FUCKING PERFEKT

Смешанная
NC-17
Завершён
4
автор
Размер:
287 страниц, 10 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 9. Герцог Корнуоллский.

Настройки текста
Три года спустя. Эйдон. Вероника. …Позавчера мы с Робертом ужасно поссорились и, как мне кажется, наговорили друг другу слишком много ненужного и обидного для обоих. А началось всё, в общем-то с мелочи – он, как обычно, в ультимативной форме, объявил, что мы все через месяц должны перебраться в его новый замок – Виндзор, который наш новый король Генрих переименовал специально для своего единственного племянника в маркизет. Так что теперь я – маркиза Виндзорская, но мне от этого ничуть не легче! Мой муж как презирал меня, так и презирает! И ему наплевать на мои чувства, он требует от меня ещё ребёнка, но Бог почему-то не даёт его нам… Почти год, чуть ли не с самого рождения нашего третьего ребёнка – Ричарда – я не видела своего мужа! Он просто бросил меня с детьми в Эйдоне и ускакал со своим мерзким камердинером и небольшим отрядом италских рыцарей на коронацию своего дяди Генриха (которая готовилась почти два года после смерти Эдуарда!), оставив, как он выразился, под присмотром миссис Маршалл, этой старой изворотливой крысы, готовой на всё, лишь бы Роберт «не гневался»! Вернулся он всего месяц назад, в тот же вечер устроил величайший скандал прислуге – опять всё у него не так! Его золотистые лучики метались всюду, они били, жалили, душили всё живое, что встречалось на их пути! Господи, за этот год он изменился, страшно изменился… Нет! Внешне он всё так же невероятно прекрасен, но его душа… Что с ней стало? А ещё следы чужой женской ауры! Её ауры… Я, конечно, не надеялась, что он будет хранить мне верность, но ЭТА женщина явно не из разряда «моя коллекция», как ранее утверждал он! С ней у него что-то более глубокое… От осознания того, что мой любимый муж, отец моих детей, не просто не верен мне, а даже не любит меня, я расплакалась, чем разозлила его ещё больше: - Прекрати разводить сырость! – чуть ли не с ненавистью выплюнул он мне в лицо, по прибытию чуть ли не с порога, - И почему я до сих пор не увидел собственных детей? Где моя куколка Эви? Чем занят Эдвард? Как растёт Ричард? Надо же - вспомнил о детях! О, мой Бог, дай мне сил и смирения! Я кое как справилась с непрошенными слезами и ответила ему: - Не сердись, дорогой, уже поздно, дети давно уже спят. Они здоровы, не волнуйся! Эдвард и Эви хотели дождаться тебя, но миссис Маршалл велела им идти спать буквально за час до твоего приезда! А малыш Ричард, - я улыбнулась, вспомнив, какой у меня красивый младший сынок, вылитый отец! Мне есть, чем гордиться! – Он только начинает говорить, он слишком мал! - Я хочу видеть своих детей, женщина! – голос Роберта всё ещё был сердит, но глаза значительно потеплели, - Лари! – позвал он своего камердинера, - Принеси мне то, что я приготовил моим детям! Камердинер поклонился и быстро удалился наверх. И почему я так не люблю этого Лари? Он такими глазами смотрит на моего мужа, что я просто ревную… Роберт первым делом зашёл в комнату Эвелины. Он встал на колени перед дочкиной кроваткой, положил голову на подушку рядом с её головкой и долго внимательно смотрел на спящую девочку, потом вздохнул, легко и очень нежно коснулся губами её лобика и подал знак Лари. Камердинер подал ему шкатулку, Роберт открыл её, вытащил из неё чудесную маленькую диадему, осторожно положил её у изголовья кровати и только после этого поднялся с колен. Потом он лично разложил на стульчике новое голубое платье, сшитое явно самыми лучшими лондонскими портнихами, прекрасное платье, достойное маленького Ангела, коим и является наша маленькая доченька! Я знаю, она мечтала именно о таком, я сама под её диктовку писала мужу, чтобы он привёз ей его! Господи, как же он любит нашу дочь! Его аура буквально светится, когда он смотрит на Эви! Но мне страшно – любовь Роберта может быть хуже ненависти – я так думаю…Нет, в этом я уверена! Его любовь несёт разрушение! - У меня самая прекрасная дочь на свете! – с нежной улыбкой сказал он, когда мы вышли из комнаты дочки, - Спасибо, Вероника! Потом мы зашли к Эдварду. Там Роберт был более сдержан, он всего лишь осторожно поправил одеялко, осторожно же погладил волосики мальчика и поцеловал его в лобик. Эдварду он оставил в качестве подарка большой ящик с раскрашенными разными цветами разнокалиберными кубиками и настоящий, только маленький, плащ рыцаря-крестоносца. Мне кажется, наш малыш будет бесконечно счастлив таким подаркам! - Мы должны научить Эдварда созидать и защищать, дорогая моя, - настроение моего мужа улучшалось с каждой минутой, - А теперь – Ричард! Наш «золотой» мальчик! Что-то меня насторожило в его словах, но я была так рада тому, что Роберт перестал сердиться, что не придала этим словам особого значения, а повела его в детскую Риччи. Войдя в комнату, Роберт первым делом взял в руку свечу и с ней подошёл к спящему младенцу. Он очень внимательно вглядывался в детское личико. Я заглянула в его глаза и сердце моё невольно сжалось от непонятного предчувствия! Роберт с такой жадностью смотрел на мальчика, в его глазах был неподдельный восторг! Ещё бы – Ричард – точная копия своего отца! С годами он станет таким же невероятно красивым мужчиной, как Роберт! И остаётся только молиться, чтобы не таким жестоким и порочным… Хотя, мальчик уже проявляет недюжинное упрямство и склонен добиваться своего любыми способами! Малышу Роберт оставил в подарок деревянную лошадку на колёсиках с мягким сиденьем, расшитым золотом. Перед уходом Роберт также осторожно тронул губами маленький бледный лобик сына. - К Ричарду надо будет приставить строгого гувернёра, - сказал он, выйдя из детской. - Он ещё слишком мал, - попыталась сказать я. - Он мой сын и мне решать – мал он или нет! – сказал, как отрезал, - Ты свободен до утра, Лари! – камердинер поклонился и быстрым шагом покинул нас. Мы остались наедине… - Надеюсь, моя комната убиралась должным образом? – спросил Роберт с хитроватой ухмылочкой, - Не желаешь помочь мужу помыться после дороги? Я, конечно, согласилась, но мне было обидно – он привёз подарки детям, а мне? Я не заслужила? Я вообще для него никто? Как же я было не права! Мой красавчик приготовил для меня сюрприз в своей комнате! Господи! Я даже представить себе не могла, что существуют такие прекрасные вещи! Он подарил мне три платья, каждое из которых было достойно королевы, не меньше! А любить друг друга в узкой скользкой ванной, наполненной ароматной тёплой водой оказалось просто сказочным. Мой муж, как всегда, оказался полон чудесных фантазий… - Теперь ты не просто графиня Эйдон, леди Вероника Виндзор! – сообщил он мне, когда я уже старательно обтирала его мокрое тело, - Ты племянница Его Величества и жена маркиза Виндзорского! – и счастливо рассмеялся, - Через каких-то полгода я стану герцогом Корнуоллским! – я застыла, - Вероника, ты слышишь меня? - я вздрогнула от непонятного предчувствия надвигающейся беды, - Ты – жена самого богатого и влиятельного лорда Королевства! Ты даже представить себе не можешь, до чего прекрасен замок Виндзор! А его земли! Это просто чудо! – я почувствовала, как слезами наполняются глаза, нет, только бы не расплакаться! Я, кажется, знаю, к чему он клонит… - Земли Эйдона тоже весьма не дурны, - еле выговорила я. Роберт рассмеялся, как мальчишка, подхватил меня на руки и закружил по комнате: - Дядя Генри подтвердил своё королевское завещание на Ричарда! – с восторгом выпалил он самое страшное из возможного для меня… И я заплакала… Я больше не могла сдержать слёз ужаса! Я знала, что Роберт стремится далеко не к Божественному Промыслу, но что он планомерно готовит ту же участь собственным детям? - Дурочка! – продолжал улыбаться мой красавчик-муж, принявший мои слёзы отчаяния за слёзы радости, - Ты первая, кому позволено носить вот это! – он приподнял одно из платьев, под ним лежала толстая золотая цепь с крупным гербом, - У Виндзора свой собственный герб! Ты понимаешь, что это означает? – понимаю, дорогой мой, но мне от этого ещё хуже! – Наследник этого маркизета тоже имеет право на Престол! Мои потомки в любом случае займут надлежащее им по праву рождения место! Господи, да он на самом деле сумасшедший! Мой муж не нормальный, свихнувшийся параноик! Но я всё равно люблю его, так, может, моей любви хватит на то, чтобы хоть чуть-чуть облегчить его мятущуюся больную душу? … А через пять дней Роберт уехал. Опять уехал к ней – к этой своей женщине. Правда, вернулся довольно быстро – всего через три дня и до вчерашнего дня был со мной, но позавчерашний скандал опять перечеркнул всё хорошее, что между нами наметилось… Роберт лёгким движением скинул прямо на пол камзол: - Ты бы видела, как эти мерзкие твари, которые спали и видели меня мёртвым, ползали у моих ног в надежде на моё внимание! – кривенько усмехнулся он, - Мы с Оксфордом неплохо развлеклись! Я подняла брошенную на пол вещь, положила её на кресло, но мне страшно представить это его «хорошо развлеклись», хотя, граф Оксфорд мне всегда казался вполне вменяемым и благородным мужчиной… - У Тома и Сиены весной родился сын, наследник! - неожиданно сообщил мне Роберт, - И мы сразу подписали брачный контракт. Через тринадцать лет Эви станет молодой графиней Оксфорд! Это будет прекрасный во всех отношениях брак! И очень выгодный для наших семей! - Зачем ты это сделал? – не сдержалась я, - А если девочка встретит мужчину, которого полюбит?! - Идиотка! – зашипел Роберт на меня и с силой оттолкнул от себя, - Ты была дурой, ей и останешься! Какая, к чертям, любовь? Где ты её хоть раз видела? Секс, деньги и власть! Вот три кита, на которых стоит, стояло и будет стоять любое государство! И не смей внушать моей девочке свои романтические бредни! Ей предстоит жить не в сказке, а среди вполне реальных ублюдков так называемого Высшего Света! И не трогай мои вещи, их уберёт Лари! Тёплые лучики стали ледяными канатами, плотно сдавливающими моё несчастное измученное тело и больно впивающимися с мою израненную душу… Зачем я это ему сказала? Уж лучше бы промолчала… Роберт молча завалился в постель, сразу откатился к краю и закинул руки под голову, явно демонстрируя мне своё великолепное тело и лицо. Лицо совершенно чужого человека, незнакомца… Господи! Святая Дева Мария! Да мой муж – истинное чудовище! Я перекрестилась и тихонько прилегла на свой край кровати. Не удивлюсь, если сегодняшний наш разговор он надолго запомнит, и это будет не в мою пользу… Да что же ты за человек-то такой, Роберт?! Бог щедро наделил тебя – ты необыкновенно красив, баснословно богат, умён, но холоден! Холоден ко всем и каждому, посмевшему тебе сказать или сделать наперекор! Неожиданно вспомнился последний визит в Эйдон тогда ещё герцога Ланкастера, который был в аккурат после рождения Ричарда. Я случайно проходила мимо слегка приоткрытой двери кабинета Роберта, и с удивлением увидела странную картину: мой муж сидел в глубоком кресле, а его дядя носился перед ним, отчаянно жестикулируя и что-то ворча… А ведь до коронации оставалась всего пара недель… Потом будущий король остановился и громко сказал: - Ты прав! Ты, чёрт тебя побери, как всегда, прав, Роберт! Но если ты откажешься от предложения Франции, я, клянусь честью, сделаю всё, о чём мы с тобой устно договаривались! - Мне нужны письменные подтверждения, - усмехнулся Роберт, - Кровное родство, как ты сам не раз говаривал, не так сильно, как чернильное! О чём это они? Подумала я тогда, а сейчас я всё поняла – мой муж сразу, как только родился наш Ричард, продал его будущее своему дяде! Точнее – своему самолюбию! А чего я, собственно, сейчас удивляюсь? Он никогда не говорил, что любит меня, но постоянно твердил, что ему нужны дети, много детей! И, как я теперь понимаю, для каждого у него подготовлена роль в этом его сумасшедшем мире! Господи, не дай ему испортить ангельские души наших детей! Огради их!!! - Через месяц мы переезжаем в Виндзор, - услышала я его мягкий голос и вздрогнула от неожиданности. - Что? – переспросила я. - Через месяц мы с тобой должны быть при Дворе Его Величества, Вероника, так тебе понятнее? – яд так и сочился из его слов. - Понятнее, - согласилась я, - Но я не хочу уезжать из Эйдона… Оставь меня тут, а сам поезжай, куда там тебе надо. - В таком случае, ты останешься, а я с детьми уеду! Я даже подскочила! Да как он смеет отбирать у меня детей?! - Что? – он с откровенной усмешкой смотрел на меня, - Заметь, я не отправляю тебя, как непослушную жену, в монастырь, я честно предложил тебе переехать в Виндзор, ты отказалась, ты вольна собой распоряжаться, а за наших детей решаю я! И я решил – они должны расти там, где им предстоит прожить всю свою жизнь! - Ты этого не сделаешь, - прошептала я с сомнением, ну как такой красивый человек может быть таким мерзавцем? - Сделаю, Вероника, - он презрительно ухмыльнулся, - И я забыл тебе сказать, ты располнела, я, конечно, люблю полных женщин, но талия всё же должна присутствовать, знаешь ли! На это хамство я просто не нашлась, что и ответить! Да как он смеет? Я с трудом, но пережила то, что в Эйдоне осталась Мара, с которой он так и продолжает иногда зажиматься, с этой толстой коровой! У Мары, значит, есть талия, а у меня – нет?! - Вон из моей комнаты! – это всё, что я смогла выдавить из себя. Он, как всё равно ждал этого, легко поднялся, подхватил свою одежду: - Где-то я это уже слышал, и не один раз! – насмешливо выговорил он, - Не волнуйся, всего месяц, и я избавлю тебя от своего присутствия навсегда! – дверь за ним с шумом захлопнулась и наступила гулкая тишина, в которой я слышала только лёгкое потрескивание дров в камине… Я бессильно упала на подушки – зачем? Зачем я опять попыталась пойти ему наперекор? Что теперь станется с моими детьми? Без меня он их точно погубит! Придётся завтра же просить его взять меня с собой в Лондон… Я проплакала до рассвета, потом всё же нашла в себе силы – умылась и уже собралась позвать Пейдж, чтобы она помогла мне одеться, как услышала с улицы шум. Я выглянула в окно. Только не это! Мой Роберт, как всегда бодрый, свежий и безумно красивый, гарцевал на своём белоснежном коне перед миссис Маршал и ещё кем-то из его доверенных слуг, он явно раздавал указания… А потом он ускакал, а за ним и его Лари… Остаётся надеяться, что он вернётся к вечеру? Он не вернулся ни к вечеру, ни ночью… А под утро мне приснился жуткий сон – Роберт скачет через то самое поле, на котором я впервые увидела его, а из лесочка выскакивает кто-то с надвинутым на лицо капюшоне, этот кто-то несётся прямо на моего мужа… Они на краткий миг съезжаются. Незнакомец продолжает свой путь, а Роберт падает с Нортуга и в его правом боку торчит рукоятка кинжала! Я проснулась в холодном поту! Надо срочно спасать его! Я должна быть рядом с ним, если нас будет двое – незнакомец точно не посмеет напасть! Но ехать в этот коттедж, где он встречается с этой женщиной? Нет, это выше моих сил! Никуда я не поеду! И я дала себе слово забыть свой глупый сон. Уже почти полдень… В моём сне Роберта убили где-то через четыре часа… Я посмотрела на Эдварда, с восторгом складывающего в длинную пёструю полосочку кубики на полу… Эби, со смехом рушащую то, что пытается построить брат… Ричард на лошадке… Ричард! РОБЕРТ!!! Я чуть ли не бегом выскочила из замка: - Питер! – крикнула я, - Запрягай Мерлина, я хочу прогуляться верхом! Не обращая внимания на сердитое ворчание миссис Маршалл, я всё же взгромоздилась в седло. Как же давно я не ездила верхом! На последок, уже выезжая за ворота, я неожиданно для себя увидела на пороге Мару, она перекрестила меня и сразу убежала обратно. Странная она всё же женщина, моя кухарка – по идее, она должна ненавидеть меня, а она – перекрестила меня на дорожку… - Мерлин, ну, чуточку быстрее, я прошу тебя! – упрашивала я своего коня, когда мы с ним пересекали этот огромный луг, на котором я впервые увидела своего будущего мужа. Он часто тут проезжает – я прямо вижу дорожку, усыпанную его золотистыми паутинками. Очень печально – по всему выходит, что эта женщина, Нэнси О*Нил, ему куда дороже меня… Вот и коттедж, к которому я стремилась. Я остановила коня. Подождать его тут? А что, если он не выйдет оттуда сегодня? Но войти в дом, где он изменяет мне со своей любовницей? Я истово перекрестилась. Господи, помоги мне, укрепи меня, дай мне сил! Я ещё раз глубоко вдохнула и тронула поводья, Мерлин послушно поплёлся вперёд. Я сама открыла задвижку на воротах и въехала во двор. Очень чисто – да и кто бы в этом сомневался, раз тут так часто бывает мой Роберт? Я спешилась, привязала коня к ближайшему столбику и смело направилась к дверям коттеджа. Толкнула дверь – заперто! Нет, я не уйду! Я постучала. Никто не ответил. Я ещё раз постучала, уже настойчивее. Дверь, наконец, открылась. На пороге стоял камердинер моего мужа. - Лари, - я бросила слуге перчатки для верховой езды, - Где мой муж? - Присядьте, леди, - не растерялся Роланд, - Не желаете чаю? - Я желаю видеть своего мужа, - и я смело оттолкнула с дороги камердинера, - Где он? Лари молча указал пальцем наверх и отрицательно покачал головой, мол, не стоит вам туда подниматься. Но я всё равно пошла, мне больше терять нечего – Роберт в любом случае бросит меня, это вопрос времени, но я обязана выторговать для себя и своих детей всё, что только смогу! И я должна спасти его, предупредить об этом неизвестном убийце, поджидающем его! Наверху была всего одна дверь. Это очень хорошо, не надо метаться в поисках! Я стояла перед дверью, за которой находился мой единственно любимый мужчина и уговаривала себя толкнуть её… - Не стоит, леди, - тихо прошептал Лари, неслышно поднявшийся следом за мной, - Вам не понравится то, что вы там увидите… Подождите часик… - Догадываюсь! – громко ответила я и всё же толкнула проклятую дверь! Бог мой! Тысячу раз был прав Лари! Я попала прямо в «игровую» - и там всё было буквально перевёрнуто вверх дном! - Какого чёрта Лари? – раздался вскрик Роберта, - Всех нахер! - Я не Лари! – крикнула я в ответ, и смело направилась в дальний угол «игровой», где находилась единственная дверь, - Я – твоя жена! – по дороге я прихватила с «кровати» короткую плёточку… Роберт. …Блядь! Вероника совсем ипанулась! Я в полном изнеможении уткнулся носом в мягкий валик – у меня просто нет сил подняться, Нэн всего минут десять, как уложила меня и начала растирать мою спину… А и хрен с ней, можно подумать, она не знает, чем я предпочитаю заниматься, когда хочу полностью расслабиться и отдохнуть от созданного ею для меня лично «семейного уюта»? Нэн быстро соскочила с меня и скрылась за занавесками. - Не оставляй меня с этой, - проворчал я. - Я вернусь, - пообещала она мне. И вот мой личный дракон в юбке предстал передо мной в полной красе! - И какого чёрта ты сюда припёрлась, дорогая? – выдавил я из себя так и не отрывая лица от валика, - Неужели Эйдон, наконец, сгорел нахрен? За хамство я моментально получил плетью по и без того жутко саднящей спине. Я даже подскочил от жгучей боли: - Сука! – заорал я, - Мне же больно! - А мне – не больно? – закричала она в ответ, - Ты хочешь лишить меня моих детей!!! – она хлестнула мне по груди. - Ревнивая дура! – я силой выдрал из её рук плеть, - Вон отсюда! Я не оскверняю своим присутствием и, как ты выражаешься, «блядством», твой драгоценный замок! Я сделал так, как хотела ты! – теперь уже я хлестнул её плетью поперёк груди, она испуганно отпрянула, а я швырнул плеть в угол и уселся на софу, - Иди к чёрту, Вероника, я устал от тебя…, - вот, это именно те слова, которые точно определяют моё отношение к этой женщине, пусть даже и матери моих детей… Нэн открыла занавеску и вошла к нам, на ней был мой тяжёлый бархатный халат, туго подпоясанный на тонкой талии. Вот я и дожил до того чудесного момента, когда моя законная жена столкнулась нос к носу с моей не менее законной любовницей… Блядь, как бы девки не разодрались. Моя придурочная точно может накинуться! Надеюсь, Нэн всё же благоразумнее. - Да она сильно старше тебя! – воскликнула поражённо Вероника. - И что? – спросил я, - Тебе она не обязана нравиться! – проворчал я, - Познакомьтесь, леди! – а что мне ещё делать? Я должен их познакомить, может это немного остудит пыл моей жены? – Леди Вероника - моя драгоценная жена! Леди Нэнси О*Нил - моя любимая женщина! – всё, полный пиздец мне. - Роб, не ёрничай, - тихо попросила Нэн, - Леди Вероника, я не буду утверждать, что вы нас не правильно поняли, вы поняли нас правильно. Да, я – любовница Вашего мужа, да – я старше его… - И Вы тоже – Монмут! – оборвала её Вероника, вот ведь проницательная стерва! - С чего ты взяла? – возмутился я, уже практически ни на что не надеясь. - Вы невероятно похожи на леди Шарлоту, - прошептала моя полоумная жена, делая вид, что не замечает меня, - Кто Вы? - Внебрачная дочь Эдуарда, - ответила Нэн, и присела рядом со мной, - Тебе надо растереть спину, мой Факкинг Перфект! Я опустил голову на руки, я не хочу никого видеть и слышать! Но она права – если не закончить начатое, я буду болеть с неделю, не меньше, а я не могу себе позволить тупо валяться в постели без особой нужды! И я послушно лёг на живот. - Леди Вероника, не подадите мне вон ту баночку? – спросила Нэн, и, по всей видимости, получила то, что хотела, - Благодарю. Не сердитесь, Вы же знаете нашего Роберта, он весьма трепетно относится ко всему, что считает своей собственностью хоть в какой-то мере… - О, да, - услышал я хриплый голос собственной жены, - Себя он любит самозабвенно, я это прекрасно знаю! - Заткнитесь обе! – рявкнул я, - Чёрт бы вас всех баб побрал! Мне ужасно жаль, что не могу без вас обходиться! Вы не представляете, как мне сейчас больно! Я никого не хочу слышать!!! – пришлось поднять голову, - Я вернусь сегодня же в Эйдон, только прекрати сейчас маячить перед моими глазами! – прошипел я Веронике, - А ты сильнее мни! – это я уже Нэн. - Хорошо. Я подожду тебя внизу! – я получил по носу взвившимися шёлковыми юбками собственной жены, - Вместе поедем! Вот, блядь! Как же я её ненавижу!!! - Постарайся расслабиться, Роб, - попросила меня моя королева, - Согласна, что ситуация омерзительная и твоя жена сейчас может потребовать развод, ссылаясь на то, что застукала тебя с другой женщиной, но ты же умный мальчик, ты сможешь доказать ей, как ты её любишь! Это – да! Вероника обожает, когда я её трахаю!... Что? Развод? Да ни за что! Никогда! Пока я жив… Пока ОНА жива… Да! Я знаю, что мне делать! Тем более, что этот вариант я уже обговаривал с Лари… - Нэн, сильнее! – приказал я, чувствуя, что уже подхожу к самому пику боли, к тому блаженному моменту, когда боль переходит в сплошное удовольствие… - Просыпайся, милый, - меня осторожно потеребили, - Уже почти пять часов после полудня, тебя внизу ждёт жена… Твою мать… Не хочу! И почему она не уехала? Дура ты, Вероника, и дурой помрёшь! Ладно, раз уж так получается, то я совершенно ни в чём не виноват! - Позови Лари, я буду одеваться, - попросил я Нэнси. Нэн с подозрением посмотрела мне в глаза: - Ты что удумал? - Я? Ничего! – видит Бог, я точно ничего сделать не смогу, моя боязнь крови с годами только усиливается… - Роберт, не забывай, что она – мать твоих детей! - Уй, ну хоть ты не нуди, а? Не волнуйся, я прекрасно помню, что у меня есть жена и дети! И не бойся ты за неё – лично я её пальцем не трону, ты же меня знаешь! - В том-то и проблема, что знаю, - вздохнула Нэн. А знаешь, так чего задаёшься дурными вопросами – умная же, вроде, женщина! - Нэн, - оборвал я её, - Позови Лари! И забудь о моей глупышке. Я так хочу! Когда в комнату вошёл мой камердинер со свежим бельём, я уже окончательно убедил себя в полной безысходности ситуации, в которую себя поставила моя жена. Честное благородное слово – я пытался! Пытался изо всех сил и всеми возможными мне способами! Я старался как можно больше времени отсутствовать дома, чтобы как можно меньше демонстрировать ей свои не самые лучшие качества, но… Прости, дорогая! - Лари, - я улыбнулся слуге, - Настал тот момент, когда ты сможешь доказать мне свою любовь и преданность, - в это время он завязывал шнуровку на нижнем белье, - Это должно произойти сегодня, когда мы с ней будем проезжать через пустырь на границе… - Да мой господин! Лари стоял передо мной – такой же высокий, как и я, только несколько более плотного телосложения… А чем чёрт не шутит? Почему бы мне именно с ним не расстаться с остатками своей проклятой девственности? Нахрена она мне? Какой от неё прок? Ну, да – смахивает на обыкновенную проституцию, но всё что мне не вредит, явно идёт мне во благо! Не так ли? И я, пока не передумал, обхватил его лицо руками и взасос поцеловал его… Блядь… А совсем даже не плохо! - Милорд, - прошептал поражённый мужчина, - Вы… меня… Я ещё раз с чувством поцеловал его: - Учти, я ещё девственник! Но я бы хотел это исправить, – и лукаво подмигнул ему, окончательно выбив несчастного из колеи, - Надеюсь, ты здоров? Лари упал передо мной на колени и обхватил мои ноги руками: - Я всё сделаю, чтобы вы не попросили! Я выполню любое поручение, мой господин! Клянусь, я здоров и… только вы, никого больше, кроме вас! Какая милая садомитская сценка! Нэн бы посмеялась, а я чувствую какое-то невероятное возбуждение от предвкушения чего-то неизведанного! Интересно, садомиты красят глаза перед свиданиями, как на карнавал? Чёрт, сколько же я ещё не знаю! Пора активнее заполнять пробелы, а то время-то идёт! - Ты всё сделаешь так, как мы с тобой договаривались, и сразу направишься в Эйдон, приведёшь людей и подводу. - Да, мой повелитель! – Лари поцеловал кончики моих пальцев, - Я поскакал? - Конечно, дорогой! – улыбнулся я ему и совершенно осчастливленный камердинер выскочил за дверь. Вот и всё. Я устало сел на краешек тахты и тупо уставился на собственные руки. У меня красивые руки… И они совершенно чисты перед Господом и людскими законами! Простое стечение обстоятельств… Надо взять ещё один большой платок, а то, боюсь, как бы я в обморок не грохнулся раньше времени, а ведь мне ещё надо кое что у неё узнать на последок, так сказать! Я поднялся, подошёл к окну, дождался, пока Лари выскочил за ворота и только после этого накинул на плечи камзол. Дьявол, больно! Я скрипнул зубами, но застегнул все до единой пуговки. Можно спускаться. Но я не могу сдвинуться с места! Что со мной? Я должен спуститься и отправиться в Эйдон со своей женой! Если я этого не сделаю – я поставлю под угрозу своё будущее и будущее моих потомков! Между конечной целью, которая уже практически достигнута, и мной стоит всего навсего слабая женщина, так какого хрена я медлю?... Пять лет назад она спасла мою жизнь на этом проклятом поле… Она приняла меня в качестве мужа… Родила мне троих замечательных детей… Но она не смирилась с моим превосходством! Она должна быть за это наказана! Женщина, не знающая своего места при мужчине не достойна своего мужчины! И я направился вниз. …Мы молча скакали по пустынной дороге в сторону Эйдона. Интересно – о чём она думает? И почему она постоянно озирается? Неужели что-то чувствует? Я тоже начал на всякий случай поглядывать по сторонам – а вдруг она что-то замыслила против меня? Чёрт подери, и почему я раньше об этом не подумал? Этой сумасшедшей хватит ума организовать покушение на собственного мужа! И я пришпорил Нортуга – во всяком случае, моего коня ещё никто не смог обогнать! Мы бешено мчались вперёд – на закат, через приграничное поле. - Роберт! – испуганно вскрикнула Вероника. Я обернулся прямо на скаку: - Что? - Впереди кто-то есть! – крикнула она, - У него не добрые намерения! - Мне плевать! – выкрикнул я в ответ, продолжая гнать коня вперёд. А вот и одинокий всадник, что скачет нам навстречу! Я натянул поводья, чтобы остановить Нортуга, Вероника сразу нагнала меня: - Это убийца, - жарко зашептала она, - Мы должны успеть убежать от него! Поверь мне, я знаю! Я видела его во сне! – я изобразил полное непонимание, а она начала теребить мой рукав, - Прости меня, Роберт, я не говорила тебе, я не должна была никому этого рассказывать, но я знаю, я вижу будущее! - Так ты ведьма?! – наигранно выкрикнул я и рассмеялся, - Вот сейчас и проверим – хорошая ли ты ведьма! - Ты не понимаешь, надо бежать! Он убьёт тебя! Меня? Я усмехнулся и пришпорил Нортуга, направляя его прямо на скачущего к нам мужчину: - Сейчас всё проверим! – продолжал смеяться я. Она, конечно, понеслась за мною следом и вклинилась как раз между мной и «незнакомцем» в тот момент, когда он проезжал мимо. Один короткий миг, и – всё! Наездник пришпорил свою лошадь, и, криками подгоняя её, понёсся дальше, а мы с Вероникой остались на поле. Она низко склонилась к гриве своего Мерлина, я одной рукой остановил Нортуга, другой – её коня. Вот мы и доигрались… - Вероника! – позвал я осторожно, когда наши лошади окончательно остановились. Она не ответила. Я спешился. Обошёл её с другой стороны – справа, из-под рёбер у неё торчала рукоятка боевого шотландского клинка! Я уже хотел его тронуть, но вовремя спохватился – если я выдерну его, хлынет кровь и я уже никогда ничего не узнаю! Я осторожно снял бледную и постанывающую жену с коня, уложил на свой плащ на траву и сел рядом… - Роб, - услышал я слабый зов. Вот не хотелось мне на неё смотреть, а придётся! Я повернул лицо к ней, у краешка её рта появилась алая капелька… Я быстро вытащил сразу оба платка и приложил их к её губам. - Я прощаю тебя, - прошептала она. Она меня прощает? За что? - За что ты меня прощаешь? – решил я уточнить пока не поздно. - За то, что ты убил меня руками своего Лари, - прошептала она, - Я вижу больше, чем все люди… Я различаю людей не только по внешности, но и по радуге их душ… - Так ты всё же ведьма? - Нет, я не ведьма… Я ни разу не воспользовалась своими умениями ни во благо, ни во вред… - Это было глупо, Вероника! – честно ответил ей я. - Глупо, - согласилась она, - Но я всё равно прощаю тебя и молю лишь об одном – наши дети! Не порти из Ангельские души! - Тебя послушаешь, так я – Дьявол во плоти! – усмехнулся я. - Ты хуже Дьявола, - выдохнула она и уставилась куда-то чуть выше моей головы, - Ты - паук, Роберт! Страшный, хищный паук, высасывающий жизнь из всех, кто оказывается рядом с тобой… Три сына и две дочери – это величайшее Божественное благословение, которого ты явно не достоин… - Ты бредишь, у меня два сына и одна дочь! Или ты,- я усмехнулся и глянул на торчащий из её бока клинок, - Собираешься родить мне ещё двоих? - Не я, - тихо проговорила она, - Другая…Другие…, - она тяжело сглотнула, - Твоя вторая половина ещё очень молода и глупа, она так и будет до конца верить, что ты – настоящий рыцарь…Она воспитана тобой, не то, что я…Ты хочешь узнать её имя? - На что мне её имя? – я брезгливо покривился, так как кровь начала пропитывать платки, пришлось стащить с себя сюртук, рубашку, оторвать от неё рукава и приложить их в её рту вместо уже бесполезных платков, а потом накинуть на голые плечи жесткий сюртук. Больно, кошмар как, но терпеть можно… - В этом ты весь, - грустно вздохнула она и поморщилась, - Мне больно, Роберт, вытащи кинжал, прекрати мои страдания… - Ты же знаешь, что я не могу этого сделать! Я панически боюсь крови, тебе ли этого не знать! Ты даже не представляешь, каких усилий мне стоило перед нашим венчанием набрать флакон бычьей крови на бойне! – я усмехнулся своей былой наивности, - Я, знаешь ли, был не уверен, что ты девственница и постарался подготовиться к этому… Она слабо улыбнулась: - Теперь многое встало на свои места…, - она протянула ко мне левую руку и потрогала мои скулы, - Ты невероятно красив и одновременно порочен… При этом ты, как и все сумасшедшие, очень умён и изворотлив…, - она считает меня сумасшедшим? Что ж, в этом есть какая-то доля правды, - Я не знаю, что случилось и почему в твоей голове всё так ужасно смешалось, но ничего уже исправить нельзя…, - она ещё раз провела кончиками пальцев по моим скулам, - И я всё равно люблю тебя, как бы это не горько было осознавать… И она тоже любит тебя и только тебя! Постарайся не быть с ней слишком жестоким, - вот, наконец-то ближе к делу, про мою будущую жену заговорила! – Жизнь с тобой для неё будет куда легче, чем в родительском доме… Вероника прикрыла глаза и её рука упала на плащ, она вздрогнула всем телом и застонала. Я осторожно похлопал её по щекам: - Вероника! – позвал я её, - Не смей умирать прямо сейчас! Я должен тебе признаться! – веки её слегка колыхнулись, потом глаза всё же открылись и на меня уставились два ярко-сапфировых глаза, - Я знал, что ты способна видеть будущее. Дядя Генри сказал мне об этом, но уже после венчания, и я был несколько напуган этим! Я боялся, что ты увидишь мои замыслы, но потом понял, что ты совершенно не пользуешься своим умением! Кстати, Ланкастер подумывал отправить к праотцам свою благоверную и самолично на тебе жениться, но в конце-концов посчитал, что ты для него слишком юна! - Спасибо, что именно ты стал моим мужем, - прошептала она. - Тебе не за что меня благодарить, Вероника, - грустно усмехнулся я, - Дело в том, что я прекрасно осознаю, какая я на самом деле скотина! Но я знаю ещё кое что тебе неизвестное! Наши с тобой потомки будут править этим Королевством! Остальным ветвям благородного дерева суждено либо засохнуть, либо их вырубят. И не спрашивай меня – откуда мне это известно, я сам этого не знаю! - Ты – колдун, Роберт… Я это подозревала… - Не отвлекайся на меня! – оборвал я её, - Про себя мне всё известно! Я должен знать о моих сыновьях, про дочерей можешь не говорить – мои девочки будут счастливы, или я не я! - Про мальчиков? Зачем? – прошептала она. - Я должен им помочь не сойти с ума среди этого безумства! Ты, как мать, должна меня понять, Виктория! Ты обязана дать мне подсказку! – страстно выговорил я и склонился пониже, стараясь не дышать, так как запах крови, идущий от неё, просто выворачивал мои внутренности. Она явно с трудом сфокусировала взгляд на моём лице: - Ты прекрасен…, - чёрт, я это и без тебя знаю! Говори по существу! – Твои пороки никогда не отразятся на твоей внешности – это тоже Благословение…, - она попыталась откашляться и кровь буквально хлынула из её рта, я еле успел отвернуться, когда мерзкое бульканье прекратилось, я чуть ли не на ощупь приложил к её рту ещё один рукав своей бывшей рубашки, - Спасибо, - услышал я тихое, - Спасибо, что не бросил меня ожидать смерти в одиночестве… Я всегда мечтала умереть на руках любимого…, - ну что опять за романтические бредни? – Хорошо, я скажу тебе, что ты хочешь… Но я честно не знаю – чем тебе это поможет? – она начала говорить со свистом, задыхаясь, время, отпущенное ей Господом, явно кончалось, - Эдвард унаследует Корнуолл, он будет, если ты не помешаешь, прекрасным человеком и преданным другом… Ричард станет Королём после кончины Генриха, но править за него до собственной кончины будешь ты, а затем Эдвард… Ричарду суждено стать Королём-воителем… Георг получит Виндзор и его потомкам через века суждено занять Престол… Всё… Я больше ничего не знаю… Поцелуй меня на прощание, любимый… Поцеловать? Нет, я не могу! Кругом кровь! Но она так смотрит на меня, что внутри всё сжимается… Да и какая теперь разница, если я упаду в обморок? И я склонился к ней: - Я тоже тебя прощаю, моя дорогая глупышка Вероника Стоун, - прошептал я и осторожно коснулся губами её прохладных губ… …Очнулся я от того, что меня кто-то настойчиво хлопал по щекам, я еле-еле открыл глаза – надо мной склонился Лари, в руках у него были остатки моей рубашки, ткань была мокрой и с розовыми разводами… Фу… Кровь… Я отвернулся и упёрся взглядом в лежащую рядом со мной Веронику. Её ярко синие глаза были закрыты, волосы красиво разбросаны по сторонам и она была совершенно мертва! Мертвее некуда! Я подскочил – чёрт подери! Я не могу лежать рядом с мёртвым телом! Её мёртвым телом! - Милорд! – Лари и ещё какой-то парень поддержали меня с двух сторон, я же с трудом смог оторвать взгляд от её бледного и такого уже далёкого лица. - Она умерла? – услышал я свой собственный голос. Блядь, Роберт! А ты чего хотел? Ты же сам этого хотел, мать твою! Теперь ты совершенно свободен – никто тебя не сдерживает, никто не висит на твоей шее камнем! И уж точно никто больше не посмеет перечить твоей воле! И почему я всё равно чувствую себя как-то, ну… не очень? Одиноко мне, что ли? Это навряд ли. Любил ли я эту женщину на самом деле? Возможно – да, но скорее всего – нет! Думаю Там ей куда лучше, чем тут, рядом со мной. Или я не прав? - На Вас напали шотландские разбойники, мой лорд! – увещевал меня тем временем мой камердинер, - К сожалению, я ехал слишком далеко… Неужели вы ничего не помните? - Помню, - тихо кивнул я, продолжая пялиться на мёртвую жену, - Уберите же её, наконец! Отвезите в Эйдон! – я вырвался из рук слуг, - Где мой Нортуг? – мне сразу подали коня и я вскочил в седло, - Надо попытаться найти убийцу! И я поскакал в сторону Шотландии, следом я услышал стук копыт, оглянулся – за мной скакал Лари и ещё пара мужчин, двое остались с тем, что осталось от моей глупышки Вероники и повозкой… Пять лет спустя. Сегодня мне исполнилось тридцать. Из-за того, что я ещё нахожусь официально в трауре по своей второй жене, отмечали мы это дело в Виндзоре, в очень узком кругу. На ужине были – Его Величество с женой, мама, Оксфорды в полном составе, Нортумберленды – сэр Персиваль с леди Элизабет, Аарон с Андреа и младшими детьми – моим трёхлетним крестником Домиником Аароном и Бетти, которой по зиме уже исполнилось восемнадцать, но она всё так и не замужем, дрянь такая разборчивая! Скоро уже начнёт светать, а я всё сижу в своём кабинете…Официально я овдовел два месяца назад, а вот по настоящему одинок я стал чуть больше года назад, когда Нэн ушла в монастырь… Она сказала, что хочет замолить наши грехи, пока не поздно! Я наивно полагал, что моя вторая жена – Анна, с которой мы обвенчались через два года после смерти Вероники, сможет хоть немного заменить её (хотя бы, как друг), но душевность моей русской княжны оказалась ещё более низкой, чем моя собственная! Да, она сразу родила мне дочку, мою маленькую блондиночку-красавицу Шарлоту, но в постели она вела себя так, как будто делала мне величайшее одолжение, да и «завести» её было не самым простым делом! Но, в общем-то, это ерунда, учитывая, что к ней у меня чувств было ещё меньше, чем к первой жене, хотя Анна и была на самом деле красива – эдакая голубоглазая блондинка с пышными формами и длинными стройными ногами! Её достойный родитель отписывал мне, что его младшая дочь воспитана в духе преклонения перед мужем, и меня это вполне устраивало, но на деле всё оказалось несколько не так. Она почему-то была твёрдо уверена, что в браке оба супруга просто обязаны быть верными друг другу! Какая глупость и дикость… Перед началом этого светского сезона, в середине марта, я согласился посетить Бадминтон-Хауз маркиза Дорсета, где в это время традиционно устраивается великолепная охота. Хрен ли мне было туда отправляться? Дядя на этом настоял – ему просто до усрачки захотелось поохотиться! Ничего сверх обычного там не происходило – общество развлекалось по болотам и в лесу, а я развлекался по собственной программе – среди благополучно оставленных на моё попечение леди! Хотя – кого кому на попечение оставляли – вопрос тот ещё… Как только охотники во главе с Его Величеством скрывались за горизонтом – ко мне начиналось весьма милое «паломничество». Я даже подозреваю, что эти высокородные сучки разделили моё время между собой, уж очень они внимательно следили за очерёдностью свои визитов! И ведь прекрасно знают, что моя жена сродни рыбе – вроде и красива, но холодна, как вода в горных озёрах. В общем – меня благополучно трахали практически все замужние леди так называемого Высшего Света Королевства. И тут, в один «чудный» вечерок, когда я мирно развлекался, разрешив двум весьма милым дамам самого что ни на есть благородного происхождения, привязать меня за кисти к спинке кровати и иметь всяко разно по собственному усмотрению, в Бадминтоне разразился скандал в лучших, надо полагать, русских традициях! Моим приятельницам было выдрано по клоку волос, а в меня было запущено всё, что только нашлось на туалетном столике. Хорошо бы ей было швыряться, если бы я сразу же, как только она ворвалась в мою комнату, не отвязался! Чёрт подери эту русскую суку! Да чтобы она так в постели себя вела, как она защищала свою якобы поруганную честь! Еле-еле заткнул дуру, чтобы не орала и не позорилась! - Ты не в своей усадьбе под Москвой! – прошипел я ей в лицо, - Закрой рот, или завтра же окажешься в Бедламе, где тебе и место! За это я получил звонкую пощёчину: - Холоп! – выкрикнула она русское ругательство. Нихрена себе оборзела?! И я этой строевой кобыле тоже ввалил, чтобы не забывалась: - Шваль! Она схватилась за щёку и уставилась на меня полными ненависти глазами: - Меня никто в жизни пальцем не тронул! Я напишу отцу! - Да хоть Папе Римскому! – щедро разрешил я, - И хоть сейчас! Бумагу возьми в конторке, а перо и чернильница где-то тут валяются – найдёшь! Она расплакалась: - Никогда больше не смей ко мне прикасаться своими грязными лапами! - это у меня-то грязные… руки? Насмешила, курица мокрая! – Видит Бог, я не хотела ехать к тебе, меня заставили! Тут постоянно идут дожди и я тут чужая для всех, - всхлипывала она, - Предполагалось, что я выхожу замуж за почтенного вдовца! Да лучше бы я умерла, чем жить с таким мерзавцем! – выкрикнула она истерично. Как скажешь, ты мне тоже остопиздела, я и сам сто раз пожалел, что послушал совета Эдуарда и Генри, лучше бы женился на французской принцессе, тем более, что имел отличное предложение ещё в то время, когда была жива Вероника! Нет, за каким-то хреном мне понадобилось жениться на стерве, о которой ни один человек не мог толком сказать даже элементарных вещей навроде – не идиотка ли? И, раз уж на то пошло: - Как говорит твой народ, дорогая: «На всё воля Божья!» - я старательно выговорил русскую поговорку про Божий Промысел, - Сейчас же умойся и прикажи своей горничной убрать всё, что ты тут устроила, а потом ты пойдёшь и будешь в общем зале улыбаться всем моим любовницам и делать вид, что понятия не имеешь о том, что тут происходило. Я ясно выразил своё желание, жена? Она смотрела на меня огромными голубыми глазами скандинавки и я явственно шкурой чувствовал, что эта женщина никогда не позволит мне того, что позволяла мне моя первая жена – Анна скорее умрёт, но терпеть не станет! Ну, что же… Значит – не судьба, дорогая! - Лари! – крикнул я, и мой камердинер появился из-за дверей смежной комнаты, - Одеваться к ужину, - спокойно приказал я, потом потрогал подбородок, - И побриться не мешает, наверное, как ты считаешь? – я полностью перестал обращать внимание на жену, теперь я точно знаю, как больнее ударить по её самолюбию, да и вообще – какая в жопу разница, что она ещё обо мне подумает? Я уже практически вдовец, и это вопрос одного-двух дней! Всё зависит от того, как скоро следующая лисья охота. А на следующий день чуть позже полудня моя горячо любимая жена упала с лошади, да так, блядь, неудачно, что свернула себе шею! Нет, я, конечно, был безутешен! Ну, сами посудите – молодая, прекрасная женщина, и – такое несчастье! Наконец-то мне пригодились успокоительные травы Рут – настой из них Лари добавил с глинтвейн леди Анны, что подавали лакеи перед выездом… Я, вечером, «настрадавшись», сделал один небольшой глоточек – так меня вырубило до утра! А там – целый кубок был!!! Сильна всё же была моя вторая супружница, здорова, как лошадь, но… Покойся с Миром, миледи Анна Винздор… - Роберт? – вот блядь, это же моя сумасшедшая племянница Бетти! Какого чёрта? - Ты почему не в постели? – строго спросил я, - Мне самому тебе по заднице настучать, или папаше доверить? - А ты почему не спишь? – огрызнулась она. - Грехи не дают! – фыркнул я, блин, как же легко разговаривать с этой настырной девицей, можно не корчить из себя благородство, а просто быть самим собой! Она подошла ко мне ближе, и я увидел, что она в тоненькой ночной сорочке и таком же тоненьком пеньюаре. И, чёрт бы её побрал – грудь у неё налилась просто фантастически! Моя пузатая противная мелочь стала очень красивой девицей! А эта нахалка уселась на краешек стола прямо передо мной, чтобы я мог получше рассмотреть её прелести, и уставилась на меня своими бесстыжими зелёными глазами: - Единственный твой грех, Роб, это то, что ты отказываешься жениться на мне! А мне уже восемнадцать, мне уже перестали делать предложения молодые люди, скоро я стану совсем старой, и дед спихнёт меня за какого-нибудь древнего шотландского маразматика! А виноват в этом будешь ты! - Бет, прекрати дурить, и я сам отдам тебе любого, на кого ты укажешь! – я старался быть строгим, но взгляд невольно застопоривался на низком вырезе её рубашки, - А я твой родной дядя, имей совесть! - Это ты имей совесть, Роб, - усмехнулась она и ближе придвинулась ко мне, теперь её не хилые груди разве что не тыкались мне в нос, - Ты что, думаешь, я так просто приехала в Лондон на этот сезон? Да он мне ни нафиг не упёрся, чего и кого я тут не видела? Я приехала к тебе, чтобы ты, упрямец, наконец, женился на мне! И никакой ты мне не дядя, кстати, - она говорила и самодовольно улыбалась, - Когда я этой зимой пригрозила отцу с дедом, что уйду в монастырь, если они ещё хоть одного урода мне предложат, дед долго ругался, но потом всё же сказал, что ты, мой драгоценный Роберт, редкостная сволочь! И понимаю я это или нет? Я сказала, что я всё понимаю, даже согласна с тем, что мы слишком близкие родственники, но ведь если у нас не будет детей – ничего страшного не случится, не так ли? И таких браков среди людей нашего положения полно! К тому же у тебя уже есть дети, вопросов с наследием нет! И тут дед мне кое что сказал! – она хитро подмигнула, но я и без того знаю, что сэр Персиваль, которому осточертели бесконечные истерики младшей внучки, мог ей сказать! И я оказался совершенно прав, - Ты большой обманщик, Роб! – она погрозила мне тонким красивым пальчиком, - Ты скрывал от меня, что мы с тобой вообще не являемся родственниками, причём, ни с одной стороны! Мы можем иметь детей, и у нас точно будут замечательные и красивые дети! Я молчал и слушал, а ещё я с упоением вдыхал чудесный запах её кожи – такой юной, нежной, тёплой… Всё же я – чёртов извращенец! Эту девочку я катал на собственной спине, рассказывал ей сказки, да чего я только с ней не творил! А теперь вот она в очередной раз предлагает мне своё уже взрослое тело, а я чего-то кобенюсь… Неужели это – старость? - Я старше тебя на двенадцать лет, Бет, ты слишком невинное дитя для меня. - Ой, не смеши меня! – рассмеялась она, смело ухватила меня за волосы и прижала к своей полуобнажённой груди, - Ты слышишь, как стучит моё сердце? Оно бьётся только ради тебя, ты просто не представляешь, как я люблю тебя, моего Роберта! Моего мужчину мечты! - Это глупо и это пройдёт! – продолжил я гнуть свою линию и с силой оттолкнул её от себя, - Пошла вон, Бетти, ты меня раздражаешь! – грубо, конечно, но так должно быть лучше для неё, ведь я её точно не люблю, как женщину, она мне интересна как человек, не больше! Она надула губки, сердито сузила глаза: - Ну, хорошо, - сквозь зубы выговорила она, - Ещё посмотрим, кто кого! Ну вот, теперь даже малышка Бет меня ненавидит… Хотя – какая она нахрен, малышка? Высокая – её лоб в аккурат на уровне моих губ, пышногрудая, с крепкой, как орешек, задницей и длинными ногами – она явно пошла в породу Маннерсов! Многим семьям хотелось заполучить эту породистую кобылку, их даже не смущал её явно не самый покладистый характер и заносчивость… А в общем и в целом – может, она и права? Мы знаем друг друга до такой степени, что её любви вполне может хватить и на двоих. К тому же моим детям нужна такая мать, с которой сложно забаловать, а с Бетти шалости всегда были очень забавными и никогда не заканчивались плохо! Надо переговорить с Аароном и лордом Персивалем завтра, скажу, что Бет меня уговорила и я практически согласен! Представляю их перекошенные морды! Особенно будет «убиваться» Андреа! Я рассмеялся собственным мыслям, поднялся из-за стола и направился к себе наверх – до рассвета не больше часа, но я и за это время вполне успею выспаться! Что за хуйня? Почему Лари сидит на стульчике под моей дверью? Совсем ебанулся, что ли? И вид у него при этом явно тоскующий. - Какого хрена? – спросил я его. Он поднялся, поклонился мне и отошёл в сторону: - Если бы я этого не сделал, она бы меня точно убила! – пожаловался он. Чёрт! Мне кажется я знаю, кто его сюда усадил, на такое способна одна лишь Бет, остальных бы мой слуга даже слушать не стал. Ну, что же – продолжим нашу странную игру! Я открыл дверь и смело шагнул в собственную, заметьте, спальню! Ух, бля… Такого я точно не ожидал! Моя мелкая, которая вовсе и не мелкая, сидела в моём кресле высоко задрав бордовую, с золотым подбоем юбку и самым бессовестным образом демонстрировала мне свои стройные ножки! С высоты прожитых лет могу поклясться, что так могут предлагать себя только опытные куртизанки! Интересно, Аарон всё «прохлопал» или это она у кого-то «теории» слева нахваталась? - Юбку опусти, - хмыкнул я и направился в сторону кровати, на ходу расстёгивая камзол, - А то застудишься и на заднице появятся прыщи! – хамить, так уж хамить! - У меня нет прыщей на заднице! – последовал не менее наглый ответ этой нахалки, - У меня гладкая и упругая кожа! Везде! А у тебя какая кожа? - Ха, ахрененная! – объявил я, - Или ты сомневаешься, что у самого желанного и красивого мужчины Королевства могут быть проблемы с прыщами на заднице? – ну, и что теперь? - Покажи! – последовало дерзкое. Я обернулся к ней на пол оборота: - А ты потом с горя от зависти топиться не побежишь? – я усмехнулся. - Роб! – о, достал всё-таки! – Прекрати изгаляться! – капризно выпалила она. - А ты юбку одёрни, ты же леди, а не шлюха из борделя! – чёрт, какой я сегодня суровый! Я услышал, как зашуршал шёлк и через несколько секунд мои плечи обхватили тонкие белоснежные руки, она прижалась всем телом к моей спине: - Не гони меня, Роб, - прошептала она моему левому плечу, - Я так хочу тебя… Я рассмеялся: - Что ты можешь понимать в желании, девочка? - Я не девочка, - пробормотала она, а я застыл, мне послышалось или как? - Ты – чего? – переспросил я и развернулся к ней лицом, - Сейчас же повтори, дрянь такая! – я с силой тряхнул её. - Я не девочка, - она виновато смотрела на меня. - Ты соображаешь, что ты сейчас сказала? – вскипел я, - Отец знает? Кто он?! Он завтра же обвенчается с тобой! - Нет! – выкрикнула она, но тут же сбавила обороты и зашептала, - Отец ничего не знает, и я лучше на всю жизнь запрусь в монастырской келье, чем выйду за не любимого! - Но ты же легла под него, значит, не такой уж он и не любимый! – мне уже интересно, кого она заставила себя трахнуть? А что именно заставила, я в этом уверен абсолютно! – Кто он? Она хитро сощурилась: - Скажу, когда женишься на мне! – уф, у меня отлегло на сердце, она врёт! Она девица, просто ей очень хочется переспать со мной. Приятно, чёрт возьми, когда такие хорошенькие молоденькие девочки текут при виде тебя! - Бет, не веди себя, как сука, а то я ведь тоже далеко не рыцарь, сама знаешь! Могу тебя и отходить плетью по старой родственной памяти! - пригрозил я расправой этой маленькой лгунье. - А я думаю, что тебе это будет куда приятнее, - она нагло смотрела на меня, а я стоял, как вкопанный – откуда она это знает? Кто ей сказал? – Я ездила навестить одну милую монахиню, - она самодовольно улыбалась, видя моё откровенное замешательство, - Эта благородная монашка совсем недавно приняла постриг, и не хотела со мной разговаривать, но мать-настоятельница велела ей ответить на все мои вопросы! – вот ведь проныра, представляю, сколько она пожертвовала монастырю, в котором заперлась Нэн! – Кстати, я тебя понимаю, она очень красивая! У неё такие чудесные зелёные глаза! – Бет театрально закатила свои не менее зелёные глаза, - У меня, конечно, глаза несколько меньше, но, как многие утверждают, тоже весьма ничего так! Правда? Я кивнул: - Правда. И что дальше? – интересно же, до чего доводит фанатичная одержимость мною, любимым? - Я вообще была поражена – ну как можно такую красавицу назвать злобной ведьмой, которая похищает молодых людей накануне венчания? – она хитро сощурилась, я кивнул ей, мол, продолжай, детка, - Ты любил её? – внезапно спросила она совершенно серьёзным тоном. - Я люблю её, - честно признался я, - Но мы не можем быть вместе… - Знаю, она мне сказала, вы с ней на самом деле очень близкие родственники, да? - Да! Чёрт подери тебя, Бет! Чего ты тянешь? Ты хочешь услышать от меня то, что рассказывала тебе Нэн? Нихера, детка, то, что было между нами, то, что я чувствовал рядом с ней, останется со мной и только со мной! Тебе такой муж нужен? – что я несу? Этими словами я подписываю себя на третий брак! Но, раз уж сказал «а», надо говорить и «б», иначе Бет весь мозг выклюет! – Я до конца буду сравнивать тебя с ней! Тебе лично это надо? Учти, ни Веронике, ни Анне я не принёс счастья! Я был их самым огромным разочарованием! Она с восторгом смотрела на меня: - Это означает, что ты согласен, и мы … помолвлены? – выдохнула она и повисла на моей шее, - Роб, милый, родной мой! – шептала она, - Ты просто не представляешь, сколько раз я представляла себе этот момент! Но он оказался ещё чудеснее! Ты нереальный! Бля, и чем, интересно, я её так впечатлил? Разве что на хер не послал – а она в свинячьем восторге, да ещё и благодарит?! - Ты красивая женщина, а я ещё вполне активный мужчина, - холодно сказал я, - Но если у нас не получится в постели вообще, я буду приходить к тебе только, если посчитаю, что мне нужен от тебя ребёнок. Тебя такое положение устроит? Она продолжала ластиться ко мне, не слушая, или слушая, но в пол уха: - Что угодно, лишь бы рядом с тобой, - шептала она, целуя мою шею, - Я буду такой, как захочешь ты… Нэн рассказала мне, КАК тебя надо любить… Я смогу, я всё смогу, только не гони меня… - Если Нэн тебе на самом деле всё рассказала, она в первую очередь должна была тебе сказать, что я ненавижу, когда женщина передо мной извиняется, и что я бываю очень груб на язык, несмотря на покорность, - прошептал я, чувствуя, как острое желание начинает разрывать меня изнутри. Что не говори, но прошло больше месяца с тех пор, как Ингрид устраивала для меня «игру»! Я откровенно «голоден», а обычный секс со «штатными» приятельницами только сильнее и сильнее заставляет меня чувствовать почти болезненную тягу к запретной любви… Бет продолжила целовать меня, она стащила с меня рубашку, швырнув её куда-то в сторону и обхватила мой голый торс: - Ты божественен… - Не богохульствуй, девочка! – усмехнулся я. - Сделай меня самой счастливой, Роб, я приказываю тебе! - Дурашка, в моей спальне приказываю только я! Мной можно командовать только в «игровой»! – рассмеялся я. - Я хочу туда! Сейчас! – она больно куснула мой сосок, - Научи меня правильно любить тебя! - А как же твоя девственность? – усмехнулся я, уже точно зная, что сейчас мы с ней пройдём через гардеробную и я открою перед ней дверь в свой личный Рай на земле. - Зачем она мне, когда рядом – ты? Да и в конце-то концов, ты опытный мужчина, ты что-нибудь придумаешь! Какая наивная вера! - Между прочим, я свою первую жену тупо изнасиловал, - объявил я. - Она тебя боялась и не знала, какой ты на самом деле замечательный! – эти восторги меня начинают напрягать! - Заткнись! – рыкнул я и она испуганно замерла. - Только не сердись, это я от счастья столько болтаю, а так я совершенно не болтлива, ты же знаешь меня, Роберт… - Знаю! Пошли! – я с силой толкнул её в сторону дверей гардеробной, - Но если мне даже покажется, что ты где-то намекнула на наличие этой комнаты в Виндзоре, ты отправишься вслед за моими предыдущими жёнами, усосала? – лучше пусть сразу знает, какая я на самом деле блядь, чем потом начнёт ломать руки в истерике и утверждать, что даже не представляла, во что вляпывается, предлагая себя в жёны такому извращенцу, как я! Я доволок её до неприметной двери, ведущей в «игровую», - Предупреждаю, как только я скажу, что мне хватит – сразу прекратить то, что ты делаешь! Это раз, - она с очень серьёзным видом кивнула, сомневаюсь, что она реально представляет себе, о чём речь, но раз согласилась, значит, услышала, что я ей сказал, - Второе, - продолжил я, - Я не большой приверженец французской любви, - она покраснела, я это заметил даже в мутном предрассветном свете, - Если ты трахаешь меня ртом, то до конца, то есть глотаешь моё семя, - она и на это кивнула, - Третье, - продолжал я перечислять свои сегодняшние пожелания, - Сегодня никаких связываний! Мои руки и ноги должны быть свободными, - она, вроде как с пониманием, кивнула, - И четвёртое, на сегодня заключительное, - я выдержал небольшую паузу, - Там стоит большая ванна, в которой ежедневно меняют воду, я брошу под неё угли, чтобы вода слегка подогрелась. После «игры» я должен полежать в ней не более двадцати минут, потом ты меня оттуда достанешь, насухо вытрешь и я лягу на тахту, а ты, выслушивая мои маты, старательно, не жалея ни о чём, разотрёшь мою спину маслом, которое я тебе дам! Если ты плохо разомнёшь меня, я буду болен ближайшую неделю, а ты больше никогда не переступишь порога этой комнаты! - Я сделаю всё, как надо! – её голос прозвучал твёрдо, она как всё равно клятву давала, оборжаться с неё можно! Она, что - от отсутствия секса, которого в её возрасте у её ровесниц уже до хрена, совсем ипанулась, готова под любого извращенца лечь? Да и я тоже хорош – сейчас начну учить совершенно наивную девчонку извращённо трахаться, но перед тем, как совратить её, ещё и даю ей указания! Вот блядь, у меня ни разу не было таких молоденьких девок… К тому же это Бетти, моя маленькая девочка Бетти, которая вдруг выросла в ахренительно соблазнительную сучку, от прелестей которой даже я не могу отказаться… Аарон меня на месте зарубит, если узнает, что я его девочку уговорил делать, да ещё и до объявления о помолвке! Хотя – кто ещё кого уговаривал? - Ты единственный, при виде кого у меня подкашиваются коленки, Роберт, - она, как всё равно услышала мои панические мысли, - Алисия мне сказала, когда ко мне впервые посватались, что я должна задрожать от прикосновения к мужчине, иначе ничего не получится… А не такая уж и непроходимая дурища, как вдруг выяснилось, старшая дочка Аарона… - Прошу, моя Королева! – я с поклоном открыл перед Бетти двери в «игровую», а она смело чмокнула меня в небритую со вчерашнего утра щеку и смело шагнула за порог. Чёрт побери, что я делаю? Ещё чуть-чуть и я загублю чистую душу… Она уже там, стоит в полной темноте и смотрит на меня. Один шаг между Светом и Тьмой она уже сделала, дело за мной – смогу ли и я его сделать? - Ты уверена, Бет? – тихо спросил я, - Обратной дороги из этого омута нет! Чёртова игра начнётся, как только я перешагну порог, - вкрадчиво сказал ей. - Я готова, - на полном серьёзе ответила она. Маленькая дурочка! Я усмехнулся и шагнул к ней. Она притихла, внимательно глядя на то, как я обхожу по кругу комнату и зажигаю свечи. Сделав круг, я остановился у открытых дверей, ещё раз посмотрел в её глаза, может, опомнится? Нет, она смотрит на меня, как на Бога, фанатично, её нельзя уже переубедить. Мне её жаль или, я наоборот доволен происходящим? И я закрыл дверь, повернул в замочной скважине ключ, медленно вытащил его и с поклоном вручил ей: - Моя Королева, - прошептал я и покорно встал перед ней на колени, опустил голову и застыл. Ну же, ты же этого хотела, детка! Игра началась, чего же ты медлишь? Если ты думаешь, что я буду давать тебе указания, то нихрена! Ты утверждала, что Нэн лично тебе всё рассказала, вот и пользуйся этим, а от меня ты не получишь ни единой подсказки! - Раздень меня, - услышал я хриплый осторожный голос. Видимо, не солгала, и на самом деле вынудила Нэнси! – Выполняй! – в голосе Бет появился металл, отлично! Я поднялся с колен и начал очень аккуратно стягивать вниз и без того еле-еле держащееся на худеньких плечах платье. Я даже усмехнулся – представляю, как она сама его накидывала прямо на голое тело, а потом, путаясь в юбках, бежала в другое крыло огромного замка, чтобы успеть ко мне в спальню раньше меня! Бордовый шёлк упал к её ногам, да, я был прав – она совершенно голая! Никаких новомодных чулочков и другой дамской дребедени, в которой можно часами путаться! Я приподнял её под подмышки – она легкая, во всяком случае, легче, чем Нэн, и переставил её на свободное место. Что дальше? Могу ли я поднять глаза от твоих ног и посмотреть на тебя? А ноги у неё красивые – с тонкими лодыжками… Коза! Босиком шарахалась по каменным полам! Выйду отсюда, задницу выпорю! - Я хочу видеть твою наготу! – заявила начинающая шлюшка. А не испугаешься? Я позволил себе хмыкнуть, но, неожиданно получил за эту «вольность» короткой плетью по плечу – не так чтобы больно, но неожиданно! От неожиданности происходящего, я сразу же сделал вторую ошибку – без разрешения поднял голову. - Я не разрешала тебе смотреть мне в лицо! – она уже более сильно хлестнула меня по другому плечу, - Тебе дан другой приказ, выполняй его, паршивец! Мелкая сучка! Но ничего не поделаешь – я должен исполнить и это её желание, тем более, что мой боевой дружек уже нервно пульсирует и крайне неприятно упирается в тесные лосины. И я, стараясь не ухмыляться, начал медленно стаскивать с себя сначала тонкую расстёгнутую рубашку, что набросил на себя перед тем, как сюда отправиться, а затем, ещё медленнее, собственно, штаны. Девчонка не выдержала, она ухватилась дрожащими руками за мои только что оголившиеся бёдра: - Ты прекрасен, как римская статуя! – воскликнула она, - О, мой Бог…, - это уже она разглядела между этими самыми «римскими» бёдрами мой напряжённый член, - Теперь я начинаю понимать, почему столько баб вокруг тебя вьётся! Марш к…, - на растерянно озиралась – Вон туда! – выкрикнула она и я послушно направился в сторону ложа. Странная игра… Она что - хочет просто уложить меня и отстегать? Это же скучно! Я остановился у края «трахадрома» и обернулся к ней, мол, что мне делать дальше? Она с грацией истинной королевы указала мне на низкие «качели». Мило! Но мне как-то не очень и я с сомнением повёл плечами, но она была неумолима, как и полагается настоящей Королеве – пришлось вставать на колени и продевать запястья в мягкие бархатные кольца. Как только я это сделал, я сразу, без предупреждения, получил наискось через всю спину тонкой семихвостой плетью…Я выгнулся и застонал… Блядь! Это охренительно! Какая сила! Какая оттяжка!!! Ну же – продолжай, талантливое чудовище!!! Боль нарастала медленно, многое обещая… - Поднимайся! – услышал я и, даже не раздумывая, встал. Она лично освободила мои руки, - Теперь наверх! – и сунула мне под ноги валик, чтобы я смог дотянуться до верхних «качелей». Когда она разгибалась, она весьма дразняще прижалась разгорячённым телом к моей спине и я кожей почувствовал её возбуждение, соски такие твёрдые, колючие, наверное, даже болезненные от желания… Её хватило ещё буквально на пару минут, я это почувствовал по тому, что сила ударов стала значительно слабее, хотя удовольствия от них было и не меньше, но, как я полагаю, для первого раза – она вполне не плохо справилась, тем более, что она знала исключительно теорию, и ту, скорее всего, в общих чертах! - Достаточно! – заявил я и был сразу же милостиво отпущен. Мать твою… Я думал, что я значительно в лучшем состоянии… Я минуты три, не меньше, приходил в себя, сидя на коленях и склонившись вперёд – спину, как всё равно раздирали в клочья! Великолепно! Сейчас бы лечь на спину, да сверху хорошую наездницу… Но я не могу… я должен оставить Бет девственницей! Ради неё самой, и, естественно, ради себя, ведь удовольствие по её «обучению» можно и растянуть! - Ложись, дорогая, - мой голос был хриплым, один только Дьявол знает, как я хочу сейчас эту женщину! Бетти послушно легла прямо передо мной и совершенно бессовестно раздвинула ноги, демонстрируя мне своё откровенно влажное лоно… Нет, Роберт, сегодня ты её только лишь попробуешь на вкус и хорошенько изучишь руками… И я лёг рядом с ней на бок, она сразу потянулась ко мне и весьма не дурно поцеловала в губы. Нет, я не люблю целоваться в «игровой»! И я прервал её ласки: - Лежи и получай удовольствие, - прошептал я ей, - И не забывай давать мне знать, что тебе нравится, а что – нет, - я легонько тронул пальцем кончик её немного вздёрнутого носика. - Ты сделаешь меня настоящей женщиной? - Почти, - какой я замечательный, ведь я не соврал ей! - И у нас будет ребёнок? – какой наивный вопрос! Андреа совсем не котируется у собственных дочек! - Тебе мало моих четверых? – тихо рассмеялся я и с упоением повёл так сладко ноющими плечами. - Мало! – заявила эта нахалка и опять попыталась полезть целоваться. Вот ведь забавное существо – она совершенно не стесняется собственной наготы, и подозрительно спокойно отнеслась к моему мужскому достоинству – как будто уже видела голых мужиков?! Сейчас проверим… - Не надо меня тут целовать! - Но почему? – удивилась она. - Шлюх в губы не целуют, - усмехнулся я, - А в этом месте мы оба ведём себя, как шлюхи! - Оу! – она была искренне удивлена. Её удивленный вскрик сменился долгим протяжным стоном – это я без предупреждения легонько прикусил одну из сладких тёмненьких вершинок… Бет выгнулась навстречу и уцепилась за мои волосы, стараясь прижать меня к себе как можно ближе: - Ещё! Сейчас… Я просунул руку между её ляжек – нет, она не притворяется, она мокрая, разве что не капает от желания! А как возбуждена! Я сам застонал от восторга – сейчас бы врезаться в неё со всего маху! Но – нельзя, она девочка… Я, продолжая осторожно покусывать и более нагло посасывать её грудь, провёл пальцами вдоль этих чёртовых «ворот рая», нащупывая заветную щёлочку. Она подалась бёдрами ко мне навстречу. Господи, дай мне сил не оттрахать эту девку сегодня! И я резко бросил её отяжелевшие груди и быстро переместился вниз: - Ноги шире! – коротко приказал я. Чёрт, как мне нравится эта её безропотное подчинение в постели! И хрен с ним, что это не постель! И тем более, хрен с ним, что я её сейчас поимею совершенно нетрадиционным способом, после чего мой собственный стояк будет каменным и болезненным – переживу, но она этого своего первого раза никогда не забудет! Я погладил свободной рукой её животик: - Успокойся… - Я не могу! – задыхаясь, выговорила она, - У меня внутри всё болит и сжимается! Сделай же что-нибудь с этим! Ты же умеешь, я знаю! Естественно, умею! Но немного помучить – это так приятно! Ну, ладно! Для начала я тщательно вылизал её пупок и только потом носом провёл чёткую прямую линию вниз – к лобку, она выгнулась, пришлось слегка хлопнуть её по внутренней стороне бедра, чтобы слегка успокоить, она поняла и на некоторое время перестала извиваться, а я с чувством провёл языком по её влажной киске. Долгий, протяжный и одновременно мучительный стон был мне за это наградой! Я немного задержался на сочащейся влагой маленькой дырочке, обвёл её кончиком языка, потом попытался протолкнуть язык вовнутрь, сделал несколько «жалящих» выпадов и моментально почувствовал, как она вся напряглась – нет, дорогая моя, ещё рано… И я отстранился, а она разве что не заплакала: - Я умираю, да? Дурочка, от оргазма умереть – величайшее удовольствие, но оно доступно разве что древним старикам, а нам с тобой ещё трахаться и трахаться до моей полной импотенции! Я опять склонился к её груди, на этот раз я избрал правую – она мне кажется слегка большей, чем левая, и меня это ещё сильнее заводит, мне нравятся женщины с такими «недостатками»! Указательный палец до середины легко скользнул в её горячую мокрую киску и, как я и надеялся, уткнулся в девственную преграду – и эта сучка пыталась доказать мне, что она женщина? Если она женщина, то я – Папа Римский! В отместку я чуть более сильно сжал зубами её твёрдый сосок и Бет задрожала – чёрт побери, она на грани! И больше тянуть нельзя – надо дать ей разрядку! И я воткнул в неё второй палец и начал ими изображать фрикции… Вот это женщина! Я не ожидал от моей маленькой разгильдяйки таких эмоций! Да и вообще не так часто встречаются бабы, которые матерятся при оргазме! Заебись, Бетти! Какие ты, оказывается, витиеватые словечки знаешь! Да я сам чуть не кончил от одного лишь зрелища всего этого! Не каждой девке дано получить удовольствие с первого же раза! Хотя, я же её оттрахал двумя пальцами, всего лишь слегка потянув девственную преграду, а когда я со всей дури войду в неё… Я даже не могу об этом думать – у меня болит от желания член! - Теперь ты ляг на спину, - услышал я хриплый шепот Бет, - Хрен с тобой, что ты не любишь французскую любовь, а я давно мечтала сделать с тобой именно это! Я откинулся на спину – как же мне больно! Но я предупреждал, что не сильно сдержан на язык! - Мечтала? – рыкнул я, - Ты ещё напизди мне, что ты это уже с кем-то проделывала! - Я тренировалась, Роб! – хмыкнула эта сука гулящая, - Я не могу тебя разочаровать! Я ухватил ей за растрёпанные волосы и больно дёрнул: - Сколько раз ты это уже проделывала, негодяйка? Кто они? – и нахрена мне это знать? Главное ведь то, что девка, оказывается, готовилась, чтобы доставить мне максимум удовольствия, так чего я тут изображаю ревность, когда от меня требуется только расслабиться и получить удовольствие? - Это не имеет значения, - отмахнулась стерва, - Единственное, так это то, что я не умею правильно ласкать вот эти чудные мешочки, - её тонкие длинные пальца легонько подхватили мои яйца. Я рассмеялся, кажется, я знаю, как она могла «тренироваться»! Я лично, помнится, подарил Шону в качестве подарка на мальчишник весьма занимательную индийскую книгу с картинками! - Тебе Алисия показала индийскую старинную книгу? Ответом мне послужил весьма недурной французский секс от сердито и презрительно фыркнувшей партнёрши… …Сейчас я усну… Надо бы выставить Бет, пока не совсем рассвело, и никто не заметил её отсутствия в её комнате, а тем более, её наличия в моей! - Одевайся и пошла на хер! – сквозь зубы выговорил я, - Направишь сюда моего камердинера, а сама чтоб сразу легла в собственную постель! Она хлопнула меня ладошкой по голой, саднящей спине: - Какая же ты задница, Роб! – хохотнула она. - А ещё я напиваюсь до состояния полной отключки и шляюсь по бабам! – пробурчал я, пусть знает, во что она хочет вляпаться и немного подумает на досуге! – И мне плевать, женат я или нет, учти это на будущее, дорогая! - И это мне вместо кольца на помолвку? – она уже одевалась, а я лениво краем глаза поглядывал за ней. - Мы с тобой не помолвлены, мы с тобой всего лишь трахаемся! – рассмеялся я, - А если ты заявишь Аарону, что я тебя поимел, я рассмеюсь ему в лицо! Всем известно, что это ты от меня без ума, а не я! - Сволочь! – фыркнула она, - Но ты всё равно женишься на мне! – пригрозила она и швырнула в меня плёткой, - И я рожу тебе сына! - Я настаиваю на дочери! – парировал я. - Обойдёшься, с тебя для начала и сына хватит! – дверь за ней с шумом закрылась, надо бы ей сказать, чтобы не грохала дверьми, хоть эта комната и находится внутри, но я бы не хотел, чтобы мои дети узнали о ней… Но до чего же настырная эта крошка Бет! Я, конечно, догадывался, что из неё получится весьма аппетитная девка, и даже был уверен, что муж ей нужен очень жесткий, иначе эта сучка начнёт не только руководить им, но и активно наставлять рога, но чтобы этим идиотом стал я?! С этим откровением ещё надо свыкнуться…Ну, гулять я ей точно не дам, тут не может быть двух мнений – сразу отправлю замаливать грехи под бдительный присмотр мамы в монастырь! А чтобы кто-то руководил мной?... Думаю, для Бет я мог бы сделать некоторое послабление, как для моих малышек Эви и Шарлоты, но не больше – хозяин всегда и везде должен быть один! И им в этой грёбаной жизни являюсь я. Ладно, сегодня же предложу Аарону свой Виндзор в качестве временного пристанища на этот сезон, думаю, он согласится, их особняк всё равно находится в состоянии полнейшей реконструкции, а снимать жильё для герцога – позор! … Скандал разразился через три месяца после этой достопамятной ночи. Началось всё вполне тривиально – леди Андреа вдруг ни с того ни с сего решила вечером заглянуть к дочери с очередным предложением замужества. Бет, в лучших своих традициях, устроила истерику, и, как обычно заявила, что замуж пойдёт исключительно за меня. К моему несчастью, намерения Маннерсов во что бы то ни стало вытолкать свою младшую девку, по всем признакам, были очень серьёзными, и Аарон лично изловил меня и призвал «прекратить этот идиотизм раз и навсегда!» Предполагалось, что мы все – Андрея, Аарон, Бетти и я проведём душеспасительную беседу на сон грядущий и упрямая девица согласится, наконец, покинуть родительский дом! Тем более, что поступило весьма выгодное предложение… И вот мы все в моём кабинете. Я – уже без камзола, Бет – в ночной сорочке и наспех накинутой на плечи шали, её достопочтенные родители – при полном обмундировании и в решительном состоянии. - Приступим, помолясь? – поинтересовался я, - Может, выпьем немного, чтобы процесс прошёл поскорее? - Вот! – сразу кинулась в «бой» Андреа, - Посмотри на него, Бетти! И этого алкоголика ты мнишь лучшим на свете мужчиной? Да он и сейчас, вместо того, чтобы серьёзно отнестись к создавшейся ситуации, собирается напиться! - Ой, Андреа,- покривился Аарон, - Вот только не надо твоих преувеличений! Тем более, что проблема не в нём, а в нашей Бетти! - А почему это во мне проблема? – вскричала мелкая негодница, - Проблема именно, что в Робе! - В лорде Роберте, детка, - наставительно поправила её мамаша, - Не забывай, что ты – благородная леди! - А я не хочу быть благородной леди! – Бет топнула босой ножкой (опять по заднице надо отвесить, чтобы босой не шлялась!) - Почему опять босиком? – накинулся я, - Я тебе сколько раз говорил, чтобы ты не шарахалась без обуви? - Боишься, что у меня детей не будет? – её глаза гневно засверкали и я понял, что это начало конца моей подозрительно подзатянувшейся холостой жизни… - Сядь сюда, паразитка! – приказал я и указал на своё кресло, она фыркнула, но уселась. Андреа, глядя на нас, только успевала то открывать рот, то закрывать его… - Роберт, ты должен убедить её выйти замуж! – наконец, высказалась она. - Нахрена? – задал я откровенно вопрос, чем окончательно привёл свою невестку в озверение. - Бет, ну посмотри же ты на него! – вскричала она, - Он же хам, подлец каких свет не видывал, к тому же у него четверо детей от двух жён, которые, кстати, погибли при очень странных обстоятельствах! – она с подозрением сощурила глаза. Вот ведь умная сучка, будь такая умница моей женой, точно бы до таких преклонных лет не дотянула! - А мне, может быть, нравится, что он именно хам и подлец! – выкрикнула в ответ маменьке непокорная доченька. - Прекратите! Обе! – гаркнул Аарон и стукнул кулаком по моему столу, - Андреа, прекрати обвинять Роберта во всех смертных грехах! А ты, - он пальцем указал на собственную дочь, - Ты, - он никак не мог подобрать слова, но всё же нашёл их, - Сейчас же говори, замуж пойдёшь? Последний раз спрашиваю перед монастырём! – прогромыхал он. - Пойду! – выкрикнула ему в лицо Бет, - Но только за него! – она совершенно некультурно указала на меня пальцем, - Он мой единственный мужчина, и только с ним я лягу на брачное ложе! - Господи Боже мой! – взмолился Аарон, - Да когда же это закончится?! Роб, не молчи, объясни девочке популярно, что вы близкие родственники… - Мы не близкие родственники, - набычилась моя маленькая мегера, - Дед мне всё рассказал! Я могу выйти за него! Аарон закатил глаза и плюхнулся в ближайшее кресло: - Чёрт с тобой, завтра же отправлю письмо настоятельнице монастыря Святой Маргариты… - Я туда не поеду! – взвизгнула Бет, - Роберт, скажи им, что я туда не поеду! – она сердито смотрела на меня, - Не молчи! - Хорошо, - кивнул я, - Я подумаю и завтра сообщу всем своё решение, - и я быстренько добавил, - А сейчас – всем спать! И завтра никто ни в какой монастырь не отправится! - Роберт! – взвизгнула Бетти и кинулась мне на плечи. Пришлось её от себя отодрать, потом я скинул с ног мягкие домашние туфли без задников: - Обуйся и марш в постель! И ещё хоть раз увижу, что босая где шарахаешься – выдеру прямо там, где обнаружу! Уяснила? – нет, я всё-таки хам, но, раз уж мне всё равно явно придётся третий раз пойти под венец, расставим все точки над «и» и бодро зашагаем вперёд, зоре навстречу! - Бетти, - задохнулась от возмущения Андрея, наблюдая, как её собственная дочь приспокойненько обувает мою обувь и даже не перечит при этом, - Да он об тебя уже ноги вытирает, а если он получит над тобой власть в качестве мужа? Да твоя жизнь станет вообще беспросветной! Вспомни леди Анну, уж насколько была величественная и спокойная леди, и то он исхитрялся изводить её! А леди Вероника, его первая жена? Ты же прекрасно помнишь эту тихую и спокойную девушку! Через какие муки Ада он заставил её пройти! Уму не постижимо, как она сносила эти его бесконечные издевательства, особенно под конец, - уже тихо пробормотала она, - Одумайся, доченька! – очередной раз тщетно воззвала Андреа к отсутствующему разуму Бетти, - Пойми же наконец, он никогда не женится на тебе! Ты даже не представляешь, до какой степени он порочен, ты не знаешь всей той мерзости, что скрывается под его внешней красотой! Господи, прости меня! – созвала она, - Бетти, я, как мать, обязана тебе это сказать, - Аарон попытался её остановить, но в Андреа неожиданно проснулась скверная женщина под названием «тёща», - Это тщательно скрывается семьёй, но он – «покорный»! – смело заявила она и с торжеством уставилась на меня, мол, что скажешь? А я скажу следующее: - Какое это имеет отношение к тому, что я не люблю твою дочь? Наступила предгрозовая пауза… - Но я-то тебя люблю, - вполне внятно выговорила Бетти, - И мне плевать, что ты меня не любишь, Роб, ты – мой Факкинг Перфект и только мой, и ты всё равно будешь возвращаться ко мне, как постоянно возвращался к Нэн! - Что?! – взревел Аарон, до которого первым вдруг дошло, что его дочь далеко не так невинна, как ему и его жене мнится, - Откуда ты знаешь про леди Нэнси? – вскричал он. - Отец, - покривилась Бетти, - Какое это теперь может иметь значение? Завтра Роб официально попросит у тебя моей руки и твой внук родится в законном браке… - Что?! – пришла моя очередь разве что не биться в истерике. - Как что? – невинно захлопала эта дрянь длинными ресничками, - Я беременна! И тут меня впервые в жизни «накрыло»! В конце-концов, я по любому женюсь на этой стервозе, но и сейчас я ей преподам образцово-показательный разнос, чтобы впоследствии её мамаша не слишком-то верила всем её россказням! - И с какого хрена ты, пардон, беременна, блядь ты такая? – прошипел я, стараясь не рассмеяться. - Да что тут такое происходит? – вскричала введённая в полный окуй Андреа, - Роберт, ты ведёшь себя совершенно недопустимым образом! А ты, - она уставилась на мужа, - Позволяешь ему открыто оскорблять свою дочь? - Да пусть он с ней что угодно делает! – махнул устало рукой Аарон, - Мне самому уже остопиздела вся эта ситуация! - Что?! – взвизгнула Андреа. - Заткнись и ты! – вызверился мой неожиданно помудревший братец, - Даже если он её трахает по семь раз в неделю – мне уже наплевать на всё! Наша дочь достойна получить в мужья самого развратного мужчину Королевства! Они - два сапога - пара! - Как ты можешь говорить подобное о своей девочке? – возмутилась невестка. - А ты, такая вся вечно умная, так ничего и не поняла? – усмехнулся Аарон, - Твоя дочь только что заявила, что ждёт ребёнка! И это его ребёнок, или я не Нортумберленд! - Нет, - простонала Анадреа, - Бетти, детка, скажи мне, что твой отец просто сошёл с ума… - Папа прав, - со страдальческим лицом проблеяла моя разгильдяйка. Андреа, во всей красе праведного гнева развернулась к моей скромной персоне явно желая высказать много чего нелицеприятного, но я же не буду ожидать этого? - Молчать! – гаркнул я, и она испуганно захлопнула рот и широко раскрыла свои зелёные, как у Бетти, глаза, - Для начала, твоя дочь не может быть беременной, ибо она – девица! Если не веришь – пригласи повитуху, она осмотрит её и подтвердит мои слова! – я ухмыльнулся и посмотрел на совершенно спокойно взирающего на собственную дочь Аарона, - Но милорд прав, мы спим вместе, - какой я культурный оказывается могу быть! Как я красиво выразился, самому противно! Андреа закатила глаза, охнула и начала оседать на пол, пришлось подхватывать свою будущую тёщу и усадить на ближайший диванчик. Аарон же спокойно поднялся и направился к нам, склонился над женой, тихонько похлопал её по щекам: - Сейчас очнётся, - будничным тоном сообщил он, - Бетти, сходи за нюхательными солями в её комнату, и, обуйся, наконец! – фыркнул он. Бет самодовольно усмехнулась и подмигнула мне: - Отец, я бы хотела, чтобы мой жених был цел и невредим, и не забывай, что я его люблю! – приказала дерзкая дрянь и торжественно задрав подбородок, выплыла из моего кабинета. Мы остались втроём – обморочная Андреа, я, и вполне так себе быкообразный, Аарон. Если ему вздумается сейчас мне выдать отеческое «спасибо» боюсь, я слягу на месяц… Мы с минуту смотрели друг на друга, наконец, он шагнул ко мне и обхватил за плечи: - Как же я счастлив, что это всё таки ты! – воскликнул он, - Я уж подумал, что она связалась с каким-нибудь конюхом! - Отпусти, - дёрнулся я, чувствуя, что дружеские объятия Аарона могут навредить моему хрупкому телосложению, - Ты мне все рёбра переломаешь! И с чего ты взял, что Бет вообще с кем-то спуталась? - Она стала значительно спокойнее, ведь ты с ней … спишь с мая? – осторожно спросил он. - Да отпусти же ты меня! – я, наконец, выкрутился из его медвежьих объятий. - Признайся, Роб, ты специально говоришь, что она тебе безразлична, так ведь? – вот же святая наивность и вера в лучшее! Нет, дорогой мой, мне на самом деле интересно исключительно её тело! Но, раз ты так хочешь: - Успокойся, она мне НЕ безразлична, - высказал я полуправду, - И я не собираюсь об этом кричать на каждом углу! Да, я женюсь на ней, она вынудила меня, хотя меня вполне устраивают наши с ней отношения и вне брака! И я не собираюсь рассыпать к её ногам жемчуг до венчания! - Ты далеко не такой жестокосердный, Роб! – радостно прогрохотал Аарон, - Я же знаю, какой ты на самом деле! – ой, бля, много ты меня знаешь! Уморил, громила бронелобый! – Ты только одно мне скажи, она – девственна? Я приму любой твой ответ, только не лги ради всего Святого! – он замер, ожидая моего ответа. А я с совершенно чистым сердцем ответил: - Твоя дочь – девственница, спите с Андреа спокойно… - Но если вы спите вместе, какая из неё девственница? – чёрт побери, это кто же тут у нас внезапно очнулся? – Я ни за что не поверю, что такой мерзавец, как ты не воспользовался влюблённой глупой девочкой! - Андреа, - строго ответил я, стараясь выглядеть так же сурово, как звучит мой голос, - Ты меня извини, то твоя дочь сама совратит кого угодно! И видит Бог,- я даже перекрестился для большей достоверности, - Я всегда говорил брату, - почему я упорно Аарона по привычке называю «братом»? – Что очень сочувствую мужу Бетти, а уж добровольно взваливать на себя ответственность за такую взбалмошную девицу я бы никогда не стал, если бы она не была до такой степени настойчивой, а мне в любом случае нужна жена, у меня, как ты верно подметила, четверо детей, и им нужна мать, да и я не отказался бы ещё от парочки очаровательный зеленоглазых шалунов! - Дай мне слово, что не будешь заставлять её заниматься…, - она вся скривилась, - Этим! – эта мерзкая ханжа называет «игру» «этим»? Я посчитал ниже своего достоинства отвечать на подобные заявления, тем более, что Бетти уже стала весьма профессионально проводить сеансы, и, скорее всего, в ближайшем будущем, я всё же лишу её осточертевшей нам обоим девственности прямо там – это будет забавно и ново для меня… - Ты не ответил мне, - настырно выговорила Андреа. - А ты что-то мне сказала? – спросил я самым невинным образом. Андреа сердито сжала губы в тонкую ниточку: - Я не дам своего материнского благословения, пока ты не поклянёшься мне не издеваться над моей дочерью! - Мама! – это уже Бетти чуть ли не ногой открыла дверь кабинета, - Замолчи сейчас же! Я стану его женой даже без твоего благословения! Держи свои соли и прекрати доставать моего Роберта, он – святой! Как приятно – я, оказывается, святой! Я еле сдержался, чтобы не рассмеяться. - Предлагаю всем разойтись по своим комнатам и как следует выспаться, завтра у нас у всех сложный день, - как же я благодарен Аарону за эти слова! Я тоже хотел это сказать, но, боюсь, сказанные мною, они бы возымели строго противоположное действие. - До завтра, - кивнул я и быстро выскочил за дверь. … Я только успел лечь, как дверь моей спальни тихонько приоткрылась, я сразу тронул рукоятку кинжала, мирно лежащего между подушками. - Роб, ты не спишь? – уффф, это Бетти… И чего я вдруг испугался? Мимо моего Лари может пройти только один человек, и это моя будущая жена. Жена… Слово-то какое мерзкое! От него за версту несёт благопристойностью и миссионерскими позами… Нет, больше я на эти грабли наступать не хочу! - Нет, не сплю! – огрызнулся я. Она шустро запрыгнула на мою кровать и сразу юркнула под одеяло: - Ты меня прощаешь? – голосок-то какой тоненький и перепуганный, неужели думает, что я поверю в её раскаяние? - Нет, - ответил я коротко. - Ну, Роб, - законючило хитромудрое существо, - Ну я больше не буду… - Иди на хер, - посоветовал я и отвернулся, - И убери от меня свои холодные ноги! Её руки легли мне на талию, она плотно прижалась грудью к моей спине: - Я пойду куда угодно, ты только не сердись на меня, а то я не могу уснуть… Ну, конечно, уснуть она не может из-за того, что я на неё сердит! Как же! Пришла, сучка течная, чтобы я её оттрахал и пытается изобразить благородство! - Так и скажи, что свербит в одном месте! – хмыкнул я, - Припёрлась к своему пожилому дяде, чтобы он «успокоил» твою бешеную матку! - Роб, ну не надо, какой ты мне дядя? Тем более – пожилой? – тихо рассмеялась она, - Ты намерено надо мной куражишься! – она языком провела по моей скуле, - Я же понимаю, что тебе противна даже мысль, что ты опять женат, но ведь я могу быть для тебя кем угодно, ты только скажи кем, - жарко прошептала она, продолжая усердно тереться своими грудями о мою спину, - Пойдём в «игровую»… Она что, думает, что у меня встаёт исключительно там? Наивное дитятко! Я резко развернулся к ней и уткнулся своим стояком в её живот, она возбуждённо задышала… - Бет, проваливай к себе, у меня на твою девственность несколько иные планы! - Но мы же почти помолвлены… - Пошла вон! - я оттолкнул её от себя, - Завтра придёшь ко мне после полуночи! - Но ведь ты хочешь меня, Роб, я же это чувствую! – сердито проворчала она. - Я многих хочу, - какая же я всё-таки дрянь, говорить такое откровенно влюблённой девчонке! – Если ты ещё не заметила, я вообще могу практически любой засадить, но с тобой я бы хотел кое чего особенного, будь терпеливой, - я поцеловал её мягкие, обиженно подрагивающие губки, - И не смей плакать, плачут только деревенские дуры! - Я знаю, - она всё же всхлипнула, - Но ты даже не представляешь, как я люблю тебя! Чёрт, Роб! - воскликнула она, и села, - Ты только не злись на Лари, он у тебя замечательный! Но он иногда пускает меня к тебе сюда, когда ты спишь, и я сижу вот тут, рядом, и просто любуюсь тобой… Я ненормальная? И я тебе совсем-совсем безразлична? Ещё какая, если уж быть до конца честным! Но: - Нормальная, и ты мне не безразлична, - заверил я её, - Если бы ты мне была не интересна, я бы с тобой не валандался три месяца! - Ты специально говоришь мне всякие гадости, я это давно поняла! – она презрительно покачала головой, - Но ты должен быть уверен, я буду стараться стать для тебя настоящей подругой, а для твоих детей – настоящей матерью! – какие, оказывается, у неё в голове странные благородны мысли… - Не надо мне обещать ничего, Бет, я давно уяснил, что ничто не может длиться вечно… - Молчи, Роб! Ты не понимаешь, что говоришь! – её ладошка закрыла мой рот, - Никто не знает тебя так, как знаю тебя я! И пусть мама утверждает, что я слепа и не вижу твоих недостатков, это не так, я прекрасно всё понимаю, я уже очень большая девочка! – надо же, неужели я сейчас услышу правду от этого насквозь лживого, как и я сам, существа? – Мы с тобой очень похожи, - продолжила она, - Иногда мне даже кажется, что я точно знаю слова, которые собираются сорваться с твоего языка, но ты их, как правило, умело заменяешь на более приличные, - она вздохнула, - И я прекрасно понимаю, что ты не будешь мне верен никогда, я с этим давно смирилась, да и Нэн мне об этом сказала, она вообще замечательная, эта твоя Нэн! И, да, мне было дико обидно, когда ты этим летом путался кое с кем… Я даже подумывала тебе отомстить и связаться с каким-нибудь придурком из твоей свиты, но потом решила, что этим я разве что рассержу тебя, или, что ещё хуже – ты бросишь меня, и я нашла в себе силы ничего не замечать! Твоя старшая дочь Эви – невероятно дрянная девица, но я даже с ней нашла общий язык! Поверь мне, наконец, Роб! Это не каприз! Я на самом деле люблю тебя! Выслушав её, я даже позавидовал ей – какие чувства обуревают эту женщину, а мне и половина из них не доступна… Чёрт, я ни разу в жизни не задумывался о возможности кого-то, кроме себя, естественно, любить…Разве что Нэн… Я знаю об этом проклятом чувстве только то, что тот, кто любит – уявзвим, а я не могу позволить себе подобной роскоши! Эта поганая любовь – только для бездельников и наивных девочек! Я так решил! - Роб, ты меня слушаешь? - Да, но я хочу спать, Бетти… - Ну почему ты такой чёрствый? – вздохнула она. Бля, начинаются песни про великие чувства! Пришлось обнять страдалицу: - Прости меня, моя малышка, - прошептал я ей в волосы, - За то ты знаешь сразу, что от меня ничего путного ждать не приходится…, - я поцеловал её мягкие тёплые волосы, - Вероника и Анна об этой моей особенности узнали, когда уже было поздно метаться…Особенно хреново было Веронике, ведь тогда я вообще не обращал внимания на чужие чувства, - зачем-то сообщил Бетти я. - Просто ты всегда был очень одинок, - тихо ответила эта наивная маленькая сучка. - Я никогда не был одинок, Бетти, не оправдывай меня! Я идеальный эгоист, и этим всё сказано, - усмехнулся я, - И никогда не проси у меня прощения, я тебя не прощу, я вообще никого не прощаю, запомни это раз и навсегда! - Я знаю, мне Нэн говорила… Но всё равно я так счастлива! - Дура ты, Бетти, хоть и кажешься на фоне других дур более-менее умной! – рассмеялся я и оттолкнул её от себя, - Проваливай к чёрту и не раздражай меня, а то я могу и передумать! Она в ответ рассмеялась, ещё раз легонько тронула губами мои губы и выскочила… И я с облегчением выдохнул – ненавижу, когда кто-то пытается полазить в глубоких тайниках моей души… … Сегодня у меня будет третья первая брачная ночь с очередной девственницей, но до неё ещё надо пройти через венчание в небольшой церкви при Итале и следующим за ним торжественным обедом в Алнвике! Старик Нортумберленд настаивал на новом Виндзорском Соборе, но, я тоже не пальцем деланный – мне ни к чему слишком уж выставлять на всеобщее обозрение свой, на минутку, третий брак! И похрен, что для Бет он первый, для любой женщины брак не может быть первым, он должен быть единственным! …- У моей внучки это впервые, и я даю за ней очень большое приданное, а потому мне без разницы, что тебе осточертели пышные празднества в столице, милорд! – громыхал сэр Персиваль в своём кабинете в Алнвике, где мы подписывали бумаги, по которым я должен получить весьма внушительную сумму после грёбаного «таинства» лишения Бетти девственности, - Я, конечно, доволен, что ты более-менее прилично вёл себя в последние пару месяцев, но венчание ещё через месяц, а, зная тебя, я не могу быть уверенным ни в чём до самого последнего момента, и мы должны обезопасить себя хотя бы тем, что гости будут приглашены в Лондон и на венчании будет присутствовать сам Король! - На венчании в первую очередь должен присутствовать жених, милорд, - ядовитенько, конечно, но подкалывать и я тоже умею, можешь не сомневаться, старый козёл! – Вам ли не знать, ведь вы также женаты третьим браком! Но, как мне помнится, с вашей последней женой вы обвенчались весьма скромно, прямо тут, в Алнвике, и Эдуарда, сводного брата леди Элизабет, тут точно не было! - Это не имеет никакого значения, - вежливо оскалился он, - Я прекрасно знаю, что девочка без ума от тебя, - вот мы и опять на «ты»! – И что Аарон выполнит любой твой каприз… - Это не каприз, лорд Персиваль! Это элементарное желание оградить нашу будущую семейную жизнь от, назовём это, излишним вниманием! - Если ты хочешь получить мою внучку – делай, что я сказал! – объявил Нортумберленд. Ну, что же… Меня вынудили! Прощай, дорогая! Сейчас я и тебя разыграю впервые, как козырную карту! - Отлично, милорд, - я откинул перо в сторону и разорвал брачный контракт, - Помолвка расторгнута! Ибо я не так, чтобы уж очень хочу вашу внучку! – я поднялся и быстрым шагом направился на выход, - Лари! Готовь Аполло, мы сейчас же уезжаем в Итал! Не успел я выехать за ворота, как из Алнвика выскочила Бет: - Роберт! – закричала она мне практически в спину, - Ты не можешь меня бросить! Я остановил своего коня и развернулся к ней: - Отчего же? Могу! Можете считать себя свободной от обязательств, леди Элиза! - Нет! – взвизгнула она и побежала прямо через двор к конюшням, - Я поеду с тобой в Итал, или куда там тебе ещё в голову взбредёт! Я рассмеялся и пришпорил Аполло, пусть попробует нагнать молодого потомка Нортуга! Бетти мчалась за мной до самого конца, мои стражники даже не успели закрыть за мной ворота, когда она в них стрелой влетела: - Ты женишься на мне, негодяй! Я, не оглядываясь, поднялся по крутым ступенькам в замок, она, я слышал это – бежала вслед за мной. Я сразу направился в кабинет, Бет не заставила меня себя ждать, она разве что дверь не вынесла, с такой силой толкнула тяжеленную дубовую створку: - Ты оглох, Роб? Ты женишься на мне! – крикнула она. - Я не оглох, - спокойно ответил я и улыбнулся, - Но на условиях твоего деда я на тебе никогда не женюсь! - Он дал тебе мало денег? - Нет, приданное у тебя приличное, не волнуйся, ты весьма богатая невеста, я просто раздумал жениться, и – всё! – как же мне нравится её реакция, никогда не думал, что женщина может так упорно биться за своё возможное счастье! Хотя, со мной оно вообще весьма призрачное, но приятно, чёрт возьми! – Бетти, девочка, не нужно так сильно расстраиваться из-за меня, иди ко мне, - позвал я её к себе, она послушно подошла и присела ко мне на колени, я обнял её, а она с облегчением выдохнула, - Успокойся, неужели я тебя хоть раз обманывал? - Нет, - буркнула она, - Но дед сказал, что ты редкостная скотина и что ты объявил о разрыве помолвки! - Так надо, Бетти, ты же мне веришь? – промурлыкал я, с удовольствием вдыхая чудесный запах её волос, - Просто я хочу, чтобы нас обвенчали тут, в Итале, и чтобы мы с тобой провели первую настоящую ночь тоже тут, а где устраивать праздничный обед – мне безразлично… - Я тоже хочу венчаться в Итале, тут такая милая церквушка, - она обняла меня, - Какой же ты всё же у меня худенький! Я буду тебе отличной женой, и я буду следить, чтобы ты хорошо кушал! - Чёрт!!! – Аарон влетел в комнату, как бешеный, - Какая милая картинка! Бет, а ну быстро слезь с его коленей и проваливай отсюда, мне с твоим, - он не нашёл слов и досадливо махнул рукой, - Поговорить мне надо с Робом! - Папа, - скривилось моё наказание, - Только не надо трагедий и мордобоя! У Роберта и так нос из-за этих ваших мужских приколюшек, был сломан! - Вон, я сказал!!! – а Аарон натурально сердит? Да неужели? Бет надулась, но всё же спрыгнула с моих коленок: - Только не дерись с ним, я тебя умаляю, дорогой! – наглая стерва поцеловала меня в губы и торжественно выплыла из кабинета. Мы оба проводили её крайне удивлёнными взглядами… - Отец сказал, что ты расторгнул помолвку, - сердито выговорил Аарон, - Мы мало даём за ней? - Дались вам всем эти деньги! – усмехнулся я, - Нет, я вполне доволен её приданным. Проблема в том, что сэр Персиваль возжелали очередной раз ткнуть меня мордой в моё не совсем законное происхождение, и ему насрать, что при этом пострадает его собственная внучка! А мне насрать на его амбиции, раз он не согласен с тихим венчанием в кругу близких родственников и друзей в Итале, ведь я не тороплюсь! Ты прекрасно знаешь, каким я могу быть терпеливым…, - я внимательно следил за его реакцией, он явно расслабился и уселся на краешек стола передо мной. - Я знал, что всё далеко не так, как расписали отец и Андреа, - выдохнул он, - И Элизабет говорила мне, что ты не можешь так жестоко поступить с моей малышкой… Бля, эта тихо помешанная и тут вставила свой пенс! Будто бы без её «заступничества» мы с Аароном не найдём общего языка! - Леди Элизабет очень мудрая женщина, - осторожно проговорил я, ожидая дальнейших событий. - Значит, ты просто хочешь обвенчаться с Элизой тут, в Итале? – я кивнул, - Тогда торжественный обед мы дадим в Алнвике, он значительно больше Итала и там есть, где разместиться гостям, - я ещё раз кивнул, да, мне очень нравится ход мыслей моего будущего тестя! - Более того, Аарон, я гарантирую, что на нашем венчании будет присутствовать Генрих! – куда уж мой дядя без меня, как, собственно и я без него? – И я оплачу две трети расходов, но у меня есть ещё одно небольшое условие…, - он уставился на меня, и я продолжил, - Наша первая брачная ночь пройдёт тут, в Итале! - Чёрт! – воскликнул Аарон, - Если это то, о чём я подумал, то Андреа может в церкви заявить, что не отдаст тебе дочь! О чём он подумал – хрен его знает, но вот то, что Андреа может выкинуть такую штуку – это факт, баба она совершенно неадекватная! - А мы никому не скажем об этом, - я подмигнул ему, - И ты можешь быть спокоен, твоя дочь девственная! – на всякий случай добавил я, а то мало ли чего он там себе напридумывал? - Роб, я сильно в этом сомневаюсь, но ты так упорно об этом твердишь, что… Я в это вообще не верю! Вот и говори людям правду! Нет, я обиделся…Ха! Больше не буду! Тем более, что я не собираюсь прикрывать отсутствие девственной невинности у невесты, я тупо хочу взять её, как полагается мужчине женщину в италской «игровой»! Там, где женщины обычно брали, как портовую шлюху, меня! - Думаю, тебе всё же стоит напомнить своей жене, что в её интересах хотя бы изобразить благопристойность, даже если она не уверена в непорочности собственного дитя! И вообще, я бы на вашем месте, дорогие родители, - усмехнулся я, - Всё же больше доверял моему мнению, я как никак, могу отличить девицу от женщины! - Я знаю, - махнул рукой Аарон, - Но я никак не могу свыкнуться, что именно ты, тот, с кем я столько кутил, и кого я видел ну во всяких историях, станешь мужем моей малышки, - он грустно вздохнул, - Я понимаю, что она аж бесится, как любит тебя, но, как отец, я в полнейшем ужасе от её выбора! Да, сейчас ты стал значительно спокойнее, чем в былые времена, - он опять вздохнул, - Но это только внешне! Мне ли не знать тебя?! И я прекрасно знаю, что Бетти уже не суждено нормально смотреть на отношения между мужем и женой, тебе не нужна жена в Христианском понимании, ты всегда ищешь шлюх, а это очень больно для меня, как для отца… Я поднялся, сделал шаг к нему и положил руку на его широкое сильное плечо: - Я не буду тебя разубеждать, брат, - думаю, ему будет приятно думать, что я к нему отношусь, как к родному человеку, - Но мне бы в любом случае пришлось жениться, чтобы у Виндзора был законный наследник, - и вот как ему объяснить, что его дочь ещё десять лет назад просила меня взять её в жёны? Да так и объяснить! – Понимаешь, Бетти ещё в год, когда мы отдавали замуж Алисию, просила меня жениться на ней… Знаешь, я тогда был женат и моя покойная, горячо любимая Вероника, была беременна нашими первенцами… Он грустно улыбнулся: - В этом вся моя дочь! А насчёт твоей любви к Веронике, ты хоть мне-то не пизди? И про Анну тоже не старайся заливать! Хорошо хоть ты Бет не врёшь, что испытываешь к ней что-то большее, нежели похоть! Как же хреново быть отцом невесты… Но у тебя ещё всё впереди! Ещё неизвестно, что начнёт выделывать Эви через три-четыре года! Я рассмеялся: - Бет обещала мне, что мои дочери вырастут достойными леди, она лично за этим проследит! Как и за моим питанием! Я же тощий! - Нормальный ты, - вздохнул братец, - Просто бабам нравится почему-то бегать за тобой, вот они и придумывают причины… - Аарон, у меня к тебе просьба, забери сегодня отсюда Бетти, а я завтра приеду в Алнвик и подпишу брачный контракт, но на тех условиях, что я тебе назвал. Он опять тяжко вздохнул: - Я боюсь, она откажется ехать со мной без тебя, так что вели своему Лари опять седлать Аполло и поскакали обратно, твоя комната всегда к твоим услугам! Представляю лицо Андреа, когда мы вернёмся! - У меня дела в Итале, если хочешь, оставайся с Бетти тут до вечера, а я отправлю посыльного с запиской от тебя, что мы все прибудем к обеду? – предложил я, хотя на самом деле мне в Итале делать ну вообще нечего! Я просто хотел немного подумать, так как бы так поизощрённее отомстить старшему Нортумберленду за его сегодняшнее оскорбление? - Ты обижен на отца? – какая, бля, проницательность! – Роб, он старый человек, у него жутко болят колени и часто ломит поясницу, прости его ради нашей дружбы! И чего я только ради дружбы с тобой не делал! Чёрт подери! Иной раз думается, лучше б ты мне врагом был, чем я без конца прикрываю твою задницу, братец! Хотя, ты-то во всём том дерьме, что разводит твой папаша, не барахтаешься! Наш великолепный Перси боится подпускать тебя слишком близко – понимает, старый козлина, что я ему не по зубам! И Бетти он согласился отдать за меня только из желания ещё разок куснуть из-за угла, да потом ещё попользоваться мной, как зятем, при своих мутных делишках! В дверь настойчиво постучали: - Вы там живые? – это неугомонная Бетти, моя чёртова невеста! И сразу её вздёрнутый нос сунулся в щель, - Роб, ты только не ругайся, - меня аж затрясло от такого начала, - Я пока за тобой скакала, я потеряла домашние туфли… … И вот оно – венчание! Я стою около алтаря старой Италской церквушки, рядом со мной Том, на первой скамеечке торжественно восседает наш дорогой Самодержец, рядом с ним моя мама и четыре моих же отпрыска, по другую руку – надувшийся, как мышь на крупу, сэр Перси с женой, ну и так далее! Смею скромно предположить, что это первый и последний раз, когда стены этой церквушки видят разом столько знати Королевства! Но места были ограничены, потому не всех желающих привезли из Алнвика на само венчание, а там уж Нортумберленд потешил своё самолюбие – гостей там столько, сколько способен вместить замок! В общем, не меньше, чем на моей первой свадьбе! Как же давно это было! Была поздняя весна… А сегодня я совершенно спокойно смотрю в сторону обледеневшего цветного окошка, на мне новый ярко синий камзол (люблю я жениться в синем!), почти такой же, как и в тот раз, но сегодня мою голову венчает герцогская корона. Я практически достиг всего, к чему стремился, но, что уж тут греха таить, я всё равно безумно одинок… Я посмотрел на Тома, он за эти года постарел, располнел, и так до сих пор и живёт со своей Сиеной! Она родила ему ещё троих – двух мальчишек и девочку… Наверное, он всё же счастливый человек! А я? Я перевёл взгляд на Святой Лик… Господи, ну почему мою душу не трогают обычные человеческие чувства? Почему мне постоянно чего-то эдакого надо?… Заиграла музыка – сейчас в церковь войдёт моя очередная невеста под руку с отцом… Бетти и Аарон… Мог ли я думать, что эта крошка станет моей женщиной? Когда-то я смеялся даже над самой мыслью, что мне будет интересно в постели с девкой гораздо моложе меня! А сегодня я на ней женюсь. Нет, она уже совсем не малолетка, ей скоро девятнадцать, и ей давно пора иметь ораву собственных детишек, так что сегодня я получаю не девчонку, а вполне взрослую женщину! Бля, но она была таким милым ребёнком… Ну нихрена себе! У меня чуть челюсть не отвисла! Она шикарна! Прости, Господи, но от традиционного образа обычной невесты, при ней разве что фата, да букетик фиалок в руках! Платье такое, что я невольно глянул на уже практически состоявшуюся тёщу, которая под моим взглядом густо покраснела – видимо, она потерпела полное фиаско в борьбе с собственной дочерью! Но мне это её платье жутко нравится! Главное – чтобы моя разгильдяйка не простудилась! Какие у неё прекрасные плечи, а её грудь, видна чуть ли не до сосков (полагаю, если подуть на пушистый белоснежный мех, которым оторочен вырез, я их точно увижу!)… Мммм… И этот глубокий изумрудный цвет, который так выгодно оттеняет белизну её тела… Лучше бы смотрелся разве что бордовый, но невеста в бордовом платье – это бы был скандал! Вот это я понимаю – МОЯ жена! И самое главное – она на самом деле выглядит счастливой, буквально светится каким-то тёплым и нежным внутренним светом, я такое сияние ощущал разве что от Вероники, когда та носила под сердцем моих детей… Имею подозрение, что лицо у меня было мягко говоря ошалевшее, даже Генрих решил торжественно глянуть – что привело даже меня в такое состояние? Наше Величество удивлённо крякнуло, а потом посмотрело на меня с кривенькой ухмылочкой, мол, доигрался? Согласен - доигрался! Впервые вижу женщину, которую хочу без всяких оговорок, «но» и другой хуйни! И она, медленно шагая с Аароном под руку, мне навстречу, улыбается мне, а по всем канонам должна низко опустить голову и хотя бы изображать невинность! Что там говорил епископ, я слушал крайне невнимательно – чего я в этой речи не знаю? Главное – вовремя отвечать и повторять, да ещё надо успевать приглядывать за Эви и собственной невестой, такое ощущение, что они обе решили передо мной повыпендриваться! Нашли время! Выдеру обоих! Я же венчаюсь, третий раз уже венчаюсь! Как идиот, я в третий раз наступаю на те же вилы! Нахрена??? - Да, - слышу я собственный голос, обещающий Бетти быть верным мужем. Какой бред!!! …- Жених может поцеловать невесту, ибо отныне вы – муж и жена, дети мои! Боже мой, неужели закончилось?! Я медленно повернулся к Бетти, с благороднейшей целью целомудренно клюнуть носом в её щёку, фига с два! Моя теперь уже жена, как полоумная повисла на моей шее и начала целоваться очень не целомудренно, чем вызвала довольные вскрики от присутствующих в церкви мужчин и разве что не ступор у Его Преосвященства. Я еле отодрал её от себя: - Ты где находишься? – прошипел я ей в лицо, - Веди себя, как герцогиня, а не как… Ну, ты меня поняла, надеюсь! - Роб, - она, похоже, меня и не слушала даже, хотя, я сильно в этом сомневаюсь, ведь она любит прикидываться дурочкой, когда ей это выгодно! - Я так счастлива! А я-то, блядь, как «счастлив»! Пришлось подать ей руку, и мы начали медленно и очень чинно шагать в сторону выхода. По дороге мы раскланивались с поздравляющими, и я внимательно следил, чтобы эта мерзавка не слишком низко склонялась – ещё не хватает, чтобы у неё сиськи вывалились! Ну, я эту шлюху сегодня отделаю, она у меня попляшет!!! На выходе из церкви на Бет её Мэри набросила пушистую белую пелеринку с капюшоном, нас все, кому не лень, обсыпали всякой хренотенью, желая нам «процветания, счастья, детей и благополучия», и мы, наконец-то, уселись в моё ландо с открытым верхом. Ну что, сучка, не ожидала, что нам предстоит почти час ехать на свежем воздухе? - Вот только посмей простудиться! - с улыбочкой выговариваю ей я, - Лично придушу, чтобы больше не мучилась и меня не позорила! Она с той же счастливой улыбочкой уселась, повернула ко мне голову: - Я сделала всё так, как хотел ты, любимый! Ебать эту женщину во все возможные щели, она меня уже довела до белого коленья! - Чтобы в Алнвике прикрылась, осознала? Ответом мне послужило сердитое сопение – ничего, переживёт! Я же пережил венчание в третий, можно сказать, юбилейный, раз?! Я уставился на неё. Чёрт побери, и вот эта шалава станет родоначальницей Виндзоров? Куда смотрели мои глаза, ну, кроме, очевидного? Каким местом я думал, соглашаясь взять её в жёны? Явно не тем, каким следовало… Ладно, хрен с ним, что сделано, то сделано! Кортеж медленно ехал по заснеженной дороге, Бетти зябко прижалась ко мне: - Я больше так не буду, Роб, - прошептала она, - В смысле, не буду так легко одеваться… - Нет, милочка, теперь все шмотки, которые ты намереваешься пошить, буду осматривать лично я! Без моего одобрения ты не сошьёшь даже нижнюю сорочку! Она обняла меня и уткнулась ледяным носом мне в шею: - Что угодно, только не сердись, - ну вот как её пошлёшь, когда она вот так ластится? - Лари! – позвал я камердинера, - вытаскивай жаровню, а то миледи до собственной первой брачной ночи околеет! - Роб, - хлюпнула она и ещё усерднее зарылась в мой меховой плащ, - Ты такой тёплый… Ну ещё бы! Ещё и лезет под камзол своими ледяными ручонками! Вот ведь пиявка мелкая! - Ты не жена, ты – недоразумение! – объявил я ей свой вердикт, - Учти, я ночевать в Алнвике не останусь, как хочешь, но я уеду в Итал! - Я тоже уеду с тобой, ты только вели подготовить крытую карету… …Боже мой, как же я устал от этой бесконечной пьянки, посвящённой моему очередному бракосочетанию! По началу я ещё пытался пить через два раза на третий, но потом, когда моя молодая жена оттаяла, и начала радостно носиться среди своих многочисленных приятельниц и каждой лично совать в нос своё обручальное кольцо, я решил, что толку от сегодняшнего дня уже не будет никакого, и пустился во все тяжкие. Очень жаль, но Бетти на законное место водворила лично моя новая тёща – леди Андреа, она даже немного поворчала на собственную дочь, но напоследок всё же «одарила» меня взглядом и парой слов: - Пора закусывать! – да пошла бы ты со своими советами куда подальше! Я подмигнул Бет: - Всем успела похвастаться? - Нет, - кисло проворчала она, - Маман не дала… - Так давай выпьем? – со смехом предложил я. Она сердито уставилась на меня и отрицательно покачала головой: - Мне нельзя, мне ещё сына тебе рожать… И тебе тоже хватит! – встрепенулась она и нагло ухмыльнулась, - Тебе мне его ещё делать! - Не буди во мне зверя, жена, - рассмеялся я, - Кто тебе сказал, что я тебе сегодня ребёнка делать буду? – я склонился к её ушку и шепнул, - Я имею скверную привычку насиловать своих юных жен, а дети, как всем известно, получаются исключительно от любви! За это хамство я был моментально наказан – её рука легла на мой пах и пальцы больно сжались… Уй, бля… - Руку убери, - рыкнул я, но по её наглому взгляду и так ясно, что хрена с два уберёт, нарывается? Хорошо, и я громко выкрикнул, - А почему никто нам с леди не кричит «Горько?» - мой почин моментально был подхвачен доброй сотней голосов, - Убрала руку! – опять скомандовал я, - Будем целоваться на потеху почтенной публике! Теперь Бетти с готовностью первая подскочила, и, не дожидаясь пока я там нащупаю её талию, чтобы прижать к себе, сама обхватила меня за шею, склонила к себе и одарила одним из своих охренительных поцелуев, от которых у меня обычно встаёт и пульсирует… Сука! Гости от восторга начали стучать кулаками по столам и орать, чтобы мы повторили. Блядь. Ну, держись, Бет! Я подхватил её на руки (тяжеловата в таком мощном платье, но ничего!), перекинул через плечо (всеобщий восторг перешёл во всеобщий оргазм!), хлопнул по заднице: - Мы - в Итал! – объявил я и под всеобщий одобряющий гул потащил свою стерву к выходу прямо через весь зал. Хотела, чтобы твою свадьбу все запомнили? Получай! Вспомним традиции прадедов! По пути нас опять обсыпали какой-то дрянью и я чуть не поскользнулся и не загремел со своей ношей на конопляных семенах. Идиоты! Хорошо хоть мой Лари не такой придурок, как все – карета стояла уже с упряжкой и прямо у крыльца, дверцу он открыл быстро, и я с облегчением сгрузил на мягкое сиденье свою новую законную жену! - Пролазь живее, мне холодно! – приказал я, и она шустро проползла по сиденью вперёд, освобождая мне место. - Роберт! – я оглянулся, за спиной стоял Его Величество, дядя Генри. Какого хрена надо? Я соорудил на морде улыбочку и приклонился по всем канонам и этикетам. А он скинул с себя свою меховую накидку и швырнул её мне: - Простудишься, мальчишка! – хмыкнул он и добавил, - Благословляю вас, дети мои! – он величественно протянул мне руку для поцелуя, я быстро ткнулся в неё носом и хотел уже свалить, но он меня удержал и склонился ко мне, - Только посмей загубить и эту девку, мерзавец, я сам тебя придушу! - Вот и женился бы на ней сам! – в тон ему шепнул я. А он в ответ громко рассмеялся и громко объявил, явно играя на публику: - Молодым не терпится, пожелаем им счастья и много детей! – и саданул меня по плечу, - Мой племянник сегодняшним поступком осчастливил одну женщину и оставил безутешными половину Королевства! – это намёк на то, что на меня многие имели виды? Знаю, но лучше моей Бет могла быть только Нэнси, но Нэн меня, похоже, бросила окончательно… Пришлось ещё раз приклонить голову, поиграть с этими остолопами придворными. Как жаль, что мама не может меня проводить – монахиням нельзя присутствовать на пирах… Я запахнул дядин тёплый плащ и быстро запрыгнул в карету с гербом Корнуолла. - Нашла жаровню? – спросил я сразу, как только Лари закрыл за мной дверцу. - Да! – последовал твёрдый ответ из темноты. Я придвинулся к ней поближе: - Иди сюда, - я распахнул дядину меховую накидку, - Его Величество был так любезен, что мы с тобой точно не успеем замёрзнуть! - она с благодарностью прильнула ко мне, - Ноги поставь на крышку жаровни, - приказал я, обнимая это своё недоразумение, - Трогай! – крикнул я кучеру и мы резко помчали за ворота Алнвика, - Ты не устала? - Нет, - она поцеловала мою скулу, - Ты опять колючий! - Побреюсь в Итале, - пообещал я. Она обняла меня и прошептала: - Неужели мне это не снится, и я на самом деле стала твоей женой? - Лучше б тебе это снилось, - проворчал я, внимательно наблюдая за сгущающимися за окошком сумерками. Она рассмеялась: - Ты так специально говоришь, чтобы позлить меня! Но на самом деле ты тоже очень счастлив! Я знаю! Много ты знаешь! Я усмехнулся – скоро будет поворот к дому Нэнси… Господи, сколько раз я мчался по этой дороге… А теперь там стоит пустой дом… Нет, он не пустой, там остались слуги, они его поддерживают, пока решается вопрос – продаст его хозяйка или ещё что сделает? Я бы его купил… Но мои агенты говорят, что он не стоит на продаже… Очень жаль! Чёрт подери! - Стоять! – я подскочил и силой ударил по передней панели! На повороте стоял всадник – я его знаю! Это валет Нэнси! Она здесь!!! Бетти испуганно пискнула и подхватила чуть не упавший на тлеющие угли меховой плащ. А я выскочил как был, без верхней одежды в снег и побежал в сторону валета: - Роджер! Всадник спешился и тоже по снегу направился ко мне: - Ваша милость! – он поклонился, - Я чуть не упустил вас, простите! Вас хочет видеть госпожа, если вы, конечно, хотите видеть её… Хочу ли я видеть Нэн? Боже мой! Да какие могут быть вопросы? Естественно – да! - Где она? – спросил я. - Госпожа ожидает вас в своём доме, - он ещё раз поклонился, - Следуйте за мной! Я заскочил обратно в свою карету: - Разворачивай и следуй за всадником! – гаркнул я молодому кучеру, который, кажется и не кучер вовсе, а племянник моего Лари, мальчишку, вроде бы зовут Джереми и он будет личным камердинером моего старшего сына… Или среднего? Похуй! – Скорее, суки! – бешено заорал я. Но карета всё же тяжёлая и неповоротливая, они минут пять разворачивались, хоть не запутались и ничего не сломали – и то уже хорошо! Скорее, ОНА ждёт! - Роб, - тихо пискнула Бет, - Что-то случилось? – она поймала мою руку, - Кто этот человек, почему он нас ждал? Зачем? Чёрт! Дьявол! Что ей сказать? Как ей объяснить, что я, вместо того, чтобы мчать с молодой женой в Итал, где нас с ней ждёт по-королевски приготовленное ложе, несусь в сторону только ради того, чтобы увидеть женщину, которую люблю всю свою проклятую жизнь? - Роб? – она ещё раз дёрнула меня за рукав, - Только не ври мне, я всё пойму! Сомневаюсь я, что ты поймёшь – я и сам-то ничего не понимаю… Но, даже если это на самом деле ловушка и в конце пути меня ждет не Нэн, а группа «недоброжелателей», то и хрен с ним! Мне уже нечего терять – всё, что я мог, я сделал (за малым исключением), и мне уже ничего и никого не жаль – я приму смерть, как должное. - Нэн ждет меня. Бетти тихо охнула и потянулась ко мне: - Иди ко мне, ты замёрз… Я оттолкнул её от себя – не хочу я ничего! Пусть я замёрз! Да пусть я вообще сдохну! Никто не знает, до какой степени я устал! Устал сам от себя, от всего этого блядства, что постоянно крутится вокруг меня, от продажных мужчин и женщин…Я опустил голову на собственные руки… Мне так жаль себя!!! От лёгкого прикосновения к волосам я чуть не подскочил – это всего лишь Бетти решилась тронуть их: - Не надо меня жалеть! – сквозь зубы прорычал я. - Почему? – спросила она. Почему? Такой простой вопрос, а я не знаю на него ответа… Может, от того, что меня никто и никогда искренне не жалел? Нет, Вероника, моя первая жена, она откровенно жалела меня за то, что я такой… холодный. А почему меня жалеет Бетти? - А за что меня жалеть? – спросил я её. - Но ведь тебе плохо, я же вижу, что тебе очень плохо, Роб! – воскликнула она. - Да кому какое до этого дело? Плохо мне или хорошо – один хрен! - Нет, ну как ты можешь такое говорить? – возмутилась она, - Я тебя прекрасно понимаю! Ты не представляешь, что я вытворяла, когда ты во второй раз женился на этой белобрысой корове и даже ни разу не глянул в мою сторону! Нэн для тебя то же, что для меня – ты! Понимаешь? Чего тут понимать? Каждый сходит с ума по личному плану. Хочешь ты того или нет – наипнуться умишком любой может! - Я знаю, что ты творила и очень надеялся, что у тебя эта блажь пройдёт, - ответил я, - А сейчас - не прикасайся ко мне! – нет, зря я с ней так, - Бетти, детка, просто сиди и не трогай меня, я сам всё решу! – и я уставился в окно, скоро появится небольшой замок… Как бы я не был готов к тому, что вот сейчас я увижу дом, с которым связано столько чудесных воспоминаний, но он всё равно возник неожиданно – сердце забилось в бешеном ритме – ещё совсем чуть-чуть и я увижу ЕЁ… Она, наверное, стояла за дверями, потому, как только карета остановилась, она вышла сначала на порог, а затем направилась навстречу мне по вычищенной от снега дорожке. А я всё сидел и тупо пялился из-за занавесей кареты на высокую фигурку в чёрном… - Роб, - это опять моя неугомонная Бет! – Ты плачешь?… Какие на хер слёзы? Я открыл проклятую дверцу и выпрыгнул из кареты. Нет, ноги меня явно не хотят слушаться. Я встал, как вкопанный, уставившись на мою Королеву – такую прекрасную даже в бесформенном монашьем одеянии… Наконец, я смог сдвинуться с места – сначала медленно, потом быстрее и быстрее. Я подбежал к ней и встал перед ней не в силах ничего сказать – я, наверное, как сумасшедший смотрел на неё – она похудела, под глазами появились тёмные круги… - Ты плакала? – услышал я свой срывающийся на свист голос. - Я молилась за тебя, - прошептала она и из её глаз потекли слёзы, - Я так надеялась, что эта девочка сможет тронуть твоё ледяное сердце… - Я люблю тебя, - еле выговорил я, потом набрал воздуха побольше и громко крикнул, - Я люблю тебя! Закаркали какие-то испуганные и чёрт знает откуда тут взявшиеся вороны, и с шумом всем скопом полетели куда-то в сторону Алнвика… Она молчала, как мне показалось, целую вечность… - Это грех, но я тоже люблю тебя, мой Факкинг Перфект, - она испуганно прижала ладони к собственным губам и я увидел, что она без перчаток, её нежные белые руки от холода начинают голубеть. Я взял её руки в свои и прижал к собственным губам, подул на них, потом прижал к лицу, всей грудью вдохнул тонкий аромат её кожи… Господи, это всё, что мне остаётся – эта женщина больше никогда не станет моей, как бы я не пытался привлечь её… - Я умру без тебя, - прошептал я. - Не плачь, - улыбнулась она, сама задыхаясь от рыданий, - Эта девочка сможет излечить тебя…, - она осторожно отняла у меня свои божественные ручки. Я упал перед ней на колени, обхватил её стройные ножки и прижался к ним. Нет, я не хочу, я не могу уйти! Господи! За что? - Роб, - прохладная ладонь Нэн тронула мою щеку, - Я отдала этот дом монастырю, тут будет пансион для девочек из благородных семей, и я надеюсь, что ты не забудешь этот старый дом, будешь помогать им деньгами… Я распорядилась, чтобы уничтожили нашу комнату… Сначала я хотела сжечь дом, но потом матушка Шарлота, - это она, кажется о моей маме говорит, или нет? Я ничего не понимаю, - Посоветовала мне оставить дом для богоугодного дела воспитания благородных девушек… Мы все будем молиться за вашу бессмертную душу, ваша светлость… - Не надо за меня молиться! Я хочу сдохнуть вот тут, прямо сейчас, у твоих ног! И пусть я сразу направлюсь в Ад – там мне самое место, там не будет так болеть внутри, а телесная боль мне не страшна! - шептал я в чёрную грубую ткань. - Глупый мальчишка, - она легко, двумя пальцами подняла моё лицо за подбородок, - Запомни – мы оба будем счастливы! Очень счастливы! Я – с Богом, а ты – с этой милой девочкой Элизой Маннерс… - Её зовут Элизабет Виндзор, - поправил я Нэн, - И я сегодня женился на ней… - Я знаю, я была в Итале на венчании, - она улыбнулась мне, - Твоя жена великолепна! Именно такая женщина тебе и нужна – смелая, упрямая, молодая! Она не позволит тебе усомниться в ней никогда! Она будет великолепной матерью всем твоим детям без исключения! - Она сама ребёнок, я не знаю, зачем она мне? А тем более – зачем ей я? Со всеми моими грехами… Нэн, ты же знаешь, я не способен искренне любить, а тем более – верить… - Ты можешь всё, - она вновь улыбнулась мне, - Ты куда сильнее, чем думаешь… Поднимись, ты простудишься… - Мне пох…, - она легонько погрозила пальцем, - Хорошо, - я послушно поднялся с колен и хотел её обнять, но она отстранилась. - Я дала обет, Роб, и я буду ему верна! Теперь я – Христова Невеста, не забывай об этом, мой любимый мальчик… Твоя жена по тебе соскучилась, - она кивнула куда-то за мою спину. Пофигу, соскучилась она или нет – плевать мне!!! Я чувствую, что нам с Нэн осталось пара-тройка минут, и больше я её уже никогда не увижу! Чёрт, я всхлипнул? Неужели я на самом деле всё это время плакал? - Роб, милый, ты заболеешь, - услышал я откуда-то издалека голос Бет и на мои плечи легла тёплая от её тела накидка Генриха, - Холодно… Я с удивлением посмотрел на свою молодую жену – и она неожиданно показалась мне не такой никчёмной и истеричной, я посмотрел на неё какими-то другими, чужими глазами – передо мной стояла нежная, красивая девушка в вульгарном, как вся моя жизнь, платье с голыми плечами и смотрела на меня глазами, в которых отражался один лишь я… Наверное, я так же смотрю на Нэн… - Ты простудишься, - прошептал я Бетти, - Иди ко мне, - она с готовностью поднырнула под огромный меховой плащ. - Будьте счастливы, - Нэнси перекрестила нас, развернулась и медленно пошла в сторону дверей дома, в котором больше никогда и ничто не напомнит о том далёком и прекрасном времени, когда мы с ней были вместе… У самой двери она обернулась и выкрикнула, - Я приказываю тебе быть счастливым, дерзкий мальчишка! – дверь захлопнулась, а я остался снаружи…Всё…Она меня бросила навсегда… - Мне холодно, - Бет прижалась ко мне, - Поехали домой… Домой? Да, она совершенно права – Итал – мой единственный дом… И – да! Нэн приказала мне быть счастливым! Так, чёрт подери, я исполню твой последний приказ, моя Королева! И я навеки останусь твоим Факкинг Перфектом, твоим вечным рабом, моя повелительница! Я подхватил Бет и закружился с ней, она сначала испугалась, а потом счастливо рассмеялась! Блядь, как же с ней спокойно и весело! Девчонка просто чудо! И к чёрту все эти якобы душевные терзания и сомнения! Нахер пресловутую любовь! Я БУДУ СЧАСТЛИВ, МОЯ КОРОЛЕВА!!!! КОНЕЦ.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.