Иной мир, проблемы те же (ну, почти)... 3351

Дул автор
Ruroni соавтор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Одни мечтают попасть в другой мир, другие же нет. Но что если об этих мирах не подозревать, но все равно там оказаться? Как жить, что делать, какую цель перед собой поставить? Да и как сохранить себя, учитывая то, что теле запечатан демон, у которого так же есть свои мысли и желания.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Чтобы больше соответствовать цензуре, а так же простой логике, но самое важное - заявке, стражницы будут старше в фике, чем они были в сериале и комиксах (там им по 12-14 лет).

Так же все, кто впервые наткнулся на этот фик убедительно просим прочитать предупреждения. Там описаны почти все моменты, которые чаще всего вызывают вопросы, а нас немного достало отвечать одно и тоже.

Если кому нужны ссылки на Самиздат:
1я часть: http://samlib.ru/n/nagelxman_n/01inojmir.shtml
2я часть: http://samlib.ru/n/nagelxman_n/02inojmir.shtml

Омак от Tenge no Sassori: https://ficbook.net/readfic/6432321

Для тех, кто захочет подкинуть на что-нибудь:
https://money.yandex.ru/to/410011383894570
Вебмани - R300322494625
Карта "Сбербанка": 5469-5500-1140-5195

Работа написана по заявке:

Глава 7: W.I.T.C.H.: I...

3 февраля 2019, 03:21
      8 августа 2005 года. Утро       Ирма Лэр валялась на кровати, пытаясь понять, что же ей теперь делать дальше. И дело было вовсе не в том, что ей нечем заняться или просто поставили в безвыходное положение, тут все было намного хуже — ей было скучно! А как себя может повести повелительница воды, когда ей скучно, не могла сказать даже самая близкая во всех смыслах подруга.       — Надо срочно что-то придумать... — Левая рука вяло ласкала грудь, в то время как правая затерялась в волосах. — Мелкого придурка тут нет, так что можно расслабиться и ничего не делать, но... я уже устала валяться на одном месте...       Передвинуть тело было категорически лень, но хотелось действовать... нет, неправильно, и это было лень делать. Просто хотелось, чтобы что-то произошло и развеяло скуку. Все возможные сериалы она уже пересмотрела, а пытаться найти что-то, что она еще не видела... девушка не была уверена в том, что у неё это получится. Конечно, можно было бы просто завалиться в гостиную и просто усесться перед теликом, переключая каналы, пока не получится наткнуться на какую-нибудь дурь, но от такого времяпровождения уже блевать тянуло.       — И вот надо было нам с Корни выпендриться? — Прошедший уикенд был одним из самых скучных и отвратительных в её жизни! Так еще и пришлось наблюдать за разворачивающейся «драмой» — общением Лилиан и Криса. Две занозы в задницах старших сестер устроили срач и только чудом не разнесли все вокруг до того, как они отправились в церковь. — Мелкие предатели...       Ирма оказалась под домашним арестом из-за действий этого засранца, который зовется её младшим братом. В аналогичной ситуации оказалась и Корнелия, которую сдала Лилиан. Подумаешь, они решили устроить небольшую шумиху, лишь бы прекратилась вся эта нудятина! Так нет же, отругали и заперли дома!       — Бу-у-уэ-э... — А ведь Ирме приходилось иметь с этим дело каждое воскресенье! — Повезло Корни — её этот ужас обходит стороной.       Ирма не могла сказать, что её жизнь плоха, это было не так, далеко не так. Попытаться соврать? А зачем? У неё была любящая семья... Ладно, было бы неплохо избавиться от мелкого засранца, и тогда было бы все идеально. К несчастью, жизнь никогда не бывает идеальной. Ну так вот, у неё была любящая семья, верные подруги, которые готовы прикрыть её спину и вытащить из любых неприятностей, как и она их, красота, роскошная жизнь и, самое главное, МАГИЯ! Много ли людей имеют хотя бы половину? Да взять хотя бы уровень достатка у многих... А у неё все это было на блюдечке! Так что лицемерно заявлять, как Корнелия, что жизнь ужасна, из-за какой-то мелочи она не собиралась. И нет, пакости брата никак нельзя было считать МЕЛКИМИ!       — Надо будет по ушам надавать засранцу... — Ирма и не подумала прощать брата за совершенный проступок, в результате которого она оказалась под домашним арестом. — И не только за его подставу.       О да-а-а... стоит только вспомнить все те подлянки, которые Крис ей устраивал, что желание прибить мелкого возросло в геометрической прогрессии! Осталось только вспомнить, что такое эта геометрическая прогрессия... Но она точно круче, чем математическая, девушка это точно знала! И это даже при условии, как она ненавидела этот предмет.       — Может, все же стоит свалить? — В голосе была скорбь скучающего населения планеты. — А потом...       На миг Ирма оцепенела, после чего с силой прикрыла глаза, сделала глубокий вдох, а после тяжело выдохнула.       — Стоп, — девушка поднялась и подошла к стене, — НЕ, — удар головой об стену, — СМЕЙ, — еще один удар, — ДАЖЕ, — еще два, — ДУМАТЬ ОБ ЭТОМ!       После столь сильных ударов о стену голова начала раскалываться, и это не считая того шума, который теперь звучал в ушах.       — Ну почему я не могу быть как все? Почему у меня не может быть менее опасной способности? — Во рту был привкус крови — щеку она все-таки успела прокусить. — Где я так провинилась? — Пустота в черепушке, которая постепенно заполнялась болью, не способствовала хорошему настроению. — Хотя да, после всего совершенного...       Одинокая слеза скатилась по щеке, после чего сорвалась и упала на ковер под ногами.       — Так! Не время себя жалеть! — Вот только было бы неплохо, чтобы голова еще прошла. — Раз нельзя выходить из дома, то мне ничего не мешает подготовить очередную ловушку этому маленькому предателю. Раз он маленький «шиноби», — Ирма искренне захотела сплюнуть, но делать это в своей комнате было бы глупо, — то пусть и учится распознавать ловушки.       Быстро развернувшись, из-за чего деву повело и ей пришлось хвататься за близстоящий стол, Ирма устремилась к шкафу. Прежде чем выходить из комнаты, следовало переодеться. Не то чтобы её сильно смущало, если кто-нибудь увидит её даже голой, но у неё и так с головой не все в порядке, а потому не стоило искушать себя сходить с ума ещё больше.       — А теперь можно и приступать! — дырявая в нескольких местах, почти прозрачная футболка сменилась на другую, а также спортивные шортики. — Посмотрим, сколько он еще выдержит! — На лике девы появился кровожадный оскал.       И пускай Ирма каждый день старалась приготовить «любимому» братцу все новые и новые ловушки, но даже у неё был предел фантазии! Можно, конечно, было бы попробовать приплести магию прямо во время еды, но лучше не стоило.

***

      Ирма не помнила, чтобы в её жизни было много плохих событий, но и слишком хороших тоже не было. Лишь недавно после обретения своих сил она начала в полной мере понимать, что её положение в обществе очень хорошее. Многие даже среди одноклассников жили куда как хуже. Но значило ли это, что сама Ирма будет что-то делать по этому поводу? НИ ЗА ЧТО! Девушка была эгоистична и признавала это, а потому не собиралась делать что-то ради неизвестных ей людей просто «потому что». Ну уж нет, таким идиотизмом она точно заниматься не будет! Да и далеко не один раз видела нечто подобное перед своими глазами. Ирма была готова поучаствовать в чем-то глобальном, но помогать всем и каждому? Нет уж, увольте.       Может быть, виной такому мнению девушки было нечто, что оставило на ней след в прошлом? Может быть, виной подобного мнения было то, что тогда еще маленькая девочка видела в полицейском участке, когда отец приводил её к себе на работу? Ирма не знала, что же послужило причиной такой острой реакции на даже простое предложение помочь всем и каждому, но её это, честно говоря, особо и не волновало. А уж после того, как её магия пробудилась в полной мере, когда тайны чужого разума для неё тайнами-то и не были, дева лишь убедилась в своем решении. Ирма не могла даже вспомнить, как же она смогла выжить в первые месяцы, когда казалось, что она живет в мире, в котором есть лишь несколько констант, а все остальное — это безумие, постоянно меняющееся под давлением реальности.       В те месяцы она запретила себе читать мысли своей семьи, а также мысли родственников подруг, которые для неё сами по себе были темными точками, позволявшими хоть на миг отвлечься от того ГВАЛТА, что творился вокруг. Ирма не могла сказать, где же было хуже всего, пока она не научилась контролировать свое проклятие: в школе или же на улице.       С одной стороны учителя, которым в большинстве своем просто наплевать на тебя, а также толпы клуш и озабоченных парней, которые интересует только то, насколько же твоя задница мягкая и упругая, и как бы они с ней или еще с какой девушкой повеселились в постели. Как она никого из парней не убила в те времена, Ирма и сама не знала. Хорошо еще, что самый пик развития её способности длился всего неделю, через которую она смогла взять себя в руки, иначе бы она точно сошла с ума.       С другой же стороны была улица, где людей намного больше, чем в классе. А в школе, что ни говори, хотя и было много отвратительных вещей, но во время уроков весь гул мыслей можно было свести к «да когда же это уже кончится» и мольбам о том, чтобы учитель уже заткнулся. Во время контрольных было намного хуже, но за ту неделю ни одной не было, и это было облегчение. Что же касается улицы, то... множество людей, причем всех возрастов, у которых постоянно крутились свои мысли, которые сливались в один бесконечный шум, из-за которого голова постоянно болела... Но иногда там могло проскользнуть нечто такое, от чего тянуло блевать. Хуже всего было в участке у отца, из-за чего девушка старалась там в те времена не появляться, ибо того количества дерьма, что она ощущала, просто находясь рядом, хватало, чтобы возникло желание убить кого-нибудь.       Подруги не знали, но как-то раз Ирма все же не выдержала и нашла одного насильника, чьи мысли она услышала, находясь тогда в участке, после чего приказала тому вскрыть себе вены. Ей было настолько отвратительно, когда она настроилась на эту тварь в человеческом обличье, что в тот момент Ирма даже не совсем понимала, что натворила! Просто отправилась за ним, пускай и далеко не сразу, после чего зашла в кафе и, пока тот обедал, внушила тому мысль о самоубийстве. Легко, буднично и совершенно спокойно, и это если забыть про радость, которую она испытывала в тот самый момент, когда насильник поднялся к себе в квартиру и вскрыл вены. Вот тогда-то её и накрыло по полной!       Ирма видела все то, что с ним происходило, слышала его угасающие мысли! Но хотела убедиться в том, что тварь никуда не денется. Вот только когда цель сдохла, а сама Лэр пришла в себя и поняла, что же натворила, тогда-то она и нажралась так, как до этого не делала никогда! Да они с подругами уже начинали распивать алкоголь, но ни одна из них ни разу до того момента ни напивалась до состояния, когда из памяти просто пропадал кусок жизни! Потому, конечно же, ей было плохо... нет, не так! Ей было ХЕРОВО! Она мечтала умереть в тот момент, когда пришла в себя. И это не считая лекций от отца и «матери». Домашний арест тогда стал спасением. И именно после того случая она с подругами начала напиваться... точнее, спиваться.       Почему так поступали остальные, девушка не знала, но вот ей алкоголь помогал от глупых решений, таких как влезть кому-то еще в голову, да и, чего греха таить, приглушал фоновый шум от остальных. В таком состоянии почти не было возможности выцепить угрозу для себя, зато в голове была такая ЛЕГКОСТЬ... Ирма уже к тому моменту умела контролировать свое проклятье, однако это не значит, что она не продолжала постоянно слышать ГРЕБАНЫЙ ШУМ! А алкоголь помогал свести его почти на нет.       А что? С утра выпил небольшую бутылочку, почистил себя с помощью магии, чтобы даже запаха не осталось, и шума в голове нет! Хотя пришлось очень долго учиться тому, чтобы очищать свой организм после пьянок. Это было сложно... точнее будет сказать, что это было ОХРЕНЕТЬ КАК СЛОЖНО! Однако, после того как девушка научилась совершать нечто подобное, очищая свой организм, избавиться от запаха во рту проблем уже никаких совершенно не составляло.       Так что в последний год, даже чуть больше, Ирма была постоянно слегка пьяной. И если бы не организм, который начал приспосабливаться к подобному издевательству над собой, то все было бы легко и просто. Однако, как заметила Ирма, в последние месяцы чтобы избавиться от постоянного гула в голове, ей приходилось выпивать все больше и больше. Ради тренировок приходилось брать себя в руки, поскольку девушка отлично понимала, что же с ней будет, если она так и не сможет научиться себя контролировать, но это было издевательство над собой в чистом виде! Проклятье! Да Ирма так себя не истязала даже ради испытаний, награды от которых стояли у неё в комнате! Хорошо еще, что тренировки приносили плоды и постепенно удавалось брать свое проклятье под контроль, тем самым уменьшая внешний «шум» от мыслей других людей. Жаль только, что это происходило слишком медленно.       На самом деле, ей еще повезло, что все получалось именно так, а не как могло бы быть, если бы она сорвалась после своего первого убийства. Чувствовать то, как жизнь медленно покидает человека, как его мысли становятся вялыми... это ОТВРАТИТЕЛЬНО! Это ужасает! Становится тошно! И хуже всего во всей этой ситуации даже не тот факт, что она кого-то там убила, а именно те самые ощущения! Из-за работы отца Ирма отлично знала, сколько всего совершалось убийств в их городе, точнее, хотя бы примерное количество в год, и потому уже давно для себя занесла всех убийц, насильников и прочих психов в свой расстрельный список. Но вот что она чувствовала по поводу СВОЕГО первого убийства, девушка не могла долго разобраться, пока не решила, что сделала все правильно.       Через некоторое время дева все же решилась повторить «эксперимент»... Почему? Зачем? Наверное, пыталась реализовать какую-то свою «идею». Да и сказать, что она «решилась»... Полтора месяца убеждала себя, что это будет правильно и так надо сделать. Нажиралась, плакала в подушку, когда никто не видел, искала утешение в гулянках с подругами, а также творила лютую дичь, но постепенно заставляла себя принять решение, которое она уж точно никогда не забудет. Недаром отец, когда она была маленькой, очень часто повторял: «Знаешь, Ирма, какое бы тяжелое решение тебе в своей жизни принять ни пришлось, знай: иногда гораздо тяжелее жить с последствиями этого решения». До того дня девушка даже и не подозревала, что так оно и будет, а также о том, что думать о своих действиях нужно заранее, как и о последствиях принятого решения. Ироничным же в той ситуации было то, что до того, как все завертелось, сама девушка считала, что все просчитала заранее.       Выбрала себе жертву, которой оказалась очередная тварь, что не попала в тюрьму... любила доводить людей до самоубийства, после чего через некоторых знакомых продавала квартиры и получала с этого деньги на жизнь. Когда средства начинали заканчиваться, она опять «выходила на охоту». Вот только в этот раз Ирме показалось мало того, что она сотворила в прошлый раз, и потому самоубийством все дело не обошлось. А причина была проста — одной из жертв оказалась знакомая отца, миссис Волькер. Вот и решила Ирма принести «справедливость».       Но, чтобы убедиться, что все сделает правильно, решила «поговорить», поскольку у неё никогда раньше не хватало времени, чтобы считать память, точнее, необходимый кусок, полностью, да и тогда она была менее искусной. В результате «разговора» всплыло еще много чего, в том числе и тот факт, что и сама женщина убивала, а свои действия не считала чем-то плохим, даже гордилась! Наверное, именно в тот момент «тщательно продуманный план» разлетелся к чертям.       После того разговора Ирма, стараясь не попадаться никому на глаза, добралась до той банды отморозков, что начали продавать наркотики в опасной близости от их школы. Собственно, именно по этой причине она о них и знала. Ну и отдала приказ, чтобы они избавились от «цели» с особой жестокостью. Думала ли она тогда о последствиях? Как показала практика, идиоты не думают. Поскольку умудрилась вложить в свой приказ столько сил, что хоть как-то повлиять на дальнейшее развитие событий она уже не могла.       В результате пятерка отморозков прибыла домой к жертве с оружием. И здесь-то по плану и должно было все закончиться. Полицейские должны были решить, что наркоманы были под дозой, что недалеко от истины, пришли, убили женщину, после чего устроили гулянку, где бы их и повязали без жертв и ранений. Так должно было быть в «идеале». Вот только все завершилось совсем не так, как она посчитала. Пятерка выполнила «приказ» со всей старательностью! Ввалились к «жертве», после чего не только ту изнасиловали, но и пытали во время самого акта!       Сколько бы Ирма тогда ни пыталась остановить творившийся беспредел, размазывая сопли по лицу, прячась на соседней крыше, у неё ничего не получалось. То есть СОВСЕМ ничего не получалось! Да и сил у неё на это просто не было.       А когда прибыла полиция, началась перестрелка. Повезло еще, что у пятерки почти не было патронов и они смогли ранить всего лишь одного из офицеров. После чего добили женщину и попытались скрыться, вот только их всех подловили тем же вечером и перестреляли. Но это девушка узнала уже от отца. А чуть позже узнала, что среди той пятерки был и старший брат её одноклассника Найджела.       И жить с последствием этого своего решения было тяжело. Вот только когда сама Ирма начинала задумываться над тем, что же она могла сотворить на одних только эмоциях, ей действительно становилось страшно! Проклятье! Да она даже начала практиковать медитации! Лишь бы больше не допустить подобного ужаса. А если она не сдержится дома? Особенно после того, как её достанет мелкий засранец? Что тогда будет? От этого начинало тошнить, а рука сама тянулась к бутылке, поскольку, как оказалось, чем Ирма пьянее, тем более слабое воздействие она может оказать на человека.       Вот только, даже несмотря на этот «урок», который для других людей обошелся слишком дорого, сама Лэр использовать свои возможности не перестала. Только действовать стала намного аккуратнее, чтобы ни за что не допустить повторения своего позора. Позором же девушка это считала даже не столько из-за результата, а из-за мыслей, которые привели к этому. Ну да, хотелось ей быть темной героиней! Мстительницей! Той, что сможет отомстить тогда, когда законы помочь не могут. А также постараться вытащить невиновных... И тот факт, что сама девушка в тот момент, когда подумала об этой ерунде, была пьяна, ничуть не считался.       Ну да, ведь сама что-то там решила, что-то посчитала, а после вбила в голову. Как оказалось, Ирма могла воздействовать не только на чужой разум, но и при определенных обстоятельствах на свой. Вот и вбила себе ИДЕЮ. Во всяком случае, в это хотелось верить. Ведь иначе понять, почему же она ни разу так и не смогла прочитать мысли родственников, становилось очень трудно. Ирма с легкостью могла это сделать, но каждый раз себя останавливала, хотя в последнее время делать подобное становилось все сложнее и сложнее.

***

      — Ну, вроде бы все подготовила...       Ловушки в комнате «ниндзя» были расставлены, а значит, можно было закругляться, надеясь, что никто, кроме «нежно» любимого братика, не заглянет на этот «тренировочный полигон».       Потрачено на все это дело было приличное количество времени, но зато она хотя бы убила время, ведь ничем больше заниматься не хотелось, да и подруги её точно не смогут навестить. Хай Лин была занята в ресторане, да и бабушка ей неожиданно на уши присела. Вот только, как признавалась подруга, в этот раз лекции были совершенно другими, так «старушка» начала еще и пошлые шуточки откалывать! Ирма не знала, что могло быть хуже этого, ведь, столько лет зная Ян Лин, в лоб столкнуться с подобным поведением... бедная Хай Лин, поскольку сложившуюся ситуацию даже представить страшно, не говоря уже о том, чтобы столкнуться с ней вживую.       — И все же жаль, что она в очередной раз проиграла. — Грустная улыбка на миг появилась на лике девы, впрочем, почти тут же пропав. — Хотя никто из нас иного и не ожидал...       Ирма знала, насколько же важно для её подруги, той, кого она могла с чистой совестью назвать сестрой, важны подобные конкурсы. Дева знала, что Хай Лин отчаянно желала победить хотя бы на одном... да что победить?! Хотя бы войти в тройку победителей, ведь в таком случае она сможет приблизиться к своей... мечте? Ирма не знала, можно ли сейчас назвать это мечтой, но как дополнительная цель сойдет вполне. Да и тот факт, что подруга желала стать дизайнером, был чем-то притягательным. Вот только ситуация каждый раз складывалась так, что картины Хай Лин постоянно задвигали куда-то далеко, не желая видеть в них те чувства и силы, что были вложены. Однако следует отметить, что в этот раз, судя по всему, а также комментариям самой Хай Лин и даже Элион, победа заслуженно ускользнула из её рук.       Что же касается самой Ирмы, то она точно не знала, чем же хотела заниматься в будущем. Нет, серьезно! Вот кем она может стать? Да блин, она даже среднюю школу по некоторым предметам закончила с трудом! Могла, конечно, надавить на учителей, дабы те ей поставили хорошую отметку, да что с неё толку? Пару раз она и правда так делала, чтобы выправить плачевную ситуацию, но заниматься чем-то подобным на постоянной основе? Ирма не была гением, но даже она понимала, что вечно и всем закрывать глаза на свои знания не сможет и где-нибудь да проколется. И что тогда делать? Она и так в городе видела достаточно много агентов, которых иногда было сложно отличить от обычных людей, и потому предположить, что же их ждет, могла очень даже легко.       А что? Каждая из них вполне себе смотрит различные сериалы и читает фантастику! Ну не может же правительство быть таким тупым, чтобы пройти мимо таких уникальных сил? Вот то-то и оно! Так что как только Ирма узнала о подобном, то сразу же после совещания было принято решение, что решение задач, связанных с этой проблемой, будет целиком и полностью возложено на саму Ирму. И это было логично, ведь никто из девушек ничего с подобным сделать не мог. Да и что там было делать? Сама Ирма потратила уйму сил, пару раз чуть не словив истощение, но справилась с задачей, промыв мозги всем известным ей агентам. Пожалуй, это было даже слишком легко. Как результат — все агенты, которые были в городе, она надеялась, что все, их просто не замечали или не замечали странностей, творившихся вокруг девушек, и подчищали, если что-то сами девочки пропускали. Ирме, честно говоря, еще повезло, поскольку агентов удалось подловить на каком-то совещании, причем не в штабе, так ещё и у них самих был похожий приказ. Что это может значить, Лэр не понимала и, честно говоря, боялась даже предположить, постепенно собирая информацию, которой, к сожалению, было чрезвычайно мало. Вот только тот факт, что у правительства есть информация о паранормальных способностях людей, уже не вызывал сомнений. К сожалению, это был факт только для неё, а вот для той же Корни или Элион вся собранная информация была не более чем предположением. Уже была предпринята попытка это донести, и она провалилась. Хотя, может, не стоило это делать, когда они были пьяными?.. Именно по этой причине Лэр предпочла и дальше молчать, чем пытаться донести до подруг то, что она узнала.       Но даже так, учитывая все её знания, что она будет делать дальше? Чем будет заниматься? На что может рассчитывать? Проблем с деньгами, если не начнет сходить с ума, у неё точно не будет, но вот как быть со всем остальным? Постоянно ездить с Хай Лин? Идея, на самом деле, довольно неплохая. Но девушке ведь хотелось и чего-то своего, но мыслей о будущем у неё просто не было! Вот кем она может стать? Некоторые предметы ей отчаянно не давались... проклятая математика. На другие же она и сама с удовольствием забивала болт, вроде той же биологии или французского, на которые ей приходилось ходить только из-за родителей. Стать спортивным комментатором? В школе это было весело в первую очередь потому, что сама девушка с легкостью могла всех этих беременных слонов разделать под ноль, именно по этой причине это было довольно забавно. Но настоящий спорт? Да она от зависти может удавиться! Приходилось признать: Ирма сильно завидовала профессиональным спортсменам, которые могли то, на что она никогда не будет способна, даже имея все эти награды. Вот только, даже несмотря на зависть, девушка не была готова приложить достаточное количество усилий, чтобы погасить в себе это чувство, а потому предпочитала просто игнорировать.       Умела ли она что-то еще? А вот это сложный вопрос... С одной стороны, она вполне могла бы пойти и в полицию, благо с её способностями она очень быстро поднялась бы на самый верх и вполне могла бы даже стать Капитаном! Или даже подняться еще выше! Вот только собственная ОШИБКА серьезно так подрубила крылья этой идее. Один раз она уже не сдержалась, и вот к каким последствиям это привело... А что будет, если она всерьез будет вариться в этом дерьме каждый день? Либо настанет момент, когда даже собственная магия не поможет, либо же она просто сойдет с ума и всех перебьет! Хотя, когда сама Ирма была маленькой, она частенько говорила, что пойдет по стопам отца, вот только сейчас этого уже не хотелось.       А куда еще можно было бы податься? Девушка не хотела вкалывать! Именно вкалывать, на какую-нибудь простую работу она была согласна, вот только сколько это еще продлится? Когда ты можешь подойти к любому человеку и просто попросить у него денег, которые тут же получишь, легко превратиться в того еще монстра. Вот и получалось, что вкалывать она не хотела и не готова, а для достижения результата это необходимо, да и кем же в конце концов она хочет стать, Ирма и сама не знала. Так что сейчас единственный видимый путь для самой Ирмы — путешествовать рядом с Хай Лин и быть рядом с ней, чтобы поддержать, поскольку из них двоих именно у подруги были цель и желание.       Следует также отметить, что и о родителях забывать не стоило, которые уже начали так ненавязчиво намекать, что хорошо бы самой Ирме поступить в престижный университет или колледж, и под это дело предлагали самой девушке постараться, чтобы позже было легче выплачивать кредит за учебу. Если бы они знали об её способностях, то о деньгах они бы точно не переживали. И так уже Ирма получала лекцию чуть ли не каждую неделю за очередной залет, будь он мелким или же большим, а что станет, если родители узнают об её способностях, даже страшно предположить.       Да и так, на самом деле, Ирме было до ужаса, до усрачки, страшно! Девушка боялась, что когда-нибудь может наступить момент, когда правда может быть раскрыта, и что в таком случае будет, она не знала. А неизвестность, как известно, пугает. Она и так уже иногда замечала от родителей взгляды, которые ей не нравились, и потому старалась бывать как можно реже дома, да и вообще попадаться, хотя выходило все равно наоборот. И, казалось бы, решить её проблемы достаточно легко, возьми — да и послушай, о чем же рассуждают родители, но тогда это будет означать её падение! Это будет означать, что она целиком и полностью зависит от своих желаний и не может себя контролировать! А с подобным девушка уже встречалась, и результат ей не понравился.       Так что проблема была еще и на этом фронте, пожалуй, самом опасном, ведь сделать на нем хоть что-то Ирма своими «силами» не могла, и потому придется справляться по старинке. А сколь долго она сможет врать, откуда же у неё деньги? Проклятье! Да стоит хоть немного подумать головой о том, как можно устроить свою жизнь, как тут же всплывают мелкие детали, из-за которых все может разрушиться в тот же час и тот же миг! Так что и с этим придется разбираться еще, благо хоть не сейчас.       «И вот, стоило только подумать о том, что же я буду делать с родителями, как вот и они... — жуя бутерброд, думала девушка. — Даже интересно, меня из этого ада хотя бы отпустят до прачечной?» — единственный вариант, который оставался у Ирмы в сложившейся ситуации, — начать играть в ту же игру, что и отец. Все прочее ей не нравилось, а постоянно ползать по Интернету ей сейчас было скучно, тем более не зная, что искать.       К дому же тем временем подходила Анна, которую девушка называла матерью, на самом деле приходилась ей тетей. Сама же Ирма хоть и не читала мысли родственников, но по ментальному шуму все равно с легкостью определяла живых, да и различать их после некоторого времени стало легко. Вот и сейчас, даже не зная самих мыслей, по окрасу «шума» девушка поняла, что мама в хорошем настроении. Эту часть способностей заблокировать было сложнее всего.       — День! — Девушка валялась на диване в гостиной и в качестве приветствия вскинула руку с маленьким кусочком бутерброда.       — Ох, и сколько раз тебе можно повторять, что не стоит говорить с набитым ртом? — Анна же тем временем уже успела скинуть верхнюю одежду, которую непонятно зачем сегодня надевала, и с довольной улыбкой плюхнулась рядом на диван. — Подвинься!       — Эй! — Ноги едва-едва были спасены. — А если бы я не успела их убрать?       — В таком случае тебе бы не повезло, — насмешливо взглянула мама на дочь, при этом полностью игнорируя подозрительный прищур. — Так что радуйся!       Миг — и вот уже один из двух оставшихся бутербродов, что лежали на блюдце, который уютно расположился на животе рыжей, оказался нагло сворован!       — Так нечестно! — Дергаться уже было поздно, а потому можно было только осуждающе смотреть на мать, которая с удовольствием поедала ворованную еду! — Вот как так можно? Ты учишь свою дочь плохому!       — Пф, не вариант. — В следующий миг экспроприации подверглась и бутылка с колой. — Ты и сама кого хочешь научишь плохому.       — Не отдам! — Свое СОКРОВИЩЕ, которое она приготовила, пересилив свою лень, после трудового дня девушка не намеревалась так просто отдавать. — Даже не надейся! — И в качестве подтверждения тут же почти полностью запихнула в рот оставшуюся радость для желудка.       — Мда? — Упорно жуя бутерброд, стараясь при этом не подавиться, дева подозрительно прищурилась. — А ты знаешь, что птицы кормят своих птенцов тем, что они сами предварительно...       В следующий миг девушка все же подавилась.       — Это было подло и низко... — Как при этом Ирма умудрилась не выплюнуть все, что было во рту, остается загадкой. — Ты ведь это специально? — Иного варианта просто не могло быть, поскольку именно на этом вопросе сама Ирма чуть не провалилась на экзамене!       — Кто знает... — Лукавый взгляд и усмешка говорили все лучше любых слов.       — Ты невыносима... — Дочь откинулась на подушку. — И вот как так жить?       — Это ты слишком серьезна, — Анна усмехнулась, после чего навалилась на девушку сверху, прижимая её к дивану, а её колени, что были выставлены в жесте защиты, стали давить на живот. — Будешь такой серьезной — мальчики на тебя смотреть не будут.       — ВОЗДУХ! — Как Ирма умудрилась прокричать-прошипеть в своем положении, она даже не подозревала. — Смерти моей хочешь? — Это было уже за гранью добра и зла.       — Как всегда, делаешь скоропалительные выводы, — Анна усмехнулась, после чего встала и, проходя мимо дочери, взлохматила ту часть волос, что не была прижата. — Я в ванную. А ты тут не скучай...       — Ага... — вяло отмахнулась девушка, после чего вновь обратила свое внимание на телевизор, по которому показывали «Красавицу и Чудовище». — Нафиг парней, я больше по девушкам... — На лицо сама собой выползла мечтательная улыбка.       Был, конечно, вариант, что «Узумаки Наруто» может оказаться «приятным» исключением, но... а зачем проверять? Вот и сама Ирма не знала, зачем это было нужно. А уж из-за своего брата и его «тысячелетия боли» она и сама блондину попробует нечто подобное устроить, если представится случай. Да и зачем им с Хай Лин кто-то еще? Правильно, им и вдвоем хорошо! Да, Ирма будет не против, если Хай Лин захочет, чтобы в их компании появился парень, но сделает все для того, чтобы этого не произошло. Да и были у неё способы, как надавить на подругу...

***

      Так уж получилось, что, когда Ирма была совсем маленькой, её мама заболела, а у отца тогда было недостаточно средств для лечения, да и страховка покрывала далеко не все. Из-за чего её мама Виктория умерла, когда самой Ирме было всего два года. Девушка с этим смирилась уже давно, да и не помнила она маму достаточно хорошо... честно говоря, она вообще её не помнила, поскольку, как рассказала Анна, сама Лэр умудрялась путать маму с тетей, а когда они становились рядом друг с другом, то путалась, пытаясь понять, как же так вышло, что мамы неожиданно стало две.       Как-то так получилось, что, даже несмотря на разницу в более чем пять лет между сестрами, Виктория и Анна были похожи, словно близнецы, хотя если присмотреться, то различия все равно можно было заметить. И потому сама Ирма долгое время считала своей мамой именно Анну, хотя правда все же и была раскрыта, когда в свои восемь лет юная Лэр нашла альбом, в котором на одном фото были как её отец, так и мама с «тетушкой». Тогда-то ей правду и рассказали. Родители почему-то боялись, что, узнав об этом, сама Ирма будет психовать, но дева причину своего «возможного» поведения не понимала.       Впрочем, может быть, в этом был виноват возраст родителей. Кое-кто просто забывал предохраняться. Конечно, думать о том, что она стала результатом чьей-то забывчивости, было неприятно, но это всяко лучше той лапши, что её долго ждали. В том, что Ирму действительно ждали, девушка не сомневалась, вот только причина беременности была немножечко другой. Ведь именно «Пончик» умудрился обо всем забыть, а одна «Оторва» просто наплевала на это.       Чуть позже выяснилось, спасибо одной кассете, как так вышло, что её отец умудрился жениться на младшей из сестер столь скоро, после того как у него умерла жена. А это произошло сразу после рождения младшего брата. Реальность оказалась немножечко жестокой к чувствам маленькой девочки, ведь у них дома было не так много записей, на которых можно было бы увидеть её маму. И, когда видео началось, Ирма даже не подозревала, что это будет то самое «домашнее» видео! И ведь, учитывая название, можно же было догадаться! Благо тогда она уже обо всем знала и все понимала... Кассета, подписанная как «К нам присоединяется сестренка!», раскрыла правду, что у её семьи имелись скелеты в шкафу.       То видео она просмотрела полностью, поскольку была настолько шокирована, что просто не могла пошевелиться! А после него далеко не один день ходила с глазами, в которых можно было увидеть, наверное, иную галактику. Естественно, родители поинтересовались, что это с ней, ну и услышали. Правда была немного шокирующей для всех.       Как оказалось, это именно её мама, та, которая Виктория, была не против того, чтобы в их постельных утехах поучаствовала сестра. Сама же её и затащила, предварительно уговорив, после чего сам процесс еще и на плёнку засняла. Кличка у неё соответствовала... А происходило все это в те времена, когда бабушки и дедушки Ирмы погибли в автокатастрофе, собственно, отсюда и появился их уютный домик.       Говорить же о том, что было дальше, просто не имело смысла...

*******

      Анна устало развалилась на диване, борясь со сном, хотя постепенно и проигрывала ему, но все еще вела бесполезную борьбу. Не то чтобы это было важно, но все же желание дождаться мужа в нынешней ситуации заставляло держаться на самом краю. К несчастью, на праздник тела даже не приходилось рассчитывать, поскольку в доме дочь, а при ней... подобным бы стала заниматься её старшая сестра, а не она сама. Вот и думай потом, для кого же домашний арест большее наказание: для ребенка, которого только и исключительно заперли в доме, или же для родителей, которые не могут даже провести время друг с другом. А сдерживаться она не любила!       И вот стоило Томасу так сильно злиться? Лучше бы придумал что-нибудь другое, а не эту пытку! Ладно сына можно легко и просто сплавить, дочь уже давно сама живет своей жизнью, постоянно влипая в какие-нибудь ситуации, за которые регулярно отхватывала, так почему не воспользоваться подвернувшейся возможностью? Но Том решил иначе, посчитав, что причиной совершаемых глупостей является компания дочери. Ага, вот просто три раза в этом виноваты все, кроме Ирмы. Впрочем, в этом была доля истины, ведь окружение на ту все же сильно влияло, вот только не следовало списывать со счетов, что и у дочери характер далеко не сахар.       Честно говоря, Ирма целиком и полностью пошла в свою мать — старшую сестру Анны, в девичестве носившую фамилию Баннистер. Что Виктория, что Ирма — одного поля ягоды и попытаются устроить веселую жизнь всем и каждому, дай им только шанс. И это им еще на самом деле сильно везло, Анна это прекрасно понимала, поскольку помнила, какие фортели откалывала старшая и безумно любимая сестра, всегда прикрывавшая от родителей и всех бед. Проклятье! Да она в свое время даже не могла нормально с мальчиками встречаться, и, зная об этом, Вика затащила её к ним в постель. Кому скажешь — не поверит, да и для неё все это звучит не слишком разумно, но что уж тут можно сказать? Наверное, только благодаря сестре у неё и есть эта семья...       Старшую сестру Анна вспоминать не любила не столько даже потому, что ей было это неприятно, наоборот, на её лице всегда витала радостная улыбка, и стояли слезы в глазах. Она не любила вспоминать сестру из-за до сих пор не покинувшей её боли, а также в подобные моменты она начинала задумываться о том, что заняла её место. Это было не так, поскольку сам «пончик» её каждый раз в этом разубеждал, но глупое ощущение оставалось. Особенно остро эта проблема вставала при общении с дочерью, которая на самом деле была ей племянницей. Анна постоянно путалась в своем поведении, пытаясь быть той и хорошей матерью, но в то же время и подругой, которой та сможет доверить секреты, что более никому не доверит, вот только справляться с этим у неё получалось не очень.       Женщина не была глупой и отлично видела, что Ирма что-то скрывала от них, причем иногда возникало ощущение, что это «что-то» не похоже на детские страхи, которые обычно бывают у маленьких девочек. Ну что может быть у дочери более серьезного, чем проблемы с прыщами, которых на удивление и не было? Или же с мальчиками... хотя судя по реакции Ирмы тут проблемы будут уже с девочками. Сказать тут что-то сама Анна не могла, поскольку первой партнершей у неё самой стала старшая сестра и уже после неё Томас. Да и что можно сказать, когда дочь увидела ТУ кассету?       Вот и приходилось решать каждый раз, как следует себя вести с Ирмой, которая, несмотря на то, как вела себя с ней, все равно до секретов не допускала. О нет, тут дочь и не подумала её к себе подпускать, целиком и полностью скрывшись в своем собственном мирке, из-за которого за всеми наблюдала. Не помогали решить эту проблему и постоянные стычки сестры и брата. Честно сказать, Анне иногда казалось, что это не её сын, а сын Виктории, поскольку шило в его заднице было таким, что мешало жить всем в округе. Вот стоило только подумать, что Кристофер таким образом пытается привлечь к себе внимание старшей сестры, как все вставало на свои места. В конце концов, она тоже в свое время творила всякие глупости. Вот только глупости в исполнении мальчишки сильно отличались от тех, что может сотворить девочка, просто по той причине, что они думали по-разному. А тут еще и самый «интересный» период начинает подходить... При мыслях об этом хотелось пойти в церковь и помолиться за сохранение собственного рассудка, поскольку только-только зарождающаяся война грозила выйти за все возможные границы.       Женщина ничуть не сомневалась в том, что Ирма одержит верх, как бы она сына ни любила, поскольку если решит ответить, то разгромит того в пух и прах. Вообще, дочь часто была больше похожа на эдакую маленькую кошку, которая еще не успела перестать быть котенком, но и взрослой кошкой стать не успела. И потому игнорировать нападки младшего не станет, дождется своего часа, после чего, когда один слишком осмелевший братец подойдет, отвесит всего лишь один удар, после которого война и закончится. Вот только даже представить страшно, что в таком случае может случиться. Анна на фантазию не жаловалась, да и сестра в свое время в школе некоторых мальчишек откровенно травила, а потому отлично представляла, что же может случиться.       Единственный вариант был поговорить с дочерью, чтобы та, как более старшая, думала, когда действовала. При этом развязать той руки, когда противостояние перейдет в «горячую фазу», после чего осаживать мужа, иначе взрывом может накрыть всех. А Крис и так уже начал переходить в своих действиях установленные рамки, что плохо сказывалось на всех. Томас стоит на своем, продолжая прикрывать сына до определенного момента, она не дает в обиду дочь тоже до определенного момента. Сын ревнует, после чего откалывает еще больший фортель, а Ирма пока еще ждет, и вот это самое ожидание до дрожи пугает. И так дочь иногда может одним взглядом заткнуть кого угодно, когда слишком зла...       Анна старалась об этом сильно не думать, но не замечать того, что же происходит с дочерью, она не могла. Сын был обычным мальчишкой, какие есть везде, но вот Ирма с подругами... они отличались. И не сказать чтобы это было так заметно, но, когда вся компания оказывалась рядом, возникало ощущение тревоги, словно ты сидишь на пороховой бочке и не знаешь, когда та рванет. И если раньше это ощущение еще хоть как-то можно было списать, то теперь этого просто не получалось сделать, поскольку с каждым месяцем оно становилось все сильнее и сильнее.       Да и в присутствии Ирмы, когда та сильно не в духе, было тяжело находиться. Вокруг явно витала незримая угроза. Это можно было бы сопоставить с электричеством, вот только почему-то не получалось этого сделать. Нет, тут словно тихая гладь воды, готовая превратиться в смертоносное цунами, или же снег на горных вершинах, который в любой миг мог обратиться в сносящую всё лавину. Глупое ощущение, но именно такое оно и есть, и с этим поделать хоть что-то у неё просто не получалось.       И опять-таки все это можно было бы проигнорировать, да только даже муж — и тот замечал нечто подобное! Говорит, что ощущения такие, словно бы вновь оказался в участке при допросе кого-то из опасных преступников. Тот сделать ничего не мог, но вот желание просто чувствовалось. Хорошо хоть такое происходило крайне редко, да и научились они уже подобный исход предвидеть, вовремя стравливая накопившееся напряжение.       Еще одной странностью с дочерью было её здоровье. Анна ничего плохого не хотела сказать про Ирму, но, зная, что и сколько та выпивала, пускай и не всегда удавалось узнать, и чаще всего в меньшую сторону, должны были быть хоть какие-то последствия! Да какое там, даже рядом не близко. Идеально здоровая девочка, о чем должен мечтать любой родитель. И с остальными все точно так же! Ну не бывает так!       Хотя если взять любую из девушек, то встает вопрос: когда они в последний раз болели? Именно болели, а не приходили в себя после пьянок или лежали дома с простудой, от которой, по её скромному мнению, вообще не было лекарства? Если так посчитать, то выходило, что очень и очень давно! Без сомнений, это просто прекрасно, но какова вероятность того, что четыре девочки, причем чем-то похожие, это видно, если их давно знаешь, соберутся вместе? Ответ продолжал волновать женщину до сих пор. А другие родители от подобного вообще отмахивались...       С одной стороны, Джоан и Элизабет понять можно, ведь у них просто не было времени, чтобы полноценно заниматься дочерьми, а в первом случае так вообще большую часть времени всем руководила Ян Лин, а вот с другой... А с другой стороны, немного непонятно, почему этого еще не заметили? Семью Браун можно вычеркнуть, Анна всегда их недолюбливала, как и остальные. Мужчины вообще слепые, и на них можно не полагаться, ведь пока тех по голове не стукнет, они ничего и не увидят...       Вот и получалось, все нужно решать ей самой... А ведь еще скоро школа...

*******

      10 августа 2005 года. Утро       — Давай признавайся, о чем думаешь? — Ирма искренне не могла понять, что же она забыла в компании Корни и её младшей сестры, которую та, что удивительно, должна была отвезти в специализированную школу-интернат для девочек, где и предстояло ближайшие несколько лет учиться Лилиан.       — О том, что моя мама могла бы забрать эту занозу с собой, а не отвлекать меня, — честно призналась блондинка, с неудовольствием смотря на сестру, которая также не была рада сложившимся обстоятельствам. — И не смотри на меня так, училась бы нормально — ничего бы этого не было.       — Фу, — мерзкая челка опять вернулась на место, отчего Лилиан еще больше разозлилась, даже притопнув ножкой, — это тебе хорошо, и родители все позволяют!..       «У-у-у... а вот это ты зря», — не то чтобы Ирма всегда была на стороне подруги, частенько даже желая опустить чей-то слишком задранный носик, но в этот раз младшая была сильно неправа, за что тут же поплатилась.       — А что ты обо мне знаешь? — Корнелия повела себя не совсем так, как должна была, и просто ухватила Лилиан за ухо. — Или ты думаешь, что получать мои оценки так уж легко? — Учитывая нагрузку по предметам в их школе, Лэр была готова скривиться от этого. — Просто ты слишком разленилась и не выполнила поставленных условий, гном. Да и, в отличие от меня, у тебя не было никаких дополнительных экзаменов, кроме своих.       — Ай! — Чуть более сильный рывок заставил мелкую взвизгнуть. — Да отпусти ты уже! — Вот только Лилиан отлично знала, что, когда Корнелия находится в таком состоянии, с ней лучше не спорить и держать себя в руках, иначе может прилететь еще сильнее.       — Марш собираться, и чтобы через полчаса все было готово, я не собираюсь мотаться в другой город, только чтобы привезти тебе какую-то игрушку! — И, отвесив младшей из сестер направляющего шлепка пониже спины, отмахнулась от возмущения и криков в свой адрес, просто заткнув ту взглядом. — Господи, как же я устала...       — Что там у тебя такого случилось? — Из-за домашнего ареста Ирма слегка выпала из жизни. — К тому же тебя, в отличие от меня, никуда не запирали и не заставляли мириться с одним вредным кретином.       — Лучше бы заставляли, я бы твоего брата просто прибила и не волновалась, — огрызнулась Хейл.       Собственного именно из-за Криса и было дано послабление для самой Ирмы, ведь неожиданный ответ от старшей сестры больно ударил по чьему-то самолюбию. Как результат — Кристофер решил доказать, что он самый главный «ниндзюк», а также какой-то там каге, который Каге. Надо ли уточнять, что все это вылилось в противостояние длинною в целый день, в результате которого мелкий был разбит в пух и прах, после чего оставлен в своей комнате связанным? К тому же Ирма на этом не остановилась и стала делать довольно забавные фотографии, которые тут же выкладывались в сеть с обидными для мелкого подписями. Ничего смертельного, но для не получавшего серьезный отпор мальчишки это было сродни удару по яйцам... который тот тоже получил, когда решил своровать полотенце и нижнее белье сестры, пока та была в ванной. Ну что поделать, если раненый боец где-то в бою лишился мозга?       В результате всего Ирма вышла из своего относительного спокойного состояния, когда она достаточно вяло реагировала на нападки со стороны мелкого. Нет, конечно же, были ситуации, после которых Криса приходилось спасать от мести старшей сестры, что желала того прибить, но мучения крайне редко когда заходили достаточно далеко, что брат становился целью не просто моральной, но и физической расправы. Серьезно, кто будет воспринимать подкинутые порножурналы в комнату прямо перед уборкой матери всерьез? А здесь же было прямое физическое нападение, и Ирма, судя по всему, останавливаться даже и не собиралась, ибо тот за день, пока родителей не было дома, умудрился вывести её из себя вконец. Видимо, где-то по дороге жизни окончательно растерял остатки инстинкта самосохранения. Было же отлично видно, что еще немного, и Ирма сорвется, но он не заметил.       Вот Томас Лэр, видя, что же происходит, поспешил обезопасить сына, еще вдобавок наказав его лишением карманных денег в дополнение к домашнему аресту. Вот только два подростка, что готовы друг друга прибить в одном доме, малость не то, что следует оставлять на самотек. По этой же причине Ирме было сказано, что раз она уже насиделась дома, то до воскресенья там может не появляться, раз и сама отлично знала, где может переночевать, но в качестве наказания она должна была сопровождать Корнелию, когда та будет конвоир... доставлять сестру в школу-интернат.       — А что такого? — Ирме действительно было интересно, что же такого Лилиан умудрилась совершить, чтобы довести до предела Корни.       Она отлично понимала состояние подруги, но сейчас была не готова оказать хоть какую-то моральную поддержку, поскольку после вчерашней выходки братца, когда тот завалился в ванную, которая была не особо и большой, еще даже близко не отошла.       — Твой братец просто перестал видеть границу, которую не стоит переходить, а вот Лилиан эту границу отлично видит и никогда не переходит. — Корнелия скривилась, после чего плюхнулась на диван. — Ей было скучно, а когда ей скучно, то мелкая стремится меня доставать. — Лэр покивала, поскольку ей подобное было знакомо. — Вот только настоящих причин, чтобы я её прибила, она мне не дает.       — Потому что ты тупая курица! — На миг показалась младшая, только чтобы тут же быть сраженной подушкой. — Так нечестно!       — Иди уже собирайся, блюстительница честности! — вяло рыкнула старшая блондинка. — Иначе я сама соберу твой чемодан! Возьму ту пижамку с подсвечниками и трусики с котятами, которые ты прячешь в нижнем ящике комода! И больше у тебя нижнего белья не будет...       Всего миг, и младшая из сестер уже скрылась в своей комнате.       — Это было быстро... — Ирма даже начала подумывать о том, чтобы подкинуть женские трусики, не свои, естественно, брату в комнату, заменив ими все его нижнее белье.       «Нет... подождем немного...» — вчера, пока она еще не отошла, не только бы решила реализовать эту идею, но еще и усовершенствовала её, благо цвет одежды она менять умела, и нежно-розовый отлично подошел бы брату, но сейчас дергаться в эту сторону уже поздно.       — И малоэффективно. — Корнелия слегка переместилась, закинув ноги на спинку дивана, а сама свесила голову. — Это сейчас она из-за этого сильно переживает, а пройдет пара месяцев, и, можешь быть уверена, сама попросит, чтобы привезли.       — Трусики с котятками? — Ухмылка вылезла на лико рыжей сама собой. Честно!       — Угх!.. Не напоминай! — Да уж, это было забавное воспоминание о провале Корнелии, когда она решила выпендриться в школе, но потерпела разрушительное фиаско.       — Да ладно тебе, ведь об этом знаем только мы... — Ухмылка стала еще шире.       — Ирма... — растягивая буквы, почти прошипела Хейл.       — Да ладно тебе, Мокрый Котенок...       В следующую секунду рыжей пришлось уворачиваться от попытки её пнуть.       — Будешь продолжать вспоминать этот эпизод, и я вспомню, как Мартин своровал... — Теперь уже ухмылялась Корнелия, тогда как Ирма скривилась, не желая вспоминать тот не самый приятный день прошлой весной.       — Ты слишком мерзко ухмыляешься, — цокнув, прокомментировала рыжая дева, — если бы сейчас тебя увидел кто-то из фанатов, обделались бы от ужаса.       — Ха, туда им и дорога... — И все же эта мерзкая ухмылка с лица подруги пропала. — И все же, может, ответишь, почему Анна согласилась выставить тебя из дома? — Лэр лишь бросила недовольный взгляд на блондинку. — Не подумай, мне не жалко, просто странно. Анна обычно принимает твою сторону.       — А она и сейчас приняла, — немного помолчав, вяло отмахнулась рыжая. — Собственно говоря, она скорее просто поддержала мое высказывание, что если меня продолжат запирать, то я просто сбегу или наплюю и придушу мелкого. Раз так им хочется что-то сделать, то пускай сдадут этого вредителя в зоопарк, этой мартышке там будет самое место. Мозгов не надо, только жрать, гадить да быть потехой для публики. Все равно ни на что большее не годится.       — И насколько тебя «выгнали»? — Комментировать что-то Корнелия не решилась.       — Меня не «выгнали», я сама «ушла», — фыркнула рыжая. — Считай, что пара дней отдыха у меня есть, а потом надо будет возвращаться. В пятницу нужно отнести обед отцу, если он забудет, — Ирма сокрушенно покачала головой, — а он забудет, в этом можно даже не сомневаться.       — Тогда как насчет того, чтобы завтра вечером собраться? — Корнелия все же решилась сесть нормально, лишь бросив взгляд в сторону двери сестры, после чего напряглась, из-за чего дверь в комнату Лилиан захлопнулась, а из-за неё послушались сдавленные ругательства. — Все равно мы будем свободны. Мама не вернется раньше понедельника, отцу вряд ли понадобится помощь.       — Ну да, — Ирма была совсем не против того, чтобы отлично провести если не день, то хотя бы вечер, — Элион все равно плевать на мнение «отца».       — Остается только Хай Лин... — Блондинка на миг задумалась, после чего все же несколько задумчиво добавила: — А также ведерко мороженого.       — За мороженое можешь не переживать, его я добуду. — Ирма раздумывала над тем, как вытащить свою подругу из ресторана, отлично понимая, что ту вряд ли отпустят.       — А наша китаянка? — Хейл вяло поднялась и потянулась, отчего неожиданно взору подруги открылась одна интересная деталь, а именно пирсинг.       — С каких пор? — В голосе Лэр лишь на миг промелькнули завистливые нотки, которые она, впрочем, успешно задавила. Ей за подобное мало точно не показалось бы.       — С воскресенья, — слегка усмехнувшись, ответила Корнелия. — И ты бы только знала, какую бурю мне пришлось выдержать, чтобы отстоять свое право делать все, что я хочу.       — Ага, пройдет несколько месяцев, и ты будешь курить, — что очень сомнительно, поскольку сигаретный дым Корнелия просто не переносила, — ходить в розовом топике на три пальца, черных очках Арни, стрингах и битой на плече. И, что самое главное, спрашивать у всех прохожих штаны и шляпу!       В этот раз пинок удался.       — Тьфу на тебя, чертова лошадь! — пробормотала Лэр, потирая ушибленное бедро.       — А тебе хватит нести всякую ересь... — Этот бессмысленный спор еще мог бы долго продолжаться, если бы в этот момент не показался один злобно пыхтящий карлик, что пытался вытащить тяжеленный чемодан, из которого все равно торчали рукава каких-то кофточек. — Ладно, пошли помогать...       — А с чего это я должна это делать? — Впрочем, Ирма не была против.       — В таком случае не будем кормить. — В этот раз пинок достиг уже Корни. — Тц... — потерев покалеченную часть, блондинка все же решила оставить последнее слово за собой: — Вперед, рабыня! Неси сумку...       — Да-да, только завянь.        Ирме было даже немного жаль, что Лилиан не понимала особой, можно сказать, сокровенной, иронии этого слова.       Спустя несколько часов       Смотря на огромное здание, где скрылась подруга с матерью и младшей сестрой, которая почти умудрилась им съесть мозг за эти пять часов поездки, хотелось выдохнуть с облегчением. К сожалению, делать сие было еще слишком рано, ибо в таком случае можно было накаркать, и, что же тогда случится, предсказать было крайне трудно. Нет уж, пусть лучше будет так, а уже потом, когда они сядут обратно в машину и Корнелия вдавит педаль газа до упора, вот только тогда и можно будет выдохнуть. А сейчас следует помолиться всем известным ей силам, чтобы ничего непредвиденного не произошло и возвращаться назад не пришлось не только с Лилиан, но еще и с Элизабет, вот уж кто точно им весь мозг съест.       Не то чтобы Ирма плохо относилась к родителям подруг, но, честно говоря, нормально общаться она могла только с отцом Корнелии, поскольку родители Хай Лин были слишком... просто слишком! Они были слишком традиционными людьми, и потому никогда было не понять, шутят они или действительно в чем-то обвиняют. Проклятье! Да по их лицу часто вообще бывает сложно хоть что-то понять! Нет, конечно, они ей нравились, но долго общаться с ними Ирма была точно не готова, чтобы крыша оставалась на месте. Хуже же всего дела обстояли с Ян Лин, которая могла закатить такую лекцию, после которой мозги были готовы сами вытечь через уши! Точнее, они будут умолять об этом сделать, ибо это менее болезненная смерть, чем некоторые лекции, от которых хотелось повеситься.       Что же касается Элизабет, то, по мнению Ирмы, она была слишком требовательна, и девушка уже далеко не один раз поблагодарила высшие силы за то, что у неё мама Анна, а не кто-то вроде Элизабет Хейл. Честно говоря, дева была не совсем уверена в том, что смогла бы выдержать тот темп, который взяла Корнелия, чтобы выполнить все требования матери. Точнее сказать, Ирма была уверена в обратном — она бы точно не смогла этого выдержать! Особенно всего, что касалось математики! Ладно еще историю древних времен, там и читать мало, и учить почти ничего не надо, повторишь пяток другой раз, и можно сдать почти любой тест, ибо информация почти везде одна и та же.       Касательно же этой их поездки, которая произошла слишком рано, ведь до начала учебы осталось еще больше недели, то тут все было просто. Так уж получилось, что Элизабет Хейл надо было отлучиться по делам банка, и она была в соседнем городе, а потому решила просто, что конец каникул младшая дочь проведёт в новой школе, в которую будут постепенно подвозить других девочек. Да и на следующей неделе после начала учебы у Корнелии просто некому будет отвезти Лилиан вовремя в эту школу-интернат.       А школа, надо признать, была действительно огромна и красива. Да и, чего греха таить, количество классов тут было такое, что любой подросток будет выть от ужаса осознания, сколько же ему придется учиться! К черту расписание и тот факт, что покинуть школу будет нельзя даже на выходные, кроме разве что праздников, но огромные помещения, которые были созданы специально для обучения, у Ирмы вызывали ужас! Да что говорить, если тут было три бассейна! ТРИ! Четыре аудитории для занятия музыкой, причем именно инструментами, а не пением. Про тот факт, что после окончания этой средней школы, естественно, хорошего окончания можно смело идти в университет или колледж, и вовсе следует промолчать.       В школе готовят будущих бизнес-леди, деятелей искусства и спортсменов... насчет последнего еще можно посомневаться, но касательно первых двух пунктов так точно. Вот только кто захочет всем этим заниматься?! Неужели найдется такая дура, что будет добровольно проводить за всем этим столько времени?! И это если еще забыть про то, что сейчас в моде... но кого это интересует? Старые клуши сказали, что должна быть классическая музыка, значит, она будет! А то, что учиться здесь будет той еще пыткой, даже если забыть про количество уроков, то это никого не волновало.       — Ну, что скажешь? — поинтересовалась Лэр у мрачно выглядевшей подруги.       — Готова описаться от счастья, что я гений, — буркнула Хейл, подходя к машине. — Давай помогай, заодно оценишь все это «великолепие» внутри.       — Откуда столько негатива?       Впрочем, в этот раз иронично выгнутая бровка была нагло проигнорирована, и Ирме все же пришлось помогать тащить вещи мелкой.       Вот только стоило войти в здание, как рыжая поняла, что внешне пускай все и выглядело богато, но как-то терялось на внутреннем фоне.       — Мне здесь уже не нравится. — Здесь было СЛИШКОМ чисто! Пол, казалось, блестел! Белые стены, великолепные картины, вазы, люстры... Все кричало о богатстве и шике, но ощущения такие, что хотелось плюнуть на пол, достать баллончик с краской, после чего исписать все стены, чтобы не было столь отвратительного ощущения. — Проклятье! Да я даже в том музее сейчас чувствовала себя не так противно...       Слишком уж тут все было каким-то... искусственным?       — И не говори, отвратительное ощущение, — кивнула блондинка, продолжая поворачивать в тех местах, где даже не сразу и заметишь проход. — Но тут хотя бы хорошие комнаты, а также неплохой бассейн...       Это было что-то новенькое, ведь прежде Корни редко когда хоть что-то хвалила.       — Не поверишь, но мне уже страшно...       Спустя несколько минут они наконец достигли точки назначения, и Ирма смогла замереть на пороге комнаты с открытым от удивления ртом.       — Знаешь, — слова было подобрать трудно, — теперь я, кажется, понимаю, отчего у тебя столь отвратительное настроение... — Услышав эти слова, Лилиан и Элизабет обратили на них свое внимание.       — Ирма... — Корни в своем шипении была не слишком убедительна.       — Тебе просто завидно! — Лэр была в этом абсолютно уверена.       А что еще можно сказать в ситуации, когда мало того что комната больше твоей раза так в четыре минимум, так еще и обставлена до того богато, что начинаешь чувствовать свою ущербность. Огромная комната на двух человек. Всего двух! Две не менее огромные кровати с балдахинами, которые занимали достаточно много места. Столы, стулья, шкафы... Честно, в этот момент Ирме почему-то стало и самой завидно! И это если забыть еще про ванную с туалетом в каждой комнате!       — Она просто не знала, от чего отказывается! — Лилиан была счастлива, а уж какие она красноречивые взгляды бросала на сестру...       — Заткнись, мелочь... — Пародия на змею опять не получилась, скорее на драную кошку.       — Корнелия, — строгий голос матери, однако, воздействия не возымел.       — И не подумаю! — поняв, что облажалась, рыкнула средняя из блондинок. — Она доставала нас всю дорогу!       — Завидуй молча!       Если бы Корни не была сейчас столь зла, то вполне заметила бы, что и сама Лилиан пыталась отыграть роль, что, впрочем, не мешало ей получить удовольствие.       — В следующий раз я привезу тебе Кенни! — Месть свершилась быстро и беспощадно. — Подкуплю твою соседку и расскажу всем, что ты спать без этого олененка не можешь... — Жестокий и добивающий удар. — Так что лучше молчи...       — Мда... — Что еще можно было бы сказать в подобной ситуации, Ирма даже и не знала, она сама бы постаралась придушить братца. Хотя... учитывая, какой он идиот, то вполне этого заслуживал. — Зато я теперь знаю, чем можно будет бесить Криса...       — Не поделишься? — Элизабет Хейл почему-то не вмешивалась в их диалог, а Лилиан продолжала сверлить гневным взглядом сестру.       — Пообещаю, что он окажется здесь, а я сама сошью для него подходящее платье. — Паршивца надо же как-то на место поставить.       — Думаешь? — Корни на миг задумалась, после чего выдала: — Не поверит.       — Главное, чтобы отца рядом не было, — отмахнулась Лэр.       — Я его тут же заложу! — решила напомнить о себе мелкая и тут же спряталась за маму под взглядом прищуренных глаз.       — Ох, детишки... — Сопение из-за спины старшей Хейл усилилось, но, что удивительно, Лилиан предпочла промолчать. Подруги же на эту фразу только одинаково вскинули брови. — Помогайте разгружать все это...       — А потом ты с нами? — Ирма и сама не смогла понять, чего же в голосе подруги было больше.       — И не надейся. — Элизабет Хейл пристально осмотрела комнату, дабы оценить, куда же все правильно убрать. — Так что на твоем поступлении меня не будет.       Мелкая на эту фразу показала язык, успев сделать так, чтобы её не спалили.       — Да на нем никого из родителей не будет. — Лэр смогла выдохнуть, понимая, что страхи не оправдались. А то мало ли что-то могло пойти не так.       — Лилиан, ты и дальше собираешься стоять в сторонке? — Теперь припрягли и мелкую.       Час спустя       — Фу-у-у-х, — Корнелия устало забралась на водительское кресло, — наконец с этим закончили.       — Радуйся, теперь тебя мелкая доставать не станет. — Ирма тоже была уставшей. — Но все-таки тебе не кажется странным, что разрешили так рано заселяться?       — Из того разговора, что я услышала, решению мамы обрадовались, словно празднику. — Рыжая вопросительно взглянула на подругу, прося ту продолжать. — Судя по всему, здесь каждый год при заселении тот еще ужас и ад творится.       — Ну да... — стоило хоть немного включить голову, как все вставало на места. — Учитывая, что обучение тут должно стоить действительно бешеных денег...       — Ты даже не представляешь насколько! — Корнелия на миг оторвалась от разговора, выезжая за пределы школьной территории. — Вспомни только Монику...       Да, был в их истории один эпизод, который никто не хотел вспоминать. Причиной же стала забывчивость Корнелии.       — Я тебя из-за этого до сих пор готова придушить, — мрачно ответила дева. — До сих пор жутко жалею, что тогда у нас не было наших сил или хотя бы их части...       — Даже интересно, что бы ты устроила?       Ну да, в случае с Корнелией вариантов-то было бы не так много.       — Если бы она случайно не захлебнулась соком, — а Ирма в тот момент и правда была готова убивать, — то она до конца своих дней считала бы себя домовым эльфом-мазохистом.       Со стороны Хейл послышался веселый хрюк, а машина слегка вильнула.       Что же касается самой Ирмы, то до той встречи она еще ни разу не видела столь эгоистичных, лицемерных, наглых и горделивых одногодок. Честно говоря, даже после этого она ни разу таких не видела! Никто даже рядом не мог встать с Моникой Кравец! Любимая дочка миллиардера... Видимо, ту даже если и похищали, то сами же и возвращали, при этом еще и доплачивали.       — А теперь представь, если в этой школе среди одногодок гнома наберется хотя бы десяток таких... — На лике Корнелии появилась жутковатая и одновременно предвкушающая ухмылка.       — В таком случае Лилиан, скорее всего, тем олененком, что ты пообещала привезти, передушит их всех... — Что есть, то есть, младшая Хейл терпением и состраданием не болела.       А из колонок меж тем лилась красивая музыка и звучали слова, что словно бы западали в душу.       The sun is sleeping quietly       Once upon a century       Wistful oceans calm and red       Ardent caresses laid to rest       For my dreams I hold my life       For wishes I behold my night       The truth at the end of time       Losing faith makes a crime...       11 августа 2005 года. Вечер       Отдых — это святое! К сожалению, не всегда бывает так, что отдыхать можно постоянно! А ведь так хотелось бы разлечься на травке, а лучше — свалить на их пляж, притащить шезлонги, взять по бутылочке пива и чего-нибудь закусить, а после просто валяться и загорать. Ну и устроить небольшую магическую войнушку тоже было бы неплохо. Самое главное — не перестараться, и все будет в порядке.       Но в этот раз, чтобы святое было с ними, а не мучило бедную дочь Азии в своих закромах, им пришлось всем изрядно потрудиться! И, когда Ирма говорила что «Всем», это значило, что всей их компании пришлось собраться, чтобы помочь Хай Лин в ресторане. Денек на удивление был многолюдным. И это была еще одна причина, по которой их подругу не хотели отпускать. Вот и пришлось им всем прийти и просить, дабы Хай Лин отпустили хотя бы на полдня пораньше, при этом тактично забыв про пятницу.       Просьбы увенчались успехом, некоторым... Но, чтобы добиться своего, девушкам пришлось помогать подруге в ресторане разносить еду, да и на кухне тоже частенько приходилось бывать. Одно хорошо, что в таких ситуациях обед — большой обед, а не перекус, — целиком и полностью за счет заведения.       — И на этом, — стопка посуды оказалась в раковине, — все! — Корнелия устало вытерла пот со лба.       — Ты хотя бы ходила, — а вот Ирме пришлось изображать из себя посудомойку, — а вот мне пришлось стоять на месте...       Впрочем, на бурчание рыжеволосой уже давно никто не обращал внимания, ведь её все равно вряд ли выпустили бы в зал помогать, кроме разве что сбора заказов, а вот разнос ей вряд ли доверили бы. Если только в крайнем случае.       — Спасибо, Ирма, как всегда великолепно! — Джоан обняла подругу дочери и слегка потрепала ту по голове.       — Рада была помочь. — Насквозь фальшивая улыбка, но девушка попробовала сделать так, чтобы она хоть немного естественной выглядела. «О да-а-а... просто работа моей мечты...»       Нет уж, лучше она сойдет с ума, но будет жить в достатке, чем так ежедневно горбатиться!       — Вы же знаете, она в этом мастер! — Корнелия, что естественно, не могла промолчать. — Видимо, это её призвание...       Ирме было очень жаль, что рядом сейчас столько свидетелей, иначе бы одной блондинке не поздоровилось.       — Не стоит ссориться, девочки... — Ян Лин, как всегда, появилась незаметно.       — Конечно!       Все, что подругам оставалось сделать в этой ситуации, — это сдаться под напором реальности и, чуть ли не обнимаясь, побыстрее покинуть кухню, пока не началась лекция.       — Бегите, девочки, бегите. — И почему от этого доброго и понимающего взгляда вдруг стало так неуютно и по спине пробежали мурашки? — Чень! Давай и я тебе помогу, давненько я что-то ничего не готовила...       Подруги же поспешили как можно быстрее покинуть поле боя, лишь бы не слышать этого голоса.       — Ян Лин стра-а-а-шная... — на пару протянули девушки, одновременно вздрагивая, не желая при этом смотреть друг на друга.       — Ну что, нарвались? — сзади на них навалилась Элион, вталкивая в комнату Хай Лин.       — Девчонки! Спасибо! — Полуголая азиатка стиснула их в объятиях, после чего вновь начала метаться по комнате, при этом используя магию, чтобы быстрее собраться. Вот только той не везло, и то носки были драные, то юбка куда-то залетела...       — Ты ведь знала? — Главный калибр линкора навелся на Браун в мгновение ока, стоило только вихрю их отпустить.       — Это вы две наивные дурочки. — Элион изображала из себя королеву, пытаясь посмотреть на них свысока, что, учитывая разницу в росте с Хейл, сделать было проблематично. — А я умная и сразу же ушла!       — Раз ты такая умная, то наверняка можешь предсказать, что будет дальше? — Корнелия была, как всегда, сама собой.       — Ты будешь меня холить и лелеять! — От столь наглой фразы даже Ирма подавилась. — Я смогла отбить ведерко с твоим любимым мороженым!       — Нда? — Еще несколько мгновений Корнелия что-то про себя считала, после чего все же отпустила Браун из тисков кактуса, как-то совершенно неожиданно мутировавшего во что-то с длинными отростками, которыми, собственно, и была поймана Элион. — Так и быть, живи...       — Знаешь, — Браун слегка передернуло, — я все понимаю, но ты связываешь как-то не так... — В этот миг отростки у кактуса... хорошо, что этого никто, кроме них, не видит, еще и цапнули меньшую блондинку за задницу. — Ай! Ты смотришь что-то не то, Корнелия... — Пострадавшая часть была тут же проверена на целостность.       — Скажи спасибо, что я не стала выращивать на них шипы... — На миг Хейл отвлеклась от пристального разглядывания подруги детства, после чего взглянула на Ирму. — Вас следует ждать, или же позже подойдете?       — Позже. — Лэр не смогла сдержать усмешку. — Ты ведь её знаешь...       — В таком случае все покупки на нас. — Корнелия кивнула своим мыслям, после чего покинула комнату Хай Лин, по пути утаскивая Браун, которая явно решила поиграть в «мешок и грузчик». Ну, флаг ей в руки, ведь там рядом лестница.       — Ага... — вяло отмахнулась рыжая, даже не обратив свое внимание на этот цирк, лишь вяло дотопав до кровати Хай Лин, на которую и плюхнулась. — И вот как ей удается так контролировать растения?       Что удивительно, так это тот самый кактус, что всего несколько минут назад напоминал какого-то монстра из фильмов ужасов, инопланетянина или мечту извращенки, уже стал самим собой! И теперь был вновь безобидным кактусом! В дрожь бросало, стоит только вспомнить, на что же в действительности способны такие отростки... во всяком случае, машину они могут вполне сломать пополам...       — А? Что? — Хай Лин замерла, оглядывая комнату, после того как вылезла из шкафа. — А где девочки?       — Ушли, но ты можешь не торопиться, Корни сказала, что они сами в магазин зайдут, — вяло махнула рукой Ирма, пытаясь не задремать, при этом наблюдая концерт, который и сама иногда у себя в комнате устраивала.       Когда полночь осталась где-то позади       Ирма медленно помогала Хай Лин добраться до кровати, и в этом было что-то... просто что-то. Сейчас она в любом случае была не готова хоть что-то решать, ибо её голова почти не работала! Мало того что она умудрилась умаяться в ресторане, помогая на кухне, хорошо еще, что большая часть посуды пошла в посудомойку, а лично ей доставалась всякая мелочь, так еще и сегодня вечером они умудрились немного перебрать. Ирме-то было на это немножечко наплевать, ведь она уже давным-давно научилась поддерживать организм на определенном уровне и потому полноценно напивалась крайне редко. Точнее, она напивалась только тогда, когда отпускала свой контроль и не думала о последствиях. Вот только каждое утро после этого было столь веселым, что хотелось найти топор и сделать себе усекновение головы, ибо думалось в те моменты, что это явно лишняя часть тела.       Сделав несколько шагов до долгожданного дивана, который они, слава Ктулху, додумались разобрать заранее, дева с трудом опустила подругу, после чего скептически оглядела предстоящий фронт работ. И, видя, что же ей еще предстоит сделать, девушка невольно морщилась, и лишь одно её успокаивало: у Элион намного больше проблем, все же она Корнелии в размерах сильно уступала.       «Пришла взять себя в руки!.. — вот только, несмотря на всю пафосность мысли, а также боевой настрой, вместо того чтобы выполнить задуманное, сама Ирма нырнула в диван прямо носом в одеяло. — Повезло еще, что оно мягкое...»       Спать хотелось неимоверно, но Лэр все же взяла себя в руки и смогла подняться, при этом только чудом не навернувшись на пол, шарнувшись локтем о подлокотник и получив в ухо ногой от Хай Лин, когда ту раздевала. Чуть не залепив ей подзатыльник в ответ и промахнувшись, навернулась сверху! Вот только китаянке было на это глубоко плевать, и она все так же продолжала посапывать.       — Это еще хорошо, что она не храпит... — Произнести даже эту фразу получилось с трудом.       После же Ирма лишь прижалась поближе к подруге, немного взгрустнув, что не смогла позволить себе немного больше, да и что-то серьезнее поцелуев у них было только один раз, да и то обе после произошедшего не могли потом смотреть друг другу в глаза! Ну ничего, она подождет! К тому же прогресс уже есть, пускай и не такой быстрый, как хотелось бы самой Лэр.       Так уж получилось, что Ирма Лэр хоть и продолжала встречаться с парнями, но тут скорее просто по привычке... хотелось бы так сказать, но это было бы не совсем правда, поскольку находиться в объятиях парня ей нравилось самой, тогда как Хай Лин она любила именно принуждать! Такой вот выверт сознания. Да и подруга так мило смущалась, что хотелось её затискать, что сделать было довольно сложно, ибо приходилось себя сдерживать.       Причина такого поведения крылась, скорее всего, в том, что подруг она не могла прочесть. Вернее, она могла, конечно же, прочитать их мысли, но только приложив заметные усилия, что будет заметно. Но вот в фоновом режиме она этого не могла делать и потому чувствовала себя рядом с ними хорошо и уютно, хотя, казалось бы, должно было быть абсолютно наоборот. Вот только все вышло так, что девушка с трудом могла находиться рядом с теми, кто о ней постоянно думал! Так эта проблема еще больше усугубилась, после того как её личные силы возросли. Вот и выходило, что когда она находилась с парнями, то постоянно считывала их мысли и желания, которые зачастую в их головах превращались в весьма однозначные картины! И ладно, когда парень в большинстве своем нормальный, но иногда попадалось такое... что слов не хватало. Как она еще всех подобных не заставила себя считать маленькими девочками, было непонятно.       Вот и выходило, что личную жизнь она хоть и могла строить, но только тогда, когда была уже набравшаяся до предела; в таком состоянии ей способности по чтению мыслей чрезвычайно сильно уменьшались. Или же обратить свой взор на подругу детства, одну из... Тут Ирма точно знала, что все будет в порядке, поскольку частенько замечала на себе такие же взгляды и от других.       «Даже интересно, когда все закончится более „весело“?» — не то чтобы Ирме так сильно этого хотелось, скорее просто было интересно. Да и, чего греха таить, это будет как минимум интересно!       Сбоку послышался всхрап, который на удивление быстро удалось задавить.       «Хорошо, что научилась это купировать...» — а ведь если бы она не научилась контролировать храп Хай Лин, то спать рядом с китаянкой было бы абсолютно невозможно.       Немного улыбнувшись промелькнувшей мысли, Ирма лишь сильнее прижалась к подруге, после чего погрузилась в царство Морфея.

*******

      12 августа 2005 года       Томас Лэр вяло потянулся, смотря на ненавистный будильник и мечтая выкинуть его в окно. К сожалению, даже если сие и совершить, то мужчину точно ничего не спасет от участи каждый день не ходить на работу. А ведь так хотелось в который раз придумать очередной мировой заговор, решив, что миром правят будильники, которым доставляет радость смотреть на мучения людей! Ха-ха-ха... жаль, что эта идея сойдет только для какой-нибудь третьесортной газетенки, одной из тех, что печатают информацию про похищение людей пришельцами и ректальные зонды, с помощью которых огромные инопланетные пирожки следят за человечеством.       Впрочем, что еще могло появиться в голове у человека, что который год желал, чтобы отпуск составлял триста шестьдесят дней, а оставшиеся были предназначены только для одного — выдачи зарплаты? Жаль, что такие мысли — это не более чем неосуществимые мечты, о которых лучше забывать почти сразу, иначе есть шанс свихнуться. Был уже у Тома один знакомый, вроде бы нормальный человек, только ленивый немного больше, чем окружавшие его люди. Посчитал, что жизнь — это слишком долго и муторно и надо больше отдыхать, в результате чего после очередного дежурства взял оружие, поехал домой к бывшей и сначала вынес мозги ей с новым мужем, после чего застрелился сам. Повезло еще, что ни у него, ни у бывшей жены детей не было, иначе бы история была еще более печальной.       — Этот мир слишком прекрасен, чтобы отдыхать от меня! — проворчал отец семейства Лэр, с трудом вскидывая кулак.       — М-м-м? — Вот только сначала следовало хоть немного подумать, прежде чем совершать эту глупость. — Пончик... — проснулась жена. Утро, как оказалось, начинается не с кофе. — Что ты там бормочешь?..       Том чисто ради интереса решил помолиться, вдруг поможет? К счастью, буря миновала, и Анна почти мгновенно уснула, вот только предварительно сдавив его в объятиях.       «Надо было хоть немного думать, прежде чем делать... — Томас уже представлял, что его будет ждать на работе, когда сообщит причину опоздания. — Лучше бы это был секс, хотя бы не так обидно было бы...»       Впрочем, он был слегка неправ: если бы у него с утра был секс, то это значило только одно — детей в доме нет! А значит, надо пугаться за сохранение города, ведь в таком случае боевые действие точно перешли на его улицы.       — Дорогая, может быть, ты меня отпустишь? — Выбраться самостоятельно из хватки жены, которая частенько посещала спортзал, без того, чтобы её не разбудить, было почти нереально. — Я так и думал... — Тихий всхрап был ему ответом. «Значит, пойдем более долгим путем...»       Самое главное было не перестараться, ведь в противном случае отвратительное настроение будет не только у жены, но еще и у него.       Выходя из ванной, Том увидел, что сын все никак не унимался и в очередной раз, уже даже неизвестно какой по счету, пытался подстроить ловушку старшей сестре. Вот даже интересно, в кого он такой упертый? Сам Томас довольно спокойный человек, то же самое можно сказать и про Анну, но вот их сын Крис всегда имел шило в заднице, которое не давало ему нормально и спокойно жить.       — Уймись ты уже. — Подзатыльник привел зарвавшегося экспериментатора в норму. — И нечего на меня так смотреть, сам виноват.       — Ты же должен был только завтра идти на работу! — Что и требовалось доказать, память у мальчишки была, жаль только, что тогда, когда это не надо. А ведь его еще и обвиняют... До чего же он дошел?       — Сейчас еще один отвешу. — Крис же на эту фразу стал лишь злобно пыхтеть. — Сынок, уймись, по-хорошему прошу, иначе я потом просто отойду в сторону, и ты останешься с Ирмой один на один.       — Пф! — Руки сложил на груди, чуть отвернулся... ага, а все вокруг так и поверили, что ему на это абсолютно наплевать. Актер, блин, школьного театра.       — Не верю. — Второй подзатыльник пришелся как раз кстати.       — Ай! А сейчас-то за что?       И почему рука так тянулась к лицу, когда он смотрел на обиженного сына?       — Ты это представление перед матерью будешь разыгрывать. — Может, и третий отвесить для профилактики? — Или забыл уже, с кем разговариваешь?       — Да ничего я не забыл! — И опять руки на груди скрестил. При этом Крис явно не хотел уходить далеко от комнаты сестры.       — Значит так, если ты сейчас не скажешь, в чем дело, я тебя возьму с собой, и ты весь день проведешь у дяди Джонатана... — Будь у него больше времени, в эту игру можно было бы и поиграть, а так пришлось заходить сразу с козырей.       — Так нечестно! — Все, боец был морально раздавлен и уничтожен. Позиции сданы без боя.       — Будет у тебя сын — сам будешь решать, что честно, а что нет. — И почему от этой фразы, что так часто повторял его отец, на лицо выползла усмешка? — Заканчивай строить свою очередную «ловушку» и иди на кухню.       — Ты правда разрешаешь? — А какая надежда во взгляде-то!       — Издеваешься? — Не обломать было невозможно. — Чтобы через пять минут тут все было убрано, а ты был на кухне!       Если бы кто только знал, как же его достала эта война между детьми! Томас по жизни довольно спокойный и неконфликтный человек, но, смотря на очередную перепалку между дочерью и сыном, он хотел взять их за шкирку и просто выкинуть на улицу, пускай там отношения выясняют. Ему и так после повышения работать приходилось за троих, и это если забыть про будущую аттестацию, так еще и дома устраивали зоопарк собственные дети.       — Когда-нибудь эта парочка у меня допрыгается... — пробормотал глава семейства Лэр, включая телевизор, после чего пошел наливать себе кофе. — Все убрал? — Сын и правда уже пришел на кухню, что удивительно, намного раньше, чем ожидалось.       — Там и убирать-то нечего было. — А сколько в голосе трагизма! — Я только начал! — вскинулся и стал недовольно сверлить его взглядом.       — Крис, я понимаю, что тебе, судя по всему, живется очень скучно, — этот разговор давно назрел, а сегодня, раз уж все равно опаздывал, то пускай опоздание хоть немного пользы принесет, — и мы с мамой уделяем тебе мало внимания. — Ему показалось, или в глазах отразился ужас? Ах да, подросток, который представил, что скоро контроль над его «жизнью» будет еще больше «ужесточен». — Хочешь, мы посвятим тебе больше нашего свободного времени?       Самое главное в такой ситуации — сделать правильный голос и по-доброму так улыбнуться. Реакция пошла, как и ожидалось — сын отказался от подобного. Тут, конечно, возможен и другой вариант, но он же «пацан»... Господи, и почему рука так тянулась прикрыть краснеющее лицо от воспоминаний? Какие же они все были идиоты в этом возрасте.       — В таком случае, может быть, ты хочешь, чтобы мы с мамой тебе придумали занятие сами? — О, кажется, мозг начал включаться.       — Я и сам себе могу придумать развлечение! — Ан нет, это было ошибочное мнение. — Так что в помощи не нуждаюсь! — Еще и позу принял, которую считал крутой... да только мелковат он, чтобы пафос излучать, да и поза выглядела слишком нелепо.       — Ага, я уже увидел, какое ты развлечение придумал. — Как же Томасу сейчас стыдно перед собственным отцом! — Трусики у сестры воровать, — ого, а Крис, оказывается, умел краснеть всем телом, — да и лифчик, если мне память не изменяет, ты вниманием не обошел...       Усмешка появилась сама собой, пока Том смотрел, что же все-таки предпримет в этой трудной для него ситуации сын. Ну а что? Сам виноват, пускай и расхлебывает последствия. Нечего было нижнее белье у сестры воровать! Мужчина все понимал, сам так пару раз из мести старшей сестре делал, да и сын как раз в том возрасте, когда понемногу, иногда даже не понимая, начинаешь на старших девочек засматриваться, но у всего есть предел.       — А сказать-то и нечего? — Еще некоторое время дал Крису на обдумывание плана спасения, но ждать долго не мог. — Понимаю, сам так же пару раз делал...       — А? А-А-А? — Сдержать смех над этой удивительно глупой рожицей не получилось. — Ты тоже воровал женские трусики? — Кажется, чей-то мир рухнул.       — У старшей сестры. — Усмешку в этот раз получилось спрятать за кружкой с кофе. А сын же в этот момент впал в ступор, и было видно, как в голове появилось перекати поле. — Вот только ваша с Ирмой тетушка была законченной сукой и стервой, — еще один шок, ибо при сыне мужчина старался не ругаться, — твоя же сестра по сравнению с моей святая.       — Да... Да... Да... — Кажется, кого-то он умудрился сегодня перегрузить.       — Послушай совета отца, прекращай! — Оставалось надеяться, что сын все же послушает. — Ирма, конечно, иногда не подарок, но к тебе она сама почти не лезет. — Теперь от него отвернулись. — Скажи, Крис, ты решил её довести? Сам ведь знаешь, что успокоится она только тогда, когда почувствует себя отомщенной, — это у неё от матери, — и тут у меня выбор простой: ждать, пока она сорвется, или отойти в сторону, чтобы она тебе сама мозги вправила.       — Да из-за неё надо мной в школе смеются! — У-у-у, какая катастрофа! Хотя да, для ребенка это действительно так.       — Сам виноват, — жестко припечатал Томас. — Спровоцировал? Спровоцировал. Ответ получил? Получил. — Теперь Крис чуть ли не пыхтеть начал, хорошо, что еще не убежал. — Так в чем дело? Или ты не можешь принять последствия как мужчина?       — Хм!       Даже удивительно, что сын все еще продолжал стоять и слушать его.       — А факт в том, что в произошедшем виноват только ты сам, — это раз. — Злобный зырк был проигнорирован. — Ты не смог это перевести себе в пользу, наоборот, показывая, как же тебя подобное задевает, из-за чего тебе это постоянно припоминают, — это два. — Кто-то скоро взорвется. — И, что самое худшее, ты, вместо того чтобы усвоить урок, продолжаешь лезть к сестре, которая даже не понимает, из-за чего ты ей все это подстраиваешь. Это три!       Допить кофе, давая время, чтобы осознать все сказанное, после чего пришло время дожимать.       — Все, что с тобой происходило в последнее время, — исключительно только твоя заслуга. — Может, все же стоило отойти чуть раньше? А то дочурка явно уже на краю, а если её спровоцируют, последствия предсказать трудно. Чего стоят только пошленькие шуточки с её стороны, после того как она нашла «ТУ» кассету. — И, если не хочешь, чтобы тот случай тебе показался мелкой неприятностью, послушай совета отца, которому пришлось из-за старшей сестры уезжать в другой город: не доводи Ирму. Девчонки намного лучше в подготовке гадостей, чем ты себе можешь даже вообразить, а твоя сестра еще ни разу за все время серьезно к ответу не готовилась.       — Но... — Чей-то мир рухнул.       — Если думаешь, что мы с мамой тебя сможем прикрыть, то ты глубоко заблуждаешься. — А время-то начало поджимать. — Если ты нас не послушаешься, то почему считаешь, что нас слушать станет Ирма? Или, думаешь, мы на неё прикрикнем, и она будет стоять и злобно сверкать очами в тебя за нашими спинами? И не надейся! Выждет строго необходимое количество времени, после чего начнет действовать, и я совершенно не уверен, что мы с твоей мамой сможем подавить все последствия её ответа.       Крис стоял, повесив голову, но было видно, что он все еще не сдался и идей своих не откинул.       -Ну, если не хочешь слушать отца, который прошел через более жестокую школу жизни, то принимать последствия будешь сам, и я удержу маму от помощи тебе. — А вот эта угроза, кажется, все же достучалась до разума. — Когда я был в твоем возрасте, это не я не давал спокойной жизни старшей сестре, а она мне. Причем каждый день. А у отца не было времени, чтобы поставить её на место. Мне результат не понравился; тебе, если не задумаешься, думаю, тоже.       Сказав эту фразу, мужчина поспешил на работу, по пути растрепав волосы на голове сына. И все же решил подсластить ему пилюлю.       — Мы сейчас будем заняты, так что, если хочешь, можешь идти к Майклу.       Радостный вой Томас уже не слышал, как не слышал и последствия в виде все же проснувшейся жены, которая была очень недовольна тем, что её разбудили.

***

      Жизнь Томаса Лэра до определенного периода нельзя было назвать слишком уж счастливой, хотя все же следовало признать, что его ситуация была несколько лучше, чем у некоторых одноклассников. А вот если бы не было старшей сестры Клаудии, то все было бы просто великолепно! Хотя именно она и превратила по большей части детство Тома в ад, чертова стерва, но именно благодаря ей он встретил свою будущую жену с её младшей сестрой, которая после стала его второй женой.       Эта сука его явно невзлюбила, считая, что именно Том виноват в том, что их мать умерла во время родов, и потому редко когда день не проходил без их склок и войны, в которой Томас заведомо проиграл, так как был младшим, да и по жизни он был тихим и спокойным человеком. А вот его сестренка, гребаная сука, явно была больной на голову, иначе хоть как-то еще объяснить её поведение просто не представлялось возможным. Впрочем, сейчас все это уже давно неважно, да и в памяти осталось несколько моментов, когда сестра его все же прикрывала, хотя там все было больше завязано на том, что она считала себя единственной, кто имел право наказывать младшего братика. Ну чокнутая же... да и тот факт, что она уже дюжину лет сидела в психушке, это только подтверждал.       В остальном же жизнь Тома была хорошей, если бы не несколько моментов, которые было больно вспоминать. А именно смерть в автокатастрофе отца, а также родителей суженой, а после и смерть самой Виктории. Честно говоря, сам мужчина так и не смог понять, почему же одна из школьных красавиц выбрала такого, как он, «Пончика». Но сейчас все это было неважно, ведь все, что у него осталось от первой жены, — это приятные воспоминания, а также любимая дочь, которая, надо признать, взяла от матери очень многое. Чего стоил хотя бы тот факт, что Ирма, также как и Виктория, предпочитала выжидать, словно бы давая идиотам время одуматься. Вот только обычно за этим выжиданием следовал жестокий удар, после которого не факт, что оправишься.       Анна же была совершенно другой, и, если смотреть объективно, у Тома с ней было намного больше общего, чем с Викторией. Хотя опять же, если бы не первая жена, еще далеко не факт, что мужчина кого-то смог бы себе найти. Да и смог бы он в таком случае правильно воспитать дочь? Он мужчина, а потому все эти женские дела даже после стольких лет супружеской жизни, а также двух совершенно противоположных жен до сих пор оставались тайной за семью печатями. Даже страшно представить, что в таком случае могло бы быть... да и сам он мог бы скатиться, что еще страшнее.       А так у него была любящая жена, любимая дочь и сын, которого иногда не мешало бы пороть за те глупости, которые он творил. Да и сам он из-за своего характера упустил момент, когда мог бы достаточно мягко вмешаться в зарождающийся конфликт между детьми. Ну не любил он все это! Да, может, когда надо принять жесткое решение, но это намного сложнее сделать в отношении семьи. А из друзей с похожими проблемами был только Гарольд Хейл, у остальных же были только мальчишки, с которыми все намного проще. Понять же, что творится в голове у девчонки, да еще и в один из самых «веселых» для родителей периодов жизни, вряд ли сможет даже сама виновница. А потому все, что оставалось сделать сейчас, — это надеяться, что сын внемлет его словам и не будет творить глупостей.       Что же касалось его работы, то это, если так можно выразиться, семейное. Отец тоже служил в полиции, да и именно благодаря отцу сам Томас смог занять свое нынешнее место. Долгое время пришлось работать именно обычным патрульным, но тут уж он сам был виноват. Когда же сподобился все-таки пойти на повышение, то прошел только чудом, а также благодаря связям, которыми успел уже обзавестись в участке.       Пожалуй, единственный минус всего, что было связано с его работой, заключался в том, что это был чуть повышенный риск для семьи, но такова плата у всех работников правопорядка. Ему из-за нескольких дел даже приходилось пару раз прибегать к помощи друзей отца. Хорошо, что тогда все обошлось.

***

      — Что, Том, утро начинается не с кофе? — Эмили с благодарностью приняла стаканчик с кофе.       — Ага, оно начинается с жены, которая не желает выпускать из объятий. — Упасть за свой стол и положить голову на пока еще холодные папки с делами. Вот оно — счастье!       — Так чего же ты здесь делаешь? Оставался бы дома! — Еще и локотком заехали.       Эмили Клаус — напарница Тома. Она была моложе мужчины на пять лет, но уже имела троих детей, которых воспитывала одна, поскольку с бывшим мужем она развелась после громкого скандала. А столько детей у неё по той простой причине, что когда-то состояла в группе людей, что не пользовались, правда, только выборочно, благами населения. Вот только как только один из детей заболел, женщина про все забыла. Как позже признавалась сама Эмили, жить стало намного проще.       — А после слушал бы добрую лекцию Дядюшки? Нет уж, спасибо за предложение. — Усмешка сама вылезла на лицо против воли.       — Тю-ю, ты сегодня донельзя скучный. — Кажется, его оставили в покое? — Но не радуйся сильно, Дядюшка сегодня что-то больно недовольный. — Надежда только что распрощалась с жизнью. Как страшно, оказывается, жить.       — А можно я сделаю вид, что меня нет? — Вялая попытка стечь под стол была пресечена не по-женски крепкой рукой. — Ты жестока!       — Да-а-а, — еще и улыбнулась так предвкушающе, — я-я такая-я-я!..       — Мужика тебе надо. — Недотрах налицо. — Хорошо, женщину, не велика разница.       Напарница — лесбиянка, после развода стала ею, и по этой причине Анна его не ревновала, хотя иногда так смотрела на знакомых Тома, что страшно становилось. В этой ситуации скорее уж самому Томасу иногда приходилось сдерживать позывы ревности, когда та, будучи у них в гостях, пыталась соблазнить его жену.       — Вот как только разберусь со всеми нашими делами, так сразу! — А дел у них и правда скопилось очень много. — А ты мне в этом будешь усиленно помогать!       — А куда я денусь? — Вот только даже оторвать голову от папок с делами мужчина не успел, как на столе зазвонил телефон. — Чую, это не к добру...       Как оказалось, все действительно было так.       — Только не говори, что оставляешь меня здесь одну! — Томас даже мог бы и поверить в этот укоряющий взгляд, если бы не знал напарницу так хорошо.       — Хорошо, не буду, — на лицо против воли выползла усмешка, — вот только, чую я, скучать из нас двоих буду именно я...       — Все так плохо?       Впрочем, это был риторический вопрос, на который мужчина предпочел не отвечать, просто махнув на прощание рукой, когда выходил из их кабинета.       На самом деле, им несказанно, просто фантастически, повезло, что достался этот кабинет на двоих. Просто сказочно повезло! Если бы не небольшой ремонт в здании, а также перепланировка помещений, то они бы так и продолжали сидеть вместе со всеми. Если бы не тот отпуск, в котором они с напарницей находились, то еще черт знает, куда бы их запихнули. А так, когда вернулись из отпуска, оказалось, что рабочего места более нет, да и места, в принципе, для них уже не было. Зато нашлась какая-то каморка, в которую чуть позже собирались перетащить часть коробок из архива. Вот в неё и поселили двух особо удачливых детективов. А когда свободное место для них все же нашлось, то всем было просто лень устраивать новый переезд.       «Даже страшно представить, что же могло вывести из себя Дядюшку... — думал мужчина, подходя к кабинету лейтенанта. — Впрочем, я это узнаю уже очень скоро...»       Их лейтенант Джо Андерс, имеющий позывной Дядюшка, что прочно к нему приклеился, был хорошим человеком, который знал Томаса, когда тот был еще сопливым мальчишкой, да и был другом отца. Так что он для него действительно был, можно так сказать, дядей. Собственно, именно он был тем, кто смог уговорить когда-то Тома пойти в полицию, когда сам юноша не мог решить, что делать дальше.       — Мистер Смит, не бесите меня. — Мда, а входить сейчас точно не следовало. — Том? Это хорошо, что ты сегодня решил появиться на работе. — Этот язвительный голос и ухмыляющийся взгляд, как же знакомо. Сейчас начнется... — И не смотри на меня так!       — Мне следует выйти?       А вот и причина, по которой у Дядюшки плохое настроение, — судя по наглости, а также форме, явно один из агентов, что уже долгое время сидели у них в городе.       — Я вообще удивлен, что вы до сих пор здесь, мистер Смит.       Эх, вот так всегда: разозлил один человек, а срываются на другом. — Обычно вы и ваши люди предпочитаете никого не спрашивать.       — Агент Смит, прошу заметить. — Мда, а еще и эта ухмылочка!       — Да мне хоть Архангел из святого воинства! — Андерса достали, иначе бы по столу так кулаком он бить не стал. — Ваши люди косячат, а разбираться нам!       — А что я могу поделать, если мне дали ничего не умеющих идиотов? Радуйтесь, что у них больше одной извилины и они способны учиться! — Кажется, у кого-то это больная тема. — Если бы они умели работать и у нас были все условия, вы про нас даже бы и не узнали.       — Это сейчас было оправдание?       И вот зачем на него-то смотреть было?       — Это был крик души. — Смит как-то незаметно преобразился. — Послушайте, лейтенант, я на своей работе столько дерьма видел, что меня сослали к вам контролировать полнейших дегенератов, за которыми приходится все проверять...       — Насчет дегенератов не сомневаюсь... — Том очередной насмешливый взгляд в свою сторону предпочел проигнорировать.       — Тот факт, что наши конторы не ладят, мне прекрасно известен.       Агента, кажется, почти неприкрытое обвинение во лжи даже не коснулось.       — Контора у вас, — жестко припечатал Дядюшка.       — Центру на это насрать. — Томас только слышал об агентах, ибо сам до этого, несмотря на их контингент в четыре десятка человек, за все прошедшее время так и не пересекся. И, судя по реакции лейтенанта, это явно был не из тех, с кем обычно имеют дела другие полицейские. — Мне тоже на это насрать. После той мясорубки, которая меня два года назад только краем коснулась, мне на многое насрать! — Дядюшка аж подавился заготовленной фразой. — Что? Да, два года назад я был там и знаю все, что там происходило...       — Вот ведь... — Джо Андерс как-то стремительно стал бледнеть, а вот Томас чего-то не понимал.       — Расслабьтесь, — Смит отмахнулся, — говорю же, меня сюда сослали.       — Это ни капли не успокаивает. — Немного приподнявшийся лейтенант просто упал обратно в свое кресло.       — Лейтенант, вы тут выпейте, пока я буду ждать вашего подчиненного, да объясните ему все, что надо. — Агент Смит повернулся и пошел к двери. — Честное слово, мне самому вся эта фигня не нравится, как и то, в чем мы все плаваем, но деваться-то некуда...       И, сказав эти слова, мужчина покинул кабинет Джо Андерса.       — И что это было? — Томас и правда не понимал всего, что происходило вокруг.       — Ох, не лез бы ты во все это, — дядя провел руками по лицу, после чего все же взял себя в руки, — в городе в последнее время такое дерьмо заварилось, в котором многие «уважаемые» люди имеют свой интерес, что даже и не знаешь, откуда прилетит.       — А это что было?       О той трагедии Лэр слышал, да и кто не слышал-то? Все же такой ужас, что просто страшно жить становилось, да и реформы были очень заметные, особенно касающиеся правоохранительных органов.       — Испугался я, — признался мужчина. — Просто представь, если бы его сюда с каким-то серьезным делом послали.       Теперь сглотнул уже и Томас, опасливо взглянув на флягу, которая появилась в руках лейтенанта. До него, что называется, дошла та ситуация, которая могла бы быть в городе.       — А он не этого... того? — Слов как-то подобрать не удавалось. Да и мысли неожиданно о переезде начали витать.       — Если бы «этого», — дядя сделал глоток, после чего протянул флягу ему, — то мы бы с тобой этого даже и не узнали или же узнали, когда все свершилось.       — Это ни капли, — успокоительное хорошо пошло, — не успокаивает.       — Вот и я о том же. — Джо принял флягу и как-то незаметно, одним движением, спрятал её, даже непонятно где и как. — Впрочем, судя по всему, этот Смит знает достаточно много, чтобы его тут же не устранили, а просто сослали. — Верить этим словам не хотелось, но дядя явно больше него знал. — А сейчас он присматривает за тем бардаком, что творится в городе.       — Это ты о... — покрутив рукой, молвил мужчина.       — Именно об этом. — Миг, и вот перед ним вновь сидел собравшийся Джо Андерс — Дядюшка. — Значит так, пускай ты обо всей этой истории от меня и знаешь, но явно недостаточно, чтобы сделать правильный вывод.       О том, что полиция покрывала контрабанду, Томас знал, причем очень хорошо, самому приходилось одно дело закрывать после приказа сверху.       — Теперь я тебе ответить могу, — Джо сделал несколько глубоких вздохов, — по сути, вся эта контрабанда контролируется правительством, а все, кто находится вокруг, имеют с этого немаленький такой доход. В нашем случае с этих денег идет чуть ли не прямое финансирование полиции, а значит, и наших пенсий. Кто-то просто решил провернуть теневую схему, чтобы в случае чего знать от и до, что, где и откуда пришло, а также то, что можно отправить в другие страны.       — Кхм, — галстук как-то неожиданно стал жать шею, зря он, наверное, его сегодня нацепил, — честно говоря, я бы предпочел это и дальше не знать.       — А ты один из немногих людей, которым я всецело доверяю, — спокойно отметил Андерс. — Не хотел я тебя втягивать, но остальные сидят уже настолько глубоко, что их просто не задействовать без риска.       — А меня, значит, можно? — Тому вся эта ситуация изрядно не понравилась.       — А от тебя ничего особого и не требуется, кроме контроля ситуации, а также находиться на связи с этим Смитом. Сам он во всем этом тоже по самую маковку увяз, так что, куда не надо, не полезет. — Лэр скептически взглянул на дядю. — И не смотри ты на меня так. Будешь заниматься его вопросами по остаточному принципу, если они, эти самые вопросы, вообще будут, а так будешь продолжать те дела, что на тебе сейчас.       — Надо говорить, насколько же я счастлив?       Вся эта ситуация была, мягко говоря, не самой приятно пахнущей.       — И надбавка в тридцать процентов к зарплате, официальная. — А вот эта информация уже заставила немного подумать над сложившейся ситуацией. — В любом случае от тебя никто ничего и не требует сразу. Возишь, куда просят, а если этот Смит решит залезть туда, куда лучше ему не стоит, просто уводишь в сторону. Если же попросит наводки скинуть, у нас есть даже целый список, что в случае подобного можно отдать федералам.       — Кхм... не такого я ожидал, когда к тебе шел, совсем не такого, — признался мужчина.       — Да я сам не ожидал, когда ко мне заявился глава всех этих костюмчиков в нашем городе. — Неожиданное признание. — Черт его знает, из-за чего ему пришлось вылезти из-за стола, но проконтролировать все же стоит.       — Я только надеюсь, что от этого не будет слишком много неприятностей. — А они просто обязаны были быть.       — Вряд ли будет что-то большое, а от остального я тебя прикрою, — уверенно произнес Джо. — А теперь иди и «помоги» этому агенту по мере своих сил, только папку не забудь.

***

      Томас Лэр не считал себя гением, однако и идиотом себя он тоже не считал. Мужчина считал себя обычным человеком — обывателем, который мало разбирается в политике, но любит о ней порассуждать, сидя с друзьями перед телевизором и с пивком в руках, или же когда они своей небольшой компанией выбирались на пикник за город. Его особо многое и не волновало из того, что происходило вокруг, но все же было и то, что игнорировать просто не получалось, как бы ни хотелось.       Вот и появление нового богатого человека не обошло его стороной, да и то больше по той простой причине, что из-за него у полиции значительно прибавилось работы, а также новая строящаяся школа, в которую пойдет и его дочь, обещала довольно неплохие условия и по вполне себе приемлемым ценам. И если со школой вполне все было понятно, новое лицо в городе просто заплатило за безболезненное вхождение в высшее общество, то первый пункт игнорировать как-то просто не получалось.       Хизерфилд никогда не был особо шумным городом, хотя и в нем иногда происходили жуткие вещи, да и психопаты могли появиться. Город все же не маленький, а потому неудивительно, что такие личности иногда все же появлялись. Да и грузовой порт этому способствовал, ведь там часто работали люди, у которых с образованием было все не совсем в порядке.       Появление нового человека и то бурление дерьма, которое из-за него случилось, полицейских обойти стороной просто не могло. Мало того что из-за молодого миллиардера в городе появилось очень много нелегалов, так и просто каких-то мутных типов также образовалось в достатке. А уж о том маразме, что был в первую пару месяцев, вообще вспоминать как-то не хотелось, благо что это все благополучно завершилось. Новичок же оказался не без скелета в шкафу, коим и числились те самые уголовные личности, что долгое время не давали полицейским жить спокойно. И это еще повезло, что спать они не давали в основном именно стражам порядка, а не простым жителям.       Хотя тут, опять же, если взглянуть на ситуацию целиком, то просто неожиданно поменялись полюса силы в городе, когда старожилы неожиданно отправились на тот свет, а новичок подбирал все под себя. Но если отстраниться от проблемы и не начинать материться из-за всего происходящего, то город даже стал немного спокойнее! Что удивительно. Новая личность, как оказалось, любила спокойствие в подотчетной ему территории и потому иногда, очень редко, но все же случалось так, что преступников на пороги участков просто бросали свои же! Когда это произошло в первый раз, было, мягко говоря, страшно.. Ну не привыкли полицейские, что к ним приносят виновных их же друзья!       Это уже потом разобрались, что к чему и почему. А вот в самом начале страшно было всем, кто хоть что-то понимал в ситуации. Ибо было совершенно неизвестно, чего же следует ожидать. А ожидать следовало не банальной чистки, когда заменилась пара людей и все осталось по-прежнему, а глобальной, когда за одну ночь в морге оказывалось множество трупов явно с пулевыми ранениями, после чего в отчете было приказано писать, что с каждым из них приключился несчастный случай, показывая при этом информацию по убитому, после чего того везли в крематорий. С одной стороны, это было даже хорошо, ведь чем больше такие сами друг друга перебьют, тем лучше будет жить, а с другой — опять же, все это вызывало страх. Хуже всего было тем людям, кто вообще во всем этом не разбирался.       Многие даже удивлялись, почему это еще никто не прижал богача или его людей, когда в городе творился подобный беспредел. Как оказалось, те, кто возмущался, были приближены к кормушкам уничтоженных банд. «Красивые» видео с допросов на это указывали, а также вся та информация, которая там раскрывалась. И вот здесь стало совсем уже непонятно, что же происходило! Слишком глобальная чистка! Слишком сильно бандиты боялись одного человека. Слишком довольно не только начальство, но еще и мэр. Слишком много этих «слишком»!       Зато как только вскрылось первое же дело по контрабанде, стало как-то значительно легче, опять же, только хоть немного понимающим людям или же тем, у кого есть такие понимающие люди. Сразу стало понятно, почему все происходило так и к чему была столь глобальная подготовка. А уж когда в городе открылись стриптиз-бары, смешанные с борделями, а один из них был открыт в непосредственной близости от городского управления, и в нем для полицейских были скидки, то новичку большинство простило даже то, что приходилось пахать за троих, когда тот только появился.       Сейчас же для Томаса Лэра все встало на свои места. Саму папку, которую ему дал лейтенант, он, конечно же, прочитать не успел, только основную информацию, куда, если что, можно будет отвезти «проверяющего», дабы «пожаловаться». И если раньше его мучили только предположения касательно того, куда же идут деньги со всего этого предприятия, то теперь пришло и понимание, почему полиция бездействовала там, где должна рыть со всех сил. Новичок же просто и без затей купил всю полицию, начав их неофициально спонсировать. Куда же в таком случае идут деньги вроде премий и увеличения зарплат от государства? Очевидно, теряются где-то в бумагах мэрии.       Лезть же во все это жутко не хотелось, однако увеличение зарплаты на тридцать процентов, да еще и официальное, на дороге не валялось. Да и хотелось дома много чего сделать, к тому же дочь скоро будет редко дома появляться, опять сорвавшись и поскакав по мальчикам, выбирая того «единственного»... А как быть ему? Он в домашнем ружье уже свое отражение видел! Так сильно отполировал. Вот пора и новое оружие прикупить, чтобы было чем пугать будущего ухажёра Ирмы, а может, даже и не одного. Да и машину было бы неплохо сменить, как и сделать подарок Анне...       Вот и выходило, что по закону они уже должны были бы всю эту сеть накрыть, во всяком случае, исполнителей, поскольку до виновника вряд ли бы добрались, просто не хватило бы улик, а по факту все просто на это наплевали, поскольку так удобнее жить. Хорошо кушать хотели все, не волноваться о завтрашнем дне — также, а потому просто никто не полезет в это дело. И это если забыть о том, что, судя по всему, агенты, которые уже давно крутились в городе, тоже давно куплены, пускай и правительством. А что делало правительство? Наверняка проворачивало какие-то свои схемы, о которых умному человеку даже не стоило и задумываться, чтобы жилось легче.

***

      Два часа спустя. Порт       — И зачем было сюда ехать? — Томас все-таки не выдержал и решился задать этот вопрос. К тому же почти весь путь они проделали в молчании.       — Детектив, — Смит кривовато улыбнулся, — ну вы же не думаете, что я так просто выдернул бы вас сюда? Я, конечно же, бывает, совершаю глупые поступки, как и любой человек, вот только простая поездка туда, куда я и сам могу с легкостью войти, могла бы быть совершена мной и в одиночку.       Том предпочел промолчать, поскольку действительно искренне недоумевал, зачем его приставили сопровождать человека, который просто мог ему приказать идти куда подальше, и он будет вынужден подчиниться. Полномочий-то ему еще всех не дали, да и вряд ли дадут. Хотя какие полномочия у полиции против агентов? Да, даже звучит смешно.       — Я попросил лейтенанта дать мне человека, который знает людей, ответственных за порт, — агент все же решил дать ответ. — Так уж получилось, что вы знаете этих людей, а я — нет. А в свете нашего повышенного интереса к некоторым из будущих поставок было бы неплохо наладить хоть какое-то взаимодействие.       — Эм-м-м... — Что-то сказать на это откровение просто не получалось. — Спасибо? — Вот только Том и сам не был уверен в том, что сказал.       — И не стоит на меня так смотреть; если бы я сюда прислал своего заместителя, то она этих кретинов просто отправила в больницу, — скривился Смит, а Лэр опять предпочел промолчать, ибо в подобной ситуации был в первый раз. — Будешь? — Отказываться от сигареты было бы глупо. — Моя заместитель — бывший командир одного из спецподразделений, — долгая затяжка, а Томас уже начал пытаться придумать варианты отхода, — и не стоит так волноваться, все это есть в официальных бумагах. — Агент просто отмахнулся от его волнений. — Вот когда прочитаешь ту папочку, сам все поймешь.        — Какую папочку? — Вопрос вырвался сам собой.       — Детектив, — чувствовать себя идиотом неприятно, — вот и приходится мне мотаться ради этого дела.       Томас же предпочел и дальше молчать, уже совершенно не радостный, что все-таки получил ответ. Честно, иногда лучше молчать, чтобы психика была целее! К тому же он совершенно не понимал ту причину, по которой ему все это рассказывают! Был, конечно, вариант — агенту просто скучно, но это как-то...       — Слушай, детектив, я знаю, что у тебя сейчас есть подозрения, — и это слабо сказано, — да и я в подобной ситуации, следует признать, в первый раз оказываюсь, но ты не волнуйся. Просто в городе настолько спокойно, — верилось с трудом, — по моему направлению, — теперь уже понятно, — что надо иногда заняться чем-то полезным, чем просто протирать штаны.       — И инспектировать? — Ой дура-а-а-к... куда же ты лезешь?       — Те люди, которых я могу выделить в порт, не блещут интеллектом. — Смит потушил сигарету, после чего метко отправил её в урну, которых еще несколько лет назад в порту почти не было. — И лучше этим идиотам дать начальственного пинка, чем разгребать последствия.       — Эм... ясно.       А что еще можно было сказать в такой ситуации? Вот и Том не знал и чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке.       — А вот и они... — Посмотрев в ту же сторону, Лэр увидел черный внедорожник. — Господи, и с какими же кретинами приходится иметь дело... Они должны были быть тут еще полчаса назад. — Машина остановилась, и оттуда вышли три человека. — Детектив, ты иди, найди пока своих людей, объясни им всю ситуацию, а я пока буду вправлять мозги.       — Хорошо.       Одно слово, и Томас быстро ретировался с места событий, предпочитая не знать того, что могло еще больше поджарить его мозг.       Спустя пять минут Томас собрал людей, отвечавших за порт в небольшом кабинете, который был закреплен за полицией.       — Значит, говоришь, что мы должны будем сотрудничать с этими агентами?       Что удивительно, но Джонатан сегодня оказался почему-то здесь. Джонатан Майер был его старым приятелем еще с учебки.       — Приказ сверху. — Сначала кивнуть, а после поднять глаза в потолок, показывая, что это не его инициатива. Всем все понятно, но так, чисто на всякий случай.       — Нам, как всегда, повезло. — Кто это сказал, Том не успел заметить, поскольку в кабинете, помимо него, было еще почти двадцать человек.       — Это ты так мягко выразился о том, что назревает очередная жопа? — Эрни, как всегда, ковырялся зубочисткой в зубах. — Если бы не новые законы, то и не приходилось тут скучать каждый день.       — Так хочется на улицы? — Мэтью усмехнулся. — А по мне так лучше целый день здесь провести, все равно ничего не происходит, чем торчать на улицах. Какая разница, где зад отсиживать или ботинки стирать?       В помещении поднялся одобрительный гул, а Томаса пробило на воспоминания, ведь когда-то он, бывало, точно так же стоял и получал «приветы» от начальства.       — Цыц всем! — Джонатан в этот раз, очевидно, был выбран главным, иначе бы отчего все замолчали? — Что от нас-то требуется? Ну не наш это профиль, не наш! К чему вообще весь этот цирк?       — Думаю, для того, чтобы в случае чего с нашей стороны была поддержка. — Эрни спустился с подоконника. — Это единственный логичный вариант. Нам, конечно, полномочия сильно расширили за последний год, но все же наш Нюхач прав — это до сих пор не наш профиль.       — А что могут сделать три человека? — Том все же решился высказаться. — Все равно как-то странно выглядит...       — Ты же говорил, что этот агент и сам не рад всей этой чепухе? — Мэтью перекрыл вновь появившийся шум. — Тогда все легко и просто — они создают видимость работы. Им нужно в отчетах показать усиленную работу, вот они её и показывают...       — Главное, чтобы не за наш счет, — чей-то фырк раздался из-за спин.       — Это уж точно, — слегка кивнул Джонатан. — Ладно, парни, давайте выдергивайте своих, будем знакомиться.       — А у нас и варианта другого нет, — кривовато усмехнулся Эрни, доставая очередную зубочистку. — Все лучше, чем просто на жопе ровно сидеть...       — Зато после бурной ночки самое оно, и поспать можно. — Находившиеся в кабинете мужики рассмеялись.       — Посмеялись и хватит. — Джонатан уже открывал дверь. — Давайте готовьтесь, а мы пошли.       — А что сам думаешь? — Лэр скосил взгляд на приятеля, когда выходили из здания.       — А тут и думать нечего, все равно даже если и угадаем, то правду вряд ли когда-нибудь узнаем. — А ведь когда-то они даже одну комнату в общаге делили, веселое было время. — Так, сейчас завернем, мне надо своих предупредить.       На это оставалось только кивнуть. Эх, а ведь когда-то и он так же все делал, а теперь он детектив и занимался непосредственно расследованиями. Вот только всегда какая-нибудь чертовщина приключится, из-за которой частенько приходится срываться. Даже если исключить самые неудобные случаи, которые в большинстве своем достаются старшим, то и на его долю уже выпало три дела, о которых не хотелось вспоминать.       — Чарльз! — Крик приятеля заставил мужчину вздрогнуть. — Поднимай свой жирный зад и ищи всех свободных распиздяев! И чтобы через десять минут были у офиса! — Названный лишь печально вздохнул, ведь у него, судя по времени, сейчас должен был быть обед, и медленно пошел куда-то в противоположную сторону от них. — Быстрее, толстозадый ты терминатор! Иначе обеда не увидишь еще несколько часов! — Чарльз на это лишь еще раз вздохнул, что по его огромной фигуре было легко заметно, но даже не подумал прибавить шаг. — Вот ведь скотина!       — Достал? — Ну а что еще в этой ситуации можно было спросить? А промолчать не вариант.       — Не то слово! От него была бы единственная польза только в случае зомби апокалипсиса — дверной проход закрыть. — Смешок сдержать не получилось. — Ага. Эх, а ведь какие мозги у мужика! Никто из нас так и не понимает, чего он здесь забыл...       — Всякое бывает...       — Детектив, — легкий кивок главы агентов в его сторону, — офицер. — Теперь досталось его другу.       — Агент Смит. — Теперь уже пришлось брать слово Тому.       — Давайте я быстро введу офицера в курс дела, сдам моих кретинов, — оные поморщились, — в надежные руки, и мы сможем покинуть это замечательное место.       — Насчет замечательного — это он прав, — Джонатана услышал только Лэр, — я бы предпочел проторчать весь день рядом с пляжем, во всяком случае, летом.       — А кто бы там не хотел оказаться? — так же шепотом, чтобы их не услышали, ответил Томас. — Конечно, как вам будет удобнее. — А что он в такой ситуации мог сказать? Да и так действительно будет быстрее.       — Давай, удачи тебе во всем этом поплавать. — Попрощаться пришлось раньше, чем предполагалось. — И за дочерью присматривай, чтобы опять чего не учудила.       — И не говори...       Сегодня явно не его день, хотя бы отчасти.       Пятнадцать минут спустя       — Думаю, теперь все, и мы можем возвращаться в участок.       Агент Смит оказался почти в то же мгновение, как группа агентов под предводительством Джонатана отправилась в порт.       — Вам у нас еще что-то надо? — Неожиданный поворот событий.       — Да, приедем, вы прочитаете ту папочку, а после мы уже с вами решим, как будем взаимодействовать. — Довольно странные слова от агента. — Ох... да не смотрите вы на меня так! Если будет что-то срочное, я и с капитаном могу связаться, а вот по мелочи гораздо проще решать с тем, на кого все это скинули.       — Надеюсь, этого срочного и не будет, — буркнул Томас, садясь в машину.       — Не вы один на это надеетесь, — Смит невесело хмыкнул. — Мне как-то повторения того, через что я прошел, совершенно не хочется.       — А если не секрет, что там было? — Том все же решился задать этот вопрос, да и интересно было услышать хоть что-то, отличающееся от официальной позиции.       — Лютый пиздец там был, детектив, — агент поморщился. — Закурю? — Лэр кивнул. — Спасибо, — окно было открыто, и Смит тут же прикурил, — я в порту был, когда там взрыв произошел, — невольно сглотнул детектив. — Мы ждали гадов, а получили... ты в новостях видел, что получили. — Это да, картины того, что показывали по телевизору, до сих пор стояли перед глазами. — И это мне еще повезло, я тогда полез наших снайперов проверять, наставник отправил, только потому и выжил. Снайперы мертвы, на позиции такая перестрелка, что ощущение, будто на каких-то учениях или стрельбище... Потом взрыв, и я прихожу в себя, когда всё дерьмо уже закончилось.       — Кхм...       Да уж, не это он ожидал услышать. Думал, будет какая-то левая отмазка, а тут было, можно сказать, откровение.       — Запомни одно: если в городе начнется какая-то дичь вроде неожиданной гибели целой банды больше чем в сотню человек, и все это без свидетелей и улик, то бери семью, если она есть, и вали из города. — А вот это было еще более неожиданно. — В Сейфилде все с этого началось.       — Спасибо. — В горле стало как-то неожиданно сухо.

*******

      — Уа-а-а-а... — Ирма, потягиваясь, изгибалась в разные стороны, чувствуя, что рядом никого не было.       — Кто-то сегодня предпочел поспать подольше? — Этот ехидный голос она узнает из тысячи.       — Иди в задницу, Элион.       Подушка полетела точно в направлении голоса. Судя по вскрику, снаряд попал точно в цель.       Ответ последовал незамедлительно. Легкий треск молнии, и вот повелительница воды вылетела из кровати.       — Ай! — Молния угодила точно в задницу Ирме, а она ведь прикрывалась! — Гребаный Дарт Сидиус!       — А вот нечего раскидываться подушками! — Браун весело усмехнулась, после чего мощным броском вернула подушку. — Тебе еще повезло, что сама встала, иначе бы я придумала что-то более оригинальное!       — Тебе так хочется познать на себе мощь клизмы?       А что? Слегка переработанное «Тысячелетие боли» отлично охладит чьи-то слишком хитрые мозги.       — Не понимаешь ты шуток. — Ага, она — да не понимает.       — Да-да... — Чашка с чаем была нагло отобрана у подруги.       — Ты еще не забыла, что тебе сегодня надо к отцу в участок заскочить? — На отобранную посуду Браун совершенно не обратила внимания.       — Попробуешь такое забыть, потом будут припоминать до следующего года. — Слегка сладкий и теплый, а не горячий чай сделал свое дело, и Ирма начала возвращаться к жизни. — Сколько времени?       — Почти одиннадцать, — зашла в комнату все еще слегка сонная Хай Лин.       — Черт! — И вот что им стоило и в эту комнату поставить будильник? Ах да, последний не пережил столкновения с ледяным копьем! — Вот ведь супер!       — Я свое дело сделала... — На удивление самой свежей из них всех выглядела именно Браун, хотя должна была выглядеть Лэр.       — Да-да... — Вот куда она ночью всю одежду раскидала?       Хай Лин же, слегка усмехнувшись плюхнулась на кровать, наблюдая за тем, как голая Ирма бегала по комнате в попытках найти свою одежду.       — Проклятье! Да где же она? — Рыжая на миг остановилась, после чего перевела свой взор на китаянку. — Вы же её не спрятали? — Если что, она ложь почувствует!       — Посмотри рядом со шкафом, моя юбка была именно там.        Черт! Хай Лин точно знала, в каком состоянии её одежда!       Реальность оказалась еще хуже, чем казалось изначально. Ладно трусики все в пыли, почистить их — дело нескольких минут, но вот кофта, на которой было просто огромное винное пятно... Тут уже простой чисткой не ограничишься.       — Могли бы и замочить... — Вытащить джинсы из-под дивана, на которых был еще и след от, судя по всему, торта, было делом нескольких секунд.       — Я сама встала только десять минут назад, — китаянка усмехнулась.       Черт! Вот надо ей сейчас было так соблазнительно выглядеть!       Упасть в единственное кресло в этой комнате, после чего сосредоточиться, пытаясь не превратить одежду в жалкие полоски ткани, а именно её почистить.       «Давно надо было сюда сменку дополнительную принести! — тяжелая голова не способствовала продуктивной работе. — И вот следовало мне все в химчистку сдавать?»       Так уж получилось, что в той химчистке, которой они пользовались, была доставка одежды на дом. Так, конечно, дороже, но девушкам было просто лень каждый раз ожидать, пока завершится стирка. Вот и приносили они одежду, после чего платили и уходили, а уже после их одежду чаще всего тем же вечером доставляли на дом, предварительно позвонив. Скольких трудов стоило договориться с родителями, даже вспоминать не хотелось.       — А у тебя был выбор? — Хай Лин с интересом наблюдала за проявлением магии.       Что да, то да... за магией всегда интересно наблюдать, правда, когда знаешь, к чему может привести то или иное действие, еще и слегка боязно.       — Нет! — мрачно буркнула Ирма, после чего с облегчением выдохнула, и скопившийся шар воды оказался в специально стоявшем неподалеку ведре. Оно, конечно, немного для другого использовалось, но и так сойдет. — Тьфу, все-таки переборщила!       И правда, местами краска просто сошла. Хорошо еще хоть одежда почти не пострадала, а то был у неё уже случай...       — Тебе с этим проще... — Хай Лин упала обратно на кровать, ведь все интересное уже закончилось.       — Угу, в этом ты права!       И все же её способности в плане одежды были просто великолепны! Нет чтобы и все остальное к ней относилось? Хай Лин придумывала бы дизайн, а Ирма работала с тканями!       Несколько щелчков пальцами, и одежда приняла почти свой изначальный цвет, правда, выглядеть стала немного лучше. Мгновение, и вот Ирма уже успела во все это великолепие влезть, после чего почти прыгнула сверху на повелительницу воздуха и страстно впилась ей в губы.       — Сегодня вечером нам ничто не помешает! — Лэр не смогла сдержать усмешку, глядя на покрасневшую подругу, после чего еще раз поцеловала и выскочила из комнаты. — Я убежала!       Дверь громко захлопнулась, да и плевать. Корнелии все равно пора вставать, ведь она одна-единственная продолжала дрыхнуть!       Сорок минут спустя       — Тьфу! Фьюх... добежала! — стоя перед дверью и стараясь не выплюнуть легкие, тихо пробормотала девушка. — Проклятье, как же я давно так не бегала!       А во всем виноват чертов трамвай! Вот следовало ему сегодня не прийти! Подумаешь, какая-то авария на линии! Авария у них, а проблемы разгребать именно ей! И ладно бы были деньги на такси... хорошо, было бы само такси! Применила бы свои силы, водитель и не вспомнил бы! Но такси нет, денег нет, а бежать далеко. Вот и пришлось вспоминать свои трудовые будни, когда она принимала участие в легкой атлетике.       — Нет... — Тяжелое дыхание не давало нормально даже слово сказать. — Тьфу! — Плевок улетел в кусты, хорошо хоть соседи не видели! — Определенно, надо заниматься! Черт, как же фигово... — Еще и в боку закололо...       Походить пять минут перед дверью дома, приходя в себя, а заодно задействуя и магию, — всё это позволило очень быстро прийти в себя. Вот только одежда все равно промокла насквозь. Ей сегодня капитально везло! Будет плохо, если Анна не войдет в её положение и не даст быстро свинтить в душ.       — Я дома!       Самое главное — нападение. Никаких оправданий! А также самая дебильная улыбка из возможных!       — Опаздываешь на полчаса. — Насмешливый и оценивающий взгляд заставил слегка сбавить шаг, но не остановиться.       — И всего на двадцать минут! — главное — не тормозить! — Я в душ!       — Стоять!       Маневр не удался, армия напоролась на непреодолимое препятствие.       — Ну, мам! Ты же видишь, как я выгляжу!       А она еще и без лифчика, тот во время сборов порвался.       — И что? — И вновь этот насмешливый взгляд. — Твоя ошибка — это повод оставлять отца голодным?       — Я, что ли, виновата, что сегодня трамваи перестали ездить? — Черт! Она все-таки начала оправдываться!       — И что? — Вот что в такой ситуации можно сказать? — Мы с тобой договаривались? Договаривались. Так что проблемы индейцев шерифа не волнуют.       Угх! Это слишком жестоко!       — Ты хочешь, чтобы твоя дочь пошла в таком виде по улице?       Пришлось задействовать последний аргумент в этом споре, все равно иных Ирма сейчас придумать не в состоянии. Все же от забега она так и не отошла.       — И что? Ты же как-то бежала домой. — Это начинало уже раздражать!       — Да ты сама сейчас тянешь время! — Сдержать себя не получилось, и она, словно маленькая девочка, еще и ногой топнула.       — И что? — Над ней точно издевались! Да и этот насмешливый мамин взгляд!       — Аргх! — Решение пришло спонтанно. — Я в душ!       — Стоять! — Деве вновь пришлось замереть на месте. — Ты решила нарушить нашу договоренность?       — Да успею я! Такси вызову, — отмахнулась Ирма, после чего вихрем залетела к себе в комнату, сильно удивившись тому, что ловушек обнаружено не было, после чего с полотенцем в руках пулей устремилась в ванную комнату. — На свои карманные!       Ну не было у неё сейчас времени, не было!

*******

      Анна усмехнулась, когда дверь в ванную захлопнулась, после чего направилась в гостиную, где был самый большой телевизор в доме. Сейчас как раз должен был начаться так интересовавший её сериал, и из-за капризов дочери, которая еще и сама виновата в своих проблемах, не следовало от него отвлекаться. Ничего, пусть еще немного побесится, ей сейчас это полезно.       Дети не любят, когда их ограничивают, да еще и жестко, но тут все строго индивидуально. Ирма, например, в отличие от Корнелии, никогда бы не стала подчиняться правилам, по которым ей придется вкалывать намного больше, чем она получит в итоге, особенно если не видела смысла. Анна же это давно поняла, хотя и научилась направлять энергию в нужное русло, хоть это получалось и не так часто.       Например, взять этот самый договор, который появился, в общем-то, спонтанно, но от того он был не менее полезным. Подумаешь, чуть больше денег на карманные расходы надо будет выделить в этом месяце, это решение и так назревало. К тому же дочь не сидела на попе ровно, но еще иногда и подрабатывала в ресторане у подруги. Что совсем хорошо. Зато уже довольно давно с её стороны не доносилось слов о том, что ей на что-то нужны деньги.       Да и тот факт, что они Ирму фактически «выгнали» из дома, послужил способу разрядки. Если послушать знакомых, то у них дети уже несколько раз сбегали из дома... До чего же глупое решение, но что с подростков взять? Они таким образом пытаются высказать свой протест, а также показать, что хотят заботы, а не критики. И убегают-то не куда-то на улицу, а к подружкам на пару ночей, думая, что об этом никто и ничего не знает. Смех — да и только.       Что же касается дочери, то в этот раз они подошли к тому краю, когда Ирма действительно была готова рвануть из дома... Ну, или же прибить младшего брата, тут одно из двух. А так у девчонок было место, где они могли"отдохнуть" от взрослых, хотя это немного и грустно. Может, по этой причине никто из родителей и не обращал на это внимания? У них имелось «свое убежище», пускай и такое оригинальное, где они могли спрятаться от «несправедливости», а волноваться за них при этом и не стоило.       Вот и в этот раз, «выставляя» дочь за дверь дома, фактически дала карт-бланш творить той все, что вздумается, в разумных пределах. И, как показала практика, это не прошло зря. Жаль только, что полностью доверять им проводить все свое свободное время как хочется, не стоило, молодые ведь дурочки, еще чего-нибудь учудят с жиру, вот и приходилось придумывать «договоры». Ирма, конечно, бурчит, но в остальном довольна и не возражает.       Нет, ей, конечно, можно было бы и просто приказать, но тогда эффект был бы полностью обратный от задуманного. А тут и воспитательный эффект, и контроль хоть какой-то, и возможность дать дочери расслабиться, как и где она хочет. Особенно это полезно после недавнего домашнего ареста, за время которого дочь почти дошла до точки кипения.       «Быстро она... — в руках были спицы, в телевизоре — сериал, а Анна оторвалась от своих мыслей по той причине, что Ирма покинула ванную. — Сегодня просто день сюрпризов...»       Когда женщина встала, она была совершенно не готова к тому, что Пончик все же как-то смог поставить мозги сыну на место. Во всяком случае, тот был более задумчив, чем обычно. Оставалось только надеяться, что это надолго.       — Да-да, — Ирма почти пролетела на кухню, — именно на это время!       Миг, и включился фен.       «Даже интересно, чего это она сегодня так торопится?» — подобное происходило уже не один раз, но сегодня дочь действительно что-то быстрее обычного собралась.       — Надо же, ты даже одета, — фырк и раздраженный взгляд были ей ответом, — пф, боевых белочек не боюсь.       Наблюдая за дочерью, Анна не смогла сдержать улыбку. Ей-богу, дочери только распушенного хвоста не хватало да кисточек на ушах. А так один в один с разозленной белкой, которой не дали орехов.       — Все, я готова! — Ирма рванула к себе в комнату, куда и закинула фен, после чего вернулась, протягивая руки.       — Зато в следующий раз точно опаздывать не будешь. — Сдержать усмешку не получилось.       — В следующий раз я угоню трамвай! А еще лучше — машину! — Ирма дергалась, пытаясь запихнуть коробку в неподходящий пакет, но ей все же это удалось. — Все, я убежала! — Да и такси уже подъехало.       — Иди сюда. — Миг, и ничего не понимающая дочь оказалась в объятиях, после чего получила поцелуй в лоб, а также растрепанную прическу.       — Ма-а-ам! — А времени-то приводить себя в порядок и не было. — Р-р-р-р!       — Даже слова не сказала.       Усмехнувшись поведению Ирмы, Анна отправилась обратно в гостиную, ибо сериал и правда был интересным, а шарфик сам себя не свяжет, к сожалению.

*******

      Перед полицейским участком       Когда Ирма выбралась из такси, то была малость не в духе. Мало того что из-за какой-то глупости пришлось бежать весь путь домой, и она смогла проделать такой путь только благодаря магии, иначе бы загналась намного раньше... проклятье! Да она бы загнулась почти сразу! А так все же смогла добраться до дома, хотя абсолютно ВСЮ её одежду можно было отжимать! И это даже несмотря на все старания этого не допустить. Впрочем, когда ты думаешь о том, что вот-вот выплюнешь легкие на дорогу, как-то уже не до хоть каких-то мыслей о том, что надо еще что-то делать. А дальше было еще веселее, хотя и намного быстрее, — пришлось оплатить такси. Ну, тут уж она сама виновата, да и эти деньги потом сможет с легкостью вернуть, хотя и придется вести себя намного аккуратнее.       — Ох, как же давно я тут не была?       И правда, Ирма не заходила на место работы отца никак не меньше года, а то и больше. А когда она косячила, часто разбирались на месте или же её отвозили домой, ведь отец все равно детектив, так что проблемы у неё обязательно будут.       — Достаточно давно, чтобы не замечать людей вокруг, — откуда-то сбоку раздался смутно знакомый голос.       Обернувшись, дева несколько секунд вспоминала ту, кто же к ней обратился, а после замерла со слегка приоткрытым ртом.       — Миссис Клаус? — Сказать, что она узнала эту женщину с трудом, — значит ничего не сказать!       — Надо же, все-таки узнала! — Женщина усмехнулась и, подойдя к ней, слегка приобняла. — Привет, мелкая, я смотрю, ты даже немного подросла с нашей последней встречи.       — Я не мелкая! — Ирма сопротивлялась скорее по привычке и до сих пор находясь в шоковом состоянии, ибо до сих пор не могла поверить, что та полная женщина, которую она видела в последний раз, превратилась... Сказать, что Эмили Клаус похудела — значит почти ничего не сказать, ибо это прозвучит слишком блекло. — Эм, — мозг отказывался признать увиденное, — как?       — Сила воли и никакого мошенничества! — по-доброму усмехнулась женщина. — Поверь, когда у тебя есть цель, сила воли и возможность, то мало что тебя может остановить.       — Кхм... — Ирма по-прежнему не могла поверить в то, что видела своими собственными глазами. Да она её узнала только по той простой причине, что когда-то запомнила! Ментально!       — Ладно, мелкая, — когда они только впервые встретились, то Ирма на её фоне и правда была почти незаметна, — мне пора по делам.       — Уже? — Честно, девушка не то чтобы горела желанием пообщаться, но ведь надо было узнать!       — Ага, дела, — слегка расстроенно кивнула Эмили. — А так бы я предпочла поспать дома или хотя бы на рабочем месте. — Проходившие рядом служители закона, когда услышали эту фразу, лишь усмехнулись. — Значит, так. Твоего отца еще нет, — а вот этого девушка никак не могла ожидать, — но он скоро должен приехать.       — Спасибо за информацию... — угрюмо пробубнила рыжая дева. Выходило, что все её страдания были напрасными.       — Ладно, мелкая, иди обрадуй отца, а мне пора бежать. — И, на прощание еще раз слегка приобняв Ирму, Эмили Клаус отправилась к машине, лишь что-то бормоча себе под нос, но девушка услышала: — И когда мои сорванцы будут мне носить еду?..       «Этот мир не ищет легких путей...» — дочь семейства Лэр еще несколько минут стояла рядом с участком, переваривая случившееся, после чего все же решилась зайти. Все лучше сидеть на стуле перед компьютером отца, чем стоять на улице или еще где.       Ирма достаточно много времени в детстве проводила в этом самом участке, когда не было возможности нанять нянечку, а Анна была занята с Крисом, и на неё просто не было времени. Или происходило какое-то происшествие, в результате которого её просто банально боялись оставлять одну дома, вот и выходило, что отец брал её с собой, после чего оставлял на рабочем месте, пока сам был занят в патрулях. Хотя... оставлял — слишком громко сказано, скорее, просто передавал дяде Джо, вот уж кто всегда искал повод, чтобы не работать, а тут такой шанс был.       Была ли Ирма такой единственной? Ага, прям три раза! Девушка знала минимум три десятка детей как старше, так и младше себя, и со многими иногда даже общалась при встрече, хотя никогда особо и не интересовалась ими. На самом деле, было странно, что все дружно не скидывались для того, чтобы нанять людей, что присмотрели бы за ними, но тут была какая-то более глубокая причина. Может, основной причиной было то время, когда они, будучи детьми, проводили в участке? Ведь редко они задерживались там хотя бы на час. Сие хотя бы звучит для девушки логично, ведь в таком случае действительно не имело смысла тратить деньги, когда начальники на это просто закрывали глаза.       «Даже интересно, сейчас так продолжают делать?» — промелькнула мысль, когда девушка переступила порог здания.       Впрочем, Ирма в этом изрядно сомневалась, поскольку еще года четыре назад начались изменения, благодаря которым полицейские начали больше получать, да и случились изменения в участке.       — Хех, а ведь почти ничего и не изменилось. — Было действительно приятно оказаться тут спустя столько времени.       — Девочка, что-то случилось?       Судя по возрасту, это был кто-то из новичков, ведь некоторые из снующих туда-сюда полицейских её даже узнавали и кивали.       — Да, сэр. — А почему бы не повеселиться? Отца ведь все равно на месте не было. Можно было бы принять за шутку, но это воспоминание она прочитала в памяти Эмили. — Я к Лейтенанту Андерсу, — осталось только состроить самую умилительную (умилительную!) улыбку, — и, как пройти, я знаю. — Мужчина замер, пытаясь переварить услышанное, а потому среагировал только тогда, когда девушка уже его обошла и отправилась в сторону, где когда-то располагался кабинет дяди Джо.       — Так, стоять!       Мужчина даже обернулся, но что-то сделать ему не дал один из тех, с кем Лэр была знакома.       — Хех, уймись, Итан. — На плече офицера покоилась рука более старшего его коллеги. — Ирма, ты, несмотря на то, что повзрослела, осталась все таким же чертенком с шилом в одном месте.       — Ну... — Состроить наивную дурочку у неё, к сожалению, не очень получилось. Может, все же стоило еще пошаркать ножкой? Не, не стоит, и так уже смешки с разных сторон доносились.       — Все с тобой ясно, — офицер, чьего имени девушка так и не смогла вспомнить, печально покачал головой, пряча улыбку в усы. — но ты совершенно точно кое-чего не знаешь!       — Нда? — И почему бы не принять навязанную игру, если со своей не прокатило? Главное — не скалиться, самое главное — только не скалиться в предвкушении!       — Представь себе, с того момента, как ты здесь была в последний раз, многое изменилось. — На них по-прежнему было направлено достаточное внимание, хотя некоторым этот бесплатный цирк уже надоел.       — Я знаю, на полу появилось новое покрытие, да и стены покрасили, — важно кивнула головой девушка, слегка поджав губы. — И что-то тут произошло еще...       — Теперь твоё мороженое тут не продают... — Лэр не сразу поняла, что, вжившись в роль, попалась в ловушку.       — Да, теперь я не вижу... — Секундный ступор. — Что?       — Ладно, Ирма, прекращай этот балаган. — На подобное можно было только цыкнуть. Ведь могла же предотвратить! — Дядюшка теперь на втором этаже в восточной части.       — Спасибо. — Этот день определенно задался целью, чтобы показать, что не все, к чему она привыкла, неизменно.       «Вот что за день?»       Что же, более оставаться ей на первом этаже причин просто не было. И теперь надо было вернуться, после чего подниматься по лестнице, которая находилась почти у самого входа! А ведь вторая совсем рядом, вот только теперь её точно никто к ней не пропустит, по глазам видела.       Вот только как бы Ирма ни хотела побыстрее оказаться в «кабинете» отца, ради чего ей и надо было зайти к дяде Джо, но сделать этого сразу не удалось, а причина была, можно сказать, самой что ни на есть обыденной — она встретила знакомого, которого увидеть в участке ну никак не ожидала. Не то чтобы парень, которого она заметила сидевшим рядом с одним из кабинетов, был таким уж хорошим её знакомым, вот только именно благодаря ему девушке удавалось добывать хороший алкоголь без высокой наценки, ну и еще он был одним из тех, на ком девушка не применяла свои способности.       — Алекс, а не подскажешь, что ты здесь делаешь? — Молодой парень, которому даже не исполнилось двадцать, что был любимцем у многих девушек и женщин, которых пленял своей улыбкой и хорошей внешностью, сейчас почти спал, привалившись к стене.       На самом деле, достать алкоголь для их компании было несложно, проблема была в количестве алкоголя, который они могли одномоментно достать. И даже если им каким-то образом и удастся добыть много хорошего алкоголя, то вставал вопрос с транспортировкой, а также документами, которые позволили бы это сделать. И вот у Алекса было просто безумное преимущество хотя бы по той простой причине, что у всей их компании просто не хватило бы сил подобное правильно провернуть или же обойти всех людей, которые могли бы в подобном на будущее помочь.       — Хм? — Парень слегка приоткрыл глаз, все еще пребывая в дреме, хотя, как он умудрился сотворить нечто подобное в столь шумном здании, оставалось вопросом. — Ирма? Вот уж кого тут точно не ожидал увидеть...       — Не сомневаюсь. — Тем временем Лэр пыталась понять, что же здесь делал тот, кто участвовал во многих её планах, а также что с ним можно сделать, чтобы вытащить. — Но, может, все же ответишь на вопрос?       — Слегка опоздал на встречу, и меня замели как сообщника по делу о наркотиках. — Дева аж присвистнула от удивления.       Но было и кое-что непонятное: что же в таком случае именно в этой части здания делал Алекс? Ведь если его загребли за наркотики, то проблем он должен был получить очень много. И уж точно никак не сидеть посреди второго этажа полицейского участка. Да и очевидно, что пребывал он здесь достаточно долго, вот только нигде не видно его адвоката. Ну и также тот факт, что еще не предъявили обвинений, был немного странным.       — С тебя постоянная скидка, если я смогу разобраться в этом деле?       Конечно, было бы безумно глупо пользоваться своими способностями прямо внутри полицейского участка, где все заполнено камерами. Но, с одной стороны, из-за шума в самом здании их разговор никто не слышал, девушка была в этом уверена, а с другой — на камерах она ничего делать и не собиралась.       — Сомневаюсь, что у тебя получится, раз меня еще не отпустили, — похоже, у них были одинаковые мысли касательно того времени, что он бесцельно провел в участке, — но если получится, то десять процентов я тебе точно скину. А также можешь рассчитывать, что я смогу протащить тебя на самые закрытые вечеринки и подготовлю документы, которые далеко не сразу смогут признать фальшивыми.       — Кхм, попробую, но ничего не обещаю...       Что-то во всей этой ситуации было сильно не так, и следовало разобраться что именно. Вот только предварительно следовало зайти к дядюшке Джо.       — Ага, бывай. — И парень вновь откинулся на стену, после чего отключился.       Ситуация была донельзя бредовой... Кто-то где-то облажался, и не хотелось бы по чистой случайности поймать проблемы с этого бока. Проклятье! А ведь она, когда не сдержалась, уже себя подставила в случае чего! Хорошо еще, что суть их разговора выяснить не смогут. Да и в случае чего она всегда сможет сослаться, что именно через него добывала алкоголь. Подобное, конечно, плохо, да и силой придется воспользоваться, чтобы о разговоре не узнали и том, что они приятели, но раз уж уже накосячила, следовало идти до конца.       Добраться до кабинета лейтенанта без приключений не получилось. Вот кто мог знать, что у знакомого с детства дядюшки появится секретарь, которого здесь вообще быть не должно, но еще и будет такой въедливой! Вцепилась в неё и никак не желала отпускать! Аргх! Ирме все больше и больше хотелось воспользоваться своими силами в месте, где меньше чем через полчаса будут знать все о ней. Как же плохо, что рядом не было никого из подруг, ведь в таком случае можно было бы устроить диверсию с камерами.       «И сколько она еще собирается выедать мне мозг? — смотря на ВРАГА, что был подобен тому самому Церберу из древних мифов, девушка уже желала вцепиться ей в горло! — Надо мной явно захотели поиздеваться!»       Самой главной проблемой в здании являлось еще и то, что даже считывать слишком много без предварительной подготовки не рекомендовалось, иначе был шанс немножечко поехать крышей. Если же она воспользуется своими силами, то «раскроется» для своих же сенсорных способностей и самое легкое, чем отделается, — перегрузкой. А совершать подобную глупость не было никакого желания.       «Господи, да что с ней не так? — дева просто не могла предположить причину, по которой „секретарша“ не желала её пропускать и даже не сообщила лейтенанту о том, что у его кабинета стояла такая странная особа. — Даже интересно, этот город просто и банально сошел с ума? Или здесь еще остались нормальные и здравомыслящие люди?» — себя, к сожалению, она уже к нормальным не причисляла, хотя и надеялась, что со здравомыслием еще не рассталась.       — И что тут за шум? — Кажется, именно сейчас Ирма поняла причину, по которой её отказывались пускать в кабинет! И эта самая причина стояла у неё за спиной. — Привет, маленький ураганчик. — Добрая улыбка дяди Джо смогла сбить часть негативных эмоций, но далеко не все. — Давненько я тебя уже не видел.       — Просто кое-кто слишком боится заходить в гости, — слегка прищурившись, решила хотя бы здесь попытаться отыграться Лэр. — Не находите странным, лейтенант, что сбегать от возможного боя полиция не имеет права?       И правда, она за прошлый проигрыш в карты еще не ответила по всем параметрам!       — Мне как представителю правоохранительных... — И зачем было специально делать такой противный голос?       — Который в гостях не находится при исполнении. — Девушка еще и обвиняюще пальцем по груди мужчины постучала.       — Ладно-ладно, зайду я как-нибудь к вам в гости. — Вот только такой ответ деву не устраивал.       «Секретарша» же была уже забыта. Хотя и хотелось чем-нибудь ответить, но тут причину хотя бы можно было понять. Кому-то было слишком скучно на рабочем месте, и она решила отыграться на ней, на беззащитной девочке. Ну ничего, Ирма для себя уже все решила, этот момент она забудет... до поры до времени.       — В таком случае я раньше к вам зайду, — усмехнувшись, ответила Лэр, заходя в кабинет за дядей. — И я уверена, что тётя Мари сделает замечательные пирожки с абрикосами...       И вроде бы все было в порядке, если не знать о том, что Джо Андерс ненавидел абрикосы, а тетушка Мари всегда для гостей готовила столько, что даже если мужчина и не хотел, то все равно вынужден есть. Сама же Ирма знала и о том, что тетушка Мари готовила эти пирожки, когда сильно недовольна мужем, но раздувать скандал не хотела. А так все оставались довольными в некоторой степени.       — Кхм, думаю, я смогу выкроить время в своем плотном графике... — Лейтенант полиции стойко перенес удар судьбы.

*******

      Алекс Морган был, мягко говоря, сильно удивлен, когда его совершенно спокойно отпустили из участка, предварительно дав подписать пару бумажек, но и посадив на крючок. Отделался он, можно сказать, испугом. А ведь ситуация была для него крайне паршивой, что ни говори.       «Кажется, я серьезно задолжал Лэр... — это было неприятно осознавать, поскольку до этого он ни разу не оказывался в ситуации, когда его спасала бы какая-то соплюха. — Кхм... она ведь мне и припомнить может...» — единственным, что заставляло помнить об этой рыжей занозе в заднице, был факт наличия в её подругах мелкой Хейл. А ведь именно в их банке он неоднократно брал кредиты. Хотя нет, был еще один факт, который не позволял Алексу успокоиться. Ирма, теперь уже Ирма, всегда знала, когда о ней что-то плохое говорили.       — Ладно, все это устроить будет не так уж и сложно...       Вот только сложившаяся ситуация для него была, мягко говоря, не самой приятной. Его захотели подставить, и, что самое паршивое, все великолепно получилось! Почти. Если бы у него не возникли проблемы с машиной, он бы оказался взятым с поличным, а учитывая проблемы его собственного адвоката, то сидел бы он, может, и не слишком долго, но потерял бы все однозначно. Теперь же надо думать, кто мог его так сильно подставить и кому вообще это было выгодно.       Последнее было важнее всего, поскольку Морган, хоть и тешил себя крутыми кличками, на деле был не слишком важной шестеркой, которая крутилась в городе и приносила небольшой, очень небольшой, ручеек дохода тем, под кем он ходил. Его дело было каким? Помогать организовывать вечеринки! Точнее, доставлять бухло в огромных количествах и так, чтобы это никому не стало интересно. Спасибо новым законам, иначе бы этой работы у него не было. А какие три важных составляющих любой крупной вечеринки? Бухло, секс и наркотики! И если с первыми двумя вещами он мог помочь легко, благо достать относительно разрешенные афродизиаки для него проблем особых не составляло, то до наркотиков он добрался только сейчас.       И ведь не хотел в самом начале ввязываться! Это в других штатах проблем из-за этого особо крупных не было бы, но из-за очередного закона, что был принят меньше года назад, все дела, в которых фигурировали даже не слишком крупные партии, а местами и откровенно мелкие, можно было угодить за решетку, причем надолго. И дернул же его черт во все это влезть!       «Нет уж, один раз спасся только чудом, больше я в это ни ногой... — и так отпустили, нацепив ошейник да цепочки прицепив. — Хорошо, что я почти ни черта не знаю!»       Ну а ради своей свободы он будет готов иногда сливать не слишком важную информацию. Уж больно не хотелось оказаться за решеткой. *******       Час спустя       Сидя у отца за столом, девушка была готова биться головой об этот самый стол! Потому как уже давненько себя не ощущала такой тупой. Хотя несомненный плюс все же был: теперь у них имелась скидка, а также будут качественные фальшивые документы. Стоило Ирме только прийти в кабинет отца, как она тут же взялась за решение «интересной» проблемы. Вот только ей даже решать ничего не пришлось! Как оказалось, Алекса были готовы отпустить и так, поскольку его хоть и взяли почти на месте, но реально что-то предъявить не могли. Ну не было на него ничего, а после просто забыли! И, пока решали, что делать с тем, что имелось пока вспомнили про её знакомого, пока разгребли бумаги и посчитали возможные проблемы, времени прошло достаточно, чтобы Ирма с ним переговорила. Стоило же ей уйти, как меньше чем через десять минут его отпустили! Выглядела ситуация, конечно же, эпично, вот только тупа она до невозможности.       Пока она общалась с дядей, полицейские решили просто припугнуть «идиота», который явно не туда полез, ну и поиметь с этого немного, если получится. Морган теперь будет доносчиком? А что он может знать? Да фактически ничего, вот и выходит, что пытаться и его посадить, имея более крупные цели, — это значит тратить собственные силы, чего делать никто не хотел. Ну и среди тех, кто принимал решение, отчасти проскакивали мысли, что и самим когда-нибудь этот парень может пригодиться.       — Называется, почувствуй себя клинической идиоткой, — буркнула девушка, включая компьютер, дабы немного расслабиться. — Какие-то игры у него точно должны быть.       Ирма была уверена на все сто процентов в том, что отец не работает все свое время, что бы он там ни говорил. Дни, когда завалы, без сомнений, бывали, но не каждый же день. Вот и выходит, что хоть как-то он расслабляться должен был, особенно учитывая тот факт, что у него имелся кабинет.       «Надо, кстати, не забыть сказать спасибо дяде... — папа наверняка ничего не понял, а вот Ирма отлично понимала, что тут без помощи „свыше“ не обошлось. — Хм?» — звук открываемой двери отвлек девушку от мыслей.       — Ирма? — А вот и папа. — А что ты здесь делаешь?       За ним в кабинет зашел еще какой-то мужчина, что явно не был полицейским, но и на кого-то из потерпевших не походил.       — Хм? — Слегка обвиняюще прищурившись, при этом изгибая бровку, дева тем временем решила слегка просканировать странного мужчину. — Я правильно понимаю, что обед тебе не нужен и я зря сюда ехала?       Как Ирма смогла удержаться, когда наткнулась на мысленный блок, не ведомо никому, даже ей, а как она смогла удержать лицо, ничего не показывая, вряд ли кто-то сможет ответить даже спустя тысячи лет.       «Что это за хрень? — это было в первый раз, когда девушка сталкивалась с мысленным блоком! Точнее, это было впервые, когда она сталкивалась с чем-то таким не у подруг! И, что хуже всего, оно было магического происхождения! — Дерьмо! Как же все не вовремя!»       Ирма очень не любила ускорять свое собственное сознание, но ради такого дела, а также принятия решения, пока тот странный мужчина закрывал дверь, это пришлось сделать. К тому же сразу же удалось откинуть мысль о том, что о ней что-то знали, иначе реакция была бы совершенно другой! Это мысли она считывать не может, к тому же блок не то чтобы сильный, но рисковать девушка не хотела, а вот эмоции, когда надо, она ощущала прекрасно, что и позволило принять верное в данной ситуации решение. Если бы там проскользнуло что-то помимо удивления и вежливого интереса, то можно было бы начинать действовать, вот только как бы она после разбиралась с последствиями, предположить было крайне трудно.       — Обед? — Отец даже замер на пару секунд. — Прости, а я об этом уже и забыл...       Если бы дева не была сейчас так напряжена, то реагировала бы совершенно по-другому и даже попыталась бы выпросить себе что-нибудь полезное, но ситуация явно к подобному не располагала.       — Я почему-то так и думала... — Удержаться и не закатить глаза было выше её сил. — Я так понимаю, у тебя дела, так что пойду...       Стоило как можно быстрее сообщить девчонкам о произошедшем, а заодно на всякий случай проследить, что же будет происходить в кабинете отца.       — Не стоит, — заговорил неизвестный мужчина, — я всего лишь должен передать детективу кое-какую информацию.       — Детективу? — Ирма не знала, что именно привлекло её внимание к этому слову, но тут было явно что-то большее, чем простое обращение. Может быть, дело было в интонации, с которой произносили звание отца?       — А? Кхм, — вопросительный взгляд дочери Томас понял почти сразу, — Ирма, это агент Смит, агент Смит — это моя дочь Ирма. — Ситуация была бы довольно забавной при других обстоятельствах, жаль, что это не так.       — Агент? — Теперь вопросительный взгляд был обращен на откровенно веселившегося мужчину.       — Единственный и неповторимый. — На неё бросили слегка насмешливый взгляд.       — Хм... не похожи, — тут же выдала девушка, сравнив образ с тем, что она как-то раз видела.       — И почему же? — А в эмоциях только вежливый интерес.       — Ботинки, так и быть, сгодятся, — чтобы хоть как-то унять дрожь, Ирма достала чупа-чупс, развернула и тут же закинула его в рот, — рубашка не подходит, у вас она черная, брюк нет, а джинсы явно не годятся, пиджака нет... — Припоминая все, что только можно, девушка все же продолжила: — Красного галстука нет, а это серьезный минус! И самое главное! Где лысина?       — Ирма! — Отец не понял, в отличие от Смита.       — Ха-ха-ха, — смех агента разрядил слегка накаленную обстановку, — кто-то явно переиграл в компьютерные игры. — А папа, как всегда, не в теме. — Но, может быть, я все же тот самый Агент и просто замаскировался?       — Выбрали не ту цель, у моего отца слишком большая для вас форма.       Не считая небольшой разницы в росте, Ирма не постеснялась указать, естественно, чупа-чупсом на самую большую разницу между двумя мужчинами — на живот.       — Тут вы, юная леди, правы. — И ей даже слегка поклонились. — Ладно, детектив, раз уж тебя тут дожидалась дочь, то я сначала загляну к лейтенанту. — И Смит, посмеиваясь уже развернулся к двери, когда все же замер. — Скажи, Ирма, а с такими аналитическими данными ты не думала пойти в полицию? Это было бы у вас семейное.       — Пф, — ловкое движение руки, и вот запрятанная фуражка отца еще с тех пор, как он был обычным патрульным, была криво водружена на голову, — агент, — главное побольше пафоса в голос, — этот город не смог бы пережить меня на месте комиссара!       — Аха-ха-ха, — тут улыбнулся даже отец, — но за этим было бы крайне любопытно наблюдать. — Это были последние слова Смита, прежде чем он покинул кабинет.       — И с каких пор ты работаешь с агентами? — Ирме действительно было это интересно, к тому же её до сих пор слегка потряхивало, хотя она и пыталась это скрыть.       — С сегодняшнего утра, — Томас Лэр слегка покачал головой, после чего подошел к собственному столу, нагло согнал дочь с насиженного места, после чего закрыл недавно открытый пасьянс.       — Эй! — Девушка с подобным подходом была крайне несогласна.       — Спасибо, что принесла обед, — её даже слегка обняли, — но давай не сейчас. — Почему-то перечить как-то резко расхотелось. — На меня неожиданно скинули взаимодействие с этим агентом, хотя я в этой цепочке совершенно не нужен, и я совершенно без понятия, что мне следует делать.       — Эм, — девушка обняла папу в ответ, — ну, я в тебе уверена! — Хорошо, что это действительно случайность, для неё счастливая. — Ладно, в таком случае я пойду, а ты не забудь поесть! Иначе все мои жертвы будут напрасными.       — Какие жертвы? — На лице мужчины появилась легкая обеспокоенность.       — Эм... — Рассказывать об утреннем косяке не особенно хотелось, но что уж тут поделать? — Ты ведь в курсе, что у нас была авария, в результате которой перестали ходить трамваи?       — Что, правда?       И почему она так и думала?       — Представь себе, — ответ вышел каким-то уж слишком унылым, — поэтому этого мне пришлось сначала долго бежать, из-за чего я все промокла! — Скептический взгляд отца пришлось проигнорировать. — Представь себе, я даже пожалела, что бросила заниматься легкой атлетикой!       — Доченька, ты здорова? — Рык от этой насквозь фальшивой заботы вырвался помимо воли. — Тебе не плохо? Ты и о чем-то жалеешь?       — Р-р-р... представь себе, — выдала Ирма, скрестив руки под грудью и отворачиваясь. — А после мне пришлось еще и из своих денег платить за такси.       — В таком случае могу возместить, — у девушки от удивления даже глаза на лоб полезли, — если бы предупредил твою маму, что буду занят, тебе бы не пришлось тратить деньги на такси, так бы прошлась, еще немножко похудела...       — И это говоришь мне ты? — Пара тычков пальцем в объемный живот подтверждал её слова. — И в таком случае лучше выбей мне разрешение заниматься в том зале, где я готовилась в прошлый раз.       Да, было такое дело, когда Ирма достаточно долгое время готовилась к соревнованиям в полицейском спортзале, иногда даже под присмотром инструкторов.       — Могу тебя обрадовать: в новой школе у тебя проблем с физической подготовкой не будет. — И только Ирма хотела уже задать вопрос, как её банально начали выталкивать из кабинета! — Все-все, а теперь ты можешь идти, а мне еще предстоит поесть, ну, ты понимаешь... — В следующий миг дверь перед её носом оказалась закрытой.       — Кажется, я только что потеряла возможность возместить свои сегодняшние расходы... — Словно в подтверждение её мыслей, раздался щелчок замка. — Супер...       Звать подруг Ирма сразу не решилась, а потому предпочла сначала выйти из участка и повернуть в сторону, надеясь, что трамваи уже начали ходить, как тут же замерла.       — Сегодня явно не мой день! — поломку устранили, но теперь ей явно придется ждать следующего, а это минимум полчаса.       «С другой стороны, я это время смогу потратить, чтобы разобраться в ситуации...»       На всякий случай постаравшись успокоиться, Лэр потратила много сил, которые вложила в ментальный зов к подругам. После чего удобно расположилась на скамеечке рядом с участком. Здесь тепло и солнышко светило.       «И чего ты так кричишь?» — судя по голосу, Корнелия была готова кого-то убить.       «Аналогичный вопрос», — а вот Элион, судя по всему, веселилась.       «Ирма, у тебя все в порядке?» — одна Хай Лин святая, сразу поняла, что дело — дрянь.       «Девочки, мы в дерьме...»

*******

      Джеймс Смит, выходя из кабинета лейтенанта, до сих пор пребывал в хорошем настроении, даже несмотря на довольно тяжелый разговор. Все же следовало признать, что дочка детектива смогла его развеселить и помогла скинуть напряжение. Ситуация была донельзя стандартной и такой же глупой, однако именно этого ему и не хватало, чтобы хоть немного расслабиться.       «Ну, за этим вполне возможно было бы действительно интересно наблюдать...» — Смита до сих пор забавлял тот факт, что его решили сравнить с «Агентом 47», в игру про которого он играл буквально утром.       А что еще делать, если жена и секретарша отправились куда-то по своим делам? Все направляющие пинки он своим подчиненным уже раздал, отдых получил, так почему не имел возможности расслабиться? Вот только оказалось, что кто-то где-то опять накосячил, а разбираться именно ему. А ведь пост в порту должны были поставить еще два месяца назад!       Впрочем, сейчас все это не имело ровным счетом никакого значения, поскольку ему пришлось самому ехать и со всем разбираться. Подчиненных пнул, с полицией поругался и даже договорился о хоть каком-то сотрудничестве. Хоть какую-то информацию из порта ему вряд ли будут предоставлять, но надежда оставалась, Впрочем, Джеймс и сам отлично знал, какая нелюбовь у полиции к агентам, причем абсолютно неважно, в каком ведомстве они состоят. Пожалуй, единственный плюс во всей ситуации заключался в том, что его хотя бы начали воспринимать всерьез. У лейтенанта либо оказались хорошие связи, либо он связался со своим начальством и смог подтвердить то, что рассказал им сам Джеймс.       Конечно, можно было бы действовать и через голову полиции, особенно учитывая тот факт, что у него все согласовано на более высоком уровне, но... Было два «но». Первое заключалось в том, что самым лучшим было бы решить этот вопрос на более низком уровне. А второе — ему действительно было скучно и захотелось развеяться. Ну и прилюдно попинать идиотов, которых совершенно неизвестно куда можно было бы пристроить. А так они будут заняты на самой тупой работе, какую только можно представить, причем абсолютно бесполезной, все равно информацию они получают из более надежных источников. По этой, собственно, причине все и оказалось так сильно затянуто.       Что же касается полиции, то тут всегда был шанс, что и информаторы будут не все знать, да и информация может оказаться дезой. Так что лучше иметь даже такую малость, потому как иногда может помочь любая мелочь, чем облажаться, когда мог победить.       — Ну что, детектив, готов к рабочим подвигам?..       И надо признать, что «связной», которого ему выделили, Джеймсу слегка импонировал. Наверное, именно по этой причине он выдал тому часть информации о том, что творилось в Сейфилде.

*******

      12 августа 2005 года. Вечер       К сожалению, добраться днем до квартиры у подруг не получилось. Позвонила мама и сказала, что было бы неплохо занести Крису мобильник! Это уже просто невозможно! Хоть какие-то её оправдания оказались бессмысленными, и девушке пришлось сначала тащиться домой, после чего искать брата, который отправился к другу, затем эту парочку тащить домой к тому самому другу! Естественно, за уши! Два дегенерата умудрились заползти в заброшенное здание на окраине города. Хорошо хоть собрались в большую компанию, иначе бы она их так и не нашла.       — А теперь рассказывай! — Корнелия слегка указала на неё открытой бутылкой с пивом.       Все подруги сейчас собрались в гостиной, дабы решить, что же делать дальше с полученной информацией.       — Я уже все рассказала, — Ирма вяло отмахнулась, поскольку до сих пор была не в настроении из-за действий одного засранца.       — А ты конкретнее. — Гласом опять была Корнелия.       «Такс... похоже, слово предоставили именно ей...» — Лэр некоторое время выждала, собираясь с мыслями, после чего начала говорить:       — Что тебе еще непонятно? Мы в такой глубокой жопе, в которой только чудом не оказались раньше! Точнее, мы почти в ней. Если не будем осторожны, то можем в ней оказаться в любой момент.       — Ты же наверняка собрала больше информации, чем нам сказала?       Да и пользоваться мысленной связью все-таки бывает затратно, особенно в таких ситуациях.       — У нас в городе присутствуют агенты из ФБР или ЦРУ, откуда конкретно, я не знаю. — Таких подробностей она еще не рассказывала. — Что касается основной массы, мы уже разобрались? — Недовольный взгляд подруг на Корнелию, которая сама предпочла отвернуться, говорил обо всем. — На самом главном висит какой-то магический блок, что мешает считывать его мысли. Проломить я его могу спокойно, но кто знает, вдруг в городе есть еще маги!       — Нас столько лет не могли поймать, хочешь сказать, что сейчас смогут? — Да уж, оказаться в такой ситуации было неприятно всем.       — Я хочу сказать, что мы слишком долго считали себя уникальными. — Осталось только бросить раздраженный взгляд на тупую блондинку, чтобы она прочувствовала все, что о ней думали. — К тому же Элион говорила, что на той выставке от картин также ощущалась магическая энергия...       — Не магическая — просто энергия... — тут же поправила Браун. — К тому же там было такое давление, что точно разобраться я не смогла. Достаточно лишь понять, что на общем фоне даже картина нашей Хай Лин особо сильно не выделялась.       — И что предлагаете? — Хейл слегка скривила носик.       Оно и понятно, сейчас сама Ирма была готова не просто скривить носик, ей хотелось выследить кого-нибудь из тех агентов, после чего ради сохранения собственной безопасности выпотрошить ему мозги! А после уже решать, что делать. Да ведь только далеко не факт, что они хоть что-то знали! А трогать главного было как-то страшно. Да и предлагать свой вариант было откровенно страшно, ведь это означало, что этого человека придется убивать... А как на это посмотрят остальные, было неизвестно! Вот только ради собственной безопасности девушка была готова действовать без промедлений, только следовало внимательно все обдумать, чтобы не совершить очередную ошибку.       — Поза страуса удобна только в первое время, пока мы все не прочувствуем неприятности, — глубокомысленно изрекла Хай Лин. За что была удостоена удивленными взглядами. — Если уж неприятности к нам пристроились, то считаю, что пора перестать перед ними светить нашими задницами и вытащить голову из песка.       — Вот только что делать в такой ситуации? — слегка нервно спросила Браун. На комнату тут же опустилась зловещая тишина, поскольку всем подругам было немного не по себе.       — Не высовываться и не выделяться? — Единственное предложение, которое только можно было произнести в нынешней ситуации. — А есть другие идеи?..       15 августа 2005 года. День       Понедельник — день чудесный, и с этой данностью никто не должен спорить, а кто спорит, тот идет против самого сущего! Во всяком случае, именно такие мысли посещали голову Ирмы Лэр, пока она смотрела на потолок в своей комнате и пыталась пересилить себя, чтобы встать. Подумаешь, что в ближайшем будущем ей надо быть одетой и собранной, чтобы оказаться в новой школе, да и об остальном можно было не слишком-то и сильно переживать, поскольку добираться до цели она все равно будет с подругами на одной машине, кто бы и что там ни думал. Ага, будет она с самого утра вставать на полчаса раньше, чтобы успеть на автобус, когда был шанс поспать немного подольше, после чего с тем же успехом добраться до цели.       На самом деле, если бы не их общая рассеянность, то все они могли бы встать еще на полчаса позже! А Корнелия так вообще на час, но тут уж она сама виновата в том, что согласилась их всех подвезти. Добраться до школы можно быстро, а вся их компания при необходимости могла достаточно быстро собраться, особенно если проспит, но сегодня не такой день. Хотя если бы они чуть-чуть меньше переживали о том, что же им теперь делать, то вполне могли бы и сообразить, что вещи для школы надо приготовить заранее, а еще лучше — перетащить их туда, где они все вместе собрались, но ума, чтобы сие сделать, им, увы, не хватило.       «Я ненавижу школу! — именно такие мысли посещали деву, когда она смотрела на часы, которые радостно под треньканье будильника сообщили, что она проспала и, если сейчас не встанет, её будут бить, возможно, даже ногами. — Проклятье! Ну вот что нам стоило хотя бы немного подумать?»       Это был риторический вопрос.       Вяло поднявшись, Ирма поспешила быстренько заскочить в ванную, ненароком порадовавшись, что у отца сегодня выходной, после чего поспешила в сторону кухни, где мама точно ей что-то оставила на завтрак. Был, конечно, вариант, что один маленький засранец, который вчера вечером так сильно над ней зубоскалил, решил перейти черту, но... К счастью для Криса, в этот раз его инстинкт самосохранения сработал, как надо, и не подвел его под большущие проблемы в лице злой старшей сестры.       «В качестве компенсации останется без своего любимого пудинга...» — усмехнувшись мелкой пакости, Ирма поспешила привести себя в порядок.       Сколько времени может понадобиться девушке, чтобы привести себя в порядок? Корнелия бы точно сказала, что на это явно не хватит и двух часов, а желательно потратить и все три, при этом обратиться в специализированный спа-салон. После чего отдать себя в руки профессионалов, которые точно вряд ли допустят ошибку. Вариант, конечно, очень даже неплохой, вот только где ранним утром можно взять такой салон и специалистов? Конечно же, за деньги можно найти все, но и голову на плечах иметь надо.       По остальным теоретическим выкладкам на то, чтобы качественно собраться, нужно никак не меньше полутора часов. А что? Надо ведь потратить время, чтобы качественно подобрать одежду, которую еще не страшно надевать! Подумать над тем, что можно взять с собой и нужно ли вообще что-то с собой брать... посчитать звезды на утреннем небе? В общем, с пользой провести это время! А то ведь постоянно о чем-то вспомнишь, что-то надо будет найти, любимые джинсы куда-то пропадут, особенно если мама решит сделать уборку. А в конце, когда уже соберешься выходить, время просто куда-то пропадет!       Сама же Ирма считала, что любая девушка может собраться очень быстро! Особенно если не тратить даже минимальное время, чтобы привести себя в порядок. А это значит проснуться, встать, почистить зубы, позавтракать, одеться и можно выходить! На все про все максимум пятнадцать минут. Хотя это какое-то слишком уж ужасное будущее, ведь в таком случае надо будет слишком сильно торопиться, а также был шанс не дождаться, пока закипит чайник, и пить еле теплую непонятную бурду. Тем же, кто предпочитает кофе, как блондинки в их компании, такой метод точно не подойдет. Но сегодня сама девушка смогла встать совсем немного пораньше и даже принять короткий душ! Благо, что волосы сушить не надо, магия с этим справлялась просто великолепно.       — У-а-а-ах! — С трудом подавив зевок, пока она забиралась в машину, Ирма обвиняюще взглянула на Корни.       — И не смотри на меня так! — Они были слишком давно знакомы, чтобы подруга не смогла ничего понять.       — Вы опоздали на целых десять минут, — безрадостно сообщила Ирма, устраиваясь на плече дремлющей Хай Лин. Им сегодня достались задние места, так как их забирали последними. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, так обычно и бывало. — Я чуть не решила передохнуть за нашими кустиками.       — Мы бы к тебе присоединились. — Кажется, Элион тоже была далека от шкалы с максимальной бодростью.       — Ага, а после слушали лекции от моей бабушки, — вяло проинформировала китаянка, на миг открыв глаза. — Оно нам надо?       — Не напоминай...       Последние дни и так были нервными, а тут еще угрозы того, что вряд ли случится, но точно могло бы хоть какие-то ростки хорошего настроения в прах.       — Мелкий вчера не доставал?       — Пока не отправила в полет в чулан, пообещав всю одежду покрасить в розовый, он от меня не отставал. Везучий засранец, он еще неделю может отдыхать! — Даже думать о такой несправедливости не хотелось.       — Ага, а нам мучиться на уроках, дабы пережить нападки со стороны родителей, — лико Корнелии скривилось, — как будто и других проблем у нас нет.       — Не напоминай... — рыжая полностью поддержала свою подругу.       На самом деле, все девушки хотели серьезно подумать, как же им предстоит вести себя в новой школе, благо как раз с утра недалеко от неё проезжали, впечатлившись увиденным. Вот только реальность, как и всегда, немножечко дала сбой, из-за чего Ирме пришлось срочно бежать домой, ибо пришли гости, а конкретно — дядя Джо, а Хай Лин оказалась завалена заботами в ресторане, куда затащили и оставшихся. В результате под вечер все были столь сильно вымотаны, что сил ни на что банально не осталось.       — Тебе еще повезло, ты смогла встать самой последней. — Элион, кажется, полностью проснулась, во всяком случае, по голосу это можно было определить именно так.       — А нам всем повезло, что в этой школе столько классов и мне никогда не придется посещать продвинутую математику вместо обычной. — ухмыльнулась Лэр, отлично зная, что в этот раз может и не повезти.       — Учитывая то количество знаний, которое содержится в твоей черепушке, я бы не удивилась, если для тебя программа даже начальной школы оказалась бы сложной. — Повелительница земли метко ударила в больное место Ирмы.       — Если бы не огромное количество детей вроде Криса и Лилиан, то я бы с удовольствием там оказалась. — Вот только укол просто не попал в цель. — И прекращай завидовать моему великому гению!       — Гению? — Кажется, блондинка даже забыла, как разговаривать, иначе с чего бы она начала пародировать рыбу? Благо, что сейчас они стояли на светофоре.       — Конечно! А что, есть причины сомневаться? — Удержаться от мерзкой ухмылки не получилось.       — Единственное, в чем ты гений, так это в умении обжираться и не толстеть. — И хотя Хейл и старалась скрыть завистливые нотки, но до конца этого сделать у неё все же не получилось.       — Скажи это моим спортивным наградам.       Ну скучно ей было! Самое тяжелое было в волейболе, поскольку не всегда удавалось предугадать, куда полетит мяч, да и от командной игры слишком много зависело.       — Да заткнитесь вы, дайте подремать! — Лэр попробовала взглядом попросить у Хай Лин прощения, но та уже вновь дремала и ни на что не обращала внимания.       — Лучше бы попробовала проснуться, мы уже почти на месте, — вяло проинформировала их Элион.       — Я вчера так устала, что у меня даже не было сил уменьшить шум, а родителям приспичило именно вчера «поразвлекаться». — Хотя китаянка и говорила все это тихо, стараясь не выдать своего возмущения и смущения, но все же полностью это сделать не удалось.       Что же касается новой школы, то, несмотря на тот факт, что школа была действительно огромная, подруги до самого последнего момента, пока не оказались на парковке, не могли предположить, насколько они недооценили свое место обучения.       — Это будет трудный день... — вяло протянула Лэр, выходя из машины, при этом стараясь не оказаться затоптанной. — Мы приехали слишком поздно...       — И без тебя знаю. — И правда, все самые лучшие места оказались уже заняты.       — Идем? — Радости в голосе Браун не было ни на грамм.       Что же касается Хай Лин, то она так и продолжала дремать на её плече, просто вцепившись в руку. Да, это было не совсем удобно, но идти, пускай и не быстро, было можно. А по-другому сейчас лучше и не стоило, ибо был далеко не маленький шанс оказаться затоптанными. Несколько часов спустя       — Знаете, девочки, сейчас я чувствую себя полной дурой... — честно призналась Ирма, развалившись на травке под деревом, когда уроки закончились. Точнее, для кого-то закончились, а вот для других, увы, нет. — Скажите, мы внезапно настолько отупели, что даже не подумали о том, что нам надо было притащить все, что необходимо?       — Ты только что высказала наши мысли, — мрачно сообщила Корнелия, которая хоть и легко пережила отсутствие почти всего необходимого, но все равно умудрилась из-за этого немного помучиться.       — Насчет тебя можно было и не сомневаться, — вяло отмахнулась Лэр, — ты блондинка, так что в этом нет ничего удивительного.       — Тебе напомнить опыт, когда ты и сама была блондинкой? — Хейл молчать и не думала.       — Лучше не надо, а то вдруг опять заразимся тем, что тогда съедало её мозг! — уверенно заявила Браун, не давая подругам продолжить накалять ситуацию. — Лучше отдохните, пока есть время, не всем так повезло, как нам с Хай Лин.       Что есть, то есть, ведь у Ирмы с Корнелией сегодня были еще уроки, тогда как Элион и Хай Лин на сегодня уже закончили учебу. Хотя они все и были в одном классе, в чем непомерно повезло, да вот только расписание было у всех разным.       — Не напоминай, — слегка поморщилась Ирма, ведь мозг просто отказывался воспринимать всю информацию, которую уже успели вывалить за это непродолжительное время. — Я теперь сильно жалею, что здесь оказалась...       — В других школах было бы хуже, — вяло заметила китаянка, которая сейчас была погружена куда-то внутрь себя, делая небольшие наброски для будущей картины. — Так что тебе следует радоваться.       — Это ты так намекаешь, что могло бы забросить и в другой город? — слегка усмехнулась рыжая. — В таком случае я с тобой соглашусь. Но все же, несмотря ни на что, мой мозг готов взорваться! Слишком большая нагрузка!       — Пф, посмотрите на неё. — В отличие от Ирмы, Корнелия чувствовала себя абсолютно в порядке, хотя и у неё было несколько моментов в классе с продвинутой математикой, которые заставили мозги серьезно поскрипеть, добиваясь результата. — Ты слишком ленива.       — И горжусь этим, — важно закивала головой рыжая. — Но еще больше я горжусь тем, что могу перебороть себя! — Пафосно вздернутый к небу кулак был нагло проигнорирован.       Новая школа серьезно отличалась от предыдущей, что все девушки почувствовали сразу. В первую очередь было намного больше учеников, ну оно и неудивительно — все же старшая школа. С другой стороны, в школе было много охраны... точнее, её было слишком много! Причем, как с удивлением отметила Элион, все они были бывшими военными, видимо, что-то все же вспомнила, в отличие от остальных подруг. В той информации, которую им сообщили родители, что-то такое было, но ожидания и реальность оказались на слишком разных полюсах, чтобы принять ситуацию спокойно. С одной стороны, ожидаешь, когда говорят, что школу будут охранять военные, увидеть парочку из них где-то в сторонке, или патрулирующие её ночью, а с другой — в коридорах стояли бывшие военные в качестве охраны и чтобы предотвращать различные инциденты.       Что же касается классов и их наполнения, то тут девушки, откровенно говоря, сильно удивились. Шеффилд хотя и была чуть ли не лучшей школой в городе, но даже в ней не было такого количества техники, причем новой, которую явно только недавно доставили. Хорошо хоть никто из девушек не заинтересовался биологией, зато вот в компьютерный класс они зайти успели, и Ирма серьезно подумывала все же выбрать одним из дополнительных уроков в будущем что-то связанное с компьютером. Все равно первые несколько месяцев новым ученикам давалось на подготовку к свалившейся нагрузке, поскольку, как они слышали, здесь спрашивали строже, чем в других школах.       — Майк, а ты что здесь делаешь? — Корнелия с удивлением посмотрела на старого знакомого, которого помнила по встречам родителей.       — Хейл? Вот уж кого не ожидал здесь увидеть, — удивленно фыркнул невысокий брюнет, из-за чего подруги требовательно уставились на Корнелию, которая и позвала парня, когда тот проходил рядом.       — Это Майк Харди, сын маминой знакомой. Мы знаем друг друга, поскольку родители несколько раз собирались друг к другу в гости, когда обсуждали что-то свое, — вяло отмахнулась блондинка.       — Так уж и скажи — когда они перемывали косточки всем вокруг, ни капли не заботясь о том, что же будет дальше. — Теперь фырк был раздраженный. — Каким образом ты здесь оказалась, Хейл? Я не спорю, школа действительно хороша, но, зная наших мам, тебя должны были отправить куда-то в школу-интернат, дабы ты в будущем стала образцовой бизнес-леди.       — Нет уж, спасибо, я от этого смогла отмахнуться. — Хейл явно веселилась, тогда как её подруги все более требовательно на неё смотрели, но смогли получить лишь вялый знак рукой, которым они обозначали, что все будет, но потом. — А что касается тебя?       — При условии, что здесь можно бесплатно подготовиться и сдать АР, мама была «не против», — Харди усмехнулся, словно вспоминая что-то пакостное. — Вот только плевать я хотел на все её мечты, для этого у меня есть два старших брата.       — И? Ты явно что-то не договариваешь, Майки... — Корнелия слегка изменила голос и даже чуть переместилась, показывая, что эта информация её явно интересовала.       — Да тут особо не о чем и говорить. Просто из-за того, что наша великая армия решила провести эксперимент, то после прохождения обучения в этой школе вполне можно претендовать на очень интересные места в армии. — Парню явно одна только мысль об этом доставляла неимоверное удовольствие. Ирма не хотела сейчас лезть к кому-то в голову, а потому лишь слегка удивленно приподняла бровь. Этот Майк явно не хотел выполнять желания родителей. — Потому я и удивился, что ты оказалась здесь.       — А что не так? — «Девочки, вспоминайте все, что вам говорили о школе, мне это не нравится», — Корнелия действовала как всегда, из-за чего у Ирмы прострелило висок, и девушка не смогла сдержаться, слегка скривившись, прижимая руку к голове.       «Корни, сколько раз я тебя просила не действовать так?» — Ирма ненавидела, когда Хейл использовала её как передатчик, поскольку она единственная из всех действовала настолько грубо.       — Пф, узнаю Корнелию Хейл — все, что тебе неинтересно, не должно существовать, — Харди усмехнулся, после чего заразительно зевнул и, словно издеваясь, принялся медленно потягиваться.       — Майки, не беси меня, хорошо? Иначе я придумаю, как тебе отомстить. — Блондинка не была готова шутить, поскольку жутко не любила, когда находилась в ситуации, о которой ничего не знала. — Или больно тебя побью!       — Вызываешь на ринг? — А вот это, кажется, его удивило.       — Какой еще ринг? — Элион больше не хотела находиться в стороне от разговора. — И, может быть, сядешь?       — Не, спасибо, я постою, — брюнет явно чего-то опасался, — вдруг одна моя знакомая блондинка опять кусаться начнет. — Вопрос был решен.       — Корни? — Кажется, эта информация вывела из медитационного состояния даже Хай Лин. — Мы о тебе чего-то не знаем?       — Эй! Нам тогда было всего по восемь лет! — тут же ушла в оборону блондинка, чем очень сильно заинтересовала всех подруг, о чем она быстро пожалела. — И не смотрите на меня так!       — А ведь ты тогда меня так сильно ранила, — откровенно забавлялся парень со всей этой ситуации.       — Какое «сильно»?! Ты тогда сам упал и поранился! — Глаза их штатного геоманта впились в лицо человека, который сливал информацию, обещая все кары небесные.       — А упал исключительно из-за того, что ты меня покусала! — Майк приложил руку к плечу, то ли пытаясь закрыться, то ли показывая, где именно был укус. — У меня до сих пор след остался!       — Я тебе сейчас другой след организую... — мрачно пообещала Корнелия.       — Когда это говорит такая красивая девушка, невольно пробирает дрожь, — словно делясь секретом, на самой грани слышимости сообщил им Харди.       — Заканчиваем этот балаган. — Несмотря на тот факт, что Ирме было еще интересно узнать, что же там было еще такого интересного в детстве Корнелии, вот только она отлично знала свою подругу и потому предпочла перевести стрелки, пока блондинка не сорвалась, и так растения за её спиной уже начали слегка шевелиться. — Лучше скажи, что за ринг?       — А чем вы сегодня приветственную речь слушали? — Парень с удивлением взглянул на Лэр. — Хотя ладно с речью, вы почему информацию по школе не изучили?       — Тебе в мягкой форме? Или сразу догадаешься? — Элион тоже не была готова к шуткам.       — Хорошо-хорошо... — Харди капитулировал. — Я и сам любитель поспать.       Хорошо, что сейчас был фактически обеденный перерыв... или большая перемена, кому как больше нравится, но времени между уроками было достаточно, чтобы и отдохнуть, и поесть, и даже начать перемывать косточки, если было такое желание.       — Если коротко, то, дабы предотвратить драки в школе, их решили легализовать. — Единственной из их компании, кто действительно понял глубину проблемы, была Корнелия. — И не смотри на меня так, я без понятия, как они смогли все это провернуть и легализовать. Просто они все это свели к боям на ринге. Хочешь поразмять кулаки, предупредил кого из охраны, и в зале тебе все подготовят, и будет тебе хоть один на один, хоть один на толпу.       — Но ведь это же бред, нет? — Хай Лин опять подала голос, но в этот раз она уже успела убрать принадлежности для рисования.       — Если бы вы слушали сегодняшнюю речь, то это бредом не показалось бы, — парень усмехнулся. — Нам пообещали, конечно же, не говоря об этом прямо, что в случае конфликта и отказа его решать стороны будут стравливать на ринге во время уроков физкультуры, а их у нас будет достаточно много, после того как пройдем все обследования.       Вот еще одна странность новой школы — полный курс обследования учеников, который должен завершиться либо в начале сентября, либо же максимум к его середине. И если изначально было непонятно, зачем все это делается, кроме предположений о статистике, то теперь хотя бы были зацепки.       — Про обследования мы слышали. — Ирма предпочла промолчать, поскольку в тот момент дремала уткнувшись Хай Лин в шейку. — Ты лучше всю информацию до конца выдай.       — Я не в курсе всей истории, да и кое-что подслушал, когда мама с кем-то по телефону говорила, — сразу же предупредили их, — но военные, судя по всему, очень сильно озаботились тем, что каждый год количество и качество идущих в армию снижается.       «А это-то тут при чем?» — Ирма не смогла с ходу переварить эту информацию, но её взгляд, судя по всему, поняли правильно.       — Вы ведь помните, что произошло в Сейфилде? — мрачно поинтересовался Харди.       А такое попробуй забыть, трагедия национального уровня. Даже сейчас, когда известны, казалось бы, все факты, в случившееся сложно поверить и принять.       — После этого армия, точнее, некоторые из генералов, смогла продавить интересные законы и решения, результатом которого и является эта школа. — Майк и сам был слегка мрачен после своих же слов. — Насколько я знаю, наша школа не единственная в стране, но на этом побережье точно       — И как все это соотносится с уже сказанным? — У Ирмы были мысли, но она не решилась их высказать, давая Элион спросить.       — Да очень просто, — мрачный смешок, — надо повысить эффективность армии, дабы в будущем можно было противостоять угрозам. Сейчас, если вы не забыли, война где-то там идет из-за случившегося. — Вот только какая война? Все, что можно было услышать из телевизора, — как все замечательно, и жертв со стороны американских военных нет. — А значит, и качество будущих призывников. А благодаря школе, подобной нашей, они еще и чуть более углубленную статистику по здоровью собирают.       — Все это, без сомнений, очень интересно, вот только ты слишком сильно ушел от темы, — мрачно заявила Корнелия, которая, очевидно, смогла просчитать намного больше, чем каждая из них.       — После обследований и составления рекомендаций у нас каждый день будет физкультура, но об этом просто еще не сообщили. — У Ирмы просто отвалилась челюсть. — Причем она будет обязательной для всех. А из-за того, что в школьный курс включили основы самообороны, то драки неминуемы, вот и будут стравливать самых закипевших на ринге.       — Мне кажется, или все это звучит, как бред? — Переварить информацию Ирме было крайне тяжело.       — Может, и бред в некоторых моментах, я сам основную часть додумал на основе имеющейся информации, — честно признался Харди. — Но вот только в правилах школы вполне официально разрешены бои на рингах или некоторых частях стадиона, естественно, строго под присмотром, чтобы никто сильно не пострадал. Учитывая же, какой у нас медпункт был сделан, можете поверить, мои предположения вряд ли уйдут далеко от истины.       — Я уже начинаю хорошо думать о школе-интернате. — Несмотря на тот факт, что Корнелия любила кататься на коньках, но саму физкультуру она не любила, и об этом отлично знали все подруги.       — Ладно, Хейл, пошел я, скоро перерыв уже закончится... — И, более не говоря ни слова, Харди удалился.       — Да и нам бы уже пора... — Ирме было неприятно сие признавать, но вставать все же нужно было, если они не хотели опоздать. — Но сейчас я почувствовала себя дурой еще больше...       — Не ты одна, — Корнелия была с ней полностью солидарна. — Вот вроде бы меня приучили читать все, что дают в руки, и полностью разбирать, что же подписываю, но...       — Подруга, ты не одна такая, — мрачно заявила Лэр, кладя руку на плечо Хейл.       — Вы еще поцелуйтесь, — фыркнула Хай Лин.       — А ты ревновать не будешь? — слегка усмехнувшись, спросила Элион.       — Эй! — Сдвоенный возглас Ирмы и Корнелии вызвал лишь усмешки у их подруг.       — Да ладно, просто вы так мило смотрелись, — иногда в их маленьком азиатском «ангелочке» просыпалось нечто темное, — что мне даже пришла в голову идея нарисовать на эту тему картину.       — Главное — не забудь голого мужика между ними впихнуть, тогда она будет просто эпичной. — Ту картину, что открылась им в сознании, увидели девы, после чего встали в ступор.       — Корнелия, я не знаю, как ты её терпишь, но я уже хочу её немножечко задушить, — честно проинформировала Ирма блондинку, с чьего плеча так и не убрала руку.       — Не волнуйся, я и сама была бы не против медленно сжать её шею, чтобы в следующий раз думала, что говорит, — мрачно заявила Хейл.       — Давайте вы поговорите о своих пристрастиях потом, скоро звонок. — А вот Браун явно наслаждалась ситуацией, будучи полностью удовлетворенной результатами «диверсии».       — Это еще не конец! — Корнелия явно захотела оставить за собой последнее слово, при этом, проходя мимо Браун, зацепила ту волосами, которые как раз в тот миг решила поправить.       — Говоришь, это как какой-то Темный Властелин, что был повержен..       Ну что же, с уверенностью можно сказать, что Элион в этом противостоянии вышла победителем.       Некоторое время девушки шли молча к одному из корпусов, в котором у Ирмы и Корнелии как раз и должны были начаться занятия. Пожалуй, единственной проблемой новой школы было то, что она находилась на довольно большой территории, хотя здесь было довольно приятно гулять, поскольку везде был красиво подстриженный газон, большое количество высаженных деревьев, а также аллейки, на которых через равные промежутки стояли темные небольшие скамейки. Иногда встречались и закутки со столиками. Почти у каждой скамейки стояли небольшие мусорные баки.       — Что это за шум? — Когда подруги подходили к интересующему их корпусу, то услышали все нарастающий гам.       — Ты еще не поняла? — На Ирму посмотрели, как на дуру.       — Знаешь, Корни, когда-нибудь я тебя сильно-сильно стукну. — Не то чтобы это было обещанием, скорее, просто принятое решение.       — Вас просто надо запереть где-нибудь и не выпускать до полного удовлетворения обеих сторон, — фыркнула Элион.       — Знаешь, если бы это сказал кто-то другой, — Хай Лин слегка покрутила рукой, — то это звучало бы лучше.       Это было лишь отчасти правдой, поскольку никакого подтекста не услышал бы никто, кроме тех, кто отлично знал Браун.       — Эй! — Элион попыталась изобразить ранение прямо в сердце, но вышло у неё это не очень, что лишь больше развеселило подруг.       — А почему охрана не вмешается? — Корнелия, так как была выше их всех, первой разглядела, что происходит.       Как оказалось, там действительно была разборка между двумя сторонами. Вот только не совсем привычная, поскольку с одной стороны было три парня, за спинами которых стояли их подруги, а с другой стояли две девушки. И эта перепалка уже собрала достаточное количество зрителей. Стоящая недалеко охрана изображала из себя соляные столбы, хотя, по идее, должна была вмешаться.       — Кажется, сейчас мы увидим то, о чем говорил твой парень. — Ирма постаралась сделать вид, что случайно оговорилась. Вот только когда она решила использовать свои силы, дабы побыстрее разобраться, в чем соль ситуации, то замерла, словно со всего разбега влетела в каменную стену, которая была покрыта чем-то липким.        «Да быть того не может! — поверить в происходящее было сложно. — Девочки, я не могу прочитать эту парочку! Точнее, от них ощущения, прямо как от вас! Кроме этой, красноволосой!»       А пока подруги пытались переварить услышанное, действие, за которым наблюдала уже добрая сотня человек, наконец пришло в движение. С одной стороны три высоких парня, которые были явно старше своей оппонентки и выше её минимум на голову, просто слитно шагнули вперед. Аловолосая же явно не боялась парней, иначе не смотрела бы на них, как на дерьмо, как-то лениво повела плечом, скидывая руку чернокожей девушки в очках, которая явно переживала из-за всего происходящего.       — Три обезьяны решились? — Аловолосая на действие парней только фыркнула, чем вызвала легкий рык от одного из названных и какое-то оскорбление, что было не слышно из-за шума, со стороны девушек тройки. — Курицам слово не давали. У вас мозгов не хватит, чтобы даже понять, о чем речь, не говоря о том,чтобы понять, о чем вам говорят эти обезьяны, так что скройтесь.       Аловолосая, которая единственная выделялась на общем фоне, явно развлекалась, даже не слыша оскорблений в свой адрес от «куриц». Если парни были просто одеты в джинсы и какие-то футболки, один же имел повязанную на поясе клетчатую рубашку. Их девушки были слегка разукрашены, чем напоминали некоторых дурочек из школы Шеффилд. Чернокожая также в одежде чем-то особым не выделялась, будучи одетой, как и большинство здесь присутствовавших, то вот её боевая подруга выделялась на их фоне очень сильно. Ирма любила яркие цвета, хотя и не сильно, но иногда у неё появлялось желание эпатировать публику, и потому цвет волос этой странной девушки привлек сразу.       Несмотря на тот факт, что подруги всю жизнь прожили в портовом городе, они никогда не встречали аловолосых! Да, были многие оттенки рыжего, но в этом случае волосы действительно были красного цвета! Это уже вводило в ступор, и ведь, как отметила Корнелия, либо это был действительно её родной цвет волос, либо слишком хорошая краска, которая была нанесена совсем недавно.       Далее следовала её одежда, которую вряд ли можно ожидать летом! Ну серьезно, какой идиот будет цеплять на себя кожаную куртку летом?! Кожаную куртку-косуху, плечи которой были украшены не слишком большими шипами! И ладно бы она держала её в руках, так нет, куртка была на девушке! Как считала Ирма, никакой стиль не стоил таких жертв. Далее под курткой была укороченная футболка с тремя черепами, что открывала вид на оголенный живот. На руках перчатки без пальцев. Странного кроя слегка рваные джинсы, а также на этой девушке были нацеплены тяжелые даже на вид огромные ботинки! Проклятье, да в них можно зимой спокойно ходить! И это если забыть про тот факт, как помнила Ирма, что в носках этих монстров еще и железные вставки есть!       — Лэр, ты уверена в своих ощущениях? — Корнелия говорила тихо, поскольку хоть они и находились далеко от толпы, но вокруг было все равно полно камер. — Хочешь сказать, что эта... — Чувство прекрасного Хейл билось в припадке.       — От чернокожей «пахнет» огнем, — просто заявила Браун, внимательно наблюдая за происходящим. — Что же касается этой аловолосой...       Впрочем, договорить девушка не успела, поскольку в перепалку все же решила вмешаться охрана.       — На территории школы драки запрещены, — сказал, словно отрезал, незаметно подобравшийся охранник.       — Ринг-то должен работать, — фыркнула аловолосая. — Я этих обезьян и так раскатаю, не в первый раз уже будет.       А вот эта информация была очень интересна, причем настолько, что охранник даже приподнял бровь.       — Малявка, тебе тогда повезло. — Один из парней хрустнул пальцами. «Обезьянам» такое разглашение явно не понравилось.       — Ну так покажи, какой ты крутой, на ринге, — очередной фырк от аловолосой, — а то вы только языками чесать и умеете, так шли бы в уборщики.       — Мелочь, ты... — Кажется, и второго она умудрилась довести до края.       — Парни, вы... — а вот у последнего мозг, судя по всему, еще работал.       — Неужели струсили? — Кажется, тот факт, что охранника просто проигнорировали, сильно того удивил.       — Детишки, а вы, часом, не обнаглели? — Тяжелая рука военного опустилась на плечи спорщиков, что стояли ближе всех. — Так мы сейчас быстро этот вопрос решим.       — Отведите нас на ринг да скажите подготовить медпункт, — фыркнула аловолосая.       — Мне кажется, или от неё сейчас молнии бить начнут? — Ирма даже протерла глаза, пытаясь понять, показалось ей или же нет. Вот только никто не спешил с ответом.       — Да? Уверена? — Вот только, несмотря на удивление, охранник явно знал, как следует действовать дальше. — А ваша троица что скажет? Согласитесь драться с девушкой?       Вот только трио придурков уже настолько глубоко выкопало себе яму, что для них уже не было разницы между выбором отступить или же избить причину своих проблем. Точнее, разница-то была, причем существенная, вот только кое-кто явно этого не видел и не понимал, а три курицы были только за такое развитие событий.       — Размажем, чтобы больше не тявкала, — рыкнул, судя по всему, главный из тройки.       — Отлично, в таком случае идем. — Охрана была на удивление спокойна, словно так все и должно было быть. — И не смейте отставать.       — Вилл... — Что хотела сказать та чернокожая, осталось загадкой, поскольку шум толпы перекрыл её голос.       — Толпа жаждет хлеба и зрелищ? — Элион первой из них пришла в себя.       — Мне кажется, или у меня галлюцинации? — Корнелия была более конкретна.       — Смею тебя заверить, что ты ошибаешься. — Хай Лин стояла с широко открытыми глазами.       — И что будем делать? — А вот Ирма явно запуталась в том, что же она чувствовала. С одной стороны, им с Корнелией надо было на уроки, а Элион и Хай Лин смогут проследить, с другой — упускать таких же, как они сейчас, даже несмотря на тот факт, что еще смогут найти, было как-то... неправильно, что ли?       — Плевать на уроки и возможные проблемы, но мы должны быть там, — твердо произнесла Корнелия.       Подруги переглянулись, пытаясь решить, как же правильно следует поступить, вот только они чувствовали, что следовало все же пойти. Это попросту будет правильно. Да и будет шанс лучше понять, разобраться в том, что каждая из них почувствовала.       — Никогда не думала, что увижу драку между девушкой и парнями, — Ирме все это не нравилось, да и ситуация была несколько бредовой.       — А вам не показалось, что это немного похоже на то, что происходило с нами? — Вопрос со стороны Хай Лин заставил всю их группу на миг замереть, после чего поспешить к месту проведения боев, пока толпа не ушла слишком далеко.       Ситуация была слишком странной и необычной, чтобы этот вопрос можно было так просто проигнорировать. Да и мало кто из их сверстниц обладал такой уверенностью в себе, чтобы с легкостью бросить вызов трем парням, которые мало того, что старше, так еще и крупнее.       — Давай подумаем об этом после...       — И что вы обо всем этом думаете? — Элион вяло обводила взглядом огромную толпу учеников, что столпились в месте, выделенном для боев.       — Что я чего-то не понимаю, — мрачно ответила Ирма, разглядывая откровенно веселившихся личностей, которые тут были явно до них. — Может быть, мы слегка ошиблись и по случайности попали в другой мир?       Никто из девушек, будучи полностью сосредоточенными на школьниках, что обсуждали только что проведённый поединок, не заметил, как вздрогнула Браун.       — Вынуждена с тобой согласится. — Корнелия так же не понимала, как можно было допустить происходящее.       — Отвратительно, — выдала свое мнение Хай Лин.       А суть происходящего заключалась в том, что в зале уже и так было много людей, которые, судя по всему, уже наблюдали далеко не один бой, произошедший сегодня. Как можно было допустить по сути гладиаторские бои, пускай и без смертей и по хоть каким-то правилам, было решительно непонятно. Но что еще усугубляло ситуацию — никто не гнал школьников на уроки! Почему охрана бездействовала? Ладно те, кто решил сцепиться, сами виноваты, раз решили этим заняться в учебное время, но что касается остальных? Вот только даже думать об ответе как-то не хотелось, хотя возможная причина и крутилась на языке...       — Замечательно, у этой троицы здесь еще и друзья есть, — мрачно высказалась Лэр, наблюдая, как главный из тройки подошел к тому парню, что тут, судя по всему, только что дрался. — Их тут что, целая толпа?       — Некоторые не хотят учиться в своих городах, да и мало ли что могло произойти.       А ведь им с этими «умниками» еще и учиться предстоит. Вот только что делать с теми, кто, без сомнений, сам лезет к девушкам, явно при этом нарываясь? Никто из подруг не сомневался в том, что, если подобные личности на них обратят свое внимание, ответ последует жесткий и незамедлительный, они все об этом подумали.       Тем временем реальность не стояла на месте, и аловолосая уже успела переодеться, видимо, заранее, взяла с собой спортивную форму, вот только выглядела слегка странно, поскольку спортивный лифчик и шортики явно были не тем, что следовало надевать на бой. Защиту, к слову, выдавали, но только желающим. На ринг никто подниматься не стал, а поскольку пол был устелен матами, то бои можно было проводить и на них.       — О чем они говорят? — Подруги находились слишком далеко, чтобы слышать переговоры, но достаточно близко, чтобы видеть все.       — Стандартно, — отмахнулась Хай Лин. — Просят не бить между ног и не пытаться лишить глаз. — Как-то несколько раз она смотрела вместе с Ирмой бои, ей жутко не понравилось, но, чтобы поддержать подругу, она все же вежливо их досмотрела, после чего всегда старалась перевести внимание Лэр на что-то другое. — Также просят не калечить и спрашивают, как будет проходить бой.       — Мне все это нравится все меньше и меньше. — Корнелия откровенно не понимала, как допустили подобное, и объяснения старого знакомого не слишком помогли. — У меня ощущение, что над нами ставят эксперимент.       — Тебе об этом прямым текстом сказали. — Элион же не видела в происходящем ничего странного, поскольку своё объяснение уже получила.       — Да тихо вы! — шикнула Ирма, боясь пропустить момент, когда может начаться бой. — А сейчас что она сказала?       Из-за того, что намечался довольно необычный бой, люди и не подумали расходиться, да и казалось, что их стало даже больше. Отвлекаясь на переговоры, Лэр пропустила тот момент, когда аловолосая подошла к судье, что окриком заставил всех разойтись, создавая достаточно места, да и рядом появились еще несколько охранников.       — Просила не вмешиваться, если кто-то из их приятелей решит вступить в бой. — Хай Лин от удивления широко распахнула глаза. — Но это нормально? Он же просто согласился! А на ней нет абсолютно никакой защиты!       И это действительно было так. Аловолосая была одета только в свою спортивную форму, да сейчас нацепила на руки свои перчатки без пальцев, тогда как её противники были одеты хотя бы в шлемы. А один, самый умный из троих, так и вообще не поленился нацепить защиту еще и на торс!       — Аве, Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя, — мрачно ответила Корнелия, с отвращением осматривая собравшихся школьников. — Сейчас мы даже ничего ощутить не сможем...       — Да и плевать, — не только Хейл была мрачна, такое настроение опустилось на всех подруг, — главное, чтобы её не покалечили.       — Просили этого не делать, — вяло высказалась Хай Лин, которая не хотела смотреть на все, что сейчас должно было случиться, но почему-то не могла оторвать взгляд, словно там сейчас должен был сражаться кто-то важный для неё, а не люди, которых она сегодня увидела в первый раз. — У вас нет этого странного ощущения?.. — Подобрать правильное слово сейчас, когда ситуация с каждой секундой накалялась, было сложно.       — Есть, — Браун кивнула, и в тот же миг прозвучал свист со стороны судьи.       Ирма, как смотревшая больше всех различные соревнования, в том числе и бои, была слишком сильно удивлена тем, насколько же быстро разворачивались события. Ей казалось, что если так и произойдет, то все закончится тем, что аловолосой мало не покажется, вот только предположения разбились о суровую реальность.       Сразу же после свистка троица «обезьян» сорвалась вперед, при этом отчасти мешая друг другу, поскольку их цель была одна. Они даже не подумали попытаться обойти свою цель, из-за чего выстроились слегка в линию. Всего миг, и вот аловолосая, кажется, сделала шаг вперед, а первый из парней уже полетел на маты, получив подножку и при этом промахнувшись мимо девушки, которая каким-то молниеносным движением оказалась у него за спиной и оттолкнулась от него для нанесения удара по второму. Вторым был как раз главный из тройки, и его не спасла даже подставленная защита в виде руки, поскольку удар коленом в голову просто снес его с ног! Третий же, что был больше всех защищен, да и стартовал позже всех, как раз только добрался до девушки, которая едва успела приземлиться.       Замах, и сильный удар развернул аловолосую, из-за чего она оказалась за спиной попавшего в неё и тут же ответила пинком под зад, из-за чего третий, сделав несколько шагов вперед, не удержался и полетел, едва не повалив первого, что уже вставал. Но тот успел увернуться и тут же кинулся на девушку, видимо, надеясь её сбить с ног, иначе бы с чего он так низко пригнулся? Вот только плану не суждено было сбыться, ибо колено слишком вовремя влетело в лицо и моментально его остановило. Хруст ломаемых костей, а также выбитых зубов никто из-за шума не услышал.       Главный, едва придя в себя, тут же кинулся на аловолосую, вот только удар давал о себе знать, из-за чего тот тоже попытался вместо удара кулаком поймать свою жертву. Очевидно, решив, что от удара ногой та точно увернется, ибо рука явно плохо его слушалась, да и умел ли он правильно бить ногами? Вот только план опять был разбит в пух и прах. Девушка лишь шагнула вперед, ловя тянущиеся к ней руки в захват, чуть при этом не навернувшись, все же их масса была несопоставима, и захват вышел слабым, вот только ожидать она не стала и просто ударила лбом в нос, моментально ломая его и отпуская руки. Парень не удержался на ногах и уже начал падать назад, и его должен был ожидать добивающий удар, вот только его не произошло.       Третий, что так удачно был отправлен пинком под зад полетать, и единственный, кто из всей троицы хоть как-то зацепил свою цель, уже был рядом. Вот только в этот раз он не бежал, а потому промахнуться мимо своей цели явно не мог, или так он считал. Аловолосая каким-то непонятным движением оказалась у него за спиной и тут же ударила куда-то в район почек, где защиты почти не было. Тут бы бой, очевидно, и должен был завершиться, поскольку, не будь на нем защиты, продолжать бой парень не мог бы. Но то ли удар вышел недостаточно сильным, то ли защита была достаточно хорошей, в результате чего он даже попытался развернуться, чтобы тут же поймать удар левой рукой в голову, что отправил его в нокаут. Главный из троицы успел только привстать, чтобы тут же словить коленом в живот, и начать падать обратно на маты.       Вот только, пока все были отвлечены на схватку, никто сразу не заметил, как к почти поверженным кинулись еще двое. Один из парней был, очевидно, зрителем, поскольку его одежда явно не подходила для боя; вторым же был тот, кто тут уже дрался. И как бы странно это ни звучало, но первым до своей цели успел добраться именно «зритель», который решил провести удар с разворота с ноги. Вот только, видимо, его гибкость была не на слишком хорошем уровне, или он просто решил выпендриться, поскольку цель от удара в спину, словно чувствуя, увернулась, пригибаясь и раскручиваясь, подбивая опорную ногу, из-за чего «зритель» приземлился на шпагат.       Последний же, скорее всего, имел чуть больше опыта схваток, иначе из-за чего он бежал не за своим другом, а попытался обойти? Вот только это ему не помогло, поскольку аловолосая, словно продолжая движение, которым она подбила опорную ногу предыдущему, по инерции продолжила движение, распрямляясь и нанося удар, вкладывая в него весь свой вес, инерцию и силу точно в голову последнему. От удара парня откинуло в сторону, хотя уже и без сознания, однако кровь и зубы сопровождали его полет до самого конца.       — Да заткнись ты. — Короткий удар, и «зритель», что еще секунду назад подвывал на матах, держась за причинное место и почти не шевелясь, оказался вырублен. — Мда... переборщила...       И все это было сказано спокойным голосом в абсолютной тишине! Вот только она не продлилась долго, и зал стал постепенно заполнять гул.       — Это что сейчас было? — Корнелия сидела, неприлично раскрыв от удивления рот и не находя слов.       — Терминатор с сиськами? — Браун не смогла не вставить свою версию, однако по ошалелому виду было понятно, что она, кажется, сейчас и сама ничего нормально не осознала.       Что же касается Ирмы, то она и сама с трудом могла поверить в увиденное, отлично понимая, что любую из них без магии эта пятерка могла бы отправить в больницу, а то и убить. Да что там пятерка? Ирма не была уверена в том, что они без магии в одиночку хотя бы с первой троицей справились!       — Тишина! — как-то неприятно усмехался судья. — Ну что, детишки, вы наконец получили то, чего хотели? Получили то, зачем сюда пришли?       Пока же судья говорил, рядом с парнями крутились другие охранники, осматривая пострадавших, а парочка еще вбегала в зал, неся за собой носилки.       — Честно, мы даже не надеялись на такой финал, за что мисс Вандом огромное спасибо. — И почему от этой ухмылки у неё по спине промаршировало стадо мурашек? — Думаю, все удивились, когда мы подобное разрешили? Все просто — ответственные учителя, среди которых я, мистер Стоун, самый главный, помним всех учеников, кто может устроить нечто подобное тому, что вы только что узрели.       — Что же касается наказаний, то их не будет, в том числе и за выбитые зубы, поскольку придурки капу не взяли, да и не подумали, почему девушка не боится выходить против них в одиночку. — Было неуютно сейчас находиться в здании, особенно под этими внимательным и очень острым взглядом. — Да, произошедшее не поощряется, но мы в своем праве оное допускать. А теперь брысь отсюда!       Дважды повторять не пришлось, и ученики поспешили покинуть здание, лишь бы не находиться сейчас рядом с военными, которые, это было слишком хорошо видно, получили незабываемое наслаждение от произошедшего. Словно все так, как и должно было быть.       Девушки также поспешили убраться и отошли подальше, упав только возле очередного дерева, как только отошли как можно дальше от других учеников.       — Это... это... это... — У Хай Лин не было слов, чтобы описать увиденное.       — Как это разрешили? — Не то чтобы Хейл призналась сама себе о том, что увиденное ей отчасти даже немного понравилось, но она отлично понимала, что такое просто не должны были допустить! В некоторых школах и за меньшее могли исключить.       — Так же, как разрешили оставить Урию до самого выпуска и его с приятелями еще не запихнули за решетку, — мрачно отозвалась Элион, сразу же напомнив всем о самой большой занозе в заднице директора Никербокер. — После того фейерверка, что он устроил на Хэллоуин почти два года назад, а также небольшого пожара в результате «шутки», его однозначно должны были вышвырнуть.       — Вспомните слова приятеля нашей Корни и сопоставьте с увиденным, — невесело отозвалась Ирма. — Военные такое только поощрять будут.       — По судам затаскают, — тут же категорично заявила Хейл.       — Не думаю. — Браун встала на сторону рыжей повелительницы воды. — Я сомневаюсь что в школе есть те, у кого хорошо со связями. — Все с удивлением посмотрели на Элион. — Армии это для чего-то, очевидно, надо, — хотя и так было понятно для чего, — и они просто задавят тех, кто попытается им помешать.       — А лично я сомневаюсь, что подобное будет повторяться часто, — заявила Хай Лин, как только немного пришла в себя. — Да и, Ирма, почему ты не залезла в голову к мистеру Стоуну?       — Потом как-нибудь, в следующий раз, поскольку и я отойти от шока не могу, — отмахнулась Лэр, обдумывая слова подруги.       По всему выходило, что бесконтрольных боев допускать не будут, но все произошедшее было если и не спланировано, то явно ожидалось. Но зачем было действовать ТАК?!       — А что скажете по этому аловолосому терминатору? — Элион, очевидно, решила не развивать предыдущую тему и постаралась перевести стрелки на новую. — Вы уверены в своих ощущениях? — И отчего же у неё голос-то такой нервный?       — А у тебя есть сомнения? — И у Корнелии он тоже немного дрожал от напряжения.       — А раз с главным мы решили, хотя и следует все это уточнить, то есть один вопрос: что мы будем делать?       Кажется, нервничали они все...
Примечания:
В тексте использованы слова песни "Nightwish - Sleeping Sun"
Если кому захочется, но лень искать, ссылка на ютуб: https://www.youtube.com/watch?v=UGfKMV5AbMI
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.