Of the Dark Emerald +12

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Основные персонажи:
Джеймс Гудвин, Железный Дровосек, Рамина, Смелый Лев, Стелла, Страшила, Тото (Тотошка), Элли Смит
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Психология, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП, Смена сущности
Размер:
Макси, 89 страниц, 19 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Следуй прямо за ним,
Он – снежная тень,
Он – белая пыль…
Он тебя приведёт,
Он знает, где вход,
Не бойся – иди!

Только не опоздай -
Героев казнят
В ночь полной луны…
Плащ испачкан в крови -
Отдерни ладонь
От следа любви. (с) Корсика

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В некоторых главах будут в комментариях указаны музыкальные композиции, которые подобраны автором для атмосферы.
https://ficbook.net/readfic/5629042 - продолжение

Соломенное сердце

11 июня 2017, 19:23

И зная это
Я жду рассвета.
Наверно, обо мне не вспомнишь ты.
В мечтах согрета,
Как лучик света,
Девушка, крадущая сны.

Павел Пламенев



Оглядываясь назад, Клем задавался вопросом о том, что именно они сделали не так и отчего вышло так, как вышло. Сидя рядом с Инграмом сейчас, он смотрел на то, как его друг стискивает в руке пустой бокал. То, что произошло, не укладывалось в его голове. Дровосек все еще не верил, что это действительно по настоящему случилось.
- Я не понимаю... - глухо произнес Инграм, касаясь кончиками пальцев своих губ и хмурясь. Воспоминание жгло и причиняло боль. В груди все горело, словно бы воткнули раскаленную спицу и медленно загоняли ее все глубже и глубже меж ребер.
Если бы он только знал, чем кончится этот день...


Это пресловутое покушение... Клем, наверное, даже не посчитал бы это покушением. В конце концов, разве можно назвать покушением весьма неудачную попытку прирезать его в темном коридоре. Неудавшийся убийца метил точно в шею, вот только Клем успел перехватить его руку и, после короткой потасовки, почти сумел его повязать... Вот только человек в сером балахоне внезапно швырнул ему в лицо какой-то пахучий порошок, на несколько секунд лишивший Дровосека ориентации в пространстве и координации движений, а затем спешно скрылся. Стража, что подозрительно, не нашла его... Можно было бы предположить, что это тот же человек, что напал на Элли, если бы не разница в комплекции... Клем не сумел рассмотреть толком, вот только человек, бросивший ему в лицо порошок, был ниже того, кто ударил ножом Элли. И эта разница в росте была достаточно велика, чтобы броситься Клему в глаза.
Мысли о происшествии занимали его настолько, что он почти не замечал того, что делается вокруг, пока не наткнулся на Инграма и Элли в узком полутемном коридоре. Наверное, если бы он не был так погружен в себя, не ввалился бы в дверь в самый не подходящий момент. Наверное, ему даже стоило бы попросить прощения, вот только, вряд ли это могло бы помочь. В конце концов, произошло то, что произошло. Впрочем, мужчина довольно быстро выдумал способ, как поправить ситуацию... Во всяком случае, ему казалось, что это было бы довольно разумной идеей с его стороны. Не говоря уже о том, что весь остаток вечера он посвятил тому, чтобы разъяснить незадачливому чучелу, что реакция Элли, хоть и не очень нормальна, но вполне ожидаема, что не все так сразу дается, что, возможно, ей нужно время на то, чтобы принять решение... В конце концов, там, где есть дружба, не всегда рождается что-то большее. А если и рождается, то, чаще всего, есть страх все испортить...

- Ты уверен, что это здесь? - Элли чувствовала себя неловко. Не то что бы она была не рада тому, что Инграм, невзирая на произошедшее вчера, пришел к ней утром сам и предложил составить ему компанию. Однако, ощущение какой-то гнетущей напряженности действовало на нервы. Следопыт молчал практически все то время, пока они шли через город ради того, чтобы доставить какой-то сверток в какую-то лавку по просьбе очень занятого Клема... Это выглядело, конечно, довольно подозрительно, но отказаться Элли не смогла. Не тогда, когда Инграм, постучав в дверь, хрипло и еле слышно попросил ее сходить вместе с ним, глядя куда угодно, только не ей в глаза. Он выглядел как обычно, ничем не выдав того, как на него подействовало ее вчерашнее поведение. Был по прежнему внимателен, вот только... Ничего не говорил. Безмолвно подхватывал ее под локоть, отводя подальше от людей, если приходилось пройти по людным улицам, пару раз поймал почти за шкирку, не дав упасть, когда девушка оскальзывалась и запиналась о собственные ноги... Как и всегда, представлял собой сплошную обходительность. Сама же Смит чувствовала себя не в своей тарелке... Хотелось схватить его за плечи, встряхнуть и попросить прощения за свою трусость. И, одновременно с этим, не давали покоя мысли о том, что не далее, чем через какой-то час ее будут ждать на площади. Нужно было как-то ускользнуть от следопыта. Но как?
- Да, это здесь, - это были первые слова за все те сорок минут, что они брели по городским улицам, которые Элли услышала от своего... друга, - Я всего лишь передам это хозяину дома и... - он замялся и впервые посмотрел ей в глаза, - Если ты будешь не против, конечно, можем немного прогуляться по городу, - неуверенно протянул Инграм. Голубые глаза казались почти серыми. В них не было и следа того теплого свечения, что было вчера. Элли ощутила болезненный укол вины и закусила губу. Это оказалось довольно сложно, заставить себя улыбнуться и кивнуть.
- Конечно... Конечно, я не против, - поборов дрожь, внезапно пробежавшую по телу, Элли протянула руку и ухватила его за локоть. Девушка была благодарна ему за то, что он держится так же, как и раньше... пусть чуть отстраненнее, но... он, похоже, старается вести себя, как обычно. Возможно, ей хватит смелости, чтобы сказать ему все чуть позже?
Элли не видела, как уголки губ бывшего Короля дернулись, обозначая улыбку, когда он отвернулся и постучал в облупившуюся старую дверь. Ему не слишком интересно было, что именно передал старушке на окраине города Клем. Не слишком интересовал и ее ответ, вместе с жизнерадостной щербатой улыбкой и словами благодарности... Он только лишь торопливо попрощался с пожилой дамой и, перехватив Элли за руку, неторопливо направился в сторону центральной площади. Как-то раз, он слышал от Клема, что там есть довольно милая уютная таверна, в которой подают просто потрясающий яблочный пирог... Ну и то, что туда он когда-то водил одну девушку... В конце концов, следопыт и не планировал сдаваться. Одна попытка, оставленная без ответа, еще ничего не значит. Он не услышал от нее ни да ни нет и... честно сказать, все еще надеялся на то, что чувства могут быть взаимными. Может быть, это было очень наивно с его стороны, может быть, даже очень глупо... Но Инграм надеялся, что случится какое-то чудо и Элли примет его признание. Впрочем, что делать дальше, если она примет или не примет эти самые его чувства, он не представлял. Но и переживать об этом было рано. В конце концов, планировать что-то в таких вопросах было бы глупо. Он не стал спрашивать ее с утра, нашла ли она под дверью цветы... Хотя очень хотелось знать. В конце концов, не нужно было торопиться. Даже если она их и не нашла, он всегда может подарить ей новый букет. Нужно только проявить чуть больше внимания и настойчивости. Во всяком случае, так сказал Клем.
- Куда мы идем? - тихо поинтересовалась Элли, так и не попытавшись высвободить свою руку из его ладони. Было странно ощущать тепло его рук теперь. Совсем иное, нежели вчера. Безжалостная хватка, оставившая на запястье пять довольно таки болезненных пятнышек-синяков превратилась в бережное, успокаивающее прикосновение. Такая разительная перемена, заставляющая трепетать в груди сердце. Элли, в сущности, было бы не важно, куда они идут. Лишь бы он не отпускал руку. Наверное так она бы и думала, если б не помнила о назначенной встрече.
Город, которым правила Стелла, был действительно красив по своему. Здесь улицы пестрили красками, а идти по вымощенным брусчаткой улочкам было приятно. У каждого домика цвели маленькие аккуратные палисадники и клумбы, расцвеченные многочисленными цветами. Люди здесь были такие доброжелательные, улыбчивые, смотрели открыто, словно бы и не было никакой угрозы, не было никакой ведьмы и колдуна...
Словно и нет никакого письма, жгущего каленым железом карман, стоит о нем вспомнить.
Элли тряхнула головой, заставив Инграма обернуться и с легким недоумением посмотреть на нее, прерывая поток неприятных мыслей и воспоминаний.
- Я хотел показать тебе одно место, - с сомнением протянул следопыт, всматриваясь в ее лицо, - Ты ведь еще не успела позавтракать? - поинтересовался он и, получив в ответ кивок, улыбнулся. - Тогда, я полагаю, ты не будешь против составить мне компанию, и вновь отвернулся, глядя вперед.
Элли не нашлась с ответом. Смогла только снова кивнуть, глядя ему в спину и внезапно ощущая себя неприлично довольной. Словно с плеч свалилась давящая тяжесть и даже дышать стало легче, сердце колотилось в груди, выстукивая какой-то странный ритм, а щеки медленно заливало румянцем.
Пожалуй, Элли могла бы идти вот так бесконечно, если б это было возможно, вот только переулок, в который они свернули, внезапно кончился, выведя обоих на многолюдную центральную площадь. Ту самую, на которой едва не случилась трагедия. Элли все еще было не по себе от одной мысли, чем мог кончиться тот вечер. Ей даже вдруг показалось, что она рассмотрела в толпе серый балахон, но, стоило ей сосредоточить внимание на небольшой группе людей, среди которых ей показался зловещий силуэт, как опасения рассеялись. Всего лишь женщина в серо-голубом платье. Ничего особенного. Элли заметно расслабилась и позволила увлечь себя в сторону небольшого зеленого навеса, под которым уютно расположились плетеные столики и витал запах печеных яблок. Людей здесь было не так много, но свободный стол найти удалось не сразу.
- Побудь здесь, - Инграм огляделся по сторонам и, видимо, чтобы не ждать снующую среди столов подавальщицу, скрылся среди посетителей. Элли проводила его взглядом, отметив про себя, что Инграм привлекает к себе, оказывается, много внимания... С одной стороны, наверное, в этом нет ничего удивительного - мало кто не заметит вооруженного арбалетом мужчину... На него волей не волей обратишь внимание. Правда вот, женского внимания было гораздо больше. Это, наверняка, тоже не должно было бы ее удивлять. В конце концов, Инграма можно было бы назвать кем-то вроде... знаменитости? Здесь, в городе, его знали многие. Пожалуй, девушка редко задумывалась о том, как много внимания он обычно к себе привлекает, ведь почти все время, к ее неловкости, Инграм тратил... на нее.
- Его многие любят, - голос позади заставил Элли вздрогнуть и попытаться обернуться. На плечо, однако, легла мужская ладонь, не позволяя ей пошевелиться. Голос был смутно знаком. Девушке упорно казалось, что она где-то его слышала. - Не поворачивайся... Пока не стоит. Ты читала письмо, - утвердительно заявил собеседник и Элли кивнула, соглашаясь, - Ему больше десяти лет, как ты поняла... Хочешь, я покажу тебе кое-что более свежее? - перед девушкой легло еще одно письмо. Даже беглого взгляда на бумагу хватило, чтобы понять, что почерк на ней принадлежит той же руке. Стелла.
Элли осторожно подняла лист. Бумага была новой и все еще пахла смесью магнолии и розовых лепестков. Запах, который всегда исходил от феи, словно ее вечный спутник. Читать от чего-то было страшно. Может быть потому, что она уловила в тексте неприятное слово "устранить"?
- Что это? - дрогнувшим голосом спросила Элли, однако, ответа не последовало и бывшая "фея убивающего домика" принялась читать. По мере прочтения ей казалось, что мир вокруг начал кружиться, а к горлу подкатил тошнотворный ком. Слова вдруг начали скакать, расплываясь по бумаге. Элли судорожно сглотнула и обернулась, встречаясь взглядом в золотистыми глазами незнакомца в кожаной куртке с капюшоном, принесшего письмо, - Как... как такое может быть?
- Пока ты здесь, ты не узнаешь и половины ответов, Элли, - серьезно отозвался мужчина, сосредоточенно высматривая среди посетителей оживленно беседующего с хозяином заведения Инграма. - Правду ты сможешь узнать только в Фиолетовом замке. И я бы рекомендовал тебе отправляться прямо сейчас... - мужчина шагнул в сторону, скрываясь за увитой цветущим плющом импровизированной опорой навеса, - Потом может быть слишком поздно для всех.
- Сейчас? - побледнев, Элли стрельнула глазами в сторону неторопливо двигающегося к столику с подносом в руках Инграма, - Но как же... Я не могу... - отчаянно тряхнув головой, прошептала она. Следопыт улыбался. В одной руке он держал две больших глиняных кружки, в другой - поднос с чем-то, накрытым белой салфеткой. И, судя по его лицу, явно был чему-то очень рад... - Я не могу вот так просто поверить незнакомцу, который ни с того ни с сего предлагает сбежать к... врагам.
- Они не враги тебе, Элли. Да, многое произошло, но я бы попросил тебя выслушать их... Поверь мне, оставаясь здесь, ты подвергаешь опасности не только себя, - негромко произнес незнакомец, - Доверься мне. Доверься, ведь однажды ты уже поверила в мою храбрость, так поверь теперь в мою искренность, девочка из Канзаса, - его слова, как будто бы ничего не значащие, заставили Смит изумленно округлить глаза и замереть.
Храбрость?
Этого не могло быть. Это было бы слишком.
- Это не правда... Это ведь обман? - прошептала Смит, глядя, как Инграм осторожно огибает занятые столики, стараясь не потерять равновесие и не уронить свою ценную ношу.
- Я вполне реален, Элли. Иногда приходится прибегать к нетривиальным методам решения ситуации... На маковом поле никто не смог бы проверить наличие трупа. Слишком долго искать, - отозвался незнакомец, - Решайся.
Элли поджала губы и вдруг ощутила, как защипало глаза. Слез не было, но от отчаяния хотелось завыть и заплакать позорно и по девчачьи. Уйти и узнать правду... Сможет ли она?
Я должна. Это меньшее, что я могу сделать... Но...
- Я должна хотя бы попрощаться... - выдохнула девушка, крепко зажмуриваясь и опуская голову.
- Я буду ждать тебя в переулке справа, - отозвался ее собеседник. Элли не услышала, как он ушел. Она смотрела на коротенькую записку, которую тот оставил ей.

Покушение было весьма удачной идеей, нужно сымитировать нападение еще раз. Пока сконцентрируемся на нагнетании напряженности, когда ситуация достигнет пика, можно будет устранить слишком самостоятельных личностей. Он стал много себе позволять. Начните с Дровосека. Чучело будет следующим. Нам ведь нужен герой защитник? Вот пусть и пострадают, защищая свою маленькую подружку. С ней одной будет справиться проще...



Строчки, казалось, отпечатались на внутренней стороне века, заставляя все внутри дрожать от ужаса. Убийство... Как можно так хладнокровно планировать чужую смерть?
- Я принес наш завтрак, - голос Инграма оторвал ее от мыслей, заставляя торопливо убрать клочок бумаги и улыбнуться следопыту, чтобы не вызвать подозрений.
- Спасибо, - с трудом выдавила Элли. В другое время, она, пожалуй, с удовольствием бы насладилась моментом, но не сейчас. Сейчас все казалось вновь страшным сном. Настолько страшным, что на девушку накатила тошнота. Она почти не слышала, как Инграм что-то говорил, улыбался, отрезая кусок ароматного пирога, в ушах звенело и в голове было пугающе пусто настолько, что Элли могла только кивать. А потом, когда тошнота стала не выносимой, девушка вдруг поднялась со своего места, так и не прикоснувшись к еде, бледнея и мелко дрожа.
- Элли? - Инграм поднялся следом, встревоженно глядя на побледневшую Смит. Та только мотнула головой и выдохнула:
- Мне нужно отойти... Я... мне дурно, - ноги сами понесли в сторону выхода. Перед глазами вдруг встала картина, которую Элли видеть совсем не хотела... Окроваленное тело Инграма, изуродованное, изувеченное... Наверное, так должен был выглядеть труп Хильды. С распахнутыми пустыми глазами. Мертвыми.
Тошнота сжала горло.
Нет.
Элли остановилась уже на входе в переулок, когда Инграм, запыхавшись, ухватил ее за руку, разворачивая к себе.
- Что с тобой? - встревоженный, взъерошенный, он пристально смотрел ей в глаза, - Ты сама не своя, Элли, что я сделал не так? Ответь мне, - голос его будто надломился, вновь пропустив сквозь показное спокойствие тщательно скрываемую боль. Кажется, она вчера действительно сделала ему больно. Элли сжалась. Ей захотелось ткнуться лицом ему в плечо, разрыдаться и чтобы все это оказалось просто сном...
Но ты не спишь.
Записка в руке. Записка в ее руке напоминала об этом. Элли сглотнула и, давя рвущийся наружу всхлип, глубоко вдохнула.
- Ты все сделал правильно... Ты не... - она качнула головой, сглатывая комок в горле, - Ты не виноват ни в чем, Инграм... - Смит заставила себя протянуть руку, провести по лицу изумленного следопыта, и улыбнуться, - Я приняла решение, - она видела, как за спиной Инграма возник уже знакомый ей человек, - Очень важное решение, Инграм.
- Не понимаю, о чем ты? - перехватывая ее руку, выдохнул бывший Король, пытаясь понять, что происходит. Элли же только мотнула головой, чувствуя, как по щекам все же покатились слезы.
Он не простит меня... Никогда.
- Инграм... Просто верь мне, ладно? Я никогда не стану обманывать тебя... - торопливо произнесла девушка, видя, как мужчина за спиной следопыта качает головой.
- Элли... - начал было шатен, хмурясь и подаваясь ближе, но Смит не позволила ему договорить, резко потянула к себе за воротник, решительно прижалась губами к его губам, выбивая все остатки мыслей из головы.
- Я люблю тебя... Не забывай об этом, Инграм, - поцелуй длился всего несколько мгновений. Если это можно так назвать, но их он запомнит надолго... Как и то, сколько печали прозвучало в ее словах.
Инграм не забудет никогда солоноватый привкус ее губ и... боль, взорвавшуюся перед глазами цветными искрами...

- Ты не видел, кто это был? - в который раз повторил свой вопрос Клем. И в который раз получил отрицательное мычание. Инграм не понимал. Не понимал, почему Элли исчезла и почему оставила здесь своего пса, который, видно, тоскуя по хозяйке, ластился теперь к нему, как к родному. Он не понимал и того, зачем она ушла и куда... И если ушла, почему тогда сказала это? Это было не честно. Это было так больно, что дышать не возможно... Но он дышал. И мир, почему-то, не остановился, не замер. Он продолжал жить, но ее рядом не было. Все стало совершенно бессмысленно. Наверное, впервые следопыт жалел, что он больше не соломенная кукла. Наверняка сердце из соломы не разрывалось бы от тоски так, как живое, настоящее, из плоти и крови.
- Мы найдем ее. Я обещаю, - тихо произнес Инграм, глядя на жмущегося к его ноге расстроенного Тотошку. - Мы вернем Элли...

Примечания:
Это еще не конец, но, всего лишь, завершение одной истории. Надеюсь, мои читатели будут терпеливы и дождутся начала новой.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.