Город. +3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези, Мистика
Размер:
планируется Миди, написано 26 страниц, 5 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В этот Город можно попасть, если слишком долго смотреть в разбитые зеркала. Здесь тебе предложат новую судьбу и новое имя, от которых ты не сможешь отказаться. Здесь надо опасаться света фонарей и неоплаченных долгов. Здесь гуляют по чужим снам, рисуют карты, ищут ответов у теней и верят, что однажды отсюда удастся выбраться.

Посвящение:
Моим кошмарам посвящается.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я люблю волшебные города. Люблю необъяснимые правила, очевидные на интуитивном уровне. Люблю странные ритуалы и верю, что от них что-то изменяется. Люблю малоизвестные слова.

Колыбельная для бога - это Nattopet группы Detektivbyran.

Тегу.

17 января 2016, 19:45
Мужчина собирал пистолет. За его спиной открылась дверь, раздались шаги.
- Ты опять кричала во сне, - сообщил он не оборачиваясь. Та, к кому он обращался, прислонилась к стене и медленно сползла на пол. Выглядела она изможденной. Заострившиеся скулы, черные круги под покрасневшими глазами, на прокушенной губе еще не запеклась кровь. Светлые волосы сальными прядями спадали на лицо и выступающие ключицы. Несколько минут назад он держал ее бьющееся от ударов кошмара тело. Тогда она выглядела живее.
Она не удостоила его ответом. Ногой подцепила банку с газировкой, подтянула к себе, открыла и с жадностью принялась глотать сладкую теплую жидкость. Капли стекали по бледной коже, но она не обращала внимания.
- Спасибо, что разбудил, - наконец хрипло проговорила она. Одними пальцами смяла опустевшую банку, как пластиковый стаканчик, и выбросила в распахнутое окно, за которым изнемогал от жары город. С вялым интересом уточнила: - Что кричала?
- Как всегда, - мужчина вскинул пистолет и, резко обернувшись, прицелился точно между синих глаз. На ее лице не отразилось ни единой эмоции. – Я убью тебя, если захочешь.
- Пока нет, - спокойно ответила она, встречаясь с ним взглядом. – Но спасибо за предложение.
Он хмыкнул и положил пистолет на стол.
- Смотри, - наставительно предупредил он. – Однажды будет поздно.
Она широко зевнула и упала на пол. Несколько секунд лежала так, потом перевернулась на спину и принялась разглядывать потолок. Мужчина отвернулся. Не то, чтобы его смущали обнажившиеся ребра собеседницы или вид ее бедер в обтягивающих шортиках. Он просто убирал инструменты.
- В Городе неспокойно, - раздалось с пола.
- В Городе всегда неспокойно.
- Тогда пойдем поедим. Сделай мне кофе.
Мужчина ссыпал в ящик инструменты и встал. Идя мимо девушки, он бросил на нее быстрый взгляд. «Что ты видишь?» - хотел спросить он. Она бы ответила. Скучающим голосом она бы описала трещины на зеркалах, тихий шелест сводящих с ума теней, пустые улицы Города и свет безразличных фонарей, изгибы лабиринтов и черные крыши. Она бы рассказала, как выглядит он сам, если бы он спросил.
Он предпочитал не спрашивать. А она продолжала смотреть в потолок и видеть что-то иное.

Чтобы попасть в любой город, достаточно сесть на поезд или самолет. Иногда надо проехать на машине. Чтобы попасть в Город, надо найти зеркало с паутиной трещин. Это своего рода приглашение. Входной билет, присылаемый тем, кому не повезло. И если вы выбросите первое зеркало, рано или поздно вам встретится второе. Потом третье. На темных окнах, в которые вы будете смотреть поздним вечером, сами собой будут проступать царапины. Экраны ваших телефонов будут раскалываться, вода – рассекаться о невидимые вам камни.
Напишите трогательное письмо родным и близким. Отдайте долги. Разорвите любые отношения, чтобы не причинять боли. Так будет лучше для всех.
Теперь на вашей жизни появились трещины.
Добро пожаловать в Город.


Тегу оглушительно чихнул и зябко поежился. Снег валил не переставая, а от ледяного ветра закоченели даже те части организма, о существовании которых он не подозревал до этого дня. Из кафе лилась бодрая музыка и свет. Там должно быть тепло. Плевать, что денег нет. Можно зайти внутрь и долго, очень долго изучать меню. Потом придется возвращаться на эту промерзшую, как девятый круг дантевского ада, улицу, но это будет потом.
- Все люди предатели, - буркнул Тегу, решительно распахивая манящую дверь, - но почему страдать должен я?
Кафе, казалось, отпочковалось от какого-то нуарного детектива. Длинная стойка, за которой стоял меланхолично протирающий стаканы хмурый мужчина невыразительной наружности, десяток прочных деревянных столов, навечно прикрученных к полу, блеклые плакаты на стенах, воспевающие героев давно позабытых фильмов, и газетные вырезки, небрежно пришпиленные дротиками от дартса. Сигаретный дым и мерное бряцание кружек. А главное – здесь было тепло.
Не раздеваясь, Тегу со скрипом опустил собственное задубевшее тело на ближайший стул и вытянул ноги, по которым тут же побежали чувствительные уколы. С трудом распрямил окоченевшие пальцы.
- А потом мне будет больно, - мрачно предрек он, ни к кому не обращаясь.
- Поздравляю, - раздался спокойный, чуть насмешливый голос откуда-то сверху. Тегу скосил глаза. У столика уже успела материализоваться официантка. – Боль означает, что вы еще живы.
- Не сказал бы, что очень этому рад, - пробурчал мужчина. Он бы предпочел, чтобы на него обращали внимания как можно дольше. – Дайте меню.
- Могу вас убить, если хотите, - безразлично сообщила официантка и протянула пухлую папку в кожаной обложке. Тегу поперхнулся, но девушка уже упорхнула и достойно отвечать было некому. Да и вряд ли на такое предложение существует достойный ответ.
Пальцы не слушались, переворачивать страницы было тяжело. В отогревающихся конечностях проснулась ожидаемая боль, и Тегу закусил губу, чтобы не разразиться постыдными стонами. Он попытался сосредоточиться на буквах, но вредные знаки разбегались, отказываясь собираться в слова. Мужчина со вздохом откинулся на стуле и протер глаза. Он ужасно устал. От холода, непонимания и бессилия. Когда он отвел руку от лица, то увидел на столе перед собой большую кружку, от которой поднимался ароматный парок.
- За счет заведения, - пояснила давешняя официантка.
- Что, убийство ядом в кофе? – ухмыльнулся Тегу.
- Нет. Сочувствие. Вы ведь новичок? – в ее глазах появилась непонятная жадность. Так голодный смотрит на еду. Так сам Тегу смотрел на кружку.
Он что-то неразборчиво промычал и прижался губами к краю посудины. Рукам, все еще трясущимся от холода, он не доверял – еще расплескают капли драгоценной горячей жидкости. Кофе был горячим и вкусным. Горьковатым, с нотками коньяка и апельсинового ликера, сладкими, густыми сливками и неуловимым запахом уюта. Такой надо пить в компании любимого человека, разглядывая метель за окном и рассказывая волшебные сказки.
Музыка сменилась. Больше не было веселого бездумного рок-н-ролла. Теперь одинокие удары ксилофона на фоне аккордеона и перестука часов рассказывали грустную историю со счастливым концом. И почему-то это показалось Тегу невыносимо правильным.
- Колыбельная для бога, - задумчиво прокомментировала официантка. Тегу оторвался от кружки и поднял на нее непонимающий взгляд. Она пояснила: - Я так называю эту мелодию. Оригинальное название утрачено безвозвратно. Отдыхайте.
С таким непонятным пожеланием она снова удалилась. Тегу проводил ее глазами. Обычная девчонка, очень худенькая. На ней вся одежда выглядит так, словно снята со старшего брата. От черноты футболки ее лицо кажется очень бледным. На тонких запястьях – бинты. «Резалась, что ли?» - вяло подумал мужчина, возвращаясь к кофе.
Он не замечал, что разговоры немногочисленных посетителей постепенно прекращаются и все взгляды медленно обращаются к нему.
В кармане тяжелой, набухшей от снега куртки завибрировал телефон. Тегу неверяще замер. Но через несколько секунд раздался стандартный мотивчик, обычно раздражавший, но сейчас звучавший колоколами надежды. Мужчина лихорадочно зашарил по карманам и трясущимися руками вытащил свою раскладушку. Номер не определялся, но какая, к черту, разница!
- Да! – заорал Тегу в трубку. – Помогите! У меня амнезия, мне нужна помощь! Кто бы вы ни были, если вы меня знаете, пожалуйста…
- Добро пожаловать в Город, - вежливо прервали его. Голос на том конце был спокоен и безэмоционален. Сложно было понять, кому он принадлежит. – Городская администрация приветствует вас и желает вам удачи.
- Погодите! – Тегу испугался, что звонок совершил очередной рекламный робот, а не живой человек. Надо было дослушать до конца – наверняка после сообщения будет стандартное «Если хотите связаться с менеджером, нажмите один», вот только терпения ждать не было и мысли путались. – Послушайте же меня!
- Настоятельно рекомендуем как можно скорее определиться со специализацией. В случае возникновения любых вопросов, не стесняйтесь обращаться к ближайшему координатору. Хорошего дня.
Звонок оборвался. И на телефоне, как и все время до этого, горел значок, сообщающий, что сеть не ловится, связи нет, и ты в беде, странный человек, принявший за имя слово, написанное на клочке бумаги.
- Твою мать… - пальцы бессильно разжались и телефон упал.
На плечо Тегу опустилась чья-то рука.
- Новичок? – с жалостью произнес незнакомый мужчина. Не дожидаясь реакции, он сел напротив Тегу и с сочувствием протянул пачку сигарет. – Закури. После таких новостей не грех.
Незнакомец представился Гремиалом и попытался объяснить. Выходила препаршивейшая картинка. Попавшие в Город лишались имени, получая странные прозвища и невероятный запас везения… бесполезного здесь. Выбраться отсюда удавалось немногим, и об их дальнейших судьбах складывали невероятные легенды.
- Бред какой-то, - растерянно сообщил Тегу и заорал в сочувственное лицо Гремиала: - Это же какой-то бред! Это шутка какая-то? Розыгрыш?
Увы. Шуткой это не было, не было и подставой. Нигде не висело скрытых камер, никто не смеялся. Нет, наркотиков здесь нет. Если хотите, можете обратиться к любому врачу в Городе, он проведет любое обследование на ваш выбор. Можете попытаться выйти из Города – а, вы уже пробовали? Не нашли ни одного шоссе, ни одного промышленного района. Можете попробовать подняться на одну из башен, но лучше подождите с этим. Зрелище не для новичков.
Гремиал не пытался ничего доказать, он просто рассказывал. Наверное, именно это и убедило Тегу. Когда твой собеседник говорит о чем-то с таким смирением, начинаешь догадываться, что и он когда-то протестовал, боролся, пытался что-то изменить, но это было очень давно.
Официантка поставила перед беседующими поднос с ароматными булочками.
- Спасибо, милая, - ласково улыбнулся Гремиал. Девушка сложила пальцы пистолетиком и беззвучно расстреляла из него мужчину. Тот ухмыльнулся и задал неожиданный вопрос: - Что такое тегу?
- Кто, - поправила его странная официантка. – Пресмыкающееся семейства тейид.
Заметив, что это объяснение ничего не дало, она вздохнула.
- Ящерица такая. Хищная. А еще вот он, - и ткнула пальцем в непонимающего Тегу. С непонятной мстительностью добавила: - Очень трусливая ящерица.
Гремиал заливисто захохотал и впился зубами в булочку. Официантка пожала плечами и села на свободный стул. Спросить разрешения? Зачем?
- Я координатор, - словно это что-то объясняло, сообщила она. – В мои задачи входит помочь вам с адаптацией.
- А с выходом отсюда? – нагло спросил Тегу. Его почему-то задело сравнение с трусливой ящерицей.
- По возможности, - кивнула она спокойно. – Если это будет предусмотрено вашей специализацией.
Час от часу не легче. Некоторые специализации вообще не предполагали возможности покинуть Город. К счастью, таких было немного. К несчастью, выбор специализации от желания человека зависел мало.
- У меня довольно высокий процент выходцев, - почти утешающе произнесла координатор. – Десять человек за прошедший год.
Тегу оглядел зал. Здесь сидело около тридцати мужчин и женщин всех возрастов. На улицах он почти не видел людей, что и разумно – в такую метель никто по своей воле из дома не выйдет. Но что-то ему подсказывало, что население этого сумасшедшего Города исчислялось не десятками и даже не сотнями.
- Что за специализации? – обреченно спросил он.
Каждый горожанин занимался своим делом – или умирал под светом фонарей. Если просрочите выполнение задания, лучше сидите в темноте, пока не выпадет шанс сдать «хвосты». Задачи определяются специализацией. Получить ее можно разными способами – пройти один из лабиринтов, найти зеркало, выслушать тени – или попросту попросить координатора. Сменить специализацию нельзя, но можно не соглашаться на первое же предложение.
- Сколько вы уже в Городе? – деловито уточнила официантка-координатор.
- Несколько часов… - в голове Тегу пока с трудом укладывались правила этой странной игры. Не выходить под свет фонарей, если не сделал что-то. Послушать тени, чтобы найти смысл жизни.
- У вас меньше суток, чтобы выбрать специализацию, - в спокойствии девушки можно было купаться, но слишком уж оно отдавало безразличием. Казалось, ей абсолютно все равно, что человек только что потерял собственную жизнь и был брошен в котел неизвестности.
Специализаций было много. Наиболее распространенными были Обрядовики, или попросту Шаманы. В их задачи входило делать что-то, что «успокоит Город», не больше не меньше. Переговорщики общались с Тенями, Картографы составляли карты, Оракулы делали предсказания, Стражи защищали и оберегали, Жертвы жертвовали, Барды слагали песни, Координаторы координировали.
- А можно я буду дворником? – от количества получаемой несвязной информации хотелось выть и дерзить.
- Не рекомендую, - веско проронил Гремиал. – Придется работать каждый день, притом… не очень добрая специализация. Вам не понравится выискивать должников и вытаскивать под фонари.
Тегу сглотнул.
У каждой специализации свой график. Просто в определенный момент человек понимает, что сейчас, сегодня, он должен что-то сделать. И Город приводит его именно туда, где он должен это сделать.
В промежутке между выполнением обязанностей можно делать, что угодно, но рекомендуется ладить с соседями. У многих достаточно силы, чтобы отомстить. Например, запереть в комнате, не давая исполнить свой долг, а потом дождаться Дворника.
Чтобы выбраться из Города, нужно набрать на счету определенное количество выполненных дел.
- Все просто, - добродушно усмехнулся Гремиал, сдувая пену с пива, которое ему любезно принесла официантка. – Заработаешь достаточно – выкупишься из рабства.
Цена, которую надо заплатить за свободу, неизвестна, на счет посмотреть нельзя, можно только жить и работать, надеясь, что однажды наберется достаточно.
- Так… - Тегу с усилием сжал кулаки, пытаясь прочистить голову. – Лабиринт, тени или вы. Выбрать специализацию я могу любым из этих способов?
- Да, - подтвердила девушка. – Еще зеркала, но их вы будете искать долго.
- И все эти способы предложат мне разные специализации?
- Необязательно. Если, с точки зрения Города, вам подходит только одна, то только ее вам и будут предлагать. Впрочем, - координатор на секунду задумалась, пристально разглядывая Тегу. От ее взгляда он поежился. Было в нем что-то… неестественное, потустороннее. – Это не ваш случай.
- Если я обращусь к вам, потом к… о Господи! К теням или к лабиринту, смогу ли я потом вернуться к вам? – Тегу удостоился одобрительного кивка со стороны собеседников. Видимо, не все додумываются до этого вопроса.
- Да. Кроме того, если вы решите обратиться к теням или пройти лабиринт, я последую за вами, чтобы объяснить специфику предлагаемых специализаций.
- Шикарно, - подытожил Тегу. Что ж, одного его тут не бросают, это не может не радовать. А то согласился бы он на какого-нибудь… переворачивателя панд в зоопарке, а это оказалось бы каким-нибудь кошмаром.
- Если вы выберете специализацию, обратившись ко мне, вы будете прикреплены ко мне, как к координатору. Если иными способами – будете фрилансером, пока не выберете себе координатора, - невозмутимо продолжала девушка. – В задачи координатора входит отслеживать прогресс подопечных и помогать с выполнением заданий.
- Это так вы счет пополняете? – неловко съязвил Тегу. Гремиал сморщился, как от зубной боли.
- Координаторы – одна из «невыездных» специализаций, - ровно ответила собеседница.
- А зачем вы ее выбрали тогда? – растерянно спросил новичок.
Гремиал звучно ударил кулаком по столу.
- Не задавай этого вопроса! – прошипел он. – О таком не спрашивают!
- Понял, понял! – Тегу вскинул ладони в извиняющем жесте. – Не знал.
Но официантка не казалась задетой или оскорбленной. Ей, похоже, вообще было до лампочки.
- А… - Тегу лихорадочно искал, на что бы перевести тему. – А сколько времени заняло у тех, кто вышел?
- Из моих последних «выходцев» один покинул Город через три года жизни здесь. Остальные пробыли здесь от пяти до десяти лет.
«Трусливая ящерица» откинулся на стуле. Новость была, мягко скажем, не из лучших. Но за прошедшие часы он вообще получал мало хороших новостей.
- Ну, раньше начну, раньше закончу, - с напускной бравадой произнес он, хотя где-то в животе уже образовалась черная дыра панического ужаса. – Давайте ваши специализации, чего уж там…
- Снимите куртку, - поморщилась координатор и встала, отряхивая фартук. – Я сейчас.
Тегу разделся и только теперь заметил, что кафе практически опустело. Кроме них троих и бармена в зале остался сидеть только один мужчина, меланхолично всматривающийся в чашку, словно пытающийся разглядеть в ней что-то. Остальные посетители, видимо, ушли по своим загадочным делам. Пополнять счет. А еще Тегу вдруг понял, что за окном больше нет метели. Из распахнутой форточки повеяло совершенно весенними запахами.
- Не удивляйся, - бросил уже успокоившийся Гремиал. – Тут с погодой всякое творится…
Тегу честно попытался не удивляться. Получалось неплохо, видимо, количество шока, доступное одному человеку в день, все-таки ограничено.
- А ты кто по специализации? – несмело спросил он. Вдруг это тоже неприличный вопрос?
- Исповедник, - фыркнул Гремиал. – Слушаю людей, даю бессмысленные полезные советы.
- Отчего же бессмысленные, если они полезные? – Тегу криво улыбнулся.
- От того, что их никто не слушает, - с легкой грустью развел руками Исповедник.
- Ладно, часть облачения епископа, брысь отсюда! – звучно произнес подошедший бармен. Голос его оказался под стать внешности – хмурый и невыразительный. Он словно бы пытался имитировать эмоции, потому что знал, что речь должна быть эмоциональной, но делал это не слишком старательно. Гремиал взял кружку с недопитым пивом и послушно ретировался в дальний конец зала, на прощание махнув Тегу рукой.
За спиной бармена стояла координатор. Она разматывала бинты с запястий, в зубах держа небольшой ножик.
- Брем, - представился бармен, подходя к Тегу и беря его за руки. – Не дергайся.
Захват Брема был поистине железным. Вырваться не представлялось возможным. В голову Тегу заползла мысль, что, может быть, все-таки это все было каким-то заговором сумасшедших и сейчас его удерживает один из них, а вторая, кажется, готовится совершить суицид в его присутствии. Мысль повисела немного, не дождалась понимания и растворилась в черепном пространстве. Тегу верил. Слишком уж обыденным было лицо координатора, слишком спокойным был бармен, слишком отчетливо пахло весной.
- Как вас зовут? – отчего-то пересохло горло. Девушка скомкала бинты, обнажив кожу, искореженную множеством застарелых шрамов и свежих разрезов. Выплюнула на ладонь ножик, почесала им бровь.
- Кавансит, - сообщила она. – Хрупкий синий минерал.
И силой воткнула нож Тегу в сердце.
Он не умер. Он даже не успел удивиться. Он просто почувствовал, как холодное лезвие проходит сквозь ребра, как касается качающей кровь мышцы – и все тут же кончилось. Кавансит уже методично взрезала собственное запястье. Как опытная самоубийца, вдоль вен, а не поперек. На ее лбу проступил пот.
- Шаман, - механическим голосом произнесла она, глядя ему на грудь, где растекалось темное пятно. – Проводник.
Брем все еще держал Тегу, не позволяя ему двинуться с места. Координатор беззвучно шевелила губами. Видимо, список еще не был окончен.
- Дворник, - Тегу вздрогнул. Перспектива работать палачом его совсем не привлекала. К тому же что-то ему подсказывало, что эта специализация тоже должна быть, как выразилась Кавансит, невыездной. Не хватало еще отпускать в нормальный мир убийц. – Смотритель. Всё.
Нож выпал из ее рук. Брем бросился к ней, подхватывая и не давая упасть самой. Но даже в такой момент он казался машиной, а не человеком. В его действиях не было волнения, только бесстрастное выполнение долга. Надо поймать – он поймает. Не надо – позволит грохнуться на пол, рассекая голову об угол стола. Откуда-то пришла еще одна совершенно безумная и неопровержимо верная догадка – он ее Страж. Защищать и оберегать. Что-то испытывать при этом необязательно.
Тегу растерянно прижал руки к груди, но крови не было. Даже одежда была цела. Брем помог Кавансит встать и вернулся за стойку, не произнеся ни слова. Видимо, его работа тут была закончена. Девушка села на стул и кивком пригласила Тегу присоединиться.
- Ну, с шаманом и дворником все более-менее понятно, - неловко начал он, не в силах отвести взгляда от того, как координатор подносит руку ко рту и с непонятной брезгливостью зализывает свежий порез. – Что насчет остальных?
- Проводник невыездной, - буркнула Кавансит, на секунду отвлекаясь от своего занятия. – Его задача искать новые улицы, выводить Заблудших и встречать новичков.
Тегу припомнил, что, когда он очнулся, рядом с ним стоял непрезентабельного вида старик и предлагал все объяснить. Тогда он подумал, что это просто безумец или нищий, и поспешил удрать.
- Невыездные мне не подходят, - отрезал Тегу. Не хватало еще здесь на всю жизнь застрять.
Девушка пожала плечами, мол, дело барское.
- Смотритель смотрит чужие сны и изгоняет из них лишнее, - координатор наконец оторвалась от собственного запястья и пережала рану салфеткой, тут же ставшую красной. – Работа по ночам. Будете гулять по спящим сознаниям и отчищать от дряни. Весьма уважаемая специализация, но опасная. Можно не вернуться в себя.
Тегу кивнул, хотя понял он немногое.
- Когда примешь специализацию, сразу станет очевидным, как и что делать, - буркнул Брем, неслышно подошедший со спины, и поставил перед Кавансит и Тегу чашки с еще одной порцией восхитительного кофе. Наверное, в этом заведении поили исключительно кофе и пивом. Нехудший выбор, если подумать.
Брем присел на корточки перед своей… подзащитной, мягко взял ее за руку, достал из кармана фартука свежие бинты и принялся перевязывать. Кавансит морщилась, но молчала.
- А у какой из этих специализаций самый высокий шанс выйти отсюда? – поинтересовался Тегу, деликатно утыкаясь в кофе.
- У Шамана, - отозвалась координатор. – Статистически чаще всего выходят именно они.
- Их просто больше всех, - педантично уточнил Брем.
- Тогда давайте поподробнее про Шаманов, - из груди Тегу вырвался тяжелый вздох. Как-то само собой вышло, что специализации даже в мыслях стали называться с большой буквы.
- Вэйвлет! – неожиданно крикнула Кавансит, Тегу даже вздрогнул. – Чем ты занимаешься?
Мужчина, все еще смотревший в кружку перед собой на другом конце зала, откликнулся незамедлительно на удивление сосредоточенным и живым голосом.
- Провожу ритуал.
- И в чем он заключается? – вкрадчиво поинтересовалась координатор.
- Я должен сидеть и наблюдать за тем, как плавают чаинки, - весело ответил Шаман по имени Вэйвлет. – Я их закружил, а теперь жду, когда они успокоятся. И так еще три раза.
- А зачем?
- Чтобы успокоить Город, разумеется.
- Вот примерно это и делают Шаманы, - обернулась к Тегу девушка. – На первый взгляд, бессмысленные ритуалы, но Городу нравится. Перекладывать вещи с места на место, закуривать сигареты и тут же бросать, дарить цветы прохожим, улыбаться солнцу, петь не в такт, собирать кофейные зерна… Каждый раз разное. Иногда страшное, иногда простое, иногда смешное, иногда постыдное.
- Звучит заманчиво, - завороженно проговорил Тегу. Ему вдруг отчетливо представилась судьба Шамана в Городе, и эта судьба показалась ему привлекательной. Полчища странных дурачков бродят по улицам и совершают необъяснимые поступки, понимающе подмигивая друг другу.
- Выбрали что-нибудь? – с перевязкой было покончено, и Кавансит осторожно теребила узелок на бинтах, проверяя надежность. Брем бесстрастно поднялся, но остался стоять за ее плечом.
- Как думаете, что лучше? – вопросом на вопрос ответил Тегу.
- Лучше не попадать в Город, - резко отрубила девушка, но видя смятение собеседника, слегка смягчилась. – Вы мечтатель и романтик, хоть и пытаетесь быть циником. Берите Шамана.
- От добра добра не ищут, - подал голос Гремиал. – Бери Шамана, парень. Тебе подходит.
- Ну если уж Исповедник советует, - с легкими истерическими нотками в голосе захихикал Тегу, - нарушу-ка я здешнюю традицию и послушаюсь его совета. К дьяволу тени и что там еще было, давайте Шамана.
- Тегу, бывший человеком, - торжественно произнесла Кавансит, - ты согласен встать на путь Шамана в Городе без имени?
- Да, - просто сказал Тегу.
И стал Шаманом.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.