Тёмный бог 5020

Седрик автор
Rakot соавтор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
DC Comics, Бэтмен и Супермен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Новый персонаж и все канонные.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 199 страниц, 16 частей
Статус:
в процессе
Метки: Вымышленные существа Мистика Попаданчество Фантастика Фэнтези Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Фанфик по вселенной DС. ГГ - попаданец, но не человек.

Посвящение:
Полюбившимся героям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На написание меня вдохновил комикс "Injustice: Gods Among Us / Несправедливость: Боги среди нас", однако за основу произведения, прежде всего, взяты мультсериалы девяностых про Супермена, Бэтмена и Лигу Справедливости, остальные источники также учитываются, но только если не противоречат этим.

Иллюстрации к работе можно найти тут: http://samlib.ru/img/s/sedrik/temnyjbog/index.shtml

Глава 14.

31 декабря 2018, 20:12
Полгода спустя.       — …продолжается подсчёт материального ущерба, но уже сейчас очевидно, что счёт пойдёт на сотни миллиардов, а может быть, и триллионы долларов. Между тем, до сих пор неясна позиция так называемого «Корпуса Эмроя», попытки взять интервью у носителей чёрно-золотой брони не увенчались успехом. Напомним, что после вторжения среди членов этого загадочного корпуса были замечены некоторые известные герои, такие как Флэш, однако и они не спешат делиться хоть какой-то информацией об этой организации и её лидере, личность которого вызывает массу вопросов…       — Пап, тебе не надоело? — только зашедшая в гостиную рыжеволосая девушка с обречённым видом возвела глаза к потолку. — Эти новости крутят уже третью неделю, и за всё это время они изменили всего пару слов да добавили про Флэша! Даже видеоряд не поменялся — я готова поклясться, что то, как несут вон ту доску, я видела уже раз сорок!       — Инопланетное вторжение случается не каждый день, Барбара, — не отрывая взгляда от телевизора, прихлебнул кофе комиссар полиции.       — Но там же ничего нового!       — Важные для дела детали могут появиться в любой момент.       — Ну па-а-ап… — тяжёлый вздох девушки не нашёл в лице родителя должного понимания, но от дальнейшего продолжения нападок Джима Гордона спас неожиданный звонок в дверь. — Я открою, — ещё раз вздохнула Бэтгёрл, когда отец уже собирался поставить куда-нибудь кружку.       — Если опять будут предлагать установку стеклопакетов…       — Да-да, знаю, сразу сворачивать разговор и закрывать дверь, — проворчала рыжая, уже топая в прихожую.       Состояние девушки идеально вписывалось в понятие «раздражение». Постоянное переливание из пустого в порожнее журналистами уже сидело в печёнках. Ну неделю можно обсуждать, ну две, ну ладно — месяц. Но полгода едва ли не из каждого утюга? И ведь никаких новых данных не появилось! То есть вообще! Корпус хранил молчание, мисс Гордон подозревала, что Эмрой просто ждал, пока уляжется шумиха, но проблема состояла в том, что шумиха и не думала «улегаться». И это раздражало. И откровенно мешало жить — попробуй попатрулируй город или полови преступников, когда тебе на хвост почти сразу садится вертолёт с толпой идиотов, пытающихся взять у тебя интервью! Восьмой раз за месяц! Если бы не Кара и Кларк, Барбара приравняла бы всех журналистов к породе особо опасных вредителей, где-то между «мозгоклюем» и «тем вечно всех бесящим сотрудником офиса». Но более близкое знакомство с суперсемейством показало, что и среди акул пера есть нормальные разумные, правда, выборка из одних только криптонцев не могла быть достоверной, люди же показали себя с не самой приятной стороны. Тяжело вздохнув, Барбара потянула за дверную ручку.       — Привет, — лаконично поприветствовал её высокий парень с зачёсанными назад тёмно-коричневыми волосами, небрежно отсалютовав двумя пальцами в жесте «виктори».       — Эмр!.. — невольный вскрик изумления Барбара успела подавить только на последних звуках.       — Эрик, просто Эрик, — понимающе улыбнулся глава Корпуса Страха, почему-то одетый в чёрную кожаную куртку и такие же штаны. В этом прикиде он настолько напоминал обычного подростка-хулигана, что девушка на несколько секунд полностью потеряла дар речи.       — Чт… Что ты тут делаешь?! — зашептала героиня, едва оправившись от шока, посекундно косясь себе за спину в ожидании, что отец может что-то услышать.       — Через пару часов в готэмском городском музее будет проходить аукцион с одним интересным лотом, который я собираюсь выкупить. А поскольку я всё равно зарезервировал на это мероприятие весь день, то решил заодно навестить тебя. Ты последнее время стала реже появляться, так сказать, на публике, личные хлопоты, полагаю?       — Ам… Ну, что-то вроде… — залепетала девушка, всё ещё пытаясь уложить в голове новый образ своего «босса»… И оторвать глаза от его куртки дольше, чем на секунду, да! — А что за аукцион?       — Благотворительный. Средства будут направлены пострадавшим от армии вторжения. Хотя это вторжение уже несколько приелось. Людям давно пора развеяться, поискать что-то новое… — продолжая улыбаться, ответил гость, а Барбара только теперь сообразила, что до сих пор держит его на пороге.       — Да, точно… Эм… Проходи, — ничего умнее, чем буркнуть это слово и посторониться, пряча растерянность за неловкой улыбкой, дочь комиссара не придумала. — Может, всё же дать им комментарии? — неуклюже поспешила сменить тему девушка. Тем более она давно хотела задать этот вопрос, да всё как-то не решалась воспользоваться Кольцом…       — Ни в коем случае, — Эмрой прошёл в прихожую, казалось, совершенно не разозлившись на вопрос, несмотря на суть ответа. — Если я хоть что-то отвечу, это будет знаком, что я принимаю правила их игры, беру на себя какие-то обязательства и вообще поддаюсь давлению общественного мнения. А это мало того, что в корне неверно, так ещё и опасно в первую очередь для самих землян.       — Ты думаешь, нас попытаются использовать в политических играх? — всё же соображала мисс Гордон неплохо, даже в экстремальных ситуациях.       — Нас уже пытаются использовать, — пожал плечами парень.       — Кто там, Барбара? — донёсся из гостиной голос комиссара.       — Эм… А… — героиня Готэма на миг запаниковала. — А это мой друг!       Не успело прозвучать ключевое слово, как приглушённый шум телевизора затих, а вскоре Джим Гордон был уже в прихожей, пристально рассматривая гостя.       — Здравствуйте, комиссар.       — Добрый день, молодой человек, — Джим окинул куртку и штаны визитёра суровым взглядом следователя, заставшего мелкого воришку за попыткой умыкнуть коллекционную работу Рембрандта прямо из музея во время выставки. — Мы встречались?       — Нет, но Барбара много рассказывала о вас, — ничуть не смущаясь, спокойно ответил гость.       — В самом деле? А вот я о вас слышу впервые…       — Ну, — тут в беседу включилась дочь бравого комиссара, — я… пару раз хотела пригласить Эрика к нам на ужин, но со всеми этими происшествиями…       — Понятно, — взгляд сурового родителя чуть смягчился, теперь там читалось любопытство матёрого следователя, что только наблюдает за планами воришки спереть означенную выше картину. — И какая же фамилия у твоего друга?       — Лэншер. Эрик Лэншер, — с готовностью подсказал подросток.       — Что-то знакомое…       — У моего дяди есть небольшой заводик на западном побережье, и он получил подряд на восстановление некоторых разрушенных во время вторжения объектов, должно быть, вы имеете в виду его. Меня назвали в его честь, — с вежливой улыбкой пояснил «Эрик», заставляя Барбару нутром ощутить какой-то подвох.       На самом деле уже то, что Бог с другой планеты может вот так запросто явиться к ней домой, само по себе наводило на ряд очень интересных мыслей, но то, как он изображал простого человека и чуть ли не её… парня… Бэтгёрл отчётливо стало не хватать воздуха.       — Вот как… — Гордон в очередной раз оглядел гостя, и девушка почувствовала, что надо срочно спасать положение.       — Не будем тебе мешать, пап, мы с Эриком посидим у меня, — схватив Эмроя под локоть, Барбара настойчиво потянула его дальше по коридору, кожей ощущая тяжёлый взгляд отца, сверлящий её затылок. На счастье, Джим Гордон решил не накалять обстановку, и пусть девушка уже предвкушала, на сколько вопросов ей придётся отвечать потом, но в этот момент она вздохнула с облегчением.       — Это было трогательно, — первым прокомментировал случившееся гость, когда за ними закрылась дверь.       — Что ты имеешь в виду? — насторожилась дочь комиссара полиции, до сих пор не успевшая унять галопом скачущее сердце.       — Ты так очаровательно боялась, хотя прекрасно знаешь, что ничем плохим эта встреча закончиться не могла.       — Тебе легко говорить! — передёрнула плечами девушка. — Ты хоть представляешь, через что мне придётся пройти после твоего ухода?       — Комиссар захочет узнать, приставал ли я к тебе и насколько давно ты меня знаешь, на что ты честно ответишь, что между нами ничего такого нет и что видимся мы даже не каждый месяц.       — Думаешь? — испытывая странную смесь из облегчения и обиды, прищурилась Барбара.       — Конечно, — Эмрой прошёлся взглядом по комнате, задержав его на окне. — На худой конец, можешь и правду сказать, хуже от этого не будет.       — Не думаю, что это хорошая идея! — поспешила возразить Бэтгёрл. Возможно, даже слишком эмоционально поспешила.       — Как знаешь, — пожал плечами гость, возвращая взгляд к ней. Тут его карие глаза сверкнули какой-то смешинкой, а губы растянулись в улыбке. — Итак, ты затащила молодого парня в свою опочивальню… Что дальше?       — Эм… — удар был ниже пояса! — Эрик… ты… ты… тебе так нравится вгонять меня в краску?! — Барбара не знала, куда деваться. Этот тип над ней явно издевался, но почему-то сердиться совсем не получалось, да и вот эта чуть насмешливая улыбка на его губах и хитрый прищур… Ну не могла она на него сердиться, чем этот гад и пользовался, развлекаясь за её счёт!       — Ты просто очаровательно реагируешь, и я ничего не могу с собой поделать, да и не хочу, — он вновь обезоруживающе улыбнулся.       — То есть ты повеселиться сюда пришёл, так, что ли? — нахохлилась девушка, ощущая подкатывающую обиду. Ещё слабую, но чувствовать себя клоуном на манеже ей совсем не нравилось.       — Отнюдь. Я подумал, что раз уж всё равно навестил Готэм, то тебе может быть интересно посетить этот аукцион в моей компании. Зрелище обещает быть… занимательным. Что скажешь?       — Э-э-э-э… — Барбара мигом растерялась. Это… это было приглашением на свидание, ведь так? Определённо оно! Но что делать? Она столько раз планировала сама его позвать, прорабатывала сценарии и анализировала варианты, а тут… вот так он просто взял, заявился к ней домой и сам пригласил! Этого не было в плане! — Мне… я… Да, я согласна! — стараясь не думать о том, насколько глупо она сейчас выглядела, всё же ответила дочь комиссара полиции.       — Отлично, — кивнул Эрик. — Тогда тебе, наверное, нужно одеться?       — Сначала нам нужно уговорить комиссара полиции отпустить свою единственную дочь с типом, одетым как «типичный плохой парень», гулять по самому опасному городу США до поздней ночи… — чуть успокоившись, разум девушки вновь вышел на привычный ритм аналитика и указал на «небольшую проблему» в их грядущем свидании.       — «Типичный плохой парень»? — чуть хохотнул её гость.       — Да-да, я знаю, что на самом деле ты хороший. Но вот убедить в этом моего папу будет непросто, — Барбара задумалась. — Упирать на свою разумность, хорошее поведение или его занятость? Нет, последнее, пожалуй, только в крайнем случае.       — Хм?       — Не обращай внимания, я думаю, как это сделать… Ладно, пошли.       Комиссара девушка и Бог застали в гостиной. Как раз за окончанием разговора по телефону.       — … ясно, спасибо, Рик. Хм? Да нет, просто нужно было убедиться кое в чём.       — Папа? — с подозрением в голосе поинтересовалась будущий следователь.       — Да, дорогая? — умудрённый опытом комиссар полиции спрятал телефон за спину, словно какой-то подросток, пойманный родителями на курении, пытался спрятать сигарету.       — Эрик пригласил меня на благотворительный аукцион этим вечером, мне же можно пойти?       — Довольно странный выбор, — первая растерянность прошла, и полицейский перешёл в контрнаступление.       — Ну, ты же бурчал по поводу моего желания пойти на тот концерт, а тут уже серьёзное культурное мероприятие. Это, можно сказать, мой личностный рост! — вот только и дочь у него была не промах. — И никаких Пингвинов! — добавила девушка ещё один «весомый» аргумент.       — Хм… Можно тебя на минуточку? Мистер Лэншер, прошу прощения.       — Да-да, конечно, — махнул рукой парень, а комиссар уже заводил дочь в свой кабинет.       — Пап?       — Барбара, как хорошо ты знаешь Эрика? — видимо, Эмрой несколько ошибся — ждать и откладывать разговор крайне заботливый родитель не стал.       — Ну… мы познакомились чуть больше года назад, — немного округлила девушка, — через пару недель после того злополучного концерта с Пингвином.       — И?.. — подбодрил её Гордон.       — Нет, он не приставал ко мне, если ты об этом, — тяжело вздохнула Барбара. — Мы вообще видимся с ним нечасто — у него постоянно куча дел… ну, по работе компании, — подобрала крайне обтекаемое понятие едва ли не самой мощной боевой силе на Земле гимнастка. — Так что, в основном, созваниваемся.       — И что ты о нём думаешь? — продолжал допрос Джим.       — Ну… — Барбара смутилась и отвела глаза. — Он довольно милый… и с чувством юмора… И…       — Понятно, — тяжело вздохнул комиссар.       — Пап, к чему этот допрос?! — притопнула ножкой девушка.       — Пока вы беседовали в твоей комнате, я навёл кое-какие справки о Лэншерах. «Небольшой заводик дяди на западном побережье», о котором упоминал твой приятель — это почти вся тяжёлая промышленность ВСЕГО Западного Побережья США, а также ряд предприятий в других сферах ещё и в Европе. Дядя этого молодого человека находится в одной лиге с Брюсом Уэйном и Лексом Лутором, просто, в отличие от них, предпочитает вести затворнический образ жизни. И Лэншер-младший — его единственный наследник.       — Эй, зачем ты стал копаться в личных данных моего… эм… друга? — чуть запнулась Барбара, что не осталось незамеченным комиссаром и принесло ему нешуточное беспокойство.       — Дорогая, поверь моему опыту, я достаточно успел пообщаться с сильными мира сего. Далеко не все из них — порядочные люди, точнее, там таких как раз меньшинство. И я просто беспокоюсь, что этот Эрик может тебя… обидеть.       — Папа, — вздохнула девушка, — я уже взрослая и разумная женщина, — судя по виду комиссара, он был решительно против всех трёх озвученных постулатов. — Да, Эрик мне нравится, но за всё время общения он не дал усомниться в себе ни на минуту. Да и нет между нами ничего, — «надеюсь, что только пока» — продолжила мысленно будущий следователь. — Так что это просто… эм… дружеский поход на сходку высшего общества?       — Барбара, — прикрыл глаза Джим.       — Па-а-ап, — решила зайти с другого конца девушка, — я всё равно почти никуда не хожу. А там соберутся приличные люди, на охраняемом объекте в центре города, ну что со мной там может случиться?       — Ладно, — скрепя сердце кивнул комиссар, — но убедись, что твой телефон заряжен. Если что-то вдруг случится, сразу же дай мне знать!       — Спасибо, ты лучший! — девушка повисла на родителе и радостно чмокнула его в щёку.       — И я всё равно поговорю с твоим ухажёром, — непреклонно заявил полицейский, чем несколько подпортил настроение дочери, но, будучи разумной девочкой, Барбара понимала, что тут папа уже не отступит. Хотя, с учётом того, что разговаривать он будет с Эмроем, посочувствовать нужно будет скорее ему, чем Богу, что смог и этого напыщенного Верховного Отца заставить почувствовать себя неуютно.       — Ладно, но если что — ты сам виноват, — улыбнулась ему гимнастка и выбежала за дверь кабинета, видимо, чтобы грозный родитель не передумал и не сообщил об этом ей. Чуть позже. Эмрой.       — … отлично, тогда я заеду за тобой через час, — временно попрощался я с Барбарой, покидая гостеприимный дом. Ну как «гостеприимный», относительно… после допроса Барбары, волей-неволей услышанного мной благодаря криптонскому слуху, Джим решил взяться за меня и исполнил едва ли не классическую, ставшую темой для анекдотов, роль Сурового Отца при встрече с жалким бойфрендом дочери. Так что мои ответы были столь же стандартны — «конечно, мистер Гордон», «разумеется, мистер Гордон» и «никак нет, мистер Гордон», если речь заходила о чём-то сомнительном типа намёка на «поползновения» в сторону его любимицы. В общем, стандартный «шум», что не откладывается в памяти ни одного нормального парня на время, превышающее длительность означенного шума.       Весь разговор пришлось давить рвущийся наружу смешок, но как бы то ни было, все нюансы были решены, и Барбара отправилась прихорашиваться перед выходом в свет, да и мне стоило сменить костюм, при всей своей удобности, откровенно байкерский стиль почему-то не нравился «серьёзным людям». По поводу же репутации и отношения окружающих из-за этой репутации я размышлял неоднократно. Пусть, в основном, и нецензурно.       — Брюс, машину к дому мисс Гордон через час, — оптическая маскировка надёжно скрыла меня от случайных взглядов и позволила спокойно связаться с дворецким. Статусный транспорт тоже был необходимым атрибутом костюма, если можно так выразиться.       — Лимузин? — уточнил мой слуга.       — Не настолько вульгарно. Боюсь, при виде лимузина у подъезда наш милейший комиссар может получить удар. Пусть будет что-то попроще.       — Как пожелаете, господин.       Оставшееся до встречи время я коротал, наблюдая за жизнью преступной столицы США, ну и самую малость за семейством Гордон. Я не врал, когда говорил, что зарезервировал весь сегодняшний день, к тому же срочных дел пока не предвиделось. Как в легальном бизнесе, так и в «делах, о которых джентльмены не упоминают в общественных местах», всё было более-менее нормально. Гости с Апоколипса мои предприятия не цепляли, а вот здорово получившим военным были срочно нужны промышленные мощности для быстрого восстановления уничтоженных баз, производств и техники. Так что «кому война, а кому и мать родная», кажется, так говорят в среде дельцов? Ну, а по части дел Корпуса всё тем паче было спокойно. Трофеи давно уже были отправлены с орбиты в более надёжные места, новички получили основные инструкции и пояснения, и даже удалось пока держать в тайне пополнение Корпуса рядом не самых законопослушных граждан. Словом, позволить себе выходной я мог более чем заслуженно.       Но вот время ожидания истекло, и к подъезду дома, где жила моя первая избранная с Земли, подъехал чёрный автомобиль представительского класса. Вскоре из дверей вышла Барбара в… весьма симпатичном янтарном платье, которое, как и мой собственный пиджак, состояло из энергии кольца. Должен признать, несмотря на молодость и не успевшую до конца сформироваться фигуру, девушке наряд весьма шёл. Лёгкий макияж на лице дополнял картину, ну а Бдящий из окна комиссар был той завершающей нотой, что так необходима ситуации. В общем, моё состояние было близко к эстетическому раю.       — Мисс Гордон, я полностью очарован вами, — выхожу из автомобиля и протягиваю девушке руку, короткий променад — и вот она уже на заднем сидении, а я приземляюсь рядом, услужливый Брюс закрывает за нами дверцу и садится на место водителя. Автомобиль мягко тронулся.       — Вы… тоже смотритесь… великолепно, мистер Лэншер, — девушка старательно избегала смотреть в моё лицо.       — Отлично, думаю, с официозом на этом можно покончить, — сменил я стиль с официально-делового на нормальный, нет, традиции, конечно, важны, но то, как себе усложнили жизнь жители Земли, порой вгоняет в тоску.       — А?       — Что? Мы тут одни и все свои, так зачем изображать напыщенных снобов? Нет, если ты, конечно, хочешь…       — Нет, лучше уж так, — фыркнула Барбара.       — Тогда, пока мы едем, позволь представить тебе Брюса, — киваю в сторону водительского места. — Ты должна его помнить по вторжению, он давал инструкции вам с Карой.       — О! Очень приятно, мистер… эм…       — Пенниуорт, хотя можете называть меня просто Брюсом, мисс Гордон, — дворецкий-водитель оставался совершенно невозмутимым.       — Ну так как, тебя отпустили надолго? — продолжил я ни к чему не обязывающий, но от этого не становящийся менее приятным разговор.       — С трудом отстояла своё право на независимость, — тяжело вздохнула Барбара. — Ну и, само собой, «если вдруг что-то пойдёт не так, то рота спецназа будет у тебя через минуту».       — Серьёзно? — приподнимаю бровь.       — Да нет, папа просто пошутил… — девушка чуть задумалась. — Наверное…       — Всё же столь ответственный и решительный человек неплохо бы смотрелся в Корпусе…       — О Боже, ты опять! — закатила глаза девушка.       — Это был крик души или конкретное обращение? — приподнимаю бровь. Впрочем, ладно, не стоит перегибать палку. Одно дело поддразнить, м-м-м, «боевую подругу», но увлекаться всё же не стоит. — Лучше расскажи, ты определилась с нужным колледжем или всё ещё в раздумьях?       — Знаешь, — чуть помолчав, произнесла Барбара, — я порой просто не понимаю, по каким принципам ты вот так вот лихо меняешь тему разговора.       — Я просто являюсь собой и спрашиваю то, что мне интересно. Не больше, но и не меньше, — пожимаю плечами. — Итак?       — Это точно будет один из «Лиги Плюща», благо мои оценки позволяют, но вот какой конкретно, я всё ещё не берусь сказать… — так, коротая время неспешной беседой, мы и добрались до нужного места.       Аукцион проходил в здании городского музея, так что, отдав пригласительные охраннику на входе, мы проследовали в главный зал. Само «шоу» ещё не началось, да и судя по количеству пустых мест, даже далеко не все гости подтянулись, так что у нас было время пройтись и осмотреться. Должен признать, в отсутствие толп интересующихся и экскурсоводов, полюбоваться на выставляемые артефакты древности было любопытно. Особенно если начинать с павильонов Древнего Мира и постепенно двигаться вперёд. Создавалось ощущение, что вся история человечества пролетела перед глазами. Во всяком случае, общедоступная её часть.       — Тебе не кажется это поразительным, Барбара?       — Что ты имеешь в виду? — девушка разглядывала бронзовый хопеш* времён одного из ранних Царств Египта.       — Потенциал людей. Когда-то вот это, — я кивнул на древнее оружие за стеклом, — было вершиной развития человеческой цивилизации. Прошло всего несколько тысяч лет — и вот люди уже покоряют космос, конструируют наномашины и вплотную подошли к созданию искусственного интеллекта. И с каждым годом скорость развития всё возрастает, быть может, ещё пять-десять сотен веков — и сковать подобные Кольца, — теперь я махнул рукой с кольцом, — будет совсем не трудно. Разве это не поразительно?       — Я как-то не привыкла оперировать такими категориями, — вздохнула девушка. — То, о чём ты говоришь — это сотни и сотни поколений. Не факт, что будущие люди вообще смогут называться людьми. Тем более с этим «эволюционным скачком».       — Намекаешь на конфликт неандертальцев и питекантропов?       — Можно и так сказать, вот только я боюсь, что конфликт мета- и обычных людей может разнести всю планету.       — Что же, возможно, — согласился я с дамой, — но Корпус существует в том числе и для этого.       — Ладно, в любом случае, это всё будет не скоро, вряд ли мы… — она чуть запнулась, — ну, по крайней мере, я, до этого доживу.       — Отчего такой пессимизм? — слегка вскидываю бровь. — Я же всё-таки Бог — при нужде я продлю твою жизнь на сколь угодно долгое время.       — Правда? — и откуда столько восторженного удивления в глазах и голосе?       — Я думаю, мы посмотрим на твоё поведение и успехи в учёбе, — отвечаю с хитрой улыбкой.       — Ты говоришь прямо как мой папа, — насупилась героиня.       — Да, забавное чувство…       Так, предаваясь беседе, мы неспешно дошли до выставки оружия и доспехов Европы 15 века. В данном зале мы оказались отнюдь не одни — в данный момент произведения оружейного искусства средневековых кузнецов рассматривал мрачного вида парень, на вид лет 14, чёрные волосы пребывают в некотором беспорядке, сплетаясь во что-то типа «коровьих рогов», в руках парня кемарил толстый котяра, периодически вытягиваясь и тыкая лапкой «чесальщика», если тот вдруг прекращал ласку. В общем, картина идиллическая, если не считать того факта, что от этого «подростка» разило Хаосом, а «кот» на его руках вообще был демоном, пусть и не особо высокого ранга. И до этого «подростка» как раз сейчас домогался ещё один, тоже лет 14-15, фигура развита, но не чрезмерно, и, в отличие от «рогатого», тот был простым человеком. Ну, насколько простым может быть помощник Бэтмена.       — Прошу прощения? — с явным раздражением повернулся к Робину хаосит.       — Тебя ведь тоже родители заставили сюда прийти? — парень вальяжно облокотился о стойку витрины с экспонатами. «Простого смертного» на этом моменте как минимум уже бы одёрнул персонал музея, а то и вообще бы вывел прочь, но сегодня персонала было немного, те же, что были, вряд ли бы стали лишний раз упрекать очередной «денежный мешок» без совсем уж серьёзного повода.       — Я здесь сам по себе, — раздражение объекта интереса Робина нарастало.       — Оу, — он отошёл от стойки и, в момент перемещения, заметил и нас, — смотрю, нашего полку прибывает! Хоть вы-то тут «не сами по себе»? — парень улыбнулся.       — Приличные люди перед тем, как начинать беседу, представляются сами и ждут ответного представления от собеседников, — я понимал, что «страшная тайна» и должность «самого настоящего супергероя» — весьма сильное искушение для подростка. Ощущение, что «круче тебя только горы», и осознание собственной причастности к чему-то великому отшибает мозги похлеще выпивки и наркотиков, но это всё же не оправдывало поведения парня. Тем более Барбара — немногим его старше — в точно такой же ситуации сохранила здравость рассудка и понятие о рамках приличия. Тут же паренёк просто «зазвездился», впрочем, потеряно было ещё не всё.       — Прошу прощения. Дик. Дик Грейсон, — кое-какие манеры Брюс в него однозначно вбил.       — Эрик Лэншер, а моя прекрасная спутница — Барбара Гордон, — представился я и представил свою подопечную. — И, отвечая на твой вопрос, мы тоже «сами по себе», хотя и не против компании.       — Рад познакомиться, — он кивнул. — Но вот по поводу аукциона… Да кто вообще может добровольно потащиться на это собрание? — продолжал недоумевать Дик.       — А что не так с этим собранием? Мировая история и её артефакты — это очень интересно, — внесла свою лепту и Барбара. Кстати, фамилию Гордон парень явно узнал, но виду старался не подавать. Забавно.       — Каждому своё, — отступил парень. — Но по мне, всё это просто старый пыльный хлам. Лучше бы провести это время в клубе или погонять на приставке.       Продолжить беседу нам помешало приглушение света в экскурсионных залах и предложение занять свои места в зале основном, где и будет проходить аукцион. Наскоро попрощавшись с парнем, мы последовали к своим местам, указанным в приглашении.       — Леди и джентльмены, сегодня вашему вниманию мы предлагаем несколько артефактов, которые пришли к нам из так называемых «Тёмных Веков», — подождав, пока гости усядутся, начал ведущий. — Лот номер один, — мужчина продемонстрировал выполненное из тёмного металла тавро. Большие размеры и грубая проковка вычурной буквы «М» могли свидетельствовать о двух вещах: или это действительно старая работа тех времён, когда кузнечное дело находилось далеко не на пике, или грубая кустарная подделка. С учётом явно ощущаемого флёра магии, первый вариант выглядел куда как более правдоподобным. — По слухам, это личное клеймо феи Морганы, жившей во времена короля Артура. По легенде, оно обладает некоторой магической силой… — ведущий попытался сделать свой голос таинственным, придать налёт мистики, но на мой вкус, получалось у него… не очень. — Но мы не можем это гарантировать, — он усмехнулся, и его смех поддержало большинство присутствующих в зале. Кроме того «парня» с эманациями Хаоса, Брюса со своим протеже и… представительно выглядящего мужчины со странными чёрно-алыми волосами и ощущением мощного демонического присутствия. Как и ожидалось, Этриган не мог пройти мимо инструмента собственного порабощения, внезапно всплывшего в мире после нескольких веков забвения. — Начальная цена — десять тысяч долларов! — объявил ведущий.       — Сто тысяч! — «мальчик с котом» был настроен очень решительно. Послышались перешёптывания прочих гостей, пусть тут и были весьма состоятельные граждане, но вот так сходу поднимать цену на порядок… это было нонсенсом. Обычно стоимость лота могла подняться в 4-5 раз, иногда, при слишком жаркой торговле — в 8. Но сразу со старта давать на порядок больше — это было серьёзной заявкой на интерес к вещи. — Я сказал «сто тысяч», — повторил хаосит.       — О! Мистер Клэрион! Рады видеть вас снова! — улыбнулся парню ведущий. — Итак. Сто тысяч!       Краем уха я успел уловить бормотание Робина.       — У него сто тысяч? Ты должен давать мне больше на карманные расходы! — хех, а парень не промах. Вымогать деньги у самого Бэтмена, мотивируя это «карманными расходами», очень неплохо.       — Итак, сто тысяч раз…       — Сто десять! — а вот и носитель Этригана заговорил. По залу прокатила волна удивлённых шепотков. Люди недоумевали, что здесь ещё кто-то торгуется.       — Сто десять тысяч предлагает мистер… Влад, верно? — мужчина кивнул, а аукционист, уже мысленно представляющий свои комиссионные, радостно улыбнулся и хотел было вновь начать отсчёт, но…       — Сто двадцать! — «котоносец не сдавался».       — Сто тридцать! — Влад тоже.       — Сто сорок!       — Сто пятьдесят! — лот очень быстро рос в цене.       — Двести пятьдесят! — не выдержал хаосит. Озвученная цифра породила новые шепотки, а мистер Влад раздосадованно поджал губы. По всей видимости, таких денег у него не было, оттого бывший рыцарь сцепил руки перед лицом и отвернулся, показывая, что признаёт поражение.       — Двести пятьдесят раз! Двести пятьдесят два…       — Миллион! — спокойно поднял руку Брюс Уэйн. Окружающие уже просто пооткрывали рты, совершенно не понимая, что происходит и зачем платить такие деньги за пусть и древнюю, но всё же просто железку, даже без украшений в виде драгоценных камней или благородных металлов.       — Цена… Один миллион! Один миллион раз! Один миллион два…       — Десять миллионов, — спокойно сказал я. Теперь тишина в зале была мёртвой. Было слышно, как судорожно сглотнул ведущий.       — Мистер Лэншер, — быстро пройдясь платком по лбу, посмотрел на меня аукционер, — предложил десять миллионов!       Пристальный взгляд Бэтмена ожёг кожу на щеке, но я не стал утруждать себя реакцией. Клэрион и носитель Этригана пребывали в немом шоке, как, впрочем, и Барбара.       — Итак, десять миллионов раз! Десять миллионов два! Десять миллионов три! Продано мистеру Лэншеру за десять миллионов долларов! — скороговоркой проговорил аукционист, пока «этот богатый псих не передумал».       Разумеется, Брюс мог предложить и пятьдесят, и сто, а то и пятьсот миллионов, и я был готов перебить все его ставки, но… Он всё же был бизнесменом, что эти деньги зарабатывал, более того, значительная часть его капиталов постоянно пребывала в обороте, вывести без потерь действительно большие суммы было сложным и далеко не мгновенным делом. Он знал цену деньгам. И для него сейчас овчинка выделки не стоила. Для меня же все эти нули и единицы на счёте были лишь циферками, мало связанными с системой ценностей. Всегда можно накрутить ещё или «удачно разведать считавшееся ранее бесперспективным/истощившимся месторождение» тех же алмазов или золота, после чего синтезировать нужные алмазы или телепортировать добытое с ближайшего астероида золото в сколь угодно больших объёмах. Не совсем так просто, конечно, но с нюансами справится мой Брюс и отряд щедро замотивированных юристов.       Остальной аукцион проходил куда как более вяло. После увиденного на первом лоте бороться за серебряный кубок 5 века остальным было уже как-то не спортивно, что ли… В общем, минут через пятьдесят «распродажа» завершилась, и мы поспешили пройти к месту «выдачи призов». Барбара всё ещё пребывала в некотором ступоре из-за того, что её сверстник только что выложил за какую-то кочергу денег больше, чем её отец мог бы заработать за всю жизнь. Всё же подобная реакция у жителей земли весьма стандартна — пространственные искажения, воронки гиперперехода и обретение сверхчеловеческих способностей они воспринимают куда как проще, чем потратить пару десятков тысяч этих зелёных бумажек на хорошее вино и еду или обретение нужной вещи. Странные существа.       — Мне точно нужно больше карманных денег! — резюмировал Робин. Брюс, впрочем, был настроен куда как менее благодушно и лишь шикнул на подростка. Мы же, тем временем, получили вожделенную вещь.       — И зачем тебе потребовалась эта штука? — спросила Барбара, едва мы чуть отошли от «столика выдачи товаров». Ответить я, впрочем, не успел.       — Утончённое мастерство, не правда ли, мистер Лэншер?! — парень с кошкой явно был очень, очень зол. — Радуйтесь, пока можете! — теперь он чуть ли не брызгал ядом.       — Хм…       — Клэрион, — окликнул парня «Мистер Влад». Ну там и Уэйн как-то так «случайно» подтянулся. — И почему я совсем не удивлён увидеть тебя здесь.       — Дядюшка Джейсон! — ухмыльнулся хаосит. — Нет конца нашим «случайным» встречам. В следующий раз это не будет «случайностью», — не заметить угрозу в словах «подростка» мог бы только конченый идиот.       — Мистер Лэншер, — кивнул мне Уэйн. — Мисс Гордон, как поживает ваш отец? И как вам пришёлся сегодняшний вечер?       — Всё хорошо, спасибо, мистер Уэйн, — улыбнулась миллиардеру девушка. — Вечер же выдался довольно необычным… Никогда не была ни на чём подобном, но приглашение Эрика определённо принесло мне много нового опыта.       — Рад слышать. Мистер Лэншер, — повернулся ко мне миллиардер.       — Зовите меня просто Эриком, всё же я гость в Готэме, а вы его хозяин.       — Тогда и вы называйте меня Брюсом, — улыбка Уэйна чуть поблёкла. — И у Готэма нет хозяев. Пусть моя семья и была одной из тех, кто его основывал, но город принадлежит его жителям.       — Как скажете, Брюс, как скажете, — порой одной интонацией и взглядом можно передать многое, например, мысль о том, что собеседник может говорить что угодно, правда от этого не изменится.       — Кхм… Позвольте утолить моё любопытство, зачем вам потребовалось это клеймо, Эрик? Вы или ваш дядя — коллекционеры?       — Нет, что вы. Просто когда я увидел, что этим клеймом хотят завладеть полуторатысячелетний чернокнижник, одержимый демоном Мерлина, Лорд Хаоса и миллиардер, сделавший своей штаб-квартирой самый криминальный город США, я подумал… лучше оно побудет у меня, — иногда искренность просто обезоруживает. Вот, например, как сейчас. Барбара переводит ошарашенный взгляд с застывшего в конце коридора «котоносца» на мистера Влада, а с него на Бэтса. Бедняга Грейсон от неё мало чем отличался в этот момент.       — Э-э-э… А разве демоны существуют? — нашёл в себе силы спросить Дик.       — Ну злобные пришельцы из космоса и Боги же существуют, почему бы не быть магам, демонам и прочим мистикам? Вопрос лишь в том, где и как они скрываются. Но прошу прощения, уважаемые господа, я обещал своей спутнице ужин. Думаю, мы вполне сможем продолжить нашу беседу как-нибудь в другой раз. Хорошего вечера.       На этом я и откланялся, Бэтмену вместе со своим другом было о чём подумать, так что инициативы с их стороны в ближайшее время ожидать не стоило, вышеупомянутый Лорд Хаоса выкинуть мог что угодно — эти твари вообще не отличались рациональным поведением и почти всегда действовали под влиянием момента и настроения, но слишком масштабно он действовать не сможет — иначе на его «фон» сбежится целая толпа магов и экзорцистов, не считая представителей противоборствующего лагеря, вроде Доктора Судьба, и наглядно ему покажет, что особо наглеть не стоило. Ну, а действия его в текущей форме мне урон причинить не смогут. Так что ужин с симпатичной девушкой в «Астории» и утоление её любопытства, что уже заметно невооружённым взглядом, будет прекрасным завершением вечера. Ресторан «Астория». Чуть позже.       — Помочь с выбором заказа? — я чуть приподнял кончики губ, наблюдать за разрывающей Барбару бурей чувств было весьма умилительно.       — Эм… — девушка подняла взгляд с меню обратно на меня.       — Я же вижу, что ты пребываешь в некоторой растерянности, вот и предлагаю свою помощь, — поясняю момент.       — Как будто ты не понимаешь, что моя, как ты выразился, «растерянность» уж точно не относится к выбору главного блюда… и… лучше креветки… — что мне особенно нравилось в девушке, так это её талант приспосабливаться к меняющимся условиям. Я вижу, что её разрывает от любопытства, она видит, что я вижу, но более не торопит, потому как уже знает, что я отвечу, но тогда, когда посчитаю нужным. Ведь прелесть же!       — Ну, должен же я был спросить и поухаживать за тобой?       — Мне это приятно слышать, — всё же смутить её было ещё не сложно, но какой потенциал! — но ощущение, что тебе вся вот эта вот ситуация доставляет неимоверное удовольствие, у меня не проходит!       — Почему бы не совмещать приятное с полезным? — я подозвал официанта и указал нужные пункты меню, тот коротко поклонился и спешно нас покинул, если потребуется, то вновь его позвать можно будет за десяток секунд.       — Эх… — вздох выражал всю мировую скорбь. — Итак?       — Что конкретно ты хочешь узнать?       — У меня много вопросов. Что это вообще за клеймо, и зачем оно тебе на самом деле нужно? Куда оно исчезло из твоих рук? Что ещё за демон Мерлина, Лорд Хаоса, и почему ты поставил Брюса Уэйна в один с ними ряд? Он же вроде бы хороший парень, а существо, называемое демоном, вряд ли хорошим может быть… И это только то, что первым делом приходит мне в голову! — закончив с импровизированной тирадой, Барбара облегчённо выдохнула.       — Действительно, вопросов немало. Ну что же, постараюсь на них ответить. Данное тавро является магическим артефактом, действительно созданным во времена Мерлина и короля Артура. Выполняет оно то, что и должно выполнять тавро — клеймит собственность хозяина. Но, как зачастую и бывает в магии, для этого клейма причина со следствием изменены местами.       — В каком смысле? — не поняла девушка.       — Не «раб, потому и получил метку хозяина», а «получил метку хозяина, потому и раб». Данный инструмент был создан для подчинения и порабощения.       — Жуть какая…       — Да нет, не всё так страшно. Ты же читала легенды о джиннах? Не детскую адаптацию, а настоящие предания? — мисс Гордон неуверенно кивнула. — Так и тут, любой приказ, при желании, можно выполнить так, что приказавшему плохо станет. Если, конечно, он об этом не знает и не умеет отдавать не допускающие двоякого толкования приказы. В любом случае, данный артефакт создавался против демонов, его власть над человеком куда как слабее, если вообще есть — тут нужно изучать более подробно, — нам принесли заказы, и беседа стала сопровождаться поглощением пищи. Запечённый с ананасами рябчик был восхитителен, так что тот советский поэт вполне знал, о чём писал, когда советовал выбирать блюдо. *(Если кто не понял, то речь идёт о Маяковском* прим.автора).*       — И зачем тогда демону охотиться за этим клеймом? И при чём тут мистер Уэйн и этот непонятный «Лорд Хаоса», чем бы этот титул ни был? — продолжала задавать вопросы девушка.       — Вижу, ты пылаешь энтузиазмом, — прохладный мятный настой с примесью рома прекрасно оттенял сладкий вкус дичи. — Джейсону Владу этот артефакт нужен для того, чтобы его не смог заполучить кто-либо ещё. Дело в том, что Джейсон является носителем демона Этригана, их души сплетены и существуют в симбиозе. Этриган же — сын самого Белиала и пусть сам не является одним из Владык, но всё равно представляет из себя весьма могущественную сущность, где-то на уровне Супермена. И он уже «имел удовольствие» познакомиться с действием клейма, потому вряд ли желает, чтобы оно попало в чьи-либо руки, поскольку тогда эти самые «руки» вполне смогут им управлять. Уэйн… — я задумался, можно, конечно, сказать Барбаре, что Брюс — это Бэтмен, но… смысл? Ни на что это откровение не повлияет, быть может, даже даст некоторые дополнительные баллы нашему Тёмному Рыцарю в глазах девушки, в общем, не стоит. Да и просто некультурно вот так брать и раскрывать чужую тайну личности сторонним товарищам. — Уэйн всё же живёт и работает в Готэме. Поверь словам миллиардера-филантропа, даже миллиардеру-филантропу порой очень хочется иметь под рукой что-нибудь большое и злобное… на всякий случай.       — Ээ?       — Профсоюзы… налоговая… экологи… СМИ, проплаченные и просто либеральные… профсоюзы… и да, ещё профсоюзы, нельзя о них забывать.       — Так, — потёрла виски юная героиня, — ладно. Я не буду задумываться, как мы с мистики и демонов дошли до профсоюзов и почему мне кажется, что для тебя означенные профсоюзы куда хуже демонов… Давай вернёмся к изначальной теме, хорошо? Что там за Лорд Хаоса, и в чём его интерес?       — Лорд Хаоса, он же Клэрион, — пожимаю плечами. — В некотором приближении, его можно назвать демоном, но это будет не совсем верно. Он одновременно нечто куда более могущественное и сильное, но в то же время и куда более ограниченное как своей природой, так и условиями пребывания в нашем мире. Демоны, как правило, преследуют какую-либо цель. Насилие, страдания и смерти для них лишь инструменты. Любимые, доставляющие удовольствие и повышающие их могущество, но всё же инструменты. Клэрион же и ему подобные… они скорее элемент равновесия мироздания, в точности как и их антиподы Лорды Порядка. Нести Хаос у него в природе, и он ничего не может с этим сделать, хотя способен как отдавать себе отчёт в своих недостатках, так и мыслить рационально. Он может планировать свои поступки, обзаводиться союзниками и слугами, просто все его поступки, вся мотивация диктуется сиюминутными желаниями… порывами. Представь очень импульсивного человека, добавь детский максимализм и характер избалованного «золотого мальчика» — и ты получишь парадигму его существования. Причём это отнюдь не делает его злым, он вполне может находить удовольствие и в добрых поступках, играть в Робин Гуда или любого другого героя-бунтаря, идущего против несправедливости общества, но всё это всегда подчинено одной цели — привнести в мир побольше Хаоса. Так что это тавро, скорее всего, просто понравившаяся ему игрушка. Вот только «игры» этого существа подавляющей части населения Земли, скорее всего, не понравятся.       — Минуточку, но если он настолько непредсказуем и опасен, почему никто с ним ничего не делает? — не поняла девушка.       — Вообще-то делают. Например, есть такой персонаж, как Доктор Судьба, он же верховный чародей Земли, он же Набу — Лорд Порядка. Вот он-то и компенсирует собой воздействия Клэриона. Проблема в том, что ни Лорда Порядка, ни Лорда Хаоса почти невозможно полноценно уничтожить, так как в материальной реальности они всего лишь гости. Их можно изгнать на какое-то время, но они смогут вернуться и… пойти мстить. А взваливать на себя «просто так» проблему, да ещё такого уровня, никто из мистиков не хочет. Им и так есть чем заняться. Да и не могут эти сущности выступать в нашем мире во всю мощь, даже просто воплотиться — уже не самая простая задача. Так что окорачивают Клэриона, только когда он уже совсем зарывается.       — Ясно… Скажи, Эрик, а вот… чисто гипотетически, я бы могла стать магом? — Барбара выглядела по-настоящему смущённой. Словно спросила о чём-то совсем неприличном… Или считает, что столь «детское» желание невместно будущему прокурору?       — С этим не всё так просто, — пожимаю плечами. — В теории, овладеть магией может каждый, но на кидание с рук огненных шаров можешь не рассчитывать. Магическая сила изначально в людях очень невелика и пестуется десятками поколений, прибывая по капле. Прямые воздействия возможны только у династий магов, насчитывающих несколько веков, а то и тысячелетий. Их даже homo sapiens уже называть не совсем корректно, скорее уж homo magica. Удел «первых поколений» — ритуалистика. Тоже весьма могущественный раздел, способный на многое, но требующий тщательной подготовки, строгого соблюдения инструкций, артефактов и затрат зачастую очень редких и ценных ингредиентов. Есть, конечно, и обходные варианты получения магических сил, но… большая часть из них ничем хорошим для хитреца не заканчивается.       — Это какие же? — прищурилась девушка.       — Никогда не слышала о продаже души демонам? — закончив с едой, я сосредоточил больше внимание на напитке, всё же умеют земляне делать приятный продукт. — Практика среди колдунов, что хотят всего и сразу, настолько распространённая, что дошла даже до обычных людей, пусть в виде преданий и историй.       — Что-то мне подсказывает, что это — плохая идея.       — Очень. Участь раба, вынужденного выполнять любую прихоть хозяина до конца вечности — ещё не самый худший вариант. Но не стоит о грустном. Что-то простое может использовать и почти необученный неофит с минимумом знаний и подготовки.       — А ты владеешь магией?       — Я Бог, — вновь пожимаю плечами. — Пусть божественная и магическая силы довольно сильно отличаются, но в то же время они и весьма схожи. Это как разница между лучом лазера и разрядом молнии, хотя аналогия, конечно, очень груба.       — То есть ты можешь творить только свою магию, типа, божественную?       — Человеческую тоже могу, — улыбаюсь и прикрываю нас оптической иллюзией. — Азор екур вьсивяоп, — над ладонью в бедной вспышке магического света возник цветок розы, который я протянул Барбаре.       — Это было заклинание? — осторожно приняв подарок, девушка принялась с интересом его изучать.       — Одна из европейских школ, — подтвердил я. Судя по взгляду мисс Гордон, сейчас у меня будут выпрашивать ещё один подарок… Хотя ладно. — Если хочешь, я могу скинуть основы тебе на Кольцо, а дальше — как пойдёт.       — Хочу! — кивнула Барбара, а после того, как ей на колечко пришли нужные справочники, было видно, что поддерживает беседу она уже исключительно на силе воли — все её мысли пребывали уже не здесь и не сейчас.       Ну что же, думаю, на этой ноте и можно завершить нашу прогулку. Я неплохо отдохнул и выполнил ряд нужных задач. Осталось только доставить юную леди обратно к строгому отцу, и можно будет заняться более пристальным изучением артефакта. Чуть позже. Вновь Бэт-пещера.       — Итак, что у вас сегодня, мастер Брюс? — дежурно поинтересовался Альфред, подходя к рабочему месту воспитанника. — Проверяете потенциального делового партнёра?       — К сожалению, нет, — откинувший маску летучей мыши на затылок мультимиллиардер зарывался в записи камер с аукциона и параллельно просматривал базу по заинтересовавшему его… существу. — И я просто не понимаю.       — Не понимаете чего, сэр?       — Ничего не понимаю, — пребывая глубоко в своих мыслях, всё же ответил самоназначенный борец с преступностью. — Этот Лэншер показался разумным индивидуумом, его поступки должны быть логичны… Но тогда почему на всех камерах и в глазах других он выглядел сорокалетним мужчиной, а мне, Дику и Джейсену предстал в виде подростка? Более того, он пришёл туда вместе с Барбарой Гордон…       — Рискну предположить, что для мисс Гордон он тоже выглядел не слишком старым?       — Вероятно… — Бэтмен помолчал. — Я провёл дополнительное исследование бизнеса Лэншеров, — мужчина застучал по клавишам, выводя на экран замысловатую блок-схему, выкладки из отчётов аналитиков Уэйн-индастриз и прогнозы биржевых игроков.       — Насколько я могу судить, всё в полном порядке, сэр, — поделился мнением неизменный помощник борца с преступностью, изучив данные.       — Верно, — кивнул Брюс. — Более восьмидесяти лет истории, покупка и продажа различного бизнеса, смены сферы деятельности, закрытые и действующие контракты, даже свидетельства их партнёров по бизнесу. Но…       — «Но», мастер Брюс?       — Почему я никогда не слышал о них? — Уэйн сцепил пальцы перед лицом, грузно уперев локти в столешницу. — Пусть в США они перебрались относительно недавно, но, с учётом уровня и финансов, хотя бы просто о существовании этой корпорации я должен был быть осведомлён. Более того, эта «доселе не привлекавшая» моего внимания корпорация начала это внимание привлекать одновременно с появлением Корпуса Эмроя. И наследник этой корпорации, скрываясь от камер и ненужного ему взгляда, появляется вместе с членом этого Корпуса.       — Звучит неприятно, — согласился Альфред. — Но, мастер Брюс, разве после остановки вторжения Апоколипса они не доказали, что на стороне хороших ребят?       — Помимо того, что они забрали себе все образцы инопланетных технологий, они воспользовались вторжением для вербовки в свои ряды большого количества рекрутов. И не только «хороших ребят», — возразил Бэтмен. — С высокой долей вероятности, Эрик Лэншер как-то связан с Корпусом или хочет на него выйти. Но это не объясняет, зачем ему понадобилось это представление на аукционе. И не даёт ответы на другие вопросы, начиная от его реальных мотивов получения клейма Морганы и заканчивая предположением, что его «дядя» и он — одно и то же существо. Слишком мало данных.       — И что вы намереваетесь делать, сэр?       — Кажется, мне всё-таки придётся нанести мисс Гордон визит… но это терпит. Сначала нужно заехать к Джейсену и узнать подробности по клейму и его ощущения от мистера Лэншера.       — Вы поедете при костюме или в более традиционном стиле?       — Я не планирую с ним драться.       — Тогда я распоряжусь подготовить автомобиль, а пока попробуйте это суфле — мастер Дик нашёл его весьма приятным на вкус, — дворецкий невозмутимо подал своему воспитаннику блюдо с закусками, всё это время ожидавшее своего часа на небольшой тележке.       — Потом, — отмахнулся миллиардер и поспешил на выход.       — А я уже было начал надеяться, что в вас всё же проступило осознание, что и о себе нужно заботиться, мастер Брюс… — вздохнул Альфред с выражением человека, пережившего всю мировую скорбь. Тем временем в паре кварталов от дома Барбары Гордон.       Я неспешно прогуливался вдоль погружающихся в ночную тишину улиц спального района Готэма, насколько, конечно, «ночная тишина» может быть доступна для этого города. Барбара была накормлена, напоена и передана отцу до десяти вечера, в общем, я бы сказал, что образцово-показательно. Сама девушка со мной, скорее всего, не согласилась бы, ведь уже перед расставанием она так потешно прикрыла глаза и потянулась, явно намереваясь завершить вечер положенным по успешному свиданию поцелуем, но… Была бы она года на три старше и с несколько другим характером, я бы ещё подумал, а так… В общем, поцелуй не состоялся. Так что мой отход восвояси сопровождался вполне слышимыми для криптонского уха бурчанием девы на тему несправедливости судьбы и сочетающим в себе целую бурю чувств вздохом комиссара Гордона.       И вот, иду я по тёмным улочкам самого криминального города страны, если не всего мира, в полном одиночестве и никого не трогаю, как вдруг… Нет, никаких гопников, пробегающих мимо грабителей, что пожелали бы устранить случайного свидетеля, или, тем паче, разборок очередных металюдей. На меня просто напал кот. Точнее, демонический кот.       — Мряяя, отдяяяй, — сумел я различить в то ли рыке, то ли шипении относительно членораздельную речь. Правда, его требование плохо сочеталось с действиями — с разодранным внушительными когтями горлом простой человек мог отдать разве что Богу душу.       — А я всё ждал, когда же твой хозяин что-то предпримет… — перехватив лапу в миллиметре от кожи, с интересом разглядываю существо. Увы, то не представляло из себя ничего примечательного — кошачья голова и конечности при общем гуманоидном строении тела. Не слишком сильное даже по человеческим меркам и уж точно не обладающее впечатляющей магической силой.       Поняв, что первая атака провалилась, Тиклс извернулся в воздухе, используя мой захват как опору, и попытался полоснуть меня по лицу задними лапами.       — И если честно, разочарован, — отпустив конечность, я позволил противнику попробовать ещё, на этот раз банально уклонившись. — Посылать ко мне всего лишь фамильяра? Похоже, я зря отослал машину и водителя, — и действительно, несмотря на все старания демона, уходить от его атак было совсем скучно, да чего там, даже обычный тренированный человек бы с этим справился, хоть и не без труда. О чём только думает этот мальчишка?       Поуворачивавшись ещё пару минут и убедившись, что ничего более, кроме всё ещё пытающегося порвать меня на лоскутки фамильяра, этот хаосит не предпринял, я просто схватил демонического кошака за шкирняк и…       — Плохая киса! Очень, очень плохая киса! — потыкал его носом в лужу, оставшуюся после недавнего дождя.       — Мряяяяяв! — котейке это не понравилось, но, что куда более интересно, я ощутил подрагивание некоей связи, куда как более тонкой, чем связь фамильяра, но и куда более монументальной. Поскольку проявилась она лишь в момент, когда кошке был нанесён урон…       — О, так ты действительно воплотился в физическом мире с помощью этого способа? Очаровательно, — я знал, что хаоситы не очень хорошо дружат с головой, но чтобы настолько? Посылать на охоту за неизвестным противником, который как минимум понимает, с кем столкнулся, не просто фамильяра, но и свой собственный якорь в этом мире… Это всё равно, как если бы Кларк попытался посадить Лутера, подкинув тому пистолет с места преступления, предварительно заполнив обойму криптонитовыми патронами.       Быть может, у него просто нет иных ресурсов? Хотя я бы начал с банальных наёмников, «избить и обобрать» любой местный гопник и сам возжелает, а если ему сверху приплатить пару-тройку сотен долларов, то и целую толпу «друзей» позовёт. Впрочем, это я, имеющий представления о рисках и ресурсах, мой визави этим может и не обладать.       В любом случае, первичная задача была решена, можно было переходить ко второй части задуманного. Особых претензий к Клэриону у меня нет, сама его природа, конечно, неприятна, но её можно лишь принимать в расчёт, однако наживать из-за неё врага на ровном месте глупо. Тем не менее, раз уж парень явно заскучал и уже начал предпринимать шаги к очередному всплеску своего неуёмного характера, то… дадим дитю другую «игрушку».       — Значит так, отведёшь меня к своему хозяину, понял? — всё ещё подвешенный за шкирняк котик истово закивал. — Отлично, но сначала зайдём в одно место… Чуть позже. Мрачная резиденция Лорда Хаоса.       — Итак, нежданная помеха сама пришла в мой дом! И что же ты принёс?       — Для начала, возьми обратно своего кота, — принявший полностью животную форму демон был передан владельцу. — Ну, а для продолжения… Парень, я всё понимаю, но твоя наглость уже начинает раздражать. И клеймо я тебе не отдам.       — Но я хочу его! Хочу прямо сейчас! — Клэрион даже вскочил со стула. — Хочу! Хочу! Хочу! — это бы смотрелось просто отталкивающе, как истерика избалованного ребёнка, если бы каждое его «хочу» не сопровождалось вспышкой деструктивной магической энергии, проходящей по округе, благо все предметы в доме Лорда Хаоса были от этих эманаций защищены, полагаю, самим «ребёнком», которому надоело чинить всё вокруг после очередной своей вспышки раздражения.       — Тогда мы поссоримся. А ты уверен, что хочешь ссориться со мной? — приоткрываю свою сущность, позволяя увидеть собеседнику, что пришёл к нему далеко не простой смертный. В своём родном измерении он бы, безусловно, раздавил меня как муху, но в рамках физической реальности именно он для меня будет означенной «мухой». Ведь тут он только гость, к тому же пролезший без приглашения, а я — натуральный Бог, владеющий Аспектом, коему подвержен и он сам.       — Но мне скууучно! — чуть отступил Клэрион, с досадой передёрнув плечами. — Хочу поиграть!       — С этим я могу помочь, — как и планировалось. — Вот, — вытаскиваю из пространственного кармана прикупленные как раз для этого случая плазменную панель, приставку и пару стопочек дисков.       — Что это? — заинтересовался Клэрион, очевидно, больше сосредоточенный на магии, а не техническом прогрессе.       — Способ развеять скуку. Ты же желаешь как следует развлечься и посеять Хаос и Разрушения? У меня как раз есть то, что тебе подойдёт, — запитать и подключить всю необходимую технику было делом пары минут. — Приступим.       — Что это? Какое-то странное название — «Оверлорд»… Десять минут спустя.       — …Да! Уничтожьте этих овец, мои верные прихвостни! И сокрушите тыквы! Нужно сокрушить больше тыкв!       Я тихонько прикрыл двери. Итак, мир был спасён, а безумный маньяк нейтрализован, и всё благодаря стараниям одного скромного Бога, подсадившего мальчишку на видеоигры. Интересно, какое выражение лица было бы у Набу, если бы он узнал, КАК его верного врага смогли «Превозмочь». И плевать, что Набу сейчас представляет из себя шлем, думаю, после осознания способа победы перекосило бы и его. Примечания: Хопеш (кхопеш) — древнеегипетское клинковое оружие. Вот один из исторических вариантов: https://i3.guns.ru/forums/icons/forum_pictures/017777/17777065.jpg А вот современное исполнение: http://spiculo.ru/wp-content/uploads/2013/01/3.jpg
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.