Выжить - только первый шаг +132

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сверхъестественное

Автор оригинала:
Cheryl W
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/9141697/1/Surviving-is-Just-Step-One

Основные персонажи:
Бенджамин Лафитт (Бенни), Дин Винчестер, Кастиэль (Кастиил, Кас), Сэм Винчестер
Пэйринг:
Дин, Сэм, Бенни, Кас, ОМП и ОЖП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Экшн (action), Hurt/comfort
Размер:
Макси, 259 страниц, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за удовольствие! » от Тараканы в моей голове танцуют румбу
«Просто невероятная работа❤» от nastybulega
Описание:
Последнее место на Земле, где Дин хотел бы оказаться, - это лес, в котором они с братом охотятся на вендиго. Но когда Сэм понимает это, поворачивать назад уже слишком поздно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
События разворачиваются после того, как Сэм отказывается продолжать отношения с Амелией, а Дин принимает решение не встречаться больше с Бенни. Братья работают вместе над делом, но между ними по-прежнему не все гладко.


От переводчиков: В фике имеет место авторский взгляд на характер Сэма, который кому-то может показаться ООСом. Переводчики не претендуют на истину в последней инстанции, но, если что, вы предупреждены.

Глава 24. Другая сторона поля боя

3 мая 2017, 11:54
Правило № 23: Иногда нужно начать войну, потому что порой мир можно найти только с другой стороны поля боя.


Настоящее время

Когда Дин замолчал, Сэм почувствовал, что сам не знает, чего же ему хочется в первую очередь: зареветь, или обнять Дина, или же позвонить Касу, даже Бенни, и поблагодарить их обоих за то, что они спасли его брата, помогли ему выжить, вернуться.

- Дин... я... они... - он замолк, так и не подобрав слова. Понимание, насколько близок он был к тому, чтобы потерять Дина окончательно, окатило его ледяным потоком. Он сам никогда не ожидал, что будет испытывать такую искреннюю благодарность к Бенни и Касу за то, что они не позволили этому случиться, за то, что сражались за Дина так же самоотверженно, как он сам делал бы это. Но вдруг одна кошмарная мысль затмила все остальные.

- Это был только один из дней?!

Услышав панику в голосе брата, Дин изобразил на лице свою фирменную ухмылку:

- Не хотел утомлять тебя. Хватит и пятерки моих фаворитов.

Но в действительности ему было стыдно: вместо того, чтобы начать с событий попроще, он сразу же вывалил на Сэма подробности того конкретного дня. Словно проверял таким способом Сэма на верность – не станет ли он презирать его, узнав о его слабости. Ведь все дело в преданности Сэма, не так ли? – с издевкой спросил он сам себя, понимая, что вопросы доверия для него самого очень больная тема.

- Пятерки фаворитов? - повторил Сэм, и его страх, вместо того, чтобы рассеяться, начал расти. - Ты хочешь сказать, что это было не самое худшее?

Сэм не был уверен, что он сможет узнать об оставшейся четверке в списке Дина и не сломать что-нибудь, или не потерять скудный завтрак, который он заставил себя съесть несколько часов назад.

Вопрос Сэма заставил Дина вспомнить свое появление в Чистилище, когда Кас внезапно исчез. Вспомнить, как страх сковал его изнутри, практически обездвижил, страх, что Кас не выжил. Так что да, тот день не был худшим, но определенно занимал второе место. Заставив себя вернуться в реальность, он посмотрел на Сэма и мягко ответил:

- Просто я оцениваю по пятибалльной шкале.

Но Сэм понимал, что это не так. Холодный пот выступил на его спине, когда он осознал, что рассказанное было еще не самым худшим, что довелось пережить Дину в Чистилище, что не этот случай заставил брата подойти к смерти максимально близко, и не он пугал его сильнее всего. Почти оттолкнув стул, Сэм даже не шагнул, а буквально упал на кровать у ног Дина, потому что ему вдруг физически потребовалась близость брата, чтобы успокоиться.

- И ты считаешь, что какая-то часть произошедшего была твоей ошибкой?! - почти проорал он, все еще не веря, что даже гипотетическая возможность вины Дина может стать для него убедительным доказательством.

- Сэм, не... - начал Дин. Он не был готов к такому ярому заступничеству Сэма. Его мечтания чуть не стоили друзьям жизни.

- То, что ты снова влип в неприятности, не означает, что ты их заслужил или что ты облажался, - заявил Сэм в надежде, что Дин поймет эту истину.

- Правильно, поэтому больше всего не везет тем, кто находится рядом со мной, - кисло отозвался Дин. Он лучше чем кто-либо знал реальный счет, даже если Сэм пытался подделать статистику. - Ладно тебе, Сэм, это простая причина и следствие. Я облажался и навлек беду не только на себя, но и на Каса и Бенни.

- Ты, наверное, забыл, что, вопреки моей шутке, ты не сделал ничего, чтобы разозлить гусениц. Они сами выбрали тебя, чтобы сожрать, как и упыри. Ты же со своей стороны не делал ничего, чтобы спровоцировать их.

Сэм расстроено кивнул головой и продолжил:

- И неважно, какую случайную неудачу ты, как тебе кажется, навлекаешь на других, ты всегда попадаешь под основной удар.

Замолчав, Сэм в очередной раз мысленно выматерил Судьбу за постоянную жестокость к своему брату.

- Ага, и все, кто хотел вытащить меня из этих неприятностей, умирали, - жестко напомнил Дин. Сэм и сам не раз становился жертвой этой закономерности. Что говорить, даже не Сэм был первым или последним в этом списке. В нем находилось еще много имен, всех тех, кто совершил роковую ошибку, считая жизнь Дина достойной спасения, тех, кто при этом лишился собственной жизни.

Сэм вполне представлял себе список, который Дин составил в своей голове, и он был уверен, что первой строчкой там значится их отец. Сжав край рубашки Дина в кулак, он несильно встряхнул его, достаточно, чтобы заставить брата взглянуть на него, увидеть его.

- Их выбор, Дин, выбор Бенни и Каса. Мой выбор, когда Мак и остальные повернулись к тебе спиной. Ты не заставлял никого из нас.

Осознав, что брат так и не собирается ему поверить, Сэм со смешком продолжил:

- Может быть, все дело в том, что ты и вправду такой неотразимый, как всегда и заявлял.

Ответная улыбка Дина была едва заметной, но все же она была. И именно она убедила Сэма в том, что Дин искренне пытается принять его слова, простить себя.

Я каждый день буду убеждаться, что он понимает, где находится, - поклялся Сэм сам себе. Через мгновение он с удивлением осознал, что улыбается: теперь у него точно появилась такая возможность, у него и у Дина. И спасибо за это следует сказать опальному ангелу, исправившемуся вампиру, брату, который слишком упрям, чтобы сдаться, тому, что иногда помилование дается тем, кто его совершенно не заслужил.

Мне, например, - заключил мысленно Сэм. Но он примет этот «подарок» без колебаний, и он будет ценить тот факт, что ему удалось вернуть Дина.

Он похлопал Дина по ноге.

- Как насчет того, чтобы немного поспать?

Дин был упертым, да, но не непобедимым, и время от времени тоже нуждался в заботе. И я с радостью возьмусь за эту работу. Если Дин мне позволит.

- Сеанс окончен? - саркастически поинтересовался Дин, но в его глазах светилась благодарность Сэму за заботу и усилия, за незаслуженное, но такое долгожданное прощение.

Сэм ухмыльнулся. Никогда он не радовался ехидству Дина, как тогда, когда в любой момент все может стать тяжелым и странным.

- На сегодня да, - небрежно ответил он, но взгляд его многозначительно задержался на лице брата, в надежде на то, что Дин сможет прочитать между строк, сможет догадаться, что Сэм готов выслушать его в любое время, когда тому захочется поговорить, хоть посреди ночи. Хотя, конечно же, тогда его консультации будут стоить несколько дороже.

Дин приподнял брови.

- На сегодня, значит? Ты решил попробовать стать психиатром? Готов поспорить, ты посещал психологические занятия в колледже, купил кардиган и чуть не начал курить трубку.

- Чувак, кардиганы носит мистер Роджерс, трубку курит Шерлок Холмс, а вовсе не психиатры, - рассмеялся Сэм. - Ты настолько потерялся в поп-культуре, что я уже начинаю спрашивать себя, не ударился ли ты головой во время своего побега из больницы.

- Это ты ничего не смыслишь... - начал Дин, и Сэм улыбнулся еще шире, послав брату очередной насмешливый взгляд.

Пока Дин придумывал более остроумную реплику, Сэм легонько похлопал его по груди.

- Остановись, Дин, пожалей клетки своего мозга.

Но тут же на его лице отразилось волнение.

- Тебе помочь добраться до ванной комнаты? А может быть, ты поесть хочешь? - спросил он, выругав себя за то, что совсем забыл о том, что у Дина могут быть другие потребности.

Как выяснилось, он был прав.

- Мне надо отлить, - неохотно признал Дин и, не дав Сэму открыть рот, быстро оборвал последующую фразу:

- И сразу – нет, мне не нужна помощь.

В доказательство Дин тут же принялся выбираться с кровати, надеясь, что его вид не позволит Сэму догадаться, что легкое одеяло весило для него тяжелее тонны угля. Когда ему удалось справиться с этой задачей, он почувствовал себя липким и холодным, как будто только что вышел из иглу на Южном полюсе.

Несмотря на все старания Дина, от Сэма не укрылись ни его мелко дрожащие руки, ни пот на его лбу, ни те усилия, которые Дину пришлось приложить, чтобы просто сбросить одеяло. Он заметил и болезненную заминку в дыхании брата, когда тот попытался перекатиться на другую сторону кровати.

Так легко, почти мучительно легко было предотвратить движение Дина, достаточно оказалось лишь слабого давления руки Сэма на его плечо, чтобы уложить его, ужасно слабого, обратно на кровать, прекратить его болезненные усилия. И чтобы смягчить происходящее, Сэм наклонился, заглянул Дину в глаза и произнес тихим, но не допускающим возражений тоном:

- Я помогу, и это не обсуждается.

Дин, как и ожидалось, тут же завелся, хоть и дышал еле-еле и сам дрожал от усталости после мизерного движения.

- Я вышел из больницы в полном одиночестве, Сэм. Мне не нужна помощь, чтобы добраться до глупой ванной комнаты.

- Да, и чудо, что ты не отключился. Черт возьми, насколько тебе повезло, что тебя не нашли без сознания в каком-нибудь пустом коридоре... или в лифте... А если бы ты вышел через другую дверь...

Сэм закусил губу, вынуждая себя остановиться, сдержать свои эмоции. Он и сам не знал, что страшнее: обнаружить брата без сознания или узнать, что Дин уже сел в такси и уехал в неизвестном направлении.

Дин не мог не услышать дрожь в голосе Сэма, не мог не понять, как близок сейчас к краю его брат. Сэм слишком сильно заботится обо мне, незаслуженно сильно. Поэтому он решил сдаться, но себе он не изменил.

- Хорошо, Сэм, помоги мне.

То, как поменялось выражение лица Сэма – от огорчения и задумчивости к благодарности – буквально за пару секунд, просто поразило.

- Но дверь я все-таки закрою, - категорически заявил Дин.

Сэм в шутливом жесте поднял руки и хитро улыбнулся.

- Так и быть.

Дин хорошо знал эту улыбку и поэтому взглянул на Сэма подозрительно. Сэм приблизился к нему и осторожно помог подняться, и Дин неожиданно понял, что не может справиться с новым натиском боли. Как ни бережно было касание Сэма, пока он медленно поднимал его в вертикальное положение, боль все равно пришла, заполонив все белым светом и заглушив слова Сэма.

- Дин! Черт... Эй, не отключайся! Оставайся со мной, - вскрикнул Сэм, когда Дин почти упал вперед, прямо в его руки, и инстинктивно прижал брата к себе. Дин промолчал, продолжая дрожать, и это снова напомнило Сэму, что не только Кас и Бенни почти потеряли Дина.

Этот страх заставил его прижать к себе Дина еще сильнее.

Прикосновения Сэма позволили Дину вновь сориентироваться в пространстве, определить, где верх, где низ, как правильно и как неправильно, снова вернули его обратно в мир живых.

- Полегче со своими осьминожьими объятьями, Сэмми, иначе потребность попасть в туалет перестанет быть проблемой, - пробормотал он в рубашку Сэма, прекрасно понимая, что вообще-то это он практически упал на грудь брата и что даже сейчас он не делает абсолютно никаких попыток выбраться из его хватки.

Лишь когда Дин попытался сострить, Сэм позволил себе немного расслабиться, выдохнуть и прикрыть глаза, наслаждаясь осознанием того, что брат жив и с ним. Я не потеряю его, убеждал он себя снова и снова и лишь потом нашел в себе силы отойти от Дина, немного, только чтобы взглянуть на его лицо.

Хотя лицо Дина было заметно бледнее, чем минутой ранее, от Сэма не укрылось, насколько удивленным выглядел его брат. Он действительно не ожидал, что Сэм успеет поймать его, что не упустит шанса обнять украдкой, чтобы унять надвигающуюся панику.

- Значит, тебе не нужна моя помощь? - поддразнил Сэм.

- Просто попытался потешить твое эго, - возразил Дин, с облегчением понимая, что боль немного отпускает.

Сэм заглушил смешок.

- Да, конечно, - и снова внимательно осмотрел Дина.

- Ты готов попробовать еще раз? - спросил он, надеясь, что Дин, теперь трезво оценив свое состояние, не будет бравировать и отнесется к этому предложению с большим благоразумием.

Дин кивнул. Если что-то пошло бы не так, рядом был Сэм, который поймал бы его.

Доверие, отразившееся в глазах Дина, не осталось незамеченным для Сэма, и он надеялся, что Дин проигнорировал его практически рывок, когда он бросился к брату, помогая тому подняться на ноги. Дин пошатнулся, но сумел удержаться и лишь сильнее сжал в кулак рубашку Сэма. Вместе они сделали первый шаг, потом следующий, медленно, но решительно добираясь через комнату к двери ванной. Сэм провел Дина прямо в ванную и, прежде, чем Дин получил шанс высказывать претензии, помог ему упереться бедрами о край раковины. Он подождал еще несколько мгновений, чтобы убедиться, что Дин стоит на ногах достаточно крепко и поддержка ему больше не нужна, и только потом медленно, нехотя отпустил брата.

Он замер на пару мгновений, на случай, если Дин вдруг потерял бы равновесие, и тихо пробормотал:

- Я буду снаружи.

Не отрывая взгляда от брата, он вышел из ванной и нерешительно прикрыл за собой дверь.

Когда Сэм вышел, Дин наклонился ближе к раковине, одной рукой схватившись за ее край, другой упершись в стену, и надеялся, что тело на этот раз не предаст его. Он не сомневался, что Сэм наверняка сейчас дежурил у двери. Последнее, что Сэму было нужно - взламывать дверь и обнаружить его лежащим на полу. На сегодня этого дерьма оказалось уже достаточно, он уже соскребал Дина с тротуара. Конечно, если ему вдруг потребуется помощь, Сэм точно будет рядом, и эта уверенность придала Дину сил, приглушила боль, уменьшила головокружение и помогла устоять на собственных ногах. По крайней мере, достаточно долго, чтобы успеть сделать свое дело и крикнуть Сэму, чтобы тот принес ему сменную одежду, - которая появилась в ванной комнате подозрительно быстро, - футболку и спортивные брюки. И когда его рука потянулась, чтобы открыть дверь, Сэм, опередив его, бросился на помощь, словно родитель, наблюдающий за первыми шагами своего малыша.

Дин даже не стал протестовать, просто обхватил Сэма за талию, и они начали свой неловкий путь обратно к кровати, но он все равно не забыл сердито взглянуть на Сэма, когда брат практически уложил его в постель. В конце концов, у него еще осталась какая-то гордость. Даже после событий последних нескольких дней и всего этого дерьма, которое называется Чистилищем.


Чистилище


Потребовалось несколько очень долгих часов, чтобы Дин наконец смог снова двигаться самостоятельно. Только после этого Кас и Бенни его отпустили. Первые шаги, естественно, были неуверенными, но гораздо хуже оказалось то, что Кас и Бенни упорно подхватывали его под локти, словно боялись, что, стоит им отойти на шаг, Дин немедленно воткнется носом в землю. И даже когда они предоставили ему относительную свободу, они так тесно прижались к нему, что он не смог бы отклониться от прямой линии и не упереться в чье-нибудь плечо.

Однако Дин догадывался, что дело не только в его медлительности, Кас и Бенни тоже были в ненамного лучшей форме: только-только восстанавливали свои силы, и их раны затягивались не так быстро, как обычно. В целом, они все представляли собой пеструю компанию. И это если не принимать во внимание трупы гусениц, скрывающихся под одеждой Дина. В общем... забавно.

Поэтому, когда они подошли к относительно чистому водоему, Дин заявил, что собирается привести себя в порядок, и его голос явно давал понять, что он не приемлет ответ "нет" и не примет какой-либо помощи.

- На этот раз не пытайся подружиться с морскими монстрами, - сказал Бенни спине Дина.

- Выкуси! - бросил Дин через плечо.

- Может, позже, когда я проголодаюсь.

Дин лишь фыркнул, однако Кас нахмурился. Бенни, заметив это, хлопнул его по плечу.

- Расслабься, Кас. Это была маленькая вампирская шутка.

Кас, очевидно, не понял: он повернулся к Бенни и бросил на него тяжелый, усталый взгляд.

- То, что мы обсуждали раньше...

Даже после всего, что произошло за последние пару часов, Бенни не забыл их разговор.

- Значит, ты твердо решил не проходить через портал.

- Да. Я думаю, будет лучше, если Дин не узнает о моем решении. Пока, - Кас замолчал. Он понимал, что его решение - это попытка отсрочить боль, которую неизбежно нанесет его выбор Дину, попытка отсрочить нарастающий страх того, что сделает Дин, если узнает о том, что он задумал.

- Я обещаю хранить твой маленький секрет, если ты скажешь мне одну вещь, - Бенни внимательно смотрел на Каса, пока тот не кивнул в знак согласия. - Из тех крох, что я слышал от тебя и Дина, он живет далеко не безопасной жизнью в реальном мире, и надеяться он может только на ангела-хранителя и всякие защитные амулеты. Так как ты оправдаешь свое пребывание здесь, а не там, где он может нуждаться в твоей помощи?

Бенни ждал ответа. Возможно, это помогло бы ему оправдать не только поступок Каса, но и свой собственный, потому что Дин потребовал, чтобы они, выйдя из портала, пошли каждый своей дорогой и больше никогда не встретились снова. А он не знал, сможет ли сделать это, сможет ли вынести чувство вины, если что-то случится с Дином, потому что его не окажется рядом в решающий момент. Пусть даже и Дин сам этого захотел.

Кас понял все, что хотел сказать Бенни.

- С ним будет Сэм. Он позаботится о Дине.

Однако безусловная вера Каса не произвела на вампира никакого впечатления.

- Это даже... не смешно. Ты предлагаешь Дину заменить себя, ангела-хранителя, на охотника?! Прости, но я сомневаюсь, что это справедливый обмен. Сэм, конечно, брат Дина, но, поправь меня, если я ошибаюсь, он всего лишь человек, верно? А Дин... он же притягивает к себе худшие из возможных неприятностей. Даже я, столетний вампир, и ты, ангел, не видели ничего подобного.

- Сэм много раз защищал Дина, когда я не мог, он даже бросил вызов замыслу небес и властителю Ада, чтобы спасти его жизнь. Я потерял веру в большинство людей, но я по-прежнему верю, что Сэм всегда будет стремиться защитить Дина.

Бенни хитро взглянул на Каса.

- Стремиться, точно. Но получится ли у него - это совсем другое дело, - вампир невесело усмехнулся. - Знаешь, мне не так просто взять и поверить в способности Сэма превзойти нас в том, чтобы уберечь Дина.

Кас положил руку на его плечо и мягко сказал:

- Вовсе не твое доверие имеет значение, Бенни, - он заметил, как лицо Бенни исказилось, но закончил: - Дин сделал свой выбор.

Кас не сомневался в этом. Дин всегда выбирал Сэма.

Как бы Бенни ни пытался привыкнуть к этому, он ничего не смог поделать с чувством обиды. Он понимал, его дружба с Дином - ничто, по сравнению со связью Дина с братом.

- Да, наверное, так и есть, - тихо признался он, стряхнув руку Каса с плеча, и повернулся, чтобы уйти, чтобы хоть как-то отдалиться от ангела... и от Дина... ненадолго.

Кас успел заметить промелькнувшую боль в глазах Бенни: то, что Дин принял такое решение, вампир воспринял как предательство.

- Бенни, дело не в том, что Дин не доверяет тебе. Дело в том, что он не доверяет себе. Ради твоей же безопасности.

Бенни сердито фыркнул.

- Ради моей безопасности?! Это я здесь волк среди овец.

- Ага, да вот только брат Дина и такие же, как он, охотники сделают все возможное, чтобы уничтожить твой род. Ты будешь в большей опасности, находясь рядом с Дином, чем он - рядом с тобой, - объяснил Кас, желая донести до вампира самую вероятную реакцию Сэма на него.

- Ага, только почему-то Дин шагу ступить не может, чтобы не попасть в какую-то неприятность. И это наш мистер Осторожность и Безопасность? - огрызнулся Бенни. Кас мог быть сколько угодно убедительным, но он своими глазами видел шрамы Дина - достаточно, чтобы понять, что Дин, увидев что-то отвратительное и когтистое, даже не подумает тихонько спрятаться в сторонке и переждать опасность.

- Нет, - честно признался Кас. Бессмысленно было притворяться, что он не замечал склонности Дина по неосторожности нарываться на опасность.

Бенни устало провел рукой по лицу. Вздохнув, он решился на откровенность, и голос его задрожал от волнения:

- Просто я хочу быть рядом с Дином, когда ему потребуется моя помощь. Но он собирается оттолкнуть меня еще до того, как мы сделаем шаг в Портал.

Кас и сам знал, что, как бы Дин ни ценил верность и узы дружбы, он никогда не думал, что заслужил их. Он упрямо отказывался верить, что Бог заботился о нем, что он послал ангела, чтобы спасти его. В каждом из первых шагов Каса он видел подвох и манипуляцию. И даже после того, как кто-нибудь доказывал Дину свою преданность и привязанность, тот, страдая от новых потерь, старался оттолкнуть этого человека как можно дальше от себя. Принимал радикальные меры, чтобы оградить себя от горя.

- Речь идет не только о Сэме и его несомненно враждебном отношении к тебе, - произнес Кас, пристально глядя на Бенни. Он уже не сомневался, что вампир чувствует к Дину ту же глубокую привязанность и непоколебимую верность. - Дин верит, что он несет проклятье всем, кто переживает за него, и он старается разорвать все отношения до того, как они разрушат чью-то жизнь.

Кас знал, о чем говорил. Он все еще помнил, как Дин попросил его стереть любые намеки на его существование из памяти Лизы и Бена. Он решил, что их жизнь будет лучше, если они никогда не встретятся с ним. Ужасное заблуждение, с точки зрения Каса, но тогда он не решился отказать Дину.

С каждым новым словом Бенни все сильнее хмурился.

- Проклятье?! - возмущенно начал он. - Дин, может быть, и сам проклят с его выдающимся невезением, но быть проклятьем для других?! Да этот идиот спас мою жизнь, твою жизнь больше раз, чем я мог рассчитывать. И он прощает чужие ошибки. Лучший друг, который у меня когда-либо был, живой или мертвый. И он решил разорвать все связи со мной, потому что для меня так будет лучше?! Это просто идиотизм.

- На этот раз я с тобой полностью согласен, но убедить Дина - это совсем другое дело, - ответил Кас. Он не раз пробовал. - Единственный человек, которого Дин почти никогда не отталкивал от себя - это Сэм.

Бенни, все еще не убежденный, переступил с ноги на ногу.

- Итак, мы снова пришли к началу нашего разговора. Опять Сэм.

- Если ты спросишь меня, сможет ли Сэм в одиночку прикрывать спину Дину, когда тот вернется, ответ - да, сможет, - подтвердил Кас, между тем сам пытаясь проглотить страх, что в его отсутствие, отсутствие Бенни, Дин может пострадать. Потому что Сэм, как правильно указал Бенни, был всего лишь человеком. А Дин просто притягивает к себе опасность.

Но потом Кас вспомнил все, чем Сэм жертвовал ради Дина, что ставил на кон ради жизни брата. Даже то, что он, ангел Господень, считал невозможным. Главная вещь, которой его научили Винчестеры - это то, насколько глубокой и невообразимой могла быть любовь. Они пойдут друг ради друга на все. Все его остаточные сомнения рассеялись.

- Как бы яростно мы ни пытались защитить Дина, наши усилия будут выглядеть бледно в сравнении с жестокостью, с которой Сэм будет защищать своего брата. Я даже сомневаюсь, что и Дин представляет, насколько сильно брат оберегает его.

- Включая операцию по отрезанию моей головы, - закончил Бенни, но было видно, что слова Каса успокоили его, и он заметно расслабился.

- Да. Я считаю Сэма своим другом, но однажды он без колебаний ударил меня в спину ангельским клинком, когда понял, что я угрожаю жизни Дина, - кивнул Кас. Он нисколько не злился на Сэма за это, наоборот, был благодарен, что Сэм смог отвлечь его, пока сам он не причинил вреда Дину или даже Бобби.

- Полезно знать, - протянул Бенни, затем поднял взгляд на приближающегося к ним Дина. - Посмотри-ка, да теперь ты выглядишь просто шикарно!

Дин, к этому времени смывший остатки гусениц, тряхнул влажными волосами.

- Знаю, знаю, даже здесь я самый потрясающий.

- Ага, и самый скромный, - ехидно съязвил Бенни, поравнявшись плечом с Дином, в то время как Кас занял свое законное место у другого плеча. - Я тут подумал...

Дин бросил на Бенни косой взгляд.

- Не думал, что Чистилище преподнесет мне еще сюрпризы.

- Да пошел ты, - беззлобно отозвался Бенни. - Объясни мне только одну вещь. Почему, когда мы оказались в меню на барбекю упырей, ты решил, что это хорошая идея - пригласить еще и левиафанов?

- Это же их отвлекло, - быстро ответил Дин, не сводя взгляда с тропы, чтобы в очередной раз не завести ненароком себя и друзей в новую смертельную ловушку.

- И все чуть не превратилось в званый ужин, - проворчал Бенни себе под нос.

Понимая, что Бенни и Кас заслужили более подробные ответы на свои вопросы, особенно после того, как они слепо доверились ему и его сумасшедшему плану, Дин остановился и повернулся к Бенни лицом.

- Годзилла против Мотры.

Ни одному из его попутчиков эта фраза ничего не прояснила.

- Повтори? - сказал Бенни, хмурясь.

Вооружившись терпением, которое он, как правило, проявлял только к Сэмми, Дин пустился в пояснения:

- Когда перед тобой два комплекта сукиных детей, каждый из которых собирается тебя сожрать, иногда лучшее решение - натравить их друг на друга. Заставить Годзиллу сразиться с Мотрой и в хаосе сделать ноги.

Затем его лицо озарилось гордой улыбкой.

- Я узнал об этой маленькой хитрости от моего брата, когда ангелы захотели бросить меня обратно в ад.

Бенни кратко взглянул на Каса, готовый признать, что Сэм был далеко не новичком в борьбе со злом или, по крайней мере, являлся асом в поиске нестандартных способов спасения своего брата.

- Думаю, я должен поблагодарить его за то, что он научил тебя всему, что ты знаешь, - сказал он.

Дин не заставил себя ждать.

- Эй! Погоди-ка. Это единственная вещь, которой он меня научил. Единственная... Хорошо, может быть, таких вещей было пять, но остальному учил его я.

- Конечно, - протянул Бенни и обогнал Дина. - Тем более, что Сэма здесь нет, и некому опровергнуть твои враки.

- Враки?! - возмущенно повторил Дин, ускорив шаг, чтобы поравняться с Бенни. - Ну, давай-ка вспомним все приемчики, которым я научил тебя, и благодаря которым твоя вампирская голова все еще на плечах.

- Я пятьдесят лет обходился и без твоих занятий, - гордо ответил Бенни и не смог удержаться от насмешки. - И я, в отличие от некоторых, был достаточно умен, чтобы не вляпаться в кучу гусениц.

- Ха-ха три раза, - ехидно возразил Дин. Спустя добрых пять минут он снова заговорил.

- Я понимаю, почему ты расстроен, - он по-дружески похлопал по плечу Бенни. - Потому что однажды ты превратился в вампира, а сегодня мог бы быть уже... Бабочкопиром?

- Иди в задницу, - сказал Бенни, но Дин еще не почувствовал должного удовлетворения.

- Вампабочка, - продолжил он. Челюсть Бенни дрогнула. - Вампокрыл.

- Вампусеница, - спокойно добавил Кас, вызвав смешок у Дина и совершенно бесценный хмурый взгляд от Бенни.


Настоящее время


Удобно расположившись на кровати, Дин наблюдал, как Сэм укреплял комнату, словно считал, что прибытие сверхъестественных гостей не только возможно, но и ожидается.

Это способ Сэма снять стресс последних дней, - догадался Дин, - максимально обезопаситься и задраить люки.

Но все это было ни к чему, потому что Дин был уверен, что единственная защита, в которой он нуждается, - это присутствие его гигантского задумчивого младшего брата.

Когда Сэм проверил солевую линию у двери в третий раз, Дин не выдержал.

- Я не единственный здесь, кому стоит немного поспать, Сэмми, - крикнул он через разделяющий их дверной проем. Брат бросил на него полный пристальный взгляд, и у Дина затеплилась надежда, что ему удастся-таки поколебать Сэма. Ведь Сэм сам пообещал, когда они добирались до номера, что Дин сможет свободно им командовать.

- Может быть, ты и любишь походы, но, чувак, походы, кажется, не любят тебя. Ты выглядишь как дерьмо, - поддразнил он Сэма, обеспокоенно отмечая его изможденный и несколько неряшливый вид. Сэм выглядел так, будто не спал целый месяц, и его щепетильные задвиги чистюли, видимо, были отодвинуты в сторону и забыты, уступив место заботе и уходу за Дином.

- Ну да, - ехидно произнес Сэм, растягивая слова. Он оставил свой пост у двери и подошел к брату, - ведь это был обычный скучный поход. Не о чем писать домой.

Мысленно он перечислил все, что сделало этот поход "худшим из всех возможных". Я случайно притащил Дина в копию Чистилища, умудрился сделать его еще более напряженным и испуганным, чем когда он только вернулся. А еще он почти истек кровью. И я думал, что он умрет, а я ничего не смогу сделать, чтобы спасти его. Да, обычный скучный бойскаутский поход.

- Обычный поход для нас, - тихо подтвердил Дин и многозначительно посмотрел на Сэма, надеясь, что тот поймет, что все случившееся - не его вина. Это просто их жизнь. И было в этом что-то очень неправильное.

- Именно поэтому я ненавижу кемпинг.

- Дин, ты когда-нибудь вообще ходил в поход? Разбивал палатку, жарил зефир и не ждал каждую секунду, что за тобой придет кто-то очень голодный, - пошутил Сэм, но внутри кольнуло сожаление: походы, посиделки у костра, пикники – этого не было в детстве Дина. Его детством была безопасность, безопасность и еще раз безопасность.

Не желая, чтобы Дин ухватился за эту мысль и неосознанно вспомнил, что ему пришлось принести в жертву ради Сэма, отца, его мести за мать, Сэм с улыбкой быстро добавил:

- После этой поездки я, пожалуй, тоже включу кемпинг в мой официальный список "Чего не стоит повторять".

Не только кемпинг. Больше никогда не игнорировать, что Дин раздражен больше, чем обычно. Больше никогда не отдаляться от него. И, конечно, больше никогда не подходить так близко к тому, что потерять Дина. Никогда.

- Думаю, это имеет смысл, - кивнул Дин с умным видом, но не смог сдержать саркастичной улыбки. - Потому что в предыдущий раз ты ходил в поход, когда... женился на Бекки.

- Чувак, я никогда не ходил в походы, а в тот раз она меня просто околдовала! - в миллионный раз заявил Сэм, но, в конце концов, просто покачал головой, заметив, что улыбка Дина стала еще шире. - Ты никогда не перестанешь напоминать мне об этом, так ведь?

- Ну... пожалуй, нет, - самодовольно отозвался Дин, наслаждаясь мрачной гримасой Сэма. Он точно знал, что Сэм не злится на него, и получил подтверждение этому в следующую же секунду, когда язвительность в голосе Сэма сменилась на заботливые нотки.

- Вот отдохнешь, и мы с тобой посчитаем, сколько раз тебя зачаровывали.

Дин уже был готов начать протестовать, но Сэм продолжил:

- Заклинанием... или симпатичными девчонками.

Дину пришлось закрыть рот, и Сэм записал эту победу на свой счет. Откинувшись на спинку стула у кровати Дина, он приготовился вновь начать свое ночное бдение.

- Кровать, Сэм. Не стул, - Дин выразительно указал глазами на соседнюю кровать, которой после их заезда, очевидно, никто не пользовался. Сейчас Сэм мог исполнять обязанности няньки, но это не значило, что Дин перестал быть старшим братом.

Сэм не мог отрицать, что идея прилечь на горизонтальную поверхность звучала чудесно. Истощение скоро даст о себе знать, но в то же время он не мог позволить себе потерять бдительность, когда Дину в любую секунду может потребоваться его помощь.

- Почему бы тебе не показать мне пример?

В ответ на уловку Сэма Дин только фыркнул. Он не собирался поддаваться на манипуляции младшего брата, потому что прекрасно знал их все. Так же, как в детстве Сэм порой отказывался есть до тех пор, пока Дин не присоединялся к нему, это был один из способов Сэма заставить Дина позаботиться и о себе тоже. Сама по себе такая хитрость казалась Дину и милой, и забавной, до тех пор, пока она не исходила от Сэма.

- Хорошо, только убери этот жуткий взгляд фанатки Эдварда Каллена, - ответил Дин и, не сумев сдержаться, широко зевнул.

- Ладно, - просто согласился Сэм, но даже не пошевелился, чтобы встать со стула. Когда вдохи и выдохи Дина стали размеренными, Сэм перестал задерживать дыхание. Надо же, он и сам не осознавал этого. Вовсе не из-за того, что он думал, что Дин прогонит его. Он боялся, что брат будет бороться со сном, и, в конце концов, его воспоминания победят и снова вырвутся на поверхность.

Подавшись вперед, Сэм поправил одеяло, но не нашел в себе силы откинуться обратно на спинку стула и поднять руку, поэтому позволил ей лежать на предплечье брата, чтобы тот ощущал его присутствие. Он так и сидел, глядя на лицо Дина и молясь, чтобы оно не скоро омрачилось страхом и кошмарами. И если... когда они появятся, Сэм сделает все, что только сможет, чтобы развеять их, прежде, чем они зайдут слишком далеко.

Потому что это была его обязанность. Но более того, это было его право как брата, право, за которое он собирался бороться до последнего вздоха. Потому что он говорил Дину совершенно искренне: защищать брата - это его выбор, и как защищать брата - это тоже его выбор, даже если ему придется дежурить ночами у его постели. Дину просто придется смириться с этим. Потому что я никуда не уйду.


Настоящее время


К огромному облегчению Сэма, сон Дина был спокойным, и его кожа на утро была на ощупь скорее теплой, чем горячей. Но Сэм не ослабил своей гиперзаботливости и, не обращая внимания на хмурый вид Дина, принимающего обезболивающие и антибиотики, твердо заявил, что в течение этой недели они никуда не поедут. Дин не пришел в восторг от такой перспективы, но был еще слишком слаб, чтобы начать протестовать по-настоящему.

Однако Сэм не мог упиваться такой неспортивной победой. В комнате царило гнетущее молчание, пока Дин свыкался с временной потерей контроля, а Сэм учился быть жестоким, чтобы заботиться. Надеясь, что Дин еще немного подремлет, он не стал включать телевизор, вместо этого уселся перед ноутбуком и принялся взламывать систему регистрации вызовов о поиске и спасении службы экстренного реагирования. Он напрягся, когда Дин решился на совершенно неловкий разговор.

- Я понимаю, я был на лекарствах и все такое... - начал он. Почувствовав, что этого признания недостаточно, чтобы привлечь внимание Сэма, он продолжил:

- У меня в голове без конца крутится песня Металлики. Вообще-то для меня это нормально...

Сэм тут же вспомнил ту композицию, что напевал Дину в лесу, которую тот, как выяснилось, подсознательно слышал и запомнил.

Дин почувствовал, что внезапный интерес Сэма к теме разговора попахивает чувством вины. В замешательстве покачав головой, он продолжил, не переставая наблюдать за братом и его реакцией:

- И к этой песне постоянно примешивается еще одна... Я точно ее знаю, но не могу вспомнить...

О, черт, подумал Сэм. Он точно знал, какой именно мелодией заразил Дина во время своего вынужденного ночного концерта. Но никогда он не признается, что это была песня Смурфиков.

- Может быть, какая-нибудь попса? - пошутил он, получив в ответ недобрый взгляд от своего слишком-крутого-чтобы-слушать-попсу брата.

- Хорошая шутка, но нет, - ворчливо отозвался Дин и, прищурившись, вгляделся в Сэма. Попытка поюморить, этот нервный жест всегда выдавали его младшего брата, когда тот был чем-то смущен.

- Ты ведь не... я имею в виду... когда мы были в лесу, одни, и я... ну, я был в отключке, ты же не?..

Сэм поерзал на стуле и сделал вид, что ничего не понимает.

- Что?

Однако Дин мигом распознал фальшь в голосе Сэма.

- Ты делал это? Да? Ты мне пел? - недоверчиво спросил он, хоть в глубине души был тронут этим маленьким фактом.

Сэм категорично поднял вверх палец.

- Нет. Нет, я для тебя не пел.

На мгновение Дин встал в тупик, пока до него не дошло, что не песня играет в его голове... а просто музыка.

- Ты напевал мне мелодии Металлики, да? - спросил он наконец, и негодование в его голосе сменилось на настоящий восторг.

Понимая, что его поймали с поличным, Сэм закусил губу.

- Возможно.

Дин снова задумался.

- Ладно, с плейлистом Металлики мы разобрались, но другая песня – это тоже твоя заслуга? Ведь это же...

Дин сделал паузу и прислушался к своей мысленной назойливой мелодии.

- Я почти узнал ее, - взволнованно сообщил он Сэму. - Подожди, подожди, я думаю...

Дин медленно повернулся к Сэму, и на его лице появилось выражение искреннего отвращения.

- Это песня Смурфов, Сэм? Чувак, ты поселил в моей голове чертову песню Смурфов?!

- Эй, ты же сам говорил, что Смурфетта горячая! - отбрил его Сэм.

- Неправда, - запротестовал Дин, смутившись, как школьник, который признался, что влюбился в местную заучку.

- Правда-правда, Дин! - насмешливо продолжил Сэм, радуясь, что пришла очередь Дина защищаться.

Это заставило Дина вытащить козырь из рукава.

- Эй, не наседай на меня, я здесь, между прочим, ранен!

- Теперь ты решил этим пользоваться? - фыркнул в ответ Сэм.

- Я ранен, - капризно повторил Дин.

- Ага, ну да, - кивнул Сэм, но все же почувствовал беспокойство от того, что Дин признался в своей слабости.

- Если ты чувствуешь себя хуже, я дам тебе еще одну таблетку болеутоляющего, и ты немного поспишь. А когда проснешься, я расскажу тебе, что сумел узнать о сигнале бедствия, - осторожно предложил он, надеясь, что Дин действительно скажет, если ему потребуется что-то еще.

- Хватит болтать, выкладывай мне все сразу же, как найдешь, - отозвался Дин, пытаясь вернуть себе контроль старшего брата, прежде чем Сэм привыкнет командовать.

Беспечный тон Дина, вероятно, должен был убедить, что он идет на поправку, однако Сэм слишком хорошо помнил о том, насколько Дин в действительности слаб и серьезно ранен. Но вместо того, чтобы уличить Дина в очередном обмане о своем состоянии, Сэм вернулся к своему ноутбуку, потыкал на клавиши, и на его лице появилось выражение торжества.

- Нашел, - объявил он, поднялся со стула и занял небольшое пространство на кровати Дина. Одной ногой ему пришлось упереться в пол, ноутбук балансировал на бедре, зато теперь они оба могли видеть экран. Сидя плечом к плечу, братья принялись читать запись вызова Службы поиска и спасения.

- Служба поиска и спасения, что у вас случилось?

- Мой брат тяжело ранен. Координаты 33 градуса 28 минут северной широты и 108 градусов 32 минуты западной.

- Какие травмы он получил? Он в сознании?

- У него глубокая рваная рана на спине, и он в шоке от потери крови. Он без сознания.

- Дыхание поверхностное?

- Поверхностное? Я не понимаю. Просто... его нужно доставить в больницу.

- Когда рассветет, мы вышлем вертолет к вашему местоположению.

- Когда рассветет? Нет, вы должны приехать немедленно!

- Хорошо, сэр. Успокойтесь. Мы не можем рисковать и лететь в темноте, но рассвет ожидается через три часа.

- Ваша организация называется Служба поиска и спасения! С той информацией, что я предоставил, вам даже не нужно искать. Просто спасите его. Скорее!

- Сэр, вам нужно обеспечить давление на рану. Сохраняйте спокойствие и следите, чтобы ваш брат не замерзал. Я расскажу вам о некоторых других процедурах, пока не прибудет помощь.

- Нет, я не... я не могу... Вы должны добраться как можно быстрее.

(Конец вызова)

Даже в виде печатного текста этот звонок ясно говорил Дину, что звонящий, кем бы он ни был, был расстроен и даже волновался. О нем. Этого было достаточно, чтобы заставить его чувствовать себя некомфортно. Но при всем этом он инстинктивно знал, что звонил не Сэм. Подтолкнув Сэма в бок локтем, он язвительно проговорил:

- Теперь я точно знаю, что это был не ты.

- Да, потому что я сказал, это был не я, - растерянно ответил Сэм, перечитывая стенограмму.

- Поэтому, а также потому, что в записи звонка не было ни одной телячьей нежности, - поддразнил Дин, надеясь вывести из себя младшего брата.

Но Сэм лишь задумался, знает ли Дин, насколько было верным его предположение. Он думал, что Дин, вернее всего, попросил бы кого-нибудь всадить ему успокаивающий укол, если бы сам видел, как он окончательно потерял контроль и умолял Каса появиться и спасти Дина. Наверное, и поисково-спасательная бригада рассматривала такой вариант, когда он решительно отказался отпускать Дина одного и не соглашался ни на шаг отойти от носилок.

Наблюдая за реакцией Сэма, Дин понимал, что Сэм еще не готов так же легкомысленно относиться к упоминаниям о его состоянии на грани жизни и смерти, и самому Дину нужно быть с ним немного более ласковым, потому что для Сэма это была, очевидно, дрянная неделя. Не говоря о том, что тот, судя по всему, расстроился, что это не он звонил и что ему не удалось собрать телефон из обертки от жвачки и швейцарского карманного ножа, и сделать междугородний звонок... прямо в центре абсолютного нигде.

- Кто бы это ни был, он смог дозвониться, да, но не он заставлял меня жить и дышать там, в лесу, - спокойно начал Дин. Сэм повернулся к нему так резко, что они чуть не столкнулись лбами. Дин видел, что Сэм хочет что-то сказать, но не может подобрать слова.

- Ты сделал это, Сэм, - твердо сказал он, с благодарностью глядя на Сэма, ему помогло только упорное желание Сэма не отказываться от него и не позволить ему, Дину, отказаться от себя.

Сэм выглядел ошеломленным и никак не мог подобрать слов, но когда он открыл рот, чтобы ответить, ноутбук выбрал именно этот момент, чтобы загрузить и озвучить звуковую дорожку.

Голос абонента не оставил никаких сомнений.

- Кас, - синхронно произнесли Дин и Сэм.

Потому что если расшифровка разговора не оказалась подсказкой, то глубокий баритон Каса полностью его выдал.

Дин недоуменно поднял брови, не находя объяснения происходящему. Кас пропал с радаров, все это время избегал встреч, он не мог знать, где они находились, и уж тем более не мог знать, что им нужна была помощь. Но одного взгляда на благодарное, чуть смущенное лицо Сэма было достаточно, чтобы ситуация обрела некоторое подобие логики.

- Ты... ты звал Каса. В лесу.

- Да, но я не ожидал... - Его голос дрогнул. - Он не пришел, и я подумал...

Он никогда не был так рад ошибиться в ком-то. Не сдерживая улыбки, он ответил, заметив все еще недоуменный взгляд Дина:

- Может быть, он не смог ответить на звонок из дома, но он все же нашел способ спасти тебя.

И тут же добавил:

- Да, хорошо, спас тебя я, но он сумел придумать, как доставить тебя в больницу, где тебя смогли подлечить.

Действия Каса доказали Сэму, что ангел по-прежнему достоин его уважения, его доверия, когда дело касалось благополучия Дина. И он знал, что и Дин тоже должен кое-что услышать.

- Я понимаю, что это все рушит твою уверенность в том, что "Кас злится и с радостью выкинул меня из головы". Но ты лучше других должен знать, что иногда люди уходят не потому что хотят, а потому что им нужно.

Закусив губу, Дин пытался найти ошибку в логике Сэма, но не мог.

- Ты думаешь, ты такой умный, - съязвил он мгновением позже, но облегчение и радость в его взгляде не смогли обмануть Сэма.

Захлопнув крышку ноутбука, Сэм самодовольно посмотрел Дину в глаза и ответил:

- Сила велика в моей семье... но со мной она еще больше*.

- Ты угадал, - фыркнул Дин, ущипнув Сэма за бедро, и тот лишь рассмеялся.


Чистилище



Чем ближе они подходили к Порталу, тем меньше сомнений в этом у них оставалось. Но Бенни это не радовало. Яростное предвкушение свободы омрачалось осознанием того, что пути его и Дина разойдутся. Даже смешно, что посреди полной монстров и смерти ямы под названием Чистилище он встретил человека, которого мог назвать своим другом и считать братом. Наверное, ангел, который прошел этот путь вместе с ними, сказал бы, если бы узнал о мыслях Бенни, что пути Господни неисповедимы. И сейчас Бенни начинал думать, что Кас не был бы так уж и не прав.

- Кстати, а чем вы занимались, когда я начал превращаться в человека-мотылька? - неожиданно спросил Дин. - Плели друг другу косички?

- Мы обсуждали... - начал Кас, но его перебил Бенни, тайком подмигнув ему.

- Обменивались советами по маникюру, - ответил он и сильно удивился, когда Кас поддержал его.

- Хорошая гигиена соседствует с благочестием.

Ошеломленный, Дин переводил взгляд от вампира к ангелу, но так и не увидел намека на обман.

- Вы серьезно? Я там покрывался чешуей, а вы рассказывали друг другу секреты ухода за ногтями?!

- Следует заботиться о том, что тебе дорого. Мой дедушка учил меня этому, - Бенни многозначительно посмотрел на Дина, затем на Каса. Он знал, что Кас, в отличие от Дина, поймет истинный смысл этой фразы. То, что было ему дорого, тот, кто был ему дорог, стоял прямо здесь, и это была его работа, неожиданная честь - держать его подальше от неприятностей по эту сторону Чистилища.

- Чувак, ты ненормальный, - усмехнулся Дин, зная лучше, чем кто-либо, что невозможно выиграть спор с сумасшедшим человеком.

- Конечно, мне же пришло в голову подружиться с тобой, - отозвался Бенни, и, перекинув руку через плечо своего названного брата, притянул его ближе к себе. – А, Кас, если ты хотел спросить о нем, - ничем не лучше, плюс несколько перьев и хлопанье крыльев.

Не потрудившись ответить, Кас просто закрыл глаза и, отойдя на расстояние от Дина, направился к Порталу, к месту, которое предлагало ему безопасность его лучшего друга и долгожданное воссоединение с Сэмом. Он вздрогнул, когда Дин небрежно похлопал его по плечу, и легонько толкнул:

- Разве ты не собираешься что-то ответить на это?

- Дин, я думаю, ты забываешь, что я сбежал из психиатрической клиники, а потом согласился помочь тебе попробовать победить всех Левиафанов на земле, вооружившись одной только костью, - напомнил ему Кас.

- Ах, да, верно. Я снимаю вопрос, - поспешно ответил Дин, но Бенни не позволил ему сорваться с крючка так легко. Он взъерошил волосы Дина и весело намекнул:

- Согласись, брат, ты привлекаешь психов. Сумасшедший сумасшедшего видит издалека, - и рассмеялся, когда Дин по-дружески оттолкнул его и принялся приглаживать волосы, как будто его прическа и внешний вид здесь и сейчас имели решающее значение.

- Придурок, - пробормотал он и, озорно взглянув на вампира, толкнул его в сторону, так что Бенни врезался плечом в Каса.

И, хоть это и противоречило логике, оскорбление заставило Бенни рассмеяться, и Кас почувствовал, как и его потянуло улыбнуться, и он мысленно добавил это слово к списку своих фаворитов в английском языке. Опять же, логика никогда не останавливала Дина в его стремлении следовать за своим сердцем, даже когда он решился на темный и смертельно опасный путь с изгнанным ангелом и отлученным вампиром к свету, который не существовал бы без него.

Дин снова оказался между ангелом и вампиром, и Кас значительно посмотрел на Бенни. Оба они понимали, что год Чистилища - не такая уж и высокая цена за дружбу с Дином. И во всем Чистилище не было более правильного места, чтобы находиться кроме как рядом с Дином. С человеком, знакомством с которым они будут дорожить и беречь, с тем, кто сделал их не просто союзниками, с тем, кто совершил нечто почти невозможное - сделал их семьей.


Настоящее время


- Нет, - категорически заявил Сэм в пятый раз и продолжил чтение журнала у себя на кровати.

Дин отказался сдаваться.

- За два города, Сэм. Мы дотуда пешком дойти можем.

- Мы? - Сэм, приподняв бровь, посмотрел на удобно развалившегося на постели Дина, безмолвно ставя под сомнение его заявленную физическую выносливость.

- Ну хорошо, мы поедем, - уступил Дин. - Это же явно призрак. Проще простого.

Сэм снова вернулся к своему журналу.

- Мой ответ по-прежнему "нет", - спокойно сказал он.

- Ладно, иди один, а я подожду тебя здесь, чтобы не путаться под ногами, - добавил Дин. Он не ожидал, что сразу после этой фразы Сэм метнет на него испуганный взгляд, будто он заговорил на латыни.

- О чем ты говоришь? - потребовал Сэм с тревогой, кажется, уже готовый вскочить на ноги и наброситься на него, если тот не ответит яснее.

Несмотря на то, что Сэм не сдвинулся с места, Дин инстинктивно прижался к спинке кровати, и тихо повторил:

- Ты прекрасно справишься сам. А я... никто не отвлечет тебя, тебе не надо будет беспокоиться, волноваться...

Сэм отложил журнал и сердито посмотрел на брата.

- Ты серьезно думаешь, что я не хочу охотиться вместе с тобой?!

- Я в последнее время не самый надежный напарник, - признал Дин и виновато улыбнулся.

- Кто сказал?! - возмущенно поднял голос Сэм. Он отбросил журнал в сторону и уселся на край кровати так, чтобы смотреть Дину в лицо.

- Дин, нет никого, на кого я надеялся бы больше, чем на тебя. Никто так хорошо не прикроет мою спину. Даже у полумертвого, у тебя инстинкты выживания сильнее, чем у Сэмюэля и всей его команды вместе взятой.

Он мгновенно побледнел, не столько из-за воспоминаний о Сэмюэле, сколько из-за случайного упоминания о Дине в полуживом состоянии, которое, учитывая последние события, было еще слишком болезненным.

- Инстинкты выживания - да, но охота? - скептически отозвался Дин, не желая закрывать глаза на собственную слабость, тем более что она могла стоить жизни Сэму. Опустив глаза и нервно перебирая рукой выбившуюся нитку на одеяле, он начал вспоминать свои прошлые проявления трусости.

- Я психанул, когда Мак и его соратники устроили шведский стол из органов для вендиго. Я ведь буквально сбежал тогда...

- Дин, ты притащил меня туда, чтобы спасти их, ты пристрелил вендиго прежде, чем он убил их прямо в их "лавке ужасов", - напомнил Сэм Дину с нотками гордости в голосе. - Ты... ты забываешь о любых своих чувствах, когда на кону жизни невинных людей. Вот что ты делаешь и всегда делал, и Чистилище этого не изменило.

К тому времени, как Дин наконец посмотрел на него, Сэм уже знал, что брат его услышал. Он спокойно встретил взгляд Дина.

- И мы пока не охотимся только потому, что я не хочу охотиться без тебя. Но я готов делать вместе с тобой все что угодно, при условии, что ты не будешь падать в обморок при малейшей попытке встать. А также не будешь визжать, как девчонка, и прятаться, когда Каспер решит появиться, - добавил он, едва сдерживая смех, когда мысленно представил себе этот неправдоподобный, но забавный сценарий.

- Я не собираюсь падать в обморок. Я могу доказать, - с вызовом произнес Дин и начал садиться в постели, игнорируя боль в спине, однако сорвавшееся дыхание тут же его предало.

Сэм легко пресек попытку побега Дина.

- Мне не нужны доказательства. Просто... остуди свой пыл на некоторое время. Кроме того, я уже позвонил Гарту. Он на это дело кого-то отправил.

- А ты не мог сказать мне об этом пять минут назад? - недовольно поинтересовался Дин.

Сэм лишь хитро улыбнулся.

- Я скучал по твоему нытью и не мог упустить такой шанс.

- Я не ною!

- Ага, конечно, - согласился Сэм.

Но судя по тому, как он откинул назад волосы и распрямил спину, Дин понял, что его ждет еще один серьезный разговор.

Словно услышав его мысли, Сэм откашлялся и объявил:

- А теперь давай договоримся кое о чем.

Дин был бы более чем рад ошибиться, тем более что он был слишком накачан обезболивающими, чтобы суметь избежать очередного момента по душам. Но он постарался.

- Нам что, по двенадцать лет?!

Сэм полностью его проигнорировал.

- В следующий раз, когда охота напомнит тебе о Чистилище, или об Аде, или просто об одном из твоих плохих дней, просто скажи мне, ладно? Можешь даже не объяснять, просто скажи "Я пас". И я сразу пойму.

У Сэма не было никакого желания повторять то, что произошло, хоть что-то, что заставит Дина почувствовать себя некомфортно, пусть даже это не приведет и к половине того дерьма, которое им пришлось пережить.

- Ну конечно, Сэм! С твоим и моим списком фобий нам останется охотиться на зубную фею. Ах да, Гарт уже позаботился о ней, - отозвался Дин.

- Я слышал, что пасхальный заяц все еще разгуливает на свободе, - серьезно ответил Сэм и прыснул, когда ему в лицо прилетело подушкой. Судя по всему, его прежняя ловкость начала возвращаться.

Но Дин сразу посерьезнел.

- Я просто... не хочу быть обузой для тебя, Сэм, как для Каса и Бенни в Чистилище.

- Как в Чистилище? - повторил Сэм со смешком. - Ты имеешь в виду тот случай, когда ты перехитрил пять упырей, снес голову исполняющему обязанности главного среди левиафанов, а потом спас жизни Каса и Бенни?

- Это не я спас их жизни, а они спасли мою, - мягко поправил Дин. - И их жизни не подверглись бы опасности, если бы не я.

- Ну естественно, Чистилище ведь курорт, - саркастически протянул Сэм, но тут же заткнулся, когда на лице Дина промелькнуло странное выражение. - Ладно, их действительно не нужно было бы спасать, потому что, если бы ты не спас их сотни раз до этого, они были бы уже мертвы.

Заметив, что Дина это мало убедило, Сэм выдохнул.

- Это вопрос из разряда "что появилось первым - курица или яйцо". Ты был нужен им, а они - тебе. То же самое и с нами.

Несмотря на то, что Сэм произнес эти слова будничным тоном и как бы между прочим, для Дина они значили очень много. Главным образом то, что Сэм никуда не уйдет, он останется рядом с ним.

Сэм твердо посмотрел на брата, надеясь, что его тонкий намек был понят.

- Теперь ты пообещаешь, что не будешь больше пытаться внезапно умереть. А если тебе взбредет в голову снова оттолкнуть меня... Тогда я больше никогда не куплю тебе пирог.

- Это провокация, Сэмми, - попытался подколоть Дин, но голос предательски выдал кипящие в нем эмоции. Сэм ясно изложил свою позицию. Больше никаких уходов, пока другой не видит, больше никаких стен между ними.

- Я знаю, - гордо согласился Сэм, не сводя взгляда с Дина, чтобы убедиться, что тот понял, что он говорит серьезно. И про пирог, и про то, чтобы Дин не отталкивал его. Напряжение медленно уходило с лица Дина, а взгляд смягчился. Большего ответа Сэму и не было нужно.

- В любом случае, я подумал, что нам стоит отправиться в Нью-Йорк.

- Мне казалось, у нас временный запрет на охоту, - осторожно заметил Дин, начиная подозревать, не рановато ли он поверил Сэму.

- А мы и не на охоту, - тут же отозвался Сэм и вдруг почувствовал, что его охватывает тревога насчет того, как Дин воспримет его идею. Нервно откашлявшись, он продолжил нарочито веселым тоном:

- Просто Нью-Йорк – наименее смахивающее на лес место, которое только есть.

Дин в шоке поднял брови, но что-то в его глазах подсказало Сэму, что его усилия были не напрасны.

- Держу пари, в Чистилище тебе не доводилось видеть небоскребы, попрошаек и толпы народа, заполонившие улицы? - продолжил он с ухмылкой, радуясь, что Чистилище прекратило быть запретной темой и что теперь он знал несколько способов, пусть и простеньких, которые помогут облегчить симптомы ПТСР Дина.

Это поразило Дина. Тот факт, что брат специально разработал план, как отвлечь его, специально для него - ради этого Дин был готов купить и носить футболку "Я люблю Большое Яблоко". И, конечно же, он съязвил:

- Ты же понимаешь, что каждый второй житель этого города в Чистилище будет смотреться вполне уместно?

- Ну, я решил, что не стоит так резко отрывать тебя от привычной среды, - с облегчением заявил Сэм, осознав, что таким образом Дин дал свое согласие, это была его специфическая, но трогательная благодарность.

Дин усмехнулся.

- Не поспоришь, - и тут же добавил, глядя на Сэма: - Но теперь, поскольку мы не занимаемся охотой...

На секунду Сэм перестал дышать. Неважно, какой ультиматум Дин собрался поставить, он согласится на это, потому что черта с два он позволит очередной угрозе нависнуть над их отношениями, после всего, что было. Ни за что.

Дин, ухмыльнувшись, закончил:

- ... защищать тебя от мимов в Нью-Йорке я не собираюсь.

Словно гора упала с плеч Сэма, и он расхохотался.

- Ага, как же, - недоверчиво протянул он. Дин будет защищать его даже от мимов.

Дин на это лишь молча кивнул.

А Сэм вдруг сорвался со своего места к мини-кухне. Он поочередно открывал то холодильник, то дверцы шкафов, и когда он наконец обернулся, на его лице застыло торжественное выражение, а в руках он гордо держал тарелку с куском пирога.

- Та-да! - провозгласил он.

- Сэмми, - восхищенно отозвался Дин, и на его бледном лице заиграла широкая улыбка.

Невероятно довольный собой, Сэм подошел к кровати Дина, протянул было тарелку, но, когда Дин уже вознамерился схватиться за нее, ловко убрал в сторону. Хмурое и недоуменное выражение на лице брата было бесценно.

- Подвинься, - скомандовал Сэм. Недовольство на лице Дина сменилось на что-то более мягкое, и он, не говоря ни слова, сдвинулся на несколько дюймов левее. И этот тривиальный жест, небольшой акт доверия - стал настоящим подарком для Сэма, подарком, который он больше не будет принимать как нечто само собой разумеющееся.

Не уверенный в эмоциях, которые он уловил в глазах Сэма, Дин уже собирался спросить, не превратился ли он в статую высотой шесть футов и четыре дюйма, но в этот момент Сэм решительно забрался на освободившуюся половину кровати. Поворочавшись пару секунд, он устроился поудобнее, совсем как Златовласка на кровати в домике медведей**. И только после этого Дин получил свой пирог.

- Удобно? - ехидно спросил он. Сэму незачем было знать, как Дин скучал по этой близости, как он устал от отсутствия даже случайного контакта. Они слишком долго защищались, в том числе друг от друга, особенно друг от друга.

Сэм сделал вид, что не заметил сарказма в голосе брата.

- Да, спасибо, - ответил он и невозмутимо взял пульт от телевизора с тумбочки. Дин закатил глаза и, не дождавшись никакой реакции от Сэма, наконец попробовал свой пирог. Он почти застонал от удовольствия и мысленно уже клялся, что отныне будет делать так, что пирог всегда будет поблизости. И Сэм, - потому что, да, Чистилище было последним местом, где он желал побывать своему брату, но это не меняло того факта, что он всегда хотел, чтобы брат был с ним.

В комнате раздались знакомые звуки, и, обратив внимание на включенный телевизор, Дин понял, что Сэму каким-то образом удалось найти повтор "Доктора Секси".

- Я увидел, что это шоу доступно для телевидения по заказу,*** и решил воспользоваться, чтобы ты смог посмотреть сезон, который пропустил, когда был... - Сэм оборвал сам себя. Он не хотел бы, чтобы у Дина создалось впечатление, что теперь Чистилище будет темой каждого их разговора. Он осторожно посмотрел на брата, но вместо того, чтобы разозлиться или просто перевести разговор на другую тему, тот глядел на него в ответ с искренней благодарностью.

- Спасибо, - хрипло ответил он, тронутый тем, что Сэм сделал это все для него.

Сэм неловко кивнул и перевел взгляд на экран, где шел любимый сериал брата. В тот год, когда пропал Дин, он не мог заставить себя даже спокойно смотреть на его название в программе передач. Но теперь Дин вернулся, успокаивал он себя. Даже больше - Дин вернулся к нему. Боль окончательно и полностью покинула душу Сэма, когда он намеренно сдвинулся влево, и его плечо коснулось Дина.

Дин почувствовал, что не может оторваться - не от любимого шоу, а от мысли, что брат заботится о нем настолько, что не забыл о его любимых мелочах, что выбрал его, Дина, а не кого-то еще, не то, другое будущее, которое у него могло бы быть.

И Сэм не бросит его, даже под угрозой нью-йоркских мимов. Дин знал это так же точно, как и то, что воспоминания о Чистилище больше не сломают его, пока рядом был Сэм, готовый залатать малейшие трещинки в его здравомыслии. И, кроме того, некоторые из этих воспоминаний были хорошими, Дин хотел бы хранить их, может быть, вместе с Сэмом, который обязательно поможет ему оставить в памяти лишь их и забыть об остальных. Более того, Сэм доказал, что, как бы Чистилище ни повлияло на Дина, его чувства к старшему брату не изменились.

И это имело для Дина самое большое значение, потому что все это время он боролся изо всех сил не за то, чтобы вырваться из Чистилища, а за то, чтобы вернуться к Сэму. Именно сюда, где он находился сейчас. Потому что наконец-то он оказался дома.

Примечания:
* Сэм использовал цитату из фильма "Звездные войны: Возвращение джедая"
** Златовласка - английский вариант нашей сказки "Три медведя"
*** Услуга цифрового телевидения по предоставлению индивидуального набора программ и передач