Что могло пойти не так? +346

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Нико давно влюблён в Перси, и его лучший друг Джейсон обещает ему для начала узнать, как Перси вообще относится к парням.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на Фандомную Битву для команды Перси Джексона
14 декабря 2015, 19:32
Свернув за угол, Нико чуть не споткнулся о гору рассыпанных тетрадок; насупившийся паренёк в съехавших на нос очках пытался сгрести их в стопку, бормоча что-то себе под нос. Аккуратно переступив через пару конспектов, Нико поднял лежавший дальше остальных — ему грозила опасность остаться незамеченным хозяином — и сунул владельцу. Благодарностей он не дождался, да, впрочем, не особенно на них и рассчитывал. Он помнил, каково быть на месте этого паренька.
Когда полгода назад в школе узнали о том, что он гей, Нико и его вещам многое довелось пережить. Но продлились эти издевательства недолго; чёрт знает почему, но Джейсон Грейс, капитан футбольной команды, решил за него вступиться. Началось всё с того, что он одёрнул одного из зачинщиков в коридоре, потом, узнав, что Нико подстерегают после школы, провёл его домой.
И по дороге они разговорились, на следующий день продолжили разговор, и на следующий, и на следующий — и вскоре стали друзьями не разлей вода. И уже никто не рисковал разрисовывать шкафчик Нико или ненароком задеть его плечом в дверях. Нико осознавал, что ему повезло; впрочем, радовался он обретению не столько защитника, сколько друга — лучшего после Хейзел.
Кстати о Хейзел — Нико вздрогнул, почувствовав чьё-то прикосновение к плечу, и резко обернулся. Узнав сестру, он расслабился — она входила в узкий круг избранных, от чьих касаний его не передёргивало.
— Привет, — сказал он. — Чего такая счастливая? Сразу пять учителей заболело?
— Лучше! — Хейзел взяла его под руку, перейдя на заговорщически громкий шёпот. — У нас новый медбрат!
То, как она возвела глаза к потолку, видимо, должно было обозначать неотразимость этого самого медбрата.
— А он для тебя не староват? — ворчливо поинтересовался Нико.
— Ему девятнадцать, — тут же сообщила Хейзел. — Его зовут Уилл Солас, он учится на втором курсе колледжа и у него потрясающие глаза! Мы почти все ходили жаловаться на головную боль. Он такой милый и обходительный…
— Вот уж не ожидал от тебя такого безумия, — тяжело вздохнул Нико. Когда это Хейзел начала интересоваться парнями?
Может, скоро она вступит в ряды чирлидерш, как Бьянка, начнёт встречаться с кем-нибудь из футбольной команды и почти перестанет общаться с Нико — как Бьянка?
Когда-то ведь они и с Бьянкой были дружны.
Выпутав руку из хватки Хейзел, Нико чуть ссутулился и сунул руки в карманы.
— Меня Джейсон ждёт, — сказал он. — А тебя Фрэнк. Иди, расскажи ему про нового симпатичного медбрата.
— Ну тебя, — Хейзел вспыхнула. — Смысл дружить с геем, если с ним даже парней не обсудишь? А с Фрэнком мы друзья просто!
— А я ничего такого и не говорил, — усмехнулся Нико. — Увидимся после уроков?
— Конечно, как договаривались. — Хейзел помахала ему рукой, а Нико направился к столовой, где Джейсон уже занял ему место в очереди.
— Привет, — сказал Джейсон, помахав рукой сидящей за столиком с подружками Пайпер.
— Привет, — ответил Нико. — Может, прекратишь махать руками и пригласишь уже её на выпускной?
— Пф. — Джейсон щедро навалил себе картошки. — Может, прекратишь меня доставать и покажешь пример?
— Что — пригласить Пайпер? — ехидно предложил Нико. Джейсон пихнул его ногой:
— Сам знаешь, о ком я.
Нико знал.
— Это разные вещи, — проворчал он, направляясь к столику вслед за Джейсоном. — Пайпер по тебе сто лет сохнет. А П… ну, ты понял… — он на всякий случай оглянулся, — я же даже не знаю, гей ли он.
— Ну так положись на собственную неотразимость.
— Ага, очень смешно.
— Ах, Нико, — с театральным придыханием заговорил Джейсон, — стоит ему только заглянуть в твои бездонные чёрные глаза, как он тут же забудет обо всём на свете!
Настал черёд Нико пихать его ногой:
— Прекрати.
— Вот уж нет. Знаешь, что я сделаю?
— Знаю, что мне это наверняка не понравится.
— Я с ним поговорю.
— Что?! — Нико засипел, подавившись, и Джейсон придвинул ему стакан воды.
— Не о тебе, балбес. Просто поболтаю и разузнаю, как у него с ориентацией.
— Нельзя просто так поболтать с человеком и разузнать, как у него с ориентацией! — зашипел Нико. — Как ты вообще это себе представляешь? «Привет, Перси, клёвые джинсы. У одного моего знакомого гея такие же. Кстати об этом — ты, часом, не за их ли команду играешь?»
Джейсон закатил глаза.
— Не будь кретином.
— Даже не смей с ним заговаривать!..
— Да, да. Не разговаривай с набитым ртом.
— У меня во рту ничего нет! — возмутился Нико. — Джейсон, я тебя вот этими вот руками…
Джейсон хихикнул:
— Если я что-то сделаю не так, в качестве компенсации приглашу на выпускной тебя. Идёт?
— Я не настолько жесток, — проворчал Нико. — Если ты сделаешь что-то не так, я просто спрыгну с крыши.
— О, это ничего. Я тебя поймаю.
— Постараюсь сломать тебе шею, — мстительно сказал Нико и недовольно уставился в окно, через которое солнце заливало столовую ярким тёплым светом. Если на улице солнечно, значит, стадион займут чирлидерши, а парней загонят в спортзал. Не то чтобы Нико предпочитал гонять мяч по мокрой траве под дождём… просто спортзал означал баскетбол, а игра в баскетбол под руководством тренера Хеджа определённо была в списке самых его нелюбимых занятий в школе. Кроме того, на это занятие они с Джейсоном ходили вместе, а тот всегда выбирал Нико в свою команду и бросал ему мяч , надеясь, что это заставит его поверить в себя. Нико предпочитал, чтобы его оставляли на скамье или не замечали на площадке — но поди докажи это Джейсону Знаю-Сам-Что-Для-Тебя-Лучше.
Может, прогулять? И попросить Джейсона прикрыть? Он любимчик тренера Хеджа, так что шансы отделаться лёгким испугом неплохие… всё равно уже конец года.
Решившись, Нико повернулся было к другу, но Джейсон словно испарился. Только что он вставал из-за стола вместе с ним — и вот его уже и след простыл. Куда это он так унёсся?
Он же пошутил насчёт того, что поговорит с Перси, да?..
Джейсон не появился и к началу занятия. Неужели сам решил прогулять? Или живот прихватило?
Нико постарался слиться со стенкой и к первому разбору команд остался благополучно незамеченным и, довольный, уселся на скамейку, окончательно уверившись, что Джейсон пропал с концами.
Но тот всё же объявился — спустя пятнадцать минут, какой-то взъерошенный и словно пришибленный.
— Грейс! — рявкнул Хедж. — Где тебя носило?
Джейсон едва слышно пробормотал что-то и тяжело упал на скамейку рядом с Нико.
— Что случилось? — забеспокоился Нико. — Тебя что — заперли в подсобке? Вид у тебя потрёпанный. А что это за запах? — Он принюхался и наморщил нос.
— Ты меня убьёшь, — простонал Джейсон.
Сердце Нико упало.
— Что случилось? — повторил он севшим голосом. — Мне стоит умереть от разрыва сердца прямо сейчас?
Джейсон закрыл лицо ладонями:
— Я подошёл к Перси поговорить.
— Это я уже понял. И?..
— Ну… может быть… мы заговорили об ориентации… и… о бисексуальности… и…
— Чёрт, не тяни, Джейсон! — Нико потряс его за плечо. — Что, что дальше?
Джейсон снова глухо застонал.
— И, может быть, мы… оказались в подсобке? Вдвоём?
Нико резко отдёрнул руку.
— О чёрт, — сказал он. — Вот что это за запах.
Джейсон закусил губу.
— Мы, эм… мы с Перси идём на выпускной?
Нико вскочил на ноги и попятился от Джейсона.
— Поверить не…
Договорить он не успел. Тяжёлый баскетбольный мяч как следует приложился о его затылок, и колени Нико подкосились. Голова отозвалась жутчайшей болью, и Нико, вскрикнув, прижал ладони к вискам и пошатнулся.
Джейсон тут же оказался рядом.
— Чёрт, чёрт, Нико! — Он подхватил его, не давая упасть. — Нико, ты меня слышишь? Сколько пальцев я показываю?
— Отстань, — вяло отмахнулся Нико. — Убери от меня свои руки. Чёрт, меня сейчас вырвет.
В следующую секунду раздался дикий ор; случившееся заметил тренер Хедж. Нико понятия не имел, на него орут или нет. В любом случае Джейсон потащил его к выходу; Нико был бы ему благодарен, не окажись он самым подлым из всех подлых подлецов в этом подлом мире.
Стоило им покинуть душный зал, как Нико стало лучше.
— Да пусти же ты меня. — Он снова попытался высвободиться, но Джейсон, непрестанно причитая, продолжал целенаправленно тащить его к медпункту. — Убери руки.
И тут случилось это.
— Что произошло? — раздался чей-то встревоженный голос.
Резко дёрнувшись, Нико поднял голову.
У дверей медпункта стоял парень в белом халате; он, наверное, выглянул в коридор на звуки их спора. Взгляд его голубых глаз был полон искреннего беспокойства, а выглядел он… совершенно.
Нико зачарованно моргнул.
— Его ударило баскетбольным мячом по голове, — сказал тут кто-то, и Нико с неудовольствием осознал, что Джейсон всё ещё здесь и до сих пор не выпустил его из своей хватки.
— Да пусти ты. — На этот раз он успешно отступил в сторону и даже не покачнулся. То ли Джейсон при виде врача успокоился, то ли Нико исцелился при одном лишь взгляде на… как там говорила Хейзел?.. Уилла Соласа.
— Не нужно делать резких движений! — воскликнул Уилл и с укоризной посмотрел на Джейсона: — Нельзя было вот так его тащить! Это могло резко ухудшить состояние! Идёмте, нужно поскорее вас уложить.
— Но… это всего лишь баскетбольный мяч, — пробормотал Нико. Его, впрочем, уже укладывали на кушетку. — Обычное дело.
— Как вас зовут? — деловито спросил Уилл, пробегая пальцами по его скальпу. Что он думает — что кусок баскетбольного мяча застрял у него в голове? Впрочем… это было приятно.
— Нико… — Он прикрыл глаза.
— Голова не кружится? Не тошнит?
— Нет.
— Его тошнило! — воскликнул Джейсон. — Сразу после удара! Он сам сказал!
Нико открыл глаза и прошипел:
— Ты всё ещё здесь?
Уилл одарил Джейсона ещё одним укоризненным взглядом:
— Вы можете возвращаться на занятия.
— Вы уверены? — с сомнением спросил тот.
— Вполне, — в голосе Уилла прозвучали стальные нотки, и Джейсон, скорчив недовольную мину, вышел.
Пальцы Уилла сместились на шею Нико, и тот дёрнулся от щекотки.
— Шея не болит? — спросил Уилл.
— Да ничего у меня не болит! Голова немного, и всё. Это же всего лишь мяч.
— Я приложу холод. Ты уверен, что боль не нарастает? А слабость ты не чувствуешь?
— Да всё нормально. Слушайте, мистер, э, Солас, мне ещё нужно почитать биологию перед тестом…
— Никаких тестов! — возмутился Уилл. — Я выпишу тебе освобождение. Сейчас полежишь двадцать минут со льдом, а потом пойдёшь домой. Дома снова приложишь лёд на пятнадцать минут. Если станет хуже, вызовешь врача. Как твоя фамилия?
— Ну да, — закивал Нико. — Конечно. Ди Анджело. В два слова.
Освобождение от теста по биологии! Стоит двадцати минут лежания в медпункте. А дома, конечно, он этой дурью маяться не будет.
— И завтра придёшь покажешься мне, — велел Уилл, дописав. — Я узнаю, если ты не приложишь лёд дома.
— Мне бы и в голову не пришло, — заверил его Нико. — А если… эм… я буду хорошо себя чувствовать, но голова всё ещё будет немного болеть… может, на всякий случай мне нельзя будет пойти завтра на дополнительное занятие по физике?
Уилл засмеялся.
(Чёрт, у него был потрясающий смех, тёплый, музыкальный и всё такое.)
— Не любишь физику?
— А небо синее?
— Вообще-то, — сказал Уилл, — оно не синее. Оно просто кажется нам таким, потому что воздух рассеивает свет с короткой длиной волны сильнее длинноволнового света. Поскольку синий цвет находится на коротковолновом конце видимого спектра, он больше рассеивается в атмосфере, чем тот же красный. А говоря о воздухе, я имею в виду атмосферу Земли; на другой планете и небо может быть другого цвета. А вот во время заката и рассвета…
— Мистер Солас, — слабым голосом произнёс Нико, — проверьте мой пульс. Кажется, я умер.
Уилл снова рассмеялся.
— Ладно, ладно… Вообще-то я не могу освобождать кого бы то ни было от дополнительных занятий. Они ведь добровольные. Ты вообще не обязан их посещать.
— Ну да. Конечно, — вздохнул Нико.
— Но, может быть, я мог бы кое-что сделать… если…
— Что угодно!
— Видишь ли, на меня свалили подготовку зала к выпускному. Времени, конечно, ещё полно, но я понятия не имею, что делать. Если бы ты мне помог…
— Хм. — Нико задумался. Возиться с ленточками или слушать про ядерные реакции? — Я в деле.
— Отлично! — просиял Уилл. — То есть нет, подожди. Я же тебя не знаю. Сначала я должен кое-что уточнить.
— В плане? — насторожился Нико.
— Стар Трек или Звёздные Войны?
— А это не одно и то же?
Челюсть Уилла отвисла. Чёрт, кажется, это был неправильный ответ.
— Дружище, — сказал Уилл, наконец совладав с голосом, — это же классика.
— В мире полным-полно классики. Например, «Алиса в Стране Чудес». Вот она мне нравится. Но я не смотрю волком на тех, кто её не читал, и не спрашиваю, что лучше, она или «Алиса в Зазеркалье»!
— О нет, не заставляй меня выбирать. Они обе совершенны.
— Страна Чудес. Первая часть всегда лучше.
— Ладно-ладно. Значит, сериалы — не твоё. Тогда… Стивен Кинг или Джоан Роулинг?
— Роулинг. — Нико закатил глаза. — Этот вопрос вообще был смысл задавать?
— Тогда посложнее… Толкин или Роулинг?
— Роулинг.
— Отлично! С тобой всё-таки можно иметь дело.
— Слушай, если ты думаешь, что кто-то ещё согласится помогать тебе с выпускным, ты глубоко ошибаешься.
— У меня есть хаффлпаффский шарф, — сказал Уилл. — И все карточки от шоколадных лягушек. Думаю, тебе нужно это знать.
— Неужели? — Нико, собравшийся было уже встать, снова улёгся. — Хотя бы один не гриффиндорец. А у меня есть слизеринский. Хочешь сказать, у тебя есть даже карточка с мадам Малкин?
— Я же сказал: все. А ты…
Дверь медпункта с шумом распахнулась, и в помещение влетела Хейзел.
— Нико! — Она бросилась к нему, как к умирающему. — Нико, как ты? Мистер Солас, как он?
— Здравствуйте ещё раз, Хейзел. — Уилл вдруг как-то неуловимо переменился, а Нико ощутил предчувствие восклицаний в духе «О боги, он запомнил моё имя!». — Пожалуйста, успокойтесь. Нико нужен покой. Не могли бы вы подождать за дверью? Я отпущу его через пару минут.
— Да. — Хейзел неохотно поднялась на ноги. — Конечно, мистер Солас. — Бросив на Нико последний тревожный взгляд, она вышла.
Уилл отнял лёд, и Нико сел на кушетке и посмотрел на часы.
— Эй, — возмутился он, — прошло больше двадцати минут!
— Что тут скажешь? — Уилл невинно развёл руками. — Мы совсем заболтались. Это твоя девушка?
— Что? Нет! Она моя сестра.
Уилл удивлённо моргнул, и Нико нахмурился. Будь он хоть Мистер Вселенная, если он скажет хоть слово о разном цвете их с Хейзел кожи…
— Извини, я просто не ожидал. У вас же разные фамилии. Извини. Держи своё освобождение. Завтра после тех уроков, которые ты не против посетить, заходи ко мне. Я отпрошу тебя с остальных и завалю чёрной работой. Когда придёшь домой, лучше приляг. Может, мне отправить кого-нибудь тебя проводить? Я мог бы и сам, но у меня ещё рабочий день…
— До свидания, — сдержанно сказал Нико, открывая дверь.
— И не забудь ещё раз приложить лёд! — крикнул Уилл ему вслед.
Нико хлопнул дверью.
И тут же усомнился, разумно ли было сбегать от огня в полымя: уперев руки в боки, на него выжидательно смотрела Хейзел.
— Итак? — спросила она.
— Я не смогу после уроков, — сказал Нико. — У меня освобождение. Видишь? — Он помахал листочком. — Мне нужно идти домой. Срочно. И лёд приложить.
Хейзел сощурилась.
— С тобой всё хорошо? — спросила она. — Может, тебя проводить нужно?
— И не надейся.
— Ты странный.
— Нико! — послышался вдруг крик; на другом конце коридора показался Джейсон.
— Мне нужен покой, — пробормотал Нико. — Покой, а не вот это всё.
— Мечтай, — со смешком сказала Хейзел. — Ладно, я пойду, у меня тоже тест. Дурацкий конец года. Привет, Джейсон! — Она помахала обоим рукой — одному приветственно, а другому прощально — и ушла.
— Ну что тебе надо? — устало спросил Нико. Он смутно помнил, что злился на Джейсона. Но из-за чего?
— Слушай, насчёт Перси…
— Кого? А, — Нико махнул рукой, — точно. Забирай.
— Что? — Джейсон потянулся пощупать его голову, и Нико шлёпнул его по руке. — Всё настолько плохо? Как меня зовут, помнишь?
— Я ухожу домой. — Нико снова помахал освобождением. — Вот, отдашь за меня. А завтра купишь мне в столовой пироженку.

Когда Хейзел вошла в комнату, Нико пытался сделать выбор между лежащими на кровати футболками.
— Так-таак, — протянула Хейзел. — Неужели ты всё-таки решился пригласить Перси на выпускной?
— Да ну его, — рассеянно ответил Нико, сверля взглядом правую футболку. — Чёрт, эта не такая блеклая, как остальные, но какая-то мятая.
— Я поутюжу. — Хейзел присела на кровать, сдвинув пару футболок.
— Что ты делаешь! — возмутился Нико. — Я же выбирал!
— Милый, они все чёрные. Половина из них — с черепами. Если ты собрался кого-то приглашать, лучше надень без черепа.
— Не собирался я никого приглашать. Просто… выбираю футболку.
Закатив глаза, Хейзел взяла правую:
— Я поутюжу её — и отдам, когда скажешь, куда ты её наденешь.
— В школу!
— Где будут занятия и…
Нико скрипнул зубами.
— Я буду украшать зал к выпускному. После уроков.
Хейзел изумлённо распахнула глаза.
— Да ладно!
— Это только ради того, чтобы не идти на физику.
— И для этого тебе нужна новая футболка.
— Ну… да.
— Нико, — сурово сказала Хейзел, — кто будет украшать зал вместе с тобой?
Нико закусил губу.
— Ну… Уилл?
— Это ещё кто такой? Подожди-подожди… мистер Солас?!
Нико уклончиво повёл плечами, и Хейзел вскочила на ноги.
— Шутишь?! Все девчонки в школе пускают на него слюни, а ты вот так просто его склеил?
— Я никого не склеивал! — возмутился Нико, но Хейзел восхищённо хлопнула его по плечу:
— Красавчик!
— Он просто попросил ему помочь! — Нико со стоном упал на кровать и закрыл лицо руками. — Пожалуйста, никому об этом не говори!
Хейзел неохотно согласилась.
А вот Джейсон на следующий день вздохнул с явным облегчением, услышав эту новость.
— Теперь понятно, почему ты так спокойно отнёсся к… ну, ты понял, — сказал он.
— Вы с ума посходили? — устало вздохнул Нико. — Никакого подтекста. Мы просто вместе украшаем зал. Я даже не знаю, может, там будет ещё полшколы… ты можешь прекратить пялиться на Перси?
— Разве я тебе хоть раз это говорил?
— Я на него не пялился! Не так! И вообще… когда ты успел заделаться геем?
— Я бисексуал, — с гордостью ответил Джейсон. — И я был им всегда.
— И молчал?
— Ну… я не хотел тебя отпугнуть?
Нико на мгновение замер, перестав жевать.
— А? — спросил он с набитым ртом.
Джейсон повёл плечами, уставившись на стол.
— Ты мне нравился, — сказал он. — Я думал, ну… что мы… неважно. Ты сказал, что тебе нравится Перси. Я сначала думал, что, ну… — Он совсем раскраснелся. — Неважно.
— Придурок! — возмутился Нико. — Ты мне тоже нравился! Но я не хотел тебя отпугнуть!
Они с пару мгновений таращились друг на друга, а потом расхохотались.
— Потрясающе, — сказал Джейсон. — Хорошо, что мы не узнали об этом лет двадцать спустя, старые и несчастные, правда?
— Ага.
— Но теперь у нас обоих есть парни, так что и жалеть не о чем…
— ДЖЕЙСОН!
На них заозирались, и Нико чуть убавил громкость — но не свирепость во взгляде.
— Джейсон, я просто помогаю ему зал украшать. Чтобы прогулять физику.
— Да ладно! Он мог собрать целую толпу девчонок. Но что-то я не слышу ничьего радостного хихиканья. — Он сделал театральную паузу; как назло, ни одна девчонка не захихикала. — А как он меня вчера выгнал, чтобы остаться с тобой наедине? Это свидание!
— Джейсон…
— О чём вы говорили?
— Ни о чём.
— Сидели и молчали, а потом он возьми да брякни: «А не хочешь украсить зал к выпускному?»
— Ну, я сказал, что ненавижу физику. Всё такое. А ещё у него есть хаффлпаффский шарф, — последнее предложение вырвалось у Нико против воли; он держался изо всех сил, но ему и правда хотелось кому-то рассказать.
— Какой? — не понял Джейсон. Желание поделиться с ним тут же пропало.
— Это факультет из «Гарри Поттера», — проворчал Нико. — Как ты можешь дружить со мной и этого не знать?
— Да легко.

К вящему удовольствию Джейсона и Хейзел, Нико и Уилл ещё дважды встречались для украшения зала — каждый раз вдвоём, что не шло делу на пользу. К вящему удовольствию Нико, обе эти встречи проходили одновременно с дополнительными занятиями по физике.
И это определённо были не свидания.
Да, они прекрасно проводили время вместе: болтали, обсуждали книги и даже ели пиццу, Уилл подначивал Нико из-за полного незнакомства с миром фильмов и сериалов и даже как-то выразился в том духе, что заставит его посмотреть «Стар Трек» (или «Звёздные Войны»? Нико вечно их путал).
Но Уилл всегда оставался на расстоянии. После того раза, когда он на следующий после травмы день проверил зрачки Нико, мягко и невзначай пробежав кончиками пальцев по его щеке, он ни разу его не коснулся — и даже не оказывался к Нико ближе, чем на метр.
Может, Нико как-то выдал себя? Может, его зрачки расширились так сильно, что полностью закрыли собой радужку? Может, он как-нибудь прерывисто вздохнул? Может, он слишком часто и долго смотрел на Уилла? Может, слишком много смеялся?
Потому что над шутками Уилла нельзя было не смеяться, потому что на него нельзя было не смотреть, потому что в него нельзя было не влюбиться. С каждой встречей Нико увязал в нём всё глубже; он перебирал в уме их последний разговор и представлял себе предыдущий — то есть вёл себя просто глупо.
С Джейсоном поговорить об этом было совершенно невозможно: он был слишком занят, тайно встречаясь с Перси (Нико был вполне уверен, что скрываются они не из каких-то там опасений, а для яркости ощущений). Стоило Нико завести разговор про Уилла, как Джейсон выдавал что-нибудь в духе «О, я рад, что у вас тоже всё хорошо. Чёрт, локоть болит. Это я вчера о трибуны шандарахнулся, мы с Перси задержались после уроков и…»
С Хейзел было не лучше. Сначала она могла думать только о выборе платья на выпускной; оказалось, что Фрэнк её пригласил, причём она продолжала настаивать, что они просто друзья и ей лишь хочется побывать на выпускном Нико. На все его уверения, что ноги его на этом выпускном не будет, она лишь махала рукой. Когда же она наконец выбрала платье и они заговорили про Уилла, Нико сдуру упомянул, что Перси и Джейсон идут на выпускной вместе; больше ничего Хейзел уже не воспринимала, только ловила воздух ртом и бормотала что-то о Пайпер и Аннабет. На все попытки Нико вернуться к разговору о его неудачной влюблённости она только отмахивалась: «Ой, да всё у вас будет хорошо».
Но ничего не было хорошо. Нико даже по коридору школьному не мог пройти спокойно без того, чтобы беспрестанно оглядываться в поисках Уилла. А тот по-прежнему держался на расстоянии и был слишком потрясающим для Нико.
А спустя неделю Нико выпускался. Это означало, что Уилла он больше не увидит — разве что Хейзел сломает руку, и ему придётся приехать и забрать её из медпункта. Да, он и такое уже представлял. «Здравствуйте, мистер Левеск». — «Здравствуйте, мистер Солас. Моя фамилия ди Анджело. Я сводный брат Хейзел». — «А, да? Знакомая у вас фамилия. Ну ладно, до свидания».
В общем, Нико был мрачнее тучи — за исключением тех вечеров, когда они всё-таки виделись, развешивая транспаранты. В эти минуты ему и правда казалось, что всё не так плохо.
— Чёрт, кажется, я сломал крючочек, — окликнул его Уилл со стремянки. — Не поможешь?
— Подожди, у меня руки в соусе, — отозвался Нико, облизывая пальцы. — Сейчас.
— Я так и знал, что тебе досталось больше соуса, чем мне, — проворчал Уилл. На мгновение Нико показалось, что он загляделся на то, как он облизывает пальцы, но Уилл быстро отвернулся. — А ну тащись сюда.
— Я просто медленно ем, — возмутился Нико. — А соуса вечно тебе больше перепадает.
— Да-да. Неси молоток и гвозди.
Нико поднялся на пару ступенек по стремянке и протянул ему требуемое; Уилл взял молоток и один гвоздь.
— Не уходи, — сказал он, — я сейчас обязательно что-нибудь уроню.
Нико хихикнул; им обоим впору было участвовать в конкурсе неуклюжести, которую они с блеском и проявили во время работы по украшению.
— В следующем году, — сказал Уилл, — меня никто этим заниматься не заставит. — Он опустил голову, улыбнувшись Нико, и тот затаил дыхание: их лица оказались совсем рядом, и достаточно было лишь чуть-чуть податься вперёд, чтобы…
Он прерывисто вздохнул, опуская взгляд на губы Уилла.
— Или, э, всё-таки спускайся, — кашлянул Уилл. — А то молоток я могу и тебе на голову уронить. Тебе это строго противопоказано. — Он изобразил улыбку.
Нико тоже постарался улыбнуться, но больше всего ему хотелось отобрать у Уилла молоток и швырнуть его в окно.
— Ладно, — сказал наконец Уилл. — Кажется, готово. Всё равно будет темно, правда?
Нико огляделся. Это был самый уродливый зал для выпускного, который только можно было себе представить, но хотя бы ничего не грозилось упасть. В ближайшие пять минут.
— Ну, мне-то всё равно, — сказал он.
— Почему? Тебе же здесь танцевать.
— Неа, я не пойду на выпускной.
— То есть как это? — возмутился Уилл.
— А что?
— Но я думал… — Уилл сердито замолчал. Что это он там думал? — Нет, ты обязан прийти.
— Что?
— Потому что я буду дежурить. И мне будет скучно.
— А я что — буду развлекать тебя? Так ты представляешь себе выпускные?
— Ты мне должен! — воскликнул Уилл.
Нико закатил глаза.
— Ты не заставишь меня.
— Пожалуйста! — Уилл тронул его за рукав; Нико вздрогнул — Уилл всё-таки прикоснулся к нему. А в его взгляде была такая мольба, что он невольно оттаял.
— Если я приду, скучно будет мне.
— Я закажу пиццу.
— Да кто так вообще делает?
— Пожалуйста!
— Там разве не будет второго дежурного учителя, чтобы тебя развлекать?
— Ага. Мисс Додсон.
Нико сочувственно вздрогнул.
— Ладно, — проворчал он. — Я приду. И буду чувствовать себя тупо.
Уилл просиял, и Нико снова вздохнул. Ну зачем он опять на это подписался? Чтобы смотреть, как Уилл танцует с какой-нибудь девушкой, Джейсон — с Перси, а Хейзел — с Фрэнком? Чтобы стоять у стенки? Чтобы было что вспоминать в старости, когда захочется пострадать?
Наверное, на выпускной стоит выбрать чёрную футболку без черепа.

Нико терпеть не мог толпы и громкую музыку, поэтому, когда он наконец протолкнулся к выглядывающему кого-то в толпе Уиллу, вид у него наверняка был прекислейший.
— Привет! — крикнул он. Не заметивший его Уилл дёрнулся от неожиданности, но обернулся с улыбкой.
— Привет! — прокричал он в ответ и опустил взгляд на чёрную футболку и более-менее приличные джинсы Нико. — Хорошо, э, выглядишь.
Нико закатил глаза:
— Угу. Так что мы должны делать?
— Ну… может, потанцуем?
Нико округлил глаза. Наверное, ему послышалось за громкой музыкой.
— Что?
Уилл протянул ему руку:
— Потанцуем?
Выглядел он до странности неуверенно.
Нико открыл рот, но не нашёлся, что сказать, так что просто шагнул вперёд и позволил Уиллу вытащить себя на танцпол.
Они тут же запутались в руках, оба попытавшись устроить их на талии партнёра, и оба заколебались в вопросе выбора полагающегося расстояния. Закончилось дело тем, что Уилл притянул его к себе и одну руку положил ему на талию, а вторую устроил чуть повыше; Нико отзеркалил его положение, но паниковать не перестал.
Что вообще происходит?
Их прожигали взглядами; наверное, ещё минуту назад внимание всех было приковано к Джейсону и Перси, но теперь все таращились только на них. Хотел бы Нико невозмутимо танцевать, не обращая на них никакого внимания, но, чёрт, для начала неплохо было бы понять, какого хрена.
— Спасибо, что пришёл, — сказал Уилл. Заиграла песня потише, и он мог уже не орать; кроме того, они были совсем близко. Ближе, чем когда-либо до этого. — Я боялся, что ты передумаешь.
— Уилл, — вздохнул Нико, чуть отстраняясь и заглядывая ему глаза, — что происходит?
Уилл отвёл взгляд.
— Ну, — протянул он, — когда мы разговаривали в последний раз, правила мне это запрещали… но теперь ты уже закончил школу, и я вроде как могу… ну, ты понимаешь.
— Не особенно, — признался Нико.
— Пригласить тебя на свидание. Теперь… мне можно. Ты… ты не против считать этот вечер… свиданием?
Нико остановился.
— Ты серьёзно? — спросил он.
Теперь Уилл выглядел испуганным. Что было просто неправильно; он должен был быть уверенным в себе, спокойным и насмешливым, это Нико должен был бояться и переживать…
— Ну да, — сказал Уилл. — Я… давно хотел.
— Ты такой идиот, — выдохнул Нико. — Я всё это время думал, что ты хочешь со мной дружить! Что, конечно, нелепо, потому что кто захочет дружить со мной, но с другой стороны, один человек вроде хотел, то есть я так думал, а потом оказалось, что всё это время я ему нравился, ну и ещё Хейзел, но она не считается…
— Теперь я ничего не понимаю, — сказал Уилл. — И мы мешаем людям танцевать.
— Да к чёрту их. Ты хочешь со мной встречаться?
— Да, — вздохнул Уилл. — А ты меня совсем запутал. Так ты…
Нико пришлось заткнуть его поцелуем, чтобы всё снова не усложнилось.
— Отлично, — сказал он, наконец отстранившись. — Я тоже. Как долго ты обязан тут торчать?
Уилл огляделся.
— Думаю, никто не заметит, если я уйду.
— Хорошо, — и Нико утащил его прочь из зала.
Строго говоря, их уход заметили все, но Нико решил не заострять на этом внимание. Всё равно скоро все напьются и завтра ничего не вспомнят.
А у Уилла был ключ от медпункта.