Охота на эльфа +175

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, остальные пробегали мимо
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 109 страниц, 9 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лидер по перечитываниям» от Wolfenstein
«Удивительная работа! 11 из 10» от MegA_BuM
«Восхитительная работа!» от Помидоролюб
«За непередаваемые эмоции! » от xxx..xxx
«Великолепная история! » от Джулиса
Описание:
Современность-АУ, в которой все тем не менее остались на своих местах. Роше и Йорвет все еще играют в кошки мышки, на этот раз полем для игры стало расследование убийства восьмерых нелюдей в лесу под Вызимой.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мысль, написать АУ по вселенной Ведьмака сначала показалась мне немного кощунственной, но я решила рискнуть. Надеюсь получится неплохо.
У текста есть продолжение https://ficbook.net/readfic/4773353

Часть 6. Что-то начинается...

19 марта 2016, 23:40
Проснулся Вернон от холода и странного звука, будто кто-то хлопнул дверью машины у него над ухом. Несмотря на то, что он все еще лежал рядом с Йорветом, который обнимал его за плечи, было холодно. Во сне Роше сполз немного вниз и теперь буквально упирался носом в подмышку Йорвету. Эльф ревниво закинул на него ногу, и Вернону пришлось постараться, чтобы выбраться из его объятий, не разбудив при этом.

Сев на диване, Роше взъерошил свои волосы и посмотрел на спящего любовника. Йорвет, потеряв источник тепла в лице презренного дхойне, поджал под себя ноги, пытаясь полностью поместиться под курткой, но все еще спал. Во сне его лицо казалось почти юным и он вправду выглядел лучше, чем во флотзамские времена. Даже со шрамом и вечно открытой пустой глазницей Йорвет оставался чертовски красивым сукиным сыном.

Оторвавшись от разглядывания эльфа, Вернон подошел к окну, собираясь посмотреть, что там за суета под окнами с хлопками дверей. Оценив ситуацию, Роше выцепил из общей кучи одежды свои белье и штаны, наскоро приводя себя хоть в какое-то подобие приличного вида. Все еще спящий Йорвет пробормотал что-то во сне и перевернулся на бок, высовывая одну руку из под куртки. Очень удачно.

Найдя на полу оброненные вчера пластиковые наручники, Вернон продел одну из петель через трубу батареи, вторую – нацепил на руку эльфа. Если прошлые телодвижения Роше не заставили Йорвета проснуться, то это он уже игнорировать не мог.

- Что за черт? – сонно и сипло спросил эльф, глупо дергая рукой.

Пока он приходил в себя, Роше сгреб всю его одежду, включая куртку до этого служившую им одеялом, свалив все на стол и начал педантично обыскивать.

- Какого хрена, Вернон?! – Уже громче и агрессивнее напомнил о себе Йорвет, с пыхтением пытаясь избавиться от приковавшего его к батарее пластика. – Ты в конец ебанулся!

- Только что видел, как твой братец садится в машину к Яевинну и они уезжают в розовый рассвет. – Прояснил ситуацию Роше, выкладывая на стол вещи эльфа. Из интересного был только бумажник, в котором было достаточно денег, чтобы продержаться недельку в бегах, запароленый телефон и небольшой изогнутый нож. – И я немного расстроен потерей единственного подозреваемого. Яевинн, кстати, тоже в розыске и не за кражу конфетки из кондитерской. О, хорошая пушка!

Небольшой пистолет Роше нашел почти сразу, но его осмотр оставил напоследок.

- Имперский девятимиллиметровый «Ватье». Небольшой, но с хорошей меткостью и кучностью стрельбы. – Роше проверил магазин и наставил дуло пистолета на Йорвета. – Неплохая штучка, но требовательная к владельцу. Эти нильфовские пушки такие сложные в конструкции и спусковые крючки у них слишком свободные…

- Больной, ебанутый на всю голову уб…

- Продолжай, продолжай! – Вернон недобро прищурился, снимая пистолет с предохранителя.

- Мы же с тобой договорились, - устало вздохнул Йорвет, садясь на диван, от чего его прикованная рука неудобно вывернулась. - Я даю тебе информацию - ты отпускаешь моего брата.

- Отпускаю - это не в смысле «отпускаю с придурком-Яевинном, чтобы их сцапали вместе во время очередной безумной акции»! Отпускаю, значит, делаю так, чтобы твоего брата перестали активно искать!

- Ладно, признаю, Яевинна в изначальном плане не было. Пожалуйста, дай мне телефон, я позвоню ему и все улажу.

Роше бросил эльфу телефон и тот неловко поймал его свободной рукой, набрал номер и какое-то время слушал гудки, затем тихо выругался. Похоже, побег Киарана правда не входил в планы Йорвета. Только Роше все равно не считал это поводом его освобождать.

- Прекрасно! – Вернон засунул пистолет за пояс и посмотрел на прикованного к трубе эльфа. Зрелище грело душу. Йорвет был совершенно обнажен, всклокочен и на животе и бедрах остались следы от спермы. Последнее, на вкус Роше, выглядело отвратительно. Порывшись в рюкзаке Йорвета, он вытащил оттуда упаковку влажных салфеток и кинул их эльфу. – Раз твой брат больше не нуждается в немедленном спасении, то мы можем продолжить наш увлекательный разговор. Ответишь еще на парочку вопросов?

Эльф с самым недовольным лицом подергал скованной рукой без особой надежды на освобождение.

- Лето убил Демавенда, ты должен был убить меня, затем ведьмак добрался бы до Фольтеста. Неплохой план. Но лишенный смысла, если нильфы не договорились ни с кем из оставшихся. Радовид слишком ненавидит Нильфгаард, остаются Саския и Хенсельт. – Роше попытался поймать взгляд Йорвета. – У Саскии мало шансов, если ее не поддержит кто-то могущественный, но и Хенсельт готов ради власти мать родную продать.

Роше снова вытащил пистолет, начиная слегка поглаживать вороненый металл большим пальцем, и искать на лице Йорвета подсказки.

- Саския, верно? Ты бы не стал запрягаться за Хенсельта, а Саския очень в твоем вкусе: наивная идеалистка со страстью к нежизнеспособным идеям.

На этот раз Йорвет глянул на него с куда большей злостью. Пожалуй, даже больше, чем того заслуживала вполне правдивая характеристика. Они немного посверлили друг друга злыми взглядами, затем эльф все же процедил сквозь зубы:

- Она вышла из игры сразу после убийства Демавенда.

Роше фыркнул, пытаясь выразить всю полноту своего презрения к такой наивности. Нильфгаард – единственный шанс Саскии на победу, но даже если Йорвет говорит правду, и Саския правда больше не играет с ними на одной половине поля, то… Роше невольно сглотнул, оживив в памяти увиденную вчера рекламу.

Быстро одевшись, Роше взял изъятый у эльфа нож и перерезал сдерживающий его пластик:

- Собирайся, едем в заповедник, там сегодня у Хенсельта какие-то политические дебаты и, думаю, стоит ждать твоего друга Лето в гости.

- Ты хочешь, чтобы я поехал туда спасать Хенсельта? – Предположил Йорвет, потирая след от пластикового браслета на руке. Судя по его недоброй улыбке, Хенсельта не то что не будут спасать, а скорее подержат, пока Лето сворачивает ему шею.

- Сиськи Мелитэле, конечно же, нет! – Роше улыбнулся в ответ. – Ты мой задержанный, побудешь со мной, пока я не найду времени отвезти тебя в участок. И прежде, чем ты начнешь выебываться – дебаты у Хенсельта с Саскией.

Последний довод заткнул Йорвета на какое-то время, он молча вытерся влажной салфеткой, оделся и пошел за Верноном. Они спустились на первый этаж, в бар, который при дневном свете выглядел еще более убого. Следы их с Яевинном буйной встречи не успели убрать, если вообще пытались: барная стойка местами была вспорота пулями, диван, за которым прятался Вернон, пришел в полную непригодность, под ногами хрустело разбитое стекло и щепки.

За одним из уцелевших столов сидел Седрик, перед ним стояла бутылка вишневой настойки. Не надо было быть детективом, чтобы понять, насколько сильно эльф пьян. От звука их шагов Седрик проснулся, приподнял голову и пробормотал что-то на эльфском. Йорвет ответил короткой фразой и Седрик тут же отключился снова.

- Анонимные алкоголики не очень-то помогают, да? – Прокомментировал Роше. Ему было даже немного жаль Седрика, он был бы самым адекватным из всей этой «беличьей» шайки, если бы не пристрастие к выпивке.

До машины они дошли достаточно быстро, по дороге Роше успел позвонить Бьянке и дать четкие инструкции по усилению охраны на дебатах. Не хотелось подпускать к этому делу обычных копов в форме - это могло спугнуть ведьмака. Лето хотелось взять живым; но если не удастся, Роше предпочел бы видеть его мертвым, а не на свободе.

Последним тузом в рукаве Вернона был Геральт, который наконец-то изволил включить телефон и с интонацией ленивой неохоты согласился присутствовать на дебатах. Его обостренные чувства и сверхчеловеческие инстинкты будут явно не лишними при встрече с другим ведьмаком.

Машина стояла на том же месте, где Роше ее оставил, все колеса были на месте и даже никакой малолетний пиздюк не соблазнился возможностью написать нецензурное слово на дверце.

- Полезай, - коротко бросил Роше, пытаясь вспомнить, не упустил ли он чего-нибудь. Надо было бы позвонить Фольтесту, но тогда придется вводить его в курс дела и, возможно, даже ехать в офис.

- Да ладно, а я уже решил, что мне придется бежать за машиной.

- Еще слово и поедешь в багажнике, - пригрозил Вернон, решив, что лучше потом попросит у шефа прощения, чем будет выпрашивать разрешение сейчас.

Когда Йорвет сел в машину, Роше перегнулся через него, доставая из бардачка наручники и ловко пристегивая руку эльфа к ручке дверцы.

- Больной ублюдок… - Драматичным шепотом прошипел Йорвет.

- Ты сейчас точно в рожу схлопочешь! – Мгновенно взбеленился Роше, как всегда болезненно реагируя на это слово.

- Ох, не заводись, ты не читал новый роман мастера Лютика, «Пятьдесят оттенков лилового»? Нет? Счастливчик. – Эльф покрутил металлический «браслет» на запястье. – Но вообще второй раз действительно не смешно.

- С ума меня сводишь. – Вздохнул Роше, заводя двигатель. Ему совершенно определенно нужны были кофе, завтрак и сигареты. Да и вообще день начался довольно паршивым, Йорвета хотелось пристрелить прямо сейчас, но… Почему-то хотелось улыбаться.

***

Когда можешь слышать, как у людей волосы на голове растут – стараешься лишний раз не прислушиваться. Каждый ведьмак уживается с обостренными чувствам. И первое, чему они должны научиться - умение игнорировать. Игнорировать какофонию звуков, игнорировать запахи – особенно запахи из чужих ртов, - игнорировать следы лжи на лицах людей.

Хенсельт в этом плане был серьезным испытанием: шумный, пахнущей смесью пота и дорого парфюма, постоянно лгущий человек. Для большинства следы лжи на его лице были незаметны, но Геральт видел их четко, как видел бы след утопца в мокром песке. Слушать его было настоящим мучением.

Если бы не просьба Роше, Геральт бы уже ушел. Так он себе говорил, по крайней мере, отлично зная, что никуда бы не ушел. Ведьмаки, вставшие на путь наемных убийц, были вечной головной болью их цеха, но от Лето Геральт такого не ожидал. Не то чтобы они были такими уж хорошими друзьями, но это было неожиданно.

И все равно слушать препирательства Хенсельта с Саскией было невыносимо. Вкратце: суть диспута была в том, что Хенсельт хотел вырубить треть заповедника и отгрохать на его месте поселок, наверняка нехило нагрев на этом руки. Саския соответственно была против, настаивала на сохранении живой природы. Хенсельт отвечал, что людям нужны дома. Саския говорила, что всем нужен воздух. Электорат внимал. Геральт просто мечтал добраться до ванной, и чтобы Трисс сделала ему массаж, и был готов проголосовать за любого, кто его этим обеспечит.

Дебаты происходили в крытом павильоне на территории заповедника. Изначально их планировали провести на улице, соорудив для этого небольшую сцену с трибунами, но потом перенесли под крышу, якобы из-за возможной грозы.

Геральт видел в этом след действией Роше, ребятам которого было гораздо удобней ловить убийц в крытом помещении с двумя входами, а не на открытой всем ветрам поляне.

Геральт держался немного в стороне от происходящего, пытаясь высмотреть в толпе массивную фигуру Лето. Эту гору мяса сложно было пропустить при всем желании, но пока что никого даже приблизительно на него похожего видно не было. Быть может, Лето после смены места вообще решил не приходить.

Возможно, Роше ошибался. Тогда, на месте убийства восьмерых нелюдей, они не успели поговорить; Геральт списал это на то, что Лето его не увидел. Могло же это быть так, верно?

Тяжело вздохнув, Белый волк посмотрел на сцену, где Хенсельт толкал очередную речь, потрясая жирными щеками. В первую секунду Геральт не понял, что не так и почему Хенсельта внезапно перекосило. Затем один из охранников рухнул с перерезанным горлом, и те самые обостренные чувства заставили Геральта рвануть вперед еще до того, как мозг дал приказ телу.

Нападавших было двое и никто из них даже близко не был Лето. Впрочем, они оба были ведьмаками. И это было поводом перестать игнорировать. Обостренные ведьмачьи чувства включились на полную, теперь Геральт слышал шуршание разрезаемого кончиком меча воздуха. Слышал скрип одежды, когда ведьмак замахнулся для удара. Краем слуха уловил, как истошно кричит кто-то в толпе. Последнее значения не имело, ничего больше не имело значения, кроме звука биения сердец нападавших.

***

В заповедник Роше приехал, когда все уже закончилось. С Йорветом поездка прошла не очень гладко: эльф требовал, именно требовал, не просил, кофе, завтрака, сигарет, зачитать ему права, поссать, зачитать права еще раз… К концу поездки Роше уже жалел, что не воплотил идею с багажником в жизнь. Оказавшись на месте, Вернон коротко бросил эльфу:

- Никуда не уходи, - и вышел из машины под аккомпанемент саркастичного смеха.

В заповедник снова съехались представители всех возможных органов правопорядка, кроме них хватало охраны Хенсельта и Саскии. Неулыбчивые парни в деловых костюмах нервно поглядывали в сторону таких же неулыбчивых эльфов и краснолюдов, пока их наниматели продолжали дискуссию. Если, конечно, ругань можно назвать дискуссией.

- Роше! - Стоящая в стороне Бьянка махала ему рукой, подзывая ближе. – Давненько не видела на тебе эту тряпку. – Девушка кивнула на его сине-серую толстовку, которая в дневном свете выглядела еще более непрезентабельно.

- Ближе к делу Бьянка, - Роше приветливо кивнул и протянул девушке стаканчик кофе, купленного для нее по дороге. – Что тут произошло? Где Геральт и Лето?

- Лето не появился. – Сухо ответила Бьянка, отпивая из стаканчика. Она явно была разочарована таким развитием событий, как и Вернон. – Но у нас хватает ведьмаков и без него.

Бьянка пошла в сторону крытого павильона, и Роше двинулся следом за ней, по широкой дуге обходя продолжающих обсуждать что-то на повышенных тонах Саскию и Хенсельта. К ним Роше еще собирался подойти, но пока что им лучше было выплеснуть злость друг на друга.

В павильоне было относительно пусто, людей пришедших на дебаты давно уже вывели, коронер суетился вокруг лежащего на полу тела. Тело точно не принадлежало Лето, но, слава Мэлители, Геральтом оно тоже не было.

- Кто это, док? – поинтересовался Роше, склоняясь над трупом. Оторвавшийся от своего дела фон Гратц удивленно посмотрел на толстовку и комуфляжные штаны Роше, но со свойственной ему тактичностью промолчал.

- Документов при нем не было, капитан, но вот это, - коронер приподнял веко покойника, показывая желтую радужку, перечеркнутую вертикальным зрачком, - должно вас заинтересовать.

- Еще один ведьмак, - кисло константировал Вернон, которого совсем не обрадовал факт того, что вместо одного наемного убийцы у него тут два.

- Он был с напарником, который тоже не был Лето. Разве что тому удалось размножится делением. – Доложила Бьянка. – Они напали одновременно, нацелились на Хенсельта, никто и отреагировать не успел, кроме Геральта. Он им задал! – девушка мечтательно прикрыла глаза и на лице ее появилось то самое выражение, с которым на Белого Волка смотрела каждая вторая девушка.

Только большинству девушек хватало одного вида Геральта, а вот Бьянке предварительно надо было посмотреть, как он шинкует людей в фарш.

- И где второй?

- Сбежал и Геральт за ним погнался.

- Один?! – Удивился Роше, надеявшийся, что ведьмак все же поумнее будет.

- Нет, наши тоже за ним побежали, - с тоской вздохнула Бьянка, которой судя по всему хотелось рвануть за остальными в лес, охотится на ведьмаков вместе с остальными идиотами. – Уже доложили, что нашли лагерь ведьмаков и второй тоже мертв. Лето там не оказалось.

Вернон тихо ругнулся, сожалея, что не получилось взять никого живым, но мертвыми ему эти ведьмаки нравились определенно больше, чем живыми. Лето тоже никуда не денется, Роше еще по дороге в заповедник дал приказ на его задержание, а пропустить такую образину будет сложно, возьмут его как миленького.

- Возьми показания у Геральта и пусть криминалисты обыщут логово ведьмаков. – Судя по таинственной ухмылочке Бьянки криминалисты уже выехали и без его, Роше, капитанского приказа, а показания у Геральта она возьмет лично. Не без гордости улыбнувшись напарнице, Роше кивнул и перешел к менее приятной части своего сегодняшнего визита в гребанный заповедник: пошел опрашивать высокопоставленных свидетелей.

С Хенсельтом он столкнулся на выходе из павильона. К жирному городскому судье присоединился его заместитель – Детмольд. Похожий на старое, облезшее чучело игуаны, с которого смахнули пыль да побрызгали сверху лаком, этот человек всегда вызывал у Вернона желание просто пристрелить его без суда и следствия. Он даже не сомневался, что есть за что.

- Роше! – Жирный палец Хенсельта уперся Вернону прямо в грудь, а маленькие пронзительные глазки пытались просверлить в капитане дырки. – Ты соображаешь, что делаешь? Проводишь операцию прямо на моих дебатах, даже не сообщив мне об этом! Тебе надоела твоя карьера?

Отведя в сторону упирающийся ему в грудь палец, Роше посмотрел Хенсельту прямо в глаза тем взглядом, который Фольтест при первом их знакомстве назвал «взглядом убийцы».

- Рад, что вы не пострадали, судья. Все претензии к работе моего отдела вы можете высказать на нашей горячей линии.

- Думаю, мы сообщим об этом сразу твоему начальству, - вылез из-за плеча Хенсельта Детмольд. Он знал, что Вернона подобными угрозами не проймешь, но все равно пытался действовать ему на нервы.

- Телефон Фольтеста у вас есть, - равнодушно пожал плечами Роше, пытаясь говорить нормально, а не цедить слова сквозь зубы, как случалось с ним всегда при разговорах с людьми, по которым тюремная камера плачет, и которых нет шансов туда доставить. – Я помещу вас под охрану своих людей, милсдарь, убийца все еще на свободе.

При словах об охране, Хенсельт как-то неловко переступил на месте, но тут же взял себя в руки:

- Видел я твоих людей, Роше! Если бы не тот ведьмак я был бы уже мертв, пока твои ротозеи все пропустили! – Хенсельт снова затряс пальцем, воинственно топорща бороду. – Я сам обеспечу себя охраной, и чтобы я твоих ищеек даже рядом не видел.

Хенсельт ушел, за ним отвратительным облезшим мопсом поскакал Детмольд, охрана окружила их плотным кольцом.

- Надо было сказать Геральту, чтобы не торопился со спасением этого хряка. И Вызиме легче, и Фольтесту меньше конкурентов. - Хмыкнула подошедшая Бьянка, и Роше пришлось немного приструнить ее:

- Уймись, Бьянка. Мы здесь, чтобы служить и защищать даже таких скотов.

Бьянка снова хмыкнула и Вернон задался вопросом, куда же пропала та девчушка, что заглядывала ему в рот, внимая каждому слову?

- Мне нужно срочно переговорить с Фольтестом, разберешься тут со всем?

Роше действительно пора было уже явится перед светлые очи начальства, а Йорвета снова сдать в каталажку. Не столько ради обвинений, сколько ради его безопасности. После провала с убийством Хенсельта, Лето быстро сообразит, кто его предал, а эльф слишком много знает, чтобы оставлять его в живых.

Хенсельта охрана уже погрузила в машину, и они отбыли солидным кортежем. А вот ребятки Саскии были на месте, хотя самой их предводительницы видно не было, а ведь Вернон и с ней хотел пообщаться. Капитан оглянулся в поисках девушки и, найдя ее взглядом, тихо выругался.

Саския стояла возле его машины и о чем-то беседовала с Йорветом. Эльф открыл окошко и беседовал с женщиной, слегка улыбаясь и показывая ей браслет наручника на своем запястье. Судя по лицу Саскии – она просто задохнулась от бешенства.

- Вы, милсдарь! - Кажется люди стали слишком часто тыкать пальцем ему в грудь. – В чем вы обвиняете этого эльфа?

- Я имею право не обсуждать ведущееся дело. – Парировал Вернон, которого совершенно не устраивал ни тон Саскии, ни выражение лица Йорвета. – Я хочу задать вам пару вопросов о произошедшем сегодня.

Саския, надо признать, владела собой лучше Хенсельта, она не посмотрела в сторону Йорвета и никак не выдала свою осведомленность.

- Я мало что видела, все произошло слишком быстро. – Ее голос не был ни слишком медленный, ни слишком быстрым, взгляд не бегал, но и прямо в глаза она не смотрела. – Йорвет, ничего не говори, тебе будет предоставлен адвокат, я об этом позабочусь.

- Как пожелаете, - резко бросил Вернон. Он наконец-то разобрал чем пахнут духи Саскии: фиалка и миндаль. Возможно, он не обратил бы внимания, но слова Ламберта хорошо врезались в память. - Вернемся к произошедшему. Кто по вашему мог организовать нападение?

- Это политика, капитан. - Вздохнула Саския, поправляя выбившуюся из прически светлую прядь. Молодая предводительница нелюдей была чертовски хороша, Роше не мог этого не замечать, но ничего кроме глухого раздражения не чувствовал. - Она грязная и занимающиеся ей люди способны пойти на любую подлость.

- Даже вы? - спросил Роше, игнорируя брошенный на него предостерегающий взгляд. Саския на секунду запнулась, явно подбирая слова, но все же нашлась с ответом:

- Я хочу сделать мир лучше, капитан, правда хочу. Но я все же не из тех для кого цель оправдывает средства. Прошу прощения, но сейчас мне надо уйти, если у вас есть какие-то еще вопросы, я с удовольствием отвечу на них позже.

Саския отошла от машины, задев Роше плечом. Плюнуть ей вслед было бы грубостью, так что пришлось ограничится только строгим взглядом на Йорвета. Эльф пожал плечами, как бы говоря, что вообще не понимает его недовольства.

Внутренне кипя от злости, Роше сел за руль. Пора было уже ехать в Фольтесту; вложенная во внутренний карман бумага о помиловании для его убийцы жгла огнем. Это было иррационально, но Вернон хотел избавиться от нее поскорее, будто нес в кармане змею или тикающую бомбу.

А еще ему нужно было поговорить с Фольтестом о Йорвете, о его защите, если эльф согласится рассказать им о своих делах с нильфами. Об их с Саскии делах, если на то пошло.

Он никогда не согласится.

- Может, лучше мне повести?

- Что?

Йорвет кивнул на его сжатые до побелевших костяшек ладони. Руль в руках едва не скрипел, и Роше счел за лучшее съехать с дороги, остановившись на обочине. Сегодняшний день снова был жарким и душным, солнце жарило крышу автомобиля, превращая салон в раскаленную баню. Но задыхался Вернон не из-за этого.

- Ты спал с Саскией.

Единственный глаз Йорвета слегка расширился, но он почти сразу взял себя в руки, легко скрывая свое удивление.

- Браво, - эльф попытался похлопать в ладоши. – Напомни, я уже шутил про Вернона Роше – удивительного мужика-детектива?

- Твою мать, Йорвет! – Роше врезал кулаком по приборной панели. – Ты сделал просто все, чтобы не облегчать мне задачу.

- Да, я спал с Саскией. – Не стал увиливать Йорвет. – Начал два года назад, когда она впервые сцепилась с Хенсельтом, помнишь, он тогда хотел снести половину Вергена и отстроить там новые районы, благодетель наш неуемный?

Эльф ненадолго замолчал, ногтем отдирая какое-то пятнышко со стекла.

- Она удивительная, Вернон. Не такая, как другие политики, а она правда хочет помочь.

- Нильфгаарду помочь? – сквозь зубы процедил Роше, на что Йорвет просто пожал плечами, явно не собираясь впутываться в политическую дискуссию.

- Она хороший человек, просто совершила ошибку. И мы расстались недели три назад, перед выборами. Сам понимаешь, будущий мэр не может встречаться с кем-то вроде меня.

Роше замолчал, переваривая информацию. В принципе, она сходилась с тем, что он знал и с тем, что сообщил ему Ламберт при, мать его, обнюхивании спальни Йорвета. И все же после слов Йорвета Саския не стала нравится Роше больше. Они с эльфом расстались из-за чего-то действительно серьезного, а не из-за того что «не положенно». Вернон не бросил бы этого ебанутого придурка из-за такой мелочи.

- Это нихуя не значит, Йорвет. Если она замешана, ее место в тюрьме, какой бы чистенькой и беленькой она ни была! – Роше поймал удивленный взгляд эльфа и только сильнее распалился. – Думаешь, просто от того, что у вас был трогательный роман, мне насрать на ее вину?! Или что у меня настолько крыша поехала, что я буду отпускать всех, - ее, твоего брата, гребанного Яевинна – просто потому, что ты так сказал?

- В чем проблема-то, Вернон? – Йорвет тяжело вздохнул, стирая со лба выступивший пот. – Можно я включу кондиционер?

- Проблема в тебе! – Проигнорировал просьбу капитан. – Одно твое появление в моей жизни - и все полетело к черту под хвост! Все же было хорошо, но нет! Ты снова врываешься в мою жизнь, рушишь ее и… Что ты делаешь, бес тебя дери?

Не скованная наручниками рука эльфа с неожиданной силой вцепилась в ворот толстовки Вернона, притягивая капитана к его пленнику. Единственный глаз Йорвета светился тем же нездоровым светом, что и в ту ночь в заповеднике. Совершенно ебанутый взгляд, в котором Роше видел желание свернуть его шею, но кроме этого видел и кое-что еще.

Поцелуй получился жарким, раскаленным, как этот пропеченный солнцем день. Таким же душным. Рука Йорвета скользила по мокрой от пота шее Вернона, эльф будто пытался ухватиться покрепче, вцепиться в самую глотку, но жертва раз за разом ускользала от него. Роше потянул Йорвета на себя, перетягивая на свое сидение, от чего его прикованная рука вывернулась так, что едва не вышла из сустава.

Вернон запустил руки под куртку Йорвета, оглаживая его по бокам. Ему казалось, он чувствует под пальцами узор татуировки, изгибающиеся древесные ветви, обнимающие всю левую половину тела эльфа. Йорвет выгнулся, пытаясь удобнее уместиться в тесноте салона и подставляя шею для быстрых, жадных поцелуев, давая слизывать капли пота со своей шеи. Оторвавшись от вылизывания нарисованных на коже эльфа веточек, Роше поднял на него взгляд и они с Йорветом заговорили вместе:

- Ты ревнуешь.

- У тебя губы фисштехом намазаны?

После чего замерли, разглядывая друг друга. После некоторого молчания, Йорвет сыто облизнулся и с достоинством ответил:

- Нет, не намазаны. С чего вообще такие мысли?

- Потому что… - Роше вовремя прикусил себя за язык. Сиськи Мелитэле, кажется, от жары его мозг правда немного расплавился.

- Потому что после первого же поцелуя ты теряешь над собой контроль? – Предположил Йорвет, пытаясь выглядеть настолько непринужденным, насколько позволяла его выгнутая поза: эльф держался буквально навесу, упираясь одной ногой в дверцу водителя. Его рука все еще была вывернута, и Роше даже захотелось дернуть Йорвета на себя посильнее, так чтобы услышать приятный треск рвущихся связок.

- Потому что это было бы еще одним хорошим поводом тебя посадить.

- Не лучший план, - Йорвет покачал головой, поглаживая пальцами свободной руки «обновленные» синяки на шее Вернона. – Ты так взревновал к одной женщине, представь, как бы ты ревновал ко всей тюрьме.

Роше уже собирался ответить что-нибудь столь же едкое. Он вообще напрочь забыл, что они сидят в машине, лишь немного съехав с трассы, и их может увидеть любой проезжающий мимо. Чертов Йорвет и жара, вдвоем они превращали мозг Вернона в кашу. Эльф снова потянулся за поцелуем, но раздражающий сигнал телефона прервал их.

Будто сбросив наваждение, Роше довольно грубо ссадил эльфа с себя, почти оттолкнув его на соседнее сидение. Немного приведя дыхание в норму, Вернон глянул на экран трезвонящего мобильника. Звонил, как ни странно, Велерад, с личного номера. Обычно он поручал звонки Вернону своим секретарям.

- Слушаю, - ответил Роше, жестом показывая Йорвету, чтобы не вздумал вякать что-то не вовремя. Голос Велерада был сухим и каким-то глухим. Каждое его слово порождало у Вернона тысячи вопросов, но он молчал. В конце разговора Велерад спросил, все ли он услышал и понял, Роше ответил, что да и заместитель Фольтеста, не прощаясь, положил трубку.

Какое-то время Роше молчал, глядя на потухший экран телефона. В его голове были тысячи мыслей, но все их сковывало чувство вины: обжиматься в машине с ебаненым эльфом, будто накачанный гормонами подросток, пока…

- Что-то случилось? – Рука Йорвета легла ему на плечо, осторожно тормоша. – Ты побледнел.

- Фольтест… Его… - Вернон провел рукой по лицу, беря себя в руки. – Его детей похитили.