Selection

Гет
NC-17
В процессе
104
автор
Размер:
планируется Макси, написано 350 страниц, 19 частей
Описание:
Наша жизнь — это один сплошной выбор того, что мы хотим.

Мэрилин Скотт делает такой выбор каждый день, напоминая себе, чего именно она хочет. Волей случая, в попытке убить по заказу Беннера, девушка попадает ко Мстителям. Её жизнь вовсе не меняется кардинально после этого, ведь она продолжает по-прежнему каждый день делать тот самый выбор.
Примечания автора:
Обложка:

https://sun9-42.userapi.com/impg/6MCUqHilOuR5SxQfp4zz6S063BkFyqnfw2VOxg/SByoSRhkxjo.jpg?size=789x1080&quality=96&proxy=1&sign=3be1a07e1580a899f67b7ddf5c176295

первый трейлер от #Val:
https://www.youtube.com/watch?v=OGKm0N8bAr0

второй трейлер от #Harmon из одной прекрасной группы энтузиастов https://vk.com/covers_dn, которые помогают в создании разных видео и обложек:
https://www.youtube.com/watch?v=fLzrR9M7IHM

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
104 Нравится 123 Отзывы 45 В сборник Скачать

Слушание

Настройки текста
— То есть, я правильно поняла, нас вызывают как свидетелей по делу, где наш дядя, который пытал тебя и проводил опыты на мне, проходит лишь только подозреваемым? Я хмуро взглянула на Крис, которая ошарашено смотрела поочерёдно на меня, на Старка и на Романову; они с утра вытащили нас, чтобы сообщить новости. Несмотря на свой юный возраст, моя сестра была достаточно смышлёной, чтобы уловить столь тонкую разницу между «подозрением» и «обвинением». — Да, и именно поэтому так важно, чтобы вы явились на это слушанье. Ваши показания могут сделать его как раз обвиняемым, — Наташа сидела напротив нас на стуле, упираясь локтями в колени. Она участливо смотрела на мелкую. — Эй, он не скоро выйдет на свободу, уж мы побеспокоимся об этом, конфетка. Меня крайне беспокоило то, как близко к сердцу восприняла новости Кристина, услышав о слушании. Это не на шутку встревожило её, если не напугало, что не удивительно, учитывая, что мы обе тогда пережили в лаборатории Джонатана. — Но ведь вероятность, что он снова вернётся к своим планам, есть, — пробормотала малыха, хмурясь всё больше и больше. Я крепче сжала её ладонь в немой поддержке. — Ты права, возможность теоретическая существует, — мрачно заговорил Старк, который стоял за спиной у шпионки, скрестив руки. — И нужно сделать всё, чтобы она такой и осталась. Мэрилин будет присутствовать там, как твой опекун. Я тоже поеду в Вашингтон в качестве вашего юридического представителя. Это предложение оказалось сюрпризом. Я резко вскинула голову, удивлённо глядя на миллиардера. — Ты? — А что ты так смотришь? Я же говорил, что у меня всё равно съезд акционеров в этом городе, — Старк слишком изящно пожал плечами, — вот тебе и повод принять предложение. Романова вместе с Крис удивлённо переглянулись, обе не понимали, что мужчина имел в виду. — Что? — Какое ещё предложение? Я устало вздохнула — меня всегда утомляло, когда что-то из известного мне приходиться объяснять по новой. Пришлось вкратце объяснить, что такого мы обсуждали с Железным Человеком буквально на днях. — Что ж, тогда действительно удачное совпадение, — хмыкнула Лисёнок уже более весёлым тоном, но почти сразу стухла. — Или нет? Если дядя знает, что мы будем свидетелями, он может послать за нами убийц? На миг внутри всё замерло, а в голове всплыли жуткие флешбэки: мы ехали за нашими вещами на старую квартиру, где была устроена на нас засада. — Вряд ли, — заверила я сестру и бережно заправила несколько непослушных прядей волос ей за ушко, — пока он в подозреваемых он не будет ничего предпринимать против нас. — Тут твоя сестра права, мелочь, — ободряюще усмехнулась Романова, — если бы от ваших показаний зависела его судьба — тогда да. Пока, можешь не париться на этот счёт. И вообще, не стоит париться — мы сами всё сделаем. Крис тихо вздохнула и с обречённым облокотилась на моё плечо. — Так что, собираем вещи? — Слушанье в следующий понедельник, ещё целая неделя, — хмыкнула я, обнимая свою девочку. — А я сразу выберу вещи, которые всем своим видом будут показывать этому недородственнику «сдохни, урод», — таким тихим, но решительным голосом заявила мелкая. — Эй, полегче с выражениями, — тут же пробормотала я. — Могу организовать такую футболку, — тут же оживился Старк, за что получил от меня испепеляющий взгляд. — Ладно, ладно, зануда, никаких вызывающих принтов на одежде, — мужчина снова взглянул на Крис. — Ну, всё, давай, пигалица, основное мы вам рассказали, а теперь шуруй к Джарвису, твоё дистанционное никуда не делось. Видимо, Крис действительно загрузилась последними новостями, так как на упоминание об учёбе ничего не сказала, а только нехотя встала с дивана и, громко шаркая тапками, побрела в нужный кабинет. Едва двери за ней закрылись, я, наконец, расслабилась; другими словами, перестала скрывать страх и панику, которые душили меня с того самого мгновения, как Старк рассказал всё. Откинувшись на спинку дивана, я поспешно спрятала лицо в ладонях, будто пыталась укрыться от всего происходящего дерьма. — Чёрт, да что ж за блядство! Жизнь в Башне стала чем-то обыденным и привычным, хоть и не самым приятным. Но при этом я искренне верила, что наступит момент, когда всё это закончится. И вот, в скором времени разбирательство против Джона, это хорошо, но… почему меня не покидало ощущение, что он так просто не сдастся? Внутри нарастало параноидальное беспокойство. — Эй, хоть ты не страдай, Скотт, — услышала я утешающий голос Наташи, что было не в её натуре, — он не доберётся до вас, пока вы под нашей защитой. — Да уж, знаю, — ответила я, устало, убрав руки от лица. — Вот и молодец, — Романова встала со своего места, попутно похлопав меня излишне по плечу. — Ты давай тоже шагай. У мелкой обучение, у тебя — тренировки. Я издала страдальческий стон до того, как шпионка покинула кабинет. Несмотря на то, что регулярные физические нагрузки дают свои хорошие результаты, это не означало, что я на них ходила с энтузиазмом. Мы со Старком вышли в коридор вслед за рыжей. — Я свяжусь со своими адвокатами, посмотрим, что они посоветуют по этому поводу, — по пути заговорил гений, — но пока на досуге попробуй вспомнить всё до мелочей, что произошло тогда на базе вашего дяди. Твои показания должны быть доскональными, с любыми деталями. Мы остановились у лифта, который тихо гудел от постоянных перемещений. — Мне незачем вспоминать то, что сниться постоянно в кошмарах, — пробормотала я, облокотившись на стенку со скрещёнными руками. — Ты сказал с адвокатами? Разве не ты будешь нашим юридическим лицом? — Это не одно и тоже, Мерлин, — хмыкнул Старк, сунув деловито руки в карманы. — Пока что не требуется каких-то вмешательств, если вас вызывают только для дачи показаний. Но лишний раз проконсультироваться не помешает, чтобы предвидеть всякое. — Всякое, это что? — Это что-то, что вне постоянного. — Старк, я серьёзно. — Так и я тоже, Скотт. Раздраженно фыркаю, отвернувшись от него. Раздалось приближающееся гудение, и двери лифта перед нами открылись. На миг я оторопела, когда в кабинке увидела фигуру Роджерса. Он бегло скользнул взглядом по мне. — Доброе утро. — А вот и наш работяга, ещё даже не все уборщики сползлись в офис, а ты уже тут как тут, — оживлённо проговорил Старк, втискиваясь внутрь за Романовой, а попутно и меня подтолкнул под локоть. — Не стой, Мерлин, замёрзнешь. Я юркнула в лифт, следом за Железным Человеком, оказавшись прямо напротив Стива. И так, добро пожаловать в застенчивый период старшей школы, от которого, я надеялась, избавилась. — Я только утром узнал о слушании. Пока речь идёт только о даче показаний, верно? — спросил Америка, обращаясь к своим друзьям. — Пока что да, — кивнула Романова, устало потирая глаза. — Ещё едет Бартон, он в числе свидетельствующих. Потупив взгляд, я внимательно прислушивалась к их разговору. Старк говорил припомнить все детали того вечера, что было не сложно; и я точно помню, что так же там были Стив, который благородно явился по мою душу. Но вслух я не решилась озвучить свой вопрос, собирается ли он ехать для того, чтобы свидетельствовать. — Ему высылали повестку? — нахмурено спросил Роджерс, даже не поведя бровью в мою сторону. — Разве не должны все мы присутствовать там? Надеюсь, это совпадение, и этот человек не может читать мысли, иначе я пропала. — Они предпочли выбрать представителя нашей группы, наиболее человечного, чтобы слушание не превратился в фарс, — усмехнулся хищно Старк, — и с чего они так решили перестраховаться? Я усмехнулась, заметив, как синхронно Роджерс и Романова закатили глаза. Забавно. Кабинка остановилась и послышался щелчок, на моём этаже двери открылись. — Может, потому что они решили сделать всё, лишь бы тебя не видеть в радиусе зала суда? — хмыкнула шпионка, выходя из лифта передо мной. Я выскочила вслед за рыжей, обернувшись на мужчин. Миллиардер напоследок сказал что-то привычно колкое, а Стив рядом с ним едва заметно кивнул мне, и я заметила, как дёрнулись уголки его губ в призрачной усмешке. Внутри приятно потеплело от этого жеста. — Почему мне кажется, что ты слишком в хорошем настроении, Скотт? — вдруг спросила меня Наташа по пути в раздевалку зала. Её голос звучал вкрадчиво и едва ли дружелюбно. Я сразу же уловила подвох в вопросе. — А разве я не должна? — стараясь выглядеть непринуждённо, пожимаю плечами. — Происходит и так достаточно дерьма, чтобы вечно из-за него париться. — Смотри, чтобы не пришлось париться из-за чего-то другого, — как-то слишком многозначительно ответила моя собеседница. Она быстро свернула в душевую, не доходя до раздевалки. А я осталась на пороге, силясь понять, что она имела в виду. Не то, чтобы я делала вселенскую тайну из того, как я вчера провела вечер, — к тому же, это не сложно выяснить тому, у кого есть доступ к камерам у Башни. И всё же ходить с транспарантами «Я ЦЕЛОВАЛАСЬ С АМЕРИКОЙ» у меня в планах тоже не было. Отмахнувшись от ненужных на данном этапе мыслей, я ушла переодеваться. *** Глядя на свою дорожную сумку, я пришла к выводу, что меня тошнит от её болотно-зелёного цвета. Зачем я вообще выбирала этот оттенок — подобие горчичного и хаки. Но потом быстро отмахнулась от этих глупостей. Ну же, Скотт, есть вещи по важнее для размышлений, нежели ненавистный цвет твоей сумки. И где уже эта Крис? Минут двадцать как ускакала за своей зарядкой от телефона, забыв её у себя, а мы так и не договорились, ждать ли её тут или спускаться самой. Что ж, у меня неплохо получалось думать о разном, лишь бы не концентрироваться на том, что предстоит. Встреча с нашим родственником означает, что придётся заново проваливаться в то, что не отпускает меня на протяжении месяцев. И проблема тут была даже не столько в пытках, как ни странно, а в необходимости снова видеть Джонатана. Это был человек, который объявился и назвался нашим дядей. Не скрою, когда он пришел, во мне шелохнулось что-то такое трепетное — вот оно, тонкая нить с кем-то из семьи, от которой и так ничего не осталось. А в итоге, тот, кто в моих глазах был надеждой на восстановление семейства Скотт, попросту использовал нас для своих целей. Урод. В двери постучали, вынудив меня выскользнуть из мрачных мыслей. Тряхнув головой, обнаружила, что я до боли впивалась ногтями в свои же ладони. Я крикнула, что можно входить, нервно вытирая руки о покрывало. К моему удивлению на пороге стоял Роджерс. — А говорил, что не успеешь, — усмехаюсь я скорее нервно, чем радостно. Накануне вечером мы разговаривали, и Стив рассказал о важной встрече сегодня после восьми, что шло вразрез с нашим отъездом. — В этот раз генерал Росс был на удивление немногословен, — усмехнулся парень, входя в комнату. Он бегло оглянулся. — А где Крис? — Ушла за зарядкой, и вот теперь я думаю, что она будет ждать уже внизу, — задумчиво произнесла я, рассеянно проведя рукой по волосам. Помедлив, добавляю: — Рада, что у тебя всё же получилось прийти. Старк сказал, что мы едем на два дня от силы, с тем расчётом, что у него были свои планы и ещё это слушание. И я искренне радовалась, что перед этой командировкой, — назовём этот хаос так, — я увижусь с человеком, который вселяет ощущение комфорта. — Как ты? Готова? — вкрадчиво спросил Роджерс, подойдя ближе. Я принялась бродить по комнате, осматриваясь, чтобы убедиться, что не забыла что-то важное. — Конечно, нет, — пробормотала я тихо, не глядя на собеседника, — видеть снова Джонатана у меня нет никакого желания. Тем более, что я…ну, мне немного страшно. — Ты же знаешь, что вам с Крис больше не о чем волноваться. Наконец, замираю посреди комнаты, решив, что хватит ходить без смысла из угла в угол. Поворачиваюсь к Стиву, который всё это время сидел на краю кровати и внимательно слушал. Подумав с пару секунд, решаюсь прекратить эту суету и сажусь рядом с парнем. — Я не то, чтобы волнуюсь или опасаюсь за нас, — нехотя ответила я, заламывая пальцы с тихим хрустом. — Мне немного страшно, что мы приедем и на наших глазах показания признают не действенными или что-то вроде того, что его выпустят. Вы можете обеспечить нашу безопасность, да, но никто не может гарантировать, что Джонатан не выкрутится из этой ситуации. Выдыхаю и решаюсь взглянуть в глаза Роджерсу. Я видела в нём поддержку и решительность, что было для меня по-настоящему удивительным, как для человека, который большую сознательную жизнь эту самую поддержку и решительность проявлял к другим. На меня уже много лет не распространялась такая забота от посторонних. — Слушай, то, что ты говоришь, нормально, — помедлив, заговорил Америка. — Думаю, твой страх немного ослабнет, если ты в полной мере осознаешь, что не сама в этой проблеме. Согласен, есть вероятность что Джон выкрутится, но главное — уверенность, что даже этот вариант не позволит ему до вас добраться. Мы почему-то говорили тихо, в полголоса, от чего я ощущала себя ещё более непривычно. И от этого не менее, прекрасно. То есть, вот она простота в общении — делиться внутренними страхами или сомнениями, и слышать в ответ поддержку. Поддержку на равных. Я всегда старалась контролировать свои переживания с Крис, хотя она всегда понимала мои настроения. И всё же, на правах старшей сестры мне стоило больше контролировать своих внутренних монстров. А тут можно их и выпустить прогуляться. Я глубоко вдохнула, и точно так же выдохнула. Меньше паранойи, её должно быть определённо меньше в моей жизни. Немного вздрагиваю, когда внезапно ощущаю прикосновение к своей руке. Стив аккуратно обхватывает мои пальцы, и я снова отмечаю, какая у него широкая ладонь. Вместо какого-то продолжения нашего сумбурного разговора, я позволяю себе отвлечься и просто облокотиться на Роджерса. Ложу голову ему на плечо и закрываю глаза, мысленно опираясь на этого человека и на других, в целом. Как я уже говорила, порой надо выпускать внутренних монстров. — Спасибо, — бормочу я, чувствуя, как Америка притягивает меня к себе, заключая в широкие объятия. Кажется, в этот момент чувство безопасности затопило меня. Появилась необъяснимая уверенность, что стоит успокоится и лишний раз не суетится, пока я здесь и сейчас. И я искренне не хотела покидать это безопасное пространство. — Идём, я проведу тебя вниз, — наконец, произносит Стив, немного отстраняясь. — Быстрее уедете, быстрее со всем этим разберётесь. Я сдавленно засмеялась. — Ты же понимаешь, что это так не работает? — Знаю, но обычно именно так пытаются приободрять во всех этих фильмах, вышедших после пятидесятых, — в том же тоне произнёс парень. — А как же приободряли в таком случае в фильмах до того? — поинтересовалась я, заправляя прядь волос за ухо. — Можем обсудить это, когда встретимся в следующий раз, — мягко ответил он, немного наклонившись ко мне. Мысль о возможности дальнейшей встречи в расслабленной обстановки немного сменили вектор моего угрюмого настроения. Мы не стали долго засиживаться здесь, хотя очень хотелось. По пути вниз к подземной парковке мы особо не разговаривали, больше отдаваясь собственным мыслям. Несмотря на то, что это была подземная парковка именно для наземного транспорта, дальше располагалось крыло, где стояли два частных самолёта, что принадлежали, разумеется, Старку. Возле одного из них я нашла свою сестру в компании Бартона и Старка. Огромная махина, внушала восхищение, а также заставила меня задуматься, боюсь ли я высоты. — Это всё? А как же чемоданы со всей комнатой, даже если девушка едет на пару дней? — насмешливо произнёс лучник, когда мы со Стивом подошли ближе. Роджерс передал мою сумку Бартону, который ловко перехватил её вместе со своими вещами. — Настоящая девушка в любое место отправится с маленькой сумкой и добудет всё на месте, — деловито заявила Крис, которая с задумчивым видом ходила по клеточкам на полу. Раздались позади шаги. Оглянувшись, я увидела приближающегося к нам мужчину в форме пилота или кого-то из команды самолёта. Он коротко отчитался Железному Человеку о готовности вылета. — Я так и подумал, — тем временем пробормотал Бартон, отвечая Крис; он перекинул удобнее сумку на плече. — Ну всё, давайте уже, грузитесь. Я хочу быстрее сесть и подремать. — Знаешь, я бы на месте твоих работодателей, задумалась о тебе, как о работнике. Ты слишком много говоришь о сне и усталости, — скорчив рожицу, произнесла Крис, закручивая на палец зарядку от телефона. На сдавленный смешок Старка Клинтон только раздраженно фыркнул, а попутно подтолкнул мою сестру к трапу, чтобы она меньше болтала и больше шевелила ногами. — Будешь в моём возрасте, тогда и поймешь, почему я только об этом и говорю, — ворчливо отозвался лучник, поднимаясь по трапу. Пока Старк, что-то переговаривался с работником, я оглянулась на Америку, который стоял рядом, сунув руки в карманы. Мне действительно было очень жаль, что он не мог полететь вместе с нами. — Удачно добраться, Мэрилин, — усмехнулся Стив, глядя на меня сверху вниз. — Всё будет хорошо, не забивай себе голову лишним. В принципе, я не люблю такие советы, но, если тебе это говорит национальный герой и любовь всей страны, что-то в этом точно есть. Я не сдержала широкой улыбки в ответ. — Учитывая, что я еду в компании Старка, Бартона и младшей сестры, голова моя будет забита исключительно тотальным контролем над каждым. Роджерс тихо засмеялся, и этот звук вызвал необъяснимую волну мурашек по всему телу. Сзади раздались шаги — милое и неловкое молчание было перебито Старком. — Слушай, переговори ещё раз с Россом по поводу совместных операций с сектором В21. Ещё одно задание с ними, и мы заберём награду «Провал года», — заговорил он, обращаясь к Стиву. — Уже, заходил к нему, но как всегда он делал вид, что не видит очевидных проблем, — в голосе Роджерса прозвучало раздражение. — Пускай пытается, иначе, после на совещании буду появляться я, тогда он не просто увидит, а прочувствует все эти очевидные проблемы, — пренебрежительно ответил Тони. — Что ж, давай, до встречи. — Удачи. — Ну да. Мужчины пожали руки между собой, когда после этого Железный Человек, не церемонясь, за локоть потащил меня в сторону самолёта. Сегодня обошлось без прощания Славянки. — И так, у тебя есть целых два дня, чтобы оторваться, Мерлин, — по пути говорил мне Старк слишком уж оживлённо. Я искоса взглянула на него, пытаясь понять, откуда у него такое настроение: неужели лишняя радость, что ближайшие несколько часов будут подальше от надоевшей уже Башни? — Оторваться? Мы едем на судебное разбирательство по поводу покушения на наши жизни от дяди, — я сокрушенно покачала головой, — вряд ли будет время отрываться. Мы оказались на борту. Широкий корпус, в котором находились удобные кресла и столики с мини-баром, где были и напитки, и закуски. Возле одного такого бара уже околачивалась моя Крис, рыская в поисках снеков. — Полно тебе, не будь занудой, — фыркнул Старк, снимая свой тёмно-синий пиджак, — даже в полном дерьме надо находить способы развлечений. Я лишь закатила глаза, посчитав лучшим оставить эту реплику без ответа. Порой было слишком сложно понять этого человека, учитывая, что иногда его слова идут вразрез с действиями. Тут он говорит, что стоит развлекаться в любой ситуации, а вот я вижу, как он стремительно проходит мимо полок с алкоголем и усаживается на своё место. Как много вопросов и как мало ответов. До места назначения лететь было чуть меньше двух часов, и у окна слишком сильно клонило в сон. Я старалась сосредоточиться больше на бормотании сестры и Бартона на фоне, чтобы не думать о предстоящем слушанье. Вздрагиваю, когда кто-то меня тормошит за плечо. С трудом сфокусировав зрение, узнаю перед собой розовощёкое лицо мелкой. — Проснись и пой, систер, мы прилетели, — оживлённо прошептала девочка, оглядываясь по сторонам. Скрыть свое разочарование не удалось, так как в глубоком сне не было никаких заморочных мыслей. Я потянулась за своей сумкой, но её уже предусмотрительно перехватил Бартон, который спускался по трапу. День был в самом разгаре, и я невольно зажмурилась от столь яркого света. Крис ловко оббежала меня и первой поскакала вниз. — Ну что, мы будем жить в красивом отеле? Или у тебя тут где-то есть свой дом? Или у тебя свой дом-отель? — защебетала мелкая, глядя на Железного Человека снизу-вверх. — Слишком много вопросов, шпиц, — небрежно ответил тот, на что моя сестра невольно поморщилась — так её ещё не называли. Мужчина повернулся назад в мою сторону. — Ну же, Скотт, шевели своими ногами, — разумеется, я уже почти спустилась к остальным, но этот человек не упустил возможности подстегнуть. Бартон держался рядом, но я видела, что он занял наблюдающую позицию, чтобы было видно нас и территорию вокруг. Последовав его примеру, я просканировала взглядом местность, но так и не обнаружила чего-то подозрительного. — Полагаю, сначала будет слушание, — пробормотала я, скрестив руки на груди. Позади нас команда самолёта покидала борт, громко о чём-то переговариваясь. Тем временем, в нашем направлении подъезжала чёрная блестящая машина. — Именно, поэтому начинайте сразу думать, сколько всего плохого вы скажете о вашем ненаглядном родственнике, — хмыкнул Старк, а затем повернулся в сторону приближающегося автомобиля и оживлённо помахал рукой. — Как раз по дороге в суд что-то и надумаете. По дороге? — Погоди, мы что туда едем сразу? — ошарашено произнесла я. Что-то в моём представлении сегодняшнего дня у нас было больше времени, чтобы привести себя в порядок. Чёрный Doge подрулил, мягко остановившись перед нами. Оттуда сразу же вышел невысокого роста водитель, довольно сбитой комплекции. Миллиардер снова обратил на меня своё внимание, попутно одевая на нос черные солнцезащитные очки. — Прежде, чем ты начнёшь очередную негодующую истерику, скажу, что мне буквально с полчаса назад позвонили и сказали, что слушание перенесли, — я проглотила несколько жестких ответных реплик на его слова об истерике. — Нам очень повезло, что я знаю там пару секретарей, который меня вовремя предупредили. Пока я пыталась переварить услышанное, рядом насмешливо фыркнул лучник. Он искоса глянул на Старка, а затем произнёс многозначительно: — Секретарей или секретарш? Последний посмотрел на своего собеседника поверх очков. — Это уже нюансы, Бартон. Недавно прибывший водитель сразу направился к Старку, по этим двоим было заметно, что они знакомы. — Ты не мог выбрать что-то более презентабельное? Это ведь такая же машина, как у Гонкинса, — ворчливо произнёс мужчина, критически осматривая автомобиль. К моему удивлению незнакомец никак не отреагировал на колкость Железного Человека, что навело меня на внезапную мысль об их давнем знакомстве. Водитель поздоровался после и с Клинтом рукопожатием, а затем уже повернулся к нам с Крис. — Добро пожаловать в Вашингтон, мисс, — он коротко кивнул нам и вежливо улыбнулся, — нормально долетели? — Да, вполне, — в том же любезном тоне ответила я. Помедлив, решила протянут тоже руку в знак знакомства. — Мэрилин. — Знаю, мисс, — хмыкнул водитель, отвечая на мой жест знакомства, — Хэппи Хоган. Личный телохранитель мистера Старка и ваш по совместительству на время пребывания в Вашингтоне. Прежде, чем кто-то успел что-либо сказать ещё, в разговор вклинилась мелкая, которая задумчиво нахмурилась. — Если вы его телохранитель, то почему в другом городе? Казалось, этот вопрос знатно повеселил мужчин. — Лишний повод выкачивать из меня зарплату, — небрежно ответил, наконец, Старк, но в его словах не было ничего обидного. По крайней мере, реакция самого Хогана была не обидчивая, а скорее раздражающаа. — Ой, да брось, мы сейчас будем поднимать эту тему? Опять? — Нет, нет, старина, разве что вечером и с виски, — поспешно добавил Старк, а затем подтолкнул в спину Крис и меня за локоть: — Всё, давайте, ещё успеете пообщаться. Грузитесь. Хэппи едва заметно закатил глаза и открыл перед нами двери авто. *** На самом деле, я была рада, что мы ехали не одни, несмотря на то, что при случае не упускала возможности подколоть своих спутников. То есть, по пути в суд, я осознала, что даже компания Старка и Бартона не такая уж плохая в том плане, что мне важно сейчас быть не самой ответственной. Я знала, что во всём этом кипише по большей части заправляет миллиардер: транспорт, связи, все эти важные люди в деловых костюмах. Мне было проще справляться с волнением, когда голова забита не всем абсолютно в этом мире. При въезде во внутренний двор суда, я заметила, что вдоль центрального входа столпились фотографы. Со штативами, с камерами наперевес, с диктофонами и телефонами в качестве онлайн заметок — журналисты явно ожидали сегодняшнего заседания. И пускай я надеялась, что вдруг после нас назначено слушанье какого-нибудь Брэда Питта, очевидно, что все ждали именно нас. Думаю, в этом случае, участие Старка сыграло не в нашу пользу. — Итак, дамы, час икс почти пробил, так что готовьтесь к шоу, — бодро заговорил Клинт, внимательно разглядывая вид в окно слева от себя. — Разве это шоу? Это похоже на какой-то зоопарк, — пробормотала я, вспомнив количество журналистов снаружи. Машина тихо зашуршала, когда мы заехали на одну из парковок внутри двора. — В зоопарках тоже бывает шоу, главное быть по правильную его сторону, — фыркнул Старк, напяливая свои очки обратно. Хотя, я не видела в них особого смысла. Мужчина пару раз щёлкнул пальцами, привлекая наше с Крис внимание. — Значит так, говорите только по существу, что спросит судья, а в основном молчите и слушайте. И да, знакомы вы со мной через Хэппи, который был твоим, Мерлин, тренером по боксу в начальной школе. — Что? Но я не ходила на бокс в начальной школе! — возмущённо воскликнула я. — Этого только не говори им, — фыркнул Тони, а потом раздраженно зыркнул на меня. — Или ты хочешь сказать им, что работала снайпером, пытаясь убить одного из нас? — я тут же умолкла, по-прежнему рассержено глядя на собеседника. Он выдохнул, глядя снисходительно в мою сторону. — Просто помните, чтобы ни начал втирать ваш дядя, оставайтесь спокойными и беспристрастными, м? Автомобиль притормозил, и я услышала, как Хэппи коротко переговаривался с охранником, который спрашивал о нас. — Беспристрастными? Это вообще, как? — скорчив рожицу, спросила младшая. — Ну, это как твоя сестра при встрече с нашим кэпом на утро после свидания. Смотреть в окно мне резко перехотелось, а вот прожигать дыру в Старке — хоть до скончания веков. Ощущая дикую неловкость, я одарила его испепеляющим взглядом. Железный Человек, казалось, только забавляется. Нет, не забавляется, издевается. Единственный, на кого реплика повлияла максимально обескураживающе — был Бартон. В любой другой момент я бы искренне порадовалась, что смогла заставить челюсть Клинта отвиснуть и чуть не пробить пол. — Что, кэп ходил на свидание? Погоди, вы ходили на свидание? — лучник вопросительно уставился на меня, от чего моя неловкость заметно увеличивалась в геометрической прогрессии. И было непонятно, какой именно из этих двух вопросов заставил мои щёки пылать. Несмотря на то, что именно так мы со Стивом обозначили нашу вчерашнюю встречу, слышать это от других — было странно, и я не собиралась давать лишние подтверждения для новых сплетен или насмешек. — Это было не свидание, мы просто встретились. Мы давно собирались, просто, кхм, мне надо было выехать, и он согласился сопроводить. Мой нервный лепет был просто невыносимым и не менее весёлым, судя по выражению моих собеседников. В отчаянии я всплеснула руками. — А вот так торохтеть при судье точно не стоит, — обратился ехидно Старк к моей сестре, кивнув на меня. Я сердито уставилась в пол, понимая, что не могу выдержать сейчас взгляда со стороны. Особенно меня коробило от интонации в словах филантропа — появилось желание ему врезать. Двери с моей стороны резко открылись — Хоган вежливо нас поторапливал. Я пулей выскочила из автомобиля, в надежде, что свежий воздух немного приведёт меня в порядок. Следом за мной вылезла мелкая. — Ты покраснела. — Отвянь, и так знаю. Она сдавленно хихикнула, но тут же умолкла, боясь, что получит и себе мой убийственный взгляд. Сестра ускорила шаг и ухватил меня за руку. Внезапно все глупые мысли о всех этих неловкостях и свиданиях испарились. Над высокой каменной балюстрадой второго этажа развевались несколько флагов, то и дело обрамляя гранитную фигуру Фемиды на фасаде здания. — Мне кажется, что я так скоро заработаю биполярное расстройство, — пробормотала я, устало потирая глаза. — Надо заканчивать с этими эмоциональными качелями. — Это я ещё парня себе не нашла, — хмыкнула Крис, но голос её звучал уже менее оживлённо, чем минуту назад, — вот это будут тебе качели эмоциональные. В этом я почему-то не сомневалась. К залу суда добираться было сложно. Тот факт, что мы въехали с частной стороны здания, не отменял того, что куча вездесущих журналистов толпились поблизости, чтобы выведать самые горячие новости. Хэппи и Бартон стали щитом, пропуская нас через толпу любопытных ищеек, которые совали под нос диктофоны и микрофоны. Мне ещё никогда не доводилось сталкиваться с таким обширным вниманием. Инстинктивно я крепче сжала руку Крис и приобняла её, стараясь укрыть от любопытных взглядов. — Знай я, что на тебя папарацци слетаются, как мухи на мёд, попросила бы конференцию онлайн, — пробормотала я, когда Старка толпа подтолкнула критически ближе ко мне. Он сильно врезался в меня плечом. — Приятно, что ты связываешь популярность со мной, но поверь, ваш родственник не менее известный в современной инфоструктуре, — услышала я голос мужчины у себя над ухом так близко, что невольно кожа покрылась мурашками. — Странно, что ты не замечала этого. — Заметила? — ощетинилась я. — Ты хоть представляешь, сколько Скотт существует в мире? Ненамного меньше, чем Браунов, которых навалом на каждом углу! — А как же родственное чутье? Неужели оно не нашептывало ничего вроде «смотри, какой знакомый кривой нос»? Я раздраженно закатила глаза. Даже сейчас разговор с ним сводиться к какому-то абсурдному диалогу, не имеющему смысла и особой важности. Ну что за человек. Наконец, назойливые журналисты скрылись за широкими деревянными дверьми. Но вместо них теперь в поле зрения появились присяжные, судебные приставы и сам судья — так сказать легче не стало. Но даже не это заставило моё сердце биться так гулко и рьяно — в импровизированной камере с решетками находился Джонатан. Он переговаривался с каким-то мужчиной, который был снаружи этой камеры, видимо, адвокат. Едва двери за мной с грохотом закрылись, внимание всех присутствующих обратилось в нашу сторону. В том числе, и внимание Джона. На миг он замер, а после на его лице медленно расползлась искренняя и широкая улыбка. Если бы не тот факт, что он пытал меня и мою сестру, можно было бы с лёгкостью подумать, что он по-настоящему соскучился по нам. — Почему он улыбается, Мэри? — услышала я едва слышный шепот Крис. Вопрос был весьма риторичен, потому что в её словах прозвучали страх и паника. Я крепче сжала её маленькую ладонь. Почти сразу же нас заслонила высокая фигура Клинта. — Забей. Обычно это исправляется одним ловким хуком слева, — произнёс он, едва повернувшись к нам. Что ж, в этом плане я разделяла его желание. Нас посадили на скамью в противоположной стороне от нашего дяди. Я искоса посматривала в его сторону, и только со злостью сжимала кулаки, когда понимала, что он смотрит в ответ. Не было сомнений, что его пытливый взгляд был направлен именно на Кристин. Слушанье уже давно началось, так как представители обвинения уже говорили и о чём-то докладывали. Как и говорил Старк — все начали намного раньше, чем изначально предполагалось. Я сидела с краю на одной из скамеек. Мы разместились таким образом, что сама Крис сидела в середине, словно в тисках. Она с таким же страхом и интересом наблюдала за всем происходящим, что и я. К трибуне подошла не высокого роста женщина в строгом брючном костюме, которые так резко контрастировал с её слишком яркой и неуместной красной помадой. Она держала голову неестественно ровно, от чего её крючковатый нос казался ещё более крючковатым. — … прошу суд приобщить к делу материалы, а именно транскрипт видеозаписей с придорожных камер наблюдений и выписку из личных архивов электронной почты. В момент, когда прокурор передала эти документы в руки судьи, Джонатан наклонился к своему адвокату, что-то обсуждая, но ни один из них не выглядел рассерженным или паникующим. Постепенно складывалось впечатление, что они держат всё под своим контролем. После того, как судья получила необходимое документальное подтверждение, обвинение вызвало свидетельствовать Бартона. Мужчина и глазом не моргнул, когда встал с места и направился к трибуне. В этот момент у меня сложилось мнение, что, даже не смотря на всеобщую клятву говорить правду, этот человек с лёгкостью мог сказать, что угодно с весьма правдоподобным видом. Я не сдержала улыбки, когда на вопрос о том, что он знает о личности Джонатана Скотта, Бартон ответил «помимо того, что он козёл, ничего». Наконец, лучник закончил свой красочный рассказ о том, как они накрыли базу Джона и выяснили о ней по выслеживанию грузовых машин с трупами людей. К сожалению, у нас не было представлено фактических подтверждений этим словам, что могло повлиять на дальнейшее разбирательство. Прошла вечность, прежде, чем властный голос обвинительного прокурора назвал моё имя: — Ваше честь, обвинение вызывает свидетеля Мэрилин Скотт, племянницу Джонатана Скотта. Дядя и его адвокат оживились, с интересом приготовившись слушать. Крис ловко перехватила меня за руку и вяло улыбнулась. Я как могла ответила тем же, а после направилась к трибуне. Судорожно сжимаю руки в замок, чтобы унять дрожь в пальцах. — И так, мисс Скотт, обязуетесь ли вы говорить правду и только правду в присутствии присяжных и судьи? — Обязуюсь. — Отлично, — она бодро обошла своё место и направилась к моей трибуне с очень решительным видом. Женщина вынула из пипки несколько бумаг и протянула мне. Это были снимки руин той самой базы, где нас держал Джон. — Расскажите, мисс, как вас нашел ваш дядя? Вдох-выдох. Беспристрастна и спокойна, помнишь? — Как именно он о нас узнал, мне не известно. Мы с сестрой какое-то время гостили у мистера Старка, когда Джонатан пришел к нему в Башню и назвался братом моего отца. Когда это подтвердилось, я согласилась на его предложение поехать с ним. Мысленно вспоминаю момент, когда сердце подпрыгнуло от мысли, что нас нашел кто-то из семьи, и тут же ощущаю отвращение. Чёрт бы побрал этого… дядю. — Хорошо. В какой момент вы поняли, что ваш дядя замышляет что-то плохое? Я постаралась удержаться колкие комментарии. Серьезно? В какой момент? Ну, не знаю, может, когда подсыпал мне что-то, или, когда бил током? В такие мгновения я понимаю страсть Старка к сарказму. — Вечером накануне обещанной поездки он что-то подсыпал в кофе, после чего я уже очнулась в его лаборатории. Я сразу поняла, что происходит что-то дурное. Но поделать с этим ничего не могла. Что-то дурное… это была полная херня! Момент, который показал, каким опасным может быть безумие человека. Я стала сильнее сжимать пальцы под трибуной, так как дрожь только усиливалась от каждого вопроса прокурора. — Мисс Скотт, опишите, какой именно вред причинил вам Джонатан Скотт. Всё это время я смотрела куда-то сквозь пространство, больше сосредотачиваясь на мыслях. Но этот вопрос словно выбил меня из хрупкого равновесия. Я посмотрела на Крис, которая внимательно слушала меня всё это время. — Он, — слова будто застряли в горле, из-за чего пришлось их выталкивать с кашлем. — Он приказывал своим людям калечить меня на глазах младшей сестры. Меня били железными прутьями и били током. Это то, что я помню. Это то, что я бы хотела произнести вслух. Мне хотелось сказать максимально скупо и без лишнего описания. Воспоминания, которые хочется отчаянно забыть, но никогда не получится. — Мистер Скотт как-то аргументировал свои действия? Я замерла. Основной его аргумент — Крис, он хотел выудить из неё силу. Мы совершенно не обсуждали этот момент. Старк считал это заседание пустяковым, поэтому даже не заморачивался с адвокатами, и вот, всплыл весьма каверзный вопрос, который нам следовало предусмотреть. Конечно, вопрос можно было рассматривать по-разному, в свою пользу тоже. И всё же, я заметно напряглась. Запаниковав, я словила взгляд Старка, будто это был мой спасательный круг при утоплении. Мужчина был серьёзен и внимателен, не выражая никаких ухмылок. Он едва заметно покачал головой из стороны в сторону, что дало мне понять: действовать стоит критически осторожно, чтобы мне не начали задавать лишних вопросов о мотивах Джона. — Нет, к тому же я слабо всё помню, учитывая, что большую часть времени была без сознания. Тем временем Железный Человек наклонился к моей сестре и что-то яростно её шептал на ухо. Видимо, наспех поучал, как лучше говорить и отвечать, ведь к ней будет серьёзнее внимание, если она помнит больше деталей, чем я. — Отлично, спасибо мисс Скотт, — кивнула мне обвинительница, после чего дала знак, что я могу быть свободна. На ватных ногах я добрела до своей скамьи и с нескрываемым облегчением села обратно между Старком и Бартоном. В данной ситуации эти двое вселяли какое-то необъяснимое чувство безопасности. — Защита, у вас есть, что сказать? — услышала я голос судьи после выступления той крючконосой женщины-прокурора. Со своего места поднялся тощий мужчина с крошечными очками на переносице. Он выглядел старше, чем был на самом деле из-за чрезмерной сгорбленности. — Нет, ваше честь, защита воздерживается от комментария и ждёт третьего свидетеля, — прогнусавил адвокат. Внутри всё скукожилось. Слишком спокойное настроение этих двоих я заметила сразу, а эта самая обычная фраза теперь заставила меня насторожиться. Неужели они не планируют выстраивать защиту? Или же это какая-то тактика, чтобы в конце сбросить «бомбу»? Мне это уже не нравилось. — Обвинение вызывает для дачи показаний мисс Кристин Скотт. Мелкая неестественно ровно выпрямилась на скамейке и бросила панический взгляд на меня. Я не слышала, но была уверенна, что её сердечко колотиться, как у напуганного зайца. — Всё будет хорошо, просто отвечай на вопросы и всё, — произнесла я, как можно более спокойно и уверенно, — я рядом, можешь смотреть на меня. — И всё же, ты дальше, чем будет он, — она кивнула в сторону нашего дяди. Прежде, чем я успела что-то ответить на это, вклинился Бартон, который сидел ближе всего к ней. — Это не важно. Сейчас здесь мы, и прежде, чем что-то пойдёт не так, мы в два шага окажемся возле тебя, — произнёс лучник, перехватив Крис за обе руки, — ну же, покажи ему свой взгляд «гори в аду, урод». Сестра судорожно кивнула и встала со скамьи, направляясь к трибуне. Вряд ли у неё прибавилось решительности и смелости, но, искренне надеюсь, что присутствие меня и двух Мстителей окажет на неё успокаивающее действие. Рыженькая засеменила по узкому проходу прямо на то место, где пару минут назад стояла я. И точно так же перед ней принялась расхаживать женщина, задирая голову с кривым носом. — Обязуетесь ли вы говорить правду, мисс Скотт? — Обязуюсь. — Прекрасно, и так, начнём. По факту, прокурор спрашивала что-то, что мало имело отношение к нашему разбирательству — об успехах в учёбе, о занятости, об обеспечении. Впрочем, думаю, эти вопросы были из-за того, что Крис ещё не совершеннолетняя и её стоило «подготовить» к дальнейшим расспросам. Несколько раз звучали уточнения, подозревала ли она о чём-то или что-то в этом духе. Всё это время я неотрывно смотрела на неё, всем своим видом показывая, что она не одна. Взгляд сестры иногда блуждал по залу, но чаще замирал на мне. Наконец, прокурорша озвучила вопрос, который был задан мне несколько минут назад. — Опиши нам, пожалуйста, как именно Джонатан Скотт причинял тебе вред? Я невольно вздрогнула — с последним словом Крис переменилась в лице, она будто ощутила удар, но виду не подала. Мне сложно было понять, насколько травмирующими для неё были воспоминания о том вечере, но я абсолютно точно знала, что возвращаться в те моменты для Лисёнка было мучительно. — Дядя не причинял мне вред физический. И никто из его людей тоже, если не считать сильные хватки за руки, если я отказывалась идти, — помедлив, заговорила Крис, закусив губу. Она опустила взгляд, словно рассматривала что-то на своей трибуне. — Но он заставлял меня смотреть, как по его приказу пытают мою сестру, объясняя это тем, что хочет сделать меня сильной. Он говорил, кхм, он говорил, что стойкий духом тот, кто не может быть уязвимым через близких людей. Сестра говорила без запинок, лишь опуская глаза каждый раз. Но при этом, стояла прямо и никак не выдавала свой внутренний страх. Справа от меня послышался резкий хруст — повернувшись, увидела Старка, слишком сжимающего свои очки. Вещь безнадёжно треснула в руках мужчины, который сидела довольно расслаблено и почти вальяжно, но при этом смотрел всё время на маленькую девочку, которая рассказывала о своём худшем кошмаре наяву. — Спасибо, Кристин, ты можешь быть свободной, — кивнула ей прокурорша, а затем повернулась к судье. — Ваша честь, обвинение закончило своё выступление. У меня всё. — Я поняла вас, мисс МакГлен, — произнесла судья в мантии, которая возвышалась над всеми нами. Она повернулась в сторону Джонатана и посмотрела на его адвоката поверх своих очков. — И так, защита, у вас есть что добавить, прежде, чем суд присяжных удалиться на рассмотрение вердикта? — Да, ваша честь, начну с того, что… Остальную часть выступления мужчины я не слушала. Крис быстро прошла сквозь узкий проход и вернулась на скамью. — Ты молодец, мелкая, — улыбнулся ей Бартон, который пропустил её ближе ко мне, — отлично справилась. В этом он был прав. Едва Крис оказалась рядом, я заключила её в крепкие объятия, которые больше нужны были мне, чем ей. Она тут же придвинулась ближе, обхватывая меня за талию в ответ. Утыкаясь подбородком ей в макушку, поняла, что мне не о чем волноваться. Несмотря на любые выходки Джона, суд присяжных будет на стороне Крис. Выступление маленькой девочки, которая без единого всхлипа или слезы рассказывала о том, что ей пришлось пережить, покорило каждого. И это было главным — чтобы люди осознали, через что именно пришлось пройти нам с сестрой. — Думаете, ему дадут максимальный срок? — тихо пробормотала малая, глядя из-подо лба на Старка, который сосредоточено крутил в руках сломанные уже очки. — Посмотрим, — отрешенно ответил он, слушая внимательно выступление адвоката дяди. Я хотела что-то сказать ещё своей мелкой, но тут меня перебил тот самый тощий защитник Джонатана, который закончил свою речь. — Ваша честь, в конце мой клиент хотел бы сказать пару слов, прежде, чем суд присяжных примет решение. Это было вполне нормальной процедурой, но мне стало не по себе от мысли, что сейчас дадут слово этому человеку. Что, если он скажет что-то такое, что скомпрометирует Крис? Или выдаст в ней результат того самого эксперимента? Вместе с остальными я замерла, внимательно слушая Джонатана, который встал со стула и подошел к краю своей хилой решётки. Во весь рост можно было рассмотреть его внешний вид: с иголочки, идеально белая рубашка. Кажется, он не особо страдал всё это время, где бы он не находился. — Ваша честь, мой адвокат высказал всё верно, моя позиция была представлена точно и корректно, но кое-что я лично попросил его не озвучивать, а именно — чтобы это сделал я, — мужчина сделал драматическую паузу и стрельнул глазами в нашу с Крис сторону. Клянусь, я заметила озорной блеск в его глазах. — Я не собираюсь подавать на апелляцию в этом деле или опровергать через громкие суды решение, ведь в какой-то мере девочки правы — я разрушил их идеальный мир. Но прошу заметить, ваша честь, что выходить из зоны комфортно всегда болезненно, а именно это произошло с моими юными племянницами: они восприняли благо за зло. И это неудивительно, учитывая положение моей старшей племянницы. Джонатан умел красиво говорить, ох и умел. Именно поэтому его голос сейчас звучал участливо и максимально сопереживающее, будто он искренне проникся происходящим вокруг. И мне это уже не нравилось. — Дело в том, ваша честь, что Мэрилин с самого начала была рядом с Кристин и воспитывала её, в то время, когда я даже не знал о произошедшем с моим дорогим братом. Когда я всё узнал, моим первым порывом было найти девочек и предоставить им опеку. Разумеется, им это не понравилось, особенно Мэрилин. Он говорил слишком слажено и гладко. На подсознательном уровне я уже понимала, к чему клонит, но не могу до конца осознать. Насторожено вслушивалась, как уже третий раз Джонатан упоминает меня в неясном свете. — Вы сказали, учитывая положение вашей старшей племянницы, что это значит? — сурово спросила судья, глядя равнодушно на Скотта поверх своих очков. — И вопрос тут стоит не только о ваших племянницах, но и о незаконной деятельности. Джон деланно вздохнул и для полной театральщины ему не хватало ухватится за сердце. Помедлив, он снова заговорил. — Что ж, я ничего не могу поделать с тем, что в наше время считается преступлением попытка сделать какую-то область производства. Неудивительно, что возникло такое обвинение, в котором жертва выступает Мэрилин. Ваша честь, молодая девушка, которая едва сводит концы с концами, не трудоустроена официально и без каких-либо страховочных карт. Мэрилин асоциальна, и я искренне пытался понять это и принять. Но она посчитала, что не нуждается в моей помощи, отказываясь при этом отдавать мне ещё несовершеннолетнюю Крис. Думаю, она во многом подговорила девочку, и устроила весь этот цирк с похищениями и шумом вокруг этого. Я чуть было не задохнулась от возмущения. Ошарашено открыла рот, пытаясь осознать услышанное; у меня даже мысли не могли сформироваться в какие-то ругательства или проклятия в адрес этого козла. Он действительно открыто заявлял, что я недееспособна? Я?! Видимо, от переизбытка эмоций, я начала неосознанно подниматься со своего места с дико перекошенным лицом, так как через секунду ощущаю давление на своей руке. Это был Старк, который заметил мою неадекватную реакцию и тут же поспешил образумить. — Сядь. Не давай другим повод согласиться в его словах, — прошипел мне на ухо миллиардер, продолжая до побеления пальцев сжимать мою руку. — Но это же бред! — шикнула я в ответ, усевшись обратно на скамью. — Как он может вообще такое нести? То есть, неужели в это могут поверить? А как же весь тот ужас, что он творил? Вы же говорили, он вывозил тела грузовиками! Но Железный Человек больше ничего не сказал, а только внимательно слушал разворачивающийся спектакль вокруг. Я поняла, что у меня не было другого варианта, как последовать его примеру и дождаться окончания слушанья. — … было необходимо, — я стала прислушиваться. Сейчас Джонатан отвечал на вопрос судьи о том, как он может объяснить все эти ужасы с лабораторией, раз у него были только праведные мотивы. — То есть, да, это было незаконно держать ту лабораторию в собственных целях, но я хотел ускорить процесс исследования для получения гранта своей фирме. Девочки действительно были там, но то, что они видели — искажено стрессом и психологических манипуляциях старшей Скотт. Так что… в общем, у меня всё, — помедлив, он добавил тише: — Я хотел, как лучше, ваша честь, это ведь дети моего брата. Я не замечала того, что Старк продолжает держать меня за руку, и на этот раз это я сжимаю с силой его пальцы; я не замечала боли в губах, так как слишком сильно обкусывала тонкую кожу с них от волнения; я не замечала судорожный шепот Крис с другой сторону «вот урод», которая была в таком же шоке, что и я. Всё ушло на второй план, а основное внимание сосредоточилось на адвокате Джонатана, который взял снова слово после своего клиента. — Ваша честь, мы абсолютно и безоговорочно полагаемся на мудрое решение суда присяжных, именно поэтому параллельно подаём ходатайство по поводу признания Мэрилин Скотт недееспособным опекуном и передаче прав на опеку над Кристин Скотт моему клиенту. — Нет! Я не сразу поняла, что это был мой голос. Старк всё ещё удерживал, чтобы я не сорвалась с места, — а мне бы очень хотелось в три секунды оказаться рядом с этим жалким адвокатишкой и свернуть ему шею. Но внутренний крик не удалось сдержать, так как услышанное было моим самым большим кошмаром за всю жизнь. Именно этого я всегда боялась, когда меня признали опекуном сестры. Ведь в этом было одно большое последствие — Крис, которую с лёгкостью могли забрать в детский дом. — Порядок в зале! — прикрикнула судья, постукав деревянным молоточком по столу. — У вас всё, мистер Костелио? — Да, ваша честь. — И так, суд удаляется для принятия решения, перерыв на двадцать минут. И снова этот оглушительный стук, чёрт возьми. Присутствующие в зале стали медленно расходиться в сторону выхода. Присяжные вместе с судьей покинул зал через другой проход. Адвокат и Джонатан остались в зале суда, видимо, пока его не собирались выпускать из-за решётки на время заседания. Немного успокаивало то, что они достаточно далеко, чтобы подслушивать, или шепотом что-то доносить нам. Меня всю трясло, но больше меня выводило из себя то, что теперь приветливое выражение лица нашего дяди дало сбой. Теперь мне было проще разглядеть в его взгляде и едва заметной ухмылке очевидную угрозу для моей сестры. Я не смогу мыслить разумно, пока тут будет Крис. У меня возникло инстинктивное желание укрыть её подальше от всего этого. Я повернулась к лучнику. — Клинт, сможешь увести Крис отсюда? Дальше они просто озвучат решение, ей не обязательно быть тут. — Что? Нет, я останусь с тобой! Я встретилась взглядом с ним, а после и со Старком, судя по их виду, они разделяли мою идею. Когда в их молчании я нашла немую поддержку, повернулась к Лисёнку, которая явно была единственной негодующей в компании. — Послушай, его заявление даёт понять, что он не просто хочет отделаться легко, он хочет забрать тебя, — произнесла я, обхватив плечи сестры, — здание суда слишком ненадёжное, вдруг он уже захочет кого-то отправить за тобой. — Но ты ведь сама говорила, что это ему сейчас не на руку! — воскликнула мелкая. Бартон зашел ей за спину, ловко перехватив под локоток. — Это было до того, как адвокат заявил о ходатайстве, — мрачно ответила я. Судорожно целую девочку в щеку. — Малышка, пожалуйста, я не смогу мыслить трезво, если знаю, что ты в зоне риска. Давай сейчас ты прислушаешься ко мне, мм? Несколько секунд сердитого сопения. В глазах маленькой я на миг увидела бунтующую вспышку негодования, но она очень быстро погасла. Сестра раздраженно вздохнула, смахнув непослушные пряди волос со лба. — Ладно, ладно, возможно, в этом есть смысл. Я с облегчением выдохнула. Не то, чтобы мне её несогласие помешало бы сделать по-своему, но не стоило на людях лишний раз устраивать сцены. Клинт быстро скрылся в толпе вместе с Лисёнком. А я осталась в зале вместе со Старком и его телохранителем Хэппи. Наконец, можно было поддаться панике. — И так, какова вероятность, что суд признает его правоту? — спросила я у миллиардера, опираясь бёдрами на спинку скамеек. Зал почти опустел, из-за чего образовалось эхо. Мужчина сидел напротив меня, упираясь локтями в свои колени. — Они не заберут у тебя Крис прямо сейчас, если ты об этом, — уклончиво ответил он, не глядя на меня. И этот ответ мне вообще не понравился. — Сейчас не заберут? То есть, существует вероятность, что потом смогут? — ошарашено уточнила я, нервно продолжая обкусывать губу, из-за чего уже начала ощущать вкус крови. Старк устало выдохнул и, наконец, поднял взгляд на меня. Он выглядел крайне недовольным — не мною, а ситуацией в целом. — Слушай, мы же обсуждали, что ваш дядя вряд ли отпустит всю ситуацию и уйдёт с миром, это было вполне ожидаемо, — закатил глаза мой собеседник. Ему надело крутить в руках сломанный аксессуар, поэтому выбросил его в урну в углу дверей. Он снова повернулся ко мне и на этот раз с более сдержанным тоном, что было ему не всегда характерно. — Скотт, я тебя прошу, постарайся досидеть это слушанье спокойно. Не давай повод окружающим даже на долю секунды допускать мысль о том, что ваш дядя прав. Несколько секунд мы просто смотрели друг на друга. Он был прав, чертовски прав, как бы мне этого не хотелось признавать. И я ощущала себя чертовски глупо и беспомощно в этом всём. Возможно, Тони и хотел что-то добавить, но не стал. Да и я тоже не очень горела желанием что-то говорить. Мысли были слишком хаотично разбросаны, чтобы вести какой-то цельный диалог. Перерыв перед оглашением решения закончился слишком быстро. Людей вернулось в зал значительно меньше, но в целом всеобщее напряжение осталось. Через другой вход на свои места пришли присяжные и сама судья. Я села обратно рядом с миллиардером, а с другой стороны возле меня оказался Хоган. — Напоминаю присутствующим, что сегодня двадцать первого числа рассматривается дело Джонатана Ли Скотта, которому выдвигают подозрение в несанкционированных генетических экспериментах, а также в жестоком обращении с собственными племянницами Мэрилин и Кристин Скотт, — судья громко и почти торжественно ужарила молотком по столу. Взглянув на всех присутствующих поверх своих очков, она сделала едва заметный жест рукой, чтобы ей принесли документ с решением присяжных. — И так, суд присяжных постановил: перевести Джонатана Ли Скотта в статус обвиняемого в деле о в несанкционированных генетических экспериментах, а также оставить подозреваемым в жестоком обращении с указанными выше особами. Так же суд постановил принять ходатайство о прошении в передаче опеки для дальнейшего расследования всех обстоятельств. До окончания разбирательств наложить запрет подозреваемому на приближение к Мэрилин и Кристин Скотт ближе, чем на четыреста метров. Апелляцию можно подать в течении недели до седьмого числа включительно. Защита и обвинение ещё пару минут обменивались документами и какими-то организационными вопросами, из зала постепенно все уходили. Несколько представителей конвоя направились, чтобы открыть клетку Джонатана. Я пристально следила за их действиями, глядя на то, как его выпускают из-за решетки. Это была катастрофа. Джон запустил мощный механизм, который уже не остановить. И весь мой страх был основан на том, что по факту шансы у него есть. Я по-прежнему остаюсь девчонкой без работы и учёбы. И если у обычных людей прогрессирует движение социального лифта, то мой явно сорвался и летит в подвал… Я послушно поплелась следом за Старком и Хэппи. Снаружи было слышно гул журналистов, где-то там в машине уже ждут Крис с Бартоном. И вдруг мне стало до жути страшно видеть её. Не то, чтобы страшно, но… прийти и услышать ожидаемый вопрос «ну что там?» мне не хотелось, так как придётся отвечать по факту — Джонатан намерен забрать у меня сестру. Дышать стало тяжело, а внутри живота завязался тугой узел из стыда и паники. А может так и начинаются панические атаки? — Мерлин? Перед глазами появилось лицо Старка, который с удивлением уставился на меня, облокотившуюся на стену посреди коридора. — Он хочет отнять её, — прошептала я, буквально кожей ощущая масштаб надвигающегося дерьма, — всё только начинается. Он только начал. Можно ли потерять сознание от переизбытка чувств и эмоций? Мой собеседник ловко перехватил меня за плечи, тряхнув с силой так, что я гулко стукнулась затылком о стену. — О, нет, нет, нет, Скотт, сначала вернёмся в машину, а потом ты начнешь впадать в шекспировскую драму, — на выдохе сухо произнёс Железный Человек. — Обсудим всё позже, в спокойной обстановке и с виски. Я вяло кивнула и зашагала следом, хотя про себя лишь устало вздохнула. Он не понимает. Никто не понимает. После смерти родителей Крис стала моим спасательным кругом в мире, который внезапно рухнул. Забота о ней делала меня лучше. Потерять её означает потерять частичку себя. Терял ли кого-то Старк? Думаю, что да, ведь каждый человек имеет за спиной какие-то утраты. Но сомневаюсь, что ему приходилось быть в схожей ситуации, где буквально мир вращается вокруг родного человека, который и есть вся твоя семья. До машины мы добирались молча. На мою удачу никто не расспрашивал сразу о том, что случилось. Возможно, Бартон и Крис увидели наши выражения лиц и поняли, что стоит дождаться лучшего момента, а не выпытывать всё и сразу. *** Место, где мы остановимся на ближайшие пару дней, было в самом центре города. А именно, нас привезли в люксовый небоскрёб, где один из пентхаусов снял Старк в качестве гостевого жилья. Нас быстро провели в новые апартаменты, куда уже были доставлены многие наши вещи. — Мне здесь уже нравится, — хмыкнул Бартон, когда нашел бар на кухне. Решение обсудить всё позже было довольно уместным. Я успела принять душ и немного разобраться с мыслями, пока стояла под горячей водой. Ладно, я в дерьме. Застряла глубоко, как и в прошлые разы. Но в отличие от тогда, сейчас у меня есть кто-то, кто протягивает палку, чтобы я не просто держалась на плаву, а, чтобы я выбралась. Так может, не стоит видеть всё в таком тусклом свете? Крис сосредоточенно разбиралась с новыми приложениями, которые ей на телефон установил Джарвис. Стиха наблюдая за ней, мысленно поняла, что не позволю кому-то или чем-то отнять у неё эту беззаботность в той мере, что есть сейчас. На кухне о чём-то тихо переговаривались лучник с миллиардером. Я направилась к ним за барную стойку. Бартон сразу ловко налил и в мой стакан. — Ну, а теперь рассказывайте, что решил суд. А то мелкая успела меня подзаеб… — лучник резко осёкся, едва следом за мной прискакала Крис, которая уселась рядом со мной на высоком стуле. — Кхм, то есть, надоела со своими расспросами. Итак, насколько всё плохо? Я молча потянулась за своим стаканом и коротко махнула рукой в сторону Старка, давая ему полномочия говорить всё самому. Мне пока сложно было собрать мысли в кучу, чтобы звучало конструктивно и логично. — Джонатан хочет забрать Крис, — тут же выпалил Железный Человек, не церемонясь лишний раз. — Он подаёт ходатайство о том, чтобы суд пересмотрел решение об опеке. Повисло тяжелое молчание, которое нарушалось только моим намеренно громким сёрбаньем. — Любопытно, — пробормотал лучник, покручивая в руках стакан с бурбоном. — А что на счёт его деятельности? — Его сделали обвиняемым в тех экспериментах, — продолжил миллиардер. — Но, что касательно девочек, оставили подозреваемым. Лучник сокрушенно покачал головой. — Слишком сложно, может мы просто уберём по-тихому этого гада, и всё? — Я бы сама это с радостью сделала, — сухо произнесла я, наконец, встревая в разговор, — но он уже запустил механизм. Обвинение выдвигают официальные власти, а значит, они подключат органы опеки. А с таким раскладом, даже если Джонатан умрёт, к нам внимание не исчезнет. Лисёнок подлезла ближе ко мне, облокачиваясь головой на моё плечо. — Почему бы им просто не выслушать меня о том, что ты мировая сестра и получше всяких дядей? Я приобняла её свободной рукой, поглаживая по спине. Мы обе прекрасно понимали, что это так не работает, но я лишний раз порадовалась её поддержке. — Главное, не показывай им то видео, где Тор тебя подкидывает, — хохотнул Старк. — В умелых руках милое архивное воспоминание превратиться в компромат для заголовков «Девушка сошла с ума и отдала младшую сестру в жертву скандинавскому богу». Мужчина уткнулся в свой телефон, который время от времени разрывался от входящих сообщений. Помедлив, он допил залпом свой бурбон и встал с места. — Ты уходишь? — спросил Клинт. — Да, надо всё-таки закончить свои акционерские дела, которые были моей изначальной целью приезда, — кивнул Железный Человек, снимая со спинки стула свой пиджак. Он бегло подмигнул сестре. — Будьте добры, не разнесите тут всё, у меня было в планах ещё останавливаться тут в следующие разы. — Попроси, чтобы нам принесли дартс, и никто не пострадает, — тут же ответила мелкая, на что Старк только закатил глаза и что-то невнятное пробубнил себе под нос. Но не смотря на ворчливое настроение, дартс нам всё же привезли позже. Надо сказать, сначала я сомневалась в том, что это будет хорошей затеей, но под конец дня игра себя оправдала. Мы развлекались тем, что Крис придумывала разные мишени, а мы с Бартоном соревновались, кто сможет лучше попасть в цель. И тут надо отметить, я с лучником держалась на равных, хотя моё зрение во многом превосходит его, учитывая особенность от препаратов. К тому же, радости немерено было у самой мелкой, так как она с необычайным энтузиазмом подходила к выбору того, что на этот раз станет жертвой разноцветных дротиков. Клинт был не самым эмпатичным человеком, или же попросту скрывал это. Но в любом случае, он не проявлял никаких сожалеющих жестов в нашу с Крис сторону, не выглядел так, будто хочет поговорить как психолог с клиентом. И я была благодарна за это, ведь пока мы глупо развлекались в номере, я разрешила себе отпустить дурные мысли о Джонатане. К ним всегда ведь можно вернутся, так почему бы пока не отдохнуть, прежде, чем снова вариться мысленно в том дерьме? Все мои тревоги и страхи снова вернулись к вечеру, когда Клинт устроился на диване и дремал в полглаза, а Крис давно уже дрыхла в комнате. Это было самое гадское ощущение: именно сейчас всё нормально, но внутреннее чувство незавершенности и какой-то угрозы не давали общего покоя. Я домыла голову и выходила из ванной, когда увидела светящейся экран телефона. Нахмурившись, увидела несколько непрочитанных сообщений. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, от кого это. «Слышал об исходе слушания. Ты в порядке?» Какое-то время я уставилась на свой телефон, не зная, что ответить Роджерсу на этот вопрос. Иногда мне самой было интересно знать ответ, в порядке ли я.

«Насколько это возможно при сложившейся ситуации. От кого узнал?»

«От Старка. Он написал после заседания» Я хмыкнула про себя. Вот и его срочные дела, которые он строчил в сообщениях, пока мы возвращались из суда в отель. Тут же последовало ещё одно сообщение: «У него ничего не выйдет, слишком шаткое его положение» Не сдержалась от подавленного вздоха. Это все мне говорили, включая саму Крис, но проблема была в том, что все эти утверждения не заставляли меня чувствовать себя спокойно. То, что по идее Джонатан слишком виновен, не означает, что его обвинят по всем фронтам и оставят в покое меня с сестрой. «И тем не менее он пытается, пытается забрать у меня Крис. Он так просто не уступит» «Просто думай о том, что на этот раз у вас есть люди, которые смогут оказать поддержку и защиту. Пускай эта мысль будет твоей движущей» Что тут скажешь, он был прав. И не знаю, раздражало ли меня это или успокаивало. Но в любом случае, внутри появилось глухое чувство тех самых бабочек, когда Стив написал. За последние несколько часов я и забыла, что накануне произошло много всякого приятного. Подумав немного, я быстро напечатала новое сообщение.

«Не знаю, планировал ли ты кому-то говорить, но Старк безнадежно раскусил нас, и теперь даже Бартон знает, что у нас было свидание»

Я уселась по-турецки на пол, нервно покусывая пальцы время от времени. Как и со всеми бывает, невольно задумалась о какой ерунде вроде: а что, если это выбесит парня? Или он вообще относится теперь к этом более прохладно? А что, если я просто себе слишком сильно всё придумываю? «Кажется, из нас не самые удачные конспираторы получились. Предлагаю больше не пробовать» Что ж, такое предложение мне нравилось. В коридоре послышался шорох. Я отбросила телефон и вышла в зал, ожидая увидеть пьяного Старка. На часах было давно уже за час ночи, и я была уверена, что всё это время Железный Человек в привычной для себя среде тусовок и веселья. Я тихо остановилась в дверном проёме, наблюдая за мужчиной, который передвигался вполне нормально. Он бросил ключи на тумбу при входе, спокойно разделся и не было совершенно ничего такого, что могло бы указывать на его нетрезвое состояние. — Чёрт, Скотт! Миллиардер резко дёрнулся, едва обернулся и увидел справа безмолвную меня, хотя я даже не собиралась его пугать. — Я думала, Мстители более внимательны, — хмыкнула я, всё же ощутив толику удовольствия от того, что немного испугала Старка. — На твоём месте я бы задумался, почему я дёргаюсь от тебя даже в кромешной темноте, — буркнул тот, снимая свой пиджак. — Прежде, чем ты начнешь возмущаться, прими во внимание, что у меня был сложный день, мне необходимо на кого-то выплеснуть это, — он кивнул в сторону бара. — Выпьешь? Я ничего не ответила, а только молча направилась к бару, всё ещё сердито глядя на Старка. Ему никогда не надоедает издеваться надо мной. Он ловко достал стаканы и полупустую бутылку с виски или чем-то вроде того. Быстро разлив алкоголь по ёмкостям, миллиардер легонько цокнулся о мой стакан и залпом выпил свою порцию. Какое-то время мы сидели молча, время от времени нарушая общую тишину звоном бутылки и стаканов. Я достала из холодильника сыр и фрукты, что остались. И было вполне нормально. То есть, мы иногда переглядывались, но при этом никто не проронил и слова. Будто нам это и не надо было. Я невольно вздрогнула, когда Старк громко прокашлялся, от чего эхо даже пошло дальше по залу. — Мэрилин, ты абсолютно права, когда нервничаешь из-за Джонатана. Он действительно делает решительные шаги, чтобы забрать опеку над Крис. Кусок сыра так и застрял поперёк горла. И так, титаническими усилиями, с помощью дурацкого дартса и сообщений Америки, мне удалось успокоится и, хотя бы один вечер не заморачиваться. Но почему-то мой собеседник решил, что это слишком просто для меня. — Да, я уже поняла это, — с трудом произнесла я, не переставая смотреть вопросительно на Старка. Такая тема для вечернего разговора была очень неожиданной. Мужчина снова налил себе выпить, пока я ещё не допила предыдущую свою порцию. Он бегло взглянул на меня из-подо лба. — Мне важно, чтобы ты поняла, что при этом у тебя есть те, кто помогут с этим разобраться. Это я уже слышала от Стива, да и Крис мне об этом напоминала. Пожалуй, тот факт, что Старк вообще заговорил об этом, только усугубляет моё беспокойство. — Хочешь сказать, мы уже начали оборону? — я попыталась изобразить небрежный смешок, но получилось больше истеричный. — Нет, но это уже близко, — Старк откинулась на стуле и устало потёр глаза. Он тихо заговорил, не глядя на меня: — На встрече, куда я поехал в конце вечера, был и тот адвокат Джонатана. Мы перекинулись парой слов, из чего я могу сделать вывод: он так просто не сдастся. Я резко схватила стакан и залпом осушила остаток алкоголя. Горло тут же обожгло, а на глаза навернулись слёзы от крепости напитка. — Ты так говоришь, потому что это заведомо проигрышное дело для меня? — спросила я, стараясь сделать так, чтобы мой голос не срывался. — Да нет, Скотт, я это говорю, чтобы ты понимала: ваш дядя не из простых смертных, он тот ещё урод, который имеет свои связи и будет играть грязно. И в ответ на его выпады нужно играть точно так же грязно, — помедлив, мужчина отставил свой стакан и внимательно посмотрел на меня. — Я просто заранее предупреждаю тебя о том, что мы сделаем всё, чтобы вас уберечь, но это вот «всё» не всегда хорошие и честные поступки. Меня не на шутку напугал этот разговор. Я внимательно рассматривала Старка, и мне бы искренне хотелось найти намёк на шутку или какой-то сарказм в его лице. Но нет, он был предельно серьёзен. А предельно серьёзный Железный Человек — это уже что-то масштабное. Спустя пару секунд до меня только дошло — уже какое-то время миллиардер внимательно рассматривал меня в тусклом свете кухонной вытяжки. — Кхм, думаю мне не стоит говорить о готовности к любым поступкам, учитывая, что я согласилась работать киллером, чтобы обеспечить сестру, — пробормотала я, поспешно отводя взгляд в сторону. На миг кухонная плитка показалась мне невероятно интересной. — Да уж, что это я, — уже менее мрачно произнёс Старк, попутно хмыкнув. Его голос заметно оттаял. Мужчина грустно покачал бутылку, убедившись, что там уже почти ничего не осталось. — Что ж, кажется, это намёк, что пора уже идти спать. В конце концов, завтра придётся вас развлекать полдня до отлёта. Я с удивлением зыркнула на своего собеседника, заинтересовавшись последними словами. — Развлекать? — Ну да, я же обещал, ещё задолго до всего этого, — миллиардер рассеяно повёл рукой, — так что, придется тебе завтра вытерпеть мою компанию несколько часов подряд. Считай, это авансом на следующую неделю. Что ж, тут я не смогла сдержать улыбки. Несмотря на довольно небрежный тон, было не трудно догадаться, что на самом деле Железный Человек сам будет рад провести это время с нами. Думаю, он уже предвкушает счастливые возгласы моей сестры. Он уже встал из-за стола и направился к себе, пока я ещё осталась сидеть на кухне. — Эй, Старк. — Да? — Эм, спасибо, за то, что ты делаешь, — запинаясь, скороговоркой сказала я. — За то, что согласился быть моим юридическим представителем. Не секрет, что в его распоряжении было много людей, которым он с лёгкостью мог перепоручить всё это. И всё же, вот мы где, без всяких посторонних людей. Я действительно была искренне благодарна за это. — Осторожнее, Мерлин, слишком много хорошего в мой адрес от тебя за последнее время, — хмыкнул Тони, и я заметила, как на его губах появилась искренняя улыбка, которая быстро превратилась в саркастичную ухмылку. — Я могу и привыкнуть. С этими словами он закрыл за собой двери, оставив меня наедине со своими мыслями. И на этот раз, вместо беспокойство, несмотря на специфический разговор на ночь, я ощущала спокойствие, которым я так дорожила в свете последних событий. Как я уже говорила, этот человек был самым странным из всех, кого я знала.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты