Охота на эльфа +191

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, остальные пробегали мимо
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 109 страниц, 9 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лидер по перечитываниям» от Wolfenstein
«Удивительная работа! 11 из 10» от MegA_BuM
«Восхитительная работа!» от Помидоролюб
«За непередаваемые эмоции! » от xxx..xxx
«Великолепная история! » от Джулиса
Описание:
Современность-АУ, в которой все тем не менее остались на своих местах. Роше и Йорвет все еще играют в кошки мышки, на этот раз полем для игры стало расследование убийства восьмерых нелюдей в лесу под Вызимой.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мысль, написать АУ по вселенной Ведьмака сначала показалась мне немного кощунственной, но я решила рискнуть. Надеюсь получится неплохо.
У текста есть продолжение https://ficbook.net/readfic/4773353

Часть 5. Каждый охотник желает знать...

28 февраля 2016, 01:02
Роше вошел в комнату для допросов, оставив за дверьми возмущенных до глубины души Бьяннку, Фенна и Тринадцатого. Всю дорогу эта троица спорила, кто должен пойти вместе с капитаном допрашивать подозреваемого и все трое высказались исключительно некультурно, когда Роше сказал, что пойдет один. Но не зря он столько лет вбивал в своих людей понятие о субординации: возмущаться они могли, перечить всерьез – не посмели.

Так что в клетку к тигру Вернон зашел один.

- Здравствуй, Йорвет. – На этот раз Роше не стал разыгрывать трюк с угнетающим молчанием.

- Вернон Роше, собственной персоной. – Эльф сидел на стуле, закинув ногу за ногу, явно не испытывая особого дискомфорта. В его памяти наверняка хранились воспоминания о временах, когда арестованных эльфов содержали с куда меньшим удобством. Лет двести назад эльф бы уже висел на дыбе, но двести лет назад он бы и не дал себя схватить. – Шея не болит?

Роше едва удержал себя от того, чтобы прикоснутся к скрытым под высоким воротником синякам. Конечно, они болели, но кем бы он был, если бы позволял таким мелочам отвлекать себя? И без того хватало на что отвлечься: в комнате было довольно тепло и Йорвет скинул свою куртку, оставаясь в футболке с коротким рукавом. Ветвь нарисованного дерева оплетала его руку до самого локтя и Вернон невольно задержался на татуировке взглядом. Дерево раскинуло свои ветви почти по всей левой половине тела эльфа, Роше мог бы нарисовать его по памяти.

- Перейдем к делу. – Роше открыл папку с делом Киарана и положил перед Йорветом. – Твоего брата вытащили из тюрьмы. Уверен, он сразу помчался к тебе. И уверен, ты снова выставил его щитом перед собой.

- Как и в прошлый раз, Роше, голословные обвинения и никаких доказательств. – Йорвет слегка улыбнулся и погладил шрам на щеке.

- Тут ты прав, - Вернон тоже улыбнулся. Достал сигареты и закурил одну, глядя на эльфа через сизый дымок. Йорвет хотел казаться невозмутимым, у него почти получалось, но его выдал короткий жадный взгляд на сигарету. Эльф чувствовал подвох, просчитывал ходы и хотел курить. – Угощайся.

Пачка сигарет проехалась по поверхности стола и ткнулась в ладонь Йорвета. Как животное. Плохие привычки похожи на домашних животных: люди тщательно выбирают их или получают под действием случая, подкармливают и любят зверя живущего у них под боком. Но если расценивать дурные привычки, как домашних животных, то курение - это собачонка средних размеров. А вот другая привычка Роше – Йорвет, - это целый гребанный тигр.

Эльф взял сигарету и Вернон щелкнул зажигалкой, давая ему прикурить.

- У меня, правда, нет ни одной убедительной улики против тебя, Йорвет. Отпечатки пальцев, ДНК… Для этого ты слишком умный. – Роше снова улыбнулся, но совсем не весело. - Даже ночью, торопясь, вы с братом сделали все очень хорошо. Сложно было, Йорвет? Ночь, гроза, утопцы прут из реки. Вы совершили парочку ошибок, но в такой ситуации это простительно. Из свидетелей в лесу разве что какая-то белка. Впрочем, белки своих не сдают, да?

- Если у тебя ничего нет, плоскоухий, то я пойду. – Йорвет демонстративно неторопливо потянулся и снял свою куртку со спинки стула.

- А вот опоссумы могут и настучать.

- Ты себя хорошо чувствуешь, Роше? – Преувеличенно обеспокоенно поинтересовался эльф, поднимаясь на ноги и просовывая руку в рукав. – Пойди выспись, свои извинения можешь принести мне завтра.

- Сядь. – Коротко приказал Роше. Собственный голос колючим комом прокатился по больному горлу. – Сядь, Йорвет.

Эльф какое-то время сверлил капитана взглядом, но все же сел. С видом, что делает ему одолжение.

- У меня есть свидетель, Йорвет. Который видел твоего брата. Видел стрелы. Тебя он, конечно, не видел. И я уверен, твой брат, когда мы его возьмем, тоже ни слова о тебе не скажет - как всегда. Киарану не впервой сидеть за тебя.

На этот раз взгляд Йорвета вспыхнул ярко, на секунду Роше даже показалось, что сейчас он бросится и в этот раз все-таки придушит его. Потом его сразу же пристрелит Бьянка и история будет как в одном из дурацких сериалов, снятых по сценарию мастера Лютика.

Впрочем, адское пламя в глазу Йорвета почти сразу погасло. Эльф снова закинул ногу за ногу и потянулся к сигаретам. Роше тоже закурил вторую. Раньше, во Флотзаме, он курил куда больше.

Вместе с Йорветом, стоя на балконе зачуханной квартирки, слишком тесном для двоих, выкуривая сигарету за сигаретой, разговаривая так же, как сейчас. Разговоры могли закончится сексом, могли скандалом - тогда Роше казалось, что между ним и эльфом все было непросто.

Ха, вот сейчас было непросто.

- Я пытаюсь тебе помочь, Йорвет. И твоему брату.

- Как мило, - Йорвет снова прикоснулся к своему лицу, поглаживая шрам под платком. Роше хотелось бы, чтобы он стянул чертовы тряпку и показал свое лицо полностью, но требовать этого он не мог. – Чего ты хочешь?

- Скажи своему брату, чтобы сдался. Лучше пусть сделает это сейчас, до того, как наверху получится протащить закон о равномерности наказания, по которому твой брат сядет лет на триста.

Йорвет молчал, глядя в какую-то точку над левым плечом Вернона, сигарета дымилась, зажатая в его пальцах. Молчание начинало затягиваться, Роше уже начало казаться, что ответа он так и не добьется, но эльф затушил сигарету и все же соизволил открыть рот:

- Помнишь Эльфские сады во Флотзаме? Там, где росли Розы Памяти.

Роше осторожно кивнул, еще не зная, к чему эльф начал этот разговор. Сейчас возьмет и ляпнет на камеру, как хорошо они с Роше развлекались в эльфских катакомбах под этими самыми садами. Пускай даже они правда проводили время совсем не плохо… И занимаясь сексом, и гонясь друг за другом с оружием в руках.

- Единственное хорошее место во всем Флотзаме, я скучаю по нему. Хотел бы я снова там оказаться. – Йорвет не сказал «с тобой» и Роше был ему за это всем сердцем благодарен.

- Йорвет…

- Мне больше нечего сказать. Отпусти меня или обвини. – Эльф вытащил еще одну сигарету из пачки, но зажигалку просить не стал, просто крутил ее в пальцах, по-прежнему рассматривая что-то за левым плечом Роше. Будто бы в темном углу комнаты для допросов скрывались лабиринты его памяти.

Роше поморщился, но он слишком хорошо знал Йорвета, знал этот взгляд и понял – допросу конец. Теперь эльф уже ничего не скажет, даже если применить более агрессивные методы. Молча собрав свои бумаги, Вернон поднялся со своего места. Эльф подтолкнул к нему уже порядком опустевшую пачку, но Роше только качнул головой:

- Оставь себе.


***


- Что дальше, капитан? – Немного нервно поинтересовался Тринадцатый. Он снова почесывал свою татуировку, как делал всегда, когда в голове у него было больше слов, чем можно было высказывать вслух.

– Отпустите, - все трое детективов одновременно открыли рты, - и повисните у него на хвосте. Йорвет не вернется в свой дом в заповеднике: это логово больше для него не безопасно и я хочу знать, куда он подастся.

Роше глянул на циферблат наручных часов, с иронией отмечая, что их с Йорветом разговор закончился ровно за десять минут до начала совещания у Фольтеста. Воистину, они как два актера, по часам разыгрывающие какую-то безумную пьесу.

- Мне пора, развлекайтесь.


***


У Фольтеста его ждала уже знакомая компания: Велерад склонился над какими-то документами, брезгливо выпятив нижнюю губу, Трисс с энтузиазмом рассказывала Фольтесту о завтрашних дебатах Хенсельта и Саскии, но улыбка девушки показалась Роше усталой и какой-то напряженной. Наверное, Геральт все еще бегает по заповеднику за утопцами, не вспоминая, что нужно хоть иногда звонить любимой женщине.

- Садись, - Фольтест кивнул Вернону на привычное место, - и докладывай.

По голосу шефа Вернон понял, что тот уже в курсе всех деталей, но дает ему возможность официально высказаться. Нетипично для Фольтеста. Либо шеф играл в какую-то игру из тех, в которые обычно не играет с самыми верными людьми, либо был зол и старался это скрыть.

Роше коротко, приводя одни только факты, доложил о деле. Он старался удерживаться от субъективных суждений, но, видимо, переборщил с сухостью в голосе. Даже Велерад оторвался от своих бумаг и посмотрел на Вернона с удивлением, почти без привычного осуждения.

- Так Йорвет - убийца, или нет? – Осторожно спросила Трисс.

- Да.

- Но ты его отпустил?

- А ты хотела, чтобы задержал? Чтобы он попросил адвоката, а через пять минут давал интервью о расовой дискриминации? Давно не оправдывалась перед газетчиками, Меригольд?

Во взгляде Трисс было четко написано, что она считает Вернона мудаком, и в кабинете повисло молчание. Фольтест тоже молчал, постукивая пальцами по гладкой поверхности столешницы.

- Если позволите, - наконец-то открыл рот Велерад, - не знаю уж, в чем причина дурного настроения нашего капитана, но разве все так плохо? – Заместитель попытался изобразить на жирном лице приветливую улыбку. Получилась только обычная злорадная гримаса. – Есть подозреваемый, есть свидетель, есть ниточки, за которые можно потянуть. И у Роше даже появился шанс отомстить за тот позор четырехлетней давности. Или снова опозориться.

Роше пришлось сжать пальцы в кулак так крепко, чтобы промолчать, что короткие ногти впились в кожу. Велерад был в курсе почти всего, что произошло во Флотзаме четыре года назад. И редко упускал возможность проехаться по Роше. По его компетенции. По его ориентации.

- Велерад! – Фольтест слегка повысил голос. – Трисс. Думаю, на сегодня мы закончили. Завтра жду вас обоих после обеда.

Велерад быстро собрал свои бумаги и повел недоумевающую Трисс к выходу, галантно распахнув перед девушкой дверь. Заместитель Фольтеста даже не скрывал свое хорошее настроение: ему удалось куснуть Роше, а тому нечем было ответить.

Фольтест поднялся со своего места и подошел к Вернону. Тяжелая рука легла на затылок Роше, заставляя его слегка повернутся к Фольтесту. Шеф щелкнул языком, оценивая синяк на скуле, и направился к бару.

- Выпьешь что-нибудь?

- Я лучше кофе, хочу сегодня еще поработать.

- Я отпустил секретаршу, так что или пей бренди, или не выеживайся. – Фольтест налил себе бренди на два пальца и вернулся обратно в свое кресло. Ослабил галстук, глядя на Вернона с каким-то странным выражением. – Не куксись. Ты знаешь Велерада, он любит куснуть тебя, но мы все в одной лодке и у тебя будет шанс укусить его в ответ.

Роше кивнул и вытащил из пиджака телефон, кладя его на стол. Йорвета уже должны отпустить на все четыре стороны - значит, надо ждать звонка от ребят.

- Не понимаю тебя, Вернон. Вроде ты нормальный мужик. Я так надеялся, что у вас с Бригидой что-то выйдет, но стоило на горизонте замаячить этому гребанному эльфу и ты тут же… - Фольтес изобразил какой-то жест рукой, видимо, призванный воплотить в себе метаморфозы Вернона Роше при встрече с Йорветом. – Ждешь звонка?

- Ага, отправил своих дуболомов следить за Йорветом.

- Без шансов. – Фольтест допил свой бренди. – Этот лис разделается с ними в два счета.

- Пусть хотя бы попробуют. – Роше пожал плечами, и в ту же секунду телефон зазвонил. На экране высветилась имя абонента, всего два символа: единица и тройка. Роше ответил на звонок, выслушал сбивчивый и злой доклад Тринадцатого, приказал ему и Фенну ехать домой. – Мне пора.

- Иди. Не влипай в неприятности. – Фольтест покрутил в руках бокал, размазывая по его стенкам янтарные капли. – И, кстати, Мария-Луиза приглашает тебя на обед в субботу. Приходи, Анаис и Бусси будут счастливы.

Роше сильно сомневался в желании супруги шефа видеть его на семейном обеде, но кивнул, соглашаясь. Он понимал, что для Фольтеста это некий способ выразить свою заботу о Верноне. Жест поддержки. Но Роше не чувствовал, что ему нужна забота или поддержка. Он чувствовал себя нормально. Просто – злым.


***


Вернувшись к себе в кабинет, Роше открыл протокол допроса Йорвета. Где-то в его словах наверняка была подсказка. Вернон перечитывал протокол, раз за разом цепляясь взглядом за слова про Сады памяти. Почему Йорвет про них вспомнил? Да, они бывали в этом месте, занимались сексом в эльфских катакомбах, но почему именно Сады памяти пришли эльфу в голову?

Роше отложил в сторону бумаги и придвинул к себе ноутбук. Беглый поиск ни к чему его не привел: обычные статьи про древний образец эльфской архитектуры, много фотографий влюбленных парочек, которые слетались на романтическое место, как мухи на мед. В последние пару лет администрация Флотзама нашла деньги на реконструкцию памятника и привела Сад памяти в привлекательный для туристов вид. Эльфские подземелья тоже собирались реконструировать, но пока только на словах.

Помимо этого Роше нашел упоминания о Розах Памяти, но ничего, кроме маленькой кофейни с таким названием, не показалось ему интересным. Кофейня располагалась в Дол Блатанне, а Йорвет точно не станет искать там приюта.

Вернон сходил на кухню, заварить себе кофе. Обычно он просил об этой услуге Бьянку или кого-то из секретарей, но сейчас офис был пуст. Неудивительно: после одиннадцати вечера даже самые стойкие расползались по домам или барам.

Вернувшись к своему компьютеру, Роше продолжил поиски, но на этот раз в полицейских архивах. Его интересовали дела Йорвета и других подобных ему активистов борьбы за права нелюдей. Тех из них, кто верил, что для достижения мира нужны не только добрые слова, но и пули. Таких в Вызиме было немало, но большинство из них обитали в пределах городской тюрьмы.

Долгое время ничего толкового он не находил, но в какой-то момент задержался на фотографии с ареста Яевинна. Фото было двадцатилетней давности; Яевинн уже успел отсидеть, выйти и обнести какой-то банк, а также скрыться от рук правосудия, но главное было не это. Фотограф поймал кадр, когда закованного в наручники эльфа выводили из здания, в окне которого неоном горела фиолетовая роза. Никаких названий и вывесок, просто фиолетовая роза в окне, выложенная неоном достаточно талантливо, чтобы не путать ее с капустой.

Теория была надуманной. Притянутой за уши. И опасной. Даже если Роше не ошибся и там, правда, притон для агрессивно настроенных борцов за свободу, соваться туда в одиночку уже достаточно самоубийственная идея.

Но присмотреться к интересному месту надо, и они не могут нагрянуть туда всей толпой. Даже вдвоем с Бьянкой это будет достаточно подозрительно.

Хмыкнув, Роше поднял материалы об аресте Яевинна, уточняя адрес. Самый центр бедного эльфского квартала. Если увидят там человека в костюме, то даже не спросят, кто он и откуда, сразу ограбят. Впрочем, Вернон не какой-то мажор в поисках острых ощущений, он сам кого хочешь напугает и в расход отправит.

В одном из шкафов кабинета у Роше хранилась запасная одежда, на разные случаи жизни: от делового костюма с белоснежной рубашкой до толстовки с камуфляжными штанами. Толстовка раньше была с нашивкой «Синих полосок» - футбольной команды полицейского управления, - но нашивку Роше давно содрал, и теперь это была просто серо-синяя кофта с капюшоном. Вполне подходящая для ночной прогулки по не самому благопристойному району.

На проходной переодетого Роше окинули удивленным взглядом, но дежурный не сказал ни слова о его внешнем виде, только кивнул и пожелал удачи. Машина Вернона тоже была слишком хороша для эльфского района, пришлось оставить ее на заброшенной стройке за несколько улиц от нужного места. Местечко было уединенным, но легко узнаваемым по большому, хоть и плохо отпечатанному, плакату на воротах, призывающим поддержать Саскию в завтрашних дебатах. Мимоходом Роше отметил, что дебаты будут касаться того самого заповедника, вот же несчастливое место… Убедившись, что машину не видно с улицы, Вернон натянул капюшон и двинулся вглубь паутины улиц бывшего эльфского гетто.

Перевоплощаться - это не только сменить шмотки, Вернон изменил свою манеру держаться и походку. Теперь он шел так, как ходят мелкие бандиты забредшие в чужой район – сковано и нагло одновременно. Роше старался держаться в стороне от широких улиц, обходил мелкие группки проституток и их сутенеров. В одном из переулков за ним увязалась парочка краснолюдов, видимо, в надежде на легкую наживку. Но Роше легко сбросил этот хвост, еще немного пропетлял по улочкам и вышел к нужному месту.

Неказистое здание без вывески, но с пурпурной розой в окне. Затаившись в тенях, Роше какое-то время наблюдал, но никто не входил в здание и не выходил из него. За рифлеными стеклами окон виделось какое-то движение, не слишком активное, вялое. Музыки тоже слышно не было.

В окне второго этажа Роше мелькнула чья-то фигура, будто кто-то стоял возле окна, наблюдая за ним, а потом плавно отошел назад. Это точно не было игрой воображения; Роше решительно пересек улицу, потянул на себя массивную металлическую дверь и вошел в темное, прокуренное помещение. Вторую руку он держал на пистолете, готовясь открыть огонь, если возникнет хоть намек на опасность.

Опасность местные посетители явно представляли, но на Роше никто особо и не обернулся. Это правда оказалось что-то вроде бара, довольно грязного и убогого даже по меркам этого района. И контингент тут был грязный и убогий, явно бандитского вида. В зале сидело всего с десяток посетителей: двое эльфов за дальнем столом, четверка режущихся в гвинт краснолюдов, несколько низушков и, как ни странно, человек. Лысый и носатый, с крупными чертами лица и тяжелым взглядом, он показался Роше знакомым. Он улыбнулся Вернону, как старому знакомому, хотя капитану так и не удалось вспомнить этого человека.
Йорвета видно не было.

Роше прошел через зал и присел за стойку, заказав себе пива. Эльф-бармен посмотрел на него немного презрительно, но пива налил. Правда, Роше все равно следил, чтобы он туда не плюнул. Взяв свой бокал, Вернон начал рассматривать бар в стеклянной стене позади бармена. Никаких особых перемен в зале не произошло, только человек куда-то исчез. Едва Роше призадумался, когда тот успел выйти, как человек тут же опустился на соседний табурет. Это было настолько неожиданно, что капитан едва не вздрогнул. Он точно не видел шедшего за ним мужика, и не уследил за его отражением в стеклянной стене.

- Вечер добрый, милсдарь… - Мужчина замолчал, явно рассчитывая, что Роше назовет свое имя, но тот промолчал. – Позвольте представится - Гюнтер О’Дим.

- И что вам нужно, милсдарь О’Дим? – Немного скептично поинтересовался Вернон. Опасности он не чувствовал, но все же что-то его настораживало. Кроме того, он был удивлен, что Йорвет использовал в качестве посланника человека. Если, конечно, этот мужик посланник.

- О, быть может автограф? - О’Дим воровато глянул на бармена, меланхолично протирающего бокалы в дальнем конце стойке, и наклонился к Вернону, доверительно сообщив: – Я сразу вас узнал. Нет-нет, не хватайтесь за оружие, капитан, от меня вам опасности не будет.

Если бы Роше давали монетку каждый раз, когда он слышал подобные слова, а потом пригибался от свистящих над головой пуль, он бы уже вышел на пенсию и купил себе личный остров. Поэтому Вернон развернулся к собеседнику лицом и вытащил из-за пояса пистолет, держа его так, чтобы из зала было не видно. Вороненое дуло смотрело О’Диму в живот.

- Кто ты такой?

- Скромный бизнесмен. Мое дело – зеркала, но настоящее увлечение - это городской фольклор. И вы, капитан Роше, один из моих любимых героев. – Голос О’Дима был тихим, но он не шептал. В зале на них никто не смотрел, даже бармен будто впал в оцепенение, продолжая натирать один и тот же бокал. – Ваша стремительная карьера, неуступчивость и неподдельная вера идее! Война с махакамскими преступными кланами и флотзамский эпизод, а сейчас вот это новое дело об убийстве в заповеднике.

О’Дим заливался соловьем, а Роше хотел ему врезать, но почему-то сидел на месте и зачарованно смотрел в его глаза, продолжая сжимать пистолет вспотевшей ладонью.

- Мое восхищение вашей личностью, - Гюнтер пару раз хлопнул в ладоши. – Вы – скала в океане темной жизни этого города. Но знаете, что восхищает меня больше историй про правосудие? Истории про любовь!

Темные глаза поймали взгляд Роше и Гюнтер О’Дим чуть насмешливо усмехнулся.

- И я просто ненавижу, когда такие истории заканчиваются трагично. Но, как говорится, аmantes sunt amentes*. И тем более жалко будет, когда вас убьет эльф, которому вовсе не место в этой истории.

Роше показалось, что черты его так называемого собеседника немного расплылись, а потом О’Дим толкнул его в грудь и Вернон начал заваливаться на спину вместе с табуретом. Уже в полете он сориентировался и повернулся на бок. Как раз вовремя, чтобы увидеть в дверях лицо хорошо ему знакомого эльфа. Лицо было искаженно злостью, а пистолет в руках остроухого выплевывал огонь. Все было как в замедленной съемке, пули просвистели, пронзив воздух в том месте, где только что сидел Роше и врезались в зеркальную стену. Грохот разбиваемого стекла и лопающихся бутылок запустил время с обычной скоростью, но Роше успел откатиться в сторону, прячась от выстрелов за одним из диванов.

- Сдавайтесь, капитан. – Высокопарным тоном предложил Яевинн, на что Роше ответил несколькими выстрелами и тут же перекатился на другое место. Куда в суматохе делся Гюнтер О’Дим, он не увидел, но имя это на будущее запомнил, сейчас была проблема посерьезней. Неудивительно, что собираясь на предполагаемую базу террористов, Роше встретил… Террориста. Удивительно только, что Яевинн открыл огонь внезапно - обычно он предпочитал что-то более продуманное. Хотя неприятное, наверное, зрелище – полицейская шишка в твоем любимом баре. Тут можно и с катушек слететь, а Яевинн, хоть мог быть последовательным и разумным, был тем еще ебанутым психом.

- Я ищу Йорвета! – Крикнул Вернон и пригнул голову, когда обивку дивана вспороли пули, лишь на несколько сантиметров разойдясь с головой самого Роше.

- А найдешь лишь смерть. – В своей обычной возвышенной манере ответил Яевинн.

Это уже начинало порядком надоедать, но ввязываться в долгую перестрелку смысла не было. Шанс, что полиция заедет в этот район, был мизерным, а вот у Яевинна вполне могли найтись друзья. Осмотревшись, Роше решил, что его лучший шанс – лестница на второй этаж. Со второго этажа можно будет выскочить на пожарную лестницу и оттуда уже сбежать. А утром вернутся с подкреплением, и разнести это место к чертям.

Несколько раз выстрелив в сторону Яевинна, Роше рванул к лестнице. Старые деревянные ступени загрохотали под ногами; на лестнице было темно настолько, что Вернон не видел дальше своего носа. Только этим, и тем, что последняя ступенька была чуть выше, чем все остальные, он мог впоследствии оправдать свое позорное падение. В падении Вернон приложился обо что-то лбом и на секунду вырубился, слыша со стороны лестницы легкие эльфские шаги.

В себя его привел свет и голоса, ругающиеся на незнакомом ему диалекте Старшей речи. Или знакомом, но в ушах слишком звенело, чтобы четко понимать слова. Роше попытался сесть и его тут же подхватили за плечо, помогая подняться на ноги.

Вернону понадобилось пара секунд, чтобы вспомнить имя помогающего ему эльфа. Седрик. Был их информатором во Флотзаме, но хлеб свой едва отрабатывал по причине сильного пристрастия к спиртному. Честно говоря, Роше был уверен, что он благополучно захлебнется своей блевотой рано или поздно, и просто выкинул его из головы, после их с Фольтестом возвращения в Вызиму. И все же это был точно Седрик - забыть эти печальные пропитые глаза было просто невозможно.

- Помните меня, капитан Роше? – Улыбнулся эльф и нервно облизнул сухие губы.

- Перебрался в Вызиму, Седрик? Выглядишь лучше… - Губы говорили, но сознание Роше было больше сосредоточенно на его пистолете, выпавшем из руки и отлетевшем в угол, и Яевинне, который смотрел на Вернона, как бык на красную тряпку.

- Встречи анонимных алкоголиков неплохо помогают. – Кашлянул Седрик и, наклонившись, подобрал пистолет Роше. Капитан напрягся, когда в руках эльфа оказалось оружие, но Седрик просто вернул его Вернону. Яевинн при этом задышал чаще и вообще выглядел крайне разозленным, но в драку больше не бросался. Хотелось бы верить, что любителя грабить банки охватил приступ человеколюбия, но Роше прекратил верить в сказки еще в нежном пятилетнем возрасте.

- Йорвет здесь?

Седрик кивнул и поманил его за собой. Яевинн тоже пошел следом и в комнату к Йорвету они вломились все втроем. Небольшое помещение когда-то должно было быть офисом, но сейчас его переделали под жилую комнату, маленькую и неуютную. Из окон открывался отличный вид на то место, где скрывался в тенях Вернон, прежде чем зайти в бар. Свет в комнате не горел и Роше пришлось подождать, пока его глаза привыкнут к полумраку. Только тогда он разглядел сидящего за столом с остатками ужина Йорвета. Киаран тоже был здесь; стоял, облокотившись о стену, и прожигал Вернона ненавидящим взглядом.

- У нас тут прямо встреча старых друзей, - саркастично хмыкнул Роше, скрещивая руки на груди. – Кто-нибудь хочет вспомнить забавную историю из прошлого?

- Зачем ты позвал его, брат?

- Да! – Вмешался Яевинн. – На нем кровь наших братьев.

- А на тебе сейчас будут остатки вишневого пирога. – Судя по голосу Йорвета, он был зол, как бес во время гона. - A d’yeabl aep arse! Яевинн, зачем ты начал стрелять?

- Но он…

- Спасибо за помощь, брат. – Йорвет поднялся со своего места и подошел к Яевинну, глядя ему прямо в глаза. Яевинн горделиво вздернул подбородок, но все же промолчал и вышел. Седрик пошел за ним следом.

- А ты не умеешь появляться тихо, верно? – Это было уже обращено к Роше.

- Ты меня знаешь – если бы я стрелял первым, твоего драгоценного брата Aen Seidhe отсюда бы выносили ногами вперед. Но первым начал стрелять Яевинн.

- Как же ты выжил-то, гнида? – Поинтересовался Киаран, презрительно скривившись.

- Я… - Вернон потер лоб, только сейчас поняв, что его столкновение с дверью не прошло бесследно. Ссадина уже кровоточила, но шишка вроде не наливалась. Видимо, из-за удара головой недавние воспоминания немного поплыли. Он четко помнил, как зашел в бар, а следом короткую перестрелку, но до нее… Вроде как к нему подошел какой-то мужик. Кажется, они разговаривали.

- Долго объяснять. – Отговориться было легче, и Роше решил вернуться к делу: - Киаран, я тебя арестовываю. Сдайся добровольно, не усложняй.

Тащить за собой металлические наручники Роше не мог, но у него были при себе пластмассовые, вшитые в один из внутренних карманов толстовки. Вернон вытащил их, и Киарана всего передернуло. Он бы, наверное, полез в драку, если бы Йорвет не удержал его, схватив за ворот куртки. Эльфы посмотрели друг на друга, похожие и совершенно разные одновременно, и Киаран отступил.

- Вы, остроухие, выглядите, как парочка заговорщиков. – Хмыкнул Вернон, крутя на пальце свои пластмассовые наручники.

- У меня есть кое-что, что тебя заинтересует, - начал Йорвет, все еще сжимая плечо брата. - И я продам тебе информацию, в обмен на…

- В обмен на что? – подтолкнул его Роше, уже отлично понимая, что тот попросит.

- Киаран не может вернуться в тюрьму, Вернон.

- Но ведь он и не убивал, да, Йорвет? Как всегда был твоим щитом, а потом что-то пошло не так и ты убил тех восьмерых, а брат просто помог тебе прибраться. – Роше дернул краем губ. Не то, чтобы он горел желанием видеть Йорвета за решеткой, но вечная его изворотливость заставляла живущего в душе Вернона копа беситься. – У тебя ничего нет, Йорвет. Ты просто не можешь ответить за свои поступки по закону и вечно вместо себя кого-то подкладываешь.

Киаран снова рванулся вперед, Роше не понял, хочет он сказать что-то или просто плюнуть ему в лицо, но на всякий случай чуть отступил. Йорвет крепче сжал ворот одежды брата, удерживая его на месте. Эльф казался совершенно спокойным, слова Вернона отлетели от него, как горошины от стены.

- Киаран, подожди вместе с Седриком.

Йорвет отпустил брата, переложив руку ему на плечо и слегка подталкивая к выходу. Тому явно не хотелось оставлять Йорвета наедине с проклятым дхойне. Роше тоже такой расклад не устраивал.

- Никуда он не пойдет! Киаран, как я уже сказал, ты арестован.

- Я клянусь тебе, Роше, если через десять минут выйдешь отсюда, решив, что моя информация ничего не стоит, то Киаран сдастся. – В голосе Йорвета начали проскальзывать раздраженные нотки, его явно начинала бесить твердолобая упертость Роше, но он пока держал себя в руках.

- А если не решу, меня отсюда ногами вперед вынесут? – Вернон тоже не собирался сдаваться так легко.

- Плоскоухий, я бы не звал тебя, если бы собирался убить! – Йорвет снова подтолкнул Киарана к выходу и на этот раз Роше не стал возражать. Хрен с ним, все равно его ищет вся полиция города, даже если сбежит – найдут.

После ухода Киарана, Йорвет отошел к окну и замер в полуобороте к своему собеседнику. Роше видел его четкий, красивый профиль на фоне черно-рыжих, грязных городских небес и невольно сглотнул. Не стоило позволять Киарану уходить, им с Йорветом нельзя оставаться наедине. Он кашлянул, прочищая горло и привлекая внимания эльфа:

- Время идет.

Йорвет стянул свой платок и повернулся к нему, явив свое лицо полностью. Для Вернона это всегда было так, будто правая и левая половины лица эльфа отражали две разные грани Йорвета.

Одну Роше любил, вторую ненавидел, но постоянно путал, к какой он испытывает какие чувства. Йорвет был одновременно и всем, что Роше ненавидел, и всем, что обожал.

- Да, время идет. – Согласился Йорвет, проводя рукой по лицу. – Время идет, а ничего не меняется. Небо вверху, земля внизу, эльфов презирают, а Вызима – кость в горле Нильфгаарда. Как бы это ни обозвали, все знают, что ваш «вассалитет» почти что пустой звук. Что нужен только достаточно сильный и решительный лидер, чтобы разорвать договор.

- Фольтест. – Холодея, прохрипел Роше.

- Демавенд, - губы Йорвета тронула слабая улыбка. – Да, я знаю, что он мертв. Погиб, а вернее был убит на своей яхте некоторое время назад. Не смотри на меня так, Роше, ты не мог не подозревать, что это был не просто несчастный случай? Нильфгаард убрал старого хитреца, но на сегодняшней арене и без него хватает проблем. И сейчас я говорю не только о твоем обожаемом Фольтесте. Хенсельт и Радовит тоже станут их мишенями.

- Интересная байка, - кивнул совладавший со своим голосом Вернон. – Вот только что-то наподобие и я сам могу насочинять - без доказательств она не стоит потраченного времени.

- Они есть. Я могу назвать тебе имя исполнителя – Лето. Он ведьмак. – Эльф поднял руку, требуя не прерывать его, и протянул Роше какую-то бумагу. – И у меня есть это.

Вернон вырвал бумагу из рук Йорвета, вчитываясь в нее с выражением полного скепсиса на лице. Которое исчезло секунд через десять, когда смысл прочитанного начал в полной мере доходить до него. Бумага была имперской амнистией и гарантировала неприкосновенность и имперское прощение убийце ниже обозначенного… Вернона Роше.

- Это…

- Это привезли мне те восьмеро из заповедника. В таком свете их убийство уже не кажется тебе таким ужасным преступлением, верно? Имя в документ не вписано, но печати подлинные. Я сказал Лето, что убью тебя сегодня. Он был удивлен, что я не сделал это тогда, когда ты вернулся в заповедник, помнишь? – Йорвет снова провел рукой по лицу. - Cuach aep arse, Роше зачем ты вообще поперся туда?! Лето шел за тобой по лесу, и мне стоило больших усилий уговорить его не убивать тебя прямо там.

Роше вспомнил ощущение злого змеиного взгляда, преследовавшего его в лесу. Чтобы он тогда смог противопоставить ведьмаку? Разве что полную обойму и удачу.

- У меня есть несколько вопросов. – Вернон осторожно сложил драгоценный документ, который при должном умении мог превратиться в отличный козырь для Фольтеста. – Первый: почему ты все-таки отказался? Второй: ты только что назвал немало имен, Йорвет, но одного я таки и не услышал – Саския. Только не ври, что она не имеет к этому отношения.

Какое-то время Йорвет молча разглядывал его, не шевелясь и даже не моргая. Под его зеленым взглядом у Вернона побежали мурашки по спине и волосы на затылке встали дыбом. Кровь прилила к члену. Роше давно уже перестал пытаться понять, почему Йорвет так на него действует.

- Мне нечего тебе ответить на второй вопрос, а на счет первого, - Йорвет наконец-то улыбнулся, привычно насмешливо, и слегка закусил губу, - когда я решу убить тебя, - понадобилось всего три широких шага, чтобы преодолеть расстояние между ними, - сделаю это так и тогда, когда захочу, а не по указке какого-то ебанного нильфа.

Первое касание губ было осторожным, но Вернон сам поддался навстречу, углубляя поцелуй. Руки Йорвета сразу же полезли к Роше под одежду и обожгли прикосновением ледяных пальцев. Эльф как с цепи сорвался, напирая и пытаясь укусить Роше за нижнюю губу.

- Снимай свою гребаную одежду, - хрипло выдохнул Вернон между поцелуями. Йорвет утвердительно кивнул в ответ, но даже не подумал послушаться, вместо этого потянув Роше к дивану и толкнув на подушки.

– Это ты так занимаешь остаток тех десяти минут? - Вернон сам начал раздеваться, снимая с себя толстовку. Йорвет помог ему, заставляя Роше поднять руки вверх, одновременно стягивая с него и футболку.

- Вернон, у тебя там арсенал спрятан? – Йорвет слегка встряхнул кофту, оценивая вес вшитого в подкладку оружия. – И нет, дело не в остатке тех десяти минут. Если, конечно, ты не настолько рад меня видеть, что справишься за две.

Йорвет тоже начал раздеваться, скидывая одежду прямо на пол. Ее было предостаточно: эльф любил нацепить на себя максимум шмотья - давняя привычка из тех времен, когда ему приходилось убегать от преследований, имея при себе только то, что было на нем. Тусклый свет уличного фонаря просачивался в комнату, освещая татуировку, занявшую левую половину тела Йорвета.

- Блядь…

Ругательство прозвучало как-то обреченно, Роше даже не сразу понял, что это он сказал. Йорвет действовал на него как доза фисштеха: ощущение, что тебя ударили по голове, вырубив ту часть мозга, которая отвечает за беспокойство. Вернон притянул полуголого эльфа к себе на колени, начиная целовать и покусывать покрытую рисунком кожу.

В прошлый раз все случилось слишком быстро, Вернону хотелось растянуть удовольствие, но Йорвет снова начал торопиться, будто ему шило в заднице сидеть спокойно не давало. Эльф быстро избавился от остатков своей одежды, его член уже крепко стоял и Роше провел рукой по длинному херу, приласкав головку и надавив ногтем на уретру. Йорвет тихо зашипел и оттолкнул чужую руку.

- Приподнимись.

- Меня всегда поражало твое умение раздевать мужиков, остроухий, - не смог не подколоть Вернон, приподнимая бедра и давая эльфу стянуть с него штаны.

- Дхойне… - Йорвет присел перед Роше на колени и обхватил губами его член. Провел по нему губами, не беря в рот, а только придерживая ствол рукой, так чтобы головка скользнула по шраму на его лице и ткнулась в пустую глазницу. – Когда-нибудь зашью тебе рот.

Роше смог только простонать в ответ, эльф наконец-то взял его член в рот полностью, начиная посасывать головку. Он даже позволил Вернону положить руку к себе на затылок, давая пару минут агрессивно трахать себя в рот. Для Роше всегда оставалась тайной, как гордость Aen Seidhe уживалась в Йорвете с желанием быть выебанным в рот Верноном Роше. Наверное, так же, как Роше хотел сейчас Йорвета.

Эльф отстранился, переводя сорванное дыхание. Облизнул припухшие губы и пересел на колени к Роше. Знал, что Вернон не поклонник поцелуев сразу после минета, поэтому даже не попытался к нему с ними лезть. И, похоже, удивился, когда Роше сам его поцеловал.

- Caemm a me. – Роше знал, что его Старшая речь ужасна, Йорвет не уставал напоминать ему об этом, но сейчас он не стал отпускать ядовитых комментариев, хотя наверняка хотел, судя по улыбке.

Руки Йорвета легли Роше на плечи, поглаживая только начавшие желтеть синяки - последствия их предыдущей ночи. Сегодня эльф был на удивление благодушен, не пытался ни придушить Вернона, ни отхватить от него кусок. Даже когда пальцы Роше, едва смоченные в слюне и смазке, собранной с члена, коснулись дырки Йорвета, эльф только сжал пальцы чуть сильнее, переживая первые, не самые приятные прикосновения.

У Роше не было сил долго готовить задницу эльфа к сексу, хоть тот и весьма забавно реагировал на это. От траха пальцами Йорвета всегда будто немного вело, он становился уступчивым, кусал губы еще сильнее обычного, а на лице у него появлялось забавное умоляющее выражение. Роше определенно нравилось, когда кто-то вроде Йорвета о чем-то его умолял.

- Выебать тебя?

Роше слегка надавил пальцами, и эльф тихо застонал, выгибаясь дугой и подставляя под поцелуи шею. Он уже сам двигал бедрами, насаживаясь на пальцы, что могло быть истолковано, как откровенная мольба, но Вернону хотелось услышать.

- Хочешь этого?

- Ты не мог бы просто заткнуться нахер и вставить мне? Пожалуйста. – Прохрипел Йорвет, выгибаясь от очередного движения пальцев.

- Сойдет, - Роше тихо рассмеялся, решив, что на сегодня хватит и такого. Если все это безумие продолжится, и его не угрохают сратые наемные убийцы-ведьмаки-нильфы, он еще заставит эльфа просить.

Йорвету пришлось помочь ему: пока Роше поддерживал эльфа под ягодицы, он сам направил головку члена в себя. И медленно на него опустился, заставив их обоих застонать в голос. Задница у эльфа была узкой, мышцы крепко сжимали член и удовольствие от такого секса могли получить разве что два ебанутых на всю голову психа, с фиксацией друг на друге. По мнению Роше, все было идеально. Ему даже воспоминание о том, что эльф еще пару недель назад потрахивал какую-то дамочку не испортило настроения.

Трахаться в такой позе было не очень удобно, Вернону приходилось поддерживать Йорвета и дрочить ему, пока эльф двигался на его члене. Комната была наполнена хриплыми стонами, скрипом дивана и звуком шлепков кожи о кожу, когда Йорвет полностью насаживался на член, опускаясь ягодицами на бедра Роше.

Они трахались так, пока Роше не надоело его относительное бездействие, и он повалил эльфа спиной на диван. Йорвет закинул одну ногу на спинку, открываясь навстречу, так что был виден покрасневший приоткрытый анус, сжимающийся и снова открывающийся в такт сбитому дыханию эльфа.

Роше притянул любовника ближе и Йорвет недовольно зашипел, будучи явно не восторге от прикосновения обивки дивана к ягодицам. Почему-то это заставило Вернона довольно заулыбаться.

- Не лыбся, чертов дхойне. – Проворчал эльф, пихая Роше ступней. – Просто продолжи уже.

В такой позе входить было гораздо легче, член проскользнул внутрь уже растраханой задницы и Вернон начал двигаться, сначала размеренно, пытаясь держать темп, но очень быстро сорвался. Он трахал Йорвета, куда лучше контролируя свои движения, чем когда тот сидел на нем верхом, и это заводило. Контроль и его потеря, это именно то, что заводило Роше. И Йорвет давал ему это сполна.

Кончили они почти одновременно: сначала Йорвет, с каким-то болезненным всхлипом, от которого у Роше все сжалось внутри, затем сам Вернон, вгоняя член поглубже и почти падая сверху.

После секса разговаривать не хотелось. Не то чтобы Роше не было что сказать, но он предпочитал переживать такие моменты молча. Слов, если они и были, всегда было недостаточно, и они могли разрушить это странное равновесие, возникающее между ним и эльфом. В молчании было как-то уютнее. К тому же, эта комнатушка над баром чем-то напоминала Роше его логово во Флотзаме. Тогда он ненавидел то место и тот город, а сейчас вспоминает о нем с нежностью, что за черт?

- Мне пора. – Вернон зашевелился, садясь и начиная рыться в куче вещей. Под руку попалась куртка Йорвета из которой вывалилась пачка сигарет. Тех самых, что Роше ему дал. В пачке осталось всего три, кажется - Йорвет здорово нервничал, пока ждал его. Вернон раскурил парочку и протянул одну Йорвету. – Нужно пойти к Фольтесту и все ему рассказать.

- Полтретьего ночи, - Йорвет уперся стопой ему в бедро, согнув одну ногу в колене. – Пока доберешься, будет четыре утра. Если он будет рад тебя видеть в это время, то тебе правда стоит начать спать с ним, а не со мной.

- Сука. – Равнодушно бросил Роше, ни к кому толком не обращаясь. В комнате было довольно холодно, он заметил это только сейчас. Вернона притягивало тепло тела Йорвета, он хотел бы… - Сука. – Снова произнес Роше, потирая переносицу и укладываясь обратно на диван в объятья эльфа.

Йорвет отобрал у него окурок и раздавил его о стену, что впрочем, не сильно сказалось на ее чистоте. Эльф накинул на них свою куртку, под которой они могли уместиться, только когда один практически лежал на другом. Рука Йорвета обнимала Вернона за плечи, согревая, и как бы капитану ни хотелось сохранять бдительность и быть настороже все ночь, следя за эльфом краем сознания, через пять минут он уже спал.

*лат. Влюблённые безумны.