Land of thousands spirits 176

Tatiana Miobi автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
iKON

Пэйринг и персонажи:
Джунэ/Чжинхван, Ку Чжунхэ, Ким Чжинхван
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 84 страницы, 19 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Насилие Психология Смерть основных персонажей Философия Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Среди тысячи незримых духов найдётся тот, кто будет присматривать именно за тобой. Тебе всего лишь остаётся слушать подсказки и помнить, что Союзник в любой момент может избавиться от своего "подопечного".

Посвящение:
Дорогой Баночке, благодаря которой этот фанфик появился на свет ~ ♡

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Моё видение такого понятия, как "эгрегор", может немного отличаться от общеизвестного. В конце концов, мной движет желание создать что-то новое, а не пересказывать старое :)

***
Читать, смотреть, качать в PDF: http://miobifull.com/ff/ff-rating-nc17/ff-65.html

Часть 16

25 сентября 2015, 20:39
Иллюзия застывшего времени наконец-то отпустила на волю пленённые стрелки настенных часов. Обрадовавшись долгожданной свободе, они решили ускорить свой ход и наверстать всё то, что упустили за срок пребывания на границе между ночью и утром. В непривычно быстром темпе отсчитывались минуты, спасаясь бегством от цепких пальцев странной, невиданной силы, во власти которой оказались перед самым рассветом. Птицы не успели пропеть свои ранние звонкие песни и разлетелись, кто куда, на поиск прохладных теней. Будильники разрывались громким электронным звуком непомерно настойчиво, но люди так и не смогли оказаться на рабочих местах в строго назначенный час. Время подожгло солнце с особой яростью и закинуло горящий шар на середину небосвода, стоило ему лишь оторвать своё пламя от вспыхнувшей линии далёкого горизонта. Солнце поджигает ветер, несущийся вдоль времени, которое спешит довести этот день до конца и снова замереть, растягивая последний миг перед наступлением летних сумерек. Оно будто бы знает о чьём-то желании поскорее пережить настоящее, загнать взорвавшийся мир обратно в крохотную чёрную точку и не дать ей внезапно расшириться, уничтожая всё то, к чему привык измученный взгляд. Небосвод раскалился и жарит нещадно, призывая влагу послушно освободить землю от своего присутствия и обещая вернуть её на следующий день. Тяжёлые тучи, столпившись над городом, мощным потоком дождя смоют пыль, что упорно мешает дышать полной грудью. Сегодня будет очень трудно, ты обвинишь себя во всех грехах, возненавидишь судьбу и не захочешь жить, но солнце высушит печаль, явившись жарким светом по твои бесконечные слёзы. Испарившись, они незримо вознесутся к облакам и станут частью дождевой воды, успокаивающей измотанные мысли внезапным холодом тяжеловесных капель. Дожить бы до завтра, а лучше, скончаться сегодня, не медля, и пусть вместе с горечью унесётся душа. Спасая чью-то бесценную жизнь, ты руководствуешься лишь той непомерной стоимостью, что присвоил ей сам. Готовый оберегать человека, неслышно ступая за ним по пятам, считаешь преступлением упустить из виду его силуэт и позволить сгинуть навеки, совершив прыжок в бездну. Но почему? По той простой причине, что человек тебе дорог? И ты, конечно же, возомнил себя всецелым обладателем неких прав, позволяющих в решающий момент изменить его путь, лишив свободы воли? Он ошибается и поступает неверно, когда рубит с плеча и заранее забивает наглухо все возможные выходы. Может быть, так и есть, а твой благородный поступок впоследствии подарит шанс взглянуть на проблему под иным углом, но действительно ли в итоге всё свершится именно так, как ты обещал человеку, отводя его подальше от пропасти? Взгляни… ему плохо… он плачет… Спасая чью-то бесценную жизнь, ты забываешь спросить о той стоимости, что выжег на своих тяжёлых буднях её обладатель. Солнце безжалостно жарит тонкие нити летнего ветра. Соприкасаясь с телом, они нарочно закручиваются, сдавливая грудь и перекрывая возможность дышать. Не спрятаться, не скрыться от знойной духоты. До самого вечера глотать горячий воздух, обжигая гортань и будто бы вмиг ослабевшие лёгкие. Быть замеченным и тут же забытым чьим-то равнодушно-растерянным взглядом, что скользит по толпе в необъяснимом поиске. Люди по-прежнему не видят его, а он больше не хочет замечать людей. Случайно потерявшись в суетливом потоке чужих жизней, ненароком задевает прохожих плечом, а те оглядываются, ругая друг друга и требуя быть повнимательнее. Энергетические поля – такие разные на ощупь – одинаково отталкивают задумчиво шагающего эгрегора, говоря, что ему здесь не место, и постепенно вытесняя его на обочину. Забыл, что способен проникать сквозь любые препятствия. Внезапно почувствовав дуновение чего-то родного, оборачивается, цепляется взглядом за чужие фигуры, но не находит того, что искал. Чужие Союзники, проходящие мимо, заинтересованно смотрят на одинокую сущность, печально одетую в чёрное. Большой палец настойчиво скользит по тугому колёсику зажигалки, помогая солнцу ещё больше нагревать нити ветра маленьким дрожащим пламенем. Не сравнится палящее зноем светило с родным огоньком, согревающим бездонную тьму. Не тягаться слепящему, жаркому шару с тёплой улыбкой, скрывающей огромную слабость. И даже если придут тяжеленные тучи и хлынут на землю стеной из дождя, не удастся прохладе смыть вкус поцелуев и слёз, что навеки застыл на губах. Привычным жестом рука нащупала в кармане пачку сигарет и на мгновение задержалась в раздумьях. Секунду спустя вся упаковка без сожалений улетала в сторону маленькой мусорки и таяла в воздухе, словно никогда не являлась неотъемлемой частью жизни Джунэ. Уже второй раз он не ведал о месте, в которое стоит податься. И для чего? Возможно ли найти хоть намёк на подсказку? Шаги отмеряли бессмысленность времени монотонными ударами чёрной подошвы о голодный до влаги асфальт. Как и в недалёком прошлом, нечто странное мешало исчезнуть, отдаться свободе, а значит, Хранителю снова уготована другая судьба, не похожая на ту, что прописана его собственной рукой на кривом обрывке желаемого будущего. Но сколько ждать, куда идти и где искать однозначно правильное решение проблемы? Существует ли оно уже сейчас или находится в своём зачатке? Единственное, что приходит на ум, – скоротать и без того спешно мчащееся время в компании кого-то, кто болтает без умолку, соскучившись по долгим душевным беседам. Ведь ноги, как выяснилось, к нему и несут, по старой, хоть и редкой, привычке, или вследствие простого, но удачного совпадения. Есть место, в котором царит тишина. Здесь ветер отдыхает на зелёных ветвях, не смея тревожить вечный покой, а земля не знакомится с жаждой, находясь под защитой прохладных теней. Лишь изредка крикнет одинокая птица, и кроны осуждающе на неё шелестнут, прогоняя бунтарку поближе к резному забору, где слышатся отзвуки городской суеты. Хранитель у этого места спокойный и мудрый, отчасти чудак и любитель забавных историй. Частенько может казаться, что он выдумывает их по мере рассказа, и даже на откровенное высмеивание своих небылиц отвечает с достоинством, ничуть не теряясь и ловко выкручиваясь. Что есть стопроцентная правда, а к чему от души примешана ложь, не узнать никому, однако сейчас разговоры пошли бы на пользу. Особенно те, в ответ на которые захочется спорить, пытаясь отстоять иную позицию и руководствуясь при этом разумным подходом. Джунэ был замечен внимательным взглядом ещё на подходе к приоткрытым воротам. Наконец-то расслабившись и не удосужившись толкнуть скрипящий резной металл, он прошёл сквозь него и увидел мужчину, радостно идущего навстречу с распростёртыми руками. - Смотрите-ка, кто пожаловал! – весёлым голосом воскликнул эгрегор, встречая старого друга, - Вот только жаль, что поздновато. Пропустил всё веселье: прошлой ночью я гонял по кладбищу бесстрашную молодёжь. Называют себя неформалами и отправляются на лёгкие поиски мистики, ты только подумай! – добродушно хлопнув Ангела по спине, он гостеприимным жестом предложил прогуляться по своим владениям, - С другой стороны, я всё-таки могу понять эту тягу к посмертной эстетике. Над землёй возвышаются каменные таблички с именами, в то время как покойники спят вечным сном под землёй. В такой атмосфере любой звук, на мгновение прерывающий тишину, кажется загадочным и доносящимся с того света. Ну, рассказывай, - эгрегор слегка надавил на плечи Союзника, усаживая его возле неприметной на вид могилки, - Что нового в мире живых? Приземлившись рядом, он с нетерпением уставился на Джунэ, ожидая занятных историй. Хранитель старого городского кладбища был вовсе не мрачной сущностью в чёрном плаще, каким его привыкли видеть люди в своих бесконечных догадках и фантазиях. Седой, полноватый старик, облачённый, как ни странно, во всё белое, словно собрался на праздник, излучал ту самую молодость, что застыла на фотографиях безвременно ушедших людей. Сколько бы лет ни прошло с момента их смерти, задорная юность останется в памяти друзей и родных, пока и сами они не окажутся где-то поблизости. Энергия Хранителя была пропитана царящей вокруг тишиной. Его мудрость отдавала ощущением скорби. А вся сущность, если присмотреться и прислушаться, напоминала туман, который мягко ретуширует яркость солнечного света, пробивающегося по утрам сквозь густые кроны могучих деревьев. И кажется, что даже деревья застыли в немом поклоне, своими фигурами олицетворяя уважение к миру усопших. - Сгнивает. Быть может, быстрее, чем те, кто лежит под землёй, - ответил Джунэ на вопрос эгрегора. Похлопав себя по карманам, он вспомнил, что выбросил пачку родных сигарет в небытие, и тут же пожалел о содеянном, - Или дело во мне и моём отношении к людям. - Тише, - эгрегор приложил палец к своим губам, настороженно посмотрев куда-то в сторону, - Здесь Иные. Наконец-то пришли забирать одну неупокоенную душонку. Все нервы мне истрепала своими стенаниями по ночам! – старик на минуту замолк, не отрывая взгляда от того места, где, вообще-то, в данный момент никого не было, - Всё. Забрали, - подытожил он, смиренно вздохнув. - Так быстро? – Джунэ демонстрировал напускное удивление, - А как же разверзшиеся небеса и громкий хор, доносящийся с облаков? Какие-нибудь порталы в иной мир? В конце концов, демоны, тянущие свои мерзкие лапы из Ада? - Да-да, в домике сторожа тоже есть телевизор, - недовольно ответил эгрегор, ничуть не смутившись, - Поэтому я имею скромное представление о дешёвых киношных спецэффектах. К слову, Союзник у этого сторожа ещё больший зануда, чем ты. Джунэ усмехнулся, предчувствуя новый виток в серии забавных историй. - Признайся, наконец, что не существует никаких Иных, - сказал он, снисходительно взглянув на старика, - Ты просто их выдумал, чтобы хоть немного скрасить свою скучную жизнь. Будь это не так, я бы тоже их видел. - И тебя выдумал, и себя выдумал… В таком случае, весь окружающий мир является плодом моей фантазии! - воскликнул эгрегор, окинув пристальным взглядом свою территорию, - Если бы люди имели возможность видеть абсолютно всё, то человечество давно сошло бы с ума. Можешь не верить, но Хранителей это касается так же. Ты должен долгие годы существовать в месте, подобном тому, где всю жизнь обитаю я, или испытать сильнейшее потрясение, лишь тогда перед взором откроются тайны, доселе тебе не доступные. Но я, скорее, назвал бы этот случай проклятьем, нежели какой-то способностью, - старик посмотрел на Джунэ, чуть прищурившись, - Ты молод и можешь не выдержать подобной нагрузки. Живи спокойно, не спеши терять рассудок. - Что, если я уже его потерял? – грустно улыбнувшись, спросил собеседник, - Насколько безрассудными сочтёшь мои действия, если скажу, что полюбил человека? – он поймал на себе крайне заинтересованный взгляд, не лишённый некоторой доли шока, а потому решил пояснить, - Мальчишка свалился на меня в один миг, будто с неба. А может, действительно оттуда… В мире людей я таких не встречал. Невероятно чистый, добрый… - в голосе Джунэ читалось раскаяние. Он бесконечно сожалел о том, что не придумал никаких оправданий и рассказал всё, как есть, безвозвратно оттолкнув от себя Чжинхвана, - Парень потерял своего Союзника и находился при смерти, а я… - А ты спас чужую жизнь, не имеющую к тебе никакого отношения! Браво! – эгрегор с неподдельным восторгом смотрел на старого друга, будто впервые увидел обратную сторону его вечно недовольной и равнодушной сущности. Однако тот мог выдать в ответ лишь повторную грустную усмешку. - Прошлым вечером над ним снова нависла опасность. Не знаю, как, но… то есть… я думал, что на протяжении всей жизни Хранитель подчинён одному-единственному человеку или месту, благодаря которому появился на свет. Это разумно, не правда ли? – Джунэ озадаченно обратился к эгрегору, и тот, призадумавшись, согласно кивнул, - Тогда каким же образом я смог передать мальчишке свою энергию? Почему наши энергетические поля, как оказалось, идеально подходят друг другу? Если бы речь шла о местах силы, то есть, концентрированном скоплении сущностей, уже не способных самостоятельно мыслить и удерживать определённый облик, то я мог бы найти объяснение. Но почему же Союзник, долгие годы служивший хозяину и, в конце концов, его потерявший, не исчез спустя короткое время, а сумел наладить контакт с чужим человеком? Я… встречал парня и раньше, но всего один раз. Не думаю, что этот момент действительно мог повлиять на то, что случилось. Джунэ тяжело вздохнул и замолчал, сам того не заметя. Быстротечные потоки его мыслей по-прежнему перекрывали друг друга и состояли из сплошных вопросов, на которые вряд ли найдутся ответы. Уж точно, не здесь их искать. Сидящий рядом эгрегор, невзирая на мудрость и жизненный опыт, не сможет внятно разъяснить ситуацию. Предположить, размышляя, он в силах, но отнюдь не в догадках, приукрашенных богатой фантазией, нуждался Джунэ. - Вчера передо мной встал серьёзный выбор, - тихо произнёс он, разглядывая холодную могильную плиту перед собой, - Я должен был спасти его пьющую мать, но потерять самого мальчишку. Либо, наоборот, уберечь парня от гибели ценой жизни его единственного родного человека. Как думаешь, каков был мой выбор? – не собираясь дожидаться очевидного ответа, Союзник продолжил, - Правильно думаешь… Мальчишка остался сиротой. - Почему же ты не находишься рядом с ним в столь тяжёлый период жизни? – так же тихо спросил эгрегор, внимательно смотря на Джунэ. - Узнав правду, он прогнал меня. Не хочет больше видеть. Ну, конечно, а чего ещё я ожидал? – горький, надорванный смех сорвался с губ Ангела. Не за весёлыми историями он пришёл на кладбище. Не для того, чтобы спорить о том, чего нет. Увидев старого знакомого, Союзник надеялся получить дельный совет и понять, как жить дальше. - Э-э-эх, ты… дурень! – возмущённо воскликнул эгрегор и от души треснул собеседника по затылку, словно пытаясь вернуть неразумному существу утраченный разум, - Держу пари: больше всего мальчишка хотел, чтобы ты остался, а не бросал его в одиночестве! Побродил бы где-нибудь неподалёку, отдохнул бы сам и ему дал возможность немножко прийти в себя. Затем вернулся бы, обнял, успокоил… Так трудно, что ли? А ну, пошёл вон, - старик столкнул Джунэ с края лавочки. Тот чуть не упал, но вовремя успел встать, - Иди, говорю! Не здесь ты должен быть, а рядом с ним! - Но… он же прогнал меня… сам… - Союзник удивлённо смотрел на эгрегора и машинально пытался нащупать пачку сигарет в кармане чёрных брюк. Глубокая затяжка помогла бы окончательно собраться с мыслями, которые хоть и начали выстраиваться в ряд, но так быстро, что голова пошла кругом. - Не будет иметь никакого значения, кто там кого прогонял, если с мальчишкой что-то случится, - не унимался седовласый старик, - А ты, дорогой мой, - он ткнул пальцем в сторону растерявшегося Хранителя, - никогда, ни-ког-да себе этого не простишь, так и знай! Похоже, что самый главный ответ был наконец-то получен. Простое, очевидное действие, казалось бы, первое, что должно приходить на ум. Но как же трудно порой с необходимой долей хладнокровия удержать в руках самого себя и заставить остаться на месте, подождать, успокоиться, затем поговорить… А не сбегать, чёрт возьми, куда глаза глядят, на поиски какого-нибудь мудреца, способного подтвердить такую нехитрую очевидность! - Джунэ, - тихий голос послышался сзади, когда Союзник выходил с территории кладбища, - Почему ты уверен, что любишь его? Хранитель обернулся, посмотрев на седовласого эгрегора, которому было чуждо проявление подобной любви. За всю свою жизнь он видел лишь то, как скорбят по ушедшим любимым живые. Джунэ не имел в запасе достаточного количества времени для долгих рассказов, а потому улыбнулся и ответил простыми словами, окончательно поставив своего знакомого в тупик и подарив ему пищу для ночных размышлений. - Находясь рядом с ним, я не могу не дышать.