Сила. И слабость. 557

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Звездные Войны, Adam Driver, Daisy Ridley (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Кайло Рен/Рей, Адам Драйвер/Дейзи Ридли, Рей, Кайло Рен, Адам Драйвер, Дейзи Ридли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Драббл, написано 215 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Драма Любовь/Ненависть Отклонения от канона Повествование от первого лица Приключения Психология Романтика Сборник драбблов Соулмейты Фантастика Экшн Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Сборник драбблов, посвященных потрясающей паре Рейло: Кайло Рен и Рей. Свет и Тьма. Добро и Зло. Любовь и ненависть. Одно никогда не может существовать без другого, ибо противоположности всегда притягиваются, верно?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Рейло - одна из тех пар, в которые влюбляешься навсегда и навечно. Источник моего вдохновения.

Ссылка на мою группу в контакте, где я делаю различные подборки, пишу мнения и выкладываю новости: https://vk.com/reylolyattbellarke

18. Поцелуй надежды: Татуин

22 декабря 2019, 17:04
Аннотация: продолжение предыдущего драббла "Поцелуй надежды". Рей и Бен прилетают на Татуин, чтобы окончательно разобраться с прошлым и построить новое будущее. --------------------------------------------------------------------------------------- — Ты ранен, — Рей говорит это с большой тревогой, когда помогает Бену выбраться из звездолёта Люка. Их путешествие было не долгим, но почему-то он назвал именно эту планету, когда на Эксиголе она спросила, куда им можно сейчас полететь, чтобы переждать бурю и хаос, что разразились в Галактике. Татуин. Ещё одна совершенно легендарная планета, которая положила начало великой истории падения во Тьму, последующего за этим Искупления, а затем и стала началом великой династии Скайуокеров. Энакин Скайуокер, дедушка Бена, был рождён на Татуине, и вот теперь Рей приземляется именно сюда, чтобы… она и сама не знает, что именно они будут делать здесь. Несколько часов назад Рей послала короткое и зашифрованное сообщение Финну и Роуз о том, что выжила и летит в безопасное место, но она пока не готова рассказывать им всю правду о том, что происходит и вообще, происходило в последние несколько часов. Вместо это она прямо сейчас помогает Бену выбраться из звездолёта, и они снова вместе, поддерживая друг друга, медленно заходят в несколько разрушенное помещение, где когда-то жила мать Энакина на Татуине. Здесь песок. За долгие десятилетия дом изрядно износился. Миллиарды песчинок изо дня в день постоянно бились о внешние стены небольшого круглого жилища, где когда-то жил Люк Скайуокер. Но внутри всё было довольно опрятно и не так сильно износилось, потому что большая часть домика расположена под землей. Рей аккуратно помогает Бену опуститься на каменную скамью, уверенная, что он ей не договаривает правды о своих ранениях. — Со мной всё в порядке, — начинает он, но Рей перебивает, кладя руку на мужское плечо, останавливая и высказывая свою мысль: — Тебе сложно идти. Я что-то пропустила, пока была… мертва? Ты серьёзно пострадал? — Палпатин швырнул меня в бездну, — неохотно отвечает Бен, — я сумел замедлить падение, но всё равно немного ушибся. Это пустяки. — Это не пустяки, — она так сильно волнуется, когда садится перед ним, стоя теперь на коленях, — нужны лекарства. Нужна еда и вода, мы в пустыне. — Мне нужна ты. Это сказано слишком обезоруживающе и нежно, потому что является истинной и самой совершенной правдой. Рей смущённо улыбается, чтобы в следующее мгновение почувствовать, как Бен, совершенно немедля, сгребает её в охапку и приподнимает, усаживая к себе на колени. Не остаётся ничего другого, кроме как утонуть в его руках вновь, пока он зарывается в её шею своим лицом, вдыхая запах. А когда Рей начинает перебирать его волосы своими руками, мягко лаская кожу на затылке, то Бен вновь начинает дрожать. Только на этот раз это другой вид дрожи. На этот раз это не сопровождается страхом, но и не нежно, не чувственно. Это странно глубоко, близко, интимно и так… Когда Бен чуть стонет при новом прикосновении Рей к его волосам, она сама вдруг понимает, что чувствует сейчас не только любовь, но и… Страсть. Желание. Голод. Буквально физический голод, граничащий с сырой и явной потребностью, граничащий с желание утонуть в нём, утонуть в них, утонуть друг в друге и насладиться до самого конца. Она тоже желает прикоснуться к нему как можно ближе, сильнее, горячее и эта потребность выбивает совершенно все мысли из головы. Всю усталость, боль, опустошение, страх и остальное пережитое, всё это уходит. Уходит потому, что Бен поднимает голову и встречается с ней взглядом. Рей тоже чувствует дрожь и сильнейшее волнение от того, что в глазах Бена она читает те же самые эмоции и чувства, что и испытывает сама. Она не успевает даже что-то сказать, как он целует её. На этот раз Бен целует первый, запутываясь в ней так близко и интимно, как только может. — Я хочу… Просто тебя постоянно рядом, — сбивчиво стонет он ей в губы, когда Рей чуть нависает сверху, целуя его в ответ со всей страстностью, что имеет. — Не могу просто отпустить. Рей. Всегда рядом… Его ладони на её спине, одна рука неторопливо скользит под тунику, касаясь спины Рей. Жарко становится просто мгновенно, горячо и так невероятно приятно чувствовать эту самую ладонь на своей совершенно обнажённой коже, которая двигается всё выше… Затем Рей чувствует всплеск боли в Силе, а Бен чуть дёргается. Конечно же, ему больно, она мгновенно перестаёт целовать его, испуганно оглядывая: — Тебе больно. И не говори, что это не так. — Плечо вывихнуто немного, — кое-как прозвучала правда, но сейчас Бен целует её шею, правда, теперь совершенно нежно и мягко, вызывая такими прикосновениями странные волны удовольствия и горячего томления, которое так приятно осознавать. — Бен, — вдруг она говорит это чуть строго, беря его лицо в свои руки. Мягкие карие глаза, за которыми Рей наконец-то может видеть настоящего Кайло Рена, или Бена Соло, сейчас для неё это совершенно не важно, — я никуда не исчезну. И ты тоже. У нас будет ещё много времени. Нужно осмотреть твоё плечо. Он словно чуть-чуть ворчит, но в итоге отстраняется, чтобы она коснулась его плеча своими руками. Правда, Рей понимает, что так ей будет совсем не удобно осматривать рану, поэтому говорит: — Нужно снять… одежду. Тепло, которое снова вспыхивает в его глазах, заставляет Рей почувствовать, как совершенно точно нагреваются её щёки. Румянец — это нечто удивительно новое для Рей, но Бен чуть подаётся назад, когда они совместными усилиями осторожно стаскивают эту тунику с длинными рукавами. И действительно, на его левом плече есть приличного вида кровоподтёк, иссиня-тёмного цвета, а при легком движении Бен снова чуть-чуть шипит от боли. Рей мягко улыбается, когда кладёт свою ладонь прямо на этот синяк. Потом закрывает глаза и сосредоточивается, начиная сложный процесс излечения. Она чувствует Силу вокруг и словно вбирает её в себя, а потом делится ею с Беном, изо всех сил стараясь излечить вывихнутое плечо. Может быть, это длится примерно с минуту, но когда она открывает глаза, то на месте синяка есть только небольшое покраснение. Бен смотрит на неё так, словно она только что совершила очередное чудо. Рей же по-прежнему сидит у него на коленях, как когда они целовали друг друга совсем недавно. — Итак, теперь тебе легче? — на этот раз в её голосе есть игривость и странное веселье. Рей ещё не знает, что это называется словом «флирт», но потом Бен снова обнимает её за талию, прижимая ближе. Она может смотреть на его лицо сверху вниз, пока наконец-то не говорит то, что давно заметила, — твой шрам исчез. Вернее, мой шрам на твоём лице исчез. — Ты меня излечила. — Стало лучше. Прикосновение её кончиков пальцев к щеке Бена отдаётся буквально грохотом и новым импульсом жёсткого томления и того самого напряжения в Силе. Подушечками пальцев она так медленно и изучающе проводит по его щеке, невесомые и нежные прикосновения отдаются отголосками абсолютного единения и полного Баланса. Рей ласкает его щёку. Пока не добирается до губ. Бен позволяет это, позволяет провести большим пальцем по нижней губе, сосредоточенно изучая и словно обдумывая что-то… Новый поцелуй ещё более горячий, страстный и заставляющий постепенно терять контроль. Вот Бен снова запускает одну свою ладонь по её тунику, начиная выводить ласкающие круги на пояснице. Вот Рей наконец-то может прижаться к его обнажённому телу так крепко, как только пожелает, чтобы ощутить его силу и жар, чтобы самостоятельно провести руками по его мощным и широким плечам, по бледной коже, чтобы почувствовать на совершенно интимном и физическом уровне: он - её. А она — его. — Рей, — хриплый стон Бена чуть отрезвляет её, когда она дрожит и пытается взять себя в руки. Они не могут прямо сейчас забыть про всё и предаться страсти, просто… — Я знаю, — их языки переплетаются, танцуя свой невидимый танец страсти и любви, — знаю, Бен. Писк её коммуникатора заставляет обоих вздрогнуть и даже запаниковать. Конечно, когда в последний раз внезапности сулили им что-то хорошее? Поэтому и сейчас оба резко отрываются друг от друга, синхронно глядя в одну сторону, рука Рей давно уже лежит на сайбере, как и рука Бена — поверх её руки. — Коммуникатор, — нервно выдыхает она, это ужасно, что при первом же внезапном шуме её сердце буквально рухнуло в пятки от страха, предполагая, что снова происходит что-то плохое, — наверное, Финн ответил. Бен напрягается. Рей чувствует это мгновенно и очень, очень явно. Сначала он тут же успокаивается от той страсти и нежности, что царила между ними пару секунд назад. Потом его тело становится напряжённым и каким-то собранным, сдержанным и словно чуть отдалённым от неё. — Они прилетят с Роуз, чтобы я могла им всё рассказать. Правду. О Палпатине и о тебе, — она медленно смотрит на его лицо, не покидая объятий. — Я не пойду к ним. Это сказано жёстким тоном, словно он обрубает что-то, подводя самую жирную черту или делая опасный шаг в пропасть, на неизведанную территорию. Рей вновь просто физически может ощутить его напряжение и волнение, тело словно немного окаменело, а радость и тепло ушли из глаз, уступив место совершенной нейтральности и даже несколько пугающей пустоты, — и никуда в Центральные Системы. Меня убьют везде, где только смогут узнать. Рей немного сердится на него потому, что вместо разговора Бен снова пытается закрыться от неё. — Я не прошу этого от тебя, — прямо и немного расстроено отвечает она, теперь точно отстраняясь и аккуратно вставая на ноги, покидая его объятия, — я думала, мы должны пока что… — Что? — надежда и нетерпение вспыхивают в его взгляде, во всей позе, в его глазах, Рей так легко и свободно может действительно читать его. — Ты мог бы говорить мне всё, а не закрываться, Бен Соло. Мы пойдём отсюда только вместе, я не собиралась вести тебя к Сопротивлению. Я тоже не хочу этого. Я хочу покоя. И тишины. И спать долго-долго. И просто быть собой, а не надеждой и не светочем Силы в Галактике. Я так… устала. Последнее слово самое сложное и лучше всего характеризует то, что происходит с ней здесь и сейчас. На лице Бена теперь появилось чувство некоторой вины и снова он выглядит совершенно расстроенным, словно теперь больше себя винит за свою оплошность. — Прости, — тон его голоса ранит и без того разрушенное сердце Рей, сердце, которому предстоит ещё огромный путь исцеления, — я боюсь. Боюсь будущего. Никогда не думал, что такой момент настанет. — Какой момент? Бен тоже поднимается на ноги, чтобы опять подойти к ней ближе и мягко обнять за талию, прижимаясь своим лбом к её лбу и выдыхая прямо в её губы, чтобы следующая фраза снова заставила душу Рей болеть от радости, боли и поразительного счастья одновременно: — Вот этот. Они стоят там некоторое время, дыша глубоко и яростно, собираясь с мыслями и даря успокоение друг другу вновь и вновь. Потом Рей мягко целует его в щёку (при этом милом жесте он закрывает глаза от удовольствия) и говорит: — Прочитаю сообщение. Нам нужна еда и вода, заплесневые пайки с крестокрыла Люка не подойдут. А здесь пустыня. Впервые это всё становится похожим на какой-то мир. ------------------------------------------------------------------------------------ Финн и Роуз прилетают вдвоём, это было настоятельной просьбой Рей, потому что она боялась сказать хоть кому-то о том, что Бен Соло жив и что он вместе с ней. К тому моменту на Татуин опустился закат и эти два поразительные солнца почти исчезли за горизонтом. Хорошо, что убежище Рей и Бена находится вдалеке от жилых поселений планеты, поэтому они в относительной безопасности. Да и сейчас вряд ли кому-то в Галактике могло быть дело до двух скитальцев на пустынной планете, все праздновали победу и почти не обращали внимания на что-то ещё. Рей стоит возле домика, когда звездолет опускается на песок с тихим шипением. Проходит пара минут перед тем, как дверь люка открывается и Финн первым спрыгивает прямо на песок. Его очень взволнованный взгляд останавливается на Рей, затем наполняется облегчением, после чего друг бросается к ней и сгребает в свои объятия: — Рей! Боже, как я рад тебя видеть! Ты цела! Рей, мы так волновались! Рей чувствует искреннее счастье и радость, обнимая лучшего друга. Финн выглядит очень хорошо, он здоров и бодр, а появившаяся следом за ним Роуз излучает истинное счастье и радушие. Она мягко улыбается, пока Финн обнимает Рей ещё раз, затем отпускает, чтобы подруга тоже могла обнять и Роуз. — Ты в порядке, Рей, — светло говорит Роуз, осматривая девушку, — мы все очень волновались. — Почему ты не вернулась к нам? — взволнованно начинает Финн, — мы пытались опуститься на Эксигол, а потом пришло сообщение от тебя, что ты покинула треклятую планету и всё хорошо. Что такое? У тебя же всё в порядке после битвы? Рей знает, что расскажет всю правду и думает, что уж Финн-то, с его прошлым, должен её понять. А Роуз — тоже подруга, она истинный свет и тепло, что так нужны всем в этом мире. — Потому что я была не одна. Бен Соло помог мне убить Палпатина, а потом буквально оживил меня. И мы теперь здесь. Конечно же, как Рей и предполагала, Финн сначала попросту онемел. Затем посмотрел на Роуз, словно спрашивая у той, услышала ли девушка то же самое, что и он. Она же, в свою очередь, смотрит на Рей с удивлением, но без всякого осуждения или разочарования, нет. Но с Финном будет посложнее, это точно. — Бен Соло? — с шокирующем удивлением переспрашивает Финн, уставившись на Рей, — ты серьезно? В последний раз, когда я видел Вас вместе, вы сражались до полусмерти посреди океана! Рей, что происходит? — Именно это я и хочу Вам рассказать. Просто доверьтесь мне, ладно. И пора уходить, потому что на Татуин опускается темнота, а здесь не так уж и жарко по ночам. Рей жестом предлагает им пройти внутрь небольшой каменной юрты, а затем первой входит внутрь. Бен сидит у противоположной стены, занимаясь небольшим костром — единственным источником света и тепла в помещении. Рей ему ободряюще улыбается и садится рядом. Финн и Роуз просто тупо пялятся на Бена, который продолжает сидеть с совершенно невозмутимым видом и смотреть на них в ответ. Хотя Рей-то чувствует его сильное напряжение и мрачность духа, он готов к бою и готов к потокам ненависти, вкупе с обвинениями. — Мы привезли пайки, как ты и просила, — милая Роуз пытается разрядить обстановку, — а ещё одеяла и всякие предметы, чтобы можно было спать. Немного одежды. Финн, ты не поможешь Рей принести всё это? Финн молчит, потом очень мрачно и напряженно кивает, чтобы быстро исчезнуть в двери, ведущей обратно на поверхность планеты. Бен замирает, его рука держит ладонь Рей, словно в страхе и явном нежелании отпускать её одну. В ответ Рей просто кивает ему, чуть сжимая руку, а потом выходит наружу. Здесь уже прохладно, а Финн меряет шагами пространство рядом с входом, глядя прямо себе под ноги. Завидев подругу, он останавливается, а потом прямо и твёрдо спрашивает: — Я хочу понимать, что вообще происходит, Рей. Почему ты с ним? Ты в безопасности? Она рассказывает ему абсолютно всё с того момента, как в последний раз они виделись на останках Звезды смерти, посреди бушующего океана. Когда Рей улетела, оставив там и Финна с Джанной, и Бена Соло, улетела в шоке и ярости на саму себя, улетела полностью разбитая и опустошённая. Улетела в неизвестность на Ач-То, чтобы попытаться убежать от всего: и от собственного прошлого, и от будущего. Она говорит довольно долго, пока они стоят, опираясь на звездолет Финна и Роуз. Говорит открыто, искренне, с пониманием и полным доверием, потому что Финн — лучший друг и он должен понять, должен встать на сторону Рей. После окончания истории-исповеди он некоторое время молчит, рассматривая песок под ногами. Первый его снова вопрос касается её безопасности: — Это точно твоё решение? Он тебя не заставил? Не околдовал? Не использовал свои силовые штучки? — Нет, Финн, — Рей берёт его за руки, чтобы смотреть другу прямо в глаза, — это по-прежнему я. Девочка из пустыни, с который ты встретился однажды на Джакку. Бен спас меня, вернул меня к жизни, если бы не он, я бы здесь не стояла. Я не могу… То, что я к нему чувствую, это необъяснимо. Это сильнее всего на свете. Мы не можем друг без друга. И я не хочу жить без него, Финн. Не смогу. Не хочу. Он буквально часть меня и часть моей души. И сердца. — Я просто в шоке, — Финн устало потирает лоб, — не могу поверить. И что ты собираешься делать? Прожить остаток жизни на этой планете? Снова песок, Рей? — Нам просто нужно время, чтобы прийти в себя, Финн, — мягко отвечает Рей, отпуская его руки и улыбаясь. — Потом мы отправимся на другие планеты и я начну свое обучение. Мы с тобой будем часто видеться, я обещаю. Мы семья. Финн ворчит, они ещё стоят там, разговаривая и принимая то, что произошло с каждым из них. По возвращению, когда Рей и Финн заходят внутрь с охапками одеял и одежды, они видят Роуз, которая оживленно рассказывает Бену про поргов и про то, как она дала каждому из них имена. Бен выглядит заинтересованным, а Рей счастлива, что подруга проявила к Бену искреннее и дружеское участие, которое для него так сейчас важно. Они спят все вместе в этом небольшом помещении, наспех поужинав. Рей и Бен спят рядом, но почти не касаются друг друга, она понимает, что это из-за Финна. Он и Роуз покидают их на рассвете. Финн вводит для Рей координаты планеты, на которой они планируют обосновать Новую (какую там по счёту?) Республику. На прощание сначала Роуз крепко обнимает Рей, а потом и Финн. Потом друг сдержанно кивает Бену, чтобы с удивлением увидеть, как Роуз не стесняется и обнимает Бена совершенно открыто и свободно, ничего не боясь. — Увидимся, Финн, — шепчет Рей с радостной улыбкой. Он тоже ещё раз машет в ответ, заходя на свой корабль вслед за Роуз. А потом Рей и Бен наблюдают за тем, как звездолет улетает ввысь, снова оставив их вдвоем. Рей смотрит им вслед с ностальгической улыбкой, но знает: это тот её выбор, который является самым правильным и нужным. Одна глава её жизни закончена и теперь начинается другая, ещё более насыщенная и уж точно — более счастливая. Бен быстро оказывается рядом, обнимая её со спины и прижимая к себе очень крепко, страстно и с огромным удовольствием. Он целует её шею, заставляя Рей начать дышать слишком волнительно и быстро, растворяясь в каждом поцелуе и прикосновении. Это всё — просто её Бен. — Я не делал этого при твоём… друге, — низким голосом бормочет он, оставив очередной поцелуй на щеке, — чтобы совсем не обострять ситуацию. Как всё прошло? — Хорошо. Он правда понимает, но потребуется время. Как и всем нам. А потом они наконец-то остаются одни, чтобы видеть только друг друга. Целовать друг друга. И любить только друг друга.
Примечания:
В первую очередь: огромное спасибо всем, кто читает мои данные драбблы, лайкает и оставляет отзывы! Мне очень и очень приятно, надеюсь. Вам нравится то, что я пишу: хороший и мирный финал для Рей и Бена Соло!

Во-вторых, в следующей главе будет нца и любовная сцена. Вряд ли я успею написать продолжение к завтрашнему дню, поэтому, скорее всего, новая часть будет послезавтра!

Ну и в заключении всем, кто расстроен финалом: смотрим фильм до сцены поцелуя и улыбки Бена, а потом спокойно выключаем фильм и счастливо живем дальше, потому что наши котики вместе, счастливы и получают свой шанс на новую жизнь!
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: