Чужая судьба +8

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Кирка\ Арис, Геуст, другие маги и люди
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Психология, POV
Предупреждения:
Насилие, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 139 страниц, 27 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Молодая колдунья Кирка долгое время прожила вместе со своей наставницей в лесу, вдали от остальных людей. Но наставница умерла, её дальние родственники взяли ученицу к себе. А вскоре выяснилось, что родители Кирки оставили ей нехорошее наследство...

Посвящение:
ya.RInA, Элен.,Maryana Miss Beauty, Сияние Лунного Света. Потому что вы очень хорошие люди)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Идея крутилась в голове уже довольно давно, но тут вдруг меня что-то понесло, и решила попробовать написать наконец)
Забыла учточнить - действие происходит в том же мире, что и "Хранительница драконов", только позже по времени, но события никак не связаны)
В некотором роде эксперимент. За скачки с первого лица на третье извиняюсь, у меня просто некоторое уже в ходе написания поменялось, знала бы, попробовала бы целиком в третьем лице писать)(
Тут чудесные рисунки от Элен: http://vienfairy.diary.ru/p209676122.htm?oam#more1
Тут я мейкерами баловалась: http://vienfairy.diary.ru/p208128706.htm?oam#more1
Тут я сама калякать пыталась: http://vienfairy.diary.ru/p207345093.htm?oam#more1

Глава 8. Прошлое: Испытание.

20 октября 2015, 22:07
«Я ничего не знаю».

Резкий удар по лицу заставил обессиленного мальчика вздрогнуть и приоткрыть глаза, вырвал из полуобморочного состояния.

Кларабелль прошипела несколько нехороших слов. Мальчик тихо всхлипнул, безвольно вися на цепях, которыми были закреплены руки.

«Я ничего не знаю» - единственная оставшаяся мысль, твёрдо заученная. Единственные слова, которые сумели из него выудить. Может, его и оставили бы в покое, если бы не вырвалось от боли «я ничего не скажу». В остальное время Геуст и плакал, и молил не трогать ни его, ни родителей, но ничего нужного Кларабелль так и не узнала, отчего разозлилась ещё больше.

- Противная мелочь, - пробормотала она. – Кто ж знал, что ты будешь так держаться?

«Ничего не знаю».

Тут она застыла и прислушалась. И, вновь выругавшись, неожиданно побежала наверх, оставив мальчика в подвале одного.

Измученный Геуста не сразу понял, что рядом никого нет. Никого.

- Отпустите, - пролепетал он едва слышно.

Цепи вдруг послушались и исчезли, отчего мальчик резко рухнул на холодный каменный пол и, стукнувшись, вскрикнул.

Никто не пришёл. В подвале воцарилась тишина.

Геуст всхлипнул и приподнялся на локте. Правая нога болела нестерпимо.

Из дальнейшего он почти ничего не запомнил. Ни как на одной ноге сумел выбраться из подвала, ни как поднялся на второй этаж. А там зашёл в комнату младшего брата. Годовалый мальчик мирно спал в своей кроватке и не подозревал, что за ужасы творятся в замке.

Геуст всхлипнул и с трудом взял брата на руки, показавшегося жутко тяжёлым. И застыл, не зная, куда деваться. Вниз спускаться? Попадётся.

Он с трудом подковылял к балкону, открывшемуся сам собой. Слишком высоко. И до людей в деревне не докричишься. Неужели никто ничего не заметил?

Вдруг дверь в комнату резко распахнулась, и Геуст с трудом развернулся, прислонившись к низкому деревянному бортику спиной.

- Неплохо, - вздёрнула брови Кларабелль. – Шустренький ты, а уж по виду никогда бы не подумала.

- Отстань, - всхлипнул Геуст, крепче прижимая к себе брата.

И внезапно перевалился за бортик, спиной полетев вниз. "Спаси Ариса, спаси". От удара о землю он потерял сознание.

Ненадолго очнулся в столовой, когда кто-то грубо отбросил его к стене, рявкнув:

- Получай сыночка. Быстрый, даже на одной ноге умудрился побегать, да больше не сможет.

Плач Ариса. Испуганный крик отца. Неподвижное тело матери у противоположной стены. Король, стоявший рядом с отцом, и отчаянный взмах клинка. Последовавший вопль и угрозы Кларабелль.

И вновь боль и темнота.

Очнулся Геуст в неизвестном месте, на кровати. Здесь было светло и тепло. Несколько минут мальчик просто разглядывал белый потолок в трещинках, не думая ни о чём.

«Я ничего не знаю».

В комнату кто-то зашёл, и Геуст вздрогнул, опустив взгляд.

- Очнулся? – добродушно спросил мужчина в белом халате.

Мальчик лишь дёрнул плечом в ответ, настороженно разглядывая незнакомца. На вид – обычный человек, не похож на кого-то из королевских приспешников.

- Ты в больнице, - сообщил мужчина.

Раз так, то он, наверное, врач, решил Геуст, но не успокоился.

- Как себя чувствуешь?

- Никак. Ног не чувствую совсем, - безразлично отозвался мальчик.


В памяти потихоньку начали всплывать последние события и подступала осторожными шажками горечь. Пока слабая, неуверенная, не осознающая всего в полной мере.

- Действие обезболивающих, - ответил врач и вздохнул. – Завтра пройдёт… Между прочим, кто наложил на тебя это заклинание до этого?

Геуст пожал плечами. Врач снова вздохнул и присел на край кровати.

- Прости, что приходится тебя мучить, но мне нужно задать тебе несколько вопросов.

«Я ничего не знаю». Геуст вновь лишь дёрнул плечом, опасаясь сказать что-то лишнее.

- Как и кто тебя поймал?

- Незнакомец на улице, когда я вышел на минутку… вчера?

- Прошло два дня, - заметил врач. – С того вечера, выходит, три…

- Больше ничего не знаю, - насупившись, ответил Геуст.

- Где тебя пытали?

- В подвале, - все же буркнул он, ощупывая правую руку.

На ней от ладони до локтя протянулся длинный, едва затянувшийся порез, но он не сумел вспомнить, откуда именно он взялся. Во время падения, может?

- А наверх ты как забрался?

- Сам… как-то. И свалился тоже сам, умереть уже хотел, - он слабо улыбнулся.

Но надеялся, что его заметят и спасут хоть Ариса. Перед глазами предстало неподвижное тело матери у стены.

- Сам… - пробормотал врач. – Да ты неплохой маг будешь, малыш. Первое заклинание на тебя наложила сама Кларабелль, боялась, что ты раньше времени умрёшь. А дальше-то сам...

Геусту хотелось возразить, что вряд ли – никогда у него ничего с магией не ладилось, хотя в его возрасте уже должны проявляться какие-то способности, но промолчал.

- А умирать точно нельзя – брат-то у тебя остался.

- Арис жив?! – Геуст приподнялся на локте. – Он в порядке? Но… остальные-то…

- Он здесь, но цел и невредим, договорились уже о том, что его пока приютит сестра вашего отца, - он сделал паузу, задумчиво разглядывая мальчика.

- Да говорите уж, - сказал Геуст, откинувшись на подушку и прижав ладонь ко лбу.

Он уже примерно представлял, каким будет ответ, и сердито сжал зубы. Почему так вышло?

- Гера скончалась на месте. Питера публично казнили за убийство короля.

Геуст издал приглушённый стон. Ну как же так? Разве так может быть, чтобы родители были – и не стало?

Мужчина вздохнул и достал серебряный медальон, положив его на тумбочку у кровати. Мальчик вещь узнал и вскрикнул.

- Откуда…

- Один хороший человек добыл, попросил тебе передать, - пожал плечами врач.

- Так нечестно, - пролепетал мальчик, вцепившись тонкими пальцами в одеяло. – Почему мы? Почему я? - неужто так за зависть?

- Потому что они боятся возможного восстания и стараются уничтожить всех предполагаемых участников. И рассчитали, что перед детьми многие не таятся… Правда, просчитались с тем, что из них можно что-то вытрясти. Кроме тебя, тут ещё трое таких же – замученных, но живых и так и ничего не выдавших.

Геуст прикрыл глаза, понимая, что врач абсолютно прав. Он сам вспомнил множество ненароком сказанных матерью о тайном Совете или отца о волнениях в Ордене фраз. Тех, которые старалась вырвать из него Кларабелль. Которые хотелось произнести, лишь бы его больше не трогали, оставили в покое.

- Сколько тебе лет? – внезапно спросил врач.

- Девять, - хмуро ответил Геуст, не открывая глаз. – Я не маленький.

Мужчина усмехнулся и направился к двери.

- Поспи пока, - сказал на прощание. – И да, наверное, ты и сам понимаешь, но на всякий случай скажу: для всех сейчас Гера и Питер Лилиум казнены за измену, а юные герцоги Геуст и Арис трагически погибли. Несчастные случай, в котором, естественно, никто не виноват.

- Я понимаю, - покорно отозвался мальчик.

В больнице он провёл два года – дело было и в том, что он долго оправлялся от физических и душевных потрясений, и в том, что врачи его просто прятали, а ему некуда было возвращаться.

Через два года королевскую власть свергли. Страной стал править Совет, а дети сумели вернуться домой.

Хоть и картина ждала Геуста нерадостная.

В замке ничего не изменилось, если не считать того, что тела людей отсюда вынесли. Но все поросло пылью, да и пятна крови тоже стереть было некому. Из выживших слуг вернулась только кухарка Катрина, которая пришла в тот же день и стала помогать мальчику.

А через несколько дней пришёл мистер Лесто, чтобы разобраться с завещанием. Геуст встретил его настороженно, хотя и был предупреждён, что кто-нибудь обязательно зайдёт.

Разговор оказался пустой формальностью. Геуста просто заставили подписать несколько бумаг – он ведь был старшим ребёнком и всё считалось теперь его собственностью.

- Но вам и вашему брату нужен опекун, - будничным тоном заметил гость.

Геуст, сидящий в кресле, вздрогнул и вскинул голову.

- Я сам воспитаю брата, - твёрдо заявил он. – И мне не нужна помощь.

Он даже привстал в кресле от возмущения.

Лесто скептически хмыкнул, безразлично сообщив:

- Официально опекуном будет сестра вашего отца, Юнона Розан. Дальше разбирайтесь сами. Просто сомневаюсь, что такой ребёнок сам со всем справится, - и направился к выходу, по-прежнему равнодушный и деловой.

- Ну разумеется, - заставил его на секунду обернуться и вздрогнуть холодный детский голос. Бирюзовые глаза мальчика гневно блеснули.– Ведь я ничего не знаю и меня просто нет.
Примечания:
Эта глава - из разряда "строга ни судити", экспериментальный эксперимент)( За курсив тоже прошку простить, мне вдруг захотелось его поставить)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.