Вспомни, кем мы были (Remember Who We Were) +185

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Гравити Фолз

Автор оригинала:
Ecchima
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/5101841

Основные персонажи:
Стэнли Пайнс (дядя Стэн), Стэнфорд Пайнс (Автор, Форд)
Пэйринг:
Стэнфорд и Стэнли (по идее — джен, но можно читать и как преслэш)
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Флафф, Драма, Дружба
Предупреждения:
Твинцест, Элементы слэша
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В детстве Стэны решают закопать коробку с посланием в будущее. Сорок лет спустя Форд находит её в Хижине Чудес.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Для всех, кто ждёт от меня переводов по Стар Треку: я всё ещё ими занимаюсь, но на данный момент Гравити Фолз захватил меня и не хочет отдавать. Но я вернусь, так что спасибо за ваше терпение!
2 ноября 2015, 12:55
— Эй, Форд?

— Да, Стэнли?

— Знаешь, что будет круто?

— Что?

— Если мы отправим послание в будущее!

Форд оторвал взгляд от книги и посмотрел на своего близнеца, с нетерпением ёрзающего на нижней половине их двухъярусной кровати.

— Ты предлагаешь… написать письмо нашим взрослым версиям и закопать его?

— Именно! — ответил Стэнли с широченной улыбкой. — Ведь через неделю нам исполнится тринадцать, и мы станем подростками!

— Это да, но при чём здесь послание?

— Я просто подумал, что, когда мы вырастем, будет приятно получить что-нибудь из детства, понимаешь? — объяснил он немного смущённо.

Форд задумался на минутку. Он так сильно хотел поскорее вырасти и изучать всё новое, что почти забыл, что Стэнли мечтал питаться только мороженым до самой старости и побывать в Нетландии.

— Ну… да, будет интересный эксперимент, — наконец улыбнулся Форд, потому что ему и вправду любопытно, кем он будет лет через двадцать.

— Правда-правда? — Глаза Стэна загорелись.

— Правда-правда.

— Вот и славно! Я уже придумал, что тебе напишу!

— Погоди, что?

— Как же я могу отправить послание только себе, а тебя оставить с пустыми руками? — удивился Стэн, вздёрнув бровь. — У меня есть кулаки, а у тебя — мозги, так что конечно я напишу тебе письмо!

Это всё объясняло.

— Конечно… Я так понимаю, и мне надо будет что-нибудь тебе написать?

Стэнли пожал плечами.

— Только если захочешь.

Форд ухмыльнулся про себя. Понятное дело, брат тоже ждёт письмо для себя в будущем.

— Слушай, а что, если мы отправим ещё и какие-нибудь штуки из детства? Твои стеклянные шарики, например?

— О ДА! — восхищённо воскликнул Стэн и сразу же захлопнул рот руками, с опаской оглядываясь на дверь их спальни.

Они немного подождали в напряжённом молчании и, уверившись, что отец не придёт, одновременно выдохнули с облегчением.

— Ну, я пойду начну, а в конце недели мы всё соберём в коробку и закопаем её на пляже, согласен?

— Согласен.

Стэнли достал пачку листов и принялся заполнять их строчка за строчкой неровным детским почерком. Иногда он останавливался, перечитывал уже написанное и вычёркивал целые фразы, пытаясь подобрать слова получше. Наблюдая за ним, Форд начал размышлять и о своих письмах. Придумать, что отправить себе самому, было несложно: он уже сформулировал несколько вещей, о которых хотел бы помнить, когда станет старше; но вот что написать Стэну?

В течение всей следующей недели Форд постоянно заставал брата над листами бумаги, грызущего очередную ручку и изредка почёсывающего в затылке. Ему было любопытно, почему написание письма занимает у Стэна столько времени. Обычно тот писал что-нибудь на отвяжись и уж точно никогда не перечитывал. Но потом Форд вспоминал, что и сам ещё ничего не написал, так что это, наверное, нормально.

В конце недели он наконец придумал, что сказать Стэну, и они пришли на пляж, держа между собой коробку с небольшими безделушками и целой пригоршней стеклянных шариков. Стэнли вытащил из кармана два конверта: тот, который предназначался Форду, был гораздо толще, чем тот, который он хотел передать себе.

— Готов, Шестипал?

Форд тоже достал свои конверты. Ему было стыдно, что письмо для себя вышло длиннее, чем для Стэна, да и вообще оба они были намного тоньше, чем у брата.

— Всегда готов… — улыбнулся он, пытаясь не показать свои настоящие чувства.

Вместе они закопали коробку и побежали домой, выкрикивая на ходу: «Пайнсы! Пайнсы! Пайнсы!»

***



Форд нечасто поднимался из своей лаборатории в течение дня. Стэн выразил свою позицию совершенно чётко: «Не подходи к детям!»… Но даже после того, как брат позволил ему общаться с Диппером после той запоминающейся игры в «Подземелья, Подземелья и Ещё Больше Подземелий», ему всё равно казалось, что лучше оставаться в подвале, пока Стэн был занят в Хижине Чудес.

Но в тот день Стэна не было дома. Он вместе с близнецами и Зусом уехал кататься по окрестностям. Как понял Форд, в планах было устраивать кавардак в других туристических магазинчиках Гравити Фолз. Не очень-то интересующийся делами наверху, он выслушал брата вполуха и уловил только, что на выходных остаётся дома один.

Но любопытство всегда было его слабостью. Как бы плохо Форд ни думал о брате, тот факт, что Стэн превратил его дом в туристический аттракцион, зарабатывая на этом деньги и оплачивая счета, не мог не впечатлять. Он даже сохранил всё его научное оборудование, правда, использовав непробиваемый контейнер как аквариум и украсив гостиную черепом динозавра.

Прогулявшись по самым обжитым частям дома, Форд заглянул и на чердак. Комната, которую Стэн сделал для близнецов, заставила его улыбнуться: она была немного похожа на их старую спальню в Нью Джерси. Плакаты, которые развесила Мейбл, были такими розовыми и блестящими, что Форд сразу представил, какую бы гримасу скорчил Стэн, окажись одно из таких украшений над его кроватью. Он рассмеялся в голос. Да, Стэн бы весь исплевался.

Половина комнаты, где обитал Диппер, была больше похожа на его собственную. Удивительно, как сильно эти близнецы напоминали ему о молодости. Вдвоём со Стэном они целые дни проводили на пляже… От воспоминаний о прошлом в груди у Форда кольнуло.

— У Стэна всё хорошо, а мне без него будет лучше, — пробормотал он себе в который раз.

Форд оглядел комнату, пытаясь отвлечься от невесёлых мыслей. И как только Стэнли удалось впихнуть сюда все эти вещи? Тут были и некоторые из неудачных изобретений Форда, и старые счета, и несколько статей и курсовых со времён университета, и…

Дыхание у него перехватило, когда одна из коробок показалась ему странно знакомой… Неужели?

Форд снял её с полки и расположился на полу. Царапины от песка на ржавых металлических креплениях напомнили ему о том, как почти что тринадцатилетний Стэн заботливо укладывал письма в эту коробку, и на секунду Форду даже показалось, что он чувствует запах моря.

Он открыл послание. Внутри было ещё больше песка и несколько сломанных безделушек. Распознав среди них любимого робота Стэна и несколько стеклянных шариков, Форд глубоко вздохнул, пытаясь перебороть тяжесть в груди.

— У Стэна всё хорошо, а мне без него будет лучше, — повторил он, откладывая игрушки в сторону.

Письма обнаружились сразу под ними. На одном из них стояла его собственная подпись, и этот конверт Форд отложил в сторону. Он не мог точно вспомнить, что себе написал, но был уверен, что это какая-нибудь ерунда, ничего интересного.

А вот и другой конверт. На нём тоже красовалось его имя, но написано оно было очень неаккуратным почерком, таким, как у Стэнли. Форд сделал глубокий вдох, достал письмо и начал читать.

Дорогой взрослый Шестипал,

Надеюсь, твоя голова не стала слишком тяжёлой и не отвалилась, пока ты становился самым главным учёным на Земле.


Форд рассмеялся. Стэнли такой Стэнли.

Он продолжил читать, удивляясь про себя, как его брату удалось растянуть письмо на пять страниц. Стэн ненавидел писать и всегда говорил, что ручка когда-нибудь отдавит ему пальцы. И всё же... он добровольно взялся за написание такого длинного письма. В основном там были его мечты о будущем и вопросы типа «Надеюсь, ты наконец поумнел и научился ложиться спать в нормальное время» и «А как там Стэн о’ вор? Мы его закончили?»

Но к началу пятого листа тяжесть в груди Форда только усилилась.

Я не собирался так много писать, и, надеюсь, тебе не надоело всё это читать. Я знаю, что тебе больше не нравятся все эти детские штуки. Ещё я надеюсь, ты стал успешным учёным. Хотя о чём это я? Конечно же, ты стал! И я горжусь тобой, вундеркинд.

И, если ты хочешь оставить себе письмо, я только за. Оно будет тебе напоминать, что я всегда буду тобой гордиться, что бы ты не делал. И я всегда буду рядом, когда тебе это будет нужно. Понял, Форд? Ты и за тысячу лет от меня не избавишься!

С любовью, Стэнли.


Форд потрясённо выдохнул, смаргивая непрошенные слёзы. Это полное привязанности письмо только напомнило ему, что когда-то подобное проявление чувств между ним и Стэнли было в порядке вещей.

Эти бесконечные сорок лет он скучал по своему брату всем сердцем, а сейчас… сейчас он оказался слишком гордым и упрямым, чтобы просто это признать. Что за глупец.

Форд снова сделал глубокий вдох и вытер глаза, а потом взялся за своё письмо. Возможно, оно поможет ему почувствовать себя лучше.

Дорогой взрослый я,

сейчас ты, несомненно, учишься в очень хорошем университете. Не забывай ложиться спать вовремя, или Стэн будет ругаться.


Не помогло. Его письмо было ничем не лучше.

Но всё же он продолжил читать давно написанные строки, и последняя прошлась будто ножом по сердцу:

Надеюсь, Стэнли не сильно обидится, что ты не отправишься с ним на поиски сокровищ. А если обидится, то перебори свою гордость и поговори с ним. Ты, наверное, ему нужен… Как и он тебе.

Каким же глупым он был.

Форд занялся поисками других писем. Незваные чувства сдавливали грудь, мешая ему дышать, и меньшее из того, что он мог сделать, было узнать, что же он сам написал брату.

Но, к его удивлению, писем в коробке больше не было. Либо Стэнли уничтожил остальные, либо хранил их в другом месте. К счастью, у Форда оставались целые выходные, чтобы их найти.

Он тяжело поднялся и задумался: «Где же Стэн может хранить свои письма?»

В кабинете, конечно.

Форд спустился по лестнице и принялся за поиски в небольшой комнатушке, но писем там не было. Стэн, наверное, сжёг их, и теперь Форд никогда не узнает, что было там написано. Если бы только ему удалось вспомнить!

Погодите-ка… Есть ещё одна комната, в которой они могут лежать.

— Спальня Стэна, — прошептал Форд себе под нос и рванул к двери.

Найти письма удалось достаточно быстро: Стэн хранил их в тумбочке рядом с кроватью. Бумага сильно пожелтела и истрепалась, как будто он часто их перечитывал. Форд открыл то, которое написал сам.

В нём было всего лишь несколько слов.

Дорогой взрослый Стэн,

всё, что я могу написать, ты уже знаешь. Но есть одна вещь, которую ты постоянно забываешь, и её я и повторю:

у тебя хватит сил на что угодно, если ты только вложишь в это дело всего себя. Ты не бесполезный. Я в тебя верю.

Твой брат.


Он вспомнил, как стыдно ему было за свои короткие письма, тогда как Стэн написал ему сразу несколько листов. Складывая письмо, Форд заметил, что чернила в некоторых местах расплылись… как будто на них попали слёзы. Он присмотрелся получше, и то, как сморщились отдельные участки письма, не оставляло сомнений: Стэн действительно плакал, читая его послание.

Форд почувствовал себя ещё хуже. Искать письма было дурацкой идеей. Вообще, писать эти письма уже было глупо!.. Из-за этого сейчас было больно. И всё-таки он хотел знать, что же было в самом последнем послании.

Он осторожно взял конверт и вытащил из него несколько листов.

Дорогой взрослый Стэн,

мы оба знаем, что главное — чтобы Форд получил своё письмо. Так что… Я надеюсь, что у тебя всё хорошо и вообще. И что ты всё ещё защищаешь этого ботаника любой ценой. Это ведь наша миссия, да?

Твоя более крутая молодая версия


Все остальные листы были чистыми. Стэн просто затолкал их в конверт, надеясь показать, что ему много чего нужно сказать себе в будущем. Но это было только для вида, потому что Стэнли совсем не волновался о себе. Он волновался о Форде…

— Но почему? — шокировано выдохнул Форд, и слёзы опять подступили к его глазам. — Почему ты волнуешься обо мне? Я сделал так много всего плохого! — Он задыхался, охватив лицо ладонями и покачиваясь вперёд-назад. — Ты лучше меня. Всегда был. Ты лучше меня почти во всём…

Форд бормотал и бормотал, потеряв счёт времени. По щекам текли слёзы, но он не обращал на них внимания, погружённый в собственные мысли. И наконец, совершенно выдохшийся и обессиленный, он упал на кровать Стэна и провалился в глубокий сон без сновидений.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.