Сила. И слабость. 556

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Звездные Войны, Adam Driver, Daisy Ridley (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Кайло Рен/Рей, Адам Драйвер/Дейзи Ридли, Рей, Кайло Рен, Адам Драйвер, Дейзи Ридли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Драббл, написано 215 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Драма Любовь/Ненависть Отклонения от канона Повествование от первого лица Приключения Психология Романтика Сборник драбблов Соулмейты Фантастика Экшн Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Сборник драбблов, посвященных потрясающей паре Рейло: Кайло Рен и Рей. Свет и Тьма. Добро и Зло. Любовь и ненависть. Одно никогда не может существовать без другого, ибо противоположности всегда притягиваются, верно?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Рейло - одна из тех пар, в которые влюбляешься навсегда и навечно. Источник моего вдохновения.

Ссылка на мою группу в контакте, где я делаю различные подборки, пишу мнения и выкладываю новости: https://vk.com/reylolyattbellarke

23. "Придержите лифт!", часть вторая.

4 января 2020, 19:17
— Бен? Он уже нажал на кнопку вызова лифта, стоя в конце коридора, когда Рей его наконец-то догоняет. Бумаги ещё в руках, но она освобождает правую ладонь, чтобы схватить его за запястье. Они никогда не прикасались друг к другу до этого самого момента. Никогда. Такая вольность… Бен напряжен настолько, что, кажется, сейчас взорвется. Тело мужчины бьёт мелкая дрожь, он совершенно и абсолютно зол. Рей на секунду даже пугается, потому что этот человек выглядит непонятным незнакомцем, но это чувство быстро проходит, когда он оглядывается. Ловит её взгляд и словно резко в нём что-то сдувается, тухнет, перестает гореть. Бен смотрит на неё, смотрит как-то очень ранимо и надломлено, а Рей не знает, что сказать или сделать. Ещё и продолжает держать его за руку, за запястье, он такой тёплый и взрыв удовольствия оглушает, заставляя сердце начать биться по-особенному. — Рей. Он остановился и сейчас смотрит на неё. Лифт приехал. — Что случилось? — теперь она не отступит и выяснит всё до конца. Плевать, что следом за ними в коридор кто-то вышел, и ещё выглядывает из соседнего офиса, и ещё из офиса напротив, и вообще, голос Леи окликает Рей прямо сейчас… Он сглатывает, не отрывая своего взгляда от неё. Потом перехватывает её руку, теперь его ладонь держит её запястье, проводя большим пальцем по коже. Дрожь и восхитительное чувство нервозности проходит через весь разум Рей, заставляя желать прикоснуться к нему ещё ближе. Он чуть прикрывает глаза, словно принимая какое-то решение, но когда начинает говорить, то мужской голос звучит хрипло и так… чарующе. Боже, Рей, да что с тобой? — Мы можем поговорить в моём офисе? Рей кивает, не раздумывая. Они одновременно шагают в лифт, разворачиваясь совершенно синхронно и так привычно, также, как делают это каждое утро по пути на свою работу. Бен резко жмёт на кнопку пятидесятого этажа, а Рей успевает поймать ошарашенный взгляд Леи, По, Холдо и еще десятка человек из соседних офисов. Ну и дела. Лифт везет их на пятидесятый этаж. Они молчат всю дорогу. Рей даже не смотрит на него, потому что знает: сейчас он успокоится и сам всё расскажет. Стоп, почему она вообще ТАК уверена в этом? Пятидесятый этаж выглядит шикарно. Чёрный мрамор, стекло и словно позолоченные ручки дверей. Бен галантно приоткрывает дверь и Рей оказывается внутри небольшого помещения с пожилым человеком на ресепшене. — Митака, — голос Бена звучит поистине командно и чересчур властно, — два кофе, сок, минеральную воду. Закуски. Быстро. Митака посмотрел на Рей так, словно за свою жизнь впервые увидел женщину. Это смешно, что такие мысли приходят ей в голову. — Рен! — визгливый мужской голос заставил Рей поискать источник звука: это был рыжеволосый сухопарый мужчина, с очень кислым выражением на лице, — мы не можем тратить время на уговоры! Нужно их уничтожить… — Заткнись, Хакс, — рявкнул Бен, открывая для Рей дверь очередного кабинета. Почему-то после этой фразы ей очень хочется расхохотаться, но Рей сдерживается, пока не оказывается внутри. Бен остаётся позади, кажется, он что-то орёт в ответ рыжему, скатившемуся на пронзительный визг. Ого. Большой и светлый кабинет, одна стена которого полностью сделана из стекла. Почему-то казалось, что кабинет Бена будет тёмным, не очень большим и совершенно аскетично обставленным. В принципе, она была права только насчёт аскетичности: здесь царит полный и абсолютный порядок, большой стол и мягкое кресло, бумаги сложены ровными стопками, ручки и карандаши — на подставках. Слева есть большой овальный стол из какого-то тёмного стекла, вокруг штук десять стульев, наверное, для совещаний? Но Рей привлекает только окно. Вернее, стеклянная стена, которая сделана полностью прозрачной. Она подходит ближе, чтобы увидеть совершенно потрясающий вид на живой и динамичный город. Улицы и проспекты, Центральный парк чуть справа, который выглядит большим зелёным пятном, но самое главное — небо. Бесконечно голубое, такое необъятное, цельное, при взгляде на которое возникает ощущение только умиротворения и созидания прекрасного. Покашливание позади заставляет Рей подпрыгнуть, она оборачивается, чтобы увидеть Бена, стоящего недалеко. Выражение лица мрачное и словно обречённое, но Рей сегодня наконец-то разберётся в ситуации и поймёт, что вообще происходит. Они друзья или нет? — Кофе? — предлагает он, кивая на свой стол, где уже стоит поднос с закусками и довольно ароматным напитком. Но Рей сейчас забывает даже про это, что же, терпеливости у неё не хватает, потому что первым делом она выпаливает свой вопрос: — Почему ты мне не сказал? Он молчит. Его взгляд снова какой-то тяжёлый, запутанный. Но больше всего в нём грусти и странной тоски, будто бы он готов к тому, что Рей сейчас… выльет ему кофе прямо на дорогой костюм? — Потому что ты единственный человек, который разговаривает со мной в этом здании не только по поводу работы. Рей в шоке. Она пытается осознать сразу несколько вещей: что Бен не стал лгать или обманывать, а честно рассказал о том, что творится у него на душе. И второе: что он пугающе и совершенно точно — одинок. За бравадой жесткости и мрачности, некоторой чёрствости и совершенной беспечности скрывается глубоко одинокий, уязвимый человек, который тоже нуждается в друзьях. Нуждается в том, чтобы о нём заботились и любили. Рей сама не понимает, почему все эти мысли возникают в голове, задерживаясь там на некоторое время. Она не понимает, откуда знает его мысли прямо сейчас: Бен думает о том, что сейчас Рей уйдёт, встанет на сторону своего начальства и «Сопротивления», обругает Бена и уйдёт, перестав с ним здороваться. Откуда бы ей знать это, чувствовать и понимать, словно между ними образовалась такая странная и особенная Связь? Рей решает, что самое время ярко улыбнуться, подойти к предложенному стулу и сесть, протянув руку к чашке с кофе. Сейчас как раз идёт обеденный перерыв, поэтому Рей может пока не возвращаться на своё рабочее место. — Итак, почему Кайло Рен? Это что-то значит? — кофе здесь вкусный и совершенно точно лучше того автомата, что стоит в «Сопротивлении». Бен молчит, некоторое время продолжая вглядываться в её лицо. Спустя, может быть, минуту, садится напротив и тоже берет чашку с кофе. — Я взял другое имя, когда решил уйти из фирмы матери и построить собственную карьеру. Не хотел, чтобы глядя на меня, все видели прошлое и заслуги моей семьи. Хотя это сложно назвать заслугами. — Понятно, — кивает Рей, делая ещё один глоток этого божественного кофе, — у тебя великолепный вид здесь с пятидесятого этажа. Действительно круто выглядит. — Приходи ко мне в гости, — брякнул он, и, что это, небольшое покраснение на его лице? — я имел ввиду, в смысле… так просто… Рей смеётся, потому что смущённый Бен — это что-то новенькое. — Договорились, — отвечает она, — так делают друзья, правда же? Навещают друг друга на работе? Мы же друзья? — Да, — мгновенно отвечает Бен, но в его голосе есть что-то странное, а в глазах — невысказанное, — я бы этого хотел. — Я тоже. Итак, завтра ты приедешь на работу как обычно? — она ставит на подставку пустую кружку с кофе, потому что пора спускаться вниз, — я приду в семь. — Я тоже. Рей снова улыбается ему, но сердце почему-то странно стучит и будто бы переворачивается в груди. Когда Бен провожает её из кабинета, то рядом с этим Митакой Рей видит ту высокую блондинку, рыжего (истеричка, так мгновенно окрестила его Рей) и стройную изящную брюнетку. Обе девушки уставились на неё так, словно впервые увидели женщину в своей жизни. Так. — Базин, — несколько сурово говорит Бен, — сделай для мисс Рей Нийимы пропуск на наш этаж. Первого уровня. — Да, сэр, — брюнетка переглянулась с Фазмой. Рей же, сопровождаемая Беном, дошла до лифта, он снова нажимает на кнопку вызова. Она улыбнулась своим мыслям, но почему-то так и не осмелилась попросить его номер телефона. Ну, друзья же так делают, правда? — Увидимся завтра, — говорит Рей, и они снова смотрят друг на друга, пока створки закрывающегося лифта не отделяют их друг от друга. Кажется, она впервые увидела Бена, который улыбается совершенно искренне. Вот чёрт. --------------------------------------------------------------------------------------------- И нет, на следующий день Рей не одевалась особенно тщательно и придирчиво, выбирая самое красивое платье для офиса. И нет, она завила волосы просто так, потому что у неё было хорошее настроение. И нет, она не ждала Бена примерно семь минут, глядя на циферблат часов в холле, потому что он опоздал и появился перед лифтом не в семь-ноль-ноль, а в семь-ноль-семь. — Привет! — кажется, Бен торопился. Но резко замедлился, увидев её, а потом подошёл близко. Рей только, кажется, или это было намного ближе, чем раньше? Теперь их плечи соприкасались, пока они ждали лифт. — Доброе утро, Рей. Извини, сегодня я… — Немного опоздал, — она беспечно улыбнулась, когда оба совершенно синхронно сделали шаг вперёд, оказались в лифте и развернулись. Только вот сейчас это было нечто новое: они стояли не рядом, а именно напротив друг друга, глядя в глаза. Это было так близко и приятно, но самое главное: теперь Рей стала чувствовать волнение, потому что глаза Бена пробежались по её лицу, прическе и даже платью, — хорошо выглядишь, Рей. Он должен перестать говорить её имя таким тоном. — Всё нормально? — Собирал бумаги. Мы вчера по телефону пришли к компромиссу с… Леей Органа. По поводу контракта. — О! — Рей с изумлением смотрит на Бена, — серьёзно? Я рада за вас. С мамой. Правда. Не то чтобы это моё дело. — Всё хорошо, — быстро сказал он, тревожно взглянув на табло с цифрами. Тринадцатый этаж, — знаешь, я тут подумал… У тебя же есть телефон? На случай какой-нибудь ситуации? Он попросил её номер первым. Рей хочется уже просто сделать шаг вперёд и поцеловать его прямо в этом лифте. Эта глупая мысль отдаётся внутри теплом, смешанным с волнением и возбуждением. Чёрт возьми, между ними происходит что-то действительно странное. Пугающее. Приятное. И серьёзное. По крайней мере, Рей никогда ещё не чувствовала такой привязанности и теплоты к незнакомцу. В лифте. Да. — Вот мой номер, — ярко улыбаясь, говорит она, вытаскивая из сумочки визитку с цифрами, — напишешь мне? И я сохраню твой номер. — Да. Волнение. Он словно нервно переминается с ноги на ногу, впервые Рей чувствует себя рядом с Беном в лифте чуть неуверенно и даже нервно. — Какие планы на рабочий день? — спрашивает она. — Буду разбираться с контрактом. А у тебя? — Работать над собственным проектом. Прощаться сегодня совсем не хочется, когда лифт прибывает на двадцать восьмой этаж. Она делает шаг и выходит, оглядываясь привычным движением. — Между нами двадцать два этажа, — зачем-то говорит ему Рей. — Я посчитал это в первый день, — ответил Бен, а потом дверцы лифта захлопнулись. Рей со стоном прячет лицо в ладони. Она ненавидит лифт за то, что каждый раз он увозит от неё Бена. Или любит лифт за то, что в нём впервые его увидела, а теперь они друзья? Работать стало намного интереснее. --------------------------------------------------------------------------------------------------- Работать теперь действительно стало намного интереснее. Во-первых, потому что Бен написал ей почти сразу же, как она уселась за свой стол и включила компьютер. Он прислал краткое и лаконичное сообщение «Это я», которое почему-то очень понравилось Рей. «Это я». Да, словно больше это никто не может быть, и так, словно именно он очень важен для неё здесь и сейчас. Это правда. Во-вторых, к обеду до неё дошли всякие сплетни. Джессика и Кайделл всё утро косились на неё, а потом атаковали с вопросами, от которых у Рей заболела голова. — Так ты и Кайло Рен… — азартно начала Джесс, — вы что, встречаетесь? — Он мой друг, — прямо и сдержанно ответила Рей, — мы просто познакомились в мой первый рабочий день и с тех пор часто получается так, что ездим вместе в лифте. Мы болтаем. — Кайло Рен не болтает, — с недоверием продолжает за подругу Кайделл, — он мрачен и серьёзен. Он разбивает конкурентов жестко, а потом ходит по коридорам так, словно является самим Господом Богом… — Ну, выглядит он как Бог, — в тон подруге протягивает Джесс, — хотя и мрачный. Неприступный. Такой злой. И нелюдимый. Ты как вообще разговорила его, Рей? — Бен — не злой, — немного насуплено отвечает Рей, — давайте начнём работать? После обеда весь отдел думал, что она и Бен встречаются. К вечеру сплетни об этом дошли до первого этажа. Сердце Рей замирало при мысли о том, что и до пятидесятого — тоже. Они обменивались по телефону ничего не значащими фразами, мыслями о погоде, о том, что скорее бы наступил обед. Сообщения от Бен были краткими и лаконичными, Рей же заваливала его смайликами и прочими эмодзи, которые всегда любила. Лея Органа и Эмилин Холдо сегодня появились в офисе ближе к обеду. Лея задержалась у стола Рей и поздоровалась с ней таким нарочито беспечным тоном, что не осталось никаких сомнений в том, что и она в курсе всех сплетен и слухов в этой башне. Рей немного волновалась по этому поводу. Как выяснилось, это было ещё не все. Когда рабочий день был почти окончен, в большое помещение, где сидел весь штат «Сопротивления» вошёл ещё один гость. Рей сразу же узнала брюнетку из офиса Бена: темноволосая, стройная, изящная и великолепно выглядящая, это же Базин. — Рей Нийима, — очаровательным голосом сказала Базин, останавливаясь перед столом Рей и протягивая той конверт, — Ваш пропуск в «Первый Орден». Мы вас ждём с нетерпением. Кайло Рен не часто бывает в хорошем настроении, поэтому мы будем рады видеть Вас на пятидесятом этаже как можно чаще. Базин ещё раз слишком очаровательно улыбнулась По Дэмерону, который застыл с бумагами совсем рядом с копировальным аппаратом, стоящим неподалёку от стола Рей, а потом и вышла в коридор. Джессика и Кайделл обменялись такими взглядами, словно это было самой важной новостью в их жизнях за последний год. Зори и Джанна были не такими сплетницами, поэтому они никак не показали свою реакцию на происходящее. Рей покраснела. ---------------------------------------------------------------------------------- — Спасибо за пропуск. Базин вчера доставила мне его… вчера, — мысли Рей путаются и находятся словно в какой-то странной прострации. — Пожалуйста, — Бен переминается с ноги на ногу, отводя взгляд, — это просто… Я подумал… Где ты обедаешь? — В офисе, — в горле у Рей словно пересохло, приходится унять дрожь, крепче вцепившись в сумочку, — я беру несколько бутербродов и пью кофе, остаюсь на рабочем месте… — Можно тебя пригласить на обед ко мне в офис? — выпаливает Бен, Рей пялится на него в ответ, наблюдая, как его щёки как-то явно порозовели. Это свидание? Или просто дружеский обед? Почему ей в голову сразу пришли мысли именно о свидании? — Я бы с удовольствием, — почему, почему Рей всегда по-идиотски улыбается Бену каждый раз, когда он говорит что-то приятное? — сменить обстановку полезно. И интересно. — И у меня хороший вид из окна. — И у тебя хороший вид из окна. Они уставились друг на друга, не в силах сказать что-то. Рей нервничает прямо сейчас, чёрт, между ними теперь огромное напряжение, словно всё натянуто, как струна, будто они находятся на пороге чего-то очень важного и неизвестного, нового, есть грань, и эта грань такая особенная. Грань, которая пугает. Его глаза останавливаются на губах Рей, она может поклясться в этом, неужели он имеет ввиду свидание, о Господи… Чёртов лифт отворился и Рей нужно выходить. — Ты придёшь? — немного грубоватым и даже низким голосом спросил её Бен, — сегодня на обед? — Я приду, — кое-как выдохнула Рей, и пошла на дрожащих ногах на своё рабочее место. Казалось, что его взгляд прожигает её спину. Она приходит. На этот раз в полном одиночестве толкает первую дверь и видит Митаку, сидящего за стойкой регистрации. — Привет! — Рей широко улыбается, готовясь объяснять, что ей здесь нужно, но это оказалось совершенно не нужным, — я здесь… — Мисс Нийима! — с придыханием говорит Митака, вскочив со стула и выбежав из-за стойки, — добрый день. Мы ждём Вас с самого утра. — Меня? Эээээ… —  собеседник быстро и мягко проталкивает её в сторону холла, где сидят Фазма, Базин и Хакс. Так, она запомнила всех, кто работает вместе с Беном? — Привет! — смущённо здоровается Рей, не зная, как себя поведут их конкуренты. — Добрый день, — голос Фазмы наполнен истинным удовлетворением, она сразу же оборачивается к Базин с победной улыбкой, — я же говорила. Пятьдесят баксов прямо сейчас. — Я попал на сто, — пробормотал Хакс где-то позади. — Великий и ужасный ждет Вас, мисс Нийима, — пропела Базин, забирая сто пятьдесят долларов у своих коллег прямо в присутствии Рей, — с самого утра. Отменил все совещания. Ты же пригласишь нас на свадьбу? От него-то не дождешься… Появившийся в дверях Бен заставил Рей закрыть рот от удивления: — Рей! — Бен! — они уставились друг на друга, и только потом до неё дошло то, что она назвала его Беном, а не Кайло Реном, как следовало бы назвать руководителя «Первого Ордена». — Проходи, — добавил он, кинув сердитый взгляд на Фазму и Базин. Рей идет быстро, боясь упасть или запнуться. Стоит оказаться совсем рядом с ним, когда она проходила в двери, то сердце действительно начинает биться быстрее и сильнее, в горле чуть пересохло, волнение и дрожь во всём теле, а дыхание чуть сбивается. Ох, это называется флирт или уже влюбленность? То, что Рей ещё и посмотрела прямо в его глаза в этот момент, совершенно не способствовало успокоению и взятию себя в руки. Его кабинет выглядит также великолепно, величаво и немного пусто. На столе для совещаний есть приборы на две персоны, а ещё — слишком много всякой еды. И не разные сухие хлопья, перекусы и леденцы, которыми любит питаться Рей, а запечённое мясо, овощной салат и фрукты, свежий кофе и булочки. Она немного ошарашена таким размахом, потому что считала, что они просто перекусят и поболтают. — Присаживайся, Рей, — он тут же бросается к ней и отодвигает стул, помогая усесться за стол. Затем Бен садится рядом, справа и с некоторым волнением смотрит на неё, — это нормально? Не слишком? Я просто хотел… — Я тебе что-то должна за этот обед? — Нет! Что ты! Это просто… Я хотел угостить тебя обедом, потому что это… хорошо? Приятно? Рей совершенно не привычная к такой заботе и вниманию, она не позволяет кому-то делать такие подарки или такие вещи, но прямо сейчас она позволяет делать это для себя только Бену. — Спасибо, — голос Рей чуть дрогнул, когда она берет в руки приборы, — все выглядит так аппетитно. Я просто привыкла к бутербродам. — Как твоё задание? Рей немного расслабляется и беседа плавно перетекает на рабочие темы. А потом ещё — на личные. Только на этот раз есть некоторое волнение и Рей снова удивляется тому, что впервые чувствует напряжение между ними. К тому же взгляды Бена, какие-то очень пристальные и изучающие, нисколько не облегчают ситуацию. Словно он что-то ждет от неё или сам планирует сказать. Она потянулась за кусочком ананаса и их руки внезапно соприкоснулись. Совсем чуть-чуть, подушечками пальцев и невесомо, но Рей вздрогнула, понимая, что тело слишком сильно отзывается именно на его прикосновения. Приятно. А его взгляд задержался на её губах, когда она первая глотнула восхитительный кофе из кружки. — Это был мой самый лучший обед за последние месяцы, — с удовлетворением ответила Рей, откидываясь на спинку стула, — восхитительно. Спасибо. — Я рад, — кратко отвечает Бен, — может, завтра придёшь тоже? — Или ты к нам? — лукаво спрашивает она, прищурившись. — Не думаю, что пока это хорошая идея, — честно отвечает он, глядя на свои руки. — Однажды я притащу тебя познакомиться с моими коллегами, — честно говорит ему Рей и снова улыбается яркой и широкой улыбкой. — Однажды. Они снова замирают, не отрываясь и глядя друг на друга. Рей волнуется ещё сильнее, когда приходит время уходить. Бен галантно подает ей руку и открывает двери, когда они вновь проходят через холл и двигаются в сторону лифта. Рей нервничает, сама не понимая почему, хотя нет, понимая: просто не хочется расставаться с Беном здесь и сейчас, а хочется остаться и провести ещё больше времени только вдвоем. И поцеловать его тоже — хочется. Он вызывает лифт, и они оба смотрят на горящий красными цифрами небольшой экран. — Проводишь меня до моего этажа? — выпаливает Рей, сама страшась собственной смелости. — Да, — мгновенно отвечает Бен, протягивая руку совсем рядом с ней, чтобы провести пальцами по табло. А Рей после этого замирает, не в силах отвести взгляд от его пальцев, ладони, от его руки и от того, что Бен действительно — рядом. Затем понимает то, что он хотел предложить, и вкладывает свою руку в его ладонь, крепко сжимая в ответ. Волнение и выражение странного обожания на его лице говорят ей слишком о многом, она будто бы видит на лице Бена отражение своих собственных чувств, страхов и надежд. С привычным щелчком лифт открывается, они синхронно делают шаг вперед, только теперь впервые держатся за руки, так крепко и неразлучно. Затем створки смыкаются, и у них есть всего двадцать два этажа, чтобы… Чтобы Рей подняла глаза чуть вверх и, глядя прямо в его тёмные и такие волнующиеся глаза, увидела там то же самое, что чувствует сама. Желание. Доверие. Близость. Привязанность. Может быть, чуть-чуть тоски. Рей никогда не была трусихой, но сейчас немного страшно, несмотря на то что приходится сделать первый шаг. Она встает ещё ближе и следит за его взглядом, когда протягивает руку вперёд и кладет свою ладонь прямо на его щёку. Бен выглядит так, словно сдерживается из последних сил, пока она медленно проводит пальцами по тонкому и почти невидимому шраму на правой щеке, чувствуя небольшую дрожь, которая словно волнами проходит по его телу. — Бен… — Рей… Их губы встречаются где-то ровно посредине. Она знала, что это будет хорошо, но не настолько. Вроде бы сначала чуть нежности, когда они взволнованно коснулись друг друга первый раз, но это тонкое и невесомое ощущение длилось всего пару секунд. Потом Рей знала: он больше не сдерживается и делает то, что хочет, и, может быть, хотел сделать давно? Бен делает шаг вперёд и сгребает её в свои огромные объятия, целуя жадно и страстно. Одно мгновение: и Рей тонет, тонет, утопает в его руках, в этом объятии, в прикосновениях, в его запахе и ощущении его тела, тонет в ласках, тонет в поцелуе. Губы Бена слишком умелые, ласкают и грабят её рот умело, так близко, интимно, так… есть там какие-то чувства и словно волнение, когда Рей чувствует: его руки обнимают за спину, чуть поглаживая, а после прижимая Рей к стене лифта… который по-прежнему двигается вниз? — Рей, — стонет Бен в её шею, чуть оторвавшись, — я мечтал об этом с нашей первой встречи, — а потом его губы медленно ласкают её чуть обнажённую ключицу, заставляя исчезнуть все разумные мысли. — Бен… — Свидание. Ты. Я, — отрывисто бросает он, продолжая свои поцелуи на нежной коже, у Рей закрыты глаза и соображает она сейчас не очень хорошо, — мы вдвоем. Вместе. Ты согласна? Сегодня. — Да. Я хочу… — она немного приходит в себя, чтобы взять своими ладонями его лицо в свои руки, вглядываясь в его глаза пристально и так нежно, — я думаю о тебе постоянно. И каждый день жду нашу поездку в лифте… — Я тоже это чувствую, Рей, — чуть надломленным голосом говорит он, копируя позу и лаская лицо Рей одной ладонью, — ты словно околдовала меня с самой нашей первой встречи. Улыбнулась — и всё. — Хорошо, — чуть застенчиво говорит она, чтобы потянуться к новому поцелую, только на этот раз лифт вдруг останавливается, потому что они добрались до её этажа и настало время снова расставаться? Они смотрят друг на друга, пока Рей не озвучивает то, что приходит им в голову одновременно. Просто потому что они только начали узнавать друг друга и одного поцелуя слишком мало, чтобы дожить до вечера и до их свидания. — Бен. Придержи этот чертов лифт.
Примечания:
Я давно так не веселилась, как в то время, что писала эту работу. Это было как-то забавно, смешно и очень весело, счастливые и немного смущенные Рейло, романтика и флафф, эх ) Вторая часть здесь и эта легкая мини-история окончена.

Спасибо всем за отзывы, лайки и "жду продолжения!" Пока не знаю ничего насчет следующих работ, есть только кое-какие мысли по поводу Дейзама, не знаю, удастся ли осуществить их в ближайшее время, но я постараюсь )
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.