Тёмный бог 5021

Седрик автор
Rakot соавтор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
DC Comics, Бэтмен и Супермен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Новый персонаж и все канонные.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 199 страниц, 16 частей
Статус:
в процессе
Метки: Вымышленные существа Мистика Попаданчество Фантастика Фэнтези Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Фанфик по вселенной DС. ГГ - попаданец, но не человек.

Посвящение:
Полюбившимся героям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На написание меня вдохновил комикс "Injustice: Gods Among Us / Несправедливость: Боги среди нас", однако за основу произведения, прежде всего, взяты мультсериалы девяностых про Супермена, Бэтмена и Лигу Справедливости, остальные источники также учитываются, но только если не противоречат этим.

Иллюстрации к работе можно найти тут: http://samlib.ru/img/s/sedrik/temnyjbog/index.shtml

Глава 15.

30 декабря 2019, 19:13
Западное побережье США, пригород Джамп-Сити.       Войдя в кабинет, Памелла сразу же услышала спокойный голос Эмроя, разговаривающего с кем-то по телефону. Самого его видно не было, голос доносился из смежной комнаты, где у её бога-нанимателя-опекуна располагалась то ли спальня, то ли библиотека — Айсли ещё никогда там не была, да и не сильно интересовалась.       – … Да, разумеется. Я с большим удовольствием посещу это мероприятие, не беспокойтесь… – бархатный голос разносился по помещению с заметным, хоть и сдержанным радушием, невольно заставляя к себе прислушиваться. – Спутница? Возможно, но скорее нет, чем да… Да, благодарю ещё раз, всего доброго, – звонок явно завершился, и уже через секунду из дверного проёма в неизвестное помещение показался Эмрой, застёгивая пуговицы на белой рубашке. – Ты чего-то хотела, Пэм?       – Ам… я… – как-то цель визита умудрилась незаметно выскользнуть из головы, так что девушка почувствовала себя неловко. – Ты собрался куда-то с Луизой? – не придумав ничего оригинальней, решила сама поставить парня в тупик Ядовитый Плющ. Не то чтобы она до сих пор верила, что это возможно, но старые привычки иногда давали о себе знать…       – Через месяц состоится торжественный приём королевского дома Влатовы по случаю введения в свет наследницы престола. Поскольку я, с недавних пор, большая фигура в финансовом мире Влатовы, то получил приглашение.       – Вот как, – девушка в задумчивости закусила ноготок на большом пальце правой руки. – И ты не хочешь брать с собой Луизу?       – Там будет много аристократических снобов, придворного этикета и завуалированных сражений конкурирующих группировок. Совсем не то, что ей нужно для душевного равновесия, – пожал плечами Эмрой, заканчивая застёгивать пуговицы и подхватывая пиджак с ручки своего рабочего кресла.       – Понятно… – протянула девушка с зеленоватым оттенком кожи.       – Так зачем ты пришла? – уже полностью одевшись, напомнил ей мужчина, выглядящий парнем всего на пару лет старше. – Надеюсь, вы не поссорились с Лесли?       – А? Нет! – садовница слегка смутилась, вспоминая некоторые и правда имевшие место перепалки с нагловатой меломаншей, любящей разбрасываться молниями. – Мы просто… ну… – теперь рыжеволосая дриада смутилась ещё сильнее.       – Хм?       – Понимаешь, я ведь почти никуда не хожу и на тусовках давно не была…       – Неужели ты вспомнила про существование такого понятия? Сколько времени это заняло: год, полтора? – беззлобно улыбнулся хозяин особняка.       – Всё я помнила, мне просто это было не интересно, да и пойти не с кем! – пустилась в оправдания Памелла.       – И что изменилось?       – Через три недели открывается Summerfest! Это крупнейший музыкальный фестиваль в Соединённых Штатах! Мы с Лесли хотим пойти! – на одном дыхании выпалила девушка.       – Три условия, – после минутной паузы, во время которой Эмрой с интересом её разглядывал, сообщил мужчина. – Кольца не светить. На сцену с суперсилами не лезть. Общественный порядок не нарушать.       – Эй, я же не маленькая!       – Ты — нет, а Лесли уже два раза пыталась убить Супермена, и я не хочу, чтобы случался третий, тем более с использованием Колец Силы с обеих сторон.       – Я прослежу, – заверила дриада.       – Надеюсь… – лицо Эмроя дрогнуло, поворачиваясь к окну, и он словно к чему-то прислушался. – Хмм… – короткий жест, и в центре комнаты возникает жёлтая голограмма какого-то мужчины, пристально изучающего внешнюю стену поместья. – Знакомые лица… – со странной интонацией обронил он.       – Кто-то опасный? – напружинилась Пэм, хотя прекрасно знала, что пока рядом Бог Страха, ей вряд ли придётся самой защищать поместье.       – Как посмотреть… но нам он не угроза. Тем не менее, как бы мне не было приятно твоё общество, я вынужден прервать нашу беседу и оказать приём гостю.       – Хорошо! Я же могу попросить денег у Брюса? – ещё раз напомнила Ядовитый Плющ.       – В разумных пределах.       – Спасибо! – счастливо улыбнулась девушка прежде, чем убежать радовать новую подругу. То же место и время, Эмрой.       Моя садовница довольно убежала, не очень осознавая, что наконец-то действительно начала приходить в норму и мыслить как здоровый человек её возраста, а не мстительный дух зелёного мира. Но вернёмся к гостю, что сейчас задумчиво смотрел на внешний контур магического барьера, как раз предназначенного для того, чтобы не пускать на территорию ему подобных. Мысленное усилие, и с привычным «БАМ» я выхожу из пространственного тоннеля рядом с ним.       – Добрый день, мистер Влад, любуетесь видами?       – Здравствуйте, мистер Лэншер, – на миг замерев, быстро взял себя в руки чернокнижник, разворачиваясь ко мне, – или лучше использовать имя Эмрой?       – Эрика будет вполне достаточно, – улыбаюсь гостю. – Но чем обязан вашему визиту? От Готэма сюда путь не близкий.       – Полагаю, вы и сами уже поняли, Эрик. Меня интересует тавро Морганы.       – Да, эта милая игрушка, что может подчинять демонов воле её обладателя. И один «контракт» до сих пор в силе, даже пятнадцать веков спустя, – моя улыбка стала шире.       – Итак, вы всё знаете, – устало прикрыл глаза одержимый чернокнижник. – Что вы хотите?       – Ну, я бы не отказался от Дома Тайн, но ведь ты не имеешь над ним власти. В остальном… А что ты можешь мне дать, с учётом того, что у меня в руках артефакт, позволяющий и так держать в рабстве Этригана? Что мне может предложить его сосуд?       – Ничего, как и сделать, – окончательно поник мужчина.       – Не хочу показаться грубым, но ведь ты с самого начала всё это знал, так зачем же пришёл? Или теплилась надежда, что предположения ошибочны и получится забрать тавро силой у просто слишком много знающего богатея?       – К чему эти вопросы, мистер Лэншер? Судя по вашим словам, вы прекрасно осознаёте, насколько это для меня важно. В такой ситуации люди хватаются за соломинку.       – Пожалуй…       – Кроме того… – помолчав, глядя в землю, сделал попытку продолжить разговор бывший рыцарь Камелота.       – Что? – подталкиваю его.       – С вами была юная девушка… – было видно, что ему неприятно, куда он сам же ведёт разговор, но он и в самом деле был готов хвататься за любую соломинку. – Которая вам служит, как я понимаю. И её сердце было чисто. Совсем не затронуто злом или страхом перед вами…       – То есть, надежда договориться с «хорошим парнем»?       – Как мне кажется, вы сами пытаетесь себя таким выставить.       – Разве?       – Нет… – поморщился Влад. – Но и злом вы себя не позиционируете, а ваши слуги помогают людям куда чаще, чем их убивают.       – Хм, – на моё лицо выползла чуть горькая усмешка. – Ну, предположим, я готов уступить вам тавро, а ещё лучше его уничтожить, дабы не вводить вас с Этриганом в излишнее искушение. Но, как вы понимаете, не бесплатно. За это я попрошу услугу, которая будет соразмерна освобождению от рабства.       – Так что же вы хотите? – в голосе Влада появился луч надежды.       – То, в чём может мне помочь Этриган, но инициативный, разумный, способный импровизировать и работающий за совесть, а не сломленный клеймом раб. Вам всё ещё интересно?       – Да.       – Тогда поговорим втроём, – сила послушно потекла в пальцы, резкий жест, и от тела человека отделяется белёсая дымка, формируя вторую фигуру. Не материальную — я не пытался разделить сущности, лишь дал второй из них возможность побыть с нами в виде проекции.       – Глаза человека скрывают обман, вновь восстаёт демон Этриган! – торжествующе продекламировал полупрозрачный зеленокожий здоровяк с мелкими рожками и алыми глазами, одетый в нечто похожее на аристократические одежды пятого века. – Призван бестелесным, бессильным и жалким, – демон сжал кулак, недовольно разглядывая свою руку, – но с целью, надеюсь, достойной внимания? – сын Белиала недобро оскалился мне в лицо, демонстрируя ряд бритвенно-острых зубов.       – Ты ведь всё слышал, не так ли?       – Да, слышал, Бог Страха, не трать время зря. Скажи лучше, в чём цену свободы ты назначишь для меня?       – Я не стану отделять тебя от носителя, – спешу расставить все точки над «i», а то с этой склонностью рифмовать он оставляет себе слишком большой простор для интерпретаций. – А за снятие с тебя клейма и уничтожение тавро Морганы я хочу, чтобы ты помог кое-кому бежать из рабства и доставил его ко мне, – вообще, планировалось просто дождаться нужного момента, но тут речь шла не об артефакте, пусть и крайне полезном и могущественном, а о живом существе, которому свойственно меняться и иметь предел прочности. К тому же я помнил массу различных вариантов её поведения и мировоззрения и не был уверен в том, какой встречу здесь. Но и упускать особу подобного калибра я просто не имел права. Оставался, конечно, ещё вариант с Затанной, но вот там как раз всё решило бы просто время.       – Кого и откуда ты хочешь достать? Скажи мне быстрее, нет сил уже ждать! – нетерпеливо поторопил меня демон, а вот Джейсон Влад нахмурился, не ожидая от задачи ничего хорошего.       – Её зовут Рейвен. Дочь Тригона.       – У этой отрыжки адского огня дочь есть?.. Ха! Вот это новость для меня! – продекламировав новую виршу весёлым голосом, одновременно озадачился демон, кажется, даже на секунду подзабыв, о чём мы тут говорим. – Но что за прок тебе в сей твари? Тригоновы отродья ничем не лучше половодья! Безмозглые, тупые звери — без вкуса выскочки, как их отец!       – Рейвен наполовину человек и свободна от демонических ограничений на пересечение границ реальности. Тригон готовит её для роли своего Антихриста, чтобы она привела его в этот мир. Причём, по моей информации, она этому не слишком рада и хотела бы сбежать от дорогого родителя. Тебе нужно будет ей помочь.       – Насколько точная это информация? – насторожился Влад.       – Не очень, на уровне противоречивых слухов, вполне возможно, что вы можете встретить и вполне довольную своим положением Принцессу Ада. В любом случае, она мне нужна, а вам нужно находящееся у меня тавро.       – И ты предлагаешь нам добыть для Тёмного Бога, что черпает свою силу в ужасе и страхе, дочь одного из ужаснейших демонических Владык?       – Не худший обмен, как по мне, друг мой рыцарь, – рыкнул Этриган. – Но будет задача сложна и опасна. Достойной легенд может выйти она.       – Я предупреждал, что цена будет велика, – перевожу взгляд с одного собеседника на другого, останавливаясь на Владе. – Но если ты беспокоишься, что я захочу использовать девушку для причинения вреда людям, то делаешь это напрасно, и ты прекрасно знаешь почему.       – Может быть… – выражение лица у чернокнижника было всё ещё кислым, и особого восторга он не питал, но мой ответ его устроил. – Есть ли у нас ограничения по времени?       – Нет, – качаю головой. – Я понимаю, что подобное дело не терпит спешки, но и долго откладывать не советую, если она освободится сама… ну или придёт с армией демонов на Землю, то, сам понимаешь, моё предложение потеряет силу.       – Какие гарантии дашь ты нам в сделке? Что помешает тебе обмануть?       – Только моё слово. Ты не в том положении, чтобы торговаться, Этриган, – в ответ он скрипнул зубами, но кивнул.       – Пусть так. Я сделаю это и вырву из лап у Тригона дитя, в том слово даю. Ответь же и ты мне подобным, Бог Страха — дай слово, как должно, и выступлю я.       – Я, Эмрой, даю слово демону Этригану, что если он честно и не лицемерно доставит и передаст мне в руки Рейвен — дочь архидемона Тригона, то я сниму с него клеймо Морганы и уничтожу её тавро.       – Пусть так и случится! Жди новостей! – торжественно провозгласил демон и перестал поддерживать проекцию, вновь скрываясь внутри тела Влада.       – Слово бога не может быть нарушено, так ведь? – прикрыв глаза, спросил Джейсон.       – Да. Так что постарайся обойтись без попыток обмана. Если хотите с моей стороны выполнения духа сделки, со своей частью поступайте так же.       – Хорошо…       На этом мы и расстались, нельзя сказать, что довольные друг другом, но лично я был вполне удовлетворён беседой и достигнутыми договоренностями. К сожалению, самому мне домой к демонам заявляться не стоило — божественное присутствие эти твари учуют на раз, а воевать «со всем миром» я не смогу. Мало того, что границы реальности отсекут мне всю подпитку Кольца Силы от источников в этом измерении и придётся рассчитывать только на уже имеющийся заряд, так ещё и сами демоны далеко не безобидные котята. Большинство мне, само собой, не соперники даже на «родной земле», но их много, кроме того, на моё вторжение слетятся далеко не только низшие, а старшие и высшие демоны — это уже не шутки, да и сам Тригон — существо колоссальной силы, ничем не уступающее Дарксайду, а в ряде областей и превосходящее. А ведь он там далеко не один такой, пусть остальные его «коллеги» сами с удовольствием оторвали бы ему голову при встрече, но к моему визиту они все также отнесутся негативно и между конфликтом с соседом-соперником и шансом заполучить в свои руки душу неосторожного бога всегда выберут второе. С другой стороны, Этриган — полноценный Высший Демон, он там не просто «свой» – это понятие среди инфернальной братии очень… относительное, но он входит в Высшую Аристократию нечисти, над ним только полноценные Владыки — короли своих доменов, да и то, приказывать ему что-то может один только Белиал, а всякая низшая шваль при встрече только покорно подожмёт хвост, даже не думая заступать дорогу. Добраться до Рейвен такой сущности будет на порядок проще, чем мне, и ещё на три — уйти вместе с ней. Но посмотрим, что в итоге из этого выйдет, а пока продолжим дела здесь. Месяц спустя…       Высокий приём проходил так, как и полагалось — в меру помпезно, в меру напыщенно, но без перегибов, что я уже успел повидать, встречаясь с некоторыми «бизнесменами», вся заслуга которых состояла в ряде удачных спекуляций. Здесь же всё было на должном уровне — лёгкая, ненавязчивая музыка фоном, приятные блюда и напитки, разносимые молодыми улыбчивыми официантами и официантками… и толпа расфуфыренных аристократов, большая часть из которых смотрела на меня едва ли не с отвращением, точнее, смесью отвращения, пренебрежения и откровенной зависти. Их бесило, что «плебей» был не только во много крат богаче их сиятельных герцогов, графьёв и баронов вместе взятых, но ещё и смог каким-то чудом просочиться на приём в качестве гостя, не имея родословной в пару метров длиной или статуса полномочного посла соседней державы. «Чудом» была моя дружба с графом Орвальдом, что вписал меня в приглашение как часть своей свиты, но сам, из-за возраста, явиться не смог и делегировал мне все полномочия, благо родные дети и наследники не изъявили желания заявиться, ну, а то, что им в этом немного помогли и правильно замотивировали… право слово, сущие мелочи. Вот и гулял по дворянскому собранию довольный жизнью мещанин, знатно раздражая сиятельных лордов одним фактом своего существования. Прекрасное чувство.       Но вот настало положенное время, музыка стихла, а освещённости, наоборот, добавилось. Герольд, до этого притворявшийся частью интерьера, вышел из своего закутка и ударил об пол церемонным посохом. Пришло время выхода королевской четы и представления юной наследницы престола.       Хотя «чета» – не совсем правильное слово. Нынешний король Влатовы, отец-одиночка и вдовец, явно доживал свои последние годы. Изрезанное морщинами лицо несло следы усталости, согнутую спину не могла скрыть пышная мантия, тяжёлый шаг выдавал проблемы с суставами, а мой слух уловил, что и дыхание его не легче шага — хриплое и прерывистое. Складывалось ощущение, что на ногах он держался исключительно за счёт чувства долга и силы воли. Печальное зрелище, откровенно говоря. Зато оно объясняло эмоциональный набор местного дворянства. Король слаб, и «хищники почуяли кровь», к тому же его наследница, принцесса Перлита*(1), слишком юна, сейчас ей лет восемь, вроде бы. Пусть по законам Влатовы на трон может взойти и «монарх в подгузниках», но любому думающему человеку очевидно, что у маленькой девочки нет ни жизненного опыта, ни навыков, чтобы управлять государством. Само собой, в нынешние «цивилизованные» времена никто не станет устраивать совсем уж явных дворцовых переворотов и смен династии, но оставшуюся одну принцессу постараются задвинуть, а там, чем чёрт не шутит, может, и выдать замуж за своего наследника, и тем самым самим получить всю полноту власти. Я уже видел эти мысли в разумах подавляющего большинства собравшихся. Остальные, не столь честолюбивые, просто желали «примазаться» и «подружиться» с будущей королевой. Людей, что реально готовы были встать на защиту девочки и её интересов, верных старым клятвам своих предков, можно было пересчитать по пальцам. Их я запомнил на будущее — вести дела с такими людьми вполне можно, пусть даже некоторая часть из них будет не в восторге от «мещанина».       Но самое примечательное во всей этой ситуации было как раз то, что все эти маститые интриганы и голубокровые аристократы в своих оценках жестоко ошибались. Мне доподлинно было известно, что во всех вариациях этой вселенной, где Перлита существовала, личностью она оказывалась крайне неординарной и власть в своей стране умудрялась сохранить даже тогда, когда против неё работали такие монстры, как Лекс Лутор и Вандал Сэведж, не говоря уже про ближайшую родню и соотечественников. Разумеется, почти всегда ей помогали бравые герои, но удача — тоже важная часть таланта правителя.       По чести говоря, именно она и была той главной причиной, почему я вообще полез во Влатову. Сейчас будущая королева представляла из себя милого ангелочка с зелёными глазами, светлыми волосами до подбородка и тщательно выверенной маской величественности на лице, на репетицию которой был потрачен явно не один десяток часов с наставниками манер. Она была молода и крайне неопытна, но уже сейчас могла понять серьёзность момента в гораздо более высоком разрешении, нежели «папа сказал мне вести себя хорошо». Смотрела, запоминала, подмечала фальшивость пусть далеко не всех, но многих улыбок и делала выводы. Пока простые, на уровне «этот дядя или тётя нам с папой не друг, а только притворяется», но оттого не менее верные и полезные в будущем. Пройдёт несколько лет, она окажется практически одна перед стаей голодных хищников — и, вопреки всему, выстоит.       Прекрасная кандидатка на роль носительницы жёлтого кольца, на мой взгляд. Ну, а то, что в её руках будет целая страна, которая таким образом попадёт под полный контроль Корпуса — лишь приятное дополнение. Жаль только одного — ради помощи ей мне придётся куда глубже погрузиться в переплетения дворцовых интриг, чем того хотелось бы, но тут ничего не поделать, такую уж я выбрал себе работу.       Меж тем, приём продолжался. Монарх устроился на троне в глубине зала, его дочка — на креслице наследницы, и к ним началось паломничество — знатный люд Влатовы спешил выразить свои верноподданические чувства. Что было в мыслях большинства из них, я уже описывал. Меня, разумеется, в той стороне не ждали — там и «мелкопоместным» и безземельным дворянам делать было нечего, а уж «богатый чужак, купивший себе место на приёме» и подавно к святая святых не допускался, если, конечно, его не пожелает видеть сам король, но тот был осторожным человеком и не стал бы так эпатировать публику. К тому же нам нечего было обсуждать, ведь, в отличие от всяких президентов и народных лидеров, правитель Влатовы не выполнял роль главного государственного менеджера по продажам. Он был тем, кто ставит таким менеджерам задачи. Мне, впрочем, было нисколько не обидно — лишний раз привлекать к себе внимание я и не желал, а узнать всё, что мне требуется, я мог и тихонько стоя в уголке, потягивая вино урожая прошлого года, собранного в винограднике неподалёку от этого дворца. К сожалению, просто так «поскучать» мне не дали.       – О, мистер Лэншер, рад видеть вас на этом знаменательном событии! – окликнул меня крупный подтянутый мужчина. Само собой, до Кларка ему было далеко, но на фоне прочих гостей он вполне выделялся спортивным телосложением. Помимо того, и походка, и голос, и общая манера движения лучились силой и уверенностью, которые ещё больше подчёркивал вычурный, но элегантный наряд с претензией на старые аристократические традиции. Если бы не первые морщины на лице да слабо заметная, благодаря таким же, как у Перлиты, пшенично-светлым волосам, седина на висках, больше тридцати аристократу никто бы не дал.       – Граф Вертиго, – растягиваю губы в вежливой улыбке, – поверьте, я не менее рад оказаться здесь.       – Да, сегодня — особый день, – вальяжно кивнул мужчина, – в конце концов, будущее Влатовы и вся её дальнейшая политика будут определяться юной Перлитой.       – Полагаю, вы не оставите её своей поддержкой и советом, – продолжил я улыбаться.       – Разумеется, – вновь кивнул граф. – Кстати о поддержке, я слышал, вы намереваетесь расширить ваши виноградники и предложить для Земельного Совета несколько новых видов… – следующие двадцать минут мы занимались тем, что осторожно и вежливо прощупывали почву на предмет сотрудничества и общих интересов.       Я же параллельно подавлял в себе желание устроить почтенному графу инсульт, инфаркт или просто смерть от чахотки. Граф Вернер Вертиго был на редкость скользким и мерзким человеком. Младший брат короля, причём поздний ребёнок, как и его чествуемая сегодня племянница, он истово мечтал о троне, и какое-то время эти мечты имели под собой основание, но рождение у пожилого монарха наследницы эти мечты похоронило, а сегодняшний её выход в свет клал на могилу тяжёлую надгробную плиту. Вот только сам «верноподданный» подобного развития дел не хотел, а потому желал побороться. И я бы не сказал, что у него были плохие шансы. Ситуация, в которой окажется Перлита, если её отец умрёт раньше, чем она войдёт в силу, будет весьма непростой и откроет графу массу возможностей. Однако чего было не отнять у Вернера, так это мозгов. И я сейчас не про его псионические способности шучу, которые с точки зрения сильного телепата только шутки и были достойны. Он понимал, что даже узурпируй он трон, у него начнутся проблемы, а на их решение потребуются деньги. Много денег, которых у аристократа не было. Зато они были у меня, и потому человек, искренне меня презирающий и считающий едва ли не унтерменшем, сейчас радушно мне улыбался и делал интересные деловые предложения, параллельно намекая, что дальнейшая «дружба» с ним вполне способна принести мне массу выгоды и, вполне возможно, даже титул.       Не сварил я ему мозги ещё в первое наше знакомство лишь по той причине, что Влатова мне была нужна стабильной, а гибель, исчезновение, даже помутнение разума или некоторое изменение поведения де-факто второго лица в государстве на этой самой стабильности скажутся весьма неприятным образом. Сейчас тоже ничего не менялось, в каком-то смысле, он был мне даже выгоден, как безусловная точка кристаллизации любых заговоров против Перлиты. Его способности были недостаточны даже чтобы заметить моё пассивное сканирование или же внушение взрослой внешности, но сам он считал себя уникальным и одарённым — шутка ли, надев примитивный пси-усилитель, иметь возможность ошеломить и лишить координации любого противника одним усилием мысли? Неглупый, амбициозный человек при связях и положении, имея такие способности, может стать очень сильным лидером. Ни одна партия, желающая вступить в гонку за положение у пошатнувшегося трона, не сможет проигнорировать Вертиго и его сторонников. И это было хорошо — приглядывать за одной определённой и явной угрозой куда проще, чем за сотней потенциальных. К тому же ряд его предложений вполне можно использовать к своей пользе — чем полнее и глубже будет моё проникновение в экономику и промышленность Влатовы, тем проще будет осуществить второй этап плана на эту страну, когда Перлита станет королевой.       Так или иначе, пережив «радушие» Вернера, я вынужден был начать отбиваться от остальной знати, слетевшейся ко мне по принципу: «если уж сам граф не нашёл ничего зазорного поболтать о том о сём с приглашенным гостем, попутно немного обсудив дела финансовые, то и младшим дворянам сам Бог велел» (вообще, Бог мысленно давно «велел» им всем провалиться в Преисподнюю, но они считали иначе). К сожалению, бить аурой ужаса и испепелять этих напыщенных кретинов взглядом мне мешал эгоистичный интерес, потому приходилось изображать из себя китайского болванчика — улыбаться и кивать, кивать и улыбаться. Хотя, в один момент разговор всё-таки стал интересным.       – Так что вы думаете об инициативе с экспедицией на Марс, мистер Лэншер? – помахивая декоративным веером, улыбнулась мне дама бальзаковского возраста. Вообще, в её планах были мысли свести меня с её младшей дочерью и тем самым поправить «бюджет семьи», а тему с Марсом она подняла лишь потому, что все остальные уже были «выбраны» её предшественниками, часть из которых имела точно такие же планы (и младших дочерей).       – Инициативе с экспедицией? – признаться, я был удивлён и впервые слышал о подобном. – Что вы имеете в виду, леди Варна?       – Вы разве не знаете? Странно, вы же американец, – пусть женщина и старалась «держать лицо», но некоторое покровительственное пренебрежение всё-таки скользнуло в её голосе. – После того… инцидента, – в её мыслях отчётливо прозвучала слово «порка», – со вторжением инопланетян, конгресс США, Евросоюз и даже русские с китайцами принялись форсировать свои космические программы, а не далее как на прошлой неделе было объявлено о создании международной космической программы с целью исследования Марса и даже, возможно, его терраформирования! Как можно было об этом не слышать?       – Мои предприятия мало связаны с космической сферой, к тому же я был довольно сильно занят с оборонными заказами — последствия вторжения до сих пор полностью не устранены, да и других дел хватало…       – Вы о своём фонде дикой природы? – оживилась женщина. – Да, прекрасное начинание, моя младшенькая как раз закончила в этом году Национальный Университет по специальности экология. Вам непременно стоит с ней познакомиться…       – Да, конечно, – кто бы сомневался, что всё сведётся именно к этому? Хотя ощущать, как скрипят зубами остальные «мамаши», понимая, что этот раунд остался за «конкуренткой», поскольку «жертва» в прошлые разы отбиться смогла, было довольно забавно.       Впрочем, сейчас меня куда больше интересовало это известие, а также тот факт, что я совершенно его прошляпил. Мои слова о том, что я пока не лез напрямую в космическую отрасль, были правдой, но всё равно странно. В земных реалиях такие проекты — это не баловство мелкого лавочника, на них требуется работа сотен тысяч людей, целые отрасли промышленности и огромные финансовые вливания. Будь ты хоть сто раз гениальным учёным и конструктором, ты не сможешь в одиночку даже ракету с нуля рассчитать для вывода потребного транспорта на орбиту. И тот факт, что я не знал о начале таких работ и движении таких средств… это плохой сигнал.       Подрядчиком там, скорее всего, выступил Лутор, возможно, в тандеме с европейцами, азиатами или русскими. Но вот почему никто не связался со мной? Даже банального «тендера» не предложили, что очень странно. Не доверяют? Мало «репутации»? Вряд ли, тогда бы мне не отдавали контракт на строительство новых баз воякам. Решили разделить сферы и не плодить монополистов? Скорее уж поверю в обратное, учитывая, что Лекс-корп и без того подвязана почти в каждой космической программе США. Ну и мои помощники могли что-то напутать и сделали не так в плане представления…       Кое-как дождавшись окончания приёма, обменявшись контактами с нужными людьми и в очередной раз отбившись от людей ненужных, я поспешил покинуть столь «приятное» общество — работы неожиданно прибавилось. Опять. Но марсианский проект — это серьёзно, хотя бы потому, что марсиане разными бывают, а на фоне телепатических способностей, доступных иным представителям этой расы, даже мои таланты покажутся в лучшем случае средними. Сам я к Марсу старался не приближаться именно по этой причине — на поверхности там городов не было, и следы древней войны чувствовались до сих пор, но что скрывается в глубине — не смог бы сказать и мальтусианец. Проверять же на собственном опыте, рискуя развязать в солнечной системе войну между Землёй и расой морфирующих псиоников, желания не было.       Оставив частный самолёт изображать моё респектабельное возвращение в США, я открыл воронку перехода сразу на место и начал разбираться, как стала возможна моя столь постыдная неинформированность. Признаться, работая с Корпусом, криминалом, организацией «перспективных разработок», мистиками и светской жизнью, я как-то подзабросил дела более тривиальные, вроде своего легального бизнеса, и теперь старался наверстать упущенное. Общую причину такой ситуации удалось выявить довольно быстро — у меня, как ни забавно, не было, как таковых, продавцов и тендерного отдела. Их работу вполне тянул на себе Брюс, благо его модификации и Кольцо позволяли и не такое, плюс специалисты, выкупленные с предприятиями. Сама же проблема заключалась в том, что моему дворецкому были даны указания по развитию в «тяжёлой промышленности», «микроэлектронике», ну и пресловутым «перспективным разработкам», в итоге, он просто не заинтересовался «непрофильной» экспедицией в ближний космос и подготовкой к ней. И не сообщил мне, потому как ничего интересного и опасного в ней не видел. Увы, при всей полезности и лояльности Пенниуорта, он являлся искусственно выращенной формой жизни, с искусственно привитыми личностью и набором навыков. Для управления с текучкой или воплощения чётко поставленных задач этого вполне хватало, но некоторые детали его разум упускал в силу банального недостатка жизненного опыта. Хотя, нельзя сказать, что вина была только на нём, ведь мои подозрения подтвердились — на поверку, вся экспедиция была проектом Лутора, который он тащил через своих лоббистов со скоростью и грацией носорога. Это не могло полностью отсечь иных поставщиков и заинтересованных лиц, но так как Лекс был готов, то и нужные ему компании были на шаг впереди конкурентов, а тем надо было проявлять двойную хватку и реакцию, чтобы урвать свой кусок. Даже Уэйн-Индастриз немного запоздала, упустив пару хороших контрактов, а ведь карманная корпорация Бэтмена — не самый маленький игрок в космической отрасли, у них даже свой космодром есть, для запуска спутников.       Мои печали, а также начало размышлений о том, как из сложившейся ситуации выходить, желательно, сохранив лицо на рынке, а ещё желательнее — получив свой кусочек пирога (иначе партнёры могут и не понять-с), были прерваны звонком от Брюса.       – Господин, я бы рекомендовал вам незамедлительно включить третий канал, – доложил дворецкий по связи Кольца Силы.       – Что-то случилось? – отрываться от работы не хотелось, но дворецкий не дёргал меня по пустякам.       – Да, Президент США оглашает обращение к Супермену.       – О! – по-другому тут и не скажешь. Оставив в покое документы на экране, я активировал плазменную панель напротив рабочего стола и прибавил звук.       – …установлено, что действовал, находясь под контролем противника, и не только не отдавал себе отчёт, но и не мог воспрепятствовать, таким образом, от лица Соединённых Штатов Америки и Северо-Атлантического Блока, я уполномочен заявить о непричастности Супермена к инкриминируемым ему преступлениям и объявляю амнистию. В связи с чем прошу его явиться в Капитолий в это воскресенье к двенадцати часам дня…       – Хм… – «говорящая голова» ещё что-то там вещала, но я уже слушал его вполуха, озабоченный ходом местных игроков. – С этим могут возникнуть проблемы.       – Какие будут распоряжения, сэр? – появился в дверях Брюс.       – Просмотри списки по отделам кадров поглощённых нами компаний. Мне нужны управленцы среднего и высокого звена с опытом не менее пяти лет и стабильным выполнением поставленных задач их подразделениями в течение трёх лет минимум. Мне же надо отлучиться, подготовь что-нибудь из обывательской одежды — неофициальный стиль.       – Будет исполнено, господин, – поклонился слуга.       Следовало как можно скорее отправиться на одну скромную ферму в Канзасе и обсудить новости с Кларком. Выдёргивать его к себе или общаться «по телефону» в подобных обстоятельствах было бы крайне неуместно. Что ни говори, а общественное мнение для него значит довольно много, и моя концепция «подавляющая часть людей — кретины, чьи вопли надлежит пропускать мимо ушей» ему вряд ли придётся по вкусу. Приказывать или давить на своего лучшего бойца — тоже не самая здравая идея, вот и остаётся убеждение и пояснение, надеюсь, хоть с ними проблем не будет. Кларк — парень добрый и, в некоторой степени, даже немного наивный, всё-таки фермерское воспитание вдали от «цивилизации» даёт о себе знать, но на правительство он обижен, и этим можно воспользоваться. Очень не хотелось бы допускать прецедент, когда член моего Корпуса по первому свистку говорящей головы в дорогом костюме побежит к нему высунув язык и едва ли не с тапочками в зубах. Осталось решить, пойти к Кентам своим ходом или воспользоваться «общественным транспортом»? Хммм, пожалуй, лучше своим — заодно мысли в голове немного уложу, какие-то неприятные открытия в эту пятницу меня сопровождают… Немного позже, недалеко от маленького городка Смолвиль.       – Доброе утро, Кара. Милая пижамка.       – А? Э? Ой! А-а-а-а-а! Отвернись! – именно такая реакция меня ожидала, когда я километрах в пяти от цели своего назначения заметил юную криптонку и решил поздороваться.       Казалось бы, что тут такого? Но, судя по реакции, проблема была в том, что означенная криптонка была не совсем одета. Хотя не знаю… как на мой вкус, и её форму Супергёрл нельзя назвать закрытой. По крайней мере, животик, ножки и руки у неё были демонстративно оголены, а облегающий топик, миниюбка и перчатки с сапожками скорее подчёркивали это оголение, чем реально скрывали фигуру. Обычная летняя ночная рубашка из совсем не прозрачной ткани на этом фоне в разы меньше акцентировала внимание на сексуальности девушки. Тем не менее, смотрелось по-домашнему тепло и мило, что я и озвучил.       – Хорошо… – я послушно отвернулся.       – Всё, можно смотреть, – после вспышки в хорошо знаком мне спектре мисс Зор-Эл оказалась в чёрно-золотой форме.       – Так ты тоже выглядишь прекрасно, – сделал я дежурный комплимент, заодно вызывая прилив крови к её щекам, потому как это «тоже» вновь заставило её прокрутить в голове, что я видел её в пижаме. И нет, я не использовал псионику — всё было написано на этом личике с бегающими глазками. Одного не понимаю, если это так её смущает, зачем она в таком виде летает по окрестностям? Или вся фишка в том, что от обычного парня, перед которым сверкнула прелестями, она может сбежать на ускорении, довольная произведённым эффектом, а от меня так не получится?       Осознание того, что это вполне вероятный вариант, породило в голове какое-то странное ощущение. Что-то между нежеланием верить… и желанием проверить. Думаю, несколько десятков дополнительных скрытых камер и спутников слежения, нацеленных на местные окрестности, будут смотреться здесь очень органично.       – С-спасибо, – справилась она с собой и тут же вспомнила о вежливости: — П-привет, кстати.       – Не утолишь моё любопытство? – складываю руки за спиной.       – А-а-а… – запаниковала голубоглазая красавица. – Обычные люди меня заметить бы не смогли при всём желании! И это не патрулирование! Патрулирую я после школы или курсов, а сейчас… э-э-э-э… что-то вроде утренней пробежки! Да! – почему-то у меня появилось чувство дежавю…       – Я знаю, но я о другом, – мне было сложно сдержать улыбку, но я старательно сохранял невозмутимость. – Я примерно представляю себе, почему так реагирует Барбара в подобных случаях, но ты ведь и сама знаешь, каково это — смотреть сквозь одежду, так почему же ты так смущаешься из-за гардероба перед тем, кто может его полностью игнорировать?       – Эй! – вспыхнула как маков цвет кузина Супермена, выпучив на меня «страшные» глаза и приняв в воздухе позу «судорожно подалась вперёд». – Использовать такое для такого — плохо! Так делать нельзя!.. И я так не делаю!       – Ясно… – главное — держать лицо, хотя эта реакция безумно забавляет, заодно и настроение себе поправляю. – Значит, не делаешь?       – Никогда! – невольно перейдя в ускорение, замотала головой девушка, от лица которой можно было прикуривать.       – То есть… мне надо снять рубашку, чтобы мы были квиты? – кто бы мне объяснил, почему я трачу время на такую ерунду? Но… не могу отрицать, что это приятно.       – А?.. – о, эти широко распахнутые глаза, затапливаемые неподдельной паникой и пониманием, на что я намекаю… – А ты чт… Нет! Не вздумай! Мне не надо!       – Уверена? – мне усиленно закивали, порождая небольшой ветер. – Ну ладно, в любом случае, ты всегда можешь сама посмотреть… – с долю мгновения наслаждаюсь лицом блондинки, на котором отразилась неподражаемая гамма чувств, после чего «незаметно» меняю тему: — Почему бы мне, в качестве извинений, как-нибудь не угостить тебя тортиком дружбы? Я знаю пару неплохих кондитерских.       – Ла-а-адно, – немного растерянно отозвалась Кара, не зная, куда деть глаза. Потом немного подумала и продолжила: — Может… тогда… ну… зайдёшь к нам на чашечку кофе?       – С удовольствием, – я кивнул, – я ведь как раз к вам и направлялся.       – В самом деле? А зачем? – лицо девушки отразило дикое любопытство, а также капельку опаски, азарта и ещё чего-то очень сложного. Не знаю, что там творилось у неё в чуть лохматой золотистой головке, но страха в её эмоциях уже не было.       – Мне нужно поговорить с Кларком в связи с недавними событиями, – тот факт, что Супермен сейчас гостит у родителей, а не сидит в своей метрополисской квартире, я знал доподлинно по координатам его Кольца, собственно, поэтому сюда изначально и летел.       – Вот как, – чуть погрустнела, неосознанно прикусывая губу.       – Понимаю, что всё это неожиданно и немного… – обвожу взглядом поле, над которым мы висели и где ещё недавно кое-кто развлекался, налету оглаживая растительность, и хихикал, умываясь собранной росой, – не вовремя. Но вопрос того стоит.       – Ничего, я понимаю, – быстро натянула на лицо улыбку Супергёрл, невольно косясь вниз и вновь розовея. – Пойдём? – с долей неуверенности кивнула она на дом Кентов, когда пауза начала затягиваться.       – Конечно…       Ферма Кентов представляла собой типичное фермерское хозяйство в традиционном стиле, то есть простенько, едва ли не всё вручную, но с душой… и крайне низкой эффективностью, если говорить откровенно. Пожалуй, не будь у них «приезжающего отдохнуть от городской суеты» сына, что мог пахать круче трактора, ферма и вовсе могла бы быть убыточной или, по крайней мере, бедной, но сын был, и потому Кенты могли позволить себе успешно выживать, оставаясь пасторально-патриархальным хозяйством в мире со всё большей автоматизацией.       Ещё на подлёте к крыльцу Кара резко обогнала меня и первой ворвалась в дом. В том уже вовсю бурлила жизнь, так что предупреждающий крик девушки, что, мол, дядя, тётя, я вернулась, встретили привычно и безропотно. В отличие от следующей:       – Со мной гость… – и не знаю, специально она это сделала или просто ещё не успела побороть волнение от нашего диалога и обстоятельств встречи, но то, каким тоном была произнесена фраза, однозначно заслуживало какой-нибудь премии в номинации «Самая смущённая и неловкая интонация».       Не удивительно, что лица Джонатана и Марты Кент, встретивших моё появление на кухне, были полны самого неподдельного и живейшего интереса.       – Доброго утра, – обозначаю вежливый поклон пожилым людям. – Прошу прощения, что без приглашения, надеюсь, я не сильно помешал?       – Нет, что вы? Проходите! – первой сориентировалась женщина с налётом безвредно подступающей старости во внешнем виде. Волосы её уже почти полностью поседели, лицо изрезали морщины, но по всему было видно, что это её нисколько не волнует и она совсем не пытается гнаться за ушедшей молодостью путём красок для волос, макияжей и подбором импозантного гардероба.       – Вы… её друг с работы? – взял слово всё ещё крепкий, но уже начавший увядать мужчина, глядя на мою униформу Корпуса. Седина сильно побила его уже слегка поредевшие волосы, да и бывшая когда-то действительно могучей фигура явно сильно усохла на фоне прошлых лет, очки на носу также не добавляли ему молодости.       – Можно и так сказать, – улыбаюсь, развеивая облачение из энергии Кольца Силы, оставаясь в повседневной одежде, представляющей собой «прикид плохого парня», как окрестила это Барбара. – Я тут оказался неподалёку, и Кара была столь любезна пригласить меня на чашечку кофе, надеюсь, вы не против?       – Разумеется, нет, мы всегда рады друзьям Кары, – улыбнулся мужчина, бросая на ту удивлённый, но в то же время «понимающий» взгляд из-под очков, от которого у девушки опять забегали глаза, а на лицо вылезла неловкая улыбочка.       – Я… сейчас, – пробормотала криптонка и ушла на ускорении прямо сквозь открытое окно, в очередной раз подтвердив для меня, что её миниюбка ну совсем ничего не скрывает при полёте. Секунда… – Я вернулась! – пролезла обратно и встала на прежнем месте Кара уже в «приличной» одежде из джинсовых брюк и кофточки, которые поправляла прямо на ходу, чем заработала от меня вопросительный взгляд. Взгляд она заметила, поняла, что её ускоренные перемещения я прекрасно наблюдал в нормальном темпе, и тут же залилась краской до ушей.       – Эм… – Марта переглянулась с мужем. – Кара, может быть, ты предложишь своему другу, кроме кофе, ещё и клубничный пирог?       – А он будет? – с истинно детской непосредственностью удивилась девушка и получила в ответ два ну очень выразительных взгляда. – Ам… В смысле, ты будешь? – спохватилась криптонка, поворачиваясь ко мне с улыбкой, взявшей новую грань неловкости. – Правда, он вчерашний, но очень вкусный!       – С удовольствием.       – Сейчас подогрею!       – Кара, что о нас подумает молодой человек? Ты — будущая хозяйка и должна правильно оказывать гостеприимство, – ужаснулась приёмная мать Кларка.       – Что сейчас не так? – не поняла Зор-Эл.       – Чай или кофе, – одними губами прошептала женщина, сверкая на девчонку «страшными глазами».       – Так тебе чаю или кофе? – старательно пытаясь делать вид, что прошлого разговора не было, принялась «обихаживать гостя» девушка.       – Кофе, если не сложно.       – Конечно, – и Супергёрл на ускорении полезла за банкой растворимой бурды, что по какому-то недоразумению называется так же, как и благородный напиток. Нет, я не привереда и прекрасно знаю, что растворимый кофе бывает очень неплох, но тут была именно дешёвая бурда прямиком из каких-нибудь пятидесятых годов, когда растворимое кофе только появилось на прилавках. Видимо, при выборе сорта в фермерах говорили привычки… Ну ладно, по крайней мере, она старается.       – Давай знакомиться, парень, – пока смазанный вихрь носился по кухне, а потом нервно пританцовывал у чайника и микроволновки, старательно избегая смотреть мне в глаза, начал разговор глава семейства. – Я Джонатан Кент, но можно просто Джон.       – Эрик, – отрекомендовался я в ответ.       – Так давно ты знаком с Карой? – в лоб спросил фермер.       – Чуть больше года.       – О, в самом деле? – чуточку переигрывая, удивилась Марта. – А вот она нам совсем не рассказывает о своих друзьях, – на бедную смущённую девушку взглянули с некоторым укором.       – Что поделать? – развожу руками. – Конспирация.       – Да, понимаю, – покивал Джон, после чего, в чисто фермерской манере, то есть без лишнего стеснения, задал следующий вопрос:       – И насколько у вас всё серьёзно?       – Дядя! Ты всё не так понял! – свекольного оттенка ураганчик встал между нами, закрутив руками в жесте, требующем остановиться.       – В самом деле? – коротко глянув на жену, недоверчиво переспросил Кент.       – Да!       – Она не врёт, – с мягкой улыбкой вклинился я. – В наших отношениях нет ничего предосудительного.       – А в чём заключаются ваши отношения? – приняла эстафету Марта.       – Ну… мы, в некотором смысле, коллеги… И я предложил ей кольцо.       – О! – Джонатан даже открыл рот.       – А?! – Кара открыла рот куда шире.       – И… что она? – в волнении продолжила Марта.       – И она его приняла, – я улыбнулся чуть шире, – к моему огромному удовольствию.       – И ты молчала?! – негодующе-удивлённый возглас «тёти» обрушился на девочку.       – Т-тётя, д-дядя, всё не так! Он не это имел в виду!       – Так кольцо было или нет? – поправив очки и утерев испарину на лбу, уточнил мужчина.       – Было, но…       – И ты его приняла? – не дала блондинке и слова молвить женщина.       – Да, но ведь… – бедная, бедная Кара, а этот взгляд несчастного щеночка, что она бросает в мою сторону. – Ты это специально! – обиженно вытянув ручки вдоль боков, насела на меня девушка, даже поднявшись в воздух на десяток сантиметров.       – Ничего не могу с собой поделать, – покаянно развожу руками, – ты так забавно реагируешь.       – Э-э-эй! Так нельзя! – ещё сильнее скуксилась красавица.       – Ты легко могла всего этого избежать одной фразой, всего лишь представив меня нормально. Но, похоже, кому-то понравилась идея пощекотать себе нервы, так что нечего на меня дуться, – положив руку ей на голову, легко взъерошиваю золотистые волосы, – любительница острых ощущений.       – Н-неправда! – вновь вспыхнула от щёк до ушей девушка.       – Врать в глаза Богу — плохо, он за это может лишить подарков на Рождество, – шутливо пожурил я эту очаровашку, краем глаза наслаждаясь реакцией Кентов. – Кстати, Кларк, – поднимаю взор к потолку, – раз уж меня записали в женихи твоей старше-младшей кузины, не поможешь объясниться с родственниками?       Не успел ещё отзвучать последний слог, как всклокоченный Супермен уже был внизу и, судя по его решительно настроенному лицу, спросонья уже приготовился то ли сразу пыль из жениха выбивать, то ли устраивать допрос с пристрастием образовавшейся парочке. Но тут его взгляд упал на меня.       – Эмрой? – моргнул Супермен, окончательно просыпаясь. – Как ты здесь оказался?       – Да вот, решил заскочить переговорить с тобой по паре вопросов, а по пути встретил Кару, слово за слово — и она любезно согласилась угостить меня чашечкой кофе.       – Да! Всё так и было! – бодро закивала девушка.       – Эмрой? – переспросил Джонатан. – Это разве не…       – Это я. Бог Страха, Глава Корпуса своего имени и создатель всех Жёлтых Колец, а ещё дальний родственник ваших приёмных детей, – поочерёдно заглядываю в глаза фермерам. – Не обращайте внимания на внешность, я старше вас, просто тело медленно растёт.       – Бог Страха? Родственник? – ничего не понял мужчина, но если второе его просто несколько ошарашило, то вот первое точно изрядно обеспокоило — его опасения я чувствовал более чем отчётливо.       – Это довольно сложно, – решил я дать пояснения — оставлять о себе не лучшее впечатление в глазах Кента-старшего мне было не резон. – Я являюсь кем-то вроде «Правителя Страха», тем, кто, в некоторой степени, управляет этим элементом реальности.       – Но… вы не выглядите страшным, – переглянувшись с мужем и приёмным сыном, отметила Марта Кент.       – Мне и не обязательно быть страшным, – развожу руками и улыбаюсь. – Страх даёт мне силу, питает, но, приводя аналогию, не обязательно быть овощем, чтобы есть свёклу. Пусть пример весьма грубый, но общее представление даёт. Да и сам по себе Страх — это не что-то плохое, в конце концов, именно он не даёт людям прыгать головой вниз с обрыва или совать пальцы в мясорубку.       – То есть вы… – Джонатан поправил очки, уже полностью совладав с впечатлениями и пытаясь рационально разобраться в ситуации, – заряжаетесь от всяких фильмов ужасов, собеседований при устройстве на работу и каких-нибудь сессий со вступительными экзаменами?       – Классная идея! – аж присела на пару сантиметров Кара, уставившись пустым взглядом перед собой. – А я-то всё думала, как его заря… – тут она вспомнила, что не одна, бросила взгляд на Кентов, увидела у тех на лицах некую тень осуждения и тут же эмоционально «перековалась»: — Ты — Зло! Использовать страх, который охватывает студентов в эту пору — бесчеловечно!       – Ты так говоришь, словно это я придумал экзамены, – с долей укоризны гляжу на девушку.       – А разве нет?       – … – я просто продолжил на неё смотреть с тем же выражением лица.       – Ах да… – спохватилась блондинка, мотнув головой.       В ответ Джонатан с Мартой, а чуть позже и я с Кларком рассмеялись, вызвав появление насупленно-недовольного выражения на лице девушки…       – Да ну вас! – надувшаяся криптонка обиженно сложила руки на груди и отвернулась.       – В любом случае, это так не работает, – отсмеявшись, покачал я головой. – Но вернёмся к цели моего визита, – тактично перевёл я тему, заодно «опустив» дальнейшие разъяснения касательного нашего родства с Суперменом и его кузиной. Не то чтобы это было чем-то сильно для них секретным или я не смог бы выдать правдоподобное объяснение, что сочетало бы это родство с тем, как меня поименовал Изайя, но «технических деталей» я бы предпочёл избежать. – Ты уже видел новости? – повернулся я к криптонцу.       – Нет, а что там? – уловив серьёзность моего тона, с недоумением ответил Кларк.       – Легче показать, – разворачиваю из жёлтой энергии голографический экран, подключаясь к спутниковому телевещанию и находя нужный ролик.       Пару минут все зрители с интересом следили за речью президента, потихоньку озадачиваясь. Правда, хозяйке дома это ничуть не помешало закончить подогрев пирога, нарезать его и обеспечить всем присутствующим горячие напитки, осуждающе косясь на Кару.       – Что скажешь? – по завершении просмотра поинтересовался я у Супермена.       – Это… довольно неожиданно, – осторожно начал он, – и… я даже не знаю. Я ведь действительно виноват, и такое прощение…       – Кларк, – погладила по плечу сына Марта, – ты ни в чём не виноват, ты же сам нам рассказывал, что это был не ты.       – Да, но всё-таки…       – Никаких «всё-таки», – поддержал я женщину, – тебя просто подставили, пусть и более технологично.       – То есть мне стоит прийти и получить эту амнистию? – пусть он и спрашивал, но судя по радости в голосе, Супермен был очень не против такого хода. Неприятно, пусть и ожидаемо.       – Я бы не стал торопиться, – взяв чашку, делаю глоток коричневого напитка. Растворимая гадость была изрядно облагорожена натуральным фермерским молоком и ложкой сахара, так что пить получалось даже не через силу, хотя, если так подумать, лучше бы я выпил одного молока…       – Почему? – удивлённо вскинул брови криптонец. Судя по лицам, Кенты-старшие тоже проблемы не видели, как и Кара.       – Потому что политика… – ответ явно их не удовлетворил. – Вот сразу видно людей, что не работали с крупным бизнесом, политиканами и профсоюзами…       – Так объясни, чего там не так? – попросила Кара, а вот судя по нахмуренным бровям Кларка, тот, едва отбросив радость от известия о «прощении» и начав задействовать голову, уже что-то осознал или выдвинул соответствующие предположения, что ему не понравились.       – Начнём с формулировки. «Амнистия». Но амнистия означает, буквально, «прощение», «помилование». А за что прощать Супермена, если они в том же обращении утверждают, что он невиновен?       – Хм… действительно, странно, – согласилась девушка, – но, может, это просто случайная оговорка?       – На таком уровне случайности маловероятны, а даже если и есть, это уже тревожный звоночек, к тому же мы ещё не добрались до самого интересного.       – Интересного? – не понял Джонатан.       – Статус Кларка. Я понимаю, что мы с вами ещё плохо знакомы и всё это довольно внезапно, но как люди, давно во всём этом замешанные, вы должны понимать особенности нашего образа жизни. До недавнего времени Супермен был одиночкой, пусть и очень могущественным, но представляющим только себя и отвечающим только за свои действия, однако теперь он — часть организации, каждый член которой способен уничтожить планету. Я не шучу — Кольцо Силы на полном заряде более чем способно сдвинуть Землю с орбиты, не говоря уже о Луне, да и других способов устроить глобальную катастрофу существует масса, начиная от банального перехвата управления «ядерным чемоданчиком» и инициации глобальной ядерной войны передачей нужного сигнала по инстанции.       – Кольцо так может? – зависла в воздухе Супергёрл.       – Да. Хотя конкретно о ядерной войне я уже давно позаботился, обеспечив, чтобы ракеты никуда не полетели даже при реальном сигнале с чемоданчика. Как, впрочем, и о ряде других неприятных вариантов, но суть не в этом. Суть в том, что Кларк хоть и скромный парень, но в Корпусе он один из сильнейших бойцов и, коли на то пошло, самый очевидный глава, если со мной что-то случится. А вот теперь представьте себе картину, где… ну, назовём это «вице-президент крупной международной корпорации» бежит на ковёр к вождю племени каких-то зулусов, потому как они простили его за то, чего он никогда и не делал. Представили?       – Я бы не сказал, что мне нравится, когда сильнейшее государство на Земле равняют с каким-то африканским племенем… – заметил Джонатан, но так… без огонька. Вероятно, он был искренним патриотом, но всё же реалистом.       – Понимаю вас, но даже без Кольца Кларк способен скинуть Луну на поверхность Земли, так что «африканское племя» – это ещё лестная оценка для примера соотношения сил. И это факт. Как и то, что на данный момент ни у кого на Земле нет даже видимости влияния на Супермена и Корпус. Мы вне системы, что позволяет выступать нам миротворцами и третьей, не заинтересованной стороной в любом споре, пусть с последним к нам пока и не обращаются. Но сам факт, что такой представитель Корпуса, как Супермен, берёт и прибегает на зов «говорящей головы» из Вашингтона едва ли не с тапочками в зубах, может полностью разрушить ещё толком не выстроившуюся систему. А уж как политики смогут использовать этот факт в своих интересах… ай, да чего там, достаточно достать учебник по истории и открыть там параграф «Холодная Война» и «Гонка Вооружений».       – Ты не преувеличиваешь, парень? – спросил Джонатан. – Не то чтобы я любил этих говорунов из Белого Дома, но это как-то слишком.       – Как бы не преуменьшаю. Просто такое «приглашение» – это лишь первая попытка, прощупывание почвы и желание сорвать сразу джекпот. Думаю, в скором времени могут последовать аналогичные «приглашения» и для других членов Корпуса, начиная от Флэша и заканчивая Супергёрл. Так или иначе, но система начнёт реагировать на возникновение в своём ареале обитания неизвестной силы. На разрозненных одиночек она ещё была способна закрывать глаза, тем более когда те эту систему, фактически, защищают, но когда независимые одиночки собираются в стаю, для системы это как красная тряпка для быка. Я не заставляю членов Корпуса друг с другом дружить или работать вместе, но при этом любой может выйти на общую частоту и сказать что-то вроде: «Ребят, меня тут зажимают, помогите, кому не сложно», а это совершенно другой уровень. Теперь невозможно планировать разобраться с каким-то одним супергероем, если тот влезет в тёмные делишки правительства, и быть уверенным, что остальные на это никак не среагируют. Ставки чудовищно поднялись, и системе срочно нужно обозначить свою власть над новым игроком, для чего она сейчас и играет на чувстве вины Супермена, его воспитании и патриотизме.       – С трудом верится, – нахмурился криптонец, – но я уже успел убедиться, что в этих делах ты понимаешь много больше моего, Эмрой.       – К сожалению, не я один, – делаю ещё один глоток, – есть немалая положительная вероятность, что за этим приглашением стоит Лутор, хотя он хорошо подчистил следы.       – Этот яйцеголовый?! – возмутилась Кара. – Да он спит и видит, как бы нас прикончить, а ещё лучше — запереть в лаборатории и пустить на опыты!       – Всё так, но и вариант подчинения его тоже устроит. Прибытие Кларка к назначенному времени и месту как раз и будет знаком о готовности подчиняться, а там уж он придумает, как надавить дальше — шажок за шажком навязывая обязательства и вытягивая обещания.       – Тогда что ты предлагаешь делать? – поднял на меня задумчивый взгляд журналист с интересным хобби.       – Ничего, – пожимаю плечами.       – То есть как — ничего? – степень недоумения мисс Зор-Эл выразилась в наклоне всего корпуса на тридцать градусов — она всё ещё висела в воздухе над полом.       – Вот так вот. Ничего. Вице-президенту нет смысла даже реагировать на писки зулусов, – видя начавшее появляться на лице Супермена недовольство, я чуть подсластил пилюлю. – И вообще, всё это началась с усилий твоей подружки Лоис Лэйн. Именно она сообщила миру, что Супермен был под контролем, вот пусть он ей и передаст благодарность, заодно дав эксклюзивное интервью общим смыслом: «Честные журналисты — forever, крикливые политики, вешающие ярлыки прежде, чем разобраться — фу!» Но только как «частное лицо», Корпус прошу вообще не упоминать.       – Она точно захочет о нём поговорить, – Кларк очень неплохо знал свою женщину, так что в её реакциях не сомневался. – Быть может, ты…       – Нет-нет-нет, – поднял я руки в защищающемся жесте, – твоя журналистка — твоё интервью, а я как-нибудь проживу без полусотни каверзных вопросов, любой ответ на которые можно наделить десятком непредвиденных смыслов. Это тебе хорошо — ты её много раз спасал, тебя она пожалеет, а я для неё — подозрительный тип, которого надо вывести на чистую воду. Ну, ты её знаешь.       – Люди имеют право знать, – процитировал криптонец, и кривоватая улыбка на его лице лучше любых слов показывала, что я попал в точку.       – Вот-вот. В общем, я повременю с интервью, пока не найду себе свою журналистку, – подмигиваю Каре, вновь вгоняя её в краску. Дальше, правда, развить тему и в очередной раз разрядить обстановку я не успел. Колечко на пальчике означенной девушки призывно засияло в неуловимом человеческом зрении диапазоне. Криптонка рефлекторно приняла вызов, и я услышал голос дочки одного ответственного комиссара полиции.       – Привет, я тебя не отвлекаю?       – Привет… – Кара опустилась на ноги, переступив с носка на носок. – Сейчас не лучшее время, я немного занята.       – Ладно, тогда я быстро! Пойдёшь на рок-фестиваль через час? У меня сегодня целый день свободен и папа на работе — успеем оттянуться! Будет весело!       – Н-ну, я не знаю, – правда, одновременно с ответом девушка скорчила жалостливую мордашку, которую и продемонстрировала чете Кентов-старших. Те переглянулись, дружно закатили глаза и столь же дружно кивнули, давая своё согласие, – но, наверное, можно!       – Отлично, тогда встречаемся в ста тридцати километрах к юго-западу от Готэма, сейчас скину координаты!       – Хорошо, – согласилась криптонка. – Давай позже созвонимся и всё обсудим, а сейчас мне пора.       – Окей, тогда до созвона! – и связь прервалась.       – Хм… – я задумался, какова вероятность того, что это будут два разных рок-фестиваля, проводимых в одно и то же время? – Кара, один момент…       – Что? Надеюсь, это не входит в эту вашу «политику» и подбор рычагов влияния на Корпус? – с беспокойством спросила девушка, пролететь мимо молодёжной тусовки ей точно не хотелось.       – Нет, просто если случайно встретите двух беглых суперзлодеек с зеленоватой и голубой кожей, пожалуйста, не устраивайте погром.       – И что две преступницы будут делать на концерте? – Кларк вновь нахмурился.       – Слушать музыку, знакомиться с людьми, не знаю, что ещё там молодёжь обычно делает в таких случаях…       – Секундочку, а почему мы должны их там встретить? – моргнула Кара.       – Я отпустил их с процедур под честное слово. Да, Кларк, одна из них — это Лесли Уиллис, и не смотри на меня так, во время вторжения она спасла кучу людей, сражаясь с войсками Апоколипса наравне со всеми.       – Но она же преступница? – уже не так уверенно возразила Супергёрл.       – Сейчас она — законопослушный электрик, – установилась тишина, взгляды суперсемейки были направлены на меня и синхронно выражали одно и то же чувство «ты это серьезно?!» – Что? Найти нормального электрика для работы в космосе — это сложно.       – Н-да, сегодня прямо день откровений какой-то, – взлохматила свои золотистые волосы Кара. – Ну ладно, если ты говоришь, что с ними всё в порядке, то нам не о чем беспокоиться, – Кларк в подтверждение кивнул, его мысли сейчас явно большей частью были уже сосредоточены на предстоящем интервью.       – А что за оборудование у вас в космосе, м-м-м… Эрик? – не забыл моего представления Джонатан, как и не постеснялся его использовать. Хотя, чего ему стесняться? Его сын — Супермен.       – Спутники, несколько баз, станций слежения, пара городов на лунах Юпитера для членов семей Корпуса, которые пожелают жить без пристального внимания земных спецслужб. Инфраструктура пока только разворачивается, но работы хватает, – присев за стол, беру в руки кусочек пирога. Все серьёзные вопросы были обсуждены, цели намечены, нюансы обозначены, противодействия со стороны Супермена не встречено, а значит, беседа удалась, теперь можно немного отдохнуть и отдать должное и в самом деле очень недурственному пирогу. – Когда всё будет готово, сможете слетать — посмотреть… Примечания:       *(1) Мы не сторонники адаптивного перевода имён собственных, как и перевода их вообще, и за Нордскол вместо Нортренда, Трелля вместо Тралла и Бильбо Сумкинса вместо Бильбо Бэггинса, не говоря уже про всяких Долгопупсов и Пуффендуев, на полном серьёзе желаем нашим надмозгам долгой и мучительной смерти. Хотя мы в курсе, что их реально учат на уровне профильного образования и внутренней цеховой тусовки, что «говорящие имена» надо переводить и адаптировать, ибо без этого, якобы, не будет донесена мысль автора, кою он вкладывал в данные имена. Тем не менее, как авторы и читатели, мы считаем, что за подобную хрень надо гнать из профессии ссаными тряпками.       Однако…       В любом правиле есть исключение.       Есть оно и в наших убеждениях.       Суть в том, что настоящее имя принцессы — «Пердита», и несмотря на то, что это реально существующее женское имя, пусть лучше будет так, потому как «буквальное» его произношение на русский манер звучит просто неприлично. И вообще, Дриззт До’Урден подтверждает, что порой адаптивный перевод имён всё-таки уместен.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.