Тёмный бог 5047

Седрик автор
Rakot соавтор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
DC Comics, Бэтмен и Супермен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Новый персонаж и все канонные.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 199 страниц, 16 частей
Статус:
в процессе
Метки: Вымышленные существа Мистика Попаданчество Фантастика Фэнтези Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Фанфик по вселенной DС. ГГ - попаданец, но не человек.

Посвящение:
Полюбившимся героям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На написание меня вдохновил комикс "Injustice: Gods Among Us / Несправедливость: Боги среди нас", однако за основу произведения, прежде всего, взяты мультсериалы девяностых про Супермена, Бэтмена и Лигу Справедливости, остальные источники также учитываются, но только если не противоречат этим.

Иллюстрации к работе можно найти тут: http://samlib.ru/img/s/sedrik/temnyjbog/index.shtml

Глава 3.

13 апреля 2016, 00:04
Несколько дней спустя, Готэм.       Машина плавно завернула на стоянку, и наружу выбрался хмурый мужчина в костюме-тройке. Недовольно оглядев сквозь стёкла прямоугольных очков начавшую собираться к центральному входу концертного зала толпу, он устало огладил рыжие усы и повернулся к салону.       — Барбара, ты идёшь?       — Да-да, сейчас, только поправлю причёску! — жизнерадостно донеслось изнутри, заставив мужчину обречённо вздохнуть.       По опыту зная, что на эту задачу его дочери потребуется не меньше минуты, комиссар Гордон молча поднял к лицу запястье с часами, изготовившись ждать. Истину о том, что подгонять женщин, занятых своим внешним видом, — занятие бессмысленное и даже вредное, служитель правопорядка осознал уже давно, пусть даже эта женщина едва перешла в старшую школу. Впрочем, причин расстраиваться у него всё равно не было — прекрасно зная, кого и куда он везёт, к месту Джим выехал заранее, и времени в запасе ещё было полно.       — Я закончила, — выскочила на тротуар девочка в мешковатых, видимо, по последней моде, штанах, хулиганского фасона куртке, таких же очках-хамелеонах и с совершенно убивающим комиссара рыжим вороньим гнездом на голове, которое по какому-то недоразумению современная молодёжь считала крутой причёской. — И ничего не долго! — довольная школьница обезоруживающе расплылась в широкой улыбке, прекрасно зная, чем можно пронять отца. Гордон скосил взгляд на часы, отмечая, что и впрямь прошло всего 37 секунд. Пришлось внутренне признать, что в этот раз дочь права.       — И почему я согласился? — негромко посетовал мужчина, закрывая машину.       — Потому что ты меня любишь! — не переставая сиять улыбкой, заверила девочка и, ухватив Джима за руку, потащила ко входу.       — Барбара, до начала концерта ещё почти час, — попытался урезонить её полицейский, крайне недовольный получившимся толчком. — Ах! Ну что ты будешь делать?! — брелок с ключами, который он уже убирал в карман брюк, неожиданно выскользнул из пальцев и упал на асфальт, закатившись под машину. — Ну вот, довольна?       — Прости, папочка, — состроила ангельское личико школьница и приняла самый виноватый вид из тех, что умела.       — Эх, — мужчина сел на корточки и попытался нашарить за колесом потерю.       Барбара же отвернулась к центральному входу, где уже собралась толпа журналистов и зевак в ожидании возможных высоких гостей — сегодня здесь должна была состояться церемония вручения самых престижных музыкальных наград Готэма сразу по нескольким номинациям, и помимо простых гостей наверняка явятся и солидные городские шишки. К сожалению для юной гимнастки и начинающей героини (пока только-только, но всё впереди!), высоким ростом она ещё похвастаться не могла, а потому почти ничего не видела. Приподнявшись на цыпочки, девушка попыталась разглядеть, есть ли уже кто-то на почётной дорожке, но тут что-то мелкое упало ей на макушку и со звоном прокатилось по асфальту, блеснув желтизной в неярком свете фонарей.       Рефлекторно потерев место, куда ударил неизвестный предмет, и тут же отдёрнув руку (только что ведь причёску поправляла!), Барбара Гордон подняла взгляд к небу, но кроме редких облаков и стоящего в трёх метрах фонарного столба никаких мест, откуда что-то могло упасть, не обнаружила. Вернув взгляд к земле, девушка сделала пару шагов и, наклонившись, подняла жёлтый ободок незнакомого перстня. По виду тот был золотой, причём новенький, никаких камней или украшений на нём не было, только непонятный символ на печатке. А ещё он был явно женским, так как мужской палец в это отверстие никогда бы не вошёл.       — Странно, — пробормотала школьница, глядя на кольцо размером один в один с жучком-передатчиком, что она закончила паять буквально накануне (нужно же соответствовать образу Бэтмена!) и даже прихватила с собой (на всякий случай!), — мне показалось, ты был больше… — и покрутив так и сяк блестящий ободок в руке, быстренько примерила его на палец — надо же узнать, как он будет на ней смотреться! Перстень сел как влитой, словно делался на заказ именно под неё. Но насладиться видом нового украшения девочке не дал наполненный досадой голос отца:       — Ну вот, теперь все руки грязные. Хорош отдых, не успели прийти — и уже бежать в туалет отмываться.       — Ну не ворчи, папа! — тут же вновь расцвела Барбара, подскакивая к мужчине и хватая его за предплечье, только в этот раз уже аккуратно. — Послушаем хорошую музыку, ты развеешься, а то, смотри, совсем разучишься веселиться!       — Эх… Ты же знаешь, что с моей работой не до веселья, — в очередной раз вяло попытался показать, как он против всей этой затеи, комиссар.       — Поэтому тебе и надо ходить на такие мероприятия! — бескомпромиссно отмела попытку молодая гимнастка и потащила отца вперёд. — Ну пошли-пошли, а то что-нибудь пропустим.       Джим Гордон только в очередной раз вздохнул… Двадцать минут спустя.       — Узнаю этот взгляд, папа, ты хочешь устроить тут погром, — хитро глядя на мрачного детектива, вполголоса сообщила девушка и, когда мужчина к ней повернулся, выдала самую широкую улыбку, какую смогла.       Гордон ничего ответить не успел, хотя дочь, безусловно, была права. Вся эта тусовка его жутко раздражала, особенно подозрительные хлыщи в тёмных очках, норовящие расположиться поближе к стайкам возбуждённых подростков. Не иначе наркодилеры или кто похуже. Но за руку не схватишь, а такую милую сердцу облаву с полным обыском не провести, слишком много на событии городской богемы и просто важных людей. Вот и сейчас его отвлекли, положив руку на плечо и позвав (к удивлению, причём приятному) знакомым голосом:       — Комиссар, наверное, это ваша любимая дочь? — Джим обернулся, увидев перед собой радушное лицо одного из немногих приличных богачей Готэма, но и тут ему не дали толком ответить.       — Брюси, где ты прятался? — на молодом крепко сложенном мужчине, что, как и Гордон, пришёл на мероприятие в приличном костюме, повисла ослепительно красивая блондинка и, ничуть не стесняясь, потащила его в сторону.       — Ну, я пошёл, — беспомощно развёл руками магнат, всем видом показывая, как извиняется, но не в силах противостоять грубому насилию. Несколько секунд грустно посмотрев ему вслед, наблюдая, как мужчину буквально облепили светские львицы, уже начавший седеть в районе висков отец-одиночка лаконично представил знакомого дочери:       — Брюс Уэйн. Лучший, — и с усилием оторвав мрачный взгляд от беспутного поведения размалёванных красоток, сменил тему: — Я принесу тебе пунша, Барбара, — после чего поспешил удалиться.       — Хмм… — девушка задумчиво коснулась указательным пальцем левой руки кончика губ, не отрывая взгляда от богача. — Брюс Уэйн… Лучший… — рука сама собой стянула с лица очки. — А какие мускулы… — прошептали губы, пока глаза жадно сканировали мощную фигуру человека, которую был не в силах скрыть даже достаточно свободный пиджак. Смутно знакомую фигуру… Наклон головы, спина, эта широкая грудь… — А ведь у него хватило бы денег на все те хитрые приспособления, — осознала девочка, вспоминая недавно виденные вблизи инструменты Бэтмена. Пальцы опять сами собой сложились «экранчиком», и, зажмурив один глаз, Барбара «навела резкость», отсекая верхнюю часть лица. — Этот подбородок я не спутаю ни с одним другим! — сердце бешено заколотилось в предвкушении СОБЫТИЯ. — Брюси… ты же и есть… Бэтмен!       С этого момента мероприятие, на посещение которого Барбара уламывала отца больше месяца, полностью перестало её волновать, теперь всё её внимание было направлено на одного человека. Брюс Уэйн, он был… Совсем не таким! Весёлым, беззаботным, улыбчивым, немного неуклюжим и совершенно безобидным на вид, ничего общего с Бэтменом!       — Идеальная маскировка, — восторженно прошептала девушка, сверкая глазами над стаканчиком.       — М? Ты что-то сказала? — отвлёкся от собственных мыслей Джим Гордон.       — Ничего! Говорю — вкусные здесь напитки! — улыбнулась рыжеволосая, чуть подав вперёд стаканчик, минуту назад принесённый отцом.       — Лучше бы тебе нравился простой чай, — проворчал мужчина, отпивая из собственного бокала.       — Мне нравится, ты же знаешь, — не отказалась от давно заведённой игры девушка.       — Ну-ну…       Барбара сама не заметила, как пролетело оставшееся до начала концерта время; она старалась запомнить и проанализировать всё: каждую морщинку, каждый жест, каждый оборот речи, что удавалось подслушать, и чем дальше, тем больше убеждалась в том, что Бэтмен — гениальный актёр! То есть даже более крутой парень, чем она до сих пор думала! Не удивительно, что когда всех пригласили занимать места, она с отцом расположилась за ближайшим столиком к Брюсу Уэйну — к счастью, авторитета комиссара полиции хватило, чтобы приобрести билеты на самые почётные места — прямо у сцены.       — Леди и джентльмены, добро пожаловать на первую в этом году церемонию вручения музыкальных наград Готэма! — поприветствовал всех со сцены высокий загорелый красавчик в белом костюме. — Первая наша группа уже успела заработать пять золотых дисков, итак, встречайте: Ози и Булыжники! — под гром аплодисментов ведущий сделал приглашающий жест и отступил в сторону, одновременно с открытием занавеса.       Девушка продолжала украдкой коситься на соседний столик, а потому в первый миг не поняла, почему в зале вдруг наступила тишина, но бросив взгляд на сцену, сама едва удержалась от того, чтобы уронить челюсть. Вместо музыкантов там замерли несколько крепких мужиков бандитской наружности, в масках и с направленным на зал оружием в руках, а впереди всех стоял никто иной, как Пингвин!       — О да!!! — уродливый толстяк в смокинге, довольно скалясь неестественно широкой улыбкой, ударил по струнам удерживаемой в руках бас-гитары, и по ушам тут же резанул срывающийся вой из настроенных на полную громкость колонок.       Все посетители, и Барбара в том числе, невольно схватились за уши, пытаясь перекрыть шум, а Пингвин только больше распалялся. Вторя ему, раздались автоматные очереди поверх голов, заставляя людей в панике падать или пытаться убежать.       — Люблю, когда толпа буквально прикована! — вскрикнул сумасшедший уродец, разбивая гитару о сцену, одновременно с чем в дверях прогремели взрывы, перекрыв завалами путь к бегству. — Наличные, золото, украшения! — подхватив неизменный зонтик, Пингвин спрыгнул вниз, не давая никому опомниться. — Всё кладите сюда! — его люди уже успели рассредоточиться и на последних словах распахнули горловины припасённых мешков.       Комиссар Гордон, недолго думая, быстро заставил дочь лечь на пол за их столиком, а сам достал табельное оружие, внутренне непрерывно поминая своё предчувствие, что это мероприятие ничем хорошим не кончится. К тому же что теперь делать — он совершенно не представлял. Рядом Барбара, куча гражданских, а он один против десятка вооружённых громил под предводительством одного из опаснейших преступников Готэма!       В противоположность ему, сама юная девушка никакого волнения не испытывала, напротив, душа Барбары натурально дрожала от едва сдерживаемого предвкушения. На своё счастье, Джим даже не подозревал (ну почти), что его девочка не так давно окончательно превратилась в адреналиновую наркоманку, повёрнутую на героическом образе Бэтмена, и совсем уж, даже в страшных снах, не догадывался, что она уже несколько раз лично бегала в эпатажном костюме по ночному городу. Тем не менее, пусть и без сердечного приступа у комиссара полиции, но всё это было так, и сейчас Бэтгёрл, ни на миг не задумавшись о том, в какой опасной ситуации находится, проползла к столику своего кумира и коснулась его плеча.       Брюс Уэйн, так и не вставший со стула, вздрогнув, обернулся.       — Надеюсь, Бэтмен появится, — с очень выразительным намёком в голосе сообщила Барбара, почти не сдерживая улыбки. Ведь это был момент триумфа! Наконец и она знает, кто он такой! И теперь он точно не сможет отказаться взять её в свои помощницы, или сдать отцу!       — Я тоже, — не дрогнув лицом, согласился магнат и… полез под стол…       Тряхнув головой, прогоняя недоумение, девочка сунулась следом.       — Ты что, хочешь переодеться прямо здесь? — но Уэйн ей не ответил, с испуганным видом замерев на четвереньках и глядя из-под скатерти на то, что происходит снаружи.       — Ба! — донеслось со стороны радостным голосом Пингвина. — Какие люди! Комиссар! — рыжеволосая дёрнулась на звук и увидела, как её отца поднимают на ноги бандиты, угрожая сразу тремя стволами. — Разве почтенные джентльмены должны себя так вести? Ну-ка ручки-ручки, чтоб я их видел, и к остальным. Не надо строить из себя героя!       — Оставлю эту роль Бэтмену, — сохраняя внешнее спокойствие, ответил мужчина, позволяя себя разоружить.       — Ха-ха-ха-ха!!! — противно загоготал толстяк. — Эта жалкая мышка не появится сегодня! И вообще никогда!       — Ну да, конечно, — улыбнулась Барбара, опять выразительно покосившись на Брюса.       — Что? — не понял поставленный на колени полицейский, чьи руки уже стянули за спиной какой-то лентой.       — Вот так, Горди, — растягивая слова, усмехнулся Пингвин. — Я лично позаботился о нём… — тут голос бандита прервался, и спустя пару секунд он сладко протянул: — Привееет… — Барбара услышала приближающиеся шаги, а потом и увидела короткие и толстые ноги их обладателя. Стол сотряс громкий удар, и он отлетел в сторону, открывая взглядам прячущейся под ним парочки довольную рожу с гротескно длинным носом и неестественно большим ртом. — Так-так-тааак… Это же мой старый знакомый Брюс Уэйн! — зонтик в руках преступника поднялся, указывая кончиком в лицо мужчины. Тихий щелчок — и наружу вырывается облачко какого-то газа, заставляющее магната почти сразу рухнуть на пол без сознания. — Забудьте о них! — Пингвин махнул рукой своим подчинённым. — У нас в руках Брюс Уэйн — живая свинья-копилка! Ха-ха-ха-ха-ха!!!       В следующие несколько секунд девушка ошарашенно наблюдала, как тело миллиардера обступили бандиты и, продолжая держать толпу под дулами автоматов, сноровисто его связали, просто отпихнув её в сторону. На каких-то рефлексах, или скорее повинуясь звучащему где-то на границе сознания тревожному голосу разума, Бэтгёрл успела в этот короткий момент достать из кармана свой недавно законченный передатчик и уронить его в мешок с награбленным, брошенный рядом с ней одним из бандитов, вязавших Уэйна. Но даже сама почти не заметила своего поступка, слишком шокированная происходящим.       — Джентльмен ждёт свою карету! — крикнул в рацию чрезмерно довольный главарь. Буквально через миг сверху раздался треск разбиваемого стекла, и внутрь зала вместе с порывами ветра влетел гул вертолётных винтов. — Это был прекрасный вечер, господа, — Пингвин театрально отсалютовал своей шляпой-цилиндром, пока за его спиной через дыру в потолке к полу опускались несколько тросов. — Благодарю за столь чудесную компанию, но нам нужно спешить. Всего наилучшего! — и, ухватившись за свой трос, злодей взмыл вверх.       Не прошло и минуты, как все бандиты скрылись снаружи, а Барбара всё так же сидела на коленях у опрокинутого столика и тупо пялилась в потолок.       — Ну… может, он и не Бэтмен… — неуверенно прошептали губы девушки, когда звук винтов ощутимо удалился. Некоторое время спустя.       — Извини, дорогая, служба, — оторвавшись от телефона, печально вздохнул комиссар Гордон. — Как только откроют двери, что ты сделаешь? — заслуженного полицейского терзали какие-то смутные сомнения и беспокойство, а потому с губ сам собой сорвался этот «детский» вопрос. Он понимал, что его дочь уже далеко не ребёнок, но… она всё-таки ребёнок!       — Пойду домой, закроюсь и буду ждать твоего звонка, — послушно отчеканила девочка. Возможно, слишком послушно, но в тот момент полицейский уже думал о совсем других вещах и подобный «отчёт» его вполне устроил.       — Молодец, — похлопав дочь по плечу, Джим устремился к своим коллегам, так и не заметив предвкушающей ухмылки дочери. Ещё немного времени спустя.       Одетая в свой костюм Барбара разглядывала место, куда привёл её сигнал жучка.       — Городской зоопарк? Да вы шутите… — но делать было нечего, пеленг однозначно указывал именно на него, а значит, ей требовалось проникнуть внутрь. Вскрыть дверь большого труда не составило — папа частенько брал ребёнка на работу, когда не находил, с кем бы её оставить, а полицейский участок — это такое место, где нахвататься можно… всякого. Во всяком случае, с тех пор с ней мало кто соглашался перекинуться в карты…       Долго искать Пингвина не пришлось — припадочный коротышка обосновался среди, кто бы мог подумать, пингвинов и сейчас как раз беседовал с миллиардером.       — … подожди, подожди, — Брюс нервно косился на металлический штык, выдвинувшийся из зонтика похитителя, — назови цену, Пингвин, я выпишу чек. Там будет ооочень много нулей, — Барбара встряхнула головой. Чек? Он что, издевается? Над коротышкой? Какой банк будет принимать чеки Уэйна после наглого похищения самого Уэйна? Девушка вновь задумчивым взглядом окинула мощную фигуру привязанного к стулу мужчины, Бэтмен в проявлении чувства юмора ни разу замечен не был, но вдруг? Ему бы такой стиль пошёл…       — Очень своевременное предложение, Уэйн, — Пингвин разрезал путы на руках пленника. Он что, купился?! Тем временем Брюс действительно… выписал чек похитителю, а тот, довольно осклабившись, жадно уставился в бумагу.       — А откуда мне знать, что его примут? Покажи документы! — абсурдность ситуации нарастала. Но что-то во всём этом казалось девушке неуловимо знакомым. Нет, всё-таки миллиардер — это Он, по-другому и быть не может!       — Может, у Бэтмена и нет с собой костюма, но он как-нибудь выкрутится! – шёпотом уверила себя Барбара.       — Ты отпустишь меня? — робко улыбаясь, спросил пленник.       — Эээ… А, ну да… — любитель птиц показался весьма смущённым. — Я тебя обманул! — и мощным ударом он скинул привязанного за ноги к стулу человека в бассейн с ледяной водой. Чёрт! Девушка прыгнула следом.       Разумеется, её прыжок не мог остаться незамеченным — над головой просвистели пули, Пингвин что-то крикнул, а когда вода сомкнулась над головой, следом за девушкой в бассейн прыгнули два мордоворота поперёк себя шире. К счастью, плавали они не очень, а уж дрались — и того хуже. Столь плотная среда накладывает свои условия… Не то чтобы Бэтгёрл где-то училась сражаться в воде или под водой, но её противники и под водой-то держались с трудом, что немудрено с такими-то тушами.       Несильный удар ногой в живот первому преследователю — и небольшой поток пузырьков воздуха и резко потерявший интерес к дальнейшей борьбе мужчина наглядно показали, что удар пришёлся куда нужно и смог выбить воздух из лёгких врага. Со вторым противником дела обстояли ещё лучше — тот не стал рисковать и поднялся обратно на берег.       Девушка подплыла к магнату, уже явно начавшему задыхаться, и несколькими быстрыми движениями перепилила сковывающие его ноги верёвки. Миллиардер стремительно рванул к поверхности, мисс Гордон последовала за ним. Вынырнув, она жадно вздохнула, уцепившись за первую попавшуюся плавучую вещь — ей оказалась «декоративная» льдина, откочевавшая к центру бассейна.       — Быстрее, мистер Уэйн, выбирайтесь в безопасное… — Барбара осеклась, наблюдая, как выбравшийся на берег с противоположной стороны от людей Пингвина мужчина уже скрывается в каком-то коридоре, — … место, — закончила она в шоке. — А я-то думала, он Бэтмен, — продолжила девушка, отмечая, что бегает Брюс ОЧЕНЬ быстро. Увы, забывать о врагах и отвлекаться совсем не стоило, но что взять с неопытной девчонки? Что-то просвистело рядом с головой. Послышались хлопки выстрелов.       — Идиоты, плевать на Уэйна! Он — ничто по сравнению с избавлением от мышиной семейки! Не дайте ей уйти, огонь! — девушка резко ушла под воду, и как нельзя вовремя — вокруг заплясали поднимаемые выстрелами бандитов фонтанчики воды. К счастью, калибр их оружия был далеко не 7,62, а потому уже через пару метров Бэтгёрл могла почувствовать себя в относительной безопасности — лёгкие пули не имели достаточной силы, чтобы преодолеть препятствие. Вот только что делать дальше, девушка не знала — воздуха в её лёгких было явно меньше, чем боеприпасов у бандитов. Размышления самоназначенной помощницы Бэтмена прервала прилетевшая в бассейн граната. «Судя по форме, светошумовая», — ещё успела подумать любопытная дочь полицейского, прежде чем «подарок» рванул. Предназначенная для применения в замкнутом пространстве, но всё-таки пространстве воздушном, граната потеряла большую часть своей убойности, однако вода очень неплохо передаёт колебания — эффекта от взрыва было вполне достаточно, чтобы Барбара «поплыла». Едва соображающую, оглушённую девушку очень быстро выловили из бассейна и поставили на колени перед злобным коротышкой, больно заломив руки за спину и уперев ещё горячий ствол пистолета-пулемета ей в затылок.       — Ха-ха-ха-ха-ха! Мне сегодня определённо везёт! — подошёл ближе гнусный коротышка. — Грабёж — это ерунда по сравнению с тем, что я истребил популяцию летучих мышей!       Сердце девушки пропустило удар, и внезапно Барбара очень чётко осознала, что игры кончились и её сейчас убьют. В животе похолодело, к горлу поступил ком, как внезапно в голове девушки раздался холодный, неестественный голос:       — Зафиксирован страх. Запущены чрезвычайные протоколы, — по глазам ударил яркий жёлтый свет, кто-то вскрикнул, раздались одиночные выстрелы, но Барбару не задело, а через ещё один миг она осознала себя стоящей на ногах посреди раскиданных бандитов… И её костюм был совершенно другим!       От собственноручно перешитой спортивной формы не осталось и следа; на руках красовались ярко-жёлтые и даже на вид прочные, будто металлические, перчатки до локтя, с точно такими же, как у Бэтмена, шипами по тыльной стороне. Ноги оделись в очень похожие, вплоть до расцветки и фактуры, высокие сапоги. От них вверх шли плотно облегающие угольно-чёрные штаны и куртка, своим видом невольно навевающие мысли о спецбронежилетах. Грудь украшал новый, заметно выпуклый знак летучей мыши, отливающий золотом. Плащ тоже стал другим, каким-то плотным и… мрачным, с золотой подкладкой. Даже пояс с кармашками для вещей изменился! Теперь он выглядел почти как у Бэтмена — ничего общего с самодельной игрушкой!       — Круто… — выдохнула юная героиня, не в силах оторвать взгляд от своего нового наряда. И тут, словно вторя её мыслям, в голове вновь раздался чужой голос, но на этот раз совсем не похожий на бесцветный машинный оповещатель:       — Барбара Гордон с планеты Земля… Добро пожаловать в Корпус Эмроя! — по спине пробежал табун мурашек, но Бэтгёрл не могла бы сказать, что это доставило ей какой-то дискомфорт.       — Что за дьявол сейчас было?! — взвыл Пингвин, поднимаясь на ноги у дальней стены и наводя на неё кончик зонтика.       — Хотела бы я знать, — беззвучно прошептала девушка, вернувшись в реальность, где она по-прежнему была одна против десятка вооружённых головорезов, что, как и босс, уже приходили в себя, наставляя на неё оружие.       — Очередные примочки этой мыши? — словно сплюнув, предположил уродец. — Ааа, к чёрту, убить её! — и, сам подавая пример, нажал на курок, выпуская из своего любимого оружия очередь. Всё, что успела сделать Барбара — это рефлекторно вскинуть руки, а со всех сторон уже грохотали выстрелы автоматов. Но вот секунда прошла, и девушка непонимающе моргнула.       — Уау… — вокруг неё сиял жёлтый купол настоящего силового поля! — Вот это действительно круто!       — Гранату! Кидайте гранату, идиоты! — поймав взглядом источник крика, Бэтгёрл тут же увидела и то, как этот приказ начал выполнять один из бандитов. Тело ещё не успело дёрнуться, чтобы прыгнуть за какое-нибудь препятствие, как реальность опять заставила юную гимнастку из неё выпасть.       Напротив потянувшегося к поясу с гранатами здоровяка ни с того ни с сего в воздухе материализовалась огромная жёлтая рука и смахнула мужчину в сторону так, что его полёт закончился лишь у дальнего края бассейна, не долетев до берега какой-то метр. И только проводив его тело глазами, девушка наконец заметила, что на её правой руке что-то светится.       Этим чем-то оказался тот самый перстень, что она нашла несколько часов назад!.. И напрочь о нём забыла… Так и не сняв, даже когда переодевалась. Правда, теперь он был надет поверх перчатки, и как это могло получиться — Барбара совершенно не представляла. Но и это было не всё — будто наступил некий момент истины, в дополнение к данному открытию школьница поняла, что и пряжка на её поясе совсем не похожа на бэтменскую, а полностью повторяет символ, выгравированный на кольце.       «Если вдруг начало что-то происходить, надо понять, что перед этим изменилось…» — мысленно заключила девушка. Может, и не совсем складно, но применительно к данному случаю — верно. — «И как ты работаешь? Только не говори, что от какой-нибудь концентрации! Я же сейчас в истерике!» Ответ пришёл быстро — один улетевший бандит ещё не означал, что остальные забыли приказ Пингвина, хуже того, у парочки мордоворотов в руках появились ручные гранатомёты, чью эффективность Барбара видела своими глазами — довелось как-то подсмотреть пару учений полицейского спецназа. Сразу жутко захотелось оказаться отсюда как можно дальше, и не успела она даже оформить эту мысль, как уже свечкой взмыла к потолку.       — Уа! — крик вырвался сам собой. — Я ещё и летать могу?! — изумлённо спросила в пространство юная героиня, разглядывая, как её тело покрывает прозрачная плёнка жёлтого света. Вокруг загремели взрывы. На миг попытавшись прикрыться руками, Бэтгёрл обнаружила, что в этом нет нужды, ведь даже близкие разрывы гранат не причиняли её телу какого-то вреда. Она их даже не чувствовала! Паника и растерянность начали уверенно уступать место смутным подозрениям, которые не замедлили смениться весёлой злостью.       Сконцентрировавшись, девочка попыталась представить, как хочет обездвижить противников, одновременно пытаясь что-то почувствовать в кольце, ну, вернее, в пальце под ним. И это оказалось правильно. Не очень поняв, что именно ощутила, но определённо точно что-то почувствовав, Барбара увидела, как вокруг преступников появляются золотистые цепи, тут же стягивающие их по рукам и ногам. Едва не пища от восторга, она смотрела, как Пингвина обматывает что-то очень похожее на гигантский рулон туалетной бумаги и, повинуясь малейшему её желанию, отдельно заматывает ему рот мотком «нормального размера».       Неожиданно пол дёрнулся ближе, но уже в следующий миг Бэтгёрл опять зависла на месте, неуклюже дёрнув руками.       — Значит, всё-таки концентрация? — поднеся к лицу руку с кольцом, спросила девушка у последнего. — Или просто нельзя забывать, что делаешь?       Перстень не ответил, но это было уже и не особо важно, так как все преступники совершенно неожиданно… кончились. Одиннадцать обмотанных цепями мужиков бесполезно ёрзали на полу, пытаясь куда-то сдвинуться, двенадцатый — Пингвин — вообще замер толстой и неаккуратной пародией на древнегреческий обломок колонны. И все как один имели крепко заткнутый рот.       — Эм… Мда… — Барбара растерянно смотрела на композицию. Следы от взрывов и пуль на полу и стенах. Журчание воды. Перепуганный гомон забившихся кто куда настоящих хозяев вольера. Разбросанное оружие. Она сама, зависшая в воздухе. Обезвреженная (Мамочки! ЕЙ самой!) банда и… Тишина. — Стойте! — встрепенулась девочка. — Был же ещё один! — быстрый взгляд на бассейн подтвердил правильность воспоминаний — один из громил был ещё там, в полуоглушённом состоянии цепляясь за кусок льдины.       Управляться с полётом оказалось не сложно, и, всего пару раз неуклюже перекувырнувшись, Бэтгёрл зависла над бандитом.       «Так, значит, представить… Ну хорошо», — девушка направила руку с кольцом на человека и сосредоточилась. Перстень вспыхнул чуть ярче, и перед героиней материализовался огромный дуршлаг, чья ручка, истончаясь, выходила прямо из печатки. Секунда — и, изогнувшись, инструмент скользнул в воду, зачерпывая бедолагу вместе со льдиной. Струи воды рухнули вниз, а закусившая губу Барбара медленно перенесла тело на берег, где дуршлаг преобразовался в обвивающий всего бандита моток толстой верёвки.       — Уф, вот теперь всё, — девочка ещё раз оглядела результат. — Хм… Ещё бы понять, эти штуки долго держатся или как? — взгляд скользнул на руку.       «А ещё: как далеко оно действует? Я могу спрятаться за укрытие или всё исчезнет? Все эти цепи, они же сделаны из, эм… силовых полей, генерируемых кольцом? Чёрт…» — Барбара сглотнула. — «Я даже представить не могу, как это возможно…»       Но ход её мысли прервал неожиданный звук приближающейся сирены. Метнувшись к окну, рыжая повторно проглотила комок в горле. К зданию неслась целая вереница полицейских машин, а ей ещё не доводилось выступать самостоятельным героем. Ей вообще не очень доводилось выступать героем, честно говоря…       «Спрятаться? А как? Вдруг Пингвин освободится? Или… А! Точно! Оружие!»       Под мысленным управлением девушки из перстня вновь вышел толстый золотистый луч, который тут же разделился на множество гибких змеек, что, ухватив раскиданное оружие банды Пингвина, кинули его в воду — теперь даже если преступники освободятся, то навредить полицейским у них не выйдет. Сирены звучали уже совсем «под окном», и нужно было спешить — попадаться на глаза полиции юной героине не хотелось…

***

Небольшое кафе в Джамп-Сити.       — Ваш заказ, — кокетливо улыбнулась Сьюзен, выставляя передо мной кусочек вишнёвого пирога и чашку кофе.       — Благодарю, — возвращаю улыбку и, дождавшись, пока официантка отойдёт, делаю глоток, вновь поворачиваясь к висящей над столом голограмме.       Кольцо Синестро проецировало её в невидимом для человеческого глаза спектре, так что даже вмешиваться в мысли немногих посетителей не приходилось. Можно было вообще обойтись без неё и получать картинку прямо в мозг, как сейчас происходило со звуком, но так мне было просто приятней.       Эксперимент по созданию дубликата прошёл удачно. Оружейники Кварда предусмотрели в своём шедевре всё, даже возможность самокопирования и внесения дополнительных директив в псевдоразум Кольца Силы. Становилось даже немного не по себе от мысли, что эти существа могут стать моими врагами. Но всё же… Оно того стоило.       Первое номерное Кольцо моего собственного Корпуса несло в себе массу ограничений и дополнительных протоколов безопасности. Я мог отнять его в любой миг, мог заставить убить носителя, мог… да очень много чего, и всё же один маленький штрих, отличающийся от списка, созданного Синестро для своих последователей в известном мне варианте истории, я внёс. Помимо меня, новое Кольцо Страха могло подчиняться только одному хозяину — тому, для кого было создано. Его нельзя было украсть, отнять, взять с трупа, подарить, да даже дать кому-то на время поиграться. В лучшем случае, при таких попытках для несанкционированного пользователя шло быстрое и мучительное наказание…       И всё же… Кто бы мог подумать, что она сумеет запустить активацию в первый же день? Я-то настроился на длительное ожидание, хоть и знал, кому его отправляю, — и тут такой приятный сюрприз. Да… С выбором первого рекрута я угадал правильно.       Невольно улыбаюсь, отправляя в рот кусочек пирога — только что на трёхмерной картинке юная девушка в костюме летучей мыши радостно совершила очередной безумный кульбит в воздухе, оглашая пространство весёлым визгом.       — Хм… Как бы она так домой не опоздала к приходу папы, — очередной глоток кофе скрыл беззвучное движение моих губ.       Хотя… Пусть веселится после своего маленького самостоятельного триумфа на поприще добрых дел… Пусть наслаждается новыми силами… Тем сложнее ей потом будет от них отказаться.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: