ID работы: 4341170

Школа выживания

Фемслэш
NC-17
Заморожен
403
Размер:
72 страницы, 5 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
403 Нравится 418 Отзывы 222 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
Когда за окном раздался гудок автомобиля, я шумно выдохнул от облегчения. – У неё получилось, – с какой-то даже долей удивления заявил Исаму. – А что, были сомнения? – я громко хихикнул. Только пару секунд назад перестав волноваться, теперь я старался забыть о беспокойстве. Тот самый секретный журнал лежал не в сейфе внизу шкафа, как я помнил из аниме, а на запертой полочке, примерно на уровне моей шеи, в папке с другими документами. Благодаря указаниям Сакуры-сенсей, поиски завершились почти мгновенно. Сложнее было вскрыть шкафчик, но я решил не париться и просто сломать створки, используя лопату в качестве рычага. К сожалению, мы втроём с Исаму и Шином успели посмотреть страницы журнала едва ли пару минут. Куруми справилась очень быстро. Журнал был запакован в плотный пакет с надписью «Секретно: открыть только после…» Впрочем, мы не стали разбираться, при каких условиях его позволено вскрывать – времени и так было мало. В аниме Мегуми до последнего тянула с тем, чтобы рассказать ученицам о его содержимом, так что я собирался сразу узнать, что в нём было настолько ужасного. В принципе, для парней уже с первых страниц стало очевидно, что никто нас не спасёт и твориться всё это будет ещё долго. Инструкция требовала строгого карантина и отсутствия контактов с внешним миром, утверждала, что «заражённые организмы» практически бессмертны и при наличии пищи способны сохранять активность десятилетиями. Я так и не успел найти упоминание вакцины, когда за окном прозвучал сигнал Куруми. Также открытым оставался вопрос, как «биологическое оружие» могло распространиться настолько быстро; не упоминалось даже, кто мог его применить. Хотя, действительно, не стоит ожидать, что тут будут раскрыты настолько секретные сведения. – Выходим? – тихо сказал Исаму, вслушиваясь в происходящее за дверью. Слышно было, как на улице раздавались глухие удары человеческих тел о капот авто. Зомби, только что отиравшиеся у двери, выбивали последние стёкла в коридоре, пытаясь выглянуть на улицу. Остальное расслышать было сложнее, но некоторые из мертвецов, кажется, перестали ломиться в окно и направились к лестнице. – Подождём пару минут, – прошептал я. – Вначале Куруми должна выманить этих наружу. А мы ещё бегло просмотрим журнал. – Т-такаяма-сан, можно, я добью этого зомби? – неуверенно спросил Шин, показывая на висельника. Признаться, я даже забыл про висящего перед дверью мертвеца. Он конвульсивно подёргивал руками и ногами, но почти не раскачивался. В эти минуты он ничем нам не помешал, даже запах стал слабее, когда мы открыли окно. – Добей, – кивнул я. – Только действуй сразу, пока он не успел продышаться. Видно, без кислорода эти твари почти бессильны. Шин, видимо, тоже хотел убить своего первого противника. Как только он ударил по галстуку, крепление лампы, наконец, не выдержало, и учитель-зомби повалился лицом вниз. Не оставляя себе времени на раздумья, толстяк наступил ему на спину и принялся наносить размеренные удары по шейным позвонкам. А я тем временем задумался. Мы называем зомби существ, которые выглядят, как зомби, ведут себя, как зомби, и заражают других, как зомби. Проблема в том, что они вполне живые, нуждаются в воздухе, воде и пище, как сказано в журнале. Только метаболизм у них какой-то другой, если даже этот «мертвец» в петле не умер окончательно, а лишь ослаб, как будто близок был к состоянию коматозника. И без пищи они, вероятно, способны жить долгие недели или месяцы. Впрочем, термина лучше «зомби» никто не предлагал. В дверь уже вовсю бился какой-то не ушедший вовремя враг. По раздававшимся хрипам я определил, что зомби оказался последним – остальных успешно приманила Куруми, а этот, видимо, затормозил, пытаясь вылезти в окно. Я продолжал судорожно листать страницы. Нужно было найти упоминание лекарства, чтобы «легально» добыть его сегодняшней ночью, не афишируя своего послезнания. – Такаяма-сан, что ты пытаешься найти? – спросил Исаму, пока я пытался бегло просмотреть написанное. Читать на японском становилось всё легче и легче, но мне ещё требовалось задуматься на несколько секунд, чтобы понять значение проклятых закорючек. – Здесь написано, что под школой расположены небольшой бункер и склад, – не отрывая взгляд от бумаги, сказал я. – Стоит узнать, что из хранящегося на складе нам может пригодиться, чтобы вынести его наверх, пока зомби сдерживает Эбисузава-сан. – А не проще переселиться в сам бункер? – помолчав пару секунд, спросил парень. Я слегка оторопело перевёл взгляд на него. – Об этом я как-то не подумала, – задумчиво протянул я после долгой паузы. – Места хватит всем, это так… И это даже безопаснее, чем жить за баррикадой – заграждения могут снести, если зомби соберётся слишком много. Но мы не сможем сидеть в бункере всё время. Нам потребуется выходить на крышу, потребуется выезжать за добычей в магазины… Я начал разговаривать сам с собой, мысленно примеряя за и против. – С другой стороны, в бункере ведь есть всё, нужное для выживания, по крайней мере, ближайшие несколько месяцев. Там должны быть места для сна… И никто нам не мешает, действительно, совершать вылазки в город. Пожалуй, эта идея лучше, чем жить за баррикадой на верхних этажах… Обязательно нужно сказать Сакуре-сенсей. Исаму прав, а я слишком упёрся в канон. Мне стоило сразу подумать, а я не придумал ничего лучше, кроме решения, принятого в аниме – но там героини вначале-то и не знали про бункер! Сомневаюсь, что хотя бы Куруми могла заняться разведкой подвала школы. Вряд ли ей было до того. – Спасибо, Ямада-сан. Твоя идея очень кстати, – я поднялся, отложив журнал в сторону. Если мы заселимся в бункер, то до лекарства доберёмся в любом случае. – А сейчас пора уже выходить. Я надел перчатки и, взяв лопату, перешагнув через убитого Шином зомби. За дверью всё ещё скрёбся оставшийся противник. – Этого зомби возьму на себя, – негромко бросил я, не оборачиваясь за спину. Вряд ли я перестану бояться оживших мертвецов, но не стоит демонстрировать этот страх перед товарищами. В конце концов, они должны меня уважать, чтобы я не оказался на последних ролях в коллективе. Очень удачно оказалось, что дверь открывалась наружу. Резко распахнув дверь, я оттолкнул зомби, оказавшегося той девушкой с лестницы, и она сразу упала. Добить её было несложно, жаль только, опять чулки кровью запачкал. Я достал мобильник и посветил. – Всё чисто, – негромко сказал я. – Они ушли. – Что дальше? – спросил Шин, стискивая перед собой лопату. Его всё ещё потряхивало после расправы над повесившимся учителем. – Дальше возвращаемся на третий этаж, – с уверенностью отвечаю ему. – Проверим все открытые классы, если кто-то есть… Ну, понятно. Потом точно так же пройдёмся по этому этажу, в последнюю очередь займёмся первым. Когда убедимся, что в школе зомби не осталось, Сакура-сенсей и остальные возьмутся за баррикады, а мы займём оборону на входе. При необходимости поможем Эбисузаве-сан во дворе. – А что с журналом? – подал голос Исаму. – Журнал… Брать его с собой неудобно, – я покачал головой. Даже жаль, что я не подумал взять рюкзак Мидори. Пусть он в крови запачкан, но руки остались бы не заняты, а сам рюкзак можно было б навесить на Шина. – Оставим пока здесь. Дверь в учительскую мы заперли снаружи, но оставили ключ в скважине – на тот случай, что нам потребуется спешно сматываться и опять прятаться здесь. Последующая зачистка прошла, как по маслу. Мы включили свет на третьем этаже, проверили разгромленные классы 3А, 3D и лабораторию с какими-то битыми колбами, но так никого и не нашли. Грохот машины действительно привлёк всех окрестных зомби. Потом настала очередь второго этажа. К сожалению, разгромлен оказался клуб домоводства, где кто-то явно пытался спрятаться. Повреждена была и часть душевых, расположенных там же; и даже в туалетах выломали дверь одной из кабинок, но в остальном ничего не пострадало. И опять нам не встретился ни один зомби. В окно мы уже видели, как их упорно давила Куруми на изрядно помятой машине. – Мне почему-то кажется, что слишком спокойно всё, – прошептал Шин, когда мы начали спускаться. – Как бы не было неприятностей. – Не исключено, – шепнул я. – Если на нас бросится зомби, где-то спрятавшийся и не услышавший Эбисузаву-сан, то главное – не растеряться и сразу бить по ногам. – Это я уже запомнил, – кивнул парень. Мы спустились на первый этаж по лестнице, расположенной под теплицей и выхода на крышу не имеющей. Вот тут я и понял, что Шин был совершенно прав. За центральной лестницей, со стороны столовой, где всё ещё горел свет, слышны были звуки ударов. Прислушавшись, я различил и хрипы зомби. – Они всё ещё не ушли, – тихо сказал я, убрав телефон и перехватив лопату двумя руками. – Что-то всё ещё привлекает их. Там могут быть выжившие. – Что будем делать? – Исаму тоже взял лопату поудобнее. Я осмотрел будущее поле боя. – Так… Ямада-сан, ты у нас самый спортивный, поэтому подбежишь к столовой и выманишь этих тварей сюда, – указал я. – Поскольку ты пройдёшь мимо входа, следи, чтобы зомби не появились оттуда. – Отлично! – выдохнул Исаму. Юноша бросился во тьму коридора, а я напряжённо вглядывался ему вслед. – В крайнем случае, отступим на лестницу, – бросил я негромко. – Оттуда легко их скидывать. В этом я уже убедилась. Шин промолчал. Вскоре Исаму, остановившись в дверях столовой, закричал что-то, силясь привлечь внимание зомби. И, когда он побежал обратно, за ним сразу же появился хвост. Я прищурился. Четверо. На троих многовато, да и в Шине я ещё не уверен. Как он поведёт себя в бою с настоящим зомби? – Исаму, сбей с ног одного! – крикнул я. – Троих сделаем здесь, а этого добьём, когда поднимется! Не ответив, парень остановился и выставил перед собой чуть подрагивающую лопату. Боится, ксо… Впрочем, это как раз нормально. Скорее, беспокоиться стоило бы, если бы он не боялся. После таких событий проблемы с психикой заиметь – раз плюнуть, это и из аниме понятно. Проблем не возникло – Исаму ударил по ногам вырвавшегося вперёд зомби и сразу побежал к нам. – Все готовы? – с волнением и лёгким азартом бросил я, когда трое мертвецов приблизились. – Начинаем! Я атаковал ближайшую зомби, ещё одну недавнюю школьницу. Как и раньше, первым делом ударил под колено, но она оказалась довольно резвой – схватилась за стену и не упала. Вдобавок приходилось краем глаза смотреть за противниками товарищей – в узком коридоре легко было не уследить и получить смертельный укус в ногу… Хотя… У меня юбка на ремне, который можно использовать в качестве жгута – замедлить заражение, а там, наверное, успел бы добраться до вакцины… Впрочем, пока мне не стоит об этом беспокоиться. Зомбированная школьница не заняла удобную позу для обезглавливания, поэтому следующий удар я нанёс по глазам. Опять брызнула кровь, я меня передёрнуло от старой фобии – боязни перед повреждениями глаз. Но на бой это не повлияло: ещё два удара по шее опрокинули моего противника, и дальше я легко добил её. Исаму справился ещё быстрее, Шин провозился дольше, но и ему помощь не потребовалась. Толстый парень с облегчением вздохнул, когда его враг перестал дёргаться. Жаль эту старшеклассницу, но ничего уже не поделать – разве что похороны потом устроить… Если выйдет добыть строительную технику, чтобы закопать всех. Тем временем я начинал чувствовать усталость. Вроде и не так много пришлось драться, убил двоих зомби и полминуты задерживал нескольких на лестнице, а руки уже подрагивают от напряжения. У Шина, по-моему, те же проблемы. Вот Исаму усталости всё ещё не показывает. К нам приблизился поднявшийся, наконец, зомби, но кендоист быстро избавился от него. Теперь путь в столовую был свободен. – Кажется, там ещё кто-то остался, – приглушённо сказал Шин. Происходящее в столовой едва было слышно из-за носившейся за битыми окнами машины, но какое-то подозрительное шебуршание действительно звучало. – Осторожно подходим. Шин, последи за входом, – скомандовал я. Заглянув в столовую, вначале я никого не увидел, хоть звуки и стали громче. Легко было догадаться, что зомби притаились за стойкой или на кухне, дверь которой оставалась открыта. Вскоре стало понятно, что в столовой оставался единственный зомби – паренёк с окровавленным лицом. Мы вдвоём с Исаму вошли тихо, и он не обратил на нас внимания, продолжая царапаться в какой-то шкафчик. При виде этого шкафчика я едва сдержался от удивлённого свиста. Хотя у зомби были всего лишь человеческие ногти, они ухитрились покрыть дверцу глубокими царапинами и целиком залить собственной кровью. Нежить не чувствовала боли и продолжала ломиться, даже стёсывая пальцы до костей. Значит, в шкафчике есть выживший? Судя по габаритам, двое туда не влезли бы при всём желании, а вот кто-то один – вполне. Ну, тогда повезло ему. Хотя, подозреваю, проблемы с психикой после такого испытания неизбежны… Сколько он тут сидит – часов шесть-семь? Зомби всё ещё не замечал нас. Стараясь ступать очень тихо, я подошёл к нему и с размаха ударил по шее. – Ксо! А ведь больно, чёрт возьми! Грёбаные мои слабые руки… Зомби вмазался лицом в дверцу шкафчика, и спустя несколько секунд начал подниматься – очень неуклюжими, дёргаными движениями. Позвоночник я повредил, значит, теперь будет проще. – Такаяма-сан, ты не устала? – спросил у меня за спиной Исаму, когда я удар за ударом отделял голову заражённого. – Устала, – бросил я. – Что тут поделать? И вообще, а кому сейчас легко? Парень нервно хохотнул в ответ на немудрёную шутку. Оторвав голову зомбяку, я постучал лопатой по дверце. – Эй! Тут кто живой есть? Очень долго, секунд двадцать, изнутри не доносилось ни звука. Я уже собирался открыть шкафчик, когда оттуда послышалось очень тихое «да». По голосу невозможно было даже разобрать, какого пола говоривший. – Можешь выходить, – сказал я погромче. – Здесь безопасно, всех зомби мы перебили. И снова последовала долгая пауза. Боюсь даже представить, что пришлось пережить этому человеку. Не думаю, что стоит его торопить. – Этих чудовищ не осталось? – внутри кто-то зашевелился, возможно, пытаясь выбраться. Несколько часов провести в шкафчике, где и разогнуться толком не выйдет… Да уж, приятного мало. Подозреваю, до крыши бедолагу придётся тащить. – Ни одного. Выходи, говорю. Дверца задёргалась, её, похоже, пытались сейчас открыть, но сделать это никак не получалось. Я потянул за ручку, и… Внутри оказались парень и девушка, примерно моего возраста, скорчившиеся в немыслимых позах. Тесно сжавшиеся ученики зажмурили глаза от яркого света, глядя в мою сторону. Да как они вообще туда влезли и смогли закрыться?! – М-мидори-тян? – совсем тихо прошептала школьница. Вот ведь хрень. Девушка буквально вывалилась из шкафчика, сразу же упав набок и обхватив мою ногу обеими руками. Я растерялся и застыл, не зная, как на это реагировать. – Мидори-тян, ты спасла нас!.. – она тихо всхлипывала, мелко дрожа всем телом, и прижималась лицом к моей юбке. – Э… Успокойся. Всё уже хорошо, вы спасены, всё в порядке… – я стянул перчатку и погладил школьницу по голове. Ксо. Не представляю, что ещё можно сделать, чтобы прекратить эту истерику. Парень хоть не бормотал благодарности и не пытался прижиматься… А, блин. Он, похоже, потерял сознание, так и не выбравшись из шкафчика. – Исаму, нужно привести их в чувство, – я кивнул в сторону рукомойников. Кое-как я дотащил упорно не желавшую отцепляться девушку до раковины, и, сполоснув руки, ливанул холодную воду ей на голову. Ещё разок… Рядом Исаму аналогично поступал со вторым найдёнышем. Я рад, что они выжили, но, чёрт возьми… Как же всё-таки неудачно вышло, что эта девушка знакома с прошлой Мидори. Из добежавших до крыши по имени её знала только Сакура-сенсей, а остальные попались совсем незнакомые. Кто она? Одноклассница? Или даже близкая подруга? Я припомнил, что она обратилась ко мне по имени, когда я ворвался в столовую и пытался предупредить людей. Что тут можно сказать – хреново. И что делать, неясно. – Мидори-тян… Мидори-тян… – школьница всё никак от меня не отрывалась. – А… Ёширо?! Что с Ёширо?! – завопила она, сразу задёргавшись в моих руках, когда увидела неподвижного парня. – Всё нормально с твоим Ёширо, – ответил за меня Исаму. – Уже приходит в себя. Я быстро прикинул, что нужно делать. – Успокойся, – я опять погладил девушку по голове – кажется, её это действительно успокаивало. – Остальные выжившие собрались на крыше. Вам только нужно дойти туда, и вы будете в безопасности. Шин! – крикнул я в сторону коридора. Несколькими секундами спустя толстяк появился в дверях разгромленной столовой. – Да, что… О, – он замер ненадолго, увидев спасённых школьников. – На улице что творится? – резко бросил я. – На улице… – парень слегка затормозил от вида найдёнышей, но выглядел обрадованным. – Там Эбисузава-сан всё ещё гоняет зомби. Сюда не лезли, но их реально много собралось! Блин. И ведь ничего другого не скажешь. – Нужно проводить этих двоих до крыши, – я оторвал, наконец, девушку от своей юбки и поставил на ноги. И, конечно, она опять едва не упала – я едва успел подхватить. – Ну держись же ты за что-нибудь! Шин, они, похоже, идти сами не смогут – придётся помочь. – О… Да, хорошо, – он быстро закивал. – А что делать дальше? – Дальше… – я задумался. – Скажи Сакуре-сенсей, пусть подождут минут пять и выдвигаются строить баррикады. Главное, чтобы не разбредались и шли плотной группой. На крыше останутся вот они, и ещё кто-нибудь один пусть всё время стоит у двери. Надеюсь, этого времени хватит, чтобы мы успели проверить оставшуюся половину первого этажа. И подвал, к которому ведёт центральная лестница. И там же должен быть вход в бункер… Эх, если всё-таки укрыться в бункере, будет очень неудобно выходить наружу – по дороге нет узких проходов, которые можно перегородить так, чтобы сохранился путь на верхние этажи. Ладно, вначале дождусь Мегуми, а потом решим и это. Когда спасённая девушка более-менее пришла в себя, я сдал её и едва очухавшегося парня на руки Шину и проводил до лестницы. На верхних этажах ничего опасного встретиться им не должно, а если вдруг найдётся одиночный враг… Лопата у Шина есть и двух зомби он ей уже забил. Справится. Я шумно вздохнул, задумавшись, насколько же я попал. – Идём, – я угрюмо кивнул Исаму, и мы продолжили обследование этажа. Открыты были библиотека, к счастью, не сильно пострадавшая, и клуб кулинарии – в нём явно пытался кто-то укрыться, поскольку дверь оказалась выбита. Внутри тоже обнаружились следы погрома и даже неподвижное тело зомби с проломленным черепом. А также кровь. Очень много крови. Кто бы там ни прятался, похоже, ему не повезло. И опять все окна были выбиты. А я-то ещё думал, когда аниме смотрел, что с битыми стёклами создатели переборщили. Мертвецы, судя по всему, реагировали на звуки и свет за окном, а на прозрачную и столь хрупкую преграду не обращали внимания. Мы снова вернулись в коридор. С первым этажом, в принципе, закончили. Дальше стоит сходить к бункеру, но есть ещё кое-что, что меня беспокоит. Коридор справа от лестницы продолжается ещё пяток метров, упираясь в стальную дверь с малозаметной надписью «служебные помещения». Я пересёк оставшуюся часть коридора и подёргал ручку двери. Она, вполне ожидаемо, не открывалась. Кажется, я даже припоминаю эту дверь из аниме… И такие же над ней я видел на каждом этаже. Тогда там, очевидно, та лестница, которая выходит на крышу. Эх, если б эти двери были открыты, кто-то ещё мог бы спастись… Вход в бункер нашёлся быстро. В подвале под центральной лестницей были ещё какие-то помещения, все плотно закрытые, но этот широкий проём с опускающимся жалюзи, знакомый из аниме, сложно было с чем-то спутать. – С осмотром окончили… Здесь тоже чисто, – я наконец-то мог позволить себе расслабиться, хоть ненадолго. – Как-то не тянет это на вход в бункер, – с подозрением в голосе сказал Исаму. Я пожал плечами. – На бомбоубежище не тянет точно. А на бункер биологической защиты – почему нет? – ответил я, уже повернувшись к лестнице. – В журнальчике-то было сказано, что готовились именно к применению такого… жуткого биологического оружия, – парень согласно кивнул на эти слова. Когда мы поднимались, по лестнице уже слышались осторожные шаги. Вскоре я увидел спускавшихся первыми Мегуми и Шина, с лопатами – у парня всё ещё не отмытой от крови заражённых. Глаза учительницы казались слегка покрасневшими, словно она плакала. Ох, чёрт. Мне кажется, я всё время забываю – у всех этих людей были друзья и родственники, большинство из которых, вероятно, уже мертвы. Это я знаю, что у моей семьи теперь всё хорошо, у моей сестры Светы уже скоро ребёнок будет… Они, конечно, будут по мне горевать, но всё-таки переживут. А все люди, которых я видел здесь, могут надеяться, что все их близкие живы-здоровы, только в случае очень большого запаса наивности и веры в чудеса. Те, кто это помнит, сейчас в шаге от истерики, и огромной удачей для всех нас является то, что хотя бы Исаму и Шин смогли это как-то преодолеть или вытеснить из мыслей. Куруми – отдельный случай. Она с этим кошмаром уже встретилась, но сумела направить свою боль и ненависть в полезное русло. А парням, вполне возможно, осознание ещё только предстоит. – Сакура-сенсей, а… – и тогда я увидел тех, кто шёл позади. – Надо же. Почти все решились? За Мегуми и Шином спускались Юри, Акина, Саюри, немного неожиданно для меня – Юки, и одна из незнакомых мне подруг той стервозной школьницы, Накадзимы. – От баррикад зависят наши жизни, Такаяма-сан, – с насквозь убитым выражением лица сказала Юри. – Поэтому не стоит терять время, – вмешалась учительница. – Здесь уже безопасно? – Да, – кивнул Исаму. – Но… Это только пока. Я молча показал на вход, где видно было машину Мегуми. – Сакура-сенсей, я думаю, что стоит наскоро перегородить вход в школу, – сказал я, надеясь, что она ко мне прислушается. – По крайней мере, на какое-то время заражённых сдержим. А потом уже заняться баррикадами на лестнице. Блин. Сказать про бункер сейчас или потом, когда нас не будут слушать остальные? Всё же лучше сейчас. Нужно добыть вакцину как можно быстрее. – Кого-нибудь нужно отправить в учительскую, – чуть помолчав, добавил я. – Мы нашли инструкцию по чрезвычайной ситуации, но не взяли её, чтобы не занимать руки. Там сказано про бункер под школой, но нужно ещё найти ключи от него. Мегуми кивнула чуть замедленно, с трудом переключаясь на новую мысль. – Да… Юки-тян, сбегаешь в учительскую? – обратилась она к розоволосой девушке. Прошла ещё пара минут, и работа наконец-то закипела. Я и Исаму оставались снаружи, чтобы в случае необходимости убить подошедших ко входу зомби. Впрочем, нужды пока не возникало – автомобиль явно казался этим тварям более подходящей целью. Баррикада из парт понемногу росла. Крупные осколки стеклянной двери мы убрали, мелкие так и остались лежать, где были. Я предложил связывать парты верёвками, которые быстро где-то нашли – и тогда работа досталась и нам двоим, так как перелезать заграждение было уже неудобно. Потом Юри выдвинула идею закрепить баррикаду, прибив её гвоздями к проходу. Конечно, лучше пошли бы шурупы и электродрель, но и так прибитые к стене доски оказались кстати. Может, заслон даже и выдержит – хотя бы до следующей ночи… – Мид… Такаяма-сан! – обеспокоенно крикнул Исаму. – Что там? – я обернулся. Конечно, удары молотка рано или поздно должны были привлечь зомби. Нам ещё повезло, что всего-то троих. И учеником школы из них не выглядел никто – это явно были жители окрестных домов, до того привлечённые шумом автомобиля. – Придётся разобраться, – я положил молоток на столешницу одной из парт и взялся за лопату. Запоздало подумал, что стоило достать одежду из шкафчиков на входе – там вполне могли найтись хоть какие-то штаны. Надетые в несколько слоёв, они послужили бы посредственной защитой для ног. Умная мысль зачастую приходит поздновато… Хотя это заняло бы много времени. Ключей от шкафчиков-то нет – пришлось бы ломать. Сдержав так и рвавшийся наружу крик, я ударил по шее зомби. Ливанула кровь, но мертвец, пусть и зашатался, но не спешил падать. Рядом Исаму сбил с ног двоих зомби и уже начинал рубить голову одному из них, выглядевшему, словно его сбила машина… Хотя так и было. Я начинал тормозить, уже слишком отчётливо чувствуя усталость. Наконец, мой зомби упал, и я сломал ему позвоночник. Приходилось экономить силы, когда врагов оставалось ещё много, так что добивать я не стал. Кендоист тем временем убил второго своего противника, и мы вернулись к баррикаде. Сколько минут или часов назад мы покинули крышу? Не знаю. Я не пользовался мобильником – тут, возле входа, хватало света из окон. Дальше во дворе была непроглядная темень, которую то и дело разгоняли фары машины. И увиденное в эти моменты меня совсем не радовало. Мой план привлёк такую толпу зомби, что мы ни хрена не сможем с ней справиться даже с помощью автомобиля. Около сотни заражённых уже были сбиты и многократно перееханы, кто-то из них не шевелился, но большинство могло, по крайней мере, ползать. С полсотни, пожалуй, ещё стояли на ногах, и только благодаря Куруми они не обращали внимания на нас. Громкие хрипы и стоны сливались в одну ужасающую какафонию. – Мы закончили, – донеслось из-за баррикады. Я с трудом узнал голос Юри. – Хорошо, Вакаса-сан, – ответил я. – Бункер открыли? – Да. Уже начинаем баррикадировать лестницы. Всё идёт по плану. Так я подумал за секунду до того, как посреди толпы зомби заглох автомобиль Мегуми. Когда исчез звук работающего двигателя, а из-под капота повалил пар, меня словно окатило ледяной водой. Не то что бы это было совершенно невероятным: в конце концов, не меньше часа давить легковушкой агрессивную нежить – довольно рискованное занятие. Но, чёрт возьми, это же из-за меня! Из-за моей грёбаной идеи! Да хренову школу мы бы и так зачистили! А, к чёрту! – Такаяма-сан! – панически крикнул Исаму мне вслед. Зомби уже бились в стекло машины, побелевшее от трещин, когда я бежал к автомобилю, навстречу толпе мертвецов. Лопата ходила ходуном – так тряслись руки. – Куруми, вырубай свет и ложись вниз! – заорал я, почти и не надеясь, что девушка услышит. – Они отстанут, если не будут видеть! Один за другим на мои крики оборачивались заражённые. Я уже был в десятке метров от автомобиля, посреди спортплощадки, усеянной множеством пытавшихся встать, ползающих и уже неподвижных тел. И, наконец, свет в машине вырубился – вместе с фарами. Теперь, после только что горевшего яркого света, я едва мог что-то разглядеть. Окна школы и видневшиеся вдали пожары лишь едва разгоняли мрак. Стоит мне споткнуться, и я труп. Никакая вакцина не поможет, если Врезав по ногам ближайшему зомби, я развернулся на месте и помчался обратно, вновь срывая голос криком. – Мидори, ты что творишь?! – Исаму, посеявший где-то лопату, дёрнул меня за руку и потащил в сторону входа. – Стой, нельзя… туда, – прохрипел я, стараясь удержаться на ногах. – Мы притащим за собой этих тварей. Если их будет так много… Могут проломиться. Затормозив, он начал крутить головой во все стороны. Я тоже обернулся – зомби немного отставали, несколько секунд у нас ещё было. – Пожарная лестница слишком близко ко входу, – с ужасом продолжая оглядываться, прошипел парень. – Ксо, куда же… Точно! – он посмотрел на меня. – Мы можем залезть в выбитые окна с той стороны школы, а потом закрыть двери. – Выбьют, если сумеют залезть в окно, – я уже бежал в ту сторону. – Не закрыть, а заложить теми же партами! И упереть в стены коридора! Мы уже подбегали к торцу школы со стороны теплицы, когда в темноте двора, за толпой хрипящих мертвецов, я увидел бегущую фигурку с лопатой. – Ксо-о… – ругнулась Куруми, присоединившись к нам. – Я думала, что сдохну! – А кому сейчас легко? – я хохотнул, едва не полетев на асфальт. Мы пробежали мимо спрыгнувшей с крыши учительницы, которая, видимо, сломала ноги или позвоночник и не могла встать. Она тоже нас заметила и пыталась дотянуться, едва сдвигаясь с места. – Стойте! – крикнул я. – Сумочка! У неё могут быть ключи от авто. Эбисузава остановилась, примерившись лопатой. – Сейчас я… – прошипела девушка, нанеся первый удар по шее. – Да некогда же! Просто забери сумочку! – я смотрел то на неё, то на Исаму, уже расчищавшего выбитое окно столовой от осколков, то на Куруми, чуть погодя всё же последовавшую моему совету. Мы успели. Несмотря на то, что меня пришлось поднимать – сам я, в отличие от выносливых товарищей, уже и на ногах-то не держался, тем более не мог запрыгнуть на подоконник, расположенный чуть ниже моей шеи. – Вы спаслись? – это подбежал едва дышавший Шин, без лопаты, видимо, оставивший её, чтобы перетаскивать парты. – Никто не укушен? К счастью, никто не пострадал. Потом мы принялись вытаскивать из кухни шкафчики, чтобы подпереть дверь снаружи. Не думаю, что здесь смогут забраться многие зомби, но я успел уже убедиться, что все они разные – если кому-то приходилось так запрыгивать при жизни, то рефлексы могли и остаться. – Такаяма-сан… Знаешь, а ты ненормальная, ха-ха-ха, – обстановку разрядил исступлённый хохот Исаму. Я измученно улыбнулся, прислонившись к стене. – Это уж точно! – со смешком бросила Куруми. – Но я рада, Такаяма-сан, что ты оказалась здесь. – Да зовите меня просто по имени, – я махнул рукой. Говорил я ещё тяжело, с хрипами – не успел отдышаться. – Хватит уже «санкать». Всё равно во время боя на этикет все мы одинаково плевали. Кендоист неуверенно посмотрел на меня. Видимо, ему было непривычно обращаться к девушке просто по имени. Хотя в бою он, действительно, по фамилии меня почти не называл. – Хорошо, Мидори, – кивнула Эбисузава несколькими мгновениями позже. – И вы трое тоже зовите меня по имени. Припоминаю из аниме, что Куруми предпочитала неформальный, даже несколько грубоватый стиль общения. Вместе мы быстро убедили Исаму и Шина, что ни к чему сейчас держаться за нормы вежливости. – В конце концов, мы теперь боевые товарищи, – подытожил я, отлепившись, наконец, от стены. Ноги болели, но оставаться здесь, рядом с перекрытым входом, резона не было никакого. – Я думаю, так будет лучше. Переговариваясь между собой, мы медленно пошли к лестнице. Баррикаду видно было издали, но вначале я хотел спуститься к бункеру. – Уже закрыли, – ответил Шин на мой немой вопрос, когда показался вход в бункер. Перед ним ещё была небольшая баррикада из поставленных в рядок парт – зомби не остановит, но задержать ненадолго может. Хм. И зачем тогда ходили? И так ноги болят, мог сказать и раньше. И дальше мы отправились вверх, на второй этаж. Увиденное на лестнице меня, прямо скажем, порадовало. Баррикада из двух рядов парт, дополненная взятыми где-то досками и плотно связанная верёвками, перекрывала площадку между этажами. Метра два в высоту, пожалуй – на пару голов выше меня… Хотя меня сейчас и Куруми выше, не говоря уже об Исаму. А вот Шин пониже будет, сантиметра на три, может, даже пять примерно. – Вот, ксо, – я поднял голову перед баррикадой и хмыкнул. – Похоже, я сейчас и сюда забраться не смогу. – Совсем не занималась спортом, Мидори? – Эбисузава уже легко вскочила наверх и протягивала мне руку. – Эй, не смотреть! Резко дёрнувшись, Шин отвёл глаза от взметнувшейся юбки девушки. Лицо Исаму я сейчас не видел, но, судя по дуновению воздуха, он тоже не удержался от взгляда – как, в общем-то, и я – и теперь спешно повернулся. Уже поднимаясь на баррикаду, я широко улыбался и едва сдерживал истерический хохот. Похоже, всё-таки все мы, парни, такие, даже когда весь мир катится в ад. И не забыть бы – нужно срочно найти штаны вместо долбаной юбки, иначе и на меня так будут пялиться, если выпадет случай. Шину тоже пришлось помочь – школьник, страдающий лишним весом, не смог перелезть баррикаду самостоятельно. – Что сейчас с остальными баррикадами? – спросил я, когда мы продолжили подниматься на второй этаж. – После этой занялись той, которая на южной лестнице, – показал рукой Шин. Так, запомню, где тут север-юг. Северная лестница, значит, та, которая под теплицей… Чёрт, на крыше же закат солнца было видно, а я тогда о сторонах света и не подумал. Главный вход, значит, на западе. По дороге к южной лестнице как раз была учительская, где мы ещё недавно прятались от зомби. Прошло едва ли часа полтора, а сколько всего случилось… Ещё и ночь не закончилась. Труп повесившегося учителя с измочаленной шеей остался на месте, и, как и положено нормальному трупу, не шевелился. А вот рядом со зловонной лужей видно было успевшую подсохнуть рвоту… У кого-то не выдержал желудок, как раньше у меня на крыше. Журнальчик с инструкцией уже забрали. После горячки бега меня начинал бить озноб. Я уже готов был заорать «наконец-то!», когда дальше по коридору слышно стало голоса. Из соседнего класса под табличкой 2C спиной вперёд вышла та розоволосая девушка в шапочке, Юки. За собой она вытаскивала парту, которую кто-то держал с другой стороны. Слабые совсем, парта одноместная, не тяжёлая… Эх, и я не сильнее, надо почаще напоминать себе об этом. И заняться какими-нибудь физическими упражнениями, особенно на выносливость. Едва заметив нас, школьница, выглядевшая моложе своих лет, выпустила из рук парту, с грохотом упавшую на пол. – Ребята! Я за вас так боялась!.. – бросившись к нам, она обняла Куруми и зажмурила глаза. Я дёрнулся, когда упала парта – недавно в трёх метрах отсюда мы точно так же уронили дверь. Что было потом, я всё ещё отчётливо помню. – Юки-сэмпай! – раздался возмущённый голос из-за двери. Несколькими секундами спустя, сдвинув парту, оттуда протиснулась Акина. – Акина-тян, я рада, что у вас всё хорошо, – я слабо улыбнулся при виде девочки. – Все остальные у баррикады? Она немного нервно посмотрела на меня. – Да, э, Такаяма-сэмпай, – кажется, она меня побаивалась. Догадываюсь, почему. Я отвёл взгляд. Переубеждать её в чём-либо не было сил. – Пойдём, – устало бросил я. – Поможем строить баррикаду, и ещё нужно решить с Сакурой-сенсей, где мы будем спать. Лучше в бункере, конечно. Но тогда стоит потратить время, чтобы ещё укрепить баррикаду на входе, да и окна, если получится, заложить чем-нибудь. Не дожидаясь ответа товарищей, я пошёл вперёд, оставив за спиной растерянную Акину. Сил на разговоры не осталось. Следующий час для меня прошёл в изматывающей работе по перетаскиванию парт. Вначале минут за двадцать мы закончили баррикаду на этой лестнице, потом взялись за северную. Потом, наконец, принялись укреплять вход третьим рядом парт помимо двух уже поставленных. Из кухни никто ломиться не пробовал, зомби на первом этаже не появлялись. Зато пяток их, натужно хрипя, прямо сейчас пытались вдавить вовнутрь баррикаду, не в силах дотянуться, но пугая таскавших парты девушек. – Может, выйдем и перебьём их? – напряжённо глядя на бесновавшуюся в двух метрах от нас нежить, спросила Эбисузава. – Не стоит, Куруми, – я покачал головой. – Мы все устали и хотим спать, так что можем неудачно пропустить укус. Вдобавок… – я чуть помолчал. – Вдобавок мы всё равно не сможем убить всех зомби. Девушка со злостью стиснула зубы. – Ненавижу, – прошептала она так тихо, что я едва расслышал на фоне хрипов зомби. – Как же я их ненавижу… Я не представлял, что можно на это ответить. Ночевать решили всё-таки в бункере. Там обнаружилось несколько мелких комнат с двухэтажными койками. Внутри было холодно, удобства – никудышные, лучше уж было бы спать в верхних классах. Но всё-таки безопасность перевешивала такие проблемы, вдобавок мы занимали едва десятую часть жилых помещений бункера – да ещё нетронутыми остались склады. Распотрошив шкафчики на входе в школу, мы обзавелись сменной одеждой. Я наконец-то добыл штаны, и, отправившись в душевую, собирался переодеться. Пока Сакура-сенсей пошла за всё ещё остававшимися на крыше учениками, я смывал с себя накопившийся пот и кровь. Мыться пришлось в одной душевой с девушками, хорошо хоть, что были кабинки. А вот раздевалка… Бли-ин… Если бы не усталость, вряд ли я мог бы держать себя в руках и не пялиться всё время на соседок. А ведь придётся привыкать. И снова блин. Зато смог, наконец, рассмотреть полностью доставшееся мне тело и впервые увидеть своё лицо. Что тут сказать? Великой красавицей Мидори не была. Не разбираюсь в японских стандартах красоты, но для меня лицо выглядело слишком худощавым, словно девушка изводила себя диетами. Худая, мышц, считай, тоже никаких… Только сиськи второго размера выделяются. Ксо, уж лучше бы их совсем не было – сегодня то и дело мешались, когда я держал лопату обеими руками. А ведь я, в каком-то смысле, убил её – подумалось вдруг. Заместил своим разумом или душой при попадании. Наверное, это должно было меня расстроить, но никаких сил огорчаться не оставалось. Этот слишком долгий день подчистую истощил меня эмоционально. Я напомнил себе, что Мидори в любом случае должна была умереть. Как и Исаму, Саюри, Акина, Шин и все остальные спасённые мной люди. Так что не стоит об этом задумываться. В конце концов, попадание от меня не зависело. Если за что и корить себя, то лишь за то, как я тормозил вначале, не сообразив, что нужно спешно проверить ситуацию и спасать людей. Ещё и сам первым делом на крыше спрятался… Стыдно. – Такаяма-сан, ты долго? – послышался голос, кажется, Юри. – Уже сейчас, – я заканчивал смывать мыло с волос. Наконец, наскоро вытершись и завернувшись в широкое полотенце, я вышел. Со смущением отведя взгляд от едва прикрытых полотенцем прелестей, на размер больше моих, я прошёл к раздевалке, где оставил одежду. Да, кабинок-то мало – только пять штук, и я зашёл в первой партии. Куруми тогда ещё охраняла вход в бункер. Добыть нижнее бельё не вышло, так что пришлось надевать спортивные штаны прямо на голое тело. Вроде бы они выглядели чистыми… Хмыкнув, я натянул спортивную майку, а поверх неё свитер. Беспокоило отсутствие лифчика – насколько я знаю, девушки всегда его носят, но достать свежий было негде. Завтра придётся надеть оставшееся от Мидори бельё. Как раз успеет просохнуть от пота. Стирать его сейчас было откровенно лениво, да и не высохнет. Школьную форму, чулки и туфли я выбросил, благо, найти обувь по размеру удалось без проблем. Выйдя из раздевалки, я ощутил, что стало немного теплее – наверное, запустили обогреватели. Я направился к жилым помещениям, откуда слышно было спор, шедший на повышенных тонах. Действительно, в коридоре между комнатушками на жёстких скамьях сидели четверо – Исаму, Шин, Куруми и та школьница в ошейнике, которую я знаю только по фамилии – Накадзима. – Мы не знаем, кто заражён, а кто нет! – боязливо оглядывая остальных, говорила последняя. – Вы убивали этих… зомби, на вас попадала их кровь. Поймите, вам нельзя находиться рядом с остальными! Ну, по крайней мере, сейчас она действует на нервы не мне. – Ксама, смеешь говорить об этом нам?! – прошипела Эбисузава, прожигая девушку яростным взглядом. – Ты, даже на строительство баррикад вышедшая позже всех? Я обратил внимание на то, что Куруми всё ещё не расставалась с лопатой. Чёрт. Если Накадзима выведет её из себя, когда она в таком состоянии… Само собой, стоило вмешаться. А лучше даже как-нибудь пошутить. – А ты, Накадзима-сан, уверена, что не заражена сама? – я мило улыбнулся, подойдя к ним. – Скажи, комары тебя сегодня не кусали? А то мало ли… Кто знает, как может передаваться зомби-вирус? Прошло несколько мгновений, прежде чем глаза девушки расширились от страха. Она резко, до треска ткани, дёрнула короткий рукав блузки, силясь что-то разглядеть при тусклом свете энергосберегающих ламп. Да и Исаму с Шином как-то немного побледнели… К сожалению, Накадзима по-своему права. Я не знаю, сколько точно занимает инкубационный период, если в кровь попало совсем мало возбудителя. Карантин после каждой вылазки был необходим. – Шучу. Комаров нам бояться не стоит, – поспешил я успокоить товарищей. За моей спиной послышались шаги, а потом и звук опустившегося жалюзи, перекрывшего вход в бункер. Обернувшись, я увидел, как подошли Мегуми, двое запершихся в шкафчике и одна из подруг Накадзимы. Всё это время они ожидали на крыше. Должно быть, страшно было провести столько времени в неведении. И события, развернувшиеся во дворе школы, они наверняка видели… – О-откуда ты знаешь? – неуверенно переспросила Накадзима. – Да всё очень просто, – я только махнул рукой, в которой были зажаты пакеты с вещами. – Если комары и другие насекомые могут переносить заражение, то мы все умрём, как и остальное человечество, и никто больше нам не поможет. Сделать с этим мы ничего не сможем, поэтому беспокоиться точно незачем. Гробовое молчание охватило коридор. Секунд десять спустя Мегуми за моей спиной натянуто рассмеялась. – Такаяма-сан, не стоит такого говорить, – сказала учительница. На самом-то деле за моей уверенностью стояло то, что на крыше был водный резервуар с рыбой, в котором неизбежно должны плодиться комары. Однако героини аниме выжили. С инфекцией зомби, видимо, как со СПИДом* – никакие насекомые заразу не переносят. – Простите, Сакура-сенсей, – я виновато опустил голову. – А вообще, если на то пошло, комнат здесь много – если кто действительно заражён, за ночь станет понятно. Так что просто разделимся и не будем спать всей толпой. Стоило, конечно, оставить часового с оружием – на всякий случай. Но эту идею я так и не высказал – опасался, что эту роль попытается взять на себя Куруми, и так пережившая за день слишком много. Пусть выспится нормально. Я забрал свою заслуженную боевую лопату, оставленную в коридоре, и открыл первую попавшуюся дверь. Нажав выключатель, я увидел четыре двухъярусные кровати. Конечно же, без какого-либо белья. Чёрт… Надеюсь, оно должно быть где-нибудь. – Я спать буду здесь, – проинформировал я остальных, бросив пакеты на верхний ярус ближайшей койки. Рядом прислонил лопату, которую так и поленился отмывать от крови. Школьница, прятавшаяся на кухне, смотрела на меня с каким-то ожиданием и боязнью одновременно, прищуривая глаза. Я сделал вид, что не заметил, но она напомнила мне про ещё одну проблему. Она знала Мидори. Притом, видно, довольно хорошо знала. Следовательно, придётся всё-таки симулировать амнезию. Вот ведь блин… И нужно продумать, что говорить можно, что нельзя… Сейчас, когда мы наконец-то в спокойной обстановке, очевидно, что разговора с ней не избежать. Поиски постельного белья завели меня далеко – на склад. Обширные ряды полок и шкафов, и у меня совершенно не было сил их досматривать. А ведь где-то здесь должно быть и лекарство. Интересно, насколько велики его запасы? К счастью, сюда уже подошли помывшиеся Саюри, Акина и Юки. Проблему удалось решить, совместными усилиями найдя-таки нужные вещи – спустя пару минут розоволосая первой наткнулась на ящики с бельём. Я всё ещё беспокоился о том, какие взгляды бросала на меня Акина. Тогда, на крыше, мы вроде успели познакомиться и немного пообщаться, но теперь она явно меня сторонилась. Скорее всего, это связано с тем, что я и Куруми на её глазах убили двоих заражённых – бесспорно, страшное, кровавое, отвратительное зрелище. Кажется, тогда бедную девушку даже стошнило – как и меня, впрочем. А потом она увидела и множество трупов, разбросанных по школе. Могу только догадываться, к каким выводам пришла Акина. Вернувшись в комнату, я немного удивился. Ещё две кровати кто-то успел занять, положив туда вещи. Интересно: кто решил спать рядом с возможной заражённой? Это я догадываюсь, что инфицирование маловероятно – раз уж в аниме Куруми неоднократно сражалась с зомби, брызги крови неизбежно попадали ей на кожу. Притом много раз, следовательно, вряд ли заражение возможно иначе, как через рану, куда попадёт кровь или слюна с возбудителем. Как ни крути, а это хоть немного успокаивает. – Я тоже сюда, – мимо меня прошмыгнула Саюри, сразу положив свёрток с постельным бельём на одну из дальних кроватей. Мда. Что-то здесь неожиданно много народа оказалось. – Такаяма-сан, не против? – следующей, когда я заправлял кровать, зашла Юри. Она бросила бельё на койку напротив, первый ярус, где уже лежали вещи. Глаза девушки выглядели красными от слёз – похоже, она то и дело продолжала плакать. – Против?.. Нет, конечно, – что-то я тормозить начинаю. Хотя… логично. На улице уже светлеет наверняка. Последней подошла Эбисузава, явно после душа. С лопатой. Если бы она оставила оружие в комнате, я бы не гадал до последнего, кто ещё мог бросить здесь вещи. Она заняла второй ярус той же койки, где легла Юри – напротив моего. Наконец-то я смогу поспать… Пусть я безумно хочу жрать, но сон нужен мне гораздо больше. Пусть мы не добрались до доспехов кендо-клуба, а я так и не проверил, есть ли ключи от автомобиля в сумочке погибшей учительницы, но и с этим разобраться придётся завтра. На свежую голову. – Спокойной ночи, – пробормотал я, накрыв голову одеялом. – Прикройте, пожалуйста, дверь. – Спокойной, – с ноткой сарказма ответил голос Куруми. Что-то неразборчивое пробормотала Саюри. Я услышал, как Юри встала закрыть дверь, но почему-то не сделала это. – Ты тоже собираешься лечь спать здесь? – с сомнением спросила она. – Эм-м… Нет. Я к Мидори-тян. Ксо. Та девушка из шкафчика. – Да? – я высунулся из-под одеяла. – Мидори-тян, ты… Ты спасла меня и Ёширо-куна, – девушка подошла к моей кровати. – Я… никогда не смогла бы такого. Я очень, очень тебе благодарна. Но… Кажется, я догадываюсь, что она скажет. Всё-таки придётся объясняться сейчас. А голова едва что-то соображает… – Но… – в голосе школьницы послышалась обида. – Но почему ты меня игнорируешь?! Мы же подруги! – Ох… Пожалуйста, прости меня, – я старался не встречаться с ней глазами. – Прости, но я даже не помню, как тебя зовут. Ксо… Да я своих родителей не помню, ни лица, ни имена. Похоже, я потеряла память. – Что? Но… Как? – переспросила девушка, близоруко прищуривая глаза. Выглядела она донельзя растерянной и даже испуганной. – И ты… Совсем не помнишь меня? Совсем-совсем? Я мог только отрицательно покачать головой. Пытаясь объясниться с ней, я почему-то ощущал стыд за свою ложь. Пусть даже вряд ли я мог поступить как-либо иначе. – Мидори-тян, и Фуджиту-тян ты тоже не помнишь? – школьница повысила голос, в котором послышалось отчаяние. – Она же… Она же твоя лучшая подруга! И вчера мы с ней и Маюко ходили в кафе, хотя бы это ты помнишь?! – Нет. Я сожалею, – я снова покачал головой. – Очень смутно помню последний сегодняшний урок, но всё, что было до этого… Похоже, я всё забыла. – Но… Как же так? – на глазах собеседницы выступили слёзы. – Как? Да от такого, что сейчас творится, у любого крыша поедет! – огромное спасибо за поддержку, Куруми. Именно таких слов, блин, мне и не хватало. Хотя я догадываюсь, что она говорила, думая о собственной проблеме – как едва могла сдерживать агрессию при виде зомби. Остальные девушки не вмешивались, но, бросив взгляд на Юри, я увидел, насколько ошеломлёнными глазами она смотрела на меня. – Ясно. Жаль… Как же мне жаль, что такое случилось! – школьница из шкафчика всхлипнула и протёрла рукавом глаза. – Тогда… Тогда мы познакомимся заново! Меня зовут Нацуми, Аоки Нацуми! – она снова всхлипнула и одним шагом преодолела расстояние, отделявшее её от моей койки. – Мидори-тян, мы были подругами с первого класса старшей школы… Я расскажу тебе всё, что смогу, вот увидишь, ты правда всё вспомнишь! Обязательно! Нацуми прижалась ко мне, полулежавшему на втором ярусе койки – примерно на уровне её шеи, и заплакала, обхватив меня руками. Я смотрел на низкий потолок, поглаживая тёмные волосы девушки, и думал о ещё одной проблеме, свалившейся на мою голову. Потеря памяти не может объяснить полную смену характера и привычек. Держаться же подальше от подруги Мидори, когда я и тот парень, кажется, Ёширо – наверное, единственные, кто у неё остались… Это просто невозможно. Подождав, пока Нацуми выплачется, основательно вымочив мне рукав свитера, я тихо сказал: – Пожалуйста, девочки, только не говорите никому, что я потеряла память, – я порывисто вздохнул – Не хочу, чтобы меня кто-то считал сумасшедшей. – Д-да, Мидори-тян. Я никому не скажу! – Нацуми оторвалась, наконец, от меня. Я обратил внимание на то, что у неё, похоже, было плохое зрение – очень уж характерно щурилась, даже вблизи. – Обещаю, – серьёзно сказала Эбисузава. Я дождался подтверждения двух других девушек. Кажется, объяснение с Нацуми прошло лучшим образом. Сама ситуация, бесспорно, очень дурно пахнет, но ничего другого я сейчас не сделаю. Да и голова не варит совершенно. Ночевать в нашей комнате новообретённая подруга не осталась – ушла куда-то, видимо, уже заняв место. А я с каждой секундой всё сильнее хотел уснуть. Интересно, я смогу уже, наконец, выспаться и заняться разбором той грёбаной хрени, в которую угодил, на свежую голову? Или ещё кто-нибудь помешает? Я так и не заметил момента, когда провалился в сон. ===================== Примечания к тексту главы: * Автор прекрасно знает, какую ошибку допустил главный герой в мыслях. Да, правильно было сказать ВИЧ (вирус иммунодефицита человека), а не СПИД (вызванная им болезнь, которой при заражении ВИЧ можно и избежать). В текст я внёс именно вариант СПИД, так как эта ошибка достаточно распространённая и хорошо показывает отсутствие обширных знаний о биологии у главного героя. =====================
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.