Тёмный бог 5047

Седрик автор
Rakot соавтор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
DC Comics, Бэтмен и Супермен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Новый персонаж и все канонные.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 199 страниц, 16 частей
Статус:
в процессе
Метки: Вымышленные существа Мистика Попаданчество Фантастика Фэнтези Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Фанфик по вселенной DС. ГГ - попаданец, но не человек.

Посвящение:
Полюбившимся героям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На написание меня вдохновил комикс "Injustice: Gods Among Us / Несправедливость: Боги среди нас", однако за основу произведения, прежде всего, взяты мультсериалы девяностых про Супермена, Бэтмена и Лигу Справедливости, остальные источники также учитываются, но только если не противоречат этим.

Иллюстрации к работе можно найти тут: http://samlib.ru/img/s/sedrik/temnyjbog/index.shtml

Глава 8

17 июня 2017, 21:31
Примерно в это же время, в другой части Нью-Йорка. Луиза Линкольн.       Молодая учёная спешно закрыла дверь дома, но страх преследования никуда не делся, и как-то само собой получилось так, что на двери образовался дополнительный слой льда.       — Проклятье, — прошипела девушка, сжимая кулак.       В этот день её жизнь совершила резкий поворот, и совсем не к признанию, славе или богатству, а ведь всё так интригующе начиналось! Перспективная должность почти сразу после окончания университета, работа на солидную компанию, да и тема была ей близка — воздействие сверхнизких температур на структуру вещества. Она, правда, думала, что будет заниматься разработкой сверхпроводников, а не проблемами теплообмена и поглощением тепла, это была епархия её подруги Кристалл, попёршейся изучать этот вопрос аж в арктическую экспедицию, но нужно же было с чего-то начинать? Луиза прекрасно отдавала себе отчёт, что она далеко не гений, который в семнадцать лет при помощи мобильника и микроволновки может собрать машину времени, но и дурой она не являлась и питала небезосновательную надежду годам к тридцати если и не возглавить исследовательское крыло, то уж стать начальником одной из лабораторий — вполне. Вот только не зря говорили, что если хочешь рассмешить Бога, поведай ему о своих планах.       День начинался вполне обычно. Никаких риск-экспериментов, нападений террористов, которыми частенько стали пугать по телевизору, ничего. Стандартный опыт по испытанию образцов новых сплавов на устойчивость к низким и сверхнизким температурам. Всех действий: обработать криогенным излучателем, эксклюзивно скопированным с разработок печально известного «Доктора Фриза», пластины метр на метр, а потом проверить их на изгиб, ударостойкость, нагрев, кислоты… Словом, на устойчивость к механическим, термическим и химическим деформациям. Скучная и рутинная работа, пусть и весьма технически сложная. Так всё и продолжалось, пока очередь не дошла до чуть зеленоватой пластины, проходящей под кодом KR-TI-17/83. Как и положено по инструкции, она подала на излучатель минимальную мощность и стала постепенно усиливать поток «криочастиц», вернее, их можно было бы назвать «псевдочастицами», поскольку принцип их действия имел скорее волновую, нежели корпускулярную природу, впрочем, не важно. В один момент показатели приборов резко скакнули, что могло свидетельствовать о переходе сплава в некое новое состояние, и, согласно заложенной программе, умная автоматика резко прекратила обработку вещества. Вот только в дальнейшем экспериментальный сплав повёл себя в высшей мере странно. Он мог вернуться в изначальное состояние, мог остаться в изменённом или найти «состояние равновесия» между двумя этими фазами. Он также мог приобрести и новые свойства структуры. Но вот чего он не мог сделать даже в теории, так это «отзеркалить» излучение. Более того, пластина повела себя подобно пробитой батарее, выпустив весь «заряд» криоизлучателя, приобретаемый десять минут, в одном коротком импульсе. Защита экспериментальной камеры просто не была рассчитана на подобное. Импульс мгновенно проник сквозь все слои защиты, промораживая всё вокруг едва ли не до абсолютного нуля. Спустя четыре секунды после остановки эксперимента волна накрыла и помещение управления экспериментом. Мир Линкольн погрузился во тьму. В себя девушка пришла относительно быстро, во всяком случае, ни охрана, ни коллеги не толпились под дверью, пытаясь выяснить, что случилось и почему никто не отвечает на запросы. А вот декорации, окружающие Луизу, сильно напоминали внутренности морозильника. Многосантиметровый слой наледи на всех возможных поверхностях и полное отсутствие стандартного освещения. Только дежурные фосфоресцирующие аварийные полосы давали хоть какое-то представление об обстановке. Ну, на подобный случай их и наносили.       Следующей неожиданностью для девушки оказалось… тепло. Судя по толщине льда на стенах, в помещении должна была стоять отрицательная температура, но ей было вполне комфортно в простом лабораторном халате, надетом поверх обычной «домашней» одежды — скакать по лабораториям на каблуках и в костюме под халатом могут позволить себе или большие начальники, или приглашённые журналисты, словом, те, кто в лабораториях появляется очень нечасто и занимается там точно не работой. Следом за удивлением пришёл страх — она помнила, что и знаменитый Доктор Фриз комфортно чувствовал себя при погоде Северного Полюса в одних трусах, а вот уже комнатная температура для него была едва ли не смертельной. Перспектива всю оставшуюся жизнь подражать пачке пельменей пугала молодую девушку едва ли не сильнее, чем всё уже произошедшее. Каким чудом она выбралась из лаборатории и как дошла до туалета, Линкольн толком не запомнила. Перед глазами всё плыло, ноги подкашивались, а кровь буквально кипела от адреналина. Более-менее пришла в себя она лишь над раковиной, когда поняла, что горячая вода (над жидкостью поднималась струйка пара) никак ей не вредит, более того, удовольствия от обычного умывания стало едва ли не больше, чем от приличного отмокания на часик-другой в горячей ванной. Но главное — она не спешила корчиться в муках и свариваться заживо, что не могло не радовать. Ну, а то, что она очнулась в промороженной лаборатории и не почувствовала холода… Ну мало ли… Стресс, адреналин, да и, может быть, там было как в иглу — те вон тоже изо льда, а внутри тепло…       Но мимолётное облегчение оставило её, когда девушка подняла глаза и увидела своё отражение в повешенном над раковиной зеркале. Заурядные каштановые волосы побелели и приобрели странный серебристо-синий отлив, кожа посветлела и избавилась от малейших дефектов: никаких покраснений, шероховатостей или, тем паче, прыщей. Идеально ровная и гладкая, заставившая бы любую модель удавиться от зависти. Изменились и глаза. Радужка словно выцвела и побелела, заодно приобретя тот же серебристо-синий оттенок, но никаких проблем со зрением Луиза не заметила, скорее наоборот, мир стал чётче и ярче, всё-таки, постоянно просиживая за книгами и экраном компьютера, девушка не могла похвастаться идеальным зрением… Как и идеальной фигурой — расчёты, исследования и составления отчётов подразумевают множество часов сидения за столом, и часовые занятия фитнесом по выходным, к тому же посещаемые от случая к случаю, не могли обеспечить пресловутые 90-60-90. Мисс Линкольн даже подумывала сесть на диету и подналечь побольше на упражнения — процесс превращения в «корову» нужно пресекать в самом начале, во избежание. Однако девушка, смотрящая на неё из зеркала, ни в чём подобном точно не нуждалась. Даже под халатом можно было заметить и тонкую талию, и высокую грудь, да и сзади всё было очень и очень хорошо. Это помимо того, что так свободно и легко учёная не ощущала себя курса со второго. В общем, изображение в зеркале Луизе понравилось, если бы не одно маленькое «но». Такие изменения никак нельзя было назвать естественными. Пусть скрыть их было возможно, но… её вояж до туалета точно остался на камерах, а значит, скрываться уже поздно.       Когда схлынули первые эмоции, девушка с необычайной ясностью осознала, что оставаться в комплексе сейчас не рекомендуется — в голову так и полезли всяческие шепотки коллег и городские легенды об исчезающих бездомных, экспериментах на людях и прочих «радостях». А то, что с ней случилось, явно заинтересует «кого надо». Верить в то, что руководство её компании ничем таким не занимается, очень хотелось, но как-то не очень получалось. К тому же она — не светило науки с мировым именем и не дочка богатых и влиятельных родителей, а ничем не примечательная девчонка из приюта, что умудрилась довольно высоко вскарабкаться для выходца из подобной среды. А значит — исчезни она, и об этом забудут через неделю. Разве что Кристалл заинтересуется, куда подевалась её подруга… Но арктическая экспедиция, в которой та сейчас находилась, и так несколько раз переносилась из-за того, что кто-то неожиданно перекупил одну из фирм, поставлявших оборудование, и Гудзонскому Институту пришлось заново оформлять договора, и когда та ещё вернётся в США — было для Луизы полной загадкой. Слишком давно подруга грезила этой экспедицией, чтобы бросить всё в первый же месяц. Да и что она одна сможет сделать? Нет, из лабораторий нужно было срочно бежать, а дальше будет видно… Лучше всего обратиться к журналистам или в полицию. Сейчас у неё два варианта — попытаться где-то спрятаться или прикрыться шумихой. Вот только чтобы спрятаться, нужны деньги, которых у неё всего пара тысяч, накопленных на чёрный день…       Луиза ещё раз подняла глаза на своё отражение. Осознание того, в какие неприятности она угодила, ещё сегодня утром повергло бы её в шок и истерику. Должно было повергнуть и сейчас, но… почему-то не истерилось. Да, она нервничала, да, волновалась и боялась, но желания куда-то забиться и порыдать… Было. Но просто само собой задвинулось на «потом», придавленное мыслью, что забейся она сейчас — и этого «потом» у неё уже может и не быть. Всё, довольно! И так её не хватились только чудом. Возможно, охрана не обратила внимания на женщину в лабораторном костюме, что прошла в туалет — вряд ли разрешение камер настолько большое, чтобы отметить все детали. Но вот с лабораторией могут попробовать связаться в любую секунду и, не получив ответа, отправят кого-нибудь посмотреть, что там случилось. И вот после этого тревога точно поднимется. И ей жизненно необходимо покинуть здание до этого момента. Решительно кивнув, Луиза вышла за дверь, совершенно не обратив внимание на промороженный кран и застывшую струйку кипятка.       Вот только просто сбежать не получилось, да и, если подумать, шансов не было изначально. Пусть лабораторный комплекс — это не военная часть, но прочные двери, пропускная система и охрана в лабораториях всё-таки имелись…       — Эй! — внезапный окрик на середине коридора застал девушку врасплох. — Кто вы и что здесь делаете?       — А… Я… — взгляд Луизы в панике заметался по сторонам, а голова, как назло, оказалась совершенно неспособна выдумать ни одного подходящего решения.       — Это закрытая зона, — продолжил между тем смутно знакомый парень из охраны, явно не узнавший девушку. — Вход только для персонала. Пожалуйста, предъявите документы и пройдёмте со мной.       — Нет! — волна паники, порождённая последними словами мужчины, затопила и без того измученное переживаниями сознание, и учёная бросилась бежать.       — Тревога! Говорит пост семь, в здании посторонний! Женщина, белые волосы… — охранник ещё что-то быстро говорил в рацию, но Луиза этого уже не слышала, с грохотом распахнув дверь на лестничную клетку и помчавшись вниз.       На некоторое время ей удалось оторваться, но успех был иллюзорным, так как у дверей её уже ждали:       — Спокойно, леди, спокойно. Вам ничего не угрожает, назовите себя и не делайте резких движений, никто вас не обидит… — встретивший её охранник говорил тихо и размеренно, словно дикому зверю зубы заговаривал, вот только направленный на неё шок-пистолет оставлял массу сомнений в миролюбии мужчины.       — Не подходите! Выпустите меня отсюда!       — Мы не причиним вам вреда, мисс. Но вы проникли на закрытый объект, скоро прибудет начальство и всё уладит, а пока успокойтесь, и всем будет хорошо, — мужчина потянулся к рации. Ожидать, пока он вызовет подмогу и её точно скрутят, девушка не стала и со всей силы рванула к выходу, располагающемуся за спиной охранника.       Не ожидавший подобного поворота мужчина нажал на курок, выстреливая электроды, но цель оказалась очень уж шустрой, да и он отвлёкся, в итоге контактные провода просвистели над плечом учёной-беглянки, а времени, чтобы сменить картридж и выстрелить повторно, у охранника не было. Так что мужчина не придумал ничего лучше, чем скрутить хрупкую девушку собственноручно. И это стало его фатальной ошибкой.       Как всё произошло, Луиза до конца понять не смогла: вот она делает рывок, надеясь проскочить мимо охранника, вот у неё над ухом слышится шипение пролетающих мимо электродов, вот её манёвр не удаётся, и на неё почти вешается туша раза в два тяжелее неё, а в следующий момент она уже бросает его через плечо, как показывали на курсах самообороны, и… Промороженный до костей охранник просто разлетается кучей осколков от столкновения с полом, словно стеклянный. После этого путь до дома прошёл как в тумане, и лишь когда за спиной захлопнулась дверь её квартиры, в голове начало проясняться.       Убила… Она убила человека… Желудок скрутило в спазме, а осознание этой мысли ледяной молнией ударило в голову. Всё её желание прославиться, получить признание и просто устроиться потеплее теперь казалось таким мелким и незначительным. Сердце испуганно билось, из глаз сами собой текли слезы, срываясь с щёк мелкими крупинками льда, а мысли крутились вокруг одной лишь фразы «что же теперь будет?» Девушка уселась в угол комнаты и подтянула колени к груди. «Н-но… Я же защищалась… Вот только кто мне поверит? Опасный фрик убил охранника…» Луиза перевела мрачный взгляд с собственных коленей на стену, уже покрывшуюся инеем. «Убийца… Мороз-Убийца… или Убийца Мороз? Боже, о чём я думаю?» Линкольн резко встала и начала наворачивать круги по комнате.       — Так, Луиза, соберись, сейчас у тебя нет времени для истерик! Что же делать… Полиция… Нет, теперь в полицию идти нельзя! Меня арестуют и посадят в Аркхэм, или куда там ещё сажают таких, какой я теперь стала? — сквозь злые слёзы проводила анализ ситуации девушка. — Остаётся только бежать и скрываться… Но куда бежать, а главное — на что скрываться? И где?       За дверью послышался странный шум, беглянка едва ли не подпрыгнула на месте, но, сумев собраться, судорожно выдохнула и осторожно подкралась к двери. Тревога, к счастью, оказалась ложной — просто сосед прикупил новую мебель и сейчас занимался её транспортировкой. Однако это привело молодую учёную в чувство. Оставаться дома было нельзя — здесь её будут искать в первую очередь. Потому обдумывать, что и как делать, лучше где-то в другом месте, желательно, на другом конце города или даже за его пределами. И так ей сильно повезло, что под дверью ещё не стоит отряд головорезов или полиции! И тут, словно вторя её мыслям, на кухне раздался как никогда противный звук звонка. Затаив дыхание, она как парализованная слушала отсчитывающие время гудки, после которых включился автоответчик, что её собственным, но до ужаса и отвращения беспечным голосом предложил оставить сообщение. Сигнальный писк…       — Луиза, это доктор Франклин, пожалуйста, если ты дома, возьми трубку…       Оцепенение слетело мгновенно, и, не помня себя, девушка метнулась в спальню. Переодеться в плотную толстовку с капюшоном и спортивные штаны, чтобы скрыть необычный оттенок волос и кожи, выгрести заначку да собрать сумку с парой-тройкой необходимых мелочей было делом пяти минут. Женщины могут собираться и очень быстро, если сильно прижмёт. Затрещавший в какой-то момент мобильник только добавил прыти, и вот уже через две минуты она вновь стояла в дверях.       Покидать своё небольшое, но уютное жильё было физически больно, ей пришлось через многое пройти, чтобы получить эту квартирку, да и то — кредит за неё был не выплачен ещё даже наполовину. Но лучше расстаться с жильём, надеясь ещё когда-нибудь сюда вернуться, чем окончить свои дни в камере или в роли подопытной мыши!       Окинув невеликий коридор последним, прощальным взглядом, Луиза решительно вышла за дверь. Больше терять время было нельзя… Две недели спустя.       Мисс Линкольн с досадой проглотила последний кусочек хотдога и, прошипев очередное ругательство, вновь задалась вопросом из серии «что делать дальше». Дела её шли с каждым днём всё хуже. В новостях не было никаких известий о случае в лаборатории, в газетах тоже пусто. В общем, всё старательно замалчивалось. Значить это могло что угодно, но испуганной девушке на ум приходил лишь вариант, где за ней отправили кого-то в погоню или ждут, когда она себя выдаст. Возможно, она ошибалась, но проверять желания не было, ведь в случае её правоты есть существенный риск переселиться обратно в лабораторию. Только по неправильную сторону защитного стекла.       Но на этом проблемы не заканчивались, а лишь начинались. От прихваченных из дома двух тысяч долларов осталось всего пара-тройка сотен. Аренда убогого номера в мотеле съедала почти по сотне в день, возможно, где-то было бы и дешевле, и приличнее, но здесь не требовали документов, «засвечивать» которые девушка очень не хотела. Да и на свою фотографию в паспорте Луиза походила лишь отдалённо, что тоже могло привести к дополнительным вопросам. Поэтому пришлось использовать такой вариант за такую цену. А ведь ей нужно было не только где-то жить, но и что-то есть. Деньги таяли, словно снег весной… Хотя для неё теперь это было не лучшим сравнением. В её присутствии снег мог не таять совсем. Да… То, что с ней случилось в лабораториях, не только наделило её модельной внешностью, но и дало некоторые куда более серьёзные способности, обобщить которые можно было термином «криокинез». Пусть у неё не было лаборатории, чтобы проверить принципы действия и определить, каким именно образом она может охлаждать объекты. Конвекция? Прямое управление скоростью движения молекул? Изменение теплоёмкости вещества? Хотя последнее вряд ли, но с другой стороны, если в мире есть люди, стреляющие лазерами из глаз, то и не такое возможно. Как бы то ни было, но она могла мгновенно охлаждать предметы до сверхнизких температур, а неплохие знания физики в придачу позволяли ещё и создавать лёд, вытягивая влагу из воздуха, не так много и не так быстро, как, судя по новостям, делал Доктор Фриз своими гаджетами, но тут, скорее всего, дело привычки и вопрос тренировок. А тренировать свои способности было необходимо. Во-первых — это единственное, что у неё осталось, а во-вторых — хотя бы из чувства самосохранения и для защиты от риска. Когда ты при малейшем раздражении или испуге начинаешь промораживать всё вокруг тебя — это не очень-то здорово. Но всё упиралось в вопрос связей и денег. Справить новые документы было необходимо, но требовался тот, кто это может сделать, и требовалось ему за это заплатить. Жильё стоило денег, еда… Да всё. И денег у неё оставалось дня на три, и где добыть их — она просто не представляла. Ну не банк же грабить? Пусть она и сможет проморозить сейфовую дверь так, что та рассыпется от щелбана, но она не сможет сделать этого быстро. Охрана же спать не будет, и Луиза не была уверена, что сможет мгновенно заморозить пулю, дабы та ломалась о кожу. Как и вообще в возможности подобного. К тому же пусть сама идея ограбить предприятие, что грабит людей, не вызывала такого уж протеста в душе, но тогда она уже точно станет преступницей, осознанно пойдя на нарушение закона. Хотя выбора у неё всё равно не слишком много. Легально ей денег не заработать, тем более сколь-либо больших сумм. Но банк… Да и люди могут пострадать…       За размышлениями девушка уже почти дошла до мотеля, где снимала номер, когда сзади её неожиданно окликнули. Взрыв паники от мысли, что её нашли, быстро утих, стоило только бросить взгляд на автора фразы, вот только на смену панике не менее оперативно пришли липкое опасение и неприязнь.       — Детка, ты одна? — жилистый качок в вязаной шапочке и кожаной куртке сально ухмылялся, уже подходя к ней с двумя дружками.       Как не сложно догадаться, район, где можно было снять жильё без предъявления документов, был не самым респектабельным, и разного рода шпана тут ошивалась постоянно, хотя до сегодняшнего дня к Луизе никто не докапывался.       — Отвалите, — резко ответила бывшая научная сотрудница, которой только проблем с местными донжуанами не хватало, и ускорила шаг, стараясь поскорей добраться до дверей гостиницы.       — Да ладно тебе, крошка, — не внял представитель городской шпаны, быстро её нагнав и схватив за руку, — мы не кусаемся.       — Только чуть-чуть покусываем! — возник рядом второй, тут же гоготнув от собственной «шутки».       — Хочешь развлечься? — продолжил первый. — Давай с нами, обещаем классный улёт, покажем тебе город, места…       — Я же сказала: отвалите! — девушка попыталась силой скинуть руку мужчины. Раздражение и капля страха вырвались наружу…       — А-а-а-а, руки! Я рук не чувствую! — схвативший её «ловелас» взвыл дурным голосом.       — Сучка! Что ты с ним сделала?! — второй не придумал ничего лучше, чем схватить её за плечо и развернуть к себе. Луиза, испуганная и разозлённая, попыталась оттолкнуть нападающего, но послышался хруст, и перед ней застыла ледяная статуя.       — М-монстр! Чудовище! Не подходи! — третий из незадачливых «кавалеров» рванул к выходу. «Если он уйдет и поднимет шум, то меня поймают» — необычайно чёткая и холодная мысль в сочетании с ещё не успевшим окончательно дойти до разума осознанием произошедшего толкнули Луизу вперёд.       Недавно прошёл дождь, и в переулке, через который она шла, было довольно много луж. Точнее, весь переулок был одной большой лужей с небольшими островками относительно сухой земли. Девушка на одних инстинктах топнула по воде, и та послушно обратилась в лед, но её сила не остановилась на этом… Она продолжала проникать в затвердевшую воду, делая лёд не просто холодным, а обжигающим… И распространяющим холод дальше. Беглец слегка промочил ноги, и этого было достаточно.       — Ы-ы-ы!!! С-спасите! — такие крики в таком месте довольно часты, и никто давно не обращает на них внимания, но Луиза находилась под властью аффекта, а потому не задумываясь захотела как можно быстрее заткнуть источник звука… Один шаг, прикосновение — и кричащий человек замер неподвижной статуей.       И только потом, когда адреналин от нападения схлынул, опасность миновала и «налёт цивилизации» вновь показал себя, она осознала, что вновь убила. Теперь уже троих.       Недавняя выпускница Гудзонского института в шоке замерла. Опять то же самое. Но… На этот раз никакого спазма в животе уже не было. А что было? Противно, немного страшно, но сильнее всего была досада… Досада, что теперь придётся срочно менять мотель и искать новое место, ведь три промороженных трупа — это очень серьёзный след для тех, кто будет её искать. Четыре дня спустя.       Время всё расставило по своим местам. Кошелёк показал дно, жить было негде и не на что, идти — некуда. Ну не в бордель же ей продаваться? В общем, Луиза решилась. Больше оттягивать неизбежное смысла не имело, ей срочно, до зарезу, нужна хоть какая-то более-менее приличная сумма и возможность убраться из города. А куда? Да хоть в тот же Готэм! Вот где затеряться можно будет без особого напряжения сил. Но банк, пожалуй, был всё же перебором, а вот что поменьше… И действовать нужно было быстро, пока решимость не угасла, а совесть не начала второй раунд!       Вскрыть пункт выдачи налички оказалось нетрудно: заморозить камеру, потом проморозить замок и открыть нутро «стального банкира», где лежали специальные кейсы с наличностью: сотни, полтинники, двадцатки, десятки, пятёрки и номиналы по одному доллару. Девушку интересовали первые три кейса. Она где-то слышала, что в таких кейсах есть маячки, а потому проморозила и их, после чего просто ударила хранилища об асфальт и стала перегружать банкноты в свою сумку. В этом-то и была её ошибка.       — Эй ты! Чего творишь?! — из окна противоположного дома высунулся какой-то плешивый дед и, обозрев Луизу в окружении осколков банкомата и разлетевшихся купюр, быстро скрылся в квартире.       — Дьявол! — выругалась девушка и, затолкав в сумку последнюю горсть бумажек, бросилась бежать от места преступления.       Следующие несколько минут ей чудилось, будто она то и дело слышит приближающийся вой полицейских сирен, а каждый встречный человек самим своим видом порождал в мозгу картины, как законопослушные свидетели указывают копам, в какую сторону она побежала. Переулки сменяли друг друга, под ногами то и дело мешался какой-то мусор, грязь, банки, а то и что-то живое, подозрительно напоминающее крыс. Однако подумать о том, что у неё разыгралось воображение, Линкольн не успела — в какой-то момент она словно налетела на стену, а вокруг тела вспыхнуло странное золотистое свечение, полностью блокирующее возможность шевелиться. Более того, попытки заморозить обхватившее её вещество успехов не возымели.       — Ч-что…       — Тебе родители не говорили, что воровать — плохо? — с небес спустился…       — Негр в золоте? — удивлённо не то воскликнула, не то только подумала Луиза. Ещё в бытность сотрудником лаборатории она краем уха что-то слышала о новом «супере», появившемся в городе, но как-то не обращала внимания. Это было где-то далеко и совсем её не касалось. До сегодняшнего дня…       — Я — страж Корпуса Эмроя, — представился атлетически сложенный чернокожий в какой-то футуристической броне. — И вы арестованы за попытку кражи со взломом, мисс.       — Постой! Всё не так! Я могу объяснить! — поняв, что сейчас решается её судьба, девушка была готова пойти на всё, не то что рассказать едва знакомому мужику о секретных разработках прежнего места работы. Он же герой, а герои должны защищать людей!       — Я всё видел, мисс, и те промороженные трупы на углу восьмой и стрит тоже, — холодно отозвался мужчина и, более не обращая внимания на её выкрики, взлетел в воздух, таща её на буксире.       Как не билась девушка, но из плена силового поля выбраться не могла, а вскоре они замерли у полицейского участка, где негр и передал её с рук на руки, попутно сообщив, что переслал видеозапись с результатами взлома и трупами к ним на сервер. Это был полный провал. Луиза ещё надеялась, что её посадят в общую камеру или, в крайнем случае, отдельный карцер, откуда она всё равно сможет сбежать, выморозив стены или решётки, но нет. Её оставили в приёмной, поскольку, как упомянул один из полицейских, «силовые поля этого парня» продержатся ещё несколько часов, за которые прибудут «компетентные специалисты». Ей оставалось только ждать и надеяться, что эти неведомые «специалисты» будут недостаточно компетентны, но надежда была призрачной.       Спустя полтора часа за ней действительно приехали. Группа невзрачных людей в серых пальто. И на кого уж они точно не были похожи, так это на полицейских и конвоиров. Люди молча подошли к ней, так же молча нацепили какие-то странные металлические перчатки, намертво сцепленные друг с другом, и молча повели из здания. Луиза попыталась было ударить волной холода и рывком скрыться, но… эту самую волну никто из её сопровождающих даже не заметил.       — Можешь не пытаться, силовое поле надёжно отсекает теплообмен между отгораживаемыми участками, — соизволил пояснить один из конвоиров. — Последняя разработка вашего института, мисс Линкольн.       — Да кто вы такие? Куда вы меня везёте?! Мне положен адвокат!       — Мы из правительства Соединённых Штатов. Это всё, что вам необходимо знать. Разве что… Луиза Линкольн трагически погибла при несчастном случае на испытаниях. А мертвецам, как известно, адвокаты не положены, — без малейшего намёка на улыбку сухо сообщил её собеседник.       — Ч-что? — вот теперь ей стало страшно по-настоящему. Её уже похоронили, а значит, могут сделать всё что угодно.       — Зря ты попыталась сбежать. Теперь приводить тебя к сотрудничеству будут несколько иными методами, — с этими словами её затолкали в неприметный тёмно-серый автомобиль и куда-то повезли. Воззвать к своей силе не получалось — это неведомое поле из перчаток прекрасно справлялось с задачей, заключая её в своеобразный защитный кокон. На попытки начать разговор или вызнать что-то ещё окружающие её люди не реагировали. Оставалось только покорно дожидаться своей судьбы и ждать хоть какого-нибудь шанса. Надеяться ей было не на кого.       Вот только кое-кто другой считал иначе. Выбравшаяся за пределы города машина неожиданно встала.       — Что там? — обратился один из сопровождающих к водителю.       — Не… — более он ничего сказать не успел. Подозрительно знакомое золотое сияние охватило всех пассажиров. Миг — и они оказались на улице.       Вокруг был загородный пейзаж, дорога шла сквозь лесополосу, и никаких более машин или случайных прохожих. Куда же её везли? Вроде бы они не так уж и долго ехали, разве есть где-то неподалёку от Нью-Йорка такой «дикий» уголок? Хотя, кое-кто всё-таки здесь был. Висящий в воздухе высокий парень со светлой кожей и правильными чертами лица. На вид он выглядел едва ли не младше самой Луизы, а вот золотой доспех был примерно таким же, как и на том негре. Один небрежный жест пальцев — и окружающие её люди валятся на траву с неестественно вывернутыми шеями. Ещё одно движение — и сковывавшие девушку браслеты разлетаются кучей дорогостоящего электронного хлама.       — Эм… — от увиденного в горле Линкольн застрял ком. — Спасибо… Наверное, — неуверенно поблагодарила юная криомантка, разминая руки. Убежать она не пыталась — хоть её чувства вопили о необходимости данного шага, но разум учёного прекрасно понимал, что от этого «золотого мальчика» ей не скрыться.       — Пожалуйста, — за спиной парня с громким «ВАМ!» раскрылась переливающаяся чёрными и белыми полосами воронка, в которую мгновением позже отправились окутавшиеся светом тела агентов правительства, машина, на которой они ехали, и детали сковывавших её перчаток. Всего пара секунд — и воронка захлопывается, оставляя их вдвоём посреди безлюдной дороги. — С моей стороны было бы неучтиво оставлять девушку в беде, — будто подводя черту под своими манипуляциями, произнёс неизвестный.       — Простите… — увиденное плохо укладывалось в голове начинающей учёной. Только за последние несколько секунд она увидела больше сверхъестественного, чем за всю прошлую жизнь, включая даже собственную мутацию. Уж она-то, будучи не самой худшей студенткой своего курса, хотела верить, что осознаёт примерную сложность мгновенного переноса в пространстве и столь ювелирного контроля конфигурации силовых полей… — но звучит как-то странно, поскольку здоровенный негр в таком же костюме как раз меня в эту «беду» и втянул…       — У нас в Корпусе свобода воли, — пожал плечами её собеседник. — К тому же ты вроде бы пыталась вытряхнуть деньги из банкомата, так что он был в своём праве законопослушного гражданина.       — Нужно же мне было на что-то есть! — неожиданно для самой себя дала волю чувствам девушка. — Эм, простите… — но быстро сообразила, что «наезжать» на существо с такими возможностями, как у её собеседника — плохая идея.       — Понимаю, обстоятельства, бывает, складываются по-разному. И можно на «ты», — неизвестный говорил ровно, без агрессии и негатива, и даже с толикой сопереживания. Она бы без сомнения подумала, что это очередная игра, как с тем охранником, пытавшимся её «успокоить», но уж слишком странным был взгляд этого непонятного парня. Взгляд, коим он беззастенчиво её разглядывал, но не так, как это делают мужчины, глядя на красивую девушку, а так… Как это делала она, рассматривая новый интересный образец перед тем, как записать уже полученные результаты тестирования.       — Ладно… — Линкольн была ошарашена, но головы старалась не терять, тем более что её судьба всё ещё совершенно не прояснилась. — И что дальше?       — Для начала неплохо было бы представиться. Моё имя Эмрой. И я хотел бы предложить тебе работу по специальности. Интересует?       — Э… Но… Я преступница… и опасная нелюдь, — спустя мгновение собственные слова ей самой показались смешными и нелепыми. Уж не тому, кто за секунду отправил на тот свет несколько правительственных агентов, переживать о законности чьих-то действий, да и то, как он их отправил…       — Первое решается хорошим адвокатом или новыми документами, а второе и вовсе глупость, — речь агитатора была прервана бурчанием живота Луизы. Мисс Линкольн от стыда зарделась. — Хм, пожалуй, сейчас не время и не место, чтобы это обсуждать. Как насчёт обеда? Я знаю один неплохой ресторанчик в Джамп-Сити.       — А как же… — беглянка беспомощно оглядела собственные руки, даже в ночных сумерках отчётливо отливающие нездоровой белизной.       — Не беспокойся, эту проблему можно легко решить. Ну так что ты ответишь на моё предложение?       — Хорошо, — девушка прикрыла глаза. Этот Эмрой был странным. Очень странным, но хуже ей всё равно уже быть не может. Да и тот негр сказал, что состоит в некоем «Корпусе Эмроя», уж не этого ли самого?       О том, что парень был явно слишком молод для того, чтобы его именем называли столь серьёзные структуры (а структуры, обладающие ТАКИМИ возможностями, не могут быть не серьёзными), разум Луизы думать отказывался. Да и желание заниматься любимым делом в тёплом местечке, казалось бы, за две недели нервов и стрессов полностью забытое, вспыхнуло с новой силой, пусть и надежда эта была откровенно смешной. Но раз уж этот парень сам предлагает, то почему бы его хотя бы не выслушать? Ведь, в отличие от прошлых «работодателей», что не так давно скоропостижно скончались на этой дороге, он начал знакомство на очень положительной ноте…       — Замечательно, — на лице парня появилась тёплая улыбка. — Тогда прошу за мной, — рядом с ними вновь звонко раскрылась знакомая воронка, и новый знакомый приглашающе протянул к ней свою ладонь. Луиза была всё ещё не уверена, что поступает верно, но… Отступать было некуда.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: