Тёмный бог 5047

Седрик автор
Rakot соавтор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
DC Comics, Бэтмен и Супермен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Новый персонаж и все канонные.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 199 страниц, 16 частей
Статус:
в процессе
Метки: Вымышленные существа Мистика Попаданчество Фантастика Фэнтези Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Фанфик по вселенной DС. ГГ - попаданец, но не человек.

Посвящение:
Полюбившимся героям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На написание меня вдохновил комикс "Injustice: Gods Among Us / Несправедливость: Боги среди нас", однако за основу произведения, прежде всего, взяты мультсериалы девяностых про Супермена, Бэтмена и Лигу Справедливости, остальные источники также учитываются, но только если не противоречат этим.

Иллюстрации к работе можно найти тут: http://samlib.ru/img/s/sedrik/temnyjbog/index.shtml

Глава 9

22 июня 2017, 20:01
      — Начнём с основных деталей, — отпустив официанта, возобновляю разговор с несостоявшейся Киллер Фрост. — Я намного старше тебя, однако в силу ряда причин моё тело растёт в несколько раз медленнее, чем у людей.       — А-а-а… — Луиза пребывала в перманентном замешательстве ещё с момента, как мы вошли через главный вход данного ресторана и без всяких препятствий расположились в одной из отдельных комнат.       — И второй момент. Для всех окружающих мы с тобой респектабельная, но ничем не примечательная семейная пара, которая не вызывает никаких вопросов, любопытства или нехороших мыслей. Ни один из сотрудников сего заведения не сможет описать наши лица, одежду и внешность, да и не вспомнит о нашем визите уже через пару часов. Все видеокамеры и прочая следящая аппаратура, вплоть до орбитальных спутников, которые были бы направлены на эту точку, также не зафиксируют наших передвижений. Кроме того, имей в виду на будущее, что для абсолютного большинства окружающих я выгляжу как мужчина тридцати-тридцати пяти лет, потому делай на это поправку при общении.       — Понятно, — эхом отозвалась девушка, на лице которой крупным шрифтом была написана фраза из трёх слов, с аббревиатурой «WTF?»*(1).       — Ваш чай, — к нам заглянул официант с подносом, где, источая приятный аромат, парил глиняный заварник.       Кивнув человеку за оперативность, я дождался, пока он расставит посуду и удалится, после чего наполнил себе чашку.       — А ещё я телепат и меня нельзя заморозить, — отпив горячий напиток, добиваю девушку очередным фактом.       — То есть вы… — от рук запаниковавшей девушки по столешнице начала распространяться наледь, которую я, впрочем, тут же убрал тепловым зрением — портить мебель и содержимое чайника мне совершенно не улыбалось.       — Во-первых, успокойся и постарайся мыслить рационально, — делаю ещё один глоток, как ни в чём не бывало глядя в глаза шокированной учёной. — Как ты успела убедиться, я обладаю возможностями, много превосходящими твои собственные. Замораживать я, к слову, тоже умею, — в доказательство я легонько дунул на свою чашку, задействуя ледяное дыхание криптонцев, после чего показал ей получившийся кусок льда. — Это для того, — лёд вновь обращается в жидкость, чтобы я мог сделать ещё один глоток, — чтобы ты понимала — в качестве лабораторной мышки, из которой пытаются извлечь способ фабричной штамповки металюдей, ты меня не интересуешь. Скажу больше — чтобы разобрать весь твой геном, мне хватит одного волоса. Во-вторых, я сильный телепат и действительно могу многое, но, как несложно догадаться, исходя из данного факта, мыслями окружающих, любого формата и содержания, меня не удивить и не шокировать. Если хочешь, можешь считать меня закоренелым пользователем порносайтов, в том смысле, что случайно засветив трусики, ты такого человека не смутишь и, скорее всего, даже не натолкнёшь на мысль, что он в принципе должен смущаться, — в ответ на данную почти шутку моя собеседница нервно хихикнула, неосознанно перебирая в уме десятки секретов разной степени интимности, которые жутко страшно и стыдно кому-то открывать, особенно телепату… — И в-третьих, как ты уже поняла относительно внушения, — киваю на выход из комнаты, — я могу брать людей под контроль. Однако желай я совершить подобное с тобой, ты бы сейчас сидела не в ресторане, ожидая изысканный обед на несколько тысяч долларов, а у меня в подвале, наслаждаясь постижением веры в истинного бога, после чего даже не задумывалась бы, отчего готова вилять хвостиком по одному моему жесту, как преданная собачка. А теперь постарайся всё это осознать, и я отвечу на твои вопросы.       Мысли девушки судорожно заметались, то и дело бросая её из тихой паники в чёрную меланхолию, оттуда — в истеричное веселье, потом — в холодную решительность, и так по кругу, в разных вариациях и оттенках. Ничего особенно примечательного или опасного в её мыслях не имелось — всё вполне прогнозируемо и банально. Каких бы то ни было психических отклонений я тоже не обнаружил — передо мной сидела разумная и адекватная женщина, прекрасно осознающая тяжесть той ситуации, в которой очутилась, и для собственного спасения готовая пойти очень и очень на многое, практически на всё.       Стюарт, конечно, умудрился подложить мне изрядную свинью со своим вмешательством — было бы куда лучше, если бы её скрутили федералы или любой иной мелкотравчатый герой, которых в Нью-Йорке с окрестностями не так чтобы мало. В этом случае я мог бы предстать в глазах Линкольн чудесным принцем на белом коне в полном соответствии со всеми сказочными канонами, что заметно облегчило бы её привязку, но… Что имеем, то имеем. Разумеется, можно стереть из её памяти образ «негра в золоте», заменив какой-нибудь правдоподобной картиной задержания, но этим я сам подложу себе мину замедленного действия — гарантий того, что она никогда не попадётся в руки иным телепатам, способным снять блокаду с воспоминания, у меня нет, а таким ходом я дам этим телепатам шикарный козырь, позволяющий убедить девушку в том, что за всеми её проблемами стоял я, и я же срежиссировал всё крушение её прежней жизни. Как бы ни сложились у нас отношения в будущем, но такие знания легко превратят преданного друга в злейшего врага, особенно при должной подаче и моральной накачке. Иными словами, никакого желания так подставляться у меня нет, а значит, придётся мириться с её подозрениями, настороженностью и предубеждением, оставленными нашим бравым «чернокожим ветераном войны».       Пока в нашей беседе образовалась пауза, успел вернуться официант, да не один, а с большим подносом в руках. На подносе же находился наш заказ, сделанный ещё перед моей отправкой за мисс Линкольн. Стейки из оленины под грибным соусом, тушеный картофель и овощи на пару в качестве гарнира, зажаренная на углях белуга, подаваемая с лимонным соком, и два вида вина: к рыбе и к мясу. Всяческую мелочёвку, идущую попутной к главным блюдам, и упоминать не стоит. Аромат от яств шёл такой, что и я себя поймал на желании сглотнуть слюну, что уж говорить о девушке, последний раз принимавшей пищу часов двенадцать назад? Пока официант расставлял заказ на столе, Луиза сверлила голодным взглядом тарелку, впрочем, когда её взгляд упал на вино, глаза в удивлении расширились, а ротик явно пожелал неаристократично раскрыться. Тем временем служка сделал своё дело и, повинуясь моему жесту, удалился, оставив нам карточку меню и винную карту.       — Позволь поухаживать за тобой. Какое вино предпочитаешь? Сухое или сладкое?       — Эт-то же «Петрюс?»       — Да, неплохая марка. Особенно удачны у них винтажи 1990 и 1978 года. Рекомендую попробовать, — люди всё-таки весьма странные существа. Перемещение через пространственный прокол эту девушку впечатлило меньше, чем предложение угощаться вином всего лишь по пятнадцать тысяч долларов за бутылку. Обыденная роскошь воспринимается более удивительной, чем маленькое чудо.       Немного поколебавшись, Луиза всё-таки протянула мне бокал, куда я и налил рубинового цвета жидкость. Налил совершенно обыденно, без всяких выпендриваний, стеканий по стенкам и прочих странных ритуалов. Зато ошарашенный взгляд на «святотатца» от молодой учёной меня позабавил. Впрочем, сразу вино пить мы не стали — немного «подышать» напитку было всё-таки необходимо. Ну а пока можно было налечь на оленину и рыбу.       — Не знал, что помимо научных талантов ты ещё и разбираешься в винах, — позволив первым кускам мяса провалиться в желудок, я завёл неспешный разговор.       — Я и не разбираюсь, — неуверенно (но голод всё-таки пересилил мандраж) проглотив кусочек рыбки, политый лимонным соком, и прикрыв глаза от удовольствия, ответила девушка, — но у нас в институте было несколько ребят из… крайне обеспеченных семей. И порой они устраивали пирушки, куда и приглашали всю группу. И, разумеется, там они не могли не просветить всех желающих, что за вино подаётся на вечере и сколько оно стоит.       — Понятно. Тот, кому нечем больше хвастаться, бахвалится деньгами. Но не будем о них. Я предлагаю поднять бокалы за нашу встречу. Надеюсь, она доставляет тебе столько же удовольствия, сколько и мне.       — Уж точно больше, чем встреча с твоим «коллегой», Эмрой, — слегка ворчливо отозвалась моя голубовласая собеседница, однако даже без телепатии было видно, что, распробовав вкус пищи, девушка стала куда благодушнее.       — Он скорее мой подчинённый, и его работа заключается в защите вверенной территории, а на тебе висят четыре трупа, как минимум один из которых точно проходит по категории невинной жертвы. И будем смотреть правде в глаза: любой полицейский на его месте тебя бы пристрелил. Просто на всякий случай.       Луиза замерла, не донеся очередной кусок рыбы до рта всего какой-то сантиметр. Да, я специально поднял эту тему — лучше расставить все точки над «i» сразу, пока мы не приступили к обсуждению её дальнейшей судьбы, чем потом терпеть закидоны, вызванные беспочвенными иллюзиями.       — И за что мне такая честь? — спустя минуту мрачно спросила девушка, избегая смотреть мне в глаза. Подразумевала она не только общение и дорогой обед, но и отсутствие перепрошивки её личности. Последнее волновало её даже больше, с учётом собственных трупов и явного пренебрежения чужими жизнями с моей стороны, памятуя судьбу агентов правительства. Всё-таки она умная девочка — быстро всё сообразила.       — Вмешательство в работу мозга неизбежно сказывается на его работоспособности. Любое внесение посторонних директив нарушает гармоничную структуру личности, а вместе с ней и навыки применения знаний, накопленных этой личностью за её жизнь. Чем сильнее вмешательство, тем острее деструктивный эффект, и как следствие — с определённого момента мы получаем верного, но тупого болванчика с минимальным объёмом творческого мышления и полезной инициативы. Как ты понимаешь, это банально невыгодно ни в каком ракурсе, — я сделал глоток из своего бокала. — Даже если таким образом создавать секс-рабынь, — Линкольн вздрогнула, — то результат будет сравним с резиновыми куклами. Абсолютно одинаковыми, безвольными и пресными, как фабричная штамповка. Возможно, для серой массы обычных безликих людей это и привлекательно, но для того, кто способен данную операцию провести… — я сделал паузу, неопределённо поведя плечами. — Представь Лекса Лутора с резиновой куклой и скажи, веришь ли ты, что его это соблазнит.       — Да ему и не нужно… — ошарашенно пробормотала девушка.       — Мне тоже, — улыбаюсь, беззастенчиво глядя ей в глаза.       Разумеется, я сильно недоговаривал. В частности, чтобы превратить женщину в секс-рабыню, абсолютно не обязательно курочить её личность до описанной степени. В конце концов, секса хотят все существа, у которых есть разделение по половому признаку, это заложено в них природой, и человеческие, криптонианские, марсианские и все прочие женщины тут не исключение. А слегка изменить критерии наиболее желанного партнёра или малость ослабить скрепы воспитания, заместо них усилив область стремления к удовольствиям — и вуаля, любая девушка сама на тебя бросится с полным осознанием и здравым рассудком. Другое дело, что «это» — инстинкты, ими по определению управлять проще всего, а вот вещи осознанные, выстраданные жизненным опытом и прожитыми годами, таким лёгким вмешательством уже не изменишь и не симулируешь. Та же собачья верность должна быть на чём-то основана, и это что-то обязано являться значимым и весомым в рамках существующей модели личности и сформированной ею системы моральных координат. Потому я и вожусь с Памелой, Барбарой, Флойдом и кучей других людей, бережно выстраивая отношения реальными действиями и поступками, влияющими на их судьбу, а не тащу всех промывать мозги. Так же и с Луизой — лучше потратить немного времени и получить по-настоящему верного последователя, способного адекватно решать как свои, так и мои проблемы без понукания сверху, чем безвольную марионетку с околонулевой ценностью в действительно серьёзных делах.       — А чего тебе вообще нужно?.. И кто ты, чёрт возьми, такой?! — большей частью пытаясь скрыть свою внутреннюю растерянность, повысила голос криомантка.       — Бог, — лаконично ответил я, приступая к оленине.       — Что?..       — Я бог, — повторяю, не поднимая лица от мяса. — Не тот, который библейский — его не существует… — прерываюсь, чтобы сделать глоток вина. — Как минимум, в этой плоскости бытия. Я ближе к тем, кого вы знаете по легендам и мифам Древней Греции, только происхожу не с Земли. Что же до моих желаний, то их много, но одно из основных заключается в уничтожении той камнемордой твари, которая пару лет назад устроила вторжение на Землю. Ты его видела — эпическое сражение в Метрополисе крутили по всем каналам пару месяцев. И ты кушай, а то остынет.       — Как можно есть в такой обстановке?.. — тихо выдохнула девушка, но послушалась, и за столиком вновь установилась тишина.       Несколько минут в комнате стоял только мерный стук вилок и ножей, редкие звуки глотков и тихие ноты фоновой музыки, доносящиеся из общего зала. На юную учёную я практически не воздействовал, отсекая только самые глупые попытки истерить или забиться в «раковину», хотя, справедливости ради, она и сама неплохо с собой справлялась, пытаясь трезво осмыслить всё услышанное.       — А Супермен тоже бог? — первой нарушила молчание Линкольн.       — Нет, он представитель одной древней и очень развитой расы с планеты Криптон.       — А Бэтмен? — с подстёгнутым любопытством продолжила девушка.       — Бэтмен — человек.       — Но… Погоди! Бэтмен же летает по небу, перемещается через тени, может превращаться в туман, пьёт кровь, и у него огромные крылья, как у летучей мыши! — скопом вывалила на меня сюжеты местного фольклора криомантка.       — Нет, он просто тренированный мужик в навороченном костюме и с хорошими знаниями человеческой психологии, — а ещё немного псих… Богатый псих.       — Ещё скажи, что знаешь, кто он…       — Я знаю, кто он.       — … — по голубым глазам без всякой телепатии ясно читалось, что меня подозревают в насмешке, но мой серьёзный взгляд и спокойная поза мешали этим подозрениям окончательно перейти в уверенность. — Ты шутишь, да?       — Нисколько, — отправляю в рот очередной кусочек мяса. М-м-м, восхитительно.       — А Флэш? Он тоже человек?       — Метачеловек. Обрёл свои силы примерно так же, как и ты — в результате неудачного научного эксперимента. Завсегдатай «Лаборатории Стар», хотя с началом своей геройской карьеры почти забросил научную деятельность.       — А я? От меня ты тоже ждёшь геройской карьеры? — глаза девушки напряжённо сощурились, хотя внутри она скорее трепетала от близости неприятной перспективы. — Чтобы я «защищала вверенную территорию», как тот черномазый качок?       — Я же говорил: я предлагаю тебе работу по профилю, — встав, подливаю ей вина, так как бокал уже показал дно. — Как мне известно, твоя основная специальность — твердотельная электроника и сверхпроводники? — под моим взглядом Луиза неуверенно кивнула. — Вот и получишь лабораторию, оборудование и несколько интересных задач. Есть ряд институтов, здесь, на западном побережье, где я являюсь спонсором, можно устроить тебя в один из них на твой выбор. Кроме того, вскоре будет закончен исследовательский центр на одной из лун Сатурна, где тебя уж точно не достанет никакое правительство США. В последнем случае персонала ещё немного — работы и оборудование там будут совсем иного порядка, и кого попало к ним не допустишь, но полный соцпакет и ежемесячный отдых на любых курортах мира гарантированы.       — Не слишком ли щедро? — осторожно переспросила девушка, настороженно оглядев свой бокал с вином и переведя столь же встревоженный взгляд на меня. Думала она при этом об уровне своей компетентности, и думы эти были очень невесёлые, можно сказать — с ярким оттенком самоуничижения.       — А почему нет? — вскидываю бровь, расслабленно привалившись к спинке сидения. — Давай смотреть правде в глаза: у тебя нет выбора. Или стать подопытным кроликом в одной из секретных лабораторий правительства, или податься в криминал со всеми его прелестями. Свободной и спокойной жизни тебе теперь не светит ни при каких обстоятельствах, сумей ты даже сбежать в Австралию и поселиться на какой-нибудь заброшенной ферме. С твоей внешностью и сугубо гражданскими навыками вычислят тебя в порядке рабочего вопроса. А вычислять тебя будут — слишком уж интересный для любых силовых ведомств планеты результат ты получила. Не одни, так другие попытаются наложить на тебя руки, и рано или поздно у кого-то это получится. Единственная твоя надежда — что им удастся воспроизвести эффект без твоего участия, но надежда эта, уж поверь лучшему генетику на сотни световых лет во все стороны, весьма призрачная. А потому выбора у тебя нет — никто не предложит тебе лучших условий и не станет защищать лично тебя в случае опасности от конкурентов, а для меня это не сложно.       — Но я же не гений! — вспылила девушка. — Не светило науки! И даже мой результат — это не мой результат, а случайность, в которой я ничего не понимаю! За что мне такие привилегии?! Или ты хочешь сказать, что не понимаешь значения слов «ежемесячный отдых на любых курортах мира» для подавляющего числа жителей страны?!       — Понимаю, — позволяю проявиться на лице снисходительной улыбке. — А в тему гениев… Я знаю нескольких. И да — ты не гений, но ты и не дура. А твои амбиции выбиться в начальники лабораторий — и вовсе прекрасная вещь. Видишь ли, гении — это хорошо, но всегда должен быть кто-то, кто направляет их деятельность в нужное русло и следит, чтобы на почве своей гениальности они не слишком из этого русла выплывали. Гениев я, смею надеяться, найду, благо ценят их, как правило, очень незначительно, пока жизнь не прижмёт. А вот найти надёжных администраторов, которые помимо личной преданности будут обладать способностью понять, чем именно заняты их подопечные, и даже дать дельный совет по теме вопроса — вот это проблема. Ты даже не представляешь, насколько сложно отыскать компетентного специалиста, который не будет каждую минуту думать о том, чтобы присвоить достижения своих подчинённых, или чернейшей завистью завидовать их способностям. Все такие или владеют собственными компаниями, или уже намертво трудоустроены иными владельцами. Ты же в этом плане подходишь почти идеально, единственный твой недостаток — это отсутствие реального опыта, но этот недостаток из тех, которые исчезают сами собой. В остальном: ты красива, а значит, не будешь страдать комплексами из-за внешности, ты обладаешь сверхспособностями, а значит, не будешь завидовать возможным коллегам с чем-то аналогичным, ты сама хочешь заниматься этим делом, так что будешь на своём месте, и наконец, даже если ты захочешь, ты никому не сможешь меня продать, ведь все, кроме меня, тебя обязательно кинут, и ты это прекрасно понимаешь. Как видишь — всё одно к одному, так почему бы мне не быть щедрым, практически за так получая столь ценного сотрудника?       — Ха… — Луиза залпом опрокинула в себя содержимое бокала, совершенно выбросив из головы, что это она недавно смотрела на меня как на святотатца за одну только манеру наливать. — Хороший метод вербовки…       — Ты бы предпочла, чтобы я разливался розовым сиропом и давал все ответы в стиле пресс-секретаря Белого Дома — так же скользко и невнятно?       — Нет уж, лучше как есть, — быстро открестилась девушка, утыкаясь взглядом в свою тарелку.       В следующие несколько минут я мог наблюдать, как вилка учёной безвольно копается в содержимом блюда, а сама она, полностью отстранившись от мира, хмуро перебирает в уме картины прошлой жизни, будто прощаясь навсегда. Не люблю лезть людям в душу в такие моменты, потому от вмешательства я воздержался.       Моя часть обеда потихоньку таяла, как и количество вина в бутылках. Линкольн тоже постепенно преодолела меланхолию и вновь взялась за пищу с прежним энтузиазмом. Моё предложение она приняла. Окончательно.       — Кстати, а ты не хочешь в качестве хобби поучиться на бармена? Производить кубики для льда и охлаждать напитки прикосновением — бесценный талант, — нарушаю тишину, ощутив, что собеседница к этому уже готова.       — Но… Я же учёный! А это… это… — совсем не поняла ход моей мысли девушка.       — Я и сказал — как хобби. Например, у меня есть одна очень талантливая девочка, которая вовсю учится на генетика, но это не мешает ей быть моим садовником. И заметь, удовольствие она получает неописуемое.       — Хм-м… И зачем это тебе?       — Мне нравятся красивые девушки, лицезреть их доставляет мне форменное наслаждение, — с улыбкой салютую ей бокалом.       — Ты знаешь, что ты очень странный?       — Нет, я просто точно знаю, чего я хочу. Кстати, как ты смотришь на то, чтобы я тебя соблазнил?       — Ну, знаешь ли!.. — девушка подавилась воздухом.       — То есть принципиальных возражений нет? Хорошо! Как насчёт сходить сегодня вечером в Парижскую оперу? У меня как раз есть окно в графике.        — Н-но… у меня нет платья… — тьма… Сколько паники.       — Так подойдёт? — провожу в воздухе рукой с кольцом, надевая на криомантку немного модифицированный вариант униформы… Немного… Под стандарты классического земного вечернего платья.       — А?.. — Линкольн в полной прострации уставилась на комбинацию золотой и чёрной ткани, элегантно облегающую её фигуру.       — Так каков будет твой положительный ответ?..

***

      Утро встретило меня приятной прохладой и хлопьями инея, припорошившими постель, извилисто взбирающимися на стены и живописно свисающими с потолка. Что ни говори, а с мужчинами у Луизы будут проблемы — далеко не каждый в принципе переживёт подобную ночь, не говоря уже о том, чтобы повторять данный опыт регулярно. Конечно, девочка ещё плохо себя контролирует, но, боюсь, в данном случае это не аргумент. Тут ведь как? Или получаешь удовольствие, или полностью себя контролируешь, а полумеры… Не в таких обстоятельствах.       Скосив взгляд на правое плечо, я невольно улыбнулся. Очень уж трогательно выглядела белокожая, сладко сопящая мордашка девушки в обрамлении голубых волос. Даже сейчас она потихоньку вытягивала тепло из моей руки, плотно зажатой между её верхними достоинствами и для надёжности обхваченной верхними же конечностями. Правая нога криомантки также была вольготно закинута на меня в, как я подозревал, неосознанной попытке согреться. Будь на моём месте простой человек — и такая компания за минуту обратила бы его в застывший кусок льда, я же наслаждался приятной свежестью и мягкостью податливого женского тела.       На самом деле, давно надо было скинуть стресс, и хорошо, что мне так удачно подвернулась эта, без сомнения, примечательная «суперзлодейка» данной вселенной. Насколько я знал, имя «Киллер Фрост» в разных вариациях Земли носили разные женщины. В частности, лучшая подруга мисс Линкольн, Кристалл Фрост, тоже имела все шансы заполучить это имя и эти способности, и кому повезёт в данной реальности — до самого последнего момента мне оставалось только гадать. Конечно, сам феномен такой вариантности с людьми, даже не являющимися родственниками, был любопытен, и генетические исследования надо будет провести с обеими девушками, но, в общем и целом, впервые за последние недели я был полностью удовлетворён жизнью. Ну… Может, самую чуточку настроение омрачала малая выносливость партнёрши, но это такие мелочи, право слово. К тому же в сравнении с обычными людьми Луиза всё же была крепче, уж мне ли не знать…       В любом случае, это было интересно и необычно, да и самой девушке скинуть стресс древнейшим методом было очень даже полезно. Ну и в будущем можно будет повторить… Неоднократно.       Ещё раз улыбнувшись, на этот раз своим мыслям, я бросил ещё один взгляд на криомантку. И недолго думая повернулся набок, осторожно коснувшись свободной рукой обнажённой спины девушки. Та не шелохнулась, и я начал нежно спускаться ниже, исследуя изгибы шелковистой кожи, но так, чтобы не разбудить голубовласую красотку раньше времени…       К сожалению, имелась и небольшая ложка дёгтя в той бочке мёда, что принесло мне приобретение данной сотрудницы. Проект собственного исследовательского центра на, точнее, под поверхностью Титана*(2) придётся форсировать. С постройкой самого комплекса лабораторий проблем не было — дроны с этим уже почти справились, проблема была с персоналом. Я обоснованно опасался начинать работу подобных структур до отражения грядущего вторжения Апоколипса, ведь сканеры Планеты-Ада могли и заметить такую базу, несмотря на всё экранирование, ибо, как ни крути, а доступа к лучшим образцам технологий у меня не было. А раз открытие не планируется ещё пару лет, то и с подбором кадров я особо не спешил — хватало и более насущных вопросов. Теперь же придётся заняться и этим, а ведь я только успел разгрестись с недавними приобретениями в промышленном секторе. Между тем, сказанное мной Луизе было чистой правдой — кого попало в такие дела не допустишь. Мало того, что мне нужны профессионалы, а не дилетанты, так ещё поди найди среди них надёжных, которые не побегут делать себе «мировое имя», едва разберутся в простейших технологиях Апоколипса. Наработки у меня, конечно, были, но…       — М-м-м?.. — невнятно промычала Линкольн, разлепляя глаза, когда моя ладонь слегка сжала её попку.       — Доброе утро, как спалось? — рука продолжала исследовать нижние достоинства Луизы.       — Доброе… — ещё неуверенно ответила не до конца проснувшаяся девушка, но подобное её состояние проходило весьма быстро. Вот в её голове мелькнули события вчерашнего дня, и… — Боже… Меня снял Бог, выглядящий как малолетка… Какой ужас… И, что самое ужасное, мне ещё никогда не было так хорошо… Мр-р-р-р, а что это ты делаешь? — в её голосе скользнули игривые нотки, а освободившие мою вторую конечность руки девушки начали выписывать мне на груди различные узоры. Причём в прямом смысле слова — тонкие пальчики оставляли за собой дорожки инея.       — Хм… Знаешь, это звучит почти как негодование, — выпущенная из плена рука по-хозяйски легла на представленный моему взору аппетитный холмик и слегка его сжала. — Неужели тебя что-то не устраивает?       — Да… Я уже проснулась, а ты до сих пор меня не поцеловал, — что же, леди явно не против продолжения наших ночных упражнений.       — Действительно, некоторое упущение с моей стороны, — и, притянув к себе довольно засмеявшуюся криомантку, я принялся это упущение дорабатывать. Судя по яростному ответу, моё начинание было полностью одобрено. Хех, а мне попалась довольно горячая снегурочка, ну, тем лучше, а дела могут и подождать немного. Чуть позже…       Луиза, довольно пофыркивая, вылезла из ванной. Настоящей, шикарнейшей ванной с гидромассажем, наборами солей, расслабляющих травяных присадок и пены. После двух недель полубродяжнического образа жизни, где в средствах гигиены был лишь паршивый душ со ржавой водой, заплыв в таком чуде был едва ли не приятнее всего прошлого вечера, включая безумную ночь с настоящим, блин, богом. Девушка довольно потянулась. В очередной раз её жизнь совершила крутой поворот, но в этот раз она искренне надеялась, что к лучшему. Прекрасный ужин, галантный кавалер и бытовой комфорт уже были неплохим «задатком». Возможно, этот телепат будет использовать её, да чего там «возможно», он едва ли не прямым текстом это сказал, однако если её «использование» и дальше будет столь приятно, она совершенно не возражает, более того, уж себе можно признаться — её новый начальник начинает ей нравиться. Где ещё можно найти парня, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО предугадывает твои желания и, более того, исполняет их? Ведь, если подумать, и этот ужин, и эта ночь ей были нужны куда больше, чем ему… Ведь даже сейчас… Ей хотелось немного побыть одной и на свежую голову обдумать всё, что произошло. И пожалуйста — когда они закончили, Эмрой покинул апартаменты, сказав чувствовать себя как дома и, если будет желание, погулять по резиденции. Обещал вернуться вечером и уже более обстоятельно ответить на все вопросы. Так и влюбиться недолго, хи-хи.       — Так, соберись! Ты — почти что солидный учёный и без пяти минут видный директор лаборатории, тебе не положено мечтательно улыбаться и глупо хихикать! — вопреки своим словам, девушка весело хмыкнула себе под нос и, надев специально приготовленную для неё одежду, отправилась изучать округу. Для начала, было бы неплохо узнать, где тут можно добыть пропитание.       Осмотр местных достопримечательностей занял почти что час, за который девушка поняла, что находится она на шикарной вилле где-то в поясе умеренного климата, но что касается самого особняка… Он был странным. Идеально чистый, ухоженный, обставлен со вкусом, но… ни прислуги, ни жильцов, вообще никого. И это давило. Было ощущение, что дом ещё не заселили — слишком много в нём было пустого пространства. Привыкшая к приютской «казарме», эволюционировавшей в комнатку, которую они делили вдвоём с Кристалл в общежитии, а после — к собственной небольшой квартирке, Луиза чувствовала себя не очень уютно в столь просторных помещениях. А потому решила посмотреть, что же скрывается снаружи. Там, в красивейшей беседке, словно сплетённой из стволов деревьев (там даже были живые листья!), она и встретила первого обитателя виллы.       — Эм… Привет? — мисс Линкольн неуверенно окликнула рыжеволосую девушку лет пятнадцати, что, устроившись в беседке, попивала чай, блаженно прикрыв глаза. Помимо чая, на древесном столике покоился объёмный чайник, а также различного вида выпечка и печенье. Желудок, что уже позабыл о вчерашнем пире, требовательно квакнул, напомнив, что кухню в этом доме его (желудка) глупая хозяйка так и не нашла.       — … — та, к кому она обращалась, открыла глаза и повернулась в её сторону, позволяя лучам солнца вырвать из тени её лицо… Имеющее устойчивый бледно-зелёный оттенок. — Привет, — после непродолжительной паузы открыто улыбнулась зеленокожая, сверкая изумрудной радужкой глаз. — Раньше я тебя тут не видела, и на врача ты не похожа… — девочка опустила было голову набок, рассматривая Луизу, но внезапно спохватилась: — О, что-то я совсем одичала, прости. Меня зовут Памела, а ты?       — Луиза. Луиза Линкольн. Я… приехала вчера вечером, — учёная старалась подбирать слова как можно более корректно — о своём статусе в этом доме и том, что можно говорить его обитателям, она не знала, а потому опасалась сболтнуть лишнего. — А почему ты упомянула врача?       — А, — отмахнулась её собеседница, — у меня были некоторые… проблемы, вот Эрик и организовал нужных специалистов, предварительно вытряхнув глупость из головы.       — Эрик? — Луиза никаких Эриков не знала.       — Эмрой, — дёрнула плечом Памела. — У него много имён. Ты ведь тут тоже оказалась его волей?       — Да, он вытащил меня из крупных неприятностей, — призналась учёная.       — Меня тоже… — зелёные глаза с новым интересом осмотрели Линкольн. — Правда, в тот момент я ещё не понимала, насколько эти неприятности могут быть большими. Да, и что ты стоишь?! Присаживайся! — подросток нетерпеливо поёрзала на своём месте, прямо как нетерпеливый ребёнок.       — Тут вроде бы некуда… — замялась криомантка. В ответ Памела с улыбкой шевельнула пальцем, и из земли буквально выросло удобное плетёное кресло.       — Чаю?       — Э-э-э… Так ты тоже… имеешь способности? — кое-как справившись с первым удивлением, Луиза осторожно присела в кресло и даже пододвинула к себе вазочку с печеньем.       — Тоже? — выцепила главное её собеседница. — Значит, и у тебя они есть? Здорово! А какие? Покажешь? — насевшая на неё девушка-подросток явно отличалась гиперактивностью… — Кхм, прости, — одёрнула себя повелительница растений спустя секунду. — Тут просто мало с кем можно поговорить. Брюс — педантичный зануда, из которого слова не вытянешь, док всё время что-то мутит, пытаясь меня лечить, а Эмрой частенько занят, и отрывать его от дел как-то неприлично, вот я на тебя и накинулась.       — Ясно, — протянула Луиза. — Ну, если тебе интересно, я могу сильно понижать температуру вокруг себя, не знаю точных пределов, но близко к нулю по кельвину.       — Пожалуй, в теплицы к себе я тебя не пущу, — резко став серьёзной, с некоторым подозрением сощурилась на новую знакомую Памела.       — Эй, я могу контролировать свои силы… почти, — вспомнив, в каком состоянии утром была комната, поправилась Луиза.       — Возможно, — всё ещё с настороженностью отозвалась её собеседница, — но Акалифа, что сейчас растёт у меня в теплицах, очень чувствительна к температурному режиму и не переносит холод. Так что держись от моих деточек подальше! — в последней фразе звучала явственная угроза.       — Ладно-ладно, не нужно нервничать, — подняла руки в примирительном жесте мисс Линкольн.       — Да… хорошо, — Памела полезла в карман и достала оттуда блистер с таблетками, выдавила пару в руку и отправила их себе в рот, запив чаем. — Извини. Из-за некоторых генетических особенностей я излишне резко реагирую на угрозу для зелёного мира. Особенно для редких растений. Ещё у меня случаются резкие перепады настроения, потому не принимай близко к сердцу.       — Ничего, понимаю. Порой от способностей больше проблем, чем пользы, — дипломатично ответила Луиза. — Давай лучше сменим тему, и я бы не отказалась от чая — найти кухню я так и не смогла.       — Конечно, — её собеседница протянула руку к одной из лоз беседки, на которой уже выросли изящная деревянная чашка и блюдце. Секунда — и криомантке уже наливают ароматный отвар.       — Давно ты тут?       — Я особо не слежу за временем, несколько месяцев или около того, — пожала плечами зеленокожая девушка. — Лечусь, учусь и подрабатываю садовником в саду у Бога.       — С-садовником? — чуть не подавилась напитком Линкольн.       — Ну да, — вновь пожала плечами дриада-садовник. — Почему бы и нет? Мне нравится возиться с растениями, а заодно и в саду красоту навожу.       — Боже… Я же думала, это просто шутка, — Луиза зажмурилась и встряхнула головой. — Да нет, быть того не может.       — О чём ты? — заинтересовалась её визави.       — Эмрой, когда предлагал мне работу, упоминал должность бармена по совместительству с основной профессией. Мол, мгновенно охлаждаемые напитки и кубики льда — это хорошо.       — Ха-ха… Хи-и-и, — искренне рассмеялась Памела. — Вот ты меня понимаешь. Представь, какое у меня было лицо, когда этот тип предложил мне работать у него садовником! Это после того, как я полчаса пыталась его раздавить древесными стволами, насадить на шипы, расплавить кислотой, отравить токсинами, и так по кругу на условиях, что если не справлюсь, то буду принадлежать ему целиком и полностью! Я уже с жизнью попрощалась, когда время истекло, а он… Садовником!       — Да-а-а, — с учётом того, что уже показал Эмрой, картина должна была быть эпической…       — Так что… хи, учись смешивать коктейли! — продолжила хихикать рыжеволосая, отпив из своей чашки.       С Памелой они проболтали ещё несколько часов. Что поделать — обе они успели соскучиться по общению, когда можно вот так потрещать ни о чём, благо разница в возрасте была у них минимальной, а с учётом похожих проблем, девушки неплохо друг друга понимали. Да чего там — за время беседы кости были старательно перемыты всем, кому только было можно, в том числе и хозяину особняка. Луиза даже попробовала осторожно узнать, в каких отношениях означенный хозяин состоит с дриадой. Просто на всякий случай, но Памела то ли реально не рассматривала Эмроя в этом плане, то ли мастерски сделала вид, но, судя по обмолвкам, мальчиками она ещё не особо интересовалась, предпочитая уделять всё своё внимание различной зелени. И нельзя было сказать, что Луиза была этим огорчена. Ну а спустя некоторое время беседа иссякла сама собой по вполне тривиальной причине — печеньки были давно, а подкрепиться с каждой минутой хотелось всё сильнее. Так что дриада, как более опытный постоялец, пошла показывать новой подруге, где в доме можно разжиться съестным. Знакомство прошло удачно. Несколько дней спустя, Стар Сити.       — Мисс Серлин Рокет? — для порядка уточнил я, приветствуя вошедшую в кабинет стройную коротко стриженную блондинку в очках и докторском халате.       — Да, верно, а вы?.. — девушка вопросительно вскинула брови.       — Меня зовут Эрик Лэншер, я один из спонсоров данного заведения, — с лёгким кивком обвожу взглядом кабинет ректора Королевского университета Стар-Сити, любезно предоставленный хозяином для нашего разговора.       — Очень приятно, — проявила воспитанность начинающая учёная, — но хотелось бы знать причину вашего визита. Не хочу показаться грубой, но меня сорвали прямо с экспериментальной площадки…       — Я читал вашу научную работу по моделированию архитектуры простейших наномашин. Весьма оригинальный, а главное — толковый взгляд на вещи. Насколько мне известно, вы сейчас заняты в проекте конструирования сверхмалых атомных электростанций, что не совсем ваша область. Я же хотел предложить вам работу по профилю, в качестве старшего научного сотрудника в лаборатории по созданию медицинских нанороботов для внутриклеточных операций. Вот предварительные условия работы и черновик контракта, — подойдя к столу хозяина кабинета, двигаю в её сторону нужную папку, — если желаете что-то дополнить, не стесняйтесь говорить, если это будет в разумных пределах, я с удовольствием пойду вам навстречу.       — Вот так просто, сразу контракт? — недоумённо выпучила глаза учёная, с недоверием подходя к столу и попеременно косясь то на меня, то на бумаги. — Никаких вопросов, собеседований?.. Вы же меня совершенно не знаете.       — Я читал все ваши работы, включая рефераты за каждый курс вуза, и могу смело сказать, что вы мне подходите. Ну и, конечно, моя служба безопасности уже проверила вас на принадлежность к террористическим, криминальным и любым другим незаконным на территории США организациям.       Смерив меня недоверчивым взглядом, мысленно помянув чушь, чудеса и чудиков, блондинка всё-таки подняла и раскрыла папку с контрактом, после чего сосредоточенно сморщила носик, вчитываясь в казённые строки.       Данная девушка была ровесницей Луизы Линкольн, но в отличие от последней, действительно могла претендовать на звание гения. По крайней мере, ряд предложенных ею архитектурных решений при создании нанитов был актуален даже для современных наномашин Апоколипса. Не полностью, конечно, мисс Рокет отчаянно не хватало знания реалий настоящего производства и ряда чисто технологических особенностей процесса (которых в земной науке ещё не знал никто), но сами идеи и направление мысли были совершенно верны. Для едва начавшей взрослую жизнь вчерашней студентки это было феноменально. На моё счастье, никто в мире, включая саму автора, пока не мог оценить её работы должным образом, а потому переманить подающую надежды учёную не представляло проблем.       Разумеется, сложности ещё будут — как показывает практика, чем талантливее человек, тем больше в его голове «тараканов», от совершенно безобидных до мешающих жить и нормально работать, вроде чрезмерно раздутого эго и прочих прелестей. Но, как бы то ни было, сейчас я уже могу смело добавить в свою команду один из «локомотивов прогресса» этого мира. Это не считая остальных кандидатов, визит к которым мне ещё предстоит…       — Хм… — девушка всерьёз задумалась. — Вы правда можете предоставить такие вычислительные мощности?       — Иначе я бы о них не писал. Насколько мне известно, первичная разработка и обкатка алгоритма требует большого количества ресурсов системы, и лишь потом, с оптимизацией, можно уже говорить о «серийном» софте. К тому же расчёты математических моделей для других проектов также весьма ёмкие.       — И всё же, вычислительные кластеры такой мощности… Да и прочее обеспечение… Это всё слишком хорошо.       — При успехе вашей разработки мы сможем «пересобирать» внутренние органы из кровавого фарша, омолаживать организм и значительно расширять его возможности, вплоть до внутриклеточной аугментики. Про операции на позвоночном нерве и лечении черепно-мозговых травм и вовсе говорить не стоит. С учётом возможных прибылей, я готов пойти на определённые риски и вложения.       — Не хочу вас расстраивать, — поджала губы мисс Рокет, — но то, что вы описываете, во-первых, будет очень нескоро, если вообще окажется выполнимо. На данный момент мы теоретически просчитали, что при помощи нано-дронов возможно разобрать структуру, но собрать на её основе что-то иное — задача на два порядка сложнее, а уж про затраты энергии на создание новых молекулярных связей даже думать страшно.       — Проблема энергетики и энергоносителей также решаема. Вполне возможно, что допуск к некоторым нашим прототипам поможет вам снизить себестоимость до коммерчески оправданной, — пусть для начала попробует сама, а чуть позже я покажу ей некоторые инопланетные игрушки. Сразу давать современный уровень Новых Богов не стоит, но достать на том же Римборе чего-то по-проще, превосходящее земные аналоги всего на 3-4 порядка, дело пяти минут. Думаю, в качестве мотиватора такие образцы будут как нельзя кстати, а там уже посмотрим исходя из результатов.       — Хмм… Признаться, вы заинтересовали меня, да и предложение, чего говорить, весьма щедрое, как и условия, — девушка отложила изученные бумаги. — Но раз уж вы собираетесь назначить меня руководителем проекта, могу я взять с собой несколько своих коллег?       — После того, как их проверит моя служба безопасности — разумеется. До этого — увы. Сами понимаете, подобные разработки — не место для случайных людей.       — Я поняла, — согласилась учёная. — Сколько займёт подобная проверка для… шестерых специалистов.       — Около двух недель, — на минуту «задумавшись», сообщаю срок. — Как я понимаю, вы согласны?       — … Да, — расписалась в бумагах мисс Рокет. — Когда я смогу осмотреть лабораторию? Возможно, придётся срочно что-то дозаказывать или переделывать.       — Если вы готовы, то завтра за вами заедет мой представитель и доставит вас на место. Все пожелания также можете направлять ему. И… Добро пожаловать в корпорацию Милленион*(3). Примечания: *(1) «WTF?» — «What the fuck?» Русский перевод — «Что за хрень?», «Какого чёрта?» *(2) Тита́н (др.-греч. Τιτάν) — крупнейший спутник Сатурна, второй по величине спутник в Солнечной системе (после спутника Юпитера Ганимеда), является единственным, кроме Земли, телом в Солнечной системе, для которого доказано стабильное существование жидкости на поверхности, и единственным спутником планеты, обладающим плотной атмосферой. *(3)Во-первых, именно Милленион. Во-вторых, да, это пасхалка. В-третьих, она не имеет никакого отношения к Хеллсингу. Повторяю: к Хеллсингу она не имеет никакого отношения. Вообще. И нет, это не значит, что когда я пишу Милленион я имею в виду Миллениум из Хеллсинга! И в-четвёртых, самое важное: граждане жопочтецы и идиоты, я вас ненавижу!
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: