Беллатрикс. Перезагрузка 1804

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп, Тобиас Снейп, Эйлин Принц, Беллатриса Лестрейндж, Абраксас Малфой
Рейтинг:
G
Размер:
Макси, 393 страницы, 83 части
Статус:
закончен
Метки: Вымышленные существа Мистика Мэри Сью (Марти Стью) Попаданчество Стёб Фэнтези

Награды от читателей:
 
«За Сказку!» от Власта
«Мой первый прочитанный фанфик!» от LeeRan88
«ОтличнО ! Надеюсь не забросите» от T. K.
Описание:
Вы не задумывались, почему тема попаданства стала так популярна?
Настя Весёлкина никогда об этом не думала, но однажды ей пришлось узнать, в чём причина. И испытать новую роль на себе. Другое тело, другая жизнь, другой мир. Даже один неверный шаг может всё испортить. Даже одна неверная мысль способна запустить иной вариант развития этого мира. Альтернативные миры. Их много, очень много. И теперь во многом от решений и поступков Насти зависит, каким будет тот, где она оказалась.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Спасибо, дорогие читатели!:)

Беллатрикс. Перезагрузка:

№4 в топе «Гет по жанру Мистика»
№8 в топе «Гет по жанру Стёб»
№9 в топе «Гет по жанру Мифические существа»
№10 в топе «Гет по жанру Фэнтези»
№16 в топе «Гет по жанру Попаданцы»
№32 в топе «Гет по всем жанрам»

Глава 58. Арманд и тайны Замка

14 мая 2018, 14:00
ГЛАВА 58. Арманд и тайны Замка Когда Стейси спустилась вниз, Арманд буквально ползал по мозаичному полу, временами приникая к колоннам и словно замирая в благоговейном восторге. Девушка подавила желание ещё раз поправить волосы и одёрнуть рукава платья изумрудного цвета. Скромный фасон, всё закрыто, фигура лишь слегка обрисовывается мягкими линиями ниспадающих драпировок. Надо же, кажется, Малфой и правда всерьёз увлечён Замком. — Мисс! — просиял Арманд, наконец заметив хозяйку. — Или мне следует называть вас миледи? Стейси прищурилась, но издёвки в тоне молодого человека не обнаружила. — Мисс, — вздохнула она. — Мисс Стейси, раз уж мы с вами… оказались в таком… странном положении. Арманд медленно подошёл к ней, внимательно посмотрел в глаза. А серые глаза оказывается тоже могут быть тёплыми… — Да, положение достаточно… непростое, мисс Стейси. Но, я думаю, я уверен, что мы с вами выйдем из него с честью. Со своей стороны обещаю, что сделаю для этого всё возможное. — Благодарю, — девушка опустила глаза и медленно высвободила руку, которой Арманд уже успел завладеть. — Как вам Призрачный? — О! — глаза молодого человека вспыхнули. — Он великолепен! Изумителен! Я не видел ничего подобного — никогда, а мне довелось увидеть немало магических строений. Но Призрачный… Истинный король замков. — Я смотрю, вы и правда, умеете находить подход к замкам, как и говорил ваш дядя, — фыркнула Стейси. — Думаете, восхваления растопят сердце Призрачного? — Вы хотели сказать — лесть? — усмехнулся Арманд. — Нет, лестью подобное создание не купишь. Но я и не думал льстить. Всё правда. Чистая правда. Вы только взгляните! — он снова схватил Стейси за руку, но на этот раз не как мужчина женщину, а скорее — как друг, и она не нашла в себе сил вырвать руку. Арманд чуть ли не протащил её за собой к главной лестнице, но вместо того, чтобы подняться, вдруг завернул под неё, там был небольшой закуток, в который Стейси заглядывала когда-то, но не заметила ровным счётом ничего, заслуживающего внимания. Впрочем, она не рассматривала ни стены, ни пол, а просто убедилась, что там ничего не стоит и не лежит (в том числе и пыль) и, на поверхностный взгляд, нет никаких дверей. Арманд плавно взмахнул рукой, и шар-светильник послушно подплыл к нему. — Посмотрите на это, — выдохнул он благоговейно. Здесь на полу не было плитки, а лишь одна большая каменная плита из светло-серого чуть шероховатого камня. И на этом камне был рисунок. Вырезан, выжжен, изображён — Стейси не могла понять, каким образом нанесён он на камень. Она не видела прежде подобного. Рисунок был неярким, но всё же цветным — мягкие переливы красок, плавные линии, он выглядел выплывающим из толщи камня на поверхность, словно из-под воды… — Вы знаете, что это такое, мисс? — спросил Арманд, опускаясь на колени и касаясь изображения кончиками пальцев — с такой нежностью, с какой не всякий мужчина впервые прикасается к женщине. — Нет, конечно, не знаете… Здесь этим вообще не интересуются. В Британии, я имею в виду. Я уверен, что раньше об этом знали больше, но потом… Молчание… всё скрыло молчание… И это не случайно! — он поднял голову, откинув назад хвост платиновых волос. В глазах его пылал искренний огонь — тот огонь, что воспламеняет мужчин, по-настоящему чем-то увлечённых. И — пленяет женщин. Увлечённый своим делом мужчина для умной женщины всегда красив. Так что Стейси даже не знала, чем ей любоваться в первую очередь — таинственным рисунком или Армандом. — Так что же это? — спросила она нетерпеливо. Ей действительно было ужасно интересно! — Это… Знак Восьми Стихий, — торжественно произнёс Арманд. Сейчас его коленопреклонённая поза выглядела как дань бесконечного уважения, Стейси и самой захотелось опуститься на колени. Она физически ощущала нечто… непередаваемое, исходящее от этого рисунка-символа. Но тут позади послышался какой-то шорох, звук шагов. Стейси обернулась. Это оказались дядя Гарольд и Северус. — Идите сюда! — позвала Стейси. — Здесь такое… Вы ведь уже знакомы с мистером Свифтом и Северусом, Арманд, — она осеклась, но молодой человек обезоруживающе улыбнулся. — Да, имел удовольствие познакомиться. И, думаю, мы с вами, Стейси, можем называть друг друга просто по именам. Мы стоим на краю тайны, перед лицом величия… К чему тут какие-то странные "мисс", "месье" или "мистер"? — Пожалуй, что и ни к чему, — согласилась Стейси. Ей показалось, что на лицо Северуса легла тень, да и с самого начала он был настороженным, подавленным. Наверное, ему не нравится, что в их жизни появился новый человек… Она даже не успела поговорить с ним, что-то объяснить… И что тут объяснишь? Наверное, мистер Свифт уже сделал это вместо неё. — Итак, друзья, — Арманд смахнул с лица выбившуюся из хвоста прядь и сел прямо на пол — рядом с рисунком, — подходите, рассмотрите это чудо, а я пока расскажу вам то, что знаю. Стейси тоже опустилась на корточки, а потом и села — рисунок притягивал к себе, не отпускал, завораживал… Дядя Гарольд подошёл ближе, и даже Северус, хоть и косился на Арманда, но не устоял — подошёл близко-близко, всматриваясь в загадочное изображение. — Знак Восьми Стихий, иначе именуемый Печатью Драконов, — продолжил Арманд. — Вы видите — здесь сразу не понять, что это такое, но вот тут, — он провёл пальцами над рисунком, — отчётливо видны глаза. Перед нами изображение дракона, а это — его морда, обращённая прямо к нам, поскольку рисунок не очень отчётливый, то в таком ракурсе не сразу понятно, что именно изображено. Вот — это морда, шеи почти не видно, дальше вот это вот… — тело дракона, а вот это, то, что многие принимали за венок — это распахнутые и поднятые максимально вверх, так что их кончики почти соприкасаются, крылья. Изображение дракона не очень чёткое — это особенность всех подобных рисунков. Правда, такой большой я вижу впервые… — Арманд сделал паузу, на его губах играла мечтательная и восторженная улыбка. Стейси взглянула на него. Наверное, любая девушка растаяла бы от такого взгляда, но её особенно подкупало, что он смотрит так на рисунок… Увлечённость своим делом, огонь исследователя, открывающего загадочные тайны… — это то, что восхищало её, чем хотелось любоваться, так же как и рисунком. — Но что там — между крыльями дракона? — не выдержал Северус. — О, молодой человек сразу же заметил самое важное! Терпение, мой юный друг, сейчас доберёмся и до этого. Итак. Дракон. И семь знаков в форме цветов, расположенных венком — самый нижний на спине дракона, он серого цвета и, так сказать, неопределённой, нечёткой формы. Это знак стихии Хаоса, стихии, которой владеют драконы. Должен заметить, что теория, согласно которой существует всего четыре основных стихии, — это просто пародия на знание. Все вы знаете, что это за четыре стихии, вот их знаки в виде цветов, расположенные на поднятых крыльях дракона. Огонь, Воздух, Земля и Вода. Некоторые указывают на то, что металл или дерево, а по иным трактовкам — жизнь как таковая — растительная или животная, а также и камень — являются отдельными стихиями. На самом деле это просто производные остальных стихий. Соединение огня и земли даёт металл, жизнь рождается от соединения всех четырёх стихий, камень — это частный случай стихии земли. Так что мы можем их не рассматривать. Но есть другие стихии, которые называются правящими. Стихии более высокого порядка. Одна из них — хаос, из которого рождается всё. Две другие — вот эти яркие знаки на кончиках крыльев дракона — Свет и Тьма. Прошу заметить — стихия Тьмы вовсе не равнозначна злу. Это бесконечный покой, может быть, даже своего рода Нирвана, хотя нам трудно верно понять её суть. Высшие Стихии малодоступны для понимания. А то, о чём спросил мистер Снейп, — самая важная часть рисунка: между крыльями дракона располагается уже не цветок, а звезда, восьмиконечная звезда, парящая в воздухе и как бы осеняющая своим светом всё вокруг в том числе и дракона — носителя стихийных сил, рождённого из хаоса. Это знак восьмой стихии, именуемой Стихией Вечности или же… как считали некоторые мудрецы древности — Любовью. Изначальная стихия, благодаря которой из хаоса было создано ВСЁ. Звезда Любви осеняет дракона и, благодаря её свету, он может не сбиться с пути, управлять стихиями и не поддаться опасному и разрушительному действию хаоса. Если же звезда погаснет… Дракон… потеряет себя, растворится в стихийном огне, лишится души, станет рабом разрушения. Есть гипотеза, что в этом случае дракон — символ всего творения, Мироздания как такового. Арманд замолчал. Несколько минут все рассматривали рисунок. Звезда казалась бриллиантовой. Она была полупрозрачной и мягко светилась, едва переливаясь многоцветными искрами. Арманд протянул руку и очень осторожно коснулся её. И звезда откликнулась! Она засветилась чуть ярче, искры пробегали по её лучам, через несколько секунд всё успокоилось. Стейси попробовала следующей — примерно с тем же результатом. Прикосновение к звезде отозвалось покалыванием в пальцах, а потом — приятным теплом, окутавшим руку. — Эта Печать — живая, — восторженно выдохнул Арманд. — Я находил их и раньше, но все они спали… В давние времена драконы — истинные драконы, наделённые мощным разумом и огромной силой, — приходили в наш мир из своего, и они оставили кое-что в наследство людям. В разных уголках Земли находятся магические постройки, созданные ими с разными целями. Все они совершенно уникальны. Возможно, некоторые из них скрыты от людей и их до сих пор никому не удалось обнаружить. Но те, что найдены, как правило находятся в глубоком сне. У каждого из этих строений есть Сердце — источник их жизни и… разума. Но оно спит… Одна из таких построек — Хогвартс. Его истинные драконы возвели в сотрудничестве с людьми, которых принято называть Основателями. Да-да, мистер Свифт, у меня есть серьёзные основания, чтобы это утверждать. Мне удалось отыскать не уничтоженные свидетельства, но главное — я был в Хогвартсе и нашёл там Печать Драконов! Совершенно напрасно я поделился этой радостью с директором Хогвартса. После этого он незамедлительно выставил меня вон, а кроме того намекнул, что мне не стоит делиться своими "сомнительными" открытиями с широкой общественностью. Вы думаете, что у Хогвартса просто так, для смеха такой странный девиз? "Не щекочите спящего дракона". О да… Истинные драконы, я уверен, надеялись, что Хогвартс останется свободным и будет сам — сам! — следить за порядком в школе — так, как это просто не способны сделать люди, будь они хоть сто раз магами. Магическая школа, наделённая разумом… Но его сердце каким-то образом усыпили… если не убили вовсе. Там Знак Стихий не отзывался на прикосновения и выглядел совсем бледным… — Мерлин… — прошептал мистер Свифт, — неужели это правда?! — Правда, — печально кивнул Арманд. — Щедрый дар драконов оказался не нужен — не в том виде, в каком они хотели его видеть, во всяком случае. Люди оставили от него лишь оболочку и часть силы. — Но откуда у вас, в ваши годы, такие познания? Как вам удалось… — Дорогой мистер Свифт, должен признаться, это не моя заслуга. Я пользуюсь плодами многих трудов моего двоюродного деда Климента Малфруа. Он был своего рода паршивой овцой в стаде нашего рода, так как всю свою долгую жизнь приумножал не полезные связи и богатства, а знания. Дедушка Климент много путешествовал, состоял в постоянной переписке с исследователями, чью работу поддерживал и, зачастую, финансировал. Таким образом он собрал небольшой, но невероятно ценный архив. Этот архив он запечатал особой магией, чтобы доступ к нему мог получить лишь тот, для кого будут представлять ценность сами знания, а не выгоды, которые они могут принести. Так случилось, что я нашёл этот архив в возрасте пятнадцати лет и вскрыл печать, даже не понимая, что делаю. Я прочёл документы, я… был захвачен этой тайной с головой. Всё, что мне удалось сделать или узнать за последующие десять лет, не идёт ни в какое сравнение со знаниями, оставленными мне в наследство Климентом Малфруа — одним из величайших учёных и исследователей. Но его имя неизвестно, труды — не опубликованы. Магическое сообщество не желает знать правды. — Знаете, молодой человек, я верю вам, — сказал дядя Гарольд. — Потому что кое-что знаю об истинных драконах. Знаю от домовиков — тех, что ещё не успели забыть свою историю. — Благодарю, мистер Свифт, — улыбнулся Арманд, лишь на миг оторвавшись от заворожившего его изображения. — В древних рукописях, имеющих арабские корни, говорится, что Печать Драконов открывает проход к Сердцу созданного драконами строения… Но, боюсь, нас Печать не пропустит. Она отвечает, но не более… Впрочем, и это уже нечто небывалое! Я счастлив, что оказался здесь. Мадмуазель… о, прошу прощения! Мисс Стейси, я бесконечно благодарен вам за возможность провести какое-то время в этих стенах и обещаю, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы… моё пребывание здесь пошло на пользу… всем нам. Стейси только молча кивнула. Так притворяться не сумел бы даже Малфой. Он действительно увлечён замками и драконами, он на самом деле очень много об этом знает и очень хочет здесь остаться. Она чувствовала, что всё сказанное им — правда. И она понимала, что лучшего мужа ей не найти. Он притягивает её, как магнит. Похоже, что и она ему тоже нравится. Так тому и быть. Арманд легко поднялся с пола и протянул руку, помогая Стейси встать. Девушка приняла помощь, ощутив тепло и силу его руки. Встав, взглянула в серо-голубые глаза — внимательные и… почти восхищённые. Он смотрел на неё почти с тем же восторгом, с каким разглядывал Знак Стихий. Большего и желать нельзя. Он искренен — это главное. Пока что Замок значит для него больше, чем она. И даже если так и будет впредь — не страшно. Если для мужчины Дело его жизни важнее, чем женщина, женщине следует гордиться таким мужчиной, а не ревновать его к Делу. Он не тряпка, не пустой красавчик. Он — то, что нужно. То, что ей нужно. Стейси улыбнулась — открыто и искренне, Арманд чуть сжал её пальцы, без слов обещая… столь многое…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.