Маг и джентльмен. Английская магия, которая не смеет назвать свое имя. 48

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Кларк Сюзанна «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл», Джонатан Стрендж и мистер Норрелл (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Джон Чилдермас/Джон Сегундус, Винкулюс, ОМП, ОЖП
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Фэнтези, Мистика, Детектив, Мифические существа, Исторические эпохи
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 46 страниц, 8 частей
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
«История, достойная оригинала» от Izzy Grinch
Описание:
Триумфальное возвращение английской магии сопровождается целым рядом странных происшествий. То девица не может выйти замуж, потому что каждый день, как только пробьет 6 часов, из-под земли вырастает куст шиповника и оплетает ее с головы до ног. То в графском доме вместо библиотеки образуется лабиринт. То коровы по небу летают, то раки на горе свистят. Кто же справится с такими напастями лучше, чем опытные волшебники?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Пост-канон. В соавторстве с Janosh Falk и Госпожа Сеть.

Глава четвертая, в которой мистер Сегундус целует Чилдермасса

3 сентября 2015, 09:55
Дом Абрамсов после договора Чилдермасса с шиповником был весь в сухих ветках, какие и должны быть зимой у каждого порядочного растения, знающего свое место. Ярко-красные ягоды стучали Чилдермасса по голове и ловко падали ему за шиворот, пока он вместе с отцом Майклом перемещал глубоко спящего мистера Сегундуса на диван в гостиной. Слуги, позевывая, отдирали от стен сухие стволы и перетаскивали во двор. Костры пылали гораздо веселее прежних.
- Сэр, не хотелось бы вас беспокоить, но я полагаю, нам лучше провести ночь здесь, - Чилдермасс, еще раз убедившись, что с Сегундусом все в порядке, отловил за рукав мистера Абрамса. - У вас найдутся гостевые комнаты?
Мистер Абрамс тяжело вздохнул.
- Да, конечно... да... Но... Мне очень неловко, господин волшебник, но мы думали, приедет кто-то один, и... У нас свободна только одна гостевая комната.
- Я могу освободить свою, - робко подал голос священник. - Я мог бы отлично разместиться в пристройке...
- Мы вас потом не вылечим, святой отец, - резко оборвала его мисс Абрамс. - Не смейте об этом даже думать.
Отец Майкл замолк и даже как-то съежился под ее взглядом. Похоже было на то, что в этом доме лишь мисс Абрамс не потеряла присутствия духа и ничего не боится.
- Одну так одну, - пробормотал Чилдермасс. Хмурясь, он наклонился над мистером Сегундусом и легонько потряс его за плечо. К удивлению Чилдермасса, тот мгновенно распахнул глаза. Он выглядел необычно посвежевшим и бодрым.
- Я... кажется, заснул?
- Что вы видели? - тут же потребовал Чилдермасс.
Мистер Сегундус огляделся. Комната показалась ему странной и непривычной, краски в ней - слишком яркими. Почти вся семья столпилась у его изголовья вместе со священником - молоденьким, красивым, как из книжки.
- О... Чилдермасс, это очень странная магия! - мистер Сегундус сел и встряхнул головой, пытаясь прийти в себя. - Сначала мне показалось, что куст стал похож на вас.
Чилдермасс в недоумении поднял бровь. Его много с чем сравнивали в его жизни, но никогда еще - с кустом цветущего шиповника.
- Приму это за комплимент, сэр.
- Вы были словно ангел. - Мистер Сегундус растерянно засмеялся, понимая, что все это звучит безумно, и в глазах Чилдермасса, скорее всего, он выглядит сумасшедшим. - Когда вы ко мне обращались, мне казалось, что я совершенно счастлив. А потом я увидел корабль. Я вдруг очутился на каком-то волшебном корабле.
Лицо Сегундуса помрачнело. Однако его речь могла казаться бредом кому угодно, только не Чилдермассу.
- Там случилась какая-то страшная беда, - продолжал мистер Сегундус. - Я чувствую, что этот корабль несется в ловушку. Зачарованная буря уничтожит его.
Детали видения мистер Сегундус решил придержать, чтобы поделиться ими с Чилдермассом наедине, и ловко перевел тему:
- Чилдермасс, будьте любезны, дайте мне немного воды.
Не успел Чилдермасс оглядеться, как отец Майкл подал ему графин с водой и стакан. Руки у преподобного были, как у девушки - тонкие, с длинными пальцами. Пожалуй, переодень его - и на взгляд от девицы не отличишь.
- Святой отец, я бы хотел узнать, что вы думаете, - вполголоса сказал Чилдермасс, передав стакан воды мистеру Сегундусу.
Отец Майкл покраснел, как роза.
- Я не хочу пересказывать грязные сплетни, господин волшебник. Будущий супруг мисс Абрамс - богатый человек. Боюсь, кто-то таким безбожным способом хочет разрушить их счастье.
Миссис Тайсмит, решив, что для детей на сегодня достаточно переживаний, отправила Селину и Питера спать. Мистер Абрамс, извинившись, тоже покинул гостей. В комнате осталась только Дженни. Она сидела в отцовском кресле и смотрела на огонь камина. Ничего ангельского или кукольного в ней не осталось. Сегундус вздрогнул, до чего она стала похожа на капитана.
- Обожаю грязные сплетни, - Чилдермасс не собирался так просто отпускать священника. Поманив его за собой, он отошел в дальний угол гостиной, где их не было бы слышно.
- Я не знаю, чем могу быть вам полезен... - Отец Майкл явно изо всех сил старался выдумать благовидный предлог, чтобы улизнуть.
- Святой отец, давайте сразу договоримся, - понизив голос, предложил Чилдермасс. - Если вы будете со мной откровенны, я постараюсь помочь мисс Абрамс. Вы же хотите, чтобы она была счастлива?
Прекрасные глаза отца Майкла, темные, будто вишни из рая, широко распахнулись. Он сжал руки на груди, испуганно глядя на Чилдермасса. Тот продолжал буравить священника взглядом.
- Да... да, конечно. Спрашивайте. - Отец Майкл опустил руки и поник, словно подрубленная осинка.
- Мисс Абрамс знает о ваших чувствах? - Чилдермасс попер вперед, как ломовая лошадь, не утруждая себя уверениями, что ничья репутация не пострадает от этого разговора.
- Да, - убито прошептал отец Майкл.
- Вы делали ей предложение?
- Да...
Чилдермасс подумал, что еще одно такое "да" - и ему придется лезть за платком, чтобы отец Майкл мог как следует порыдать в него. Так что для разнообразия он решил задать вопрос, предполагавший развернутый ответ.
- Почему она хочет выйти за другого? Мне показалось, она к вам неравнодушна.
- Я беден. Дженни бы это не остановило, но после смерти миссис Абрамс все пошло кувырком. Мистер Абрамс от горя влез в долги с этими розами. Дженни хочет спасти хотя бы судьбы Селины и Питера.
- Мистер Абрамс разорен? - уточнил Чилдермасс. Вот так всегда с этими джентльменами: выглядят преуспевающе, а копни поглубже - найдешь залежи долговых расписок.
- Увы! Но мистер Тейлор согласен закрыть глаза на долг, если сможет ввести в дом мисс Абрамс.
- Мистер Абрамс должен крупную сумму счастливому жениху, - подытожил Чилдермасс. - Другие кредиторы имеются?
- О, совсем немного.
Чилдермасс с проблеском сочувствия взглянул на священника.
- А вы, значит, отдаетесь на милость божью?
- Если Джиневра что-то решила, разве что божий промысел может заставить ее передумать, - тот горько улыбнулся. - Или волшебство. По чести, я не знаю, радоваться или печалиться. Больше, чем свою семью, Джиневра будет любить разве что собственных детей.
Поблагодарив отца Майкла за откровенность и оставив его хлюпать носом от нахлынувших чувств, Чилдермасс вернулся к Сегундусу. Тот снова выглядел довольно бодрым. Похоже было, что все это время он пытался разговорить мисс Абрамс, и очевидно было, что безуспешно. Как только Чилдермасс приблизился, она резко поднялась на ноги.
- Господа, я провожу вас в комнату. Вставать завтра придется очень рано.
- Завтра утром что-то ожидается, мисс Абрамс?
- Если обойдется без чудес, то моя свадьба.
- Я бы не советовал спешить со свадьбой, мисс, - хмыкнул Чилдермасс. - Пока мы не разберемся, чем вызвана эта магия, ваша жизнь может быть в опасности. Что, если в следующий раз розы начнут расти не вокруг вас, а прямо из вас?
- Если мы успеем сказать "согласны" у алтаря, остальное меня не тревожит, - устало ответила Дженни.
- А если не успеете, и мистер Тейлор останется холостяком, не успев стать вдовцом?
Мисс Абрамс вежливо улыбнулась в ответ. Выглядело это довольно пугающе.
- Следуйте за мной, господа.
Поднявшись на второй этаж, она отвела волшебников в просторную, хорошо обставленную комнату. Мебель в ней была намного старше Чилдермасса, но выглядела вполне крепкой. Часть комнаты занимала большая двуспальная кровать. В углу виднелась дверь в умывальную комнату.
- Добрых снов, господа волшебники, - Дженни ушла, даже не дав времени пожелать спокойной ночи в ответ. Чилдермасс закрыл за ней дверь, занял кресло у окна, забросил ноги на табурет и сунул ноготь в зубы. Ему не нравилось ничто из происходящего здесь, но он и представить не мог, как можно было бы помочь семейству.
Мистер Сегундус, помявшись немного, снял сюртук, повесил его на спинку стула и присел на край кровати. За последние несколько часов произошло столько событий, что он до сих пор находился под впечатлением от этого безумного дня. Он находил и сам дом, и его обитателей довольно странными.
- Мне кажется, мисс Абрамс и все ее семейство что-то скрывают, - заговорил мистер Сегундус. Ему очень хотелось привести мысли в порядок и обсудить с Чилдермассом все произошедшее. - А еще мне кажется, что эта свадьба какая-то странная. Сами посудите, к чему так торопиться, когда вокруг все кувырком?
Встретив внимательный взгляд Чилдермасса, мистер Сегундус приободрился и дополнил:
- А еще, знаете, я видел девушку во сне. Она пыталась провести через бурю корабль. Капитан корабля умер, и она встала за штурвал. И все время повторяла, что должна спасти свою семью. У нее было лицо мисс Абрамс.
Чилдермасс шумно выдохнул, раздраженно постучал ногтем по зубам.
- Я знаю, почему эта молодая леди так рвется замуж. Обычное дело, когда девушка хочет устроить свою жизнь, но здесь все сложнее. Мистер Абрамс задолжал мистеру Тейлору крупную сумму. Мистер Тейлор готов забыть про долг, если состоится свадьба. - Чилдермасс усмехнулся. - Но на его месте я бы не торопился к алтарю. Супруга с таким характером не сделает его жизнь слаще.
- Так значит, мисс Абрамс в самом деле хочет спасти семью, - ошеломленно проговорил мистер Сегундус.
- Она готова даже умереть ради этого, вы же слышали. Один молодой человек уже делал ей предложение, но он беден, и она отказала.
- И вы узнали все это, пять минут поговорив со священником? - глаза мистера Сегундуса расширились от изумления.
- Кое-что, - признал Чилдермасс. - Догадываться начал раньше. Вам ведь тоже показалось странным, что мисс Абрамс не выглядела убитой горем?
- О, да. Но я уверен, что это не она желает сорвать свадьбу. Кто-то другой вмешался.
- Я предполагаю, что розы вызваны горем отвергнутого жениха. Спонтанные проявления магии вполне вероятны, я читал об этом.
- Вы полагаете, это случайность? Боже мой... - мистер Сегундус не на шутку встревожился. - Англия теперь полна магией. Представьте себе, что мы будем делать, если каждый несчастный влюбленный своим горем будет вызывать что-то подобное?
Чилдермассу эта картина тоже казалась довольно тревожной. Национальное бедствие, вызванное самопроизвольным разрастанием цветов. Звучало комично, а на деле оказывалось довольно опасным.
- Я надеюсь, это случайность. Но я опасаюсь, что он это не контролирует. Мисс Абрамс или мистер Тейлор могут пострадать.
Чилдермасс встал, и из рукавов высыпалось несколько ягод шиповника. Мистер Сегундус машинально подобрал одну, покатал в пальцах. Ему тут же снова стало легко и приятно. Все опять показалось красивым, даже мрачный коллега.
- Чилдермасс... вы не чувствуете ничего необычного? - с замиранием сердца спросил мистер Сегундус, не в силах отвести взгляд от лица Чилдермасса.
Тот был занят вытряхиванием ягод на постель изо всех карманов и складок, так что ответил не сразу. Аккуратно собрав шиповник на покрывале, он пошарил под кроватью, чтобы достать ягоды, весело ускакавшие в темный угол.
- Нет, сэр. Я не вижу ничего необычного в любой истории о безумных страдальцах от любви, - он усмехнулся.
- И когда вы держите ягоды в руках, тоже ничего не чувствуете?.. - неуверенно уточнил мистер Сегундус.
Чилдермасс сунул шиповник за щеку и прислушался к своим ощущениям. Они не говорили ему ровным счетом ничего особенного, за исключением того, что в январе обычно никогда не найдешь такого сочного, сладкого, терпкого шиповника.
- Нет.
- Вы только не подумайте, что я схожу с ума, - ужасно смущаясь, но ради решения загадки готовый пойти на риск попросил мистер Сегундус.
- И не думаю, - вполне серьезно ответил Чилдермасс.
- В прошлый раз, когда я прикоснулся к шиповнику, мне показалось... я не хочу вас обидеть, сэр... показалось, что ваш голос похож на ангельский. А теперь, когда я держу в руках ягоду... простите за фамильярность, Чилдермасс, но вы кажетесь мне очень красивым. - От неловкости мистер Сегундус начал запинаться. - Разумеется, я не к тому, что обычно вы кажетесь мне уродливым, вовсе нет. Просто мне раньше и в голову бы не пришло так о вас подумать.
Чилдермасс смерил взглядом мистера Сегундуса и не нашел его более или менее хорошеньким, чем обычно - за исключением того, что румянец, безусловно, очень красил молодого человека.
- В самом деле, странно. - Разжевав и проглотив ягоду, Чилдермасс ссыпал остальные в свою шляпу, которую в силу необычных обстоятельств у него позабыли забрать при входе в дом (лакей Томас был в тот момент весьма занят корчеванием роз). - Ах, да. Я разговаривал с кустом шиповника, который пленил мисс Абрамс. До того, как тот завял, разумеется.
- Так это вам удалось угомонить его? Что же он вам сказал?
- Он сказал, что его позвала любовь, - Чилдермасс усмехнулся, показывая, что не очень-то высокого мнения об этом эфемерном явлении, которое, безусловно, являлось выдумкой экзальтированных молодых леди, поддержанной их мужьями исключительно из желания избежать семейных раздоров.
Мистер Сегундус решил прибегнуть к эксперименту и бросил в шляпу ягоду, которую держал в руках. Закрыл глаза, выждал несколько мгновений и посмотрел на Чилдермасса, оценивая разницу в ощущениях.
- Мы заключили договор, что он перестает расти в этом доме, а я посажу его в другом месте, - закончил Чилдермасс и вернулся в кресло возле окна. - Надеюсь, вашему приюту не помешают несколько добропорядочных шиповниковых кустов?
Разглядывая Чилдермасса, мистер Сегундус пришел к выводу, что тот больше не вызывает желания глядеть на него до бесконечности, наслаждаясь чертами его лица. А также он осознал, что облик Чилдермасса вообще не такой уж устрашающий, каким казался с самого начала их знакомства.
- И все-таки дело в ягодах! - воскликнул мистер Сегундус. - Как интересно! А что, если я возьму пригоршню?.. - и он погрузил руку в шляпу Чилдермасса.
Где-то далеко в сознании мистера Сегундуса чудом сохранившийся здравый смысл робко настаивал, что пригоршню ягод лучше всего отправить обратно в шляпу, отойти подальше и завершить эксперимент, но мистеру Сегундусу единственно возможным и единственно правильным действием казалось совершенно иное. Как зачарованный, он шагнул к Чилдермассу, наклонился и быстро поцеловал его в губы. И задохнулся от восторга, мгновенно охватившего все его существо.
- Весьма польщен, сэр, - Чилдермасс криво улыбнулся, встретившись с сияющим, как звезды, взглядом мистера Сегундуса. - Отдайте шиповник, пока вы не натворили черт знает чего.
- Приказывайте, Чилдермасс, я сделаю все, что вы пожелаете, - сбивчиво прошептал мистер Сегундус и протянул к нему обе руки. - О, сэр, если бы я мог писать стихи, я бы написал, как прекрасно ваше лицо, когда вы смотрите на меня... Ваши... ваши глаза похожи на безлунную ночь, скрывающую тайны мироздания...
Чилдермасс чертыхнулся, разжал ладонь мистера Сегундуса и высыпал ягоды обратно в шляпу.
- Благодарю за комплимент, сэр. Должен сказать, вы тоже прекрасно выглядите. Обещайте, что больше не тронете ягоды.
Чилдермасс продолжал держать мистера Сегундуса за руки, опасаясь, как бы тот случайно не повредил себе. Мистер Сегундус в ответ сжимал его горячими пальцами.
- Я обещаю вам все, что хотите, сэр, я последую за вами даже в самое сердце ада, если такова будет ваша воля, - лихорадочно бормотал он.
- Не стоит, сэр, вам там вряд ли понравится. - Чилдермасс хмуро вглядывался в сияющие глаза мистера Сегундуса, отыскивая в них хотя бы каплю рассудка. - Это неподходящее место для джентльмена.
- Послушайте, Чилдермасс... - мистер Сегундус мучительно сдвинул брови. - Мне кажется... все дело в любви. Знаете, будто в сказке... Мисс Абрамс должен поцеловать тот, кто ее по-настоящему любит, чтобы развеять заклинание! О, Чилдермасс, я так хочу поцеловать вас, потому что это то, чего хочет магия... Она хочет, чтобы восторжествовала любовь!
- Мистер Сегундус, вы во власти заклятия. - Чилдермасс, крепко держа мистера Сегундуса за руки, подвел его к кровати и усадил на нее. - Я не хочу, чтобы вы сделали что-то, о чем потом будете сожалеть.
Хмыкнув, он добавил вполголоса:
- Я бы предпочел, чтобы вы действовали по своей воле, но я полагаю, на трезвую голову вы будете в ужасе от этой идеи.
- О, Чилдермасс, вы так нужны мне, - мистер Сегундус со стоном потянулся к нему. - Мне хотелось бы прижаться к вашей груди и слушать, как стучит ваше сердце.
- Ваша ясная голова мне сейчас нужнее, сэр, - резко бросил Чилдермасс. - Сосредоточьтесь на мисс Абрамс. Мы должны устроить ей поцелуй до завтрашнего утра.
Лицо мистера Сегундуса исказилось от боли.
- Если вы не любите меня, друг мой, позвольте хотя бы остаться рядом с вами. Я не прошу о многом!..
Чилдермасс чувствовал досаду и раздражение. Внезапная вспышка чувств мистера Сегундуса - разумеется, вызванная заклятием, в этом Чилдермасс не сомневался - его не шокировала. Но он предпочитал влечение, вызванное обоюдным желанием, а не магическим воздействием. И уж тем более он не собирался пользоваться преимуществами данной ситуации. Он слишком уважал мистера Сегундуса - и, говоря по чести, мистер Сегундус ему слишком сильно нравился - чтобы поступать так бесчестно. Безусловно, Чилдермасс приветствовал бы возможность подарить мистеру Сегундусу пару поцелуев, но не при таких обстоятельствах.
Надо отметить, что Чилдермасс отличался довольно свободными взглядами на вещи, которые джентльмены огораживали бесчисленными принципами и правилами. Он не видел ничего дурного в том, что могут совершать друг с другом двое людей, руководствующихся естественным зовом плоти - независимо от их принадлежности к сильному или прекрасному полу. Чилдермасс провел детство среди воров и шлюх, так что уж чем-чем, а разнообразием, с которым люди склонны удовлетворять свои плотские желания, его было не удивить. Он многое видел, многое испробовал и в итоге пришел выводу, что эта сторона человеческой жизни ему не особенно интересна. Время от времени, конечно, у него падал взгляд на какую-нибудь хорошенькую служанку или миловидного грума, но Чилдермассу было куда проще на пять минут уединиться с самим собой, нежели исполнять длинный ритуал ухаживаний. Он не отказывался, если плод сам падал к нему в руки, но ни разу не прилагал усилий, чтобы потрясти дерево или прогуляться вокруг него со значительным видом.
Иными словами, Чилдермасс дожил до сорока с лишним лет, ни разу не испытав влюбленности, но зато как следует (как он полагал) изучив страсть и найдя ее для себя довольно-таки безынтересной.
Что касается мистера Сегундуса, то взгляд Чилдермасса довольно часто скользил по нему, отмечая изящный торс, стройные ноги, небольшую, хорошо очерченную задницу, аристократически тонкие руки с длинными пальцами, нежную, наверняка приятно пахнущую светлую кожу, огромные голубые глаза, мягко вьющиеся каштановые волосы с первыми проблесками седины и весьма миловидные черты лица. Чилдермасс прекрасно отдавал себе отчет в том, что мистер Сегундус для него так же недосягаем, как луна в небе, но его это мало беспокоило. Чилдермасса вполне устраивало время от времени обращаться к образу мистера Сегундуса в своих фантазиях, которые обычно были довольно краткими и незатейливыми.
Но, по правде сказать, сбивчивые речи и влюбленные глаза настоящего мистера Сегундуса несколько пошатнули уверенность Чилдермасса в том, что ему совершенно не хочется ничего, кроме фантазий.
За дверью комнаты послышались взволнованные голоса. Кажется, кто-то ссорился. Чилдермасс решил воспользоваться этим предлогом, чтобы прервать разговор, достойный быть увековеченным в комедии господина Шекспира.
- Сэр, я бесконечно ценю вашу дружбу, но нам нужно спасти одну молодую леди, помните? Я пойду и проверю, что там происходит. - Он отпустил руки мистера Сегундуса, которые все это время сжимал, опасаясь, как бы мистер Сегундус не кинулся ему на шею, и встал. - Если желаете, идите за мной, но старайтесь держаться тихо, ясно? Очень тихо.
Чувство острой тоски от ухода Чилдермасса сменилось ужасом от всего произошедшего, как только мистер Сегундус снова обрел способность мыслить здраво - а он обрел ее, едва Чилдермасс вышел из комнаты. Не тратя времени понапрасну, мистер Сегундус взял себя в руки. Чилдермасс был совершенно прав, в первую очередь они были обязаны помочь мисс Абрамс. Утопиться от стыда, решил мистер Сегундус, всегда успеется.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.