Тёмный бог 5047

Седрик автор
Rakot соавтор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
DC Comics, Бэтмен и Супермен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Новый персонаж и все канонные.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 199 страниц, 16 частей
Статус:
в процессе
Метки: Вымышленные существа Мистика Попаданчество Фантастика Фэнтези Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Фанфик по вселенной DС. ГГ - попаданец, но не человек.

Посвящение:
Полюбившимся героям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На написание меня вдохновил комикс "Injustice: Gods Among Us / Несправедливость: Боги среди нас", однако за основу произведения, прежде всего, взяты мультсериалы девяностых про Супермена, Бэтмена и Лигу Справедливости, остальные источники также учитываются, но только если не противоречат этим.

Иллюстрации к работе можно найти тут: http://samlib.ru/img/s/sedrik/temnyjbog/index.shtml

Глава 4.

15 апреля 2016, 17:16
      Поездка во Влатову… Как много в этих звуках. Приятный мягкий климат, прекрасные пейзажи, весьма симпатичные представительницы местного населения… И толпа напыщенных кретинов, пытающаяся взирать на тебя сверху вниз только по той простой причине, что их пра-пра-пра и так далее дед в своё время входил в разбойничью банду, что сумела подмять под себя и удержать эти земли достаточное время, чтобы стать аристократией. И если к данному делу претензий у меня нет, вполне достойный способ получения материальных благ, оплаченный собственными потом и кровью, то вот зажравшиеся потомки… Очень хотелось устроить небольшой Армагеддон в конкретно взятой местности, но, скрипя зубами, приходилось продолжать улыбаться и повторять про себя мантру («Нельзя убивать идиотов в общественных местах посреди скопления больших групп свидетелей, нельзя убивать идиотов…»), дабы хоть немного расслабиться. Что ж, пару раз я не сдержался, и после моего визита несколько особо раздражающих «деятелей» отправились в длительный отпуск…       Эх, как бы хотелось всё свалить на юристов, посредников и прочих акул местного гражданского кодекса, но увы — согласно законам этой страны, критерии получения гражданства были весьма жёсткими, и если всю электронную и бюрократическую волокиту я мог спокойно подделать и внести в базы при помощи обычной Материнской Коробки с Апоколипса, то вот «знакомых», «свидетелей» и «старых деловых партнёров» приходилось обрабатывать лично, изменяя их память чуть ли не за десяток лет. То ещё удовольствие, особенно если учесть, что обработать таким образом мне требовалось несколько десятков разумных, а лучше вообще сотню-другую. Всё дело в качестве легенды. Можно, конечно, обойтись одними бумагами и «электронным следом», пожалуй, поверхностную проверку и даже что-то среднего уровня такое внедрение пройдёт, но если кто-то начнёт копать всерьёз, то очень быстро наткнётся на несоответствие из серии «как так, по документам господин Н вёл с господином М несколько совместных дел на протяжении пяти лет, а при опросе господин М чешет затылок и ни о каком господине Н никогда не слышал». Вот и приходится мотаться по стране и «доводить сведения» своим «деловым партнёрам».       Но, как я отмечал ранее, все эти «партнёры» — графья да бароны — на «иностранца», да ещё и «низкородного», смотрели как на существо второго сорта, причём даже зная, что это «существо» может купить их всех вместе взятых со слугами и домочадцами раза три. Нет, не понимаю я людей, ладно, лебезить не нужно, но разговаривать через губу с человеком, что, если будет нужно, сможет утопить тебя и твой бизнес просто походя… Логика? Нет, не слышал.       Но вот после трёх десятков «обработанных» и двух «пропавших без вести» (признаю, психанул, но эти индивидуумы перешли все возможные границы не только нормального этикета, но и правил приличия самих людей) «деловых партнёров», я всё-таки добрался до старого графа. Ну как старого, восемьдесят пять лет, с учётом достижений местной медицины, — на самом деле возраст ещё не такой уж и большой, но вот выглядел этот дед так, словно застал ещё самого Бисмарка… в колыбели… Хм, хотя тут я, пожалуй, погорячился… немного.       В отличие от большинства прошлых моих «собеседников», данный человек был вполне дружелюбен, адекватен и в целом производил довольно приятное впечатление, за эту поездку я встретил лишь нескольких «аристократов», не вызвавших у меня желания развеять их по окружающей территории, и он входил в этот короткий список. По поводу аренды долины мы договорились довольно споро — старику были нужны деньги, а моё предложение было весьма щедрым. Подписав все необходимые бумаги, я всё-таки не удержался от вопроса.       — Сэр Орвальд, честно признаться, я весьма удивлён довольно тёплым приёмом. Весь мой прошлый опыт общения с вашими… хм, коллегами был довольно… печален.       — Хе-хе, молодой человек, в этом нет ничего удивительного, — граф затянулся из старой потёртой трубки. — Влатова — большая страна только по меркам Европы, и в ней сложился определённый круг элиты, попасть в который очень непросто, тем более для иностранца. Увы, современные веянья не обошли стороной и его. Полагаю, вы общались с представителями «золотой молодёжи» или с кем-то примерно такого же уровня. Что поделать, жизни ещё не знают, зато гонору, — старик поморщился, а я на всякий случай чуть снизил своё воздействие на его разум — этот собеседник выгодно отличался от большинства моих прошлых визави, и случайно спалить его мозг было бы… неудобно.       — Хм, довольно тяжело общаться было и с людьми в весьма почтенном возрасте.       — Ну, кхе-хе, — граф опять затянулся, — всякое бывает. Я вон, помнится, тоже в молодости считал себя лучше других по праву рождения — издержки воспитания, понимаете ли.       — И что же изменило вашу точку зрения?       — Вынесший меня на своих плечах из-под обстрела в 43-м «черноногий» и два месяца на подножном корму в лесах всего с тремя уцелевшими бойцами. С тех пор я приобрёл титановый штифт в ноге и совсем другое мировоззрение. Ладно, дела мы вроде бы обсудили, если хотите, оставайтесь на ужин, его подадут через час, а мне пока нужно принять мои лекарства. Чёрт бы их побрал…       — Увы, вынужден откланяться.       — Ну, как пожелаете. Если захотите переброситься словом-другим со старым сумасшедшим старикашкой, буду рад новой беседе, нечасто старика ею радуют.       — Всенепременно, господин граф…       Раскланявшись с пожилым человеком, я покинул его резиденцию и по дороге в гостиницу обдумал приятную встречу. Граф Орвальд… Весьма занимательная личность, к тому же родовитый аристократ Влатовы. Возможно, стоит с ним сойтись более близко, быть может, включить в ряд своих планов — из него получится очень неплохая ширма, да и общаться с этим стариком было любопытно, в отличие от большинства остальных «аристо». Что ж, на первое время можно внести в планы пару правок, а дальше посмотрим. А пока у меня ещё было несколько дел в этой стране, которые не стоило откладывать на потом… Несколько дней спустя. Пригород Готэма, вечер.       Визг шин по асфальту разорвал тишину полупустой улицы. Несущаяся на полной скорости серая машина едва не легла набок, вписываясь в поворот, но водитель удержал транспортное средство и, тяжело спружинив колёсами о дорожное покрытие, продолжил путь, распугав невольных свидетелей.       — Ещё два поворота — и уйдём! — сквозь зубы, скорее для самого себя, процедил водитель.       — Не бзди! — прорычал его сосед, нервно косясь назад в ожидании сине-красных отсветов недавней погони. — Легавые ещё на хвосте! Давай, быстрее, поворачивай!       — Да негде здесь! До поворота к гаражу Фрэнка ещё два квартала!       — Плевать на Фрэнка! Говорю — заворачивай, пока они нас не видят!       — Да чтоб тебя!       Машина успела нырнуть в просвет между домами за секунду до того, как сзади показались полицейские мигалки. Наваленный между домами мусор резво разлетался из-под шин, заставляя тачку подскакивать почти каждый метр, но скорости та не снижала, стремясь как можно быстрее затеряться в переплетении дворов.       — Кажется, эти нас из виду потеряли, — спустя пару минут осторожно сообщил пассажир, прислушиваясь к звукам за открытым окном, — но ненадолго. Так, братва, бросаем тачку, берём барахло и на своих двоих переулками до ф… Что за чёрт?       — Да, ма!..       Асфальт впереди резко прыгнул вниз, а со всех сторон опустилось жёлтое сияние.       — Далеко собрались, мальчики? — раздался со всех сторон весёлый женский голос, и убегающих бандитов резко дёрнуло вперёд так, что натянулись ремни безопасности, а переднее стекло машины оказалось повёрнуто вертикально вверх. Глазам мужчин на мгновение открылся окутанный золотым светом силуэт на фоне неба, а в следующую секунду их впечатало головами в крышу, внезапно поменявшуюся местами с полом.       Раздался глухой удар о землю, от чего стёкла слегка потрескались, а скрюченные в неудобных позах тела встряхнуло, и протяжный скрежет металла со всех сторон. К тому моменту, как члены одной из множества мелких банд на службе небезызвестного в криминальных кругах Готэма «Дона Фальконе» более-менее пришли в себя, их машина была заметно смята со всех сторон, что делало невозможным открытие дверей изнутри, а окна подпирали с одной стороны — стена здания, а с трёх других — мусорные баки.       — А теперь будьте хорошими мальчиками и посидите здесь до прихода полиции, — веселясь, сказала Барбара и, довольная проделанной работой, взмыла вверх, уже, в некоторой мере, традиционно не дожидаясь коллег отца — всё равно из положения «селёдка в банке» эти грабители-неудачники никакого реального сопротивления оказать не смогут. Но радость девушки от очередного блестяще выполненного задержания (а как же, сама себя не похвалишь — никто не похвалит) очень быстро сошла на нет — кольцо мигнуло, а вместе с ним и окружающее тело золотистое сияние. Лицо обдало холодным порывом ветра, до этого момента не чувствовавшимся.       — Блин, — Барбара напряглась и сконцентрировалась на полёте. — Я же уже научилась не отвлекаться, — бурчала себе под нос школьница, удаляясь от места происшествия. Кольцо опять мигнуло. — Ну сколько можно?!       Пролетев ещё сотню метров, постоянно чертыхаясь, девушка оборвала себя на полуслове — свет вокруг тела погас и зажигаться вновь совсем не спешил… Набор высоты замедлился, дочь комиссара полиции ощутила, как на краткий миг зависает на месте, и…       — Вуии! — вместе со свистящим в ушах воздухом по телу гимнастки прокатилась волна паники, заставляя сердце пойти галопом. Но не успел её крик ещё добраться до чернеющих внизу домов, как падение остановилось, а перстень на руке вновь засиял, окутывая её послушным жёлтым светом.       — Чёрт, только не говорите мне, что у этой штуки сели батарейки! — глаза героини с испугом метнулись к кольцу. — Эй, сколько у тебя осталась энергии?!       — Уровень мощности — 2.5 процента, — лаконично прозвучал холодный голос в голове.       — Ч… Что-о-о?! — девушка в прострации уставилась на жёлтый ободок. — Почему я раньше этого не спросила?!       — Вот мне тоже интересно, — раздался со спины смутно знакомый голос, в котором угадывались иронично-весёлые нотки.       Бэтгёрл резко развернулась в воздухе и… Замерла, распахнув рот.       Напротив неё висел молодой мужчина, окружённый золотистым ореолом очень знакомого света. Тёмно-коричневые волосы, зачёсанные назад, кроме небольшой пряди, спадающей на лицо, насыщенно-карие глаза, высокий рост, отлично и равномерно развитое тело, чья мускулатура подчёркивалась облегающей чёрно-золотой бронёй, невероятно схожей с её собственной, за исключением деталей подражания Бэтмену. На груди у него не было никаких символов вроде «стилизованной летучей мыши», но пояс украшала та же эмблема, что венчала её перстень, за спиной на ветру развевался угольно-чёрный плащ с золотой подкладкой, и наконец — на его правой руке красовалось знакомое жёлтое кольцо, испускающее ровный золотистый свет.       — Э-э-э…       — Концептуально, — хмыкнул собеседник, беззастенчиво её разглядывая. — Вижу, ты умудрилась потратить весь заряд за каких-то пару недель… Впечатляет. Много тренировалась?       — Эм, ну да, — заметно стушевавшись, признала Бэтгёрл. Фактически, все последние три недели можно было смело записывать в тренировки, особенно после того момента, как она обнаружила возможность подслушивать полицейские и вообще любые радио-переговоры, подключаться к компьютерам, ловить спутниковые сигналы, становиться невидимой и… В общем… Много чего обнаружила.       — Хм, — одними глазами улыбнулся неизвестный.       — Что?! — вконец смутилась Барбара, не зная, куда деть руки.       — Ничего. Даю тебе время собраться с мыслями, — совершенно невозмутимо сообщил красавчик.       — Э… Спасибо… Наверное, — что делать, школьница совершенно не понимала, даже с Бэтменом было проще, там она хотя бы что-то о нём знала!       — Пожалуйста.       — И-и-и… Э-э-э… Ты кто?       «Аааа! Ну почему ничего умнее в голову не приходит?!»       — Моё имя — Эмрой. И кольцо, что ты носишь — знак принадлежности к моему Корпусу…

***

      Забавное у неё выражение лица. А вот концентрации явно не хватает — по защитной оболочке то и дело пробегают мелкие протуберанцы, да и сама её структура неравномерна. Впрочем, за столь короткий срок уровень освоения кольца весьма неплох. Даже очень неплох, если вспомнить, что передо мной пятнадцатилетняя девчонка.       — Это что-то вроде группы… Ну не знаю… — криво улыбнулась моя собеседница, бегающим взглядом обшаривая окрестности. Миг, второй — и вот он наткнулся на мою руку. — Владельцев колец? Я его не крала, честно!       — Я знаю. Это кольцо нельзя украсть или отобрать, любой, кого оно не считает своим хозяином, в лучшем случае получит сильный удар током, в худшем — его распылит на атомы.       — А-а-а… — голубые глаза девочки с испугом дёрнулись к руке.       — Не беспокойся, тебя же оно током не било, — мягко улыбаюсь. — Однако вернёмся к вопросу его зарядки. Пойдём, — начинаю поворачиваться в сторону доков, благо с высоты они были как на ладони.       — Куда?       — Покажу тебе, как его следует заряжать, и объясню основные детали, — оборачиваюсь и ловлю взгляд девушки, после чего выпускаю на лицо чуть ироничную улыбку. — Если тебе, конечно, интересно.       — Мне интересно! — мигом сориентировалась рыжая и подлетела ближе. — С чего начнём? — любопытно, что никакого ментального воздействия даже не потребовалось — энтузиазм, которым был преисполнен вопрос, пылал вполне самостоятельно. Были и мандраж, опаска, недоверие и неуверенность, но подростковые гормоны вкупе с жаждой приключений и любопытством перебивали их напрочь.       — С общего положения дел, — я стал неторопливо набирать скорость, чтобы Барбара без проблем могла поспеть за моим полётом. — В галактике существует несколько Корпусов, каждый из которых соответствует своей грани эмоционального спектра. Жёлтый цвет означает страх, соответственно, питается такое кольцо эманациями страха. В тот момент, когда ты начала падать, оно зарядилось твоим страхом, то же самое будет, если ты долгое время проведёшь в полёте через открытый космос — твой инстинктивный страх оказаться в вакууме не позволит ему полностью разрядиться…       — Я могу летать в открытом космосе?! — не выдержала Бэтгёрл, озвучив рвущееся наружу изумление. Тема подпитки страхом, к слову, не вызвала ни малейшего отторжения, впрочем, глупо было бы ожидать чего-то другого от фанатки Бэтмена — героя, весь стиль которого строится вокруг запугивания преступников.       — Тебя что-то смущает?       — Ну, э… — голубоглазая спортсменка немного скованно почесала пальцем правую щёку. — А чем там дышать? — сразу видно техническое образование, гуманитарий до такого вопроса и за год не додумался бы. *(Примечание беты: Вот щас было обидно…)* Кстати, судя по данным в архиве Синестро, Корпус Зелёных Фонарей где-то на 95% состоит из личностей с гуманитарным складом ума и не самым лучшим образованием, это просто прописано в критериях поиска кандидатов. Оправдывается это необходимостью иметь творческое мышление, не отягощённое лишними рамками, что якобы могут помешать использовать его функционал в полной мере, что — чушь собачья. Так что, как видится мне, это просто лишняя страховка Стражей Вселенной от слишком умных товарищей вроде Синестро.       — Ничем. Одна из функций кольца — энергетическое обеспечение организма носителя, иными словами, когда ты окружена этим полем, твои клетки будут снабжаться энергией, даже если никаких химических реакций, предусмотренных для этого строением организма, не происходит.       — Круто, — выдохнула Барбара, с восхищением глянув на кольцо.       — И не слишком полезно, — заметил я, обшаривая территорию доков «рентгеновским» зрением. — Так что старайся ограничивать полёты парой часов, максимум — сутками.       — Какие полёты?       — Те, когда будешь летать к Луне, например, или спускаться на дно Тихого Океана, — подходящая группа людей нашлась между двумя старыми складами, и я свернул в нужную сторону.       — А я буду? — со сложной смесью испуга, предвкушения и надежды в голосе спросила моя спутница.       — Ты? — поворачиваюсь к девушке и, разглядывая её, изображаю задумчивость, после чего твёрдо заявляю: — Да, — ведь абсолютно точно не удержится и полезет набираться впечатлений.       — Эм… Мне кажется, или вы обо мне… ну… много знаете? — поёжилась дочь комиссара Гордона, просительно заглядывая мне в глаза.       — Всё в мире относительно, — мягко улыбаюсь. — Но мы отвлеклись. Способ питания Кольца от собственного страха — это больше страховка на крайний случай, в обычной ситуации куда предпочтительней использовать чужой. Например, вот так, — мы зависли над переулком, где я нашёл «наглядное пособие».       Собственно, ничего примечательного там не происходило, просто четверо подвыпивших мужиков не особо умело пинали пятого, то ли не пожелавшего добровольно поделиться «на лечение», то ли просто оказавшегося не в том месте не в то время, а может, и вовсе поссорились в процессе прогулки. Начали они ещё до того, как я обратил на них внимание, а прислушиваться, чтобы выловить суть, даже имея криптонский слух, я элементарно не счёл интересным.       Люди уже заканчивали, в том числе и подсчёт добытых из чужих карманов бумажек, но правильно отреагировать на возникшего сверху и в считанные секунды обвившего их компанию двадцатиметрового, в полметра шириной сияющего змея с кожистыми, добавленными для антуража крыльями, который ещё и угрожающе распахнул пасть прямо напротив их лиц, это им не помешало. Шок не позволил им заорать, но моего обоняния коснулся характерный запах подмоченных штанов, ну и главное — Кольцо начало сигнализировать о пополнении заряда.       — Давай, перехвати конструкцию, — предлагаю также немного растерявшейся девушке.       — А… Как?       — Направь кольцо на змею и представь, что поддерживаешь её форму. Всё как при обычном использовании.       Школьница молча выполнила инструкцию — тонкий луч света впился в моё творение и постепенно стал расширяться по мере того, как Барбара концентрировалась и встраивалась в процесс поддержания. Когда я счёл, что её участие уже вполне достаточно, я опустил свою руку, прерывая подпитку. Небольшое ментальное внушение, заставляющее шпану переключить основной фокус внимания с меня на юную героиню, и её Кольцо Силы сразу отреагировало:       — Уровень мощности — 7.5 процентов, 8.5, 9.5, 10… — слышно этот отсчёт было только нам двоим, так как никакого звука Кольцо не производило, лишь имитируя для указанного организма его наличие.       — Ну как, поняла принцип?       — Да, но… — девушка замолчала, с непониманием глядя на свою руку.       — Но?       — А как вообще страх может быть источником энергии?       — Боюсь, это разговор не для вечерней прогулки. Дело в том, что земная наука ещё не предполагает даже существования тех разделов, которые описывают подобные процессы. Представь, что тебе пришлось бы объяснять принцип получения солнечной энергии неандертальцу.       — А, ну да… — рыжая неосознанно почесала затылок, причём той самой рукой, где было Кольцо. Само по себе это бы ничего не значило — свету безразлично, под каким углом распространяться, но тут она свой жест осознала и закономерно потеряла концентрацию. Держащий мужчин монстрик рассеялся, и те, рухнув на землю, с воплями бросились бежать, по пути роняя честно отобранное имущество избитого. — Хотя сравнение не очень, — в прострации наблюдая эту картину, закончила мысль школьница.       — На самом деле, разница ещё более велика, чем в этом примере, — также провожая взглядом спины людей и совершенно не собираясь им мешать, заметил я. — Но не стоит расстраиваться, в конце концов, в полной мере эти технологии понимают от силы пара десятков живых существ в галактике, и абсолютное большинство из них разменяло уже не первую тысячу лет.       — Круто… — опять выдохнула Бэтгёрл с уже знакомой интонацией, когда осознала цифры, но почти сразу встрепенулась: — А чем ты вообще занимаешься? Ну, в смысле, я имею в виду Корпус и, как это… — девочка замялась, на мгновение отведя взгляд, после чего даже с какой-то виноватой интонацией закончила вопрос: — мои обязанности? Что я теперь должна делать?       — А что ты хочешь делать?       — … — на какое-то время я поставил её в тупик. — А так разве можно? — сколько непонимания и скрытой надежды в голосе…       — Одна из основных задач моего Корпуса — это защита Земли, — самое смешное, что ни словом не вру — для других моих целей Корпус ещё долго будет непригоден, а этот шарик мне действительно нужен в максимально целом состоянии. — Каких-то конкретных правил и инструкций нет, хотя, конечно, я против методов вроде массовой резни населения по принципу «мы защитим людей от их собственной глупости путём аннигиляции всех носителей оной». Так что если вдруг возникнет желание решить некую сложную проблему очень простым и радикальным методом, ты всё-таки сперва свяжись со мной. Не обещаю, что мы обязательно найдём лучшее решение, но тебе хотя бы станет легче после того, как выговоришься, — а заодно и мне. Без гарантии, конечно, но иногда даже богам нужен понимающий собеседник.       — Эй, я ничего такого не собиралась!       — Разумеется, иначе бы никогда не получила кольца, но в жизни всякое бывает, тем более тогда, когда обретаешь силу, о которой большинство людей может только мечтать.       — Резонно… — пробормотала рыжая.       — Что ж, полагаю, не стоит здесь висеть без всякого смысла? Как ты смотришь на то, чтобы переместиться в какое-нибудь кафе, где я и отвечу на имеющиеся у тебя вопросы?       — Секунду! — Барбара подняла указательный палец. — Это нормально вообще, когда супергерои сидят в кафе и обсуждают свои дела?       — Вообще-то я предложил это, чтобы ты чувствовала себя комфортней — более привычная обстановка, плюс у людей приём пищи благотворно действует на успокоение нервов. Ну и, само собой, я не предлагал идти в кафе прямо так, но ведь под костюмом ты не голышом?       — Ну-у… Как бы это сказать… — лицо девушки, не скрытое маской, стремительно налилось краской.       — Вышла патрулировать перед сном? — с нотками понимания озвучиваю предположение.       — Почти…       — Тогда ограничимся прогулкой, — с лёгкой улыбкой, ни разу не насмешливой, констатировал я. — Спрашивай, что тебе осталось непонятным…

***

      Беседа с юной героиней затянулась ещё на пару часов, и несмотря на то, что первое время она всё ещё пребывала в состоянии вялого потрясения, превращающего её в способного поддерживать беседу лишь односложными репликами болванчика, уже через час она освоилась. Вопросы, вопросы, вопросы и ещё раз вопросы, девочка трещала как пулемёт и впитывала информацию как песок воду в жаркой пустыне. И куда только делись застенчивость с робостью?       Впрочем, лично меня это более чем устраивало. Подростковая непосредственность, прямолинейность и очень неплохие мозги моей собеседницы позволили в кратчайшие сроки закончить программу подсказок для будущих Колец. Большую часть материала для неё я составил уже давно, если так, конечно, можно выразиться про несколько дней, но как показала практика, ряд естественных для человека вопросов я не учёл. Всё-таки иногда сложно ставить себя на место простого жителя этой планеты, слишком многие вещи я воспринимаю как естественные и очевидные, в то время как местные, даже владеющие высшим образованием, не всегда способны вообще вообразить их существование. И наоборот, многие очевидные и естественные для людей вещи мне, как обладателю криптонско-божественных генов, даже в голову не придут. В общем, Барбара мне очень помогла, хотя сама об этом так и не узнала.       Распрощались мы вполне довольные друг другом. Как со мной связаться через Кольцо, я ей объяснил, дальнейшее общение предполагалось вести уже дистанционно и не слишком часто — донести до неё мысль о моей занятости было совсем не сложно. При этом лично обо мне за всё время диалога она практически ничего не узнала, о чём наверняка сообразила лишь после расставания, так что у девочки будет на что переключить своё жгучее любопытство, сейчас обращённое к фигуре Бэтмена.       Что касается меня, то, помимо мисс Гордон, я планировал встретиться в Готэме с ещё одним человеком.       Ядовитый Плющ, или же Памела Айсли. Прошло уже больше месяца с момента её ареста и отправки в закрытую лечебницу Аркхэм, содержащую в своих стенах массу крайне буйных психопатов, которым, как показывает практика абсолютного большинства известных мне реальностей, совершенно не способна помочь. Скорее уж наоборот. Например, нынешний глава сего лечебного заведения, доктор Стрэндж, мало чем отличался от своих пациентов в плане психического здоровья, более того, его, так сказать, «сдвиг» выражался в любви к экспериментам над чужой психикой, в результате чего многие его пациенты не только не выздоравливали, но и крайне усугубляли свои патологии. В будущем же это должно было коснуться не только пациентов, но и персонала Аркхэма, в частности, незабвенной Харлин Франсис Квинзель, более известной как Харли Квин, что сейчас как раз заканчивает факультет прикладной психиатрии и должна вскоре поступить интерном в готэмскую лечебницу.       Впрочем, сейчас речь шла не о Стрэндже с его жертвами, а о девочке, что несколько недель провела в обстановке крайнего психологического напряжения, а значит, весьма вероятно, созрела для знакомства.       Внутренняя сеть лечебницы, к коей я заблаговременно подключил дрона, наверняка содержала не все материалы по обследованию пациентов, всё же люди до сих пор предпочитали работать в основном с бумажными носителями информации, а при переносе данных в компьютерные базы часто вполне умышленно опускали часть, на первый взгляд, несущественных деталей. К этому я давно привык и на иное не рассчитывал. Однако даже тех крох, что присутствовали в электронной копии её медицинской карты, было достаточно, чтобы уяснить простой факт — свою одержимость идеями защиты растений она отбрасывать и не думала.       Отчасти это было печально, но в то же время — вполне ожидаемо. Насколько мне было известно, улучшение у неё наступит, но лишь через несколько лет, после долгой череды набивания шишек и шоковой терапии, обеспеченной многочисленными случаями, когда её жизнь висела на волоске. Так долго ждать я не собирался, тем более что в процессе становления на место мозгов она приобретёт ряд не слишком приятных черт характера, из которых полное отсутствие малейшего доверия к окружающим — далеко не самая сложная. Я же планировал изъять Памелу из Аркхэма и, для начала, обеспечить ей уход действительно профессиональных врачей, озабоченных именно излечением пациента, а не своими изысканиями. Кандидатуры уже были подобраны, оставалось лишь выбрать наименее болтливых, но это потом, сейчас требовалось посмотреть на саму девушку и составить личное мнение.       Остров Нероуз, на котором располагалась лечебница, встретил меня редким освещением вдоль немногочисленных дорог и ночной тишиной. Охрана хоть и была, но даже без оптической маскировки вряд ли смогла бы заметить подлетающую на фоне чёрного неба фигуру. Ну разве что я бы продолжил сиять лампой накаливания и двигался со скоростью пешехода, но до подобного уровня, несмотря на обстановку психбольницы, я ещё не опустился.       Проникнув внутрь здания через окно второго этажа, я сверился со схемой помещений и не торопясь направился к камере Ядовитого Плюща. Да-да, не палате, а именно камере, которые здесь полагались для всех опасных пациентов. Согласно данным из местной сети, содержалась Памела в каменном мешке на минус втором уровне лечебницы; окон на улицу нет, растений нет, на десятки метров вокруг — кирпич и бетон. В общем, самостоятельно ей сбежать пока возможности не представлялось.       Путь прошёл спокойно, по ночному времени коридоры были пусты, основная часть персонала разъехалась по домам, а редкие охранники и камеры видеонаблюдения при всём желании не могли бы что-то разглядеть сквозь оптическую маскировку моей нейроброни. Не сказать чтобы система безопасности здесь вообще «мышей не ловила», но даже до какого-нибудь городского банка среднего звена тут пока было довольно далеко, чего уж говорить о противостоянии кому-то моего калибра? Пристанище Памелы я нашёл, призванную наблюдать за уже спящей девушкой камеру наблюдения закольцевал, после чего без всяких изысков сформировал кольцом в замочной скважине ключ и отпер дверь.       — Кто здесь? — механический замок лязгнул и разбудил обитательницу камеры, которая тут же подскочила на койке и настороженно вгляделась в проём.       Не спеша отвечать, я молча прошёл внутрь и вновь запер дверь, после чего созданный из света ключ благополучно рассеялся прямо в замочной скважине, а я осмотрел девушку. Темнота в помещении мне не мешала, как и то, что мисс Айсли рефлекторно натянула оделяло почти до самых глаз. Лёгкое усилие глазных мышц — и преграда исчезает, открывая мне невысокую девочку-подростка с бледно-зелёной кожей, одетую в больничную белую пижаму. Пышные насыщенно-рыжие волосы спускаются чуть ниже плеч, распахнутые в испуге глаза отливают зелёной радужкой, фигура ещё не избавилась от подростковой угловатости, а сердце учащённо колотилось, явно от непонимания происходящего.       — Доброй ночи, Пэм, — отключаю маскировку и освещаю камеру кольцом, чтобы и девушка могла меня видеть. — Ведь именно так тебя называют друзья?       — У меня нет друзей! — мгновенно ощетинилась зеленоглазая, ещё даже до того, как меня разглядела.       — Да? Ну, значит, я буду первым, если ты, конечно, не против.       — Ха?! А с чего бы? На доктора вы не похожи, или это какая-то очередная новая методика? Всё считаете, что меня нужно вылечить?! Только я здорова! Так что можете катиться со своими психологическими экспериментами туда, откуда вылезли! Я не собираюсь играть в ваши игры, что бы вы там себе ни планировали, наряжаясь в этот костюм! Кстати, костюм Бэтмена выглядит иначе, и он в маске ходит!       — Я знаю, — растягиваю губы в улыбке, аккуратно касаясь разума собеседницы. Итак, что у нас здесь? Ага, понятно. Девочка спросонья решила, что ей хотят устроить шоковую терапию, ворвавшись ночью в палату в наряде отправившего её сюда народного мстителя, и… Дальше её фантазия ещё не успела развить версию, а то, что моя броня на костюм летучей мыши не похожа ни капли, списали на практически полное отсутствие чётких изображений Бэтмена в печати. — Я даже знаю, кто он такой и где его тайное убежище, но сейчас речь не о нём, а о тебе. Хочешь получить свободу?       Мои слова вызвали секундный ступор, а потом Памела подозрительно осведомилась:       — Это шутка?       — Нет, я более чем серьёзен. Так что, ты желаешь выбраться из этого заведения?       — А вы кто такой вообще? И чего вам надо?       — Скажем так, у меня есть идея… Идея, как сделать этот мир лучше, — для меня. Впрочем, кому интересны столь малозначительные детали? — Но для её реализации мне нужны люди со способностями, такие как ты, которым небезразлична судьба Земли.       — И почему я должна тебе верить? — ещё более подозрительно сощурилась Ядовитый Плющ, сама не заметив, как перешла на ты. А вот у неё внутри уже начал зреть план по моему подчинению. Персонал Аркхэма знал о способности девушки выдохнуть в лицо пыльцу, что мутила разум и превращала человека в послушного раба юной дриады, потому общались с ней на расстоянии или с респираторами на лице, но у меня на лице респиратора не было, и мы уже находились в одной закрытой комнате, так что она решила рискнуть.       — Можешь этого не делать, но давай слегка подумаем — а что будет тогда?       — И что же? — уже полностью успокоившаяся Памела призывно похлопала ресницами, чем меня весьма позабавила. Сама ещё совсем девчонка, а уже такие профессиональные женские трюки… Если бы ещё на задворках её мыслей не маячил возведённый в абсолют идол преклонения перед растительным миром, цены бы ей не было.       — Предположим, ты не захочешь со мной общаться, и я уйду, а ты останешься в этой камере, что произойдёт тогда? — кольцом создаю за спиной структуру, принимающую вид кресла, и присаживаюсь. — Я расскажу. Для начала ты сбежишь из Аркхэма, с местной системой безопасности это несложно, ты справишься, — вновь улыбаюсь, подпирая щёку пальцами правой руки, — после чего устроишь в Готэме знатные безобразия, на весь мир демонстрируя свои способности. Ты не сможешь удержаться, ведь его ужасные жители душат твои любимые растения тротуарами и безжизненными каменными коробками, — есть отклик. Праведная злость, десятки образов-иллюстраций, воспоминания о чувстве родства со всеми растениями вокруг, гнев на тупое безмолвное большинство, которое ничего не способно понять… У неё действительно одержимость подобными идеями, и жизнь придорожного одуванчика воспринимается важнее жизни человека, способного его растоптать. Любопытно, судя по мелькающим в памяти образам, изначально это была обычная для подростка попытка найти форму самовыражения, этакий бунт против общества, подкреплённый вовремя подвернувшейся под руку литературой с призывами к защите природы и отсутствием родительского внимания, а вот после мутации начались сложности. Физические изменения, позволяющие действительно ощущать все растения вокруг практически как часть себя, вкупе со стрессом, предшествовавшим мутации, и пошедшим вразнос гормональным балансом, что видно по резким сменам настроения, привели к нынешнему результату. — А ещё ты захочешь отомстить Бэтмену и всем, кто был причастен к твоему здесь заключению, — опять попал. Ещё как захочет и в средствах не постесняется, даже не думая о последствиях. — И ожидаемо проиграешь, — ярость, отрицание. — Не веришь? А подумай хорошенько — даже если тебе несказанно повезёт и ты прикончишь летучую мышь, захватишь город и начнёшь победоносное шествие зелёного царства по миру, неужели ты думаешь, что власть имущие это так просто оставят? Сколько, по-твоему, нужно самолётов, забитых концентрированным гербицидом, чтобы превратить Готэм в безжизненную пустыню? — опять есть контакт. Этот аргумент девочка понимает, на собственном опыте испытала — если верить картинкам из памяти, Бэтмен при встрече на отраву не скупился, а потому опасность она осознаёт. — Не слишком много. А ведь есть ещё и другие люди со сверхспособностями, например, Супермен, которому все твои деревья не смогут сделать ничего, или Флеш, что вколет тебе транквилизатор быстрее, чем ты успеешь заметить его приближение. И это только герои, а ведь есть и ребята по другую сторону баррикад, и они-то точно не будут миндальничать, когда твои детки начнут ломать им налаженный бизнес. Так что ты проиграешь и опять окажешься здесь. В лучшем для тебя случае — благодаря Бэтмену и не успев поднять особого шума. Но тогда ты опять со временем сбежишь и опять ситуация повторится — ты мстишь и пытаешься выжить людей из города, тебя обезвреживают и сажают в тюрьму. Так случится несколько раз, а потом кто-нибудь серьёзный, из самых верхов, обратит на тебя внимание и решит использовать твои силы для собственных нужд. Тебя тихо и без шума изымут из Аркхэма и перевезут в закрытую лабораторию, где не будет добрых докторов, желающих тебя вылечить, но будет много проб крови, анализов тканей, операций и попыток исследовать твой организм. И в лучшем случае, ты сможешь рассчитывать на то, что твою психику окончательно доломают, превратив в послушную куклу на службе большого дяди, а в худшем — тебя ждёт смерть на операционном столе во время вивисекции. Нравится картина? Картина ей не нравилась, но в то же время она мне не поверила. Вернее, в полном соответствии с возрастом, отказывалась верить в то, что подобное может произойти непосредственно с ней. Разумом аргументы принимала, но душой на свой счёт не воспринимала. А потому начала действовать в соответствии с уже придуманным «хитрым» планом.       — Ты недооцениваешь силу природы, — улыбнулась девочка и, ещё разок соблазнительно похлопав ресницами, подползла ближе ко мне.       — Вот как? — решаю подыграть и сам подаюсь ближе, складывая руки домиком под подбородком, чтобы ей было проще. — И в чём это выражается?       — В этом, — Айсли спустила ноги с кровати и плавно качнулась в мою сторону, где, не доставая каких-то пары десятков сантиметров до лица, выдохнула на меня полупрозрачное ароматное облачко пыльцы.       Я глубоко вдохнул, но даже так не почувствовал ни малейшего дискомфорта. Организм даже не заметил «химической» атаки.       — Боюсь тебя разочаровать, Пэм, но это именно то, о чём я говорю — в мире не только ты обладаешь сверхспособностями, — распахнутые в непритворном изумлении зелёные глаза стали мне наградой. — Бу! — активирую тепловое зрение, но не выпускаю лучи из глаз. Сам по себе трюк безобидный, но выглядит внушительно — глаза начинают сиять кроваво-красной дымкой, и если знать, что из себя представляет испепеляющий взгляд Супермена, данное зрелище само по себе может заставить испачкать штаны процентов 50 населения земного шара. А я ещё и слегка на её разум надавил, подстёгивая страх, так что прыжок спиной вперёд до упора в стену выдался на диво мастерским.       — Что?.. Ты…       — На меня это не действует, — улыбаюсь, убирая из глаз заряд. — Впрочем, давай вернёмся к главной теме нашего диалога. Хочешь ли ты покинуть эти стены? Впрочем, её испуг длился не очень долго — юный возраст и связанные с этим перегибы плюс гормональный хаос — воистину адская смесь. Страх быстро сменился чувством уязвлённого достоинства, а то переросло в злость.       — Ну да, сверкать глазами, когда мы находимся в каменном мешке, ты можешь мастерски, но будь у меня хотя бы одно семечко — и мы бы посмотрели, кто на кого будет смотреть таким покровительственным взглядом!       — М-да? Тогда как насчёт небольшого пари, любительница природы?       — Пари? — настороженно.       — Да. Сейчас я вытаскиваю тебя отсюда, и мы переносимся в… джунгли, где ты покажешь мне, что можешь. Возьмёт твоя — и ты получишь полную свободу и мой труп в качестве морального удовлетворения. Но если твои фокусы тебе не помогут и победа останется за мной… Ты станешь моей, целиком и полностью, — не забыть многозначительно улыбнуться. О, как её передёрнуло, а это негодование, ммм, прекрасно. Зато какое у неё будет облегчение, когда она поймёт, что я имел в виду службу, а не постельные утехи. Хотя через пару лет можно будет подумать и об этом.       — Договорились, — хищно оскалилась девочка, уже представляя себе, как раздавит меня древесными ветвями.       — Чудесно, — встаю с тут же истаявшего кресла и подаю мысленную команду броне. Воронка перехода вспыхнула у стены с характерным хлопком, и, не дожидаясь, пока Ядовитый Плющ переварит увиденное, я подхватил её конструкцией из жёлтого света и прошёл в портал. На другой стороне нас встретило чистое ночное небо, влажный воздух и наполненное звуками жизни зелёное море джунглей Амазонки.       — Вокруг на сотни километров — лес с идеальной влажностью и питательной почвой, действуй, — отпускаю мисс Айсли на землю и, заложив руки за спину, встаю напротив неё. — Даю тебе фору в полчаса. Всё это время я буду стоять здесь и не стану пытаться тебе навредить.       — Считаешь себя таким крутым? — спросила девушка неверяще-радостным голосом, уже присев на землю и трепетно проведя рукой по листьям тропического папоротника.       — Поверь, мне не доставляет особого удовольствия эта ситуация, будто я — напыщенный павлин, получивший разжижение мозга на почве зашкаливающего чувства собственного величия, но тебе необходима наглядная демонстрация, а значит, я потерплю.       — Ха-ха! — Ядовитый Плющ повернулась ко мне, и не думая скрывать на лице ликование. — Напыщенный павлин — это в точку! Но ты просчитался! Прощай! — руки рыжеволосой резко выпрямились в мою сторону — и окружающий лес мгновенно ожил.       Десятки растущих буквально на глазах ветвей и лиан метнулись ко мне, стремясь смять и раздавить. Всего секунда — и меня сжало со всех сторон прочным деревом, но давление было несерьёзным — человеку бы, безусловно, переломало все кости, ну, а я ощутил лишь лёгкую тесноту. Тем не менее, снаружи полыхнуло торжеством, а мысли девушки, похоронив меня, сразу переключились на планы мести Готэму и способы туда добраться. Это меня не устраивало, так что пришлось пошевелиться.       С хрустом и треском деревянный кокон начал рваться. Я не спешил, опасаясь, что при резком рывке шальные куски дерева могут просто пробить голову моей будущей садовнице, так что снаружи очухались до того, как последняя ветка упала на землю, и давление зелёного царства возобновилось. Так всё и пошло. Меня пытались раздавить. Без всякого успеха, так как против сопромата не попрёшь, и прочность дерева при всём желании не сопоставима с организмом, способным без последствий упасть на землю из верхних слоёв атмосферы или рвать голыми руками броневую сталь. Я же время от времени шевелился, когда чувствовал, что Памела решила, будто добилась успеха, заодно осторожно стимулируя в мыслях девушки страх, переплавляя его в панику и отчаяние. То, что она меня не видела, этому даже способствовало, так как люди всегда больше боятся неизвестности. И даже тот факт, что она могла легко предположить, что именно я делаю, благо древесные стволы трещали и рвались вполне показательно, ничего не менял, ведь собственных фантазий о том «как оно там» человек тоже боится больше, чем реально наблюдаемой картины, будь даже она на порядок ужасней, ведь с видимостью исчезает неизвестность. Вот и текли минуты за минутами, во время которых я всё больше ввинчивал свою волю в повреждённое сознание девочки-подростка, пользуясь завесой из страха, незаметно для неё выжигая возведённый растениям идол. Не весь, само собой, это было бы слишком опасно и грубо, а скрепы, удерживающие его пьедестал, плюс слегка стимулировал на активность воспоминания о жизни до начала «борьбы за защиту природы», поднимая самые приятные и оттеняя их налётом чувства потери.       В общем, к моменту, когда полчаса истекли, её уже можно было отдавать в руки специалистов, пребывая практически в полной уверенности, что привести её в норму те смогут… То же время и место, Памела Айсли.       Капля холодного пота стекла по виску девушки — пусть условия и были самыми благоприятными, но безостановочно направлять и изменять рост растений было тяжело даже при полной поддержке окружающей среды. Челов… существо в коконе из могучих ветвей заливало токсинами, насаживало на острые шипы, отравленная пыльца должна была давно вытеснить воздух как таковой, не то что забиться в лёгкие противника, но… ОНО всё ещё было живо! И это внушало ужас! Ощущение собственной беспомощности, словно у дерева под топором лесоруба. Нет! Она не может проиграть, ведь с ней вся сила Природы! И новая партия корней пытается разорвать врага. Цветы выпускают новую дозу токсинов — ещё более смертоносную, чем прежде, и… Два пылающих луча вырвались из глубины сросшихся стволов и за доли секунды буквально вскрыли завал из растений, который она создавала полчаса. Висевшая в воздухе пыльца взорвалась, но разгорающийся было огонь был погашен всего одним коротким выдохом, от которого веяло арктической стужей.       — Время вышло, — донёсся из недр почерневших от копоти и подёрнувшихся инеем ветвей скучающий голос, а затем там разгорелось золотистое сияние, и окутанный им противник взмыл над землёй, направляясь в её сторону.       — Иии, не подходи! — нервы не выдержали, и паника захватила девушку. Она начала пятиться спиной вперёд и… запнулась о корень, в результате чего плюхнулась на задницу. Единственное, что ей оставалось — это сжаться в комочек и зажмуриться — противопоставить этому чудовищу было действительно нечего.       Прошла минута, но ничего так и не произошло. Сжавшаяся девушка осторожно приоткрыла один глаз, словно это помогло ей оставаться как можно более незаметной, и огляделась. Выдержавший все её атаки молодо выглядящий незнакомец стоял рядом и доброжелательно улыбался.       — Итак, вы признаёте своё поражение, юная леди? — и вновь улыбка без капли агрессии или превосходства. Памела окончательно перестала что-либо понимать. Он же совсем недавно задвигал такие речи и вот сейчас… эээ… просто улыбался?       — Д-да, — вспомнив, что она так опрометчиво поставила на кон, она вновь сжалась.       — Ну вот и отлично, — незнакомец продолжал улыбаться, теперь девушке показалось, что он отчётливо веселится, — должность главного садовника в моём поместье давно тебя ждёт, — от удивления Пэм открыла рот.       — С… Са-садовник? — это всё было предпринято только потому, что ему нужен был садовник??? — А… А как же те слова про улучшение мира?       — Об этом мы поговорим позже, а пока тебе нужно восстановить силы, — за спиной так и не назвавшегося парня с громким «Бам!» раскрылась уже виденная белая воронка, и он чуть отступил, делая приглашающий жест.       Она не знала, чего хочет больше — облегчённо вздохнуть от того, что с ней не собираются делать всего того, что она уже навоображала, или возмутиться, что её дарованные природой силы будут использоваться столь низменным образом. Но, посмотрев ещё раз на сожжённые и обломанные деревья, решила, что возмущаться всё-таки не стоит… а то мало ли.       — Ааа… большое ли поместье?       — Тебе хватит, — рассмеялся незнакомец, мягким движением помогая ей встать. — А дальше — посмотрим на твоё поведение…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: