Восьмой мир. 35

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
мутанты
Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези, Фантастика, Мифические существа
Предупреждения:
BDSM, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Секс с использованием посторонних предметов, Нехронологическое повествование, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Макси, 61 страница, 13 частей
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Восьмой мир - это мир, который открыт всего 25 лет назад. Огромный разрушенный спутник много тысячелетий влияет на атмосферу мира, вследствие чего первые разумные мутировали и появились: элии, арахниды, серперы и другие разумные. Воздействие излучения приобрело локальный характер и его назвали Огонь. Те, кто может управлять Огнем - квинты. Таков мир, в котором собирается странная команда из элиев, цель которых найти и восстановить память одного из них.

Посвящение:
Тем, кто может выйти за рамки!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Многим элии могут показаться эльфами, но это не эльфы. Учтите этот момент =)
Одновременно с рассказом рисуется комикс =) Истории промежуточные, отдельные главы о том, что в тексте только упоминается =) Наслаждайтесь! http://acomics.ru/~EighthWorld/content

В популярном! на 26.10.2016
№28 в топе «Смешанная по жанру Фантастика»
№41 в топе «Смешанная по жанру Мифические существа»
на 29.10.16
№35 в топе "Смешанная по жанру Фантастика"

Дороги Хаоса часть 1

8 ноября 2016, 11:45
      У тех, кто много путешествует, всегда есть свои правила, маленькие и большие. У тех, для кого вся жизнь — дорога, таких правил ещё больше, и часть из них продиктована собственным горьким опытом.
      Путешествуя по материку и останавливаясь в разных тавернах и постоялых дворах, компания элиев всегда старалась поскорее отправиться в путь, мало где засиживаясь больше необходимого. Знали, чем это может обернуться: приключениями, которых никто из них не ждал и не просил. Но эта уютная таверна «Крылья феи» в небольшом затерявшемся на картах городке была настолько домашней, что они задержались почти на два дня. Приводили себя в порядок, отдыхали, коротали вечера за вкусной едой и душевными разговорами.
      — Хаос, а как вы познакомились с Бэем? — Мирей вцепилась зубами в ножку поросёнка, которого притащили две хлипкие служаночки, чуть не надорвавшись по пути. Откуда только таких набрали, худосочных. Гости заказали кабанчика целиком, и хозяин выполнил пожелание с радостью — чего нельзя было сказать о прислуге.
      Хаос хмыкнул, резко, как получалось только у него:
      — Вечер воспоминаний?
      — А чего? — хлопнула золотистыми глазами Мирей. — Когда я упала на Бэя, вы уже путешествовали втроём. А остальные после присоединились. Я Кристаллиса спрашивала — он сказал, что вы его уже вдвоём спасли откуда-то...
      — Нууу, — Хаос потянулся так, что под смуглой, как у всех степных элиев, кожей заиграли мышцы. — Это правда. Мы как раз с Бэем на материке грифонов познакомились. И Кристаллиса там же нашли.
      За столом повисла тишина, даже Мирей перестала хрустеть косточкой.
      — Шутишь? — хрипло выдохнул Орион, на мгновение забыв о своей трубке, которую набивал пряным табаком с травами.
      Все взгляды скрестились на Бэе. Тот хмыкнул и утянул с тарелки Мирей вкусный даже на вид кусочек мяса, явно отложенный для того, чтобы съесть последним.
      — Он правду говорит.
      Хаос откинулся спиной на стену, закинул ноги на угол стола. Никто на него не шикнул: берсерк вспоминал.

***



      Он тогда случайно попал на торговое судно. Ну, как случайно. Заманили простым матросом. И не просто заманили, завербовали по-глупому, по пьяни. Пока пил в компании, тиснули его отпечаток к контракту — и всё. Проснулся уже от пинка под рёбра и ведра воды на голову. Здоровый, почти два метра ростом, степной элий чувствовал себя весьма неуютно на корабле. К тому же им постоянно помыкали капитан и бывалые моряки, что тоже не доставляло радости.
      Хаос проклинал свою нерасторопность и неосмотрительность, и небеса услышали его.
      Судну не повезло: может, призывы Хаоса, а может, капитана подвела жадность. Они попали в бурю на второй неделе путешествия. Свинцовое небо, мгла и бушующее море. Оно волнами взималось выше самой высокой мачты, обрушиваясь на хлипкое судёнышко. Подобная буря устрашила даже бывалых матросов, не говоря о степном элии, который всеми силами старался просто выжить. Команда, по большей части состоящая из тех, кого нужно учить и учить морскому делу, да ещё и не слаженная, не справилась. Если бы капитан набрал матросов честно и знающих морское дело — всё могло быть иначе.
      Похоже, Огонь моря наказал капитана за его грехи.
      Спасся ли кто-то, он не знал. В круговерти воды и обломков тонущего судна было не разобрать, барахтается ли кто-то или все уже ушли на дно. Сам Хаос просто накрепко вцепился в обломок мачты — вот и пригодилась недюжинная сила. В какой-то момент, когда волны немного стихли, он даже смог привязать себя остатками такелажа. Это и спасло ему жизнь.
      Очнулся он уже под палящем солнцем. В полный штиль.
      Если кто и выжил, то точно не рядом с ним. Как любой степняк, Хаос знал, что в море водятся самые страшные чудовища, которые не всякий разум в кошмарах придумать может, но здраво рассудил, что если его до сих пор не сожрали, то есть все шансы выжить. Для него, привыкшего к палящему солнцу, жар лучей был не столь страшным. Так он думал поначалу.
      Но спустя пару часов уже молил всех степных богов даровать ему быструю смерть от тех же морских монстров или скорейшее спасение. Спасение не торопилось, монстры тоже.
      Тогда Хаос решил попробовать плыть хоть куда-нибудь. Признаков близкой земли он не знал, для него вокруг всё было водой без конца и края, солёной, непривычной, разъедающей дублёную степными ветрами шкуру. Был и плюс — в отличие от вод степных озёр, морская вода вместе с приличным куском мачты неплохо держала его на плаву. Еда... степные элии могли не есть по паре недель, а потом быстро восстанавливали утерянную массу тела. Только вот жажда... но Хаос решил положиться на интуицию и Огонь небес.
      Его путешествие по водному простору заняло два дня.
      Небесный Огонь, видимо, действительно благосклонно относился к непутёвому сыну степей. На второй день ближе к вечеру пошёл дождь, и Хаос смог напиться, жадно облизывая ладони и набирая пригоршни дождевой воды. Вот только запасти воду ему было некуда, что расстраивало. Но удача на этом не кончилась.
      Спустя часа два, когда тучи ушли куда-то за горизонт и солнце уже окрашивало волны в багровый цвет, вдалеке показалась полоска суши. Добраться до неё оказалось не так легко, как казалось, но сил придавал один вид приближающейся суши и спасения.
      Только иссякали они быстро, а полоска на горизонте хоть и стала более явственной, оставалась всё такой же недостижимой. Множество росчерков птиц, кружащихся в закатном небе, вызывало только неприязнь — слишком уж они напоминали о степных стервятниках. Иногда Хаосу начинало казаться, что это не земля впереди, а какое-то морское чудовище, такое огромное, что на спине у него выросли деревья.
      А потом рядом плеснуло, и на плечо Хаоса легла когтистая рука с перепонками между пальцев.
      Воины степей далеко славятся своей силой и яростью. Даже обессилевший, он собирался дорого продать свою жизнь неведомому морскому чудовищу.
      Яростный боевой рык мог оглушить огромного степного быка. Наверное, туго пришлось бы и монстру — если бы он мог слышать над водой. Но рядом с обессилевшим Хаосом покачивался на волнах, тряся головой, вовсе не чудовище, а морской элий. Только они имели вторую ипостась для морских глубин. Хотя говорили, что их искусство перевоплощения не для всех: только элии, достигнувшие определённого возраста и прошедшие какие-то особые испытания... Мысли окончательно спутались.
      — Ты кто?! — прохрипел Хаос.
      Морской снова помотал головой. Во все стороны полетели брызги с длинных огненно-рыжих волос, словно подсвеченных уже исчезающими солнечными лучами. Постучав себя по уху, он довольно серьёзно ответил:
      — Судя по всему — оглохшая русалка. Ты здоров орать. Я думал, ты потерпевший кораблекрушение, но сейчас начинаю подозревать, что тебя специально за борт выкинули, как особо опасное оружие.
      У Хаоса мелькнула мысль, что это всего лишь видение. Всё же двое суток в воде под палящим солнцем, вот и начались галлюцинации. И земли впереди никакой нет. Это тоже призрак и шутки коварного морского солнца.
      Рыжеволосая галлюцинация хмыкнула, почесала в затылке и начала отцеплять потерпевшего крушение от огрызка мачты.
      Теперь Хаосу начало казаться, что его собираются утопить. Этого он допустить не мог. Скользкие, побелевшие от воды пальцы пытались оттолкнуть когтистые руки чудовища, порождённого разумом, пусть и такого поразительно реального для простого видения.
      — Я не хочу тонуть. Я воин степей и должен умереть в степях.
      Морской рассмеялся:
      — Ты не утонешь, воин. Я просто хочу помочь тебе. Ты сможешь добраться до берега. А то твоя дрейфующая туша уже заинтересовала некоторых местных. И кое-кого из них — чисто с гастрономической точки зрения.
      — Морских чудовищ, имеешь в виду? — наивно поинтересовался Хаос, переставая отталкивать когти от верёвок.
      Бредовый спаситель вздохнул тяжко:
      — Если бы, дружок. Если бы. Тут все морские чудовища давно уже стараются к этим берегам не приближаться.
      — П-почему? — Хаос заворожено уставился на мачту, поняв, что когти странного видения просто перерезали такой прочный на вид канат.
      — Потому что эти берега хранят грифоны, — зубасто улыбнулся спаситель.
      И Хаос окончательно решился на веру, что это не видение его уставшего разума. Морской элий был реален.
      — Грифоны?! Я думал, они сказки. Просто сказки! — он судорожно хватался пальцами за деревяшку, не решаясь отпустить её.
      — Ну, когда один из них тебя в небо утащит, поздно орать будет, что это всё сказка. А теперь хватит слов. Просто крепко держись за меня и старайся не отцепиться. Всё же ты довольно... рослый. И ещё. Нырять умеешь?
      — З-зачем?
      — Чем ближе к земле, тем патруль чаще. Я тебя прикрыть смогу, но нужно уходить под воду, тогда есть шанс, что тебя не заметят.
      — А ты? — Хаос терялся, но понимал, что без помощи этого элия ему не выбраться.
      — А меня мой хвост не подведёт. Я им сверху большую такую хищную рыбу напоминаю. Очень опасную. Да и всадники у них... осторожные.
      Хаос наконец заставил себя отпустить деревяшку и тут же вцепился в крепкие плечи своего спасителя.
      — Я понял. Я умею нырять. И дыхание смогу задержать насколько нужно. И ещё, меня зовут Хаос.
      — Я — Бэй, — сверкнул морской синющими глазами. — Вот и познакомились.
      До земли он доплыл стремительно. Благодаря хвосту и, скорее всего, магии, скорость была не просто большой — громадной. Такой, что непривычный Хаос всё крепче стискивал зубы. Он не ожидал, что вода может быть настолько жёсткой, словно его на аркане тащат через степь.
      Нырять за это время пришлось раз пять. Одно из погружений оказалось настолько долгим, что Хаосу пришлось принять помощь Бэя, который просто-напросто вдыхал воздух в его лёгкие.
      В другой ситуации это можно было бы воспринять как поцелуй — если бы от этого не зависела жизнь.
      Когда солнце окончательно исчезло за горизонтом, в воде вокруг появились красивые искрящиеся созвездия зеленоватого цвета. Светящиеся рыбы мелькали стайками между ажурных ветвей кораллов. Морское дно даже ночью было удивительно и пестрело яркими цветами и пятнами света. Хаосу начало казаться, что он находится в дыму видений шаманов в шатрах среди степи. Ему даже чудилось, что он слышит напевы знакомых голосов.
      Наверняка ему сейчас снится очень странный сон. Красивый и страшный одновременно. Даже Бэй был красив и страшен в этой форме. Гибкое тело, накаченные широкие плечи, узкая талия и длинный, сильный сребристый хвост с рыжими плавниками в цвет волос.
      Сон закончился, когда он перестал чувствовать, что его тащат сильные руки, которые, казалось, не ведают усталости. Спина больше не ощущала жёсткую поверхность чешуи, к которой то и дело прижималась раньше.
      — Опусти ноги, — шепнул уверенный завораживающий голос из сна. — Ну же.
      И Хаос послушался. Твёрдая земля ошеломила его. Он окончательно смирился с тем, что это реальность. И теперь, кажется, он обязан жизнью этому парню.
      — Не кажется, — хмыкнул морской, — но нам ещё надо выжить.
      Хаос мутным взглядом всматривался в лицо своего спасителя. Долг жизни — это нечто абсолютное для любого из степных. Совсем другое, чем у иных элиев. Только вот подобрать слов, чтобы сказать об этом, не получалось.
      — Стой тут, — крепкие руки исчезли, и на какое-то мгновение Хаос потерял равновесие, однако быстро смог встряхнуться и прийти в себя. Земля тянула всё сильнее, и он лёг, чувствуя её силу и мощь. Его ещё немного качало на волнах, но песок под руками придавал уверенности и давал возможность бороться с усталостью. Наконец в голове немного прояснилось, волны, плескавшие внутри, успокоились, и Хаос огляделся в поисках своего нового соратника. Честь и долг для его рода — не пустой звук, а значит, морской получил себе верного спутника на долгое время.
      — Бэй! Эй!
      — Не ори, — яростный шёпот раздался совсем рядом. — Ты реально шумный, а у этих крылатых очень острый слух. Мало не покажется, если нас услышат и найдут.
      Хаос облегчённо выдохнул и вгляделся в смутный силуэт в темноте, освещаемый только неверным светом Амастрид — двойной луны Элии.
      На двух ногах Бэй оказался чуть меньшего роста, чем представлялось в воде. И, похоже, слухи о морских были полным враньём: волосы у него тоже изменились — стали короче, как и ноги, бывшие хвостом.
      — Командуй, — предложил Хаос, осознавая, что сейчас ничего не понимает и принимать решения не может.
      — Ты идти сколько сможешь?
      Хаос прислушался к себе и честно признался:
      — Недолго. Ноги плохо держат, и не ел давно.
      С трудом поднявшись, он пошатнулся, но устоял.
      — Тогда держи меня за плечо и иди. Тут есть одно местечко — там и передохнём немного. И грифоны нас не заметят.
      Бэй не соврал. Его логово действительно располагалось неподалёку и оказалось небольшой сухой пещерой. В ней спокойно могло разместиться четыре элия, но вот потолок был низковатым, и потому Хаосу с его ростом пришлось сильно нагнуться, чтобы поместиться.
      Похоже, морской бывал тут в последнее время довольно часто. Песчаный пол был чистым, без камней и острых ракушек, и чувствовался какой-то неуловимый уют, который бывает только в хоть сколько-то жилом помещении. Бэй вытащил из угла вязанку хвороста и какой-то мешок.
      Через полчаса Хаос грелся у небольшого костра, на котором медленно закипал мелкий котелок с пресной водой. Дым утягивало вглубь пещеры — там, видимо, были естественные отдушины, — и от того сидеть в этом убежище было легко и свежо.
      В более ярком свете, чем огоньки планктона, Хаос смог, наконец, рассмотреть своего спасителя в иной форме.
      Бэй оказался совсем не рыжим, а просто светловолосым, солнечным, улыбчивым. Даже глаза у него были совсем не хищные, полностью отличаясь от того, что Хаос видел в море. Он выглядел намного моложе самого степного, но это нормально для всех элиев. Хаос помнил откуда-то, что морские раньше, чем им исполнится триста лет, не могут иметь второй ипостаси — и хвост обрести не могут.
      Бэй нашёл ему рубашку и штаны. Не по размеру, конечно, но какое это оказалось наслаждение, снять задубевшую, пропитанную морской солью мокрую одежду.
      — Отдыхай, воин, — морской кинул у костра охапку огромных листьев. — Грифоны нас тут не заметят, а как отдохнём, тогда и поговорим более подробно.
      Хаос смог лишь устало мотнуть головой, выражая согласие, и рухнуть на это своеобразное ложе. Было всего два желания: поспать и больше никогда не видеть море.

***



      Бэй подправил полог из покрытых листвой веток, маскирующих вход в его убежище, и задумчиво посмотрел на своего нового знакомого, так неосторожно выловленного из моря. Здоровый, рослый элий, очень мускулистый и сильный, с тёмной загорелой кожей, явно говорящей о его степном происхождении. Только у тех элиев был такой оттенок, которого никаким загаром не достичь. Красно-чёрные татуировки на руках и многочисленные шрамы на теле говорили любому хоть немного знающему о его статусе и призвании: наследник клана, да ещё и берсерк. Огненные волосы неровно стрижены спереди — никак кинжалом ровнял. На макушке они переходили в длинную косу со сложным плетением. Бэй немного слышал о таком — потому вообще и понял знаки. Оглядев косу внимательней, он догадался, что здоровяк находится в священном странствии.
      «Как же тебя занесло в море, вождь степей? И почему именно ко мне?»
      Если признаться честно самому себе — подобных «подарков» судьбы Бэй не ожидал. Такого он совсем не планировал! С одной стороны, задача усложнилась, с другой, возможно, наоборот. Оставить элия в море для Бэя было невозможно в принципе. Так что приходилось сейчас рассматривать новую проблему как дар Огня.
      Он сел у костра, скрестил ноги и уставился в пламя, размышляя. Придётся здоровяку помочь. Вряд ли этот Хаос захочет оставаться на материке грифонов. Ни один нормальный элий не захочет такового, едва разберётся, что тут происходит. И этот не захочет жить тут и подвергать свою жизнь ежеминутной опасности. Это, пожалуй, так же глупо, как соваться к арахнидам.
      Бэй тяжело вздохнул. А ведь он сам здесь именно потому, что был таким вот глупцом, любопытным сверх меры. Ну кто его дёргал лезть за границу земель арахнидов? Интересно ему было, как у пауков всё устроено, ага. И что? Напоролся на детский сад с паучатами. Ну, может, всё и обошлось бы, успей он сбежать вовремя. Восьмилапым милашкам понравился новый гость, и они с радостью играли с ним, стараясь не причинить вреда хрупкой коже не похожего на них морского элия.
      А вот суровые воительницы-воспитательницы, довольно быстро явившиеся на шум игры, не оценили его очарования. В общем, мог бы быть неслабый дипломатический скандал и повод для военных действий с обеих сторон, если бы паучата не устроили форменную истерику, что их нового друга обижают взрослые.
      Тогда это показалось смешным почти до нервного смеха. Как удержал себя в руках — Бэй сам не понял.
      Как позже выяснилось, всё оказалось ещё хуже.
      И порой Бэй подумывал, что лучше бы уж скандал и война.
      Особенно такие мысли накатили, когда выяснилось, что в этом детском садике для паучат росли и воспитывались совсем не простые детки, а будущие королевы-Матери, главы клана. Если, конечно, они смогут преодолеть порог совершеннолетия и победить в поединке предшественниц.
      И большой бонус в этой войне — иметь у себя в гареме красивого элия. Этот факт, оказывается, возможные будущие наследницы уже имели в виду. Вот именно поэтому мелочь и разверещалась, когда на красивую игрушку направили отравленные острия копий.
      Так что Бею дали всего два года. Успеет найти достаточно достойный откуп за себя — значит, свободен. Нет — быть ему сначала среди воспитателей, а потом в гареме одной из воспитанниц.
      В первый год он ещё пометался, глупостей дополнительных наделал немало. А вот потом... потом одна из этих глупостей и помогла ему найти решение. Яйцо грифона. Если он это добудет, то арахниды освободят его от запланированной участи.
      Действующая Мать клана долго смеялась, но подмахнула договор, почти не глядя. Она в любом случае в выигрыше: либо яйцо с грифоном, либо элий в гареме. И, как начал подозревать Бэй, ёжась под плотоядным взглядом, совсем не у её воспитанницы — скорее уж в её личном. И то и другое поднимало её Гнездо и клан среди других и приближало аж к милости самой королевы-Вдовы.
      Прав был отец, что возраст глупостям не помеха. Уже и хвост есть, а так вляпаться. Благо паучихи ещё об этом самом хвосте не знали, как-то не удосужились расспросить поподробней. А то Бэй стал бы ещё более аппетитным. Не знали они и ещё об одном сюрпризе. Как надеялся Бэй — и не узнают, потому что его не получат.
      Вот вывернется из этой неприятности и попросится попутешествовать в своё удовольствие. Иначе свихнётся. Однако сейчас ему предстоял второй пункт плана. Первый он успешно выполнил: добрался до материка обитания грифонов незамеченным. Второй тоже был не так уж сложен и почти выполнен — он нашёл место и будущую добычу.
Примечания:
Спасибо огромное двум бетам, которые не указаны в шапке, но они мужественно бетили все это в краткие сроки перед выкладкой на Фандомных битвах!
Чизури и Дэлора! Низкий поклон вам!