Иной мир, проблемы те же (ну, почти)... 3355

Дул автор
Ruroni соавтор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Одни мечтают попасть в другой мир, другие же нет. Но что если об этих мирах не подозревать, но все равно там оказаться? Как жить, что делать, какую цель перед собой поставить? Да и как сохранить себя, учитывая то, что теле запечатан демон, у которого так же есть свои мысли и желания.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Чтобы больше соответствовать цензуре, а так же простой логике, но самое важное - заявке, стражницы будут старше в фике, чем они были в сериале и комиксах (там им по 12-14 лет).

Так же все, кто впервые наткнулся на этот фик убедительно просим прочитать предупреждения. Там описаны почти все моменты, которые чаще всего вызывают вопросы, а нас немного достало отвечать одно и тоже.

Если кому нужны ссылки на Самиздат:
1я часть: http://samlib.ru/n/nagelxman_n/01inojmir.shtml
2я часть: http://samlib.ru/n/nagelxman_n/02inojmir.shtml

Омак от Tenge no Sassori: https://ficbook.net/readfic/6432321

Для тех, кто захочет подкинуть на что-нибудь:
https://money.yandex.ru/to/410011383894570
Вебмани - R300322494625
Карта "Сбербанка": 5469-5500-1140-5195

Работа написана по заявке:

Глава 1: Новый мир: Часть 1я

1 декабря 2015, 22:37
      Джон Смит был самым обычным человеком, который жил в США, и потому почти не интересовался ничем, что не входило бы в его круг интересов, да и семейная жизнь порядком убавила любопытства. Шутка ли — четверо детей для обычной среднестатистической американской семьи, учитывая то, что он работал водителем на скорой, а его жена была обычной домохозяйкой. Если бы не богатые родители жены, то у них были бы проблемы, причем серьезные, а так жизнь была даже неплохой. Да, Джон старался не брать в долг, да и подачки он не любил, но именно так воспринимал те деньги, которыми их обеспечивал тесть, но жить надо было на что-то, и сам Смит не мог обеспечить семью всем необходимым и потому спустя некоторое время смирился.       Одно радовало Джона — его дети уже успели вырасти и сейчас требовали на себя гораздо меньше времени, да и денег, если на то пошло. Старших братьев отправили в военную академию; среднюю дочь забрала к себе теща, пытаясь научить основам управления компанией, которую они собирались передать ей, вернее, одну из тех, которыми управляли. А младшая... Младшая же еще сама ходила в школу, но уже выросла и сейчас бунтовала против родителей, всячески стараясь нарушать определенные правила, которыми, по ее мнению, они ущемляли ее права. Подобное поведение даже забавляло самого отца семейства и умиляло, но это не значит, что он не был к ней строг, хотя и любил дочь всем сердцем.       Но все равно теперь, когда дети выросли и стали более самостоятельными, у них с Софией стало больше времени по вечерам, да и на отдых они теперь могут выбраться, не беспокоясь о том, что кому-то из детей надо будет на выходных прийти в школу или какой-то из их клубов, или и того хуже. Основное время нервотрепки прошло, проблем у детей нет, ссориться с другими родственниками жены он уже давно перестал, перебесившись, и даже неплохо сошелся с кузеном его жены — Эдвардом, с которым теперь иногда выбирался сыграть в гольф.       Джон был рад, что его жизнь спокойна, а в их не слишком большом городе, Сейфилде, в котором жило чуть больше полутора миллионов человек, не слишком высокий уровень преступности, и все благодаря расположенной недалеко военной базе. И потому выезжать на место преступления его бригаде было почти не нужно, а только по обычным вызовам.       — Эй, Джон, сегодня как обычно? — спросил один из врачей, Бад Джексон, в бригаду с которым и входил Смит. — Или, может быть, ты знаешь причину такого переполоха?       — Да там и говорить-то нечего, — ответил только что подошедший Рик Моррис. — Опять какая-то фигня случилась, из-за чего много людей пострадало, да еще и старикам прилетело.       — А нам опять пытаться пролезть в этих пробках, — вяло прокомментировал Джон. Как бы хорошо в этом городе на восточном побережье ни жилось, но постоянные учения и испытания оружия и прочего как раз-таки на военной базе, из-за которой была сильно повышена безопасность, разгребать приходилось именно их больнице. — Где там Сью? Нам через пять минут надо уже будет ехать...       — Ее сегодня не будет, так что только наш мужской коллектив, — усмехнувшись, ответил Рик. — Моя жена сегодня остается в больнице.       — Все так плохо? — Смит привычно выезжал из гаража, благо торопиться сильно не надо было. Первую волну пострадавших приняла другая смена, да и было тех совсем немного, а их бригаде надо было только проехаться по паре не слишком срочных вызовов. Именно благодаря этому можно было не торопиться, ведь им даже время сообщили, к которому надо было подъезжать. Все же сын мэра в бригаде, и потому стараются не слишком сильно их загружать, а вот всего лет пять назад ему приходилось изображать из себя водителя формулы один.       — Ну что, на сегодня закончили? — спросил Бад, с трудом забираясь в машину.       — Ой, смотрите, кто тут у нас заговорил... — Моррис, как всегда, был не в духе. — Ты же сын мэра, а так ноешь...       — Заканчивай со своими подколками, Рик, — Джексон развалился на носилках, благо этого никто, кроме них, не видел, — ты же отлично знаешь, что я...       — Что ты тут не виноват, — закончил за друга Смит; друга, благодаря которому последние пять лет были достаточно спокойными. — Но даже так на нас почти не наседают.       — Старик боится, что из-за меня кто-нибудь погибнет, в результате чего он лишится места. — Бад привык к подобным разговорам, в конце концов, это стало даже некой традицией в конце смены начать рассуждать, как бы сложилась его работа, не являйся он сыном мэра. — Но, черт возьми, мне уже почти тридцать лет, и я...       — ...должен уже перестать плакаться в плечо папочке, — противно закончил Моррис, за что получил удар в плечо. — Да ладно тебе. Мог бы уже привыкнуть.       — Я все надеюсь отбить тебе это плечо...       Джон мог только ухмыляться, сидя за рулем и иногда оборачиваясь, чтобы посмотреть на перепалку друзей. Да, такие тихие денечки были для него радостью. Не надо никуда нестись, жизням пациентов ничто не угрожает, и им по большому счету даже не надо везти их в больницу. Да и пока врачи разбираются, сам Смит может спокойно почитать новую книгу или послушать какую-нибудь группу. Иногда даже что-нибудь из того, что сейчас поется на этих шутовских концертах. Нет, серьезно, то, что сейчас можно услышать по радио... уши могут в трубочку свернуться.       — Эй, Джон, вы уже в пути? — Смит оторвался от своих мыслей и обратил внимание на рацию.       — Да, Майк, в чем дело? — Майкл Браун — один из трех диспетчеров, что работают с их бригадой.       — Да тут поступило странное сообщение, говорят, нашли какого-то пацана без сознания...       Выслушав адрес, Смит тут же врубил сирену и прибавил скорости, проезжая по коридору из отъехавших в сторону машин.       — В чем дело? — Рик подошел поближе и заглянул в кабину.       — Нашли какого-то пацана, судя по внешнему виду, долго он не протянет, — тут же ответил Джон.       — Понял, все подготовим. — Джексон уже слез с носилок и принялся подготавливать набор для реанимации. — Эх, теперь писать огромный отчет...       — Не кисни, это же ты у нас хотел что-то посложнее бабушек с их болячками. — Моррис подошел к двери. — Джон, где именно?       — В переулке, метров десять, его не стали трогать.       Машина резко затормозила, и мужчина лишь услышал слова выскакивающего друга:       — Чертов дождь! Как бы легкое обморожение не отхватил...       Это да, все-таки уже далеко не лето, а осень поздняя, и дождь в начале ноября пускай и не такое редкое явление, но все же очень неприятное, особенно когда на следующий день резко увеличивается количество пострадавших из-за гололеда.       Ждать пришлось всего пару минут, и вот уже Рик и Бад влетают в машину, дабы, только подхватив носилки, тут же рвануть обратно. Такое было редкостью на памяти мужчины, все-таки подобное происходит в их бригаде не слишком часто. Двигатель машины, готовой в любой момент сорваться с места, он не глушил, ведь, судя по всему, в этот раз обратно в больницу надо будет нестись на всех парах. Прошло не более трех минут, как сзади послышался шум и носилки с телом пациента оказались в машине.       — Джон, две минуты! Нельзя сильно трясти!.. — Рик подскочил к шкафчику, вытаскивая скальпель. — Сообщи дежурному, чтобы готовили палату! Срочно!..       — Майк, это Джон, у нас проблемы. Готовьте операционную, судя по всему, пацан... — договорить мужчина не успел: сзади послышался страшный шум и крик, а когда он повернулся, его друзья были раскиданы по всему пространству медицинского модуля. Смит успел только заметить оранжевую куртку, после чего раздался визг тормозов и шум от сильного удара. Обернувшись, мужчина увидел только промелькнувшего паренька, которого они должны были спасти, и как он, пролетев несколько метров, впечатался в бок поворачивающего автомобиля, сильно его погнув. — Дерьмо! Майк, у нас ЧП, срочно еще минимум две машины ко мне!..       Мужчина выскочил из кабины, собираясь посмотреть, что там с его друзьями, ведь парень уже не жилец, учитывая, что всего в полуметре стоял грузовик, который протащило еще несколько метров на тормозах. Но тут он увидел то, чего не видел никогда. Предположительно мертвый парень, в теле которого не должно было остаться ни одной целой кости, встал и, оглядев безумными глазами мир, рванул в сторону ныне высохшего рукотворного рукава реки, что летом бывает заполнен водой.       Выругавшись, Джон тут же побежал за пареньком, ведь не было похоже, чтобы его друзья сильно пострадали, а вот парень мог загнуться после таких травм. Но, что было удивительно, раненый оказался быстрее здорового мужчины, который все-таки иногда следил за своим телом и ходил в тренажерный зал. Подбежав к краю, Смит не увидел никого и тут же побежал обратно.       — Мда, ну и ночка... — Джон сидел рядом с Риком, у которого диагностировали сотрясение мозга средней тяжести, а вот Джексона уже увезли в больницу; он пострадал сильнее, были сломаны ребра, и одно из них пробило легкое.       — Парня нашли? — Моррис был уже в курсе произошедшего, его успели ввести в курс всех дел, что творились на этом чертовом перекрестке.       — Да, десять минут назад. — Немного подождав, Джон закончил: — Труп.       — Мда, ну кто бы мог подумать. — Единственная причина, почему Моррис сейчас находился не в больнице, а на месте происшествия, — пострадало больше людей, чем ожидалось, а Джону из коробочки, которая рассосется через несколько минут, было не выехать. — Из-за такого шкета столько проблем.       — Не напоминай...

****************************

      Узумаки Наруто не мог понять, где он находился, только чувствовал камень под щекой, а также холодный дождь, что лил сверху. Это не было такой уж редкостью, чтобы очнуться под дождем, во всяком случае, еще год назад не было редкостью, все же мирные жители его ненавидели, а из-за слов старика Третьего он боялся ответить, ведь тогда бы он мог потерять возможность стать шиноби. Но, после того как он получил свою повязку, нападения резко сошли на нет, и потому блондин почти не беспокоился о том, что ему может выпасть ситуация, когда придется спать вне дома в родном селении. Ну, по крайней мере, когда такое и случалось, сам блондин находился на тренировочной площадке. А учитывая то, что он сам никогда не болел, то и сейчас его это не сильно беспокоило.       Резкий крик, когда Наруто уже хотел немного дольше поспать, будучи не в силах вспомнить, как же он там оказался, да и что делал днем, неожиданно разбудил его, и разум стал воспринимать странный гул со стороны. Открыть глаза или пошевелиться было необычайно трудно и больно, и потому, вспомнив один из немногих выслушанных и запомненных уроков, Узумаки начал собирать информацию об окружении только благодаря своим чувствам.       И сразу стали заметны странности. Какой-то необычный камень под ним, больно ровный кусок, не то чтобы редкость, но ощущения были странными. Более того — камень под ним дрожал, а со стороны доносился странный звук, который то затихал, то становился громче. Непонятные гудки также слышались. Да и камень под ним потряхивало. Дождь... он был странным. Узумаки уже привык к тому, что если идет дождь, то он может с его помощью утолить жажду, но сейчас вкус у дождя был странный, хотелось сплюнуть эту воду, словно она грязная. Да и на самой границе слуха были странные слова. Юноша их не мог разобрать.       Так продолжалось не слишком долго, и появились странные люди, судя по ощущениям, их было двое. Язык, на котором они говорили, Наруто не узнал, разум уже полностью очнулся, боль почти не чувствовалась, а чакра начала привычно отзываться, и потому приготовился к нападению. Один из них нагнулся и перевернул джинчурики на спину, после чего выругался, во всяком случае, Узумаки понял этот странный набор звуков именно так. Миг — и они уже бегут куда-то в сторону; судя по всему, он находился в переулке. Через пару минут они вернулись с носилками, но те были железными, судя по звуку, и вот он уже на этих странных носилках.       Юный Узумаки не до конца понимал, что же происходит, но некоторый похожий запах от вновь пробудившегося обоняния показывал, что эти люди почти наверняка медики, и потому решил не двигаться. Но это было странным, ведь если бы его встретили противники, то тут же постарались бы обездвижить или добить. В вариант того, что он забыл родной язык, блондин не верил и тут же отмел в сторону. Да и запах вокруг был отвратным. Такого он не встречал даже в машинном отделении корабля, на котором их доставляли в страну Снега.       Услышав знакомый лязг железа, Узумаки решил, что хватит ждать, и, дождавшись, когда оба склонятся над ним, Наруто начал действовать. Всего два удара, и не успевшие среагировать незнакомцы отлетели в сторону, чтобы тут же отключиться от силы ударов. Не став ждать, пока произойдет что-то еще, Наруто выпрыгнул на улицу, с ужасом разглядев пыточные приспособления, что были в этой странной повозке.       — Что за...       Люди были одеты в странную одежду. Рядом носились непонятные стальные колесницы, от которых и шел этот ужасный звук.       Почувствовав, как подельник этих странных людей повернулся, блондин не стал ждать и прыгнул в сторону, здраво рассудив, что от неизвестных шиноби, пускай они и не носили никаких опознавательных знаков, а у некоторых были даже зонты, но сам юноша отлично знал, как можно переделать обычный зонт, сделав из него боевое оружие. Именно по этой причине джинчурики прыгнул в сторону колесниц, которые хоть и двигались быстро, но не имели кучеров и потому быстро его остановить не смогли бы. Низкая колесница перед ним начала тормозить, а сам блондин уже подпрыгнул, готовясь оттолкнуться от крыши этой странной железной повозки, после чего перепрыгнуть на шедшую следом большую и забраться на здание. Но этим планам не суждено было сбыться, так как малая повозка вильнула в сторону, и ее начало заносить, а сам блондин приземлился на каменную дорогу уже за ней.       «Дерьмо!.. — укрепив тело чакрой, Узумаки принял удар большой повозки и чуть не отключился, когда отправился в полет из-за чудовищного удара, конечным итогом которого стало еще одно столкновение с повозкой впереди. — Какаши-сенсей бил иногда сильнее... — встав и осмотрев дорогу, на которой столкнулись несколько колесниц, блондин увидел в темноте спуск, который было видно благодаря фонарям, и тут же рванул в него. — Должно быть, устье реки...»        Наруто не стал разбираться, что же это такое, но там не было воды и достаточно темно, и потому он мог скрыться. Миг — чакра привычно отозвалась, да и резерв словно стал больше, но юношу это не беспокоило, и он, пробежав рядом с трупом, похожего на него мальчугана, прибавил скорости, боясь преследования вражеских шиноби.       Узумаки Наруто никогда не был хорошим сенсором, говоря откровенно, он был хреновым сенсором. Нет, конечно, он кое-что мог, но только в спокойной ситуации, но даже так способности блондина были значительно шире, чем у большинства его одноклассников. Юный джинчурики знал, что Сакура не способна определить по ощущению чакры противника рядом, именно благодаря этому чувству он запустил кунай в кусты, а не из-за движения. Саске также не мог ничего обнаружить уже в нескольких метрах от себя. Если исключить из расклада Хинату, то среди трех их команд Узумаки был единственным, кто мог обнаружить противника по чакре. Да, это происходило не сразу, и ему приходилось концентрироваться, но даже так он мог найти союзников по признакам чакры даже в нескольких километрах от себя, хотя на деле так далеко его способности не доставали.       Именно поэтому уже спустя всего пару минут быстрого бега по этому высохшему странному руслу реки, сделанному из камня, и не чувствуя за собой погоню, Наруто остановился. Он совершенно не ощущал преследования, которое обязательно должно было быть, он не чувствовал чакру противников, хотя всего в нескольких десятках метров от него на берегу ходили эти люди в странных одеждах, которых в первые мгновения блондин принял за шиноби, на деле же они оказались гражданскими. И, что вызывало значительное его удивление, от них почти не чувствовалось чакры! Нет, кое-какие крохи он мог почувствовать, но только сильно напрягаясь, но даже так это были гражданские, которые обладали меньшими запасами чакры, чем в Конохе, да и в тех городах, где приходилось бывать юному джинчурики.       «Что здесь происходит? — Наруто осмотрелся, и его прошиб холодный пот, хотя он затерялся под струями дождя, который, казалось, только усилился. — Где я?!» — Узумаки начал оглядываться, но по обеим сторонам высохшей реки были построены огромные здания, которые светились не хуже бенгальских огней, которые иногда продавались в Конохе под Новый год, если выпадал снег.       Генин Конохагакуре но Сато стоял в странном каменном устье реки, на берегах которой стояли здания много выше, чем были в его родной деревне, да и вообще которые он только видел. Нет, ему довелось увидеть величественный дворец в стране Снега, который потрясал своими размерами и технологиями, обычно не применяемыми в странах Великой Пятерки. Да, они не были столь же высоки, как гора Хокаге, но были ненамного ниже. Везде был свет, кругом сновали эти странные железные колесницы, которыми, судя по всему, управлял человек, находясь внутри. Юноша во время прыжка заметил, как человек, сидевший на переднем кресле, повернул странный круг, и вслед за этим движением начала поворачиваться колесница.       — Где я?..       В голосе проскочили панически-плаксивые нотки. В такой ситуации Наруто оказался впервые и не знал, что делать, не говоря уже о том, что левая сторона груди до сих пор болела, после того как Саске его чуть не прикончил с помощью Чидори. Да, чакры у него было много, очень много, но даже так блондин не ощущал в себе много сил.       «Спокойно... главное — успокоиться... — за не столь долгое обучение у Джирайи Узумаки перенял у него важные вещи, такие как спокойствие в критических ситуациях. Да и об этом же твердил и Ирука-сенсей. — Так, вспоминай, о чем тебе говорили...» — наследник Узумаки несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, после чего закрыл глаза и принялся концентрироваться, чему очень мешал шум от этих странных колесниц, да и воздух был далек от той чистоты, что присутствовала в стране Огня.       Наруто понадобилось почти десять минут на то, чтобы расширить свою зону восприятия на максимум, и с каждым мигом носитель воли огня хмурился все больше и больше. Да, он смог достать все в радиусе нескольких сотен метров, и это было для него очень много, дальность чувствительности также возросла после боя с Саске. Но именно из-за этого юноша испугался сильнее, ведь он абсолютно не ощущал шиноби вокруг. Нет, был еще вариант, что те просто скрывали свою чакру, как делал это Ирука-сенсей, когда ловил его после исполнения шуток, в противном случае Наруто мог бы бегать гораздо дольше. Но эта мысль была отброшена в сторону. Все дело в том, что количество гражданских в этом городе, а теперь сомнений не оставалось — он оказался в городе, было слишком большим. Джинчурики чуть не потерял сознание от навалившейся информации о нескольких тысячах обычных жителях, которые не стояли без дела.       «Что же произошло? — блондин начал кусать губу от волнения. — Раньше такого не было, но ведь всему есть объяснение».       Шиноби не было вокруг, Саске также пропал в неизвестности, когда провалился в ту тьму, что так испугала Узумаки. Он оказался в каком-то городе, где все говорят на странном языке, и, что самое главное, вряд ли кто-нибудь знал о Конохе, иначе бы его скрутили... Наруто только хотел проверить свой лоб, как с ужасом осознал, что его налобная повязка тоже исчезла. Символа листа больше не было на его лбу, от этого он невольно застонал, ведь повязка досталась сироте от Ируки.       — Так, что мне там советовал этот чертов извращенец? — Джинчурики достаточно успокоился, чтобы осознать тот факт, что за ним никто не гонится. Нет, он это и раньше знал, но осознал только сейчас, и страх, что сковывал его сердце, немного ослаб. — Говорили подняться повыше...       Он оглядел здания и понял, что большинство из них почти одного размера, но на некоторых на определенной высоте висели еще какие-то странные картинки, что были подсвечены.       — Вон то должно подойти, — Узумаки вновь начал говорить вслух, это всегда его успокаивало и помогало рассуждать более здраво. А здание, о котором упомянул блондин, было единственным, что имело на своей крыше такую же огромную вывеску, как и большинство однотипных строений, только на стенах.       Сказать по правде, юноша был на взводе, и тогда, когда одним прыжком выбрался из устья реки, боясь, что на него сейчас начнут коситься, но большинству людей было плевать на него, они все были заняты своими мыслями и старались укрыться от дождя за зонтами. Те же, кто его замечал, лишь презрительно кривились или просто отворачивались в сторону. Хотя это было и так понятно, ведь одежда блондина была сильно повреждена, да и дыра от техники бывшего друга... Эта мысль причинила огромную боль, из-за чего сильным порывом ветра Узумаки даже покачнуло. Тот, кого он считал братом и другом, из-за пережитого одиночества перестал им быть — почему-то эта мысль буквально горела в его сознании. Да и воспоминание о том, что Учиха хотел предательски ударить ему в спину, а также выражение его глаз...       — Прости, Сакура-чан.       Может быть, кто-нибудь и услышал бы его, но ветер, а также шум от машин скрыли слова блондина. Наруто сделал свой выбор — Учиха Саске умрет при их следующей встрече. Почему-то Узумаки был уверен в том, что юный мститель выжил, он в этом даже не сомневался.       Не став стоять слишком долго, чтобы не привлекать к себе внимания, Наруто пошел по берегу этой странной реки в сторону заинтересовавшего его здания, стараясь не замечать презрительных взглядов, да и привык он к ним в Конохе. Он с интересом следил за железными колесницами, которые управлялись изнутри и были рассчитаны всего на несколько человек. Были также большие с прицепами — как их называли в стране Снега. Они, судя по всему, были грузовыми. Но был и еще один странный вид этих колесниц: они были большими и вытянутыми, и в них помещалось много человек. Такие блондин провожал особенно заинтересованными взглядами. И, что самое странное, все они двигались в определенных направлениях по определенным отметкам и знакам, которые висели на проводах. Джинчурики точно установил соответствие. Правда, были и такие, которых он не понимал. Например, странные знаки с цифрами, но Узумаки решил, что сейчас это не очень важно.       Также в определенный момент встала проблема незаметно перебраться через эту дорогу на другую сторону. Наруто еще помнил, с какой силой в него впечаталась грузовая колесница. Он от этого не умрет, но будет неприятно, да о незаметности можно уже будет не говорить.       Пускай Наруто и пропускал много лекций, частенько спал на уроках, но уже после окончания академии сначала Ирука-сенсей, к которому юноша приходил жаловаться, а после и Джирайя сумели буквально вдолбить, что не следует делать в определенных ситуациях. Сейчас была одна из таких, и потому Узумаки сдерживал свои порывы, ведь он находился на вражеской территории. Чего стоит только то бряцанье железом, которое он слышал и когда пришлось действовать.       Именно по этим причинам сейчас юный джинчурики не спеша шел под дождем, иногда содрогаясь, ведь становилось холоднее. Но его терпение было вознаграждено, и сейчас блондин стоял возле странного перехода, над которым висели еще более странные коробки, каждая сторона из которых имела по три цвета, и та, которая смотрела в его сторону, горела красным. Та же, что была обращена к потоку колесниц, горела зеленым. Осмотревшись, Узумаки понял, что переходить можно будет, только когда загорится зеленый, и стал ждать.       Ожидание было недолгим, и уже спустя несколько минут Наруто шел по той стороне, где было интересующее его здание. Вблизи же каждая из каменных коробок казалась еще больше. В высоту каждое из зданий было не меньше тридцати этажей, как насчитал по окнам юноша.       Несколько минут, и блондин оказался около переулка, который шел за интересующим его зданием, на которое он собирался забраться. Не увидев шиноби и тех, кто мог бы двигаться верхними путями, Узумаки здраво рассудил, что лучше никому не видеть, как он будет забираться. А также ему придется сделать это быстро, ведь в переулок тоже выходили окна.       Быстро осмотревшись и не заметив никого, кто стал бы интересоваться блондинистым парнишкой, юноша проскользнул во тьму переулка, в которой оказались три человека. Три подростка на несколько лет старше его. Джинчурики напрягся, ведь он ощущал от них странное желание, оно было похоже на желание наживы, которое он ощущал от грабителей и разбойников в лесах страны Огня. Также от одного из этой троицы шел легкий шлейф жажды крови. Ни в коей мере не сильный, просто возникало ощущение, что он хотел кого-то убить.       «Еще один вопрос в копилку», — Наруто мог лишь вздохнуть, ведь после той тьмы, которая так сильно напугала его, блондин вдруг смог делать и чувствовать то, на чем раньше ему приходилось сильно концентрироваться.       — №%%?%%№? — Узумаки уже хотел скрыться, но его заметили, и ему тут же задали вопрос, судя по интонации, который из-за незнания языка Наруто, естественно, не понял. — %%№!       Троица двинулась к нему, а сам джинчурики лишь печально вздохнул.       Узумаки Наруто не любил эту падаль, которая была готова наброситься на всякого, кого посчитает слабее себя. Некоторые были настолько глупы, что их не останавливали даже протекторы скрытых селений. Да и частично из тех разбойников были те, кто добровольно покинул свои селения в поисках наживы, и именно поэтому с подобными личностями надо было разбираться быстро.       Кунай оказался в руке быстрее, чем трое грабителей успели понять, в чем же дело, да и разума в их глазах он почти не замечал. Одно слитное движение, и самый опасный из троицы уже завалился назад с оружием, что проткнуло ему сердце. Еще одно мгновение, и Наруто оказался между двумя отморозками, чтобы отправить их к шинигами, одарив каждого по одному удару.       Юноша мог лишь поморщиться, ведь он жутко не любил звук ломающихся костей, особенно от тех, с кем он бы не хотел вообще иметь каких-либо дел. Но дело было сделано, и на дороге рядом с ним валялись три трупа, которые из-за мусорного бака были незаметны. Быстро наклонившись и вырвав кунай, Узумаки вытер его, а также ополоснул под струйкой воды, которая стекала с маленького выступа над задним входом куда-то.       Шум из-за этой двери отвлек генина от мыслей о своем положении и заставил быстро действовать, и потому уже спустя несколько мгновений Наруто, прыгая от одного здания к другому, поднимался наверх, стараясь никому не попасться на глаза. А снизу же донесся женский крик, и это лишь заставило блондина ускориться, пока никто не взглянул наверх.       Поднявшись на крышу и одним прыжком оказавшись на странном куске железа, Наруто огляделся, и если бы кто-нибудь его сейчас видел, то заметил бы, насколько сильно тот побледнел. Юноша не узнал город, да и сомневался, что узнает, но не это его столь сильно напугало, а то, что рядом был океан, а значит, он вполне мог оказаться на другом материке, о котором ходили слухи, что тот более технологически развит, чем их. Более того, в порту было множество грузовых кораблей, которые отличались от тех, что имела страна Снега, они значительно различались. То, что сейчас видел джинчурики, указывало на то, что страны этого материка более развиты, хотя это и можно было понять раньше.       Благодаря подсветке Узумаки видел просто гигантские грузовые корабли, что стояли в порту. Они были более чем в два раза больше, чем тот, на котором они плыли в страну Снега вместе с Коюки-химе. А странные колесницы, которые просто невозможно сосчитать? А поезда? Наруто отлично помнил поезд в стране Снега, от которого ему пришлось спасаться. И пускай здесь они были меньше, но количеством было больше, да и, кажется, они более технологичны... Кажется, именно так говорила Сакура-чан.       Все факторы вызывали только дикую тоску о том, что он оказался далеко от дома, но был еще шанс вернуться, всего-то и надо, что пробраться на один из этих кораблей, что, учитывая отсутствие шиноби, будет сделать легко. Да, не факт, что здесь шиноби нет вообще, но, учитывая уровень обычных гражданских, они могли быть слабее, чем в Великой Пятерке. Но также надо было раздобыть карты, следуя урокам академии, да и обычной логике, чтобы знать, на каком из десятков этих кораблей ему следует отплывать, чтобы добраться до дома.       План был уже построен, но тут вмешался желудок, который дал о себе знать, а пищевых пилюль рядом не оказалось по той простой причине, что Наруто их даже и не подумал брать. Ведь за ночь, если бы он и проголодался, то смог бы поесть дома, а тут оказалось, что он сам оказался черт знает где. Так что найти еду становилось первоочередной задачей, а учитывая то, сколь расхлебанно здесь относились к собственной безопасности, учитывая то, что отморозки были прямо в городе, в Конохе таких никогда не было, то своровать что-то будет не слишком сложно.       Да, воровать юноша не любил, но иногда без этого не выжить, а тут был вполне реальный шанс на то, что он заодно сможет разведать обстановку. Так что, задавив совесть, джинчурики принялся осматриваться, чтобы найти ресторан, из которого он и планировал вытащить себе еды, а теневые клоны ему в этом помогут. Но планам так и не суждено было сбыться, когда генин заметил колесницу, на крыше у которой стоял светящийся знак с названием ресторана на родном ему языке.       «Может быть, здесь есть кто-нибудь из дома... — миг, и блондин начал бежать по крышам, следуя за колесницей, боясь не успеть, ведь ехала она достаточно быстро, но спасали эти коробки с сигналами на проводах. — Ха! Да что они понимают, ведь коробка светит через строго определенное время!» — Узумаки, сидя на вершине рекламы, как он чуть позже понял, боковым зрением отслеживал поток колесницы, пока думал, и успел высчитать время.       Юный джинчурики был злой. Нет, не так. Он был ЗЛОЙ, ГОЛОДНЫЙ и ПРОМОКШИЙ! Серьезно, даже его трусы пропитались влагой, пока он бегал за этой колесницей, пока наконец не оказался в квартале, где все вывески были на родном для него языке, а также все говорили на нем, пускай и на разных диалектах. Иногда понять было сложно, но все-таки возможно. Ре здесь не принимали, требовали какие-то йены или юани, о которых блондин вообще никогда не слышал, или дол-ла-ры... Еще более странные бумажки.       Пришлось ему ползать по крышам голодным, выбирая, где смог бы переночевать, и в одном из старых зданий нашел неплохую квартирку, из которой хозяин только что ушел, и, судя по той информации, что услышал клон, не меньше чем на ночь. Это было хорошо.       «Вот еще один вопрос в копилку... — думал блондин, тихонько забираясь по стене, стараясь, чтобы никто его не заметил. — Почему я помню все, что помнят клоны?» — подобного раньше юноша не замечал, а сейчас из-за этого он сам чуть не свалился с десятого этажа.       Окно было закрыто, но, вспомнив, как некоторые шиноби направляли чакру в оружие, Узумаки смог сделать так же, вскрыв сюрикеном окно и через дыру просунув руку, дабы добраться до ручки. Еще пара минут, и джинчурики оказался в теплой квартире; он тут же скинул с себя мокрые вещи и закинул их на ближайшее кресло, а он сам потопал в ванную, где смог немного согреться, после чего дошлепал до холодильника и тут же принялся в нем рыться, пытаясь найти хоть что-то съедобное. Такого было немного, но этого хватило, чтобы юный шиноби смог насытиться, после чего завалился, судя по всему, на хозяйскую кровать.       Узумаки не беспокоился о том, что может проснуться поздно, или о том, что его может застукать хозяин квартиры, ведь спать ему надо было не слишком много, а за окном уже был рассвет. До ночи он точно сможет проснуться и убраться отсюда, даже если его вещи не успеют высохнуть.

******

      Джеймс Смит — агент ФБР из отдела по контртерроризму (JTTF) — был не слишком выспавшимся и злым. Также как и его напарник — Сэм Томас. Эта ночка была слишком жаркой, особенно после такого же жаркого вечера, когда он чуть не сорвался и не пристрелил того долбодятла, что руководил военной базой. Таких придурков еще поискать надо.       — Эй, Джеймс, кто у нас еще остался? — Томаса, как всегда, было почти не слышно, и он привычно почесывал кончик носа, будучи изрядно раздраженным.       — Не поверишь, Сэм, мой брат! С его бригадой случилась какая-то херня. —       Агент Смит допил крепкий кофе и пошел к выходу из ординаторской, которую они оккупировали пятнадцать минут назад.       — И как твой старший умудрился в это ввязаться? — Младшего из братьев Смит это также интересовало.       В отличие от брата, Джеймс был достаточно молод и еще не нашел себе избранницу, не говоря уже о детях, о которых перестал думать после того, как пришлось присматривать за племянниками. Он не хотел иметь своих детей, но был вполне не прочь поиграть с племянниками, когда те стали чуть старше. Или съездить на пикник, прийти на бейсбольный матч или на выступление в школе. Джеймс был младше брата на десять лет, и сейчас ему было чуть за тридцать. Ух, сколько ему пришлось пережить во времена школы, когда жил со старшим братом, это словами не передать, а тогда же они жили вместе с родителями. Но в результате все сложилось неплохо. Тесть брата помог, и вот он уже в свои тридцать с хвостиком был уже специальным агентом, а не в группе боевиков, куда вполне мог попасть.       — Да черт его знает. — Смит медленно шел к лифту, стараясь не столкнуться с до сих пор бегающими врачами, у которых была чрезвычайно сложная ночь. — Уже возвращался обратно в больницу и должен был ехать домой, но диспетчер скинул ему информацию о пацане, который был почти что труп.       — Почему именно им? — Сэм, который был старше напарника на пятнадцать лет, нахмурился. — К тому времени уже должны были освободиться другие бригады.       — Им было прямо по пути, вот и отправили вызов, — Смит как всегда поразился памяти старшего напарника, который мог запомнить даже мелочь, — судя по той информации, которую я получил, — повезло, что лифт был пустой, — парнишке где-то двенадцать-тринадцать лет, и он был при смерти. Во всяком случае, так утверждала позвонившая.       — А все остальное? — Томас вновь почесал нос.       — А то ты не был на том перекрестке и не видел следы от тела на грузовике и той легковушке.       А следы и вправду были знатные, после такого не выживают.       — Да, следы там и правда знатные.       Старший агент вновь прокрутил в голове все воспоминания, после чего продолжил:       — Но все равно в подобное с трудом веришь.       Двери лифта открылись, и мужчины направились к палате, где им нужно было поговорить с двумя последними свидетелями, хотя именно с ними говорить надо было с первыми. Тогда бы можно было уменьшить количество работы минимум вдвое. Но информация пришла слишком поздно, а дальше уже решили не менять установленный график.       — Хотя, учитывая то, каких чудиков создавали на этой базе... — Пускай в коридоре никого, кроме полиции, не было, но даже так агент еще сильнее понизил голос.       — И что же там такое было? — Смит не смог добраться до этой информации, его просто не пустили, в отличие от напарника, который и разбирался с теми проблемами, которые были среди руководства базы.       — Поверь, тебе лучше не знать. — Сэм бросил взгляд в сторону и, подойдя чуть ближе, продолжил: — Тут задействованы такие силы, о которых тебе лучше даже не догадываться, мал пока. Даже мне спокойствие отказывает, когда понимаю, в какое же дерьмо нас отправил директор.       — Все так плохо?       — Если бы так быстро не нашли этого сбежавшего, то нас просто бы утопили где-нибудь по-тихому, могли слишком много узнать о том, о чем знать не должны.       — Вот ведь... —  начало доходить до Джеймса, в какую историю он вляпался. — А что насчет остальных?       — Это провал, причем провал полнейший, — нервно вытащил сигарету Томас и закурил, хотя подобное было строго запрещено, а его напарник увидел внутри пиджака активированную глушилку. — Ты мой протеже, так что учти: все, что я тебе сейчас скажу, может привести не только тебя в могилу, но и всю семью.       — Говори... — чуть побледнел мужчина, но больше никак не высказал своего страха.       — Еще во времена Второй мировой войны в Третьем Рейхе проводились секретные эксперименты по усилению солдат, — глубокая затяжка на короткий миг прервала разговор, — а после окончания войны всех тех ученых, кого смогли спасти, переправили к нам, строго засекретили и эксперименты начали уже у нас. Секретность такая, что любой, кто просто случайно услышал об этом, бесследно исчезал.       — Блять, блять... — Смит также потянулся за сигаретами, стараясь скрыть нервную дрожь. Его старший напарник, по сути — учитель, не стал бы просто так рассказывать ему о подобном, если бы не доверял своей интуиции.       — Именно, — затушенная о руку сигарета отправилась в урну, что стояла рядом с выходом на лестницу, — в семидесятых Советы об этом как-то прознали, и тогда началась чистка в целях скрыть всю информацию. Проблема была в том, что информация тогда не слишком быстро доходила до нужных людей. Как результат — несколько сотен трупов, и о наших тайных делах узнают в мире, но тихо. Тогда официально стало известно, что программа свернута, но ты сам понимаешь, — ученик кивнул, — эксперименты на нашей базе — это продолжение, только скрытое так, что об этом знает не более сотни человек, что напрямую не связаны с проектом.       — И ты говоришь мне об этом...       — Верю своей интуиции, как всегда, — Сэм закурил вновь, — она слишком часто спасала мой зад, чтобы не прислушиваться. И если она говорит мне, что ты можешь помочь в этом деле и не сдохнуть в процессе, то, значит, тебя надо проинформировать.       — Спасибо.       Джеймс и правда был благодарен учителю, который несколько раз вытаскивал его из неприятностей, которые могли очень, очень плохо кончиться.       — Слушай дальше об этом театре, — старший в последний раз затянулся и, как и в первый раз, затушил сигарету об руку, — начальство базы, с которым ты общался, ничего об этом не знало. Этого идиота только просветили, что есть места, куда ему лучше не лезть, именно поэтому тебя не пустили за мной.       — И именно из-за него...       — Да, эта вся ситуация стала возможной, — Томас вздохнул, после чего одним движением убрал пачку сигарет, одновременно отключая глушилку. — Пойдем. Быстрее начнем — быстрее закончим и, может быть, сможем поспать хоть пару часов.       — Утро, брат... — сказал Джеймс, заходя в палату, в которой было всего два человека, но если один из них был в кровати, то другой дремал на стуле, что стоял возле стены.       — Привет, Джейми, — улыбаясь и потягиваясь, произнес старший из братьев. — Давненько ты меня не навещал.       — Сам знаешь, у меня работа такая. — Моррис внимательно прислушивался к диалогу, впрочем, не стремясь в него влезать. Томас, как всегда, занял место возле двери и стал крутить в руках очки, после чего полез за тряпочкой, чтобы протереть их. — Ну, как вы, мистер Моррис?       — Если бы голова не болела, то все было бы в порядке, — старший в бригаде слабо улыбнулся. — Как Бад?       — Операция прошла успешно, сейчас просто приходит в себя, — ответил Джеймс. — Думаю, вам брат уже рассказал, что я работаю в ФБР? — Мужчина кивнул. — Но все равно лучше представлюсь. Я специальный агент Смит, а это, — рука указала на напарника, — специальный агент Томас. И нам нужно узнать все, что вы знаете, но не вошло в отчет о произошедшем.       — Брат, — старший слегка прищурился, — ты же не хочешь сказать...       — Джонни, ты же не дурак, так что отвечай по существу. — Тот мог лишь вздохнуть и внутренне содрогнуться, вспоминая, как младший заложил его с женой родителям после бурной ночки. В то утро, после того как младший утопал в школу, Джон выслушал все, что о нем думают родители, и краснел так сильно, что после не было еще ни одного случая, чтобы было хоть где-то рядом. — Так что говори.       — Эх... да что там рассказывать-то? Мы уже собирались домой, а Бад и Рик как всегда шутили, когда пришел этот чертов вызов. Нам было близко, так что я отлично понял, почему Майк послал именно нас. Несколько минут езды, и вот мы уже на месте, а дальше...       — А дальше началась какая-то хрень, — просто закончил предложение Моррис. — Парню лет двенадцать-тринадцать, блондин, на лице была какая-то грязь, так что большего сказать не смогу. Голубые глаза увидел только за миг до удара, — при этом агенты переглянулись, — оранжевый костюм; на шее было, возможно, ожерелье, его не успел осмотреть, увидел только шнурок. — Рик поморщился от нового приступа головной боли. — А теперь о самом интересном. — Джон так же заинтересованно смотрел на друга. — На левой стороне груди у него была рана, во всяком случае, след на одежде явно об этом говорил. Одежда оплавлена, вся в крови, словно его проткнули чем-то раскаленным или под высоким напряжением. Обувь странная, с открытыми носками, на груди была металлическая сеточка, но и ее, судя по всему, повредило во время удара. Парень уже был холоднее, чем должен был быть, думали, что не жилец, но все равно побежали за носилками. — Джеймс слегка наклонил голову вбок, пытаясь понять причину именно таких действий. — Нас обычно трое в бригаде, потому слегка замешкались и стали действовать неправильно, — ответил на незаданный вопрос старший в бригаде. — По всем признакам парень был без сознания, но, когда мы занесли его в машину и я решил срезать одежду, чтобы тратить меньше времени, все и началось.       — Что именно вы подразумеваете? — Сэм перестал пожевывать душку очков.       — Если бы я помнил... — Рик вновь поморщился. — Помню только, что потянулся за ножницами, а дальше сознание окутала тьма. Очнулся, судя по тому, что мне сказали, только минут через двадцать.       — А вы что скажете, Джон?       Да, Томас прочел отчеты, но одновременно с этим все же предпочитал опросить свидетелей и посмотреть на их реакцию.       — Собрался уже отъезжать, как Рик попросил подождать...       — Нельзя было трясти, боялся повредить... — Моррис тут же ответил.       — После этого через несколько секунд машина сотряслась от двух ударов, а я услышал шум в лечебном отсеке. Повернулся, чтобы посмотреть, что происходит, но заметил, что парень уже выскочил на улицу, а Рик и Бад лежат без сознания. — Джеймс отлично видел, что его старшему брату неприятно это вспоминать, но таковы правила. — Дальше только шум тормозов, и я увидел пролетающее тело. Выскочил из кабины, думал помочь друзьям, поскольку парень не жилец, но тот встал и сиганул в сторону. Я за ним, но он успел скрыться. Собственно, ничего нового, все как в отчете...       — Не считая маленьких различий. — Томас убрал очки в карман. — Может быть, еще что-то знаете?       — Кроме того, что тот паренек мертв, больше ничего. — Моррис испытывал странное удовлетворение от этого знания.       — А вот здесь вы ошибаетесь. — Все заинтересованно посмотрели на специального агента Смита. — Парень, что чуть не убил вас двоих, жив... — заткнув старшего одним взглядом, Джеймс продолжил: — У парня, которого нашли, глаза другого цвета. К тому же в семи кварталах от вас в стороне залива были найдены еще три трупа. У двух повреждения очень напоминают такие же, как у мистера Джексона. Третий получил удар каким-то колющим оружием в сердце.       — Значит, вы хотите сказать, что шкет, который чуть не прикончил нас с Бадом, а после пережил удар с грузовиком, не только выжил, но еще живее всех живых? Это же смешно!       — Это факт, — припечатал Смит. — Отчет о вскрытии я получил за пять минут до того, как прийти сюда. Да, убитые были наркоманами, но раздробить грудную клетку одним ударом не так-то просто.       — Вот ведь дерьмо... — Джон приложил руку к лицу, содрогаясь от одной только мысли, что такой монстр бегает по улицам его родного города. — Джейми, что это за тварь?       — Если бы я только знал. И в связи с этим хочу попросить вас о содействии следствию. — Старший брат и Моррис заинтересованно уставились на агента. — Если услышите хоть что-то подобное или похожее на бред, но имеющее отношение к произошедшему с вами, сообщите.       — Как скажешь, будем рады помочь.       В такие моменты Джеймс боялся брата, который в свое время, пока окончательно не утонул в семейных обязанностях, был неплохим рукопашником.       — В таком случае не смеем вас больше отвлекать.       Агенты покинули палату.       — И что это было, агент? — Томас был в ярости.       — Ты же отлично знаешь, что наше влияние в этом округе и так не слишком сильное, а любая информация...       — Я не об этом! — Сигарета была быстро вытащена и раскурена. — Почему мне не сообщил о трупах трех отморозков?       — Не сразу смог догадаться, что он имеет отношение к тому, что произошло с братом. Примерно во время смерти этой троицы рядом видели какого-то ребенка.       — Думаешь, что я могу не знать всей информации? — Джеймс кивнул. — Вот ведь блять! Тогда это хреново, очень хреново! Нас вполне могли списать... Так, отставить панику. Будем действовать, как обычно, но будь готов свалить из страны в далекие дали.       — Правда, есть еще один вариант... — Смит неуверенно начал, чем заставил Томаса заинтересованно взглянуть на него. — А что, если другие страны также не стали прекращать... — договаривать он не стал, но даже это заставило его учителя позеленеть.       — Тогда дела еще хуже, чем в первом варианте. У тебя два дня, чтобы утрясти дела в городе и заползти в свои заначки. — Сигарета была привычно потушено об руку. — Будь готов к тому, чтобы исчезнуть, как Джеймс Смит. Как только разберешься со своими делами, я займусь своими, и тогда же получишь новые инструкции. — Младший агент кивнул. — Раз понял, значит, действуй! — Тот кивнул и поспешил на лестницу, не доверяя лифту сейчас. — И удачи, малыш... Эх, вот ведь дерьмо, не ожидал я такого...

******

      Наруто оказался в привычной для него канализации, вот только вид она имела просто отвратительный! Проходы были сильно перекорежены и почти разрушены, трубы местами были оплавлены или же отсутствовали вовсе. В полу во множестве были ямы, куда стекала вода, а трещины покрывали вообще все пространство.       — Что здесь произошло? — Юный Узумаки был в шоке. Если и раньше это место не было приятным, то теперь из него хотелось поскорее убраться. — Так, надо найти Кьюби...       В голосе джинчурики был страх, поскольку он боялся предположить, что же с ним будет, если лис и вправду пытался вырваться, и клетка сейчас его почти не сдерживала. О таком варианте он боялся даже задуматься. И потому поспешил к тюрьме биджу, которую по-прежнему мог легко найти по тому давлению, что шло от лиса, но сейчас оно было намного слабее.       — Какого...       Зрелище тюрьмы Кьюби заставило Наруто замереть в страхе, ведь теперь клетка была почти полностью уничтожена и, по сути, была открыта или могла быть легко раскрыта легким толчком.       Многие прутья были выломаны, а остальные больше не были золотыми, теперь же они были словно покрыты ржавчиной. Там, где ранее была бумажная печать, скрывающая замок, теперь было круглое пустое пространство, замка же на месте не было. Воды на полу и здесь не было, поскольку весь пол был в трещинах. Когда же блондин перевел свой взгляд на биджу, то содрогнулся, поскольку тот теперь больше напоминал скелет, обтянутый кожей, и тени его более не скрывали. Однако глаза Кьюби были открыты и смотрели точно на него.

******

      — Стой... — Лис наблюдал за тем, как эмоции на лице его джинчурики быстро сменялись и как его охватывала паника. И потому парня пришлось останавливать, чтобы он не покинул подсознание и не совершил глупость. — Я не собираюсь причинять тебе вред...       Да, нахождение в пустоте, а также сильнейшая прочистка мозгов давали о себе знать. Курама смог вспомнить и осознать себя, а также обрести желание побиться головою об пол из-за своей глупости.       — Н-не ври!..       Голос мальчишки дрожал от страха. Оно и неудивительно, ведь тот хотел жить и хорошо помнил, что ему Кьюби пообещал, когда выберется, а сейчас это ему сделать ничего не мешало.       — Зачем мне врать тебе! — вышел сам собой рык, и блондина окатило волной чакры, из-за чего потянувшиеся к не замечающему этого пареньку щупы из чакры от почти сдохшей ментальной печати были развеяны. — Глупая личинка человека, которая даже не способна осознать, в какой жопе он оказался!       — ЧТО?!       Да, правильно, как и говорил старик: хочешь привести собеседника в порядок — удиви его.       — Я говорю, что тебе с твоими скудными мозгами не осознать всего того, что с тобой случилось. — Теперь ребенок злился. — И не смотри на меня так, а лучше обернись по сторонам.       — Ась?       Очередное идиотское выражение лица у его джинчурики вернуло Кураму к мысли о том, что прикончить идиотов — это святая обязанность всех тех, кто способен хоть немного мыслить.       — ЧТО ЭТО?! — Узумаки оказался вплотную к клетке.       — Это то, что осталось от ментальной печати, которую на тебя повесили через несколько часов после моего запечатывания. — Новая волна чакры, и очередные щупы, которых было уже меньше, вновь развеялись. — Она не давала мне контактировать с тобой, что и так было сложно сделать из-за печати твоего отца.       Ребенок замер, будучи не в силах осознать все то, что ему сказали.       — Это... это... Но как же... — начали литься слезы из глаз юного Узумаки. — Что это?..       Кажется, тот даже не понимал, что плакал, раз так удивленно смотрел на них на своей руке, а также не понимал почему.       — Нагнали воспоминания?       Тот лишь помотал головой, а лис тем временем принялся делать то, чем жутко ненавидел заниматься: сканировал мысли блондина. С ментальными техниками всегда было легче всего Мататаби, а не ему.       — Понятно, часть была утеряна...       — Ч-что произошло?       Лишь нынешнее состояние его печати, а также разрушающаяся ментальная печать, позволили Кураме отследить тот миг, когда сработала последняя печать его матери.       «Эх, Кушина, а ты ведь все-таки достигла мастерства...» — лис еще помнил те времена, когда к нему приходила Мито, чтобы похвастаться успехами внучки в каком-то колене. Сработала даже не печать, а маленькая закладка, которая сейчас позволяла ее сыну верить словам лиса и особо сильно не задумываться об этом. Будь он по-прежнему с повредившимся разумом, то обязательно бы попробовал выбраться, хотя теперь это не так трудно и сделать, но тогда бы его жизнь закончилась максимум дня через два.       — Мы находимся в другом мире, и мне прочистило мозги, — сказал лис так, чтобы понял даже идиот, которым он и считал своего джинчурики.       — Ась?..       Выражение лица блондина было столь смешным, что лис вновь фыркнул, разрушая последние щупы выдохшейся ментальной печати, из-за чего пространство за спиной блондина начала заволакивать тьма. В конце концов, это ведь истинный вид подсознания — бесконечная тьма, в которой что-то может существовать, пока того хочет владелец.       — Я сказал, что мы в другом мире.       Отвисшая челюсть не прибавляла уверенности в том, что Курама сможет рассказать юноше все, что собирался, до того, как действие закладки закончится.       — А еще я пришел в себя после действия техники шарингана.       — Ты хочешь сказать, что я не смогу вернуться домой?       Что-то в реакции блондина было странным, и когда Кьюби понял что, то ему захотелось убиться хоть обо что-нибудь.       «Сделал темную сторону в надежде выбраться... Теперь та захватывает свою светлую сторону... Ну почему я тогда занимался подобным маразмом? — новая волна чакры, которая почти полностью осушила лиса, привела блондина в сознание, растворив воздействующую на блондина частицу тьмы и заставив слиться с оригиналом. К несчастью, закладка также была уничтожена. — Хорошо, что успел сказать основу...»       — Что?.. — Узумаки отпрыгнул от клетки и огляделся. — Куда все пропало?       — Растворилось, после того как печать перестала действовать...       — И теперь ты меня убьешь? — Кьюби только печально вздохнул.       — Нет, мне незачем это делать, — теперь выражение лица несло в себе чуть больше интеллекта, — мы в другом мире, и если я из тебя выберусь, то погибну через пару часов без возможности возродиться. Если умрешь ты, то умру и я, хотя раньше твоя смерть не стала бы концом для меня.        «Люди сами могут себя обмануть, главное — направить их в нужную сторону...» — кажется, именно так говорил его отец.       — Откуда я могу быть уверен, что ты не врешь?       — Мне незачем тебе врать. А в остальном ты и сам сможешь убедиться, когда проснешься. А теперь спи!       Небольшой поток чакры, который почти полностью осушил великого биджу, заставил Узумаки заснуть.       — Пора и мне поспать...

*******

      — Эй, кто ты такой? — Наруто полетел на пол, будучи выдернутым за ногу из-под одеяла. Проморгавшись, Узумаки увидел мужика, который должен был вернуться лишь к ночи, но тьма за окном явственно указывала на то, что он проспал. — Я спрашиваю тебя: кто ты такой и как сюда попал?!       Мужик, не переставая, тыкал в его сторону какой-то странной штукой, что вызывала легкое опасение.       — Узумаки Наруто, — склонил голову к плечу блондин, вслушиваясь в тот коктейль чувств, что шел от странного мужика, а также свою собственную интуицию, которая указывала лишь на один исход, и блондину это не слишком нравилось, даже несмотря на то, что он шиноби.       — И как же ты сюда забрался, Узумаки Наруто?       В голосе неизвестного мужика слышалась издевка.       — Молча, иногда с матами.       Бесить людей юный джинчурики умел и любил, а такого мудака грех было не взбесить. Своей интуиции Наруто верил слишком сильно, и, если она ему говорила, что мужчина опасен, значит, так и было. Вернее, опасностью тянуло только от странной загогулину у того в руке.       — Ты издеваешься надо мной?       — Конечно!       Правый глаз будущего трупа начал подергиваться, а генин начал напитывать тело чакрой.       — В таком случае умри...       Странная загогулина, которая смотрела точно в центр груди блондина, выплюнула на огромной скорости кусок железа, от которого Наруто почти увернулся, но плечо обожгло болью, не слишком сильной, но неприятной.       — Это как так? — спросил неизвестный, смотря на упавшую на пол пулю, которая сморщилась после удара с кожей. — Ты супермен, что ли? — Наруто не стал ожидать дальнейших действий противника и потому просто быстро кинулся вперед, одним ударом отправляя противника в полет до стены.       — Проклятье, это было опасно... — Наруто осмотрел синяк на плече и пришел к выводу, что, не напитай он тело чакрой, мог бы получить легкое ранение, но даже так, попади он в глаз, Узумаки мог его лишиться. — И что это такое?       Блондин подошел к мужчине, который сейчас стремительно умирал, а под его телом набегала кровь из ран, что проделали его кости, и взял в руку еще теплую загогулину.       — Хм... кажется, я уже слышал о подобном... вроде бы это называется "пи-сто-лёт"...

Воспоминание

      — Какаши-сенсей, скажите, а разве, кроме нашего оружия, нет ничего больше? Я знаю, что из арбалета можно убить шиноби... — Наруто быстро поглощал рамен, но предпочел делать это медленнее, прислушиваясь к разговору. Учиха также стал вслушиваться, следя за огнем в их лагере на границе страны Огня.       — Хм, с одной стороны, ты права, но с другой... — Какаши ненадолго замер. — Видишь ли, в чем дело, Сакура. Из арбалета и правда можно убить шиноби, но только ученика академии или слабого генина, попав ему в глаз. Во время тренировок наше тело становится значительно крепче, и потому раны, которые могут убить обычного человека, для нас зачастую вообще не представляют опасности.       — Пф, — Учиха как всегда высказал свое отношение к миру.       — Саске, не следует быть таким глупым. — Хатаке даже убрал книгу. — Вы знаете о порохе? Да, его легко можно заменить печатями, которые в большинстве своем гораздо проще сделать, но вот обычные люди используют порох. Если его много, то взрыв получается очень сильным, а если его очень много, он вполне способен убить шиноби. Также были различные опыты с минами, их проводили и селения, но пришли к выводу, что обычная взрывная печать... поправлюсь, хорошая взрывная печать, с лихвой заменит мину, которая только и может, если на нее наступить, что порвать джонину и большей части чунинов штаны.       — Но почему тогда в портовых городах ходят слухи о пистолетах? — Харуно как всегда старалась дорваться до интересующей ее информации с грацией пьяного биджу.       — Пистолет, Сакура, — это очень хорошее оружие против обычных людей, а пушки, которые есть на восточном континенте, еще лучше. Пушки, к слову, с легкостью могут убить генина и даже некоторых чунинов. Но даже так от пули увернуться несложно, если ты хоть сколько-то немного тренирован, а рану она наносит значительно более малую, чем арбалетный болт. — Какаши взглянул в огонь. — Во время Третьей войны шиноби некоторые из генинов Кири использовали пистолеты и винтовки, но уже через пару месяцев перестали. Тренированный шиноби вполне способен двигаться значительно быстрее, чем пуля, и потому для него опасны картечные пушки, но уже для сильных шиноби, не говоря уже о владельцах Дотона, они не представляют опасности.       — А что насчет остальных? — Учиха все так же изображал из себя статую, но тем не менее внимательно слышал.       — Пользователи Райтона смогут увернуться с легкостью, но такие только в Кумо есть. Остальные же, кроме пользователей Фуутона, придется уворачиваться, но если напитать тело чакрой чуть сильнее и закрыть глаза, то можно вообще не получить повреждений, кроме синяков.       — Но обычные-то люди...       — Да, Сакура, обычные люди будут быстро погибать от огнестрельного оружия, но использовать его против шиноби просто глупо. Команда хорошо обученных генинов, оснащенная достаточным количеством взрывных печатей, вполне способна уничтожить армию целиком, и никто их не заметит.       — Значит, эти пистолеты бесполезны?       Куноичи была расстроена, она хотела хоть как-то увеличить свои возможности.       — Верно, Сакура...

Конец воспоминания

      — Хм... значит, эта штука называется пистолетом... — пробормотал блондин, после чего встал и осмотрел квартиру. — Так, надо собрать все ценное, также поискать опровержение словам этого чертова лиса!..       «Я все слышу...» — донеслось из подсознания.       — Ксо... нигде от него покоя нет.       Миг, и появилось несколько теневых клонов.       «Верно. Также поищи календарь, если я прав, то прошло несколько месяцев с твоей битвы...»       — Ты же сам сказал, что мы в другом мире.       И хотя Узумаки не хотел верить биджу, но это не значит, что того нельзя подколоть. Даже несмотря на то, что его интуиция говорит верить Кьюби, но он же не до конца с ума сошел.       «Время в этом мире идет так же, как и в нашем. А другой здесь месяц из-за того простого факта, что мы его провели плавая в пустоте».       — Не хватало мне еще слушать тупого и злобного лиса, — пробормотал блондин, возвращаясь на диван и осматривая странно и незнакомое ему оружие. — Так, а это что? — Миг, и у него в руках оказывается странная коробочка, в которой были видны снаряды. — Ага, понятно... А если сделать так... — Передернув затвор, Наруто увидел, как из него вылетел патрон. — Хм...       Пока клоны обшаривали квартиру в поисках чего-нибудь ценного, а также парочки, что готовила, Узумаки игрался с пистолетом, который его сильно заинтересовал, ведь ему не хотелось выделяться, а здесь, судя по внешнему виду некоторых толстых личностей в специальной форме, что ездят на машинах с мигалками, такие орудия убийства были в ходу.       — Эй, Босс, иди жрать!.. — крик клона оторвал Узумаки от новой игрушки, и тот, вздохнув, потопал на кухню, но в следующий миг споткнулся и растянулся на полу из-за воспоминаний, что неожиданно к нему пришли.       — Ксо, что это было? — Наруто с интересом посмотрел на клонов, которые также были ошарашены произошедшим. — Значит, мне вчера не показалось.       «Это были воспоминания твоих клонов, просто раньше из-за ментальной печати ты их не замечал, но годам к шестнадцати она бы ослабла настолько, что ты бы открыл для себя и эту грань клонов», — ответил из подсознания девятихвостый.       На то, чтобы поесть, а также на эксперименты ушло не меньше часа, судя по висящим на стене часам, за который несколько раз раздражающе звучала какая-то коробка на стене. Иногда по несколько минут подряд, но привычный к шуму Узумаки был занят более важным для него делом. Нет, серьезно, кто же вешает такую странную коробку, что звонит ночью? Нет, там, конечно, были цифры, но рядом не было ничего, где можно было бы посмотреть, как она настраивается, а какая-то хрень наверху имела странный вид, но ее не решился трогать клон.       И вот, когда Наруто уже собирался вновь пойти перекусить, как интуиция начала покалывать, что что-то не так, а один из клонов сообщил, что к дому подъезжают железные колесницы. Это было не слишком хорошо, и потому блондин, чертыхнувшись, быстро начал надевать наконец высохшие вещи. Судя по информации от клона, в дом зашли никак не меньше шести человек, и это было плохо. Быстро заставив дверь шкафом, чтобы его сразу не сдвинули, Узумаки быстро оглядел квартиру, и, когда уже собирался выбраться в окно, к нему обратился Кьюби: «Взорви здесь все!.. — от такого предложения джинчурики даже замер. — Тогда твоих следов точно не останется...»       — У меня и так печатей почти нет...       «Научу, как делать», — Наруто хотел уметь рисовать печати, тогда бы ему не пришлось каждый раз столько за них платить в Конохе, и он смог бы сэкономить немало денег.       — До чего я дошел, уже верю Кьюби.       Матюгнувшись, Наруто быстро вернулся назад и прикрепил пару печатей рядом с дверью, чтобы пришедших точно убило, и тут же кинулся к окну.

******

      С момента побега из квартиры прошло не более пяти минут, как в нее ворвались разъяренные люди, что жутко ругались, и замерли на месте, оглядев погром в квартире. А когда один из них заметил труп, то разразился жуткими криками и начал вытаскивать что-то из пиджака. Клон решил, что не стоит ждать, что же будет дальше, и тут же подал чакру в печать, из-за чего прогремел страшный взрыв.

*******

      В тот миг, когда прогремел взрыв, Наруто уже находился в нескольких сотнях метров от его лежки и сейчас вместе с клонами перебирал все, что ему досталось в квартире разбойника. Например, так понравившийся блондину пистолет, у которого было слишком мало патронов, и пускай там еще оставалось шестнадцать пуль, вроде так называл снаряды Какаши-сенсей, но этого было катастрофически мало, и юноша хотел раздобыть еще. Хотя из-за своих размеров пистолет сильно демаскировал, и потому Узумаки с печальным вздохом пришлось его запечатать в не такой уж и вместительный свиток, единственный, что пережил бой с Учихой.       — Не знаю, сколько все это стоит, но мне нравится... — смотря на стройные пачки зеленых банкнот, сказал один из клонов, который, собственно, и вскрывал сейф.       Также в сейфе были найдены странные мешочки с белым порошком, которые на деле оказались каким-то наркотиком, как определил джинчурики, которому они уже встречались, и их специально учили распознавать подобное в еде или воде или просто на взгляд. Сам наркотик он не определил, но даже не сомневался в правильности своего предположения. Несколько банкнот побольше достоинством перекочевали в его карман, а все остальное вместе с наркотиком оказалось запечатано.       — Босс, вроде все, — сказал один из клонов, когда они все закончили раскладывать и запечатывать в тот самый свиток, что также был и подарком Джирайи. — Так что удачи...       — Что ты...       Когда клоны развеялись, то юноша понял, о чем ему говорили. Слова Кьюби подтвердились, и он действительно оказался в другом мире, поскольку в его мире не было столь глупых названий у стран, а также никогда не было таких территорий. Да, с географией после выпуска у Узумаки были дела чуть лучше, чем с математикой, то есть он ее не знал, но после всех миссий пришлось в срочном порядке учить, чтобы не погибнуть.       Откинувшись на спину и смотря в незнакомое ему небо, в котором светила незнакомая ему луна, юноша все больше и больше понимал, что вернуться назад у него может не получиться и тогда все его планы по становлению Хокаге идут под откос. Все его друзья и близкие ему люди остались в том мире, куда он может больше не вернуться, а здесь он вновь один, от этого хотелось плакать, как когда-то в детстве, когда он был один и сидел на качелях во дворике академии.       «Соберись, тряпка... — рык лиса вывел блондина из состояния прострации, и он смог сесть, осмотрев ночной город, который был отлично виден с этой крыши. — Не ты ли говорил, что никогда не сдашься?..»       — А ведь он прав... — Наруто был вынужден согласиться с биджу, из-за чего его опять передернуло. — Так, главная цель — найти жилье...       Но когда джинчурики уже хотел перепрыгнуть на другую крышу, то замер, увидев в окне ванной комнаты красивую девушку.       Соседнее здание находилось в нескольких метрах от того, на котором он стоял, да и из-за того, что на город опустилась ночь и рядом не было ничего светящегося, блондина не было видно, и потому он позволил себе замереть и начать разглядывать девушку. Нет, юноша и до этого видел голых девушек, иначе бы он не смог создать свое извращенное Хенге, за которое был нещадно бит Сакурой-чан, но в последние два года ему нравилось наблюдать за ними все больше и больше. И пускай в такие моменты он был похож на чертового старика извращенца, но раз он в другом мире, то его могут и не обнаружить.       Просто юному Узумаки не понравилось, как его выпорола какая-то Инузука, когда нашла его в купальнях, на деле оказавшейся матерью Кибы. Да, ему повторения не хотелось, и потому он старался с тех пор держаться подальше от купален.       Наследник древнего клана завороженно наблюдал за тем, как красивая девушка начинает раздеваться и осматривает себя в зеркале, после чего идет в ванную, которая была в самом дальнем углу, но без шторки. Когда же девушка, включила душ и встала под него, юноша непроизвольно сглотнул и только волевым усилием смог себя остановить, чтобы не попытаться ворваться туда. Также он вдруг почувствовал неудобство в штанах.       Нет, генин знал, с чем это было связано, и даже знал, как с подобным бороться, но отвлекаться от вида того, как девушка намыливает свою грудь, ему не хотелось, а это бы пришлось сделать. Когда же та наклонилась, чтобы поднять мыло, то блондин был уверен, что у него из ушей шел пар. Ведь как-то раз ему довелось пощупать попку Сакуры-чан, когда они были на миссии и оказались в тесном шкафу, когда пришлось быстро прятаться. Также Наруто тогда не только рукой потрогал попку куноичи, но и членом через штаны, за что после был нещадно бит, но руку после этого он не мыл несколько дней, пока во время одной из тренировок не оказался в луже грязи.       И потому ему было интересно, насколько же будет приятно прикоснуться к обнаженной коже этой девушки. А какова на ощупь ее грудь? Когда его избивали, Узумаки умудрился другой рукой потрогать еще и грудь Сакуры-чан, за что чуть не лишился пары зубов. К тому же пускай у девушки, которую он любил, была не слишком большая грудь, и она проигрывала даже Хинате-чан... Да, после битвы с Неджи он тогда успел оценить размер, но вспомнил об этом уже значительно позже, когда в туалете представлял...       Все испортило хихиканье Кьюби... Наруто от этого даже замер, ведь Кьюби ХИХИКАЛ, прямо как Джирайя! Но, что самое главное, Наруто почти умудрился дойти до края крыши, а левая рука была в кармане штанов! Генин не помнил, когда это успело произойти, да и слюни на подбородке также неизвестно когда появились. Одна радость, что девушка в ванной его до сих пор не заметила, хотя, когда оглянулась, словно что-то почувствовав, Узумаки применил технику сокрытия — одну из немногих техник, которую он умел применять, ведь именно благодаря ей его не обнаружили тогда, когда он разрисовывал лики каге. В этот раз техника его также спасла, и подошедшая к окну прикрывающаяся девушка никого не обнаружила, после чего вернулась в ванную.       Джинчурики уже мысленно пообещал все кары, какие только смог придумать, лису, отчего тот только сильнее рассмеялся, после чего начал обдумывать вариант того, как бы ему облегчить свою проблему; в конце концов, Джирайя же ходил по борделям, и никто не видел в этом ничего предосудительного! А некоторые из куноичи, за которыми тот подглядывал, специально для него позировали, хотя отлично знали, что там этот чертов извращенец! Успокоив совесть такими мыслями, блондин уже хотел немного спустить штаны, ведь он прикрыт техникой, чтобы справиться с неожиданной проблемой, как снизу послышался шум.       «За что?!» — крик души совпал со стоном блондина, который просто не мог не помочь девушке, которую собирались изнасиловать.       — Вы мне за это ответите!..

******

      Оотани Мия была сильно напугана, ведь ей сейчас придется расплатиться за грехи её отца. Точнее, за то, что он был слишком тверд в своей позиции и отказался платить, как и все предприниматели на их улице. А крышей у них были одна из семей якудза, что перебралась за океан и пыталась здесь построить свою империю.       Отец Мии был бывшим военным и не собирался платить каким-то ублюдкам за защиту, называя их ворами и грабителями. По сути, нигде не ошибившись. Но в результате ее теперь собирались изнасиловать в назидание другим. Не говоря уже того, что главным в этой пятерке был пресловутый Кен! Которому она отказывает вот уже второй месяц подряд.       — Ну что ты, Мия-тян, не стоит быть такой замкнутой. — Девушка вжалась стену, но ее руку с силой схватили и отвели в сторону. — Не стоит драться! — Щеку обожгло болью, а удар коленом в пах попал лишь в бедро. — Мия-тян, давай же, обслужи нас — и будешь свободна... —  противно заржали сообщники, а из глаз девушки брызнули слезы. — Только сделаем еще несколько фотографий для того, чтобы урок быстрее дошел до всех...       — Или вы сейчас просто съебетесь!..       Все в переулке просто замерли от шока, не ожидая никого услышать, особенно девушка, когда она рассмотрела мальчика, что это сказал.       — Нет, ну вы только посмотрите, какой рыцарь нашелся!..       Удар, и Мия оказывается в куче из мусорных мешков, сжимаясь от страха и ожидая худшего, когда смех резко прекратился, а ощущение, что над ней кто-то нависает, пропало.

******

      — Тебя как зовут? — Наруто присел рядом с девушкой. Да, она была не столь красива, как та, за которой он только что наблюдал, но все же привлекала взгляд. — Держи очки.       Протянув упавший от удара предмет, блондин вновь стал разглядывать спасенную.       — А г-где Кен? — слегка запинаясь, спросила девушка. — О-он тут?..       — Нет, ушел, — просто ответил Узумаки и помог подняться пострадавшей. — Ну так как тебя зовут? Меня — Узумаки Наруто! Вот видишь, я уже представился, а ты еще нет...       — Оотани Мия, — опять же, заторможенно произнесла девушка, оглядывая переулок, в котором были только они двое. — А что ты тут делаешь?       — Ищу жилье.       И, подхватив под руку пискнувшую девушку, джинчурики пошел к выходу из переулка, по пути ухватив пачку денег, которую собрали с трупов его клоны. Что-то ему подсказывало, что он поступил правильно, хотя определенная проблема до сих пор оставалась.
Примечания:
Прошу учесть, что согласно канону в том мире временный промежуток начинается 2001-го - 2002-го годов.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.