая немедленно вырваться наружу и докопаться до источника такой вкусноты. Хейл силой заставил его вернуться на цепь, не собираясь ничего и никого обнюхивать.

Черта с два он позволит себе докапываться до Стайлза.

Не нужно быть гением, чтобы сложить два и два – ароматы приготовленной еды всегда заглушали природный запах Стилински, а до этого на нем было слишком много Скотта, а потом и Малии. И Дерек просто не заботился о том, чтобы принюхиваться – Стайлза было слышно за километр с его вечно зашкаливающим сердцебиением.

Так что, да. Оборотень ощутил всю гамму гиперактивного подростка.

Потерев лицо руками, Дерек попробовал встать с дивана, но в процессе сна у парня, видимо, отказали все правила приличий и чувство самосохранения, поэтому его длинные ноги оказались закинутыми на так удобно оказавшиеся поблизости колени младшего из ныне живущих Хейлов. Аккуратно Дерек попробовал поднять чужие конечности и выскользнуть на волю, но Стайлз заворочался, а спустя секунд двадцать, показавшиеся мужчине настоящей вечностью, пробурчал:
-Опусти мои ноги на место, волчара.

Голос у Стилински был сонный и недовольный.

-Тогда убери их с меня, – огрызнулся оборотень.

-Не могу, - просто ответил парнишка. – Мне удобненько.

Дерек поперхнулся от такой наглости.

Схватив подростка за щиколотки, он резко дернул сначала на себя, а потом в сторону, практически скидывая всего Стайлза с дивана.

-Что за хуйня, Дерек?! – Сон тут же слетел с лица парня.

-Это я у тебя хотел спросить, - ощерился оборотень. – Какого черта ты все еще здесь?

-Я спал! – заявил Стилински так, будто это было совершенно нормально.

-В этом и суть. Почему ты спал здесь?

-Потому что я уснул?

Дерек рыкнул. Разговоры глухого с немым его никогда не радовали.

-Ладно, ладно, - Стайлз поднял руки в защитном действии. – Убирай свою мордашку – она все равно бесполезна.

Хейл потряс головой, поднимаясь с дивана. Кости, уставшие от сидения в неудобной позе, щелкнули.

Не обращая внимания на начавшего зевать парня, оборотень направился прямиком к двери. Он собирался дать волю волку, и не сомневался, что ко времени его возвращения даже духа Стайлза в доме не будет.

-Эй, куда ты? – окликнул его парень, но Дерек даже не обернулся.

***



Конечно, он ошибался.

Еще на подходе к поляне Дерек заметил облупившуюся синюю краску джипа Стилински, а из открытого кухонного окна ветер донес до него запах чего-то жареного и, несомненно, вкусного.

Неразборчиво выругавшись из-за клыков, мужчина вошел в дом и, не оглядываясь на колдовавшего с плитой Стайлза, поднялся к себе. Быстро приняв душ и переодевшись, он вернулся вниз и облокотился о косяк кухонной двери. Стилински как раз снял последний блинчик со сковороды и неловко повернулся к оборотню.

-Как пробежка? – осторожно спросил парень, снимая дереков фартук, и вешая его на крючок.
Взгляда оборотня он избегал.

-Прекрасно, - ответил тот.

-Круто. – Стайлз сунул руки в карманы и посмотрел в окно. – Я тут это…

-Что это? – перебил его Дерек.

-Э.. Блинчики.

-Я вижу. Что ты с ними сделал?

-Приготовил.

-Стайлз, - утробно проговорил Хейл, и парень все-таки перевел взгляд на него.

-Слушай, не кипятись. Считай это дружеской благодарностью за ужин и, ну… приют.

Дерек моргнул.

Человеческая часть его мигом пожелала схватить подростка за шкирятник и вышвырнуть вон, но волк, получивший свою энергетическую разрядку, облизнулся и шевельнул хвостом, как последняя шавка.

Вдохнув, Дерек прошел в комнату и достал две тарелки. Ссориться и спорить ему не хотелось.

Стайлз же, почуяв, что кризис миновал, тут же засуетился, полез за чашками и в мгновение ока разлил по ним кофе.

Блины оказались божественными – с бананами (Дерек понятия не имел, откуда они в его доме) и шоколадной крошкой (она тоже имела иностранное происхождение). Опционально были доступны блины без добавок, но с беконом. Кофе Стайлз тоже сварил, на удивление, отличный – черный (Стилински был уверен – как душа Дерека) и щепоткой перца.

Хотя и выпечка была умопомрачительной, она не удалась – слишком быстро закончилась.

Хейл умял свою порцию в три секунды. После утренних упражнений он всегда грезил о еде, но ему было жутко лень готовить самому, поэтому его обычный рацион в основном состоял из энергетических батончиков. Так что да, он был рад.

-Так, ты не ешь животных по утрам? – прожевав последний кусок, спросил Стайлз.

-Ха ха, Стилински.

-Да ладно, ты же привык.

Ответом ему послужил вздох.

-Какие планы на сегодня? – продолжил расспросы парень.

Дерек удивленно поднял брови, но ответил. Стайлз мысленно порадовался, что сучизм у оборотня хоть иногда, да дает сбои.

-Собираюсь дописать главу диплома. Потом, может, разберу оставшиеся коробки.

Стайлз поперхнулся.
-Диплома?

-Только не вздумай сейчас ляпнуть, что считал меня идиотом, - предостерегающе произнес оборотень.

-Нет, - парень быстро замотал головой. – Просто это… И о чем пишешь?

-Мифология индейских племен Северной Калифорнии. – Осторожно ответил Дерек.

-О. Мой. Бог. – Губы Стайлза расплылись в улыбке. – Так и знал, что у тебя есть эти корни.


Они закончили завтрак ко времени обеда, потому что у Стилински богатое воображение, и он полсотни раз попросил произнести Дерека «томагавк» с акцентом.

***



Стайлз был взволнован.

Нет, не так.

Он был чертовски возбужден, и это было проблемой, потому что куда радостнее он бы воспринял именно «взволнован».

Но нет.

Стайлз прекрасно отдавал себе отчет в том, что Дерек – оборотень, и он может учуять все, даже три дня назад съеденный тако, но ничего с собой поделать не мог. Это было просто выше его сил.

Ну, а вы как бы себя чувствовали, если бы совершенно случайно заскочили в гараж Хейлов, чтобы спросить что-то действительно тупое, а вместо этого увидели действительно потрясную картину?

Дерек растянулся прямо на бетонном полу, подложив под себя только маленький кусочек ткани – собственную майку. Торс оборотня покрывали капельки пота и мазки чего-то темного, похожего, по запаху, на машинное масло. Рабочие джинсы Дерека, голубые и протертые, сидели на самых бедрах, почти не оставляя места для фантазии, кроме как о конце той горячей блядской дорожки, берущей начало от едва заметной, но темной поросли на груди. Ноги мужчина раскинул далеко в стороны, вызывая в мозгу Стайлза совсем уж неуместные ассоциации с йогой. Руки и голова Дерека скрывались где-то под корпусом чуть приподнятого ниссана, и когда что-то явно пошло не так, Хейл смачно выругался и вскинул бедра.

Стайлз подавился воздухом.

-Господи Иисусе, - едва слышно слетело с губ подростка, но этого оказалось достаточно, чтобы Дерек замер, а потом, перебирая ногами, вылез на свет божий.

Чтобы лучше рассмотреть парня напротив, оборотень приподнялся на локтях, и Стилински проклял это его решение, потому что меньшее, чего он сейчас хотел бы видеть, это напрягшийся пресс Хейла.

-Что-то случилось? – просипел Дерек так, будто не разговаривал уже сутки. Ну да, со времени последнего прихода Стайлза.

-Эм… Нет?

-Тогда что…?

-Я здесь делаю? – отстраненно проговорил парень, все еще судорожно пытаясь найти в себе силы, чтобы посмотреть куда-нибудь помимо раскинувшегося перед ним тела.

-Да, Стайлз, - раздраженно протянул Дерек.

-Я… Ну… - он наконец-то смог закрыть глаза и глубоко вдохнуть. – Ты обещал научить меня охотиться.

-И?

-И я не дурак, Хмуроволк. Ты делаешь это каждые два дня, вчера был последний, так что сегодня у тебя как раз есть время все мне разъяснить. А утром мы пойдем в лес.

Хейл даже не удивился, когда вместо логичного раздражения почувствовал только усталость.

Старательно не вдыхая слишком много воздуха, чтобы не почувствовать запах Стилински (их посиделки длились уже полтора месяца, и Дерек научился вычленять печеньки, миндаленки и листики очень четко), он поднялся на ноги и схватил ближайшую тряпку, вымоченную в растворителе.

-Завтра четверг. У тебя школа, - попробовал отделаться оборотень.

-Свободный день, - довольно проговорил Стайлз. – У нас остались идиоты, которым нужно пройти тесты для колледжей, так что… Когда начнем?

Дерек закатил глаза, а потом задумался. Колледж. Точно.
Оставалось совсем немного времени, пока Стилински наконец начнет свои сборы, а потом отчалит куда-нибудь на другой конец страны (не ближе Мэйна, ага). Неожиданностью стало, что вместо облегчения мужчина почувствовал какое-то тянущее чувство под ребрами.
За прошедшие недели он, странное дело, привык к подростку на столько, насколько не смог за годы их знакомства. Врать самому себе он не любил, поэтому с горечью признавал – Стайлз был единственным человеком, с которым он поддерживал связь в последнее время, и если уж он дал себе ту клятву стать чуть более социальным полгода назад, то потерять это единение было обидно.

-Пошли, - буркнул Дерек, и двинулся в дом. Стайлз счастливо засеменил следом.


Подросток был в восторге.

Наконец-то ему доверили ружье, и плевать, что оно все еще на предохранителе.
Оружие было тяжелее табельного пистолета шерифа, но и смотрелось куда грознее. Конечно, Дерек не вверил в неопытные руки тот ствол, что оставил ему отец, но и этого, без гравировок и каких-либо знаков, вполне было достаточно.

Стайлз с упоением прижался щекой к шейке и направил оружие в сторону пустых банок из-под краски, которые оборотень установил на дальнем конце поляны.

-Чувак, а ты уверен, что в лесу сейчас никого нет? – сквозь улыбку спросил парень. – Не хочу подстрелить кого-нибудь.

-Самая любопытная задница уже здесь, так что… - Дерек махнул рукой.

Стайлз хмыкнул и снова всмотрелся в мушку. Одним пальцем он щелкнул предохранителем, как учили, и тут же почувствовал Дереков палец, сунувшийся между спусковым крючком и скобой.

-Стоп, - мужчина вернул предохранитель на место и обошел Стилински. – Встань ровнее.

Стайлз вздрогнул, когда оборотень прижался к его спине, укладывая руки на плечи.

-Правую ногу оставь подальше, - Дерек пихнул парня по внутренней стороне бедра. – Обопрись на нее, иначе от отдачи улетишь. Эту руку, - он устроил ладонь поверх левой кисти Стайлза, - переведи на цевье, локоть строго вниз, а палец правой, - Стайлз почувствовал, как оказался в замке, зажатый меж рук Хейла. – На предохранитель, а потом на курок. Ложу упри в плечо, - Дерек дернул ружье на себя и Стайлз подался вслед за ним. Щекой он практически ощущал дыхание Хейла, и все слова, очевидно, пролетали мимо ушей.

-Так, - Дерек отнял руку, пробежав пальцами по предплечью подростка, - теперь смотри. – Мужчина прижался еще ближе, устраивая свое лицо вровень с лицом Стайлза, и второй готов был поклясться, что ощущает неожиданно мягкую щетину. Дерек пах мятой, какими-то ягодами и свежеспиленным деревом. – Ты должен видеть только мушку, а прицельная планка, - оборотень чуть приподнял ружье, всматриваясь. – Вровень с ней.

Стайлз замер, не понимая, чего в нем больше – предвкушения от первого выстрела или взволнованности от такой близости Дерека.

-Снимай с предохранителя, - тихо произнес мужчина прямо в ухо, и парень скорее автоматически, чем осознанно, зажал кнопку. – Прицелься….

Они выстрелили вместе.
И Стайлз чуть не оглох.
В ушах звенело так, будто кто-то надел на его голову кастрюлю и от души постучал по ней кувалдой. Ощущения были совершенно другие, нежели когда спускают крючок рядом. Потрясенный парень готов был бросить ружье, но Дерек тут же перехватил его и, не давая Стайлзу убрать руки, зажал предохранитель обратно.

-Никогда не забывай, - предостерегающе произнес он, и отпустил подростка. Стилински почувствовал прилив прохладного ветерка к спине, и ему это категорически не понравилось.

-Чувак, - протянул он, встряхиваясь. – Как ты это делаешь?

-Что? – непонимающе уставился на него оборотень. Зеленые глаза были слегка расфокусированы.

-Это, - Стайлз махнул руками в сторону ствола, который сжимал Дерек. – У тебя же супер-слух, и если я чуть не оглох, то…

-Регенерация. – Пожал плечами тот. – Пошли, посмотрим, на что ты сгодишься.

Хейл быстро зашагал к банкам. Стайлз издалека заметил, что одной не хватает, и это уже его неимоверно порадовало.

-Ого! Целых шесть штук, - воскликнул Стилински, как только выхватил из рук Дерека покореженную тару и пересчитал отверстия.

-Из ста одиннадцати.

-Я не безнадежен!

***



Дерек не разрешил ему воспользоваться карабином на ограниченной территории, но Стайлз с упоением открыл для себя мир самозарядных ружей.

***



Когда вечером Дерек устроился перед ноутбуком, чтобы посмотреть очередной притащенный Стилински сериал (с наказом «Посмотри это, чувак, обязательно!!11!!»), он ожидал покой и, может быть, интерес к компании странных людей на экране, старающихся выжить после авиакатастрофы. Он не ожидал, что Стайлз завалится в его дом в обнимку с дорожной сумкой.

-Тебя выгнали из дома? – первое, что слетело с губ оборотня. Он даже не потрудился отвести ото рта только открытую бутылку пива.

-Мимо, Хмуроволк. – На лице парня расцвела улыбка, какой он одарил Дерека только раз – с ямочками.

-Зачем тогда вещи? – мужчина принюхался. От сумки несло, как от мужской раздевалки в школе, и тянулся запах какой-то еды и шерсти.

-Ну, я провел исследование. – Стайлз швырнул свои манатки в сторону коридора и плюхнулся на диван рядом. – Во-первых, лучшая охота – рано утром. – Он загнул палец. - Во-вторых, ты всегда встречаешь меня с дичью после обеда, а это значит, что у тебя занимает приличное время возвращение домой. – Еще один палец. – И в-третьих, в лесах Бикон Хиллз запрещено стрелять животных, и ближайшая «разрешенная» территория в двух часах езды от нас, так что…. Я запасся.

Дерек не знал, что на это ответить.

-Ага, я так и думал, что ты свинтишь куда подальше пораньше, и я буду как дебил топтаться на твоем пороге в, во сколько ты там сказал? Девять утра?

Ясно, что его план провалился.

-Поэтому, - Стайлз светился как начищенный пятак от своей проницательности и сконфуженного вида Дерека. – Сегодня я ночую у тебя, а потом мы идем заниматься настоящим мужским делом!

Оборотень осушил бутылку почти в один заход.

-О! Ты поставил «Лост». Оказывается, с тобой можно иметь дело, Хмуроволк!

***



В четыре утра, когда Дереку нужно было выдвигаться, Стайлз мельтешил, как болванчик. Непрекращающимся потоком он выражал свой восторг буквально относительно всего – темноты, блекнущих звезд, холодного воздуха, теплого свитера, тяжести чехла, с припрятанным в нем ружьишком, запасе вяленого мяса на перекус. Стайлз в восторге, окей?

Особый кайф он словил, когда Хейл впервые показал, как горячо он выглядит в камуфляжных брюках и белой майке. Серьезно, ему не хватало только парочки жетонов с какой-нибудь брутальной надписью вроде «Бешеный Волчара», и одна из самых горячих фантазий Стайлз получила бы живой пример.

-Зачем тебе белая майка? – все-таки спросил парень. Сам он был облачен в черные спортивные штаны и черную же толстовку.

-Не хочу, чтобы ты подстрелил меня где-нибудь в кустах, приняв за…

-Кабанчика?

Заметив выражение лица Дерека, Стайлз тут же запротестовал:
-Нет-нет, чувак, не надо смотреть так, будто собираешься запереть меня в багажнике! Я пошутил, ха-ха.

Они выехали за пределы города на полчаса позже обычного для Дерека времени, потому что Стилински, а кто же еще, потерял свой телефон в недрах своей же сумки.

В машине было тепло, в отличие от промозглого утреннего воздуха, из радио журчала какая-то классическая роковая композиция, и Стайлз соскользнул в сон за считанные минуты.

Дерек, прокляни его душу, Господи, заметил на своем лице довольный оскал, когда краем глаза засек Малию, несшуюся по лесу вдоль дороги за их автомобилем. Прибавив газа, оборотень быстро пересек больше_не_его территорию.

***



-Нет, ты видел?! Ты вообще видел это?! – Стайлз голосил, как резанный и накаченный ЛСД фанат Метс, которые только что, впервые за последние лет сто, выиграли кубок. – Ты, блядь, видел??! Видел же, ну?! Дерек, почему у тебя нет с собой камеры?

Дерек считал, что ему обязательно нужен кляп и беруши, а не чудеса техники.

Стайлз скакал вокруг туши только что подстреленного койота и танцевал то, что, по всей видимости, должно было напоминать победный танец индейцев. Больше походило на танец устрашения Маори.

Это было настоящим успехом, стоило признать. Первая добыча Стилински – и сразу такая крупная. Такие сюрпризы встречаются редко, но Стайлз, видимо, имел что-то в крови. Дерек только пару часов назад доверил ему нарезное ружье, особо не рассчитывая на что-нибудь серьезное, и вот, они здесь.

Волк внутри грудной клетки радовался не меньше парня – Хейл ощущал всю гамму позитивных чувств, исходящих от Стайлза, и купался в них. Еще был привкус гордости за «ученика» и глухое удовлетворение от пойманного недособрата.

Дерек прикрыл глаза и вдохнул поглубже. Пока они пробирались через лес, чувствительный нос постоянно натыкался на запах подростка, что раздражало человека и подбадривало волка. Сейчас, стоя на краю огромного поля, воздух немного разнес концентрацию ароматов Стайлза, но животное, наоборот, жаждало почувствовать больше.

-Ты только что пристрелил животную оболочку твоей бывшей девушки, - бездумно произнес Дерек. Губы снова непроизвольно растянулись в подобии довольного оскала.

Резко радостное волнение сменилось липким и кислым запахом страха.

Открыв глаза, Дерек увидел, что Стилински бросил свои восторженные пляски и уставился на тушку, скрывающуюся в невысокой траве.

-Эй, Дерек, - немного потерянно произнес он.

Оборотень подошел ближе, чтобы узнать, что так напрягло подростка.

-Это ж, блядь, койот, - произнес он так, будто увидел перед собой не животное, а нечто ужасное.

-Я вижу.

-Это… черт, это же не может быть какой-нибудь оборотень? – зачастил Стайлз. – Это не какой-нибудь очередной запутавшийся ребенок, ведь так? Я же не убил кого-то живого?!

Парень перешел на ультразвук.

-Стайлз, - Дерек закатил глаза. Запах страха ему совсем не нравился. – Ты серьезно думаешь, что я позволил бы тебе подстрелить оборотня? Или оборотень подпустил бы нас так близко?

Нервно кивнув, Стилински унял начавшуюся дрожь. Он еще раз посмотрел на свою добычу, и липкая аура начала рассасываться.

-Думаю, Тейт бы не оценила.

-Тем и лучше, что она не здесь, - Дерек пожал плечами.

Стайлз хмыкнул. Они уже поймали несколько зайцев, главным образом благодаря Дереку – за скачущей живностью Стилински было пока не успеть. Он и карабин-то получил в руки по чистой случайности – оборотень прихватил его на случай неожиданной встречи с медведем, а Стайлза попросил понести. Заметив грязно-рыжую шерсть сквозь кусты, оборотень ради интереса подозвал животное ближе и вот, успех.

-И что мы будем с ним делать? – парень почесал макушку. – Суп же не сварим.

-Можем отдать шкуру на выделку.

-Шерсть койота? Ты реально думаешь, что я хочу оставить ее себе?

Стайлз едва подавил смех. Иногда Дерек просто потрясал его своей слепотой. Стилински был из смышленых и особо не переживал, когда наконец-то понял, что к оборотню в дом его приводит не только желание поболтать с кем-то поопаснее человека и наесться отменной еды. Стайлз, на самом деле, даже не удивился, когда его мокрые сны, беспокоившие его еще в шестнадцать лет, вернулись уже с вполне конкретным главным героем. Парень не переживал, и когда принял такое их своеобразное общение, не предвещавшее никакого развития.

Но вот такое предложение его «влюбленности» оставить себе скальп бывшей девчонки, будто он, Стайлз, дни и ночи напролет оплакивал их расставание… Это веселило и вызывало желание дать Дереку промеж глаз.

-А чего ты хочешь? – спросил Дерек, подбирая карабин, брошенный неподалеку в запале радости.

-Говорят, волчья греет куда лучше, - невзначай кинул Стайлз и, ничего больше не добавив, зашагал обратно к лесу.

Кончики ушей Дерека запылали.

***



Стайлз наконец-то заставил Дерека подключить телевизор и Нетфликс.

На верхней полке в кухне Хейла поселились чипсы со вкусом копченых колбасок и огромная упаковка соломки.

-Это было… хорошо, - устало пробормотал Стилински, как только переступил порог дома оборотня.

В руках он сжимал лямку неподъемного на вид рюкзака. С подложки капала кровь, и парень поспешил скинуть ношу на разделочный стол. Вжикнув застежкой, Стайлз выудил пакет, набитый едой, сунул его в холодильник.

Дерек, шагавший следом, вытряхнул на стол тушки мертвых птиц и с удовлетворением осмотрел добычу. Волк внутри удовлетворенно порыкивал – его подмастерье набил руку.

Они носились по лесу почти весь день – сначала, чтобы поохотиться, а потом просто потому, что погода была на редкость приятной и располагающей к прогулкам. Все время Стайлз то трещал, вываливая на Дерека информацию о каждом встречавшемся им цветочке, то замолкал, усиленно разыскивая то, чего они еще не видели. Потом парень загорелся идеей найти «это самое дерево», про которое ему как-то рассказывал Дитон, и Дерек, скрепя клыками, поддался на уговоры просто потому, что это было гораздо проще, чем ввязываться в заранее проигранный спор.

Когда они примостились на единственной поляне, не раздражавшей волка Хейла запахом пыльцы или животных, Стайлз достал запас еды, предусмотрительно закинутый в отдельный карман рюкзака, и буквально выпросил у Дерека рассказать какой-нибудь миф.

Оборотень ни за что не собирался признавать, что ему до одури понравился заинтересованный взгляд Стилински, пока он пересказывал историю о появлении людей-бабочек**. Тем более он не горел желанием разбираться в том, почему только сейчас заметил, как у Стайлза всегда приоткрывался рот, когда он чем-нибудь увлекался; как карий цвет его глаз приближался к коньячному, когда солнце проходило свой пик; как родинки на щеке напоминали созвездия и будто шоколадные крошки рассыпались по шее, указывая дорожку к чему-то более увлекательному.

Дерек не хотел.

Он жаждал.

Стайлз скрылся в гостиной, и по едва слышному голосу Хейл понял, что тот звонил отцу. Джон говорил что-то про дежурство и клялся в том, что забрал со стола приготовленный салат, но даже через расстояние и откровенно плохую связь Дерек чувствовал – безбожно врет.

Дернув головой, чтобы не влезать в чужие разговоры, мужчина принялся за рутинную работу – начал обрабатывать дичь.

***



-Вот ублюдок! – Зло выплюнул Стайлз, просачиваясь между косяком входной двери и Дереком. – Гребаный волосатый хер!

Хейл прифигел и автоматически прокрутил в голове все, что успел сделать или наговорить подростку. Ничего.

-Шавка подзаборная, - продолжал кипятиться Стилински, с упорством танка и мастерством ниндзя рассекая воздух руками. – ПМС-ник ебаный!

В руках у парня Дерек заметил бумажный пакет с чем-то очень напоминающим по форме бутылку внутри. Тут же подоспел и запах – терпкий, алкогольный.

-Какого хрена, Стайлз?

-«Какого хрена, Стайлз», - передразнил его подросток, заваливаясь на диван и вытягивая ноги. – «Что за хуйня, Стайлз?», «какого черта, Стайлз?», «что ты здесь делаешь, Стайлз?», - продолжил он подделанным басовитым голосом. – Это я у тебя хочу спросить, Дерек. Какого лешего твой бывший щеночек повторил тот охуенный трюк с рябиной и прискакал ко мне домой?

Оборотень застыл.

-К тебе приходил Скотт?

-Бинго! – Стилински попробовал хлопнуть в ладоши, но его ноша ему помешала. Уставившись на бутылку, как на старого знакомого, Стайлз крепко к ней приложился, а потом снова просверлил пару лишних дырок в Дереке.

-И где здесь нагадил я?

-Примерно вез’де, - в тепле алкоголь явно начал действовать быстрее. – Этот ушлепок припер меня к стенке, сверкнул своим светофором и спросил о смысле бытия. То бишь, почему я зависаю с тобой, и от меня пахнет как от оружейного барона. Ничего не хочешь мне объяснить?

Дерек не хотел, потому что не понимал.

-Давай рассказывай, что вы там не поделили, - потребовал Стайлз так, будто в этом крылась причина всех войн на Ближнем Востоке.

Молчание оборотня раздражало захмелевший мозг.

По большому счету он и сам не понимал, с чего так набросился на Хейла, да это и никогда не бывает важно, если ты пьян. Наверное, его все-таки сильнее, чем никак, обидело такое обращение бывшего_лучшего_друга: тот реально озверел, врываясь в комнату Стилински, тут же обнюхал все поверхности, зарычал, вцепился в плечи парня, а потом и с неподдельной злостью устроил самый настоящий допрос в стиле «Другого Мира». Главным было то, что Скотт настойчиво требовал ответить на всего один вопрос: «Что ты делаешь с Дереком».

Сначала Стайлз пытался вырваться, потом просто игнорировать, потом осыпал альфу проклятиями, а под конец дико заржал. Громко, с запрокинутой головой и широко открытым ртом. Он даже слезы в уголках глаз почувствовал.

Что он делал с Дереком.

В том то, блядь, и проблема, что ничего.

Стайлза это слегка и довольно неожиданно начинало напрягать. Очевидно, что между ним и оборотнем что-то происходило, но ни один из-за тупоголовости (Дерек) или упрямства (он сам) не делал шаг навстречу. Он действительно наслаждался своим новым кругом общения, но нервы из-за школы, скорой рассылки ответов из колледжей и внезапное постоянное зудящее чувство слежки в школе и у дома обострили каждую эмоцию. И Стайлзу стало обидно и жутко от того, что он ввязался во что-то, что его мозг перерабатывал с неуверенностью первоклашки – не какие-нибудь извращенные планы злодеев, а обыкновенные человеческие чувства.

Он же в дерьме по уши.

Видимо, Стайлз что-то объяснял параллельно со своими душевными перемотками событий и изливаниями души, потому что он обнаружил, что язык его устал от разговоров, а Дерек начал смотреть на него с непонятной смесью скептицизма и обреченности.

В следующую секунду Стилински дернули, подняли на ноги и безапелляционно заявили:
-В душ.

Пока Дерек искал полотенце и сменную футболку (аттракцион невиданной щедрости), Стайлз успел стянуть с себя толстовку и расстегнуть джинсы. Парня, кажется, совсем не волновало присутствие другого мужчины поблизости, и Хейл с силой вылез из опасных мыслей.
Как раз к моменту, когда оборотень повернулся, чтобы вручить Стилински оторванные от сердца вещи, тот развернулся к нему спиной, подцепил длинными пальцами края футболки и потянул вверх.

На взгляд Дерека, бледное полотно кожи явилось его взору слишком быстро.

Желание как можно быстрее слиться из комнаты и позвонить МакКолу, чтобы высказать пару лестных слов, тоже кануло в небытие.

Дерек с жадностью охотника, увидевшего косулю в прериях на сафари, облизывал взглядом открывшийся вид.
Широкая спина, переходящая к узким бедрам, была сплошь покрыта родинками, о большем количестве которых намекала россыпь тех же, но на лице. Острые лопатки грозились прорвать тонкую, почти пергаментную кожу, и Дерек, учись он где-нибудь на искусствоведческом, непременно схватил бы сейчас холст и дорисовал бы два огромных крыла, непременно черного цвета, потому что такая красота была убийственной. Столб позвоночника, почти не был виден, но три небольших холмика у самой шеи вызывали вполне определенное желание прикоснуться, обвести пальцем, прикусить.

Оборотню показалось, что он пытается проглатить ком песка.

Ямочки.

Злоебучие ямочки прямо над линией сползших джинсов стали той бабочкой, перевесившей огромные внутренние весы Дерека в сторону чертовой непоправимой ситуации, и он уже сделал шаг вперед, когда Стайлз подхватил бутылку с прикроватной тумбочки и, чуть обернувшись, бросил:
-Ну, ты идешь, волче?

***



Стайлз считал, что язык его и холодная вода – его кровные враги.

В замкнутом пространстве ванной с щелчком закрывшей двери он вдруг почувствовал себя неуютно и нервозно. Конечно, дело было в том, что принимать душ в чужом доме – дело не такое уж простое, но главной причиной был, давайте не будем забывать, Дерек.

Места едва хватало обоим, потому что большую часть пола занимала огромная душевая кабинка, больше напоминавшая капсулу для полетов в космос. Огонечки и винтики торчали из каждой стенки, и вот та большая красная кнопка явно должна была запускать катапультацию.

Стайлз запрокинул голову и сделал большой глоток оставшейся на дне бутылки жидкости. Тепло сразу разлилось по венам, ударяя в мозг, и парень пошатнулся, заваливаясь назад. Тут же руки Дерека обхватили его плечи и, будто болванчик, Стайлз поддался вперед, ступая прямо в ванночку. Он не успел и рта раскрыть, как где-то под потолком раздался гудок, и со всех сторон на него полилась вода. Не такая холодная для разгоряченного тела, но ледяная и тяжеленая когда ты все еще в джинсах.
Парень готов был захлебнуться, когда Дерек, сдавленно ругаясь, принялся что-то нажимать, и через секунду напор уменьшился, но одежду все равно было не спасти.
Поток стал заметно теплее, и руки Дерека мягко забрали опустевшую бутылку.
Как в замедленной съемке Стайлз наблюдал за тем, как оборотень отставляет тару на небольшой столик, и не думал вообще ни о чем. Не о пронзительных травянисто зеленых глазах, ни о тяжелой ноше на бедрах, ни о такой удачной вместительности душевой. Нет.

Дерек был в прострации и балансировал где-то на самом краю. В последний момент он успел склонить все к норме – Стилински пьян, ему семнадцать, его отец знает, где он живет.

Три крупицы согнали бабочку.

Хейл успел уловить в зеркале свой шальной взгляд, успел заметить, что это было ни хрена не правдой.

-Хмуроволк, - тихо позвал Стайлз, отплевываясь от тоненькой струйки воды, попадавшей прямо на лицо. – Хмурово-о-олк.

Обернувшись, Дерек получил еще один удар. Организм, накаченный горячительным, усиленно старался избавиться от отравы, распуская все свои феромоны; теплая вода, попадавшая на майку мужчины, отскакивая от Стайлза, пахла им. Этого было слишком много.

-Дер, - как-то странно всхлипнул парень, а в следующую секунду Дерек нашел себя в кабинке, промокшим с ног до головы, схваченным внезапно сильным кулаком прямо за футболку.
Проворному подростку понадобилось всего ничего, чтобы крепко зажмурить глаза и, пока не ушла последняя спиртовая отвага, притянуть оборотня ближе и неуклюже, но уверенно поцеловать.

Этого было не много.

Этого было катастрофически мало.

Дерек никогда не нуждался в том, чтобы ему повторяли дважды. Отпустив один из сотни узлов контроля, он перехватил руки Стайлза, провел по ним, направляя, прося, приказывая обхватить его за шею, а потом, как только парень повиновался, вцепился в его ягодицы прямо сквозь джинсы и пришпилил всем телом к дальней стенке. Поцелуй никто не разрывал, и, найдя подходящий угол, они продолжали буквально вгрызаться вдруг в друга. Губы у Стайлза были мягкими, на удивление не обветренными, подвижными. Дерек с упоением и рыком принял такое желанное подчинение – Стилински не раздумывая открылся шире, позволяя исследовать, вылизывать, покусывать и буквально повторять все те движения, которые оборотень собирался повторить своим членом.

Короткими ногтями Стайлз скреб по затылку мужчины, путался в отросших волосах, потягивал и хватал. От нахлынувших эмоций его ноги подкосились, расходясь в стороны, и Дерек, едва соображая, дернул застрявшую молнию. Бегунок остался в его руке, но мокрая одежда сползла достаточно быстро, чтобы зверь внутри не решил порвать все к чертям. Ощутив ладонями обнаженную влажную и упругую кожу, Хейл едва нашел себя. Он водил руками по бокам, спускался к бедрам, царапал выступающие косточки. Щетиной он притирался к щекам Стайлза, оставляя раздражение над созвездиями родинок, покрывал укусами и засосами нежную шею, метил.

-Дер, - выдохнул Стилински, рвясь вперед и прижимаясь полностью вставшим членом к скрытому одеждой паху волка. – Дер, мне надо…

Он повиновался. Подхватил под зад, оставляя красные царапины на нежной коже, и, локтем ткнув в красную кнопку, вытащил их обоих из кабины. Спиной распахнул дверь, как пьяный, дошел до кровати.
Стайлз все это время не мог оторваться от лица Дерека, целовал, покусывал подбородок, скользил носом по щетине. Когда Хейл попытался скинуть ношу, парень, как осьминог, обхватил его всеми конечностями и повалил за собой.

Лежать в мокром было не удобно и, как бы мужчина ни хотел не отрываться от теплого и ладного тела под собой, он встал, опираясь коленями о матрас. Стайлз во все глаза уставился на грудь оборотня. Подтянувшись, он с настоящим благоговением провел ладонями по литым мышцам, обтянутым тонкой тканью, поскреб воротник.

-Можно, я…

Сил Дерека хватило только на то, чтобы кивнуть.

Подцепив футболку, Стайлз отлепил промокшую одежду, принявшись покрывать едва уловимыми поцелуями каждый открывшийся участок кожи. Дойдя до соска, подросток широко облизал его, потом прикусил.

-Стйлз, - прорычал Дерек, и сам начал быстрее стягивать больно давившие на промежность штаны. Обнаружив, что оборотень не утруждает себя нижним бельем, Стилински громко сглотнул. По его лицу бегущей строкой пролетело «Все было так близко».

Упав на кровать, и раскинув ноги в стороны, Стайлз требовательно протянул руки, и кто такой Дерек, чтобы отказывать.

Вернувшись к бездумному выцеловыванию всего, что попадалось под губы, Хейл опустил руку между их телами, нащупывая члены и обхватывая их ладонью. Смазки хватило бы на маленький завод. Медленно, с оттягом, он начал надрачивать им обоим, не забывая провести большим пальцем по головкам, смешивая два запаха в нечто умопомрачительное.

Волк внутри бесновался и требовал больше, ближе, сильнее, громче.

Стайлз ухватился за плечо Дерека и запрокинул голову, подставляясь, доверяя. Движения Хейла стали жестче, сбились с ритма, дергая сильнее, вызывая с каждым поглаживанием стоны и вздохи. Он хотел бы услышать, как Стайлз кричит. Кричит его имя.
Тело парня прошила дрожь.

-Эй, эй, - Стилински будто вынырнул из океана, резко надавливая на плечо и с усилием оттягивая голову оборотня от своих ключиц. – Не так быстро, волчара. Я хочу тебя в себе. Я хочу кончить с твоим членом внутри.

Дерек не понял и слова, но их желания совпадали так четко, что это и не требовалось.

Очертив пальцем уздечку, он отстранился, делая мелкие вдохи, чтобы успокоиться. Тряхнув промокшими от воды и пота волосами, оборотень сполз с кровати, хватая Стайлза за икры и притягивая к краю. Разведя ноги подростка шире, он приблизился к гладко выбритой мошонке и втянул концентрированный запах возбуждения, обдавая нежную кожу долгим выдохом, таким, что яйца Стайлза поджались.

-Погоди, ты, что… - парень поднялся на локтях, уставившись огромными глазами прямо в покрасневшие глаза Хейла. – У тебя что, нет сма…

Договорить он не успел – Дерек одним широким мазком языка провел сразу и по маленькой розовой на бледной коже дырочки, и по шовчику, и по всей длине прилипшего к животу члена. Стайлз взвыл.

А оборотень с упоением продолжил начатое. Стайлз был вкусным, терпким, сладким, чистым. Дерек раз за разом проводил языком по мелким складочкам, не жалел слюны, едва заметно ввинчивался внутрь, с каждым разом отчетливее ощущая, как мышцы уступают, расслабляясь и привыкая. Одной рукой мужчина поглаживал внутреннюю сторону бедра Стайлза, другой – играл с яичками и, время от времени, пережимал член у основания, чтобы успеть исполнить просьбу метавшегося по кровати в экстатическом бреду человека. Постепенно Дерек ввел первый палец, не забывая покрывать поцелуями все вокруг. Стилински принял его жадно, готовым к продолжению. Как завороженный Хейл смотрел за тем, как исчезают в горячей тесноте одна за одной фаланги сначала одного, а потом и другого, пальцев. С упоением и дрожью внизу живота он ждал, когда то же самое сможет проделать своим членом.

Стайлз был благодарным. Каждый раз он постанывал, дергался и едва заметно подмахивал. Когда Дерек развел пальцы, растягивая его еще сильнее, парень не смог сдержать рвавшихся наружу ругательств. В черепной коробке, как в клетке, билась всего одна мысль «Хейл готовит его под себя».

Дерек сгорал от желания. Он не знал, чего ему хотелось больше – увидеть, как Стайлз спустит только от его пальцев и языка, или как он примет его всего, без остатка, ощутит, как волк берет его до шлепков яиц об аккуратный зад.

После очередной действительно сильной дрожи Дерек еще раз смазал раскрытую и вполне готовую дырку собственной слюной и поднялся на ноги. Раскинутое тело на кровати не давало и шанса к отступлению. Живот Стайлза блестел от смазки; дырочка подрагивала в предвкушении; рот сложился аккуратной буквой «О» и Стилински впервые молчал так долго.

-Я же у тебя первый? – спросил оборотень просто так, потому что хотелось, снова забираясь на кровать и устраиваясь меж раскинутых ног. Его член чиркнул по стайлзовому, и застонал теперь Дерек.

-Не считая мистера Вульфа, - на выдохе произнес парень. – Но он дилдо и вряд ли имеет право голоса.

Это было до слез глупо, но Дерек не позволил себе скатиться с нужного настроя. Облизав раскрытые губы Стайлза и прикусив нижнюю, он оперся одной рукой над головой подростка, а другой помог себе найти вход. Соскользнув внутрь с одного маха, Дерек решил, что он очутился в раю, а песнью ангелов для него стал протяжный и утробный стон парня под ним.

Это было именно так, как он и представлял – тесно, жарко, обволакивающе и шелково.
Стайлз был идеальным.

Схватив его за бедро, Дерек подтянул их вверх и попробовал вытянуть боль, но ее не последовало. Стилински получал абсолютно такой же чистый и незамутненный кайф, как и он сам. Взяв секунду, чтобы привыкнуть и улечься удобнее, оборотень принялся двигаться – сначала медленно, примеряясь, через раз задевая простату, от чего Стайлз буквально трясся. Коньячную радужку почти полностью затопил зрачок, щеки раскраснелись, а губы покраснели от постоянных закусываний, чтобы придержать стоны. Выпростав одну руку, парень ухватился ей за ягодицу Дерека и требовательно потянул на себя, выпрашивая больше.
Заурчав, Хейл уткнулся в его шею, затягиваясь мешаниной запахов и вкусов, а потом спустил поводок.

Стайлз закричал с первого толчка – сильного, властного, сносящего крышу, на всю длину. Не тормозя, Дерек снова почти вышел из тела подростка, оставляя в растянутой дырочке только головку, и двинулся обратно, скользя животом по члену Стайлза и ощущая, как подстраивается мягкое тело, как сильнее впиваются ногти в спину и зад.

Они действовали так слажено, будто только и делали, что трахались, все это время – хотя темп был действительно быстрым, Стилински умудрился подстроиться, с готовностью поддаваясь вперед, насаживаясь на буквально долбивший его член. Он облапал, кажется, всего Дерека – держался за все, что мог ухватиться, скользя расставленными пальцами по взмокшей коже. Пот с носа оборотня капал ему на лицо, и Стайлз облизывал каждую каплю, до которой мог дотянуться языком. Дерек только порыкивал и сильнее подбрасывал подростка на кровати. Каждый раз он старался пройтись точно по простате, но удобство позы оставляло желать лучшего. Тогда, выскользнув из Стайлза и получив полный протеста стон, он сел на пятки и снова подтянул к себе подростка. Вид не успевшей закрыться, пульсируюшей дырки окрасил мир Дерека в красный. С размаху вбившись обратно, Хейл без ошибки нашел нужный угол и, двинувшись еще пару раз, почувствовал, как слетел последний, самый важный, предохранитель. Узел набух так быстро, что времени на предупреждения или остановку не осталось совсем – со смесью ужаса и животного удовлетворения Дерек увидел, как его плоть с громким чавканьем проникла в податливое тело, распирая все на своем пути и не давая даже надежды на побег. Стайлз, оторвавшись от подрачивания собственного члена и сбрасывая с себя дымку кайфа, встрепенулся и неверяще уставился на Хейла. Он открыл рот, силясь что-нибудь сказать, но Дерек, усиленно вытягивавший все это время боль, не дал. Отняв руки парня от его собственного члена, он завел их ему за голову и, нависнув над ним, пригвоздил их к кровати. Из взгляда ушло что-то, что говорило – Дерек еще здесь, он все контролирует, он вожак.
Теперь осталось только дикое и едва осмысленное выражение. Чтобы понять, что место управляющего телом занял волк, не нужен был даже бета-релиз.

Стайлз захлебнулся стоном, когда узел зашевелился. Ему бы сейчас придумать неуместную шутку про тентакли, но вместо этого, прибитый силой и опасностью, он только больше расслабился, пропуская дальше, поддаваясь и подстраиваясь, мурча.

Оборотень двигался коротко, но не размеренно, а дико, быстро, жадно, как это принято в дикой природе, не размениваясь на сантименты или внимание для партнера. Стайлз видел отголоски красноты в радужке Дерека, смотрел на свое отражение в зрачке – мокрый, розовый, охочий до такого, кайфующий от тяжести и боли. Разложенный, как последняя шлюха в городе. Для Дерека.
Для Дерека.
Как он хотел.

Стайлз кончил, выгибаясь дугой над кроватью и срывая захват на запястьях. С его губ слетел не то стон, не то задушенный крик, как звучит воздух из пробитой шины. Все тело будто онемело, а потом взорвалось сотней иголок, но было все равно. Было так хорошо и наконец-то, что Стайлзу было глубоко плевать, как там надо правильно реагировать и что делать дальше. Он просто провалился в нирвану, где его методично втрахивал в простыни Дерек еще два долгих мгновения, а потом излился глубоко и обжигающе горячо где-то внутри, надежно и собственнически запирая семя.

***



Стайлз проснулся от назойливого света, бившего прямо в глаза. Слишком тусклого, чтобы принадлежать солнцу или лампе, но не менее раздражающего. Надув губы, парень пошарил рукой вниз по телу, чтобы найти сползшее одеяло и натянуть его до самой макушки, но тяжелая ткань не поддавалась. Что-то придавило край и, Стайлз, начиная раздражаться сильнее, перевернулся на другой бок, не опуская попытки отвоевать заветное спасительное белье. Внезапно его рука наткнулась на что-то мягкое, теплое и шерстяное. Реально шерстяное. Приоткрыв глаза, Стилински не сдержал вздоха. Прямо на соседней подушке Дерек уютно примостил волчий вариант своей головы и лениво следил за копошением парня. Высунув язык, оборотень облизал сначала кончики пальцев, которыми Стайлз, забывший, к черту, об одеяле, потянулся к морде, а потом ткнулся мокрым носом прямо в лоб подростка.

Прикусив губы, чтобы оставить хоть капельку достоинства и не заверещать как ребенок, Стилински придвинулся ближе, обхватил руками сильное и гораздо более теплое, чем плед, тело и счастливо спрятал лицо где-то в районе лопатки зверя.
Через секунду он ровно засопел.

***



Что это была за хрень

Бля, Стайлз, прости. Полнолуние в этот раз началось несколько раньше.

С каких пор ты не держишь себя в руках?

Я… Это Малия.

Что с ней?

ПМС. Она видела тебя с Дереком, и взъелась.

???

Она ревнует.

И я ревную.


Ты кричал про стаи. Что это значит?

Это… Мой волк думает, что ты и Дерек – новая стая. Чужая.


*
Примечания:
Кажется, я только что нарушила самый важный закон охотников - переврала все, что можно, о реально разрешенных временных рамках на отстрел тех или иных животных. О, вэлп.

*Перечисленные животные могут не соответствовать реальной фауне Калифорнии.

**Миф придуман
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.