ID работы: 4341170

Школа выживания

Фемслэш
NC-17
Заморожен
403
Размер:
72 страницы, 5 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
403 Нравится 418 Отзывы 222 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
Когда я проснулся, Юри и Куруми ещё продолжали спать. В тусклом свете, проходившем через окошко из матового стекла в двери, видно было аккуратно застеленную кровать Саюри. В комнате девушка отсутствовала, возможно, меня разбудил стук двери, когда она уходила. Присев и оглядев комнату, я сразу завалился обратно в кровать. Всё тело немилосердно ныло после вчерашних «подвигов». Кажется, боль вызывала даже попытка пошевелить пальцем. Чёрт. А ведь мне в этом теле жить, если повезёт, ещё десятилетия. Хотя глупо обижаться на прошлую Мидори из-за того, что она не занималась спортом. В конце концов, физическая сила могла вообще никогда ей не пригодиться. – И всё-таки это не сон, – тихо пробормотал я на японском. – Ну, есть хоть какой-то повод порадоваться. Ещё вчера я был Игорем Зыкиным, недавним школьником, умирающим от рака. А теперь у меня новая жизнь, в другом теле и с другим именем, и в случае успеха прожить я могу ещё долго. Пусть даже я попал в аниме про зомби-апокалипсис, но это, по крайней мере, лучше Евангелиона и всеобщего растворения в LCL. От факта моего попадания, действительно, голова идёт кругом. Когда я читал про попаданцев, зачастую мечтал оказаться на их месте: вначале хотел вырваться из скучной серой повседневности, а потом надеялся, что такое будущее ждёт меня после смерти. Но ведь я так и не верил, что это возможно. Боюсь теперь даже подумать, насколько неверны могли быть мои представления о мире. Существует ли вправду душа и жизнь после смерти? Или моё сознание каким-то образом переписали из одного мозга в другой, в параллельной вселенной, высокоразвитые инопланетяне? Или верно какое-то иное объяснение, которое я не могу даже вообразить? Да на хрен всю эту чушь. Всё равно ни одну версию проверить не выйдет. И важно для меня то, что творится здесь и сейчас. Прежде всего, мне не повезло сменить пол. Придётся теперь привыкать к жизни именно в таком теле. Рано или поздно начнутся грёбаные месячные, блин… Даже вспоминать об этом противно. А ещё, наверное, стоит приучиться думать о себе в женском роде, иначе рано или поздно запутаюсь, как говорить о себе вслух. Хотя вчера вроде не путал, наверное, повезло. Так, как бы попробовать на примере… Когда я проснулась, то посмотрела по сторонам… Да блин, шарики за ролики заезжают, когда пытаюсь мысленно называть себя в женском роде. Ощущаю себя чёртовым извращенцем. Когда говорил вслух, такой проблемы почему-то не возникало. Если так подумать, откуда взялись мои знания японского? От Мидори, вероятно. Если я знаю те слова, которые знала она, то выходит, что называть себя в женском роде для меня теперь почти привычно. Совсем как у зомби, получивших рефлексы от воспоминаний человека. Бр-р… Охренеть, какое приятное для меня сравнение. Я посмотрел… посмотрела на спящих девушек. Лица Юри я не видел, а вот слёзы, текущие из закрытых глаз Куруми даже во сне, были хорошо заметны. Её губы беззвучно шевелились, руки стискивали перед собой край одеяла, оставляя ноги открытыми. Бедная. Вспомнить только, через что она прошла вчера… И после этого смогла сражаться с зомби, убив их больше, чем все остальные, вместе взятые. Я вчера зарубил… блин, зарубила, кажется, четырёх? Или пять? Уже едва помню. Всё же чувствую, что привыкать к смене пола мне придётся ещё долго. Хотя ладно, сейчас лучше обдумать другое, пока остальные спят. Что у меня есть, чего я добил… лась вчера и что стоит сделать дальше. В бесспорном плюсе – я спасла множество людей, которые должны были погибнуть. Я убедилась, что могу убивать зомби, несмотря на плохую физическую подготовку. Благодаря всему этому я завоевала уважение остальных. Мой план удался, хотя автомобиль привлёк много заражённых и сломался в неудачный момент. Вдобавок, мы попали в бункер раньше, чем это было в аниме, и сможем найти вакцину. Когда будем выбираться наружу за припасами, стоит брать хотя бы по одной дозе на человека, и можно будет не так опасаться укусов. На этом мои достижения заканчиваются, и начинаются проблемы. Во-первых, вокруг творится чёртов апокалипсис. Каждый человек здесь потерял друзей, родственников, близких людей – или потеряет в ближайшее время. И Куруми вчера сказала верно – от такого у кого угодно крыша съехать может не хуже, чем у Юки в аниме. У той хоть была достаточно безобидная шиза, а вот что может случиться с другими… Во-вторых, Нацуми – сама по себе проблема. Подруга прежней Мидори в течение, по крайней мере, пары лет, хорошо знающая её характер и привычки. Амнезия же способна объяснить далеко не всё, и в её присутствии стоит вести себя осторожнее. Кстати, про потерю памяти нужно рассказать ещё Исаму и Шину. Вот остальные знать точно не должны. Далее – слабое физически тело означает постоянную опасность. Можно, в принципе, отсиживаться в бункере с остальными, но этот выход бесперспективен. Ждать спасения, судя по аниме, не стоит. Кстати, надо бы разобраться с моим послезнанием и выписать всё, что я помню… А помню я довольно мало. Например, где находится тот супермаркет, в котором прячутся Мики и ещё одна школьница? Их нужно вытащить в ближайшее время, как будет возможность, только вот, вероятно, придётся для этого посетить несколько подходящих мест, пока не найдём бедных девушек. Также мы лишились автомобиля, так и не получили доспехи клуба кендо… Громкий крик прервал мои мысли, заставив дёрнуться от неожиданности. Чуть погодя я узнала голос Куруми. – Всё-таки это не сон, – прошептала девушка, почти как я недавно. Я видел… ла, что она всё ещё плакала. Чёрт, я хочу её как-то поддержать или подбодрить, но даже не представляю, что можно сказать в такой ситуации, чтобы не вышло ещё хуже. Наверное, стоит как-то отвлечь, занять каким-нибудь делом? Внизу зашевелилась Юри, но пока не просыпалась. – Привет, – тихо сказала я. – Не буду спрашивать, как спалось: вижу, что плохо. – И не говори, – Куруми вздохнула. Протерев глаза одеялом, она резко вскочила и спрыгнула вниз. Я сразу отвёл взгляд в сторону – в отличие от меня, Эбисузава спала без верхней одежды. Пока девушка одевалась, я продолжал лежать, с лёгким ужасом думая о том, что скоро мне придётся встать и снова напрягать натруженные вчера мышцы… Ксо, продолжала, продолжала. Опять забыла, хотя почти уже перестала сбиваться. Прихватив с собой лопату, Куруми вышла из комнаты. Ох… А мне теперь ещё и переодеваться. И в туалет сходить… Вчера я была слишком уставшей, чтобы особо задумываться об этом, а сейчас каждая грёбаная мысль о моих физиологических проблемах заставляет казаться себе извращенцем. Блин… Уже извращенкой. Есть в этом какая-то грустная ирония. Читала я много и книг, и фанфиков про попаданцев, но именно попаданцев со сменой пола не любила – всегда было подозрение, что извращённый автор решит сменить персонажу не только пол, но и ориентацию вместе с ним. Вот уж точно ни за что на свете! Тем более, когда вокруг полно красивых девушек моего возраста… Впрочем, вряд ли я буду привлекать их в этом теле. Да, грёбаное невезение!.. Хотя ладно, не до девушек. Тут бы выжить и наладить хоть какой-то быт, а потом думать о всяких мелочах. Да и остальным сейчас, подозреваю, совсем не до романтики. Когда я выходила, Юри всё ещё продолжала спать. – Привет, – поздоровалась я, найдя, наконец, остальных. Говорить «доброе утро» сейчас явно не стоило. Многие ещё не вставали – в небольшой столовой я увидела только Мегуми, Куруми, Саюри с Исаму, Акину, Нацуми и Еширо. Учительница была с синяками под глазами и даже немного пошатывалась, заторможено повернувшись на приветствие. Похоже, она ещё и не ложилась – то ли не смогла заснуть, то ли посчитала своим долгом дежурить, пока спали ученики. Чёрт, когда вижу их лица, едва сдерживаюсь, чтобы самой не заплакать, как девчонка. Хотя да… Я теперь и есть девчонка. Впрочем, это всё равно не повод лить слёзы. – Да, Такаяма-сан, – запоздало отозвалась Сакура-сенсей. Вслед за ней отреагировали и другие. Подойдя ближе, я ощутила, как от запаха пищи скрутило живот. Я была голодна настолько, что сожрала бы и мертвеца, наверное. Хотя, я надеюсь, они всё же не зомбятину приготовили. Должны же в бункере храниться нормальные припасы. – Еда… Кажется, я безумно голодна, – протянула я, вдыхая аромат чего-то острого. – На всех хватит? – Да, Мидори, – глухо ответила Куруми, угрюмо глядя на какую-то вермишель, намотанную на палочки. Кстати, смогу я ими пользоваться? Наверное, да. Всё же проблем с координацией в новом теле не возникало. – Я ненадолго, – вначале зайду в туалет и переоденусь. Да и умыться тоже стоило бы. Надевая бельё Мидори, я действительно виделась себе извращенкой. Хотя без него было ещё хуже. Моё тело казалось заметно чувствительнее прошлого, особенно грудь. Без лифчика, в одной майке и свитере, каждое движение вызывало лишние ощущения, далеко не всегда приятные. Это у девушек всё время так, или не повезло конкретно мне? Вчера было не до того, чтобы разбираться, а вот сейчас… Да уж, а мне теперь так жить. Конечно, это далеко не худшее, что могло случиться – я рада, что не умерла окончательно, а уж на фоне смерти смена пола кажется мелочью. И всё равно до сих пор голова идёт кругом! И мыслить о себе в женском роде непривычно. Так, может, ну его нафиг? Хотя… Ладно. Со временем я должна привыкнуть. А считать себя по-прежнему парнем, переселившись в тело девушки – верный путь к шизофрении, как мне кажется. Она самая и есть: видеть одно, а думать совсем другое. Переодевалась я в кабинке туалета, тут же рядом и умылась. Над раковиной висело зеркало… А физиономия у меня довольно-таки уныло выглядит. И волосы растрёпанные со сна. Впрочем, приглажу кое-как и ладно – они всё равно короткие, а не как у Куруми, Юри или Мегуми. Меньше проблем с причёской. Когда я вернулась, народа за столами стало заметно больше. Появилась Накадзима с обеими подругами, заспанная Юки, не хватало пока только Шина и Юри. Школьники мрачно ковырялись в тарелках, какого-либо разговора у них не завязалось. Ну да. Вчера был ужас и кошмар, а сейчас, в безопасности, они задумываются о будущем. И лучше уж так, чем впадать в истерики. Хотя и они неизбежны, по крайней мере, у некоторых. – Итадакимас, – глядя на тарелку, безразличным голосом сказала я. А еда, кажется, была тем самым японским раменом, хотя не уверена точно. Спросить об этом позднее можно только у тех, кто в курсе «амнезии». Что касается палочек – как оказалось, орудую ими я вполне сносно. Вначале пришлось покрутить их в руке, пока они не заняли привычное положение, но потом вышло вполне удобно. За столами ученики иногда перебрасывались тихими репликами, но разговора так и не возникало. Мегуми, видно, уже поев, стояла поодаль у стены и нервно теребила руки. Как мне показалось, она чего-то ждала. Когда появился вначале Шин, а потом всё ещё заплаканная Юри, учительница наконец-то собралась с силами. – Ребята, я предлагаю, – она немного стушевалась, когда на неё посмотрели все и сразу, и выставила перед собой листы бумаги, до того лежавшие на столе рядом, – предлагаю собрать идеи того, что нам делать дальше. Все идеи делим на две части – что нужно делать, чтобы выжить, и какими правилами руководствоваться в нашей совместной жизни. Всё-таки нас много, мы все разные… Голос девушки становился всё тише, пока не сошёл на нет. Я понимаю: она оказалась самой старшей, но не готова ещё отвечать за чужие жизни. Вдобавок она не выспалась и, кажется, сейчас едва соображает. Из меня лидера всей команды не выйдет в любом случае, так что нужно бы её поддержать. – Предлагаю вначале выбрать руководителя, – сказала я, убедившись, что Мегуми замолчала. – Ну, ясно, что все будут за вас, Сакура-сенсей. Несколько человек поддержали меня кивками или негромкими утверждениями о согласии. – Да. Хорошо, – учительница слабо улыбнулась и поправила растрёпанные волосы. – Ещё что-нибудь? – Может, познакомимся все, Сакура-сенсей? – высказался Исаму. – А, да, – девушка кивнула, собравшись с мыслями. – Меня почти все знают, я – Сакура Мегуми, последние два месяца была учительницей японского языка и каллиграфии… Так недолго? Ясненько с этим. Последующее знакомство пошло уже бодрее. Школьники немного отвлеклись от свалившейся на нас беды, а я старалась запоминать незнакомых пока товарищей по несчастью. С Исаму познакомиться я более-менее успела, узнала теперь только, что был он из класса 3С, а вот с его младшей сестрой вчера едва парой слов перебросилась. Саюри училась в классе 1В, состояла в клубе кендо, как и брат. Исаму был мускулист – теперь, когда он сменил тёмное кимоно на школьную форму, это было хорошо видно – и коротко стрижен, высокого роста – пожалуй, выше остальных присутствующих. Его сестра таким ростом или мускулатурой похвастаться не могла, но выглядела тоже достаточно спортивной. Её тёмно-коричневые волосы были стянуты в короткий хвост на затылке. С Ёсимурой Шином я вчера общалась меньше. Он оказался младше остальных участников зачистки школы – учился в классе 2С, так что лет ему, видимо, шестнадцать-семнадцать. Его смелость вчера вызвала у меня уважение: толстый, слабый, совсем не тренированный, он всё-таки решился выйти против зомби. Из него может получиться хороший товарищ. Аоки Нацуми, подруга прежней Мидори, старалась не отходить далеко от парня, с которым пряталась в шкафчике – Каматы Ёширо из класса 3D. Нацуми была худой девушкой небольшого роста, немногим выше Юки, с тёмными волосами чуть ниже плеч, поэтому сильно походила на новую меня. И она до сих пор щурилась – видимо, очки потеряла ещё тогда. Хотя… Не уверена, возможно, она их просто не носит – припоминаю, что она была без очков, когда я вытаскивала из столовой Саюри. В отличие от неё, Ёширо казался физически развитым, пусть и был невысокого роста. Меня интересовало другое: эти двое – парочка? По тому, как они жались друг к другу, выглядело похоже. Хотя они казались совсем разными людьми, но всё бывает. Мори Акина – с ней я познакомилась ещё на крыше, но, кажется, она меня до сих пор побаивалась. Она училась в классе 1А и, как я знаю, состояла в клубе садоводов. Накадзима Каэде, с которой я неудачно столкнулась вчера ещё до того, как всё началось – девушка-неформалка, судя по внешности, училась в классе 3А вместе с Юки. Всем своим видом она, похоже, стремилась выделиться – пирсинг с несколькими кольцами в ушах, ещё пирсинг слева под губой, крашеная в ярко-красный прядь на лбу, ещё и непонятно зачем ремешок вокруг шеи, напоминающий ошейник. Она с подругами была в кабинете музыки, когда я бегала по школе. Я даже припомнила, что такой персонаж мелькал в глюках Юки, показанных в аниме. Её подруги такой необычной внешностью не отличались. Танабе Нэтсуко, девушка с жиденькой тёмно-русой косой до лопаток, была одноклассницей Накадзимы, а светловолосая Савада Хитоми, носившая карэ чуть выше плеч, училась в классе 3D, как и Ёширо. Собственно, помимо них, оставались только известные мне по аниме персонажи. Если Куруми я уже воспринимала, как вполне живого и знакомого мне человека, то с Юки и Юри я толком не общалась и теперь старалась поменьше думать про их анимешные прототипы. Это было не столь уж сложно – по лицам узнать рисованных девушек я бы не смогла, не похожи совершенно. Вот причёски и одежда совпадали, тут без вопросов. Всё же, общаясь с живыми людьми, не стоит воспринимать их, как персонажей аниме. Это может сильно помешать в будущем. После знакомства обсуждение пошло уже живее. Первым делом я предложила взглянуть на опись запасов бункера, приведённую в том самом журнале. Мегуми поколебалась, прежде чем его отдавать, но не больше нескольких секунд. Однако я сразу убедилась, что действительно не следовало изучать журнал сейчас. – У нас… – голос Куруми сорвался. Она напряглась и стиснула кулаки перед собой. – У нас… Всё это время… В подвале была вакцина от этой грёбаной эпидемии?! – девушка перешла на крик. – Мы могли спасти их… Не убивать, а вколоть эту хренову вакцину… – Куруми-тян, успокойся, – учительница попыталась остановить истерику, но сделала только хуже. – Вы не понимаете! – закричала Эбисузава. – Мы могли бы попытаться спасти… Хотя бы кого-то… Хотя бы тех, на кого хватит грёбаных пятидесяти доз… А я… Я просто убила их! – Куруми! – попыталась было вставить я слово. – И теперь я, получается, ещё и массовая убийца! – крикнула девушка. На неё страшно было смотреть: обхватив голову руками, она глядела на стол перед собой и дрожала. Из глаз уже начинали течь слёзы. – Куруми, стоп! – я тоже перешла на крик. – Вспомни: зомби – холодные! Никакая вакцина не поможет, если после уничтожения инфекции у тебя в руках останется обычный холодный труп! Здесь же должно быть описание действия вакцины, так какого чёрта ты истеришь?! – А? – она ошеломлённо посмотрела на журнал. – Да, Мидори… Нужно поискать. И мы все снова закопались в обширную инструкцию. Куруми ещё всхлипывала, но, кажется, пока держала себя в руках. – Вот здесь, – сказала Мегуми. Она успела уже, наверное, прочитать весь журнал, поэтому нашла довольно быстро. – Описание действия экспериментальной сыворотки… По описанию, препарат вышел не таким уж великолепным средством борьбы с инфекцией. Во-первых, он действительно мог помочь только тому, кто ещё не превратился в зомби окончательно, у кого пока сохранилась в целости нервная система. Хотя ставших зомби недавно сыворотка вылечить ещё могла, но требовалась немедленная реанимация, чтобы организм не погиб от шока в ходе «излечения». Во-вторых, гарантированной надёжностью препарат тоже не обладал: как и было написано, сыворотка – экспериментальная, с неприятными побочными эффектами. Нет, зомби-инфекцию она должна была лечить гарантированно*, но примерно в десяти процентах случаев убивала и заражённого. Мягко говоря, весьма рискованно. Наконец, иммунитет, который получал человек после укола сыворотки, действовал недолго – неделю-две в полную силу, дальше ещё за пару недель постепенно сходил на нет. То есть, если сегодня меня укусит зомби и я получу укол, ухитрившись пережить его, то ещё неделю заражения можно не бояться. А вот дальше – как повезёт… Впрочем, будет уже хотя бы ясно, что сыворотка меня не убивает и её можно использовать снова – риск смертельного исхода был связан с индивидуальной непереносимостью. Её можно обнаружить, проведя обычный анализ крови, но у нас для этого не было ни инструментов, ни специальных знаний. В общем, не панацея. И ясно, что колоть только в случае самого заражения, а не заранее – проводить вакцинацию бесполезно, и осторожность нужно проявлять не меньшую, чем до этого. Куруми прочитанное, кажется, несколько успокоило. Надеюсь, она будет меньше винить себя. А на складах, согласно описи, запасов было немало. К сожалению, рассчитаны они оказались исключительно на жизнь в бункере, без выхода наружу – ни оружия, ни какой-либо брони, ни ещё чего в таком роде… Зато провизия была рассчитана на полгода для двухсот пятидесяти человек – это реально много. Если бы она только не была представлена в основном сухпайками… Консервы тоже были, и столь малому числу выживших их хватит минимум на год, если не больше. Крупы, другие продукты долгого хранения – тоже довольно много. Налицо была крупная проблема. Мы можем прожить здесь долго, очень долго, не выходя наружу вообще. И как теперь убедить остальных, что поступать так не стоит? Требовалось поднять этот вопрос, но осторожно. Зачитав весь список, Мегуми попыталась ненавязчиво перевести разговор на первую тему – сбор предложений о том, что нам делать для выживания и какие правила стоит ввести. – Для начала хорошо бы вообще решить: какова наша стратегия? – первой высказалась я, благо, опережать меня никто не пытался. – Понятно, что мы хотим выжить, и провизии здесь нам хватит на годы – можно укрываться долго. Но вряд ли столько времени проработает энергоснабжение бункера, а значит, вода, свет, тепло – всё это в будущем исчезнет. И я не верю, что нас кто-то отсюда спасёт. Значит, наша жизнь будет зависеть только от нас самих… – Ближе к делу, – резко сказала Накадзима, уставившись на меня. – Ты намекаешь на то, что придётся снова выходить? Ты совсем дура? Никакая сыворотка не поможет, если тебя разорвут на части десятки этих тварей. Чёрт. Как же она меня всё-таки бесит. Нет, я не жалею, что спасла её… Пока ещё не жалею. Но, раз под боком такой источник конфликтов, не исключено, что пожалеть ещё успею. – Видишь ли, Накадзима-сан, – я улыбнулась, показав зубы, – ты забыла о ещё одном нюансе. Хочешь сидеть здесь полгода, год, больше? Будь готова к тому, что мы все свихнёмся. Проживать одинаковые дни один на другим, даже не зная, что творится наверху… Никто не выдержит такого. – Тогда что предлагаешь ты? – она скривилась, не желая признавать поражение. Я развела руками. – Очень просто. Обезопасить школу, заложив окна на первом этаже и главный вход, – посмотрев на Мегуми, я обнаружила, что она записывала идеи, как и собиралась. – Тогда мы не будем ограничены вечным сидением в бункере, у нас ведь даже огород на крыше есть. Те, кто не боятся, смогут покидать школу в поисках всего нам необходимого, от запасных солнечных панелей до одежды. И, что важнее, мы сможем найти тех, кто ещё жив – сейчас на это пока есть шансы. Кто-то заперся в своих квартирах, ещё где-нибудь – если у них нет под рукой воды и продуктов, то долго они не проживут, но в ближайшие дни вытащить их ещё можно. Сразу же на меня шокировано посмотрела Юри – с неверием и едва заметной надеждой во взгляде. Схожие чувства, менее ярко выраженные, читались и на лицах других. – Такаяма-сан, ты думаешь, это возможно? – тихо сказала Юри. – Конечно. Мы же выжили, – кивнула я. – Понятно, что спрятаться успели немногие, но кто-то ведь точно ещё остался. Только вот проблема… Без автомобиля никуда мы не выберемся. Разве что до ближайших домов можно добраться, но это только ночью, когда зомби будет поменьше. После слов про автомобиль Юри мрачно опустила взгляд. Слишком переживает, должно быть – у остальных это не так выражено. Эх… Кажется, я только что создала себе ещё больше проблем. Теперь все неизбежно будут надеяться, что их родственники живы, и будут умолять проверить, стоит только собраться на вылазку за чем-нибудь нужным. С теми, кто живёт недалеко, это ещё реально, а если искать придётся в центре Токио? Там запросто можно нарваться на толпу, в которой не то, что автомобиль – танк завязнет. И ведь просто взять и отказаться… Вряд ли получится. Если откажусь я, то согласиться могут и Исаму, и Куруми – вон, как она смотрит на меня сейчас. Словно ожидает чего-то, едва сдерживается, чтобы не перебить. – А пока что стоит найти дело каждому, – закончила я свою мысль. – Нам нужно здесь обустроиться и хоть как-то наладить жизнь. Да и… что даже важнее – меньше времени будет задумываться о плохом. На это возражать никто не стал, хотя видно было, что кое-кому идея пришлась не по нраву. – А ещё… Ой, – Юки поспешила вставить свои пять копеек, но сразу сбилась. – А… Точно, ещё нужно придумать что-нибудь, чтобы поднять всем настроение! Ну, или боевой дух, – розовласка покосилась на Куруми. – Мидори-тян, ты верно сказала – иначе же мы тут свихнёмся! Вот чёрт. Идея-то дельная, но очень не вовремя сказанная, как мне кажется. Она вызвала хорошо заметную волну негатива со стороны Юри. О ком же всё-таки она так волнуется, что не может больше ни о чём думать? Она и к столу последняя подошла, и к еде, как вижу, едва притронулась. – А ты забавная, малявка, – Исаму грустно усмехнулся. Вот занятно, если на то пошло. У Юки ещё видны следы слёз не хуже, чем у Юри, но она пытается хоть как-то помочь другим отвлечься. Пусть не очень удачно вышло, но уж как может. – Я не малявка! Мне уже почти восемнадцать, – Юки обиженно надулась, сложив руки на груди. Блин, как же смешно она сейчас смотрится… Всего пару секунд спустя Юри вскочила со стула. – Я… – она всхлипнула, уставившись перед собой. – Простите, я… Ещё раз громко всхлипнув, школьница развернулась и убежала в сторону комнат. – Ри-тян! – Куруми протянула руку, но Юри успела пролететь мимо. – Ксо… Пойду, поговорю с ней. Эбисузава встала, подобрав неизменную лопату, и быстрым шагом отправилась вслед за подругой. Блин, что делать? Продолжить обсуждать ситуацию с остальными или узнать, что с Юри? Я быстро окинула взглядом остальных. Похоже, демарш Вакасы опять выбил их из колеи. Ладно уж… Что-нибудь решат и без меня, потом спрошу, о чём говорили. Молча поднявшись с места, я тоже ушла вслед за девушками. Непрекращающийся плач Юри слышен был издалека. Она не пошла в комнату, вместо этого скрывшись в раздевалке перед душевой, неподалёку от нашего временного жилья. Остановившись под дверью, я прислушалась. – Да не плачь ты так! – взволнованный, на грани такой же истерики, голос Куруми. – Мы выжили, Ри-тян, и это главное. Пусть всё плохо, но всё наладится, будь уверена! Не кажется мне, что это правильные слова для утешения, если Юри волнуется за кого-то из близких. – Не наладится! – выкрикнула Вакаса, подтвердив мои мысли. – Мы здесь выжили, а там… Моя сестрёнка… – девушка громко всхлипнула. Сестра? В аниме о ней не было ни одного упоминания, как мне кажется. Может, конечно, я просто забыла… Да чёрт побери! Пора уже забить на то, что из аниме я чего-то не помню. Здесь живые люди, а не нарисованные, и понятно, что в аниме просто не могло быть всех подробностей про их привычки, желания, родных и близких. Коротко постучав, я вошла в раздевалку. Зарёванная Юри прижималась к Куруми, которая гладила её по спине. Обе девушки сразу посмотрели на меня. – Куруми-тян… Мидори-тян, и ты ведь слышала… – слабым голосом сказала Юри. – Скажите, ведь мы ещё можем спасти мою сестру? Есть ещё хоть какая-то надежда? Эбисузава всё ещё требовательно глядела на меня. Ох… Блин. – Где она была, когда это началось? – хмуро спросила я. – В школе, дома, где-то ещё? Если дома хорошая дверь и окна высоко, то шансы есть. Если же в школе… Тут зависит от учителей. – Она должна была быть в школе, – едва слышно прошептала Юри. – Километра три-четыре отсюда. Сестрёнка ходила в клуб пения, и говорила, что задержится из-за репетиции… Я стиснула зубы от безнадёжности ситуации. Вот ведь грёбаное дерьмо… И шансы на спасение невелики, и далеко отсюда – очень большой риск. Я колебалась, не зная, что ответить – просто сказать, что это невозможно, было слишком постыдно, но и отправляться за девочкой неизвестно куда, сквозь городские улицы, битком набитые зомби… Если это не самоубийство, то как это вообще назвать?! – Мидори, скажи, мы ведь можем? У нас есть шансы? – требовательно спросила Куруми. – Мы ведь… Мы не можем просто сидеть здесь и ничего не делать! Да блин, они же так вдвоём и отправятся! И погибнут к чертям собачьим. Обе. Но и я сдохну, если пойду с ними. Или всё-таки… Ксо, можно же что-то сделать, чтобы свести риск к минимуму? – Да, мы должны попытаться, – я отвела взгляд от Юри. – Шансов мало, но они хотя бы есть… Однако нам нужна машина. Без неё мы просто подохнем впустую, едва покинув школьный двор. И нужно найти хоть какую-то защиту, если будем искать выживших в здании школы, где училась твоя сестра. А в идеале… – я чуть помолчала. – Нам нужно оружие. Настоящее. – Мы не можем терять время! – резко выдохнула Куруми. – Не потеряем сейчас немного времени – значит, потеряем жизни, – я встретилась с ней глазами. – Нам нужны ключи от машины – это самое главное. И ещё вчера мы с Исаму обсуждали доспехи клуба кендо – они могут хотя бы частично защитить от укусов. Возьмём с собой несколько доз вакцины… И тогда сможем пойти на риск. Вакаса протёрла глаза от слёз. – То есть… Мы действительно можем? – с безумной надеждой шептала девушка. – Мы спасём её? – Если она ещё жива, – я снова отвела взгляд. Куруми вскочила со скамьи, едва не сбросив подругу на пол. – Нужно сказать Исаму, – заявила она, уже открыв дверь в коридор. Я прикусила нижнюю губу, задумавшись о том, что совершенно напрасно иду на смертельно опасную авантюру. Но и выхода другого тоже не видно. – Мидори-тян… Почему ты, Куруми-тян и Ямада-сан зовёте друг друга просто по именам? – неожиданно спросила Юри. Вопрос прозвучал не к месту, но стоило бы ответить. Может, хоть отвлечётся. – А, это… – протянула я. – Договорились ещё вчера, после очистки школы от зомби – мы трое и Шин. По мне, глупо было бы держаться за условности этикета, когда мы вместе рисковали жизнями. Я чуть помолчала и продолжила. – А ты тоже знакома с Исаму, Вакаса-сан? – Да, конечно, – Юри кивнула. – Мы с ним и Куруми-тян учимся в одном классе. То есть… учились. И опять разговор ушёл не в ту степь, блин. – А ещё кого-нибудь из выживших ты знаешь, кстати? – я грустно улыбнулась. – Понимаешь ведь, что я никого не помню. – Ну, если только Сакуру-сенсей, – Юри слегка улыбнулась в ответ. Её глаза ещё были красными от слёз, но, по крайней мере, она больше не плакала. – Остальных… Нет, ни с кем больше не знакома. Прервав беседу, резко распахнулась дверь. Исаму практически ворвался, быстро зайдя в раздевалку. – Мидори, я уже говорил, что ты ненормальная? – голос кендоиста звучал неприятно удивлённым. Видимо, Куруми успела рассказать ему про ситуацию с Юри и моё решение. Тем временем, уже без такой торопливости, зашли Куруми и Шин. – Кажется, говорил вчера что-то в таком духе, как раз после забега вокруг школы, – я натянуто рассмеялась. – А вообще… Может быть. Я ещё не сказала, что у меня вчера отшибло память. – Память? – глаза Исаму округлились. – Мидори, ты хочешь сказать, что у тебя амнезия? – Да, похоже на то, – я отвела взгляд, чтобы не смотреть ему в глаза. – Я ничегошеньки не помню о том, что было со мной до вчерашнего дня. Даже имена родителей не помню. Не узнала свою подругу, Нацуми, когда мы вытаскивали её из столовой. Вот… Такие дела. – Но ведь это лечится? – неуверенно спросил Шин. – Должно лечиться, наверное, – я развела руками. – Но у нас же никакого психотерапевта нет, который разбирается в этой болезни. Главное, не говорите никому. Вам-то я доверяю… Исаму поморщился. – Мидори, ты же вроде хорошо соображаешь… По тебе и не скажешь, что у тебя амнезия. И ты действительно собираешься отправиться на верную смерть? Ещё и Куруми с собой потащить? – парень покачал головой. Юри прямо-таки сжалась при его словах. – Я и сама бы поехала, Исаму, – Куруми хмуро, но уверенно уставилась в глаза однокласснику. – Я понимаю, каково потерять… близкого человека. По больному ведь бьёт. Я помню, как вчера он боялся за сестру. – Ребята, пожалуйста, не ссорьтесь, – с мукой на лице высказалась Юри. – Если шансов спасти мою сестрёнку всё равно никаких, то не нужно никуда ехать. Всё равно ведь бесполезно… Но если какая-то надежда пока ещё есть, умоляю, помогите!.. Прикрыв лицо ладонями, девушка тихо заплакала. Кивком указав на неё, я обратилась к Исаму. – Выбора всё равно нет. Она может быть жива, и мы… И я просто обязана попытаться, – я пожала плечами, как будто речь шла о само собой разумеющемся. – Ох… Ну, что поделать, – школьник вздохнул, соглашаясь с неизбежным. – Придётся поиграть в героев ещё раз. – Кстати, если на то пошло, все вместе мы в любом случае не поедем, – сказала я. – Так мы едва влезем в машину, да и зомби привлекать будем больше. А я подозреваю, что вы тоже хотите поискать свои семьи – кто-то из них может быть жив. Перенапрягшиеся вчера мышцы рук и ног до сих пор болезненно ныли. Конечно, едва ли теперь я смогу орудовать лопатой настолько же хорошо, но есть надежда, что в доспехах кендо-клуба мы будем незаметнее для зомби. Если так – справимся. – Ладно уж, – Исаму кивнул, на глазах обретая уверенность. – Раз решили, пора действовать. Для начала – где возьмём автомобили? – В учительской могут быть ещё ключи. Хотя придётся поискать, конечно, – отозвалась Куруми, уже выходившая из раздевалки. – Перед школой ещё несколько авто стояли. Правда, пару из них я немножко побила, когда выруливала… Следом за ней мы вышли в коридор. – Ещё ключи могут быть в сумочке, которую мы подобрали вчера. Я так и не успела её проверить, – я направилась к комнате. – А ещё нам нужна защита… Так что вначале наведаемся в клуб кендо. Ключи действительно нашлись – повезло. Оставалось выйти из бункера и проверить, ухитрились ли зомби проломить баррикаду или залезть через окна. Дальше в учительскую и в здание клубов. Как я узнала у Исаму, кендо-клуб собирался обычно в спортивном зале, который и находился в соседнем корпусе. Там же рядом были и раздевалки кендоистов, где хранилась их форма. Поскольку занималось в клубе двадцать семь человек, в том числе и девушки, можно было рассчитывать, что подходящие доспехи найдутся каждому. Конечно, нельзя было надеяться, что никто не обратит внимания на наши приготовления. Когда я копалась в сумочке покойной учительницы, а рядом собирались Юри и Куруми, в комнату вбежала перепуганная Нацуми. Следом за ней вошла Сакура-сенсей. – Мидори-тян! – девушка почти сбила меня с ног. – Ты… Неужели ты собираешься… выйти? Последнее слово она едва слышно прошептала. – Да, Нацуми-тян, я собираюсь на вылазку, – устало ответила я. Теперь ещё и ей объяснять… – Куруми, у тебя не найдётся лишней резинки? Хочу волосы в хвост связать, чтоб не мешались. Объяснения на повышенных тонах заняли ещё некоторое время. Нацуми всё никак не желала от меня отцепляться, Мегуми вначале пыталась увещевать нас троих, но, услышав рассказ Юри, сама стала выглядеть так, словно вот-вот расплачется. В конце концов, взяв лопату, я вышла из комнаты. Возле закрытого входа в бункер ждали Шин и Исаму, оба уже с оружием. Рядом стоял Ёширо и о чём-то с ними разговаривал. Бросив взгляд на четвёртую лопату в руках Куруми, я кое о чём вспомнила. – Сакура-сенсей, – обернулась я к учительнице, – не напомните, где в школе пожарный щит? Там может быть топор – пригодится. – Пожарные щиты были в служебных помещениях, на первом и втором этажах, – Мегуми задумалась, наверное, пытаясь вспомнить. – Топор… Да, один был, кажется. Но там заперты двери, ключ висел в учительской… Школьницу прервал оглушительный крик у меня за спиной. – Не пущу! – совсем неприлично визжала Нацуми, прижав к стене Ёширо. – И ты… тоже! Не пущу, никуда, ни за что! Похоже, внезапная истерика девушки выбила парня из колеи. Он испуганно оглядывался по сторонам, не зная, что ответить. Тем временем, разошедшиеся было по комнатам ученики стягивались к источнику звука, чем-то напоминая зомби, действующих обычно схожим образом. А бедняга Нацуми, похоже, сорвалась. Её парень, что ли, собрался с нами на вылазку? Выглядит именно так. Ох… Мне и так пришлось её от себя отцеплять, едва отпустила. Теперь хоть не мне мучиться. А вот Ёширо я бы сейчас не взяла. Дело серьёзное, а в бою он ещё не проверен. Кто же мне скажет, может ли он трезво мыслить при виде зомби после того, как несколько часов просидел в шкафчике, где до него целая толпа добраться пыталась… От этого с катушек съехать несложно. – Камата-сан, – я с трудом припомнила его фамилию, – если ты собрался с нами, то не советую. Это опасно, а у тебя ещё нет боевого опыта. Конечно, вчера ни у кого из нас не было боевого опыта. Аргумент хлипкий, но лучшего я сейчас не придумаю. – Но там и моя семья тоже!.. – парень старался перекричать громко ревущую Нацуми, но я вблизи едва его слышала. Вот ведь… ситуёвина, нах. – Вы тут разбирайтесь, а мы пошли! – заорала я. Кажется, услышали, хотя я едва не сорвала голос. – Перед выездом вернёмся! И вообще, заглохните, ксо! Невежливо, но и хрен с ними. Я скоро сама взбешусь от истерик окружающих. Нацуми продолжала плакать, но, к счастью, уже потише. Она подняла такой ор, что зомби, если они пролезли в окна или прорвали баррикаду на входе, точно должны были сбежаться сюда. Я рассчитывала, что смогу расслышать, есть ли они за дверью. – Кажется, чисто, – не очень уверенно сказала я. Ни хрипов, ни шагов, ни, тем более, звуков скребущих по жалюзи ногтей. – Сакура-сенсей, откройте, пожалуйста. И вот, наконец, путь был свободен. Действительно, никого. И рядок парт, перегораживающий коридор, не опрокинут. Значит, зомби здесь не было – но дальше, на первом этаже, вполне могут бродить. – Сакура-сенсей, проход, я думаю, стоит закрыть – только на ключ не запирайте, зомби всё равно его не поднимут… Так, ладно. Для начала – в учительскую, как собирались, – снова оказавшись в боевой обстановке, я перешла на командный тон. – Шин, как и вчера, следишь за тылом, мы трое идём впереди. Вакаса-сан, ты между нами. За нами опустились жалюзи, а впереди была лестница на первый этаж. Ну, посмотрим, выдержала ли баррикада… Жуткие стоны послышались, уже когда мы перелезли парты и поднимались по лестнице. Слышны были и звуки ударов. Я увидела страх на лице товарищей, да и сама, подозреваю, выглядела не лучшим образом. – Кажется, пытаются сломать баррикаду, – прошептала я. – Идём тихо, если что – сразу бежим обратно. Звуки становились всё громче, пока нашим глазам не открылся вход в школу. – Ксо… – ошеломлённо сказала Куруми. – Сколько же их здесь? Десятки, если не сотни зомби столпились перед школой, тянули руки в просвет между партами баррикады, хрипели множеством голосов. Когда мертвецы увидели нас, они стали двигаться ещё активнее. Если бы мы вчера не догадались связать парты и прибить их досками к дверному проёму, подозреваю, нам пришлось бы уже спешно убегать. За спиной послышался приглушённый вскрик, и я обернулась. Юри прикрыла рот ладонями и перепугано таращилась на орды зомби. – Не бойся, – тихонько прошептала я. – Убежать успеем, если они прорвутся, и ничего нам они не сделают. Никто не хотел оставаться в поле зрения нежити, и мы быстро пошли дальше по лестнице, на второй этаж. Площадку перегораживала ещё одна баррикада, которую вчера я уже перелезала. На этот раз оставалось порадоваться, что на мне надеты штаны… Между тем, эти мысли навели меня на идею. Зомби, конечно, невероятно опасны, но вряд ли они могут кусать сильнее обычного человека. Значит, надев плотную одежду в несколько слоёв, мы уже сможем хоть немного обезопасить себя. Только вот где бы её найти? Снимать с трупов – я же сама не выдержу. Доставать из шкафчиков возле входа, на виду у толпы заражённых… Не уверена, что это хорошая идея – пока будем ломать оставшиеся дверцы, эти твари могут взбеситься настолько, что проломят-таки баррикаду. Остаётся лишь наскоро собрать всё, что так и осталось валяться в уже распотрошённых шкафчиках. Тогда мы думали о том, чтобы разжиться повседневной одеждой на первое время, а не о защите, и пропустили довольно много. Уже проходя мимо двух трупов возле входа в учительскую, я задумалась о другом. Ведь со школьной нежитью придётся что-то делать. У входа собрались в основном именно трупы местных учеников, и я помню из аниме, что они сохраняют привычку таскаться по знакомым местам – значит, если уничтожить их всех, нам станет куда как спокойнее. Снова давить машиной слишком рискованно. Вот если удастся добыть что потяжелее простой легковушки… Закрыть учительскую вчера никто не догадался. Так и торчал до сих пор ключ в двери, а за ней лежал обезглавленный Шином труп, рядом – подсохшая лужа крови, дерьма и чьей-то рвоты вперемешку. С потолка свисала лампа дневного света, ближнее к двери крепление которой было вырвано с мясом – именно к нему висельник привязал галстук. – Перебираем все вещи, ищем ключи от автомобилей, – я могла уже не приглушать голос – здесь некому было нас услышать. Покривившись от вони, я подошла к окну, откуда вчера выбиралась Куруми. Вот, как раз то, о чём я и думала. Импровизированная верёвка, связанная вчера из верхней одежды учителей. В ход тогда пошло всё, что попалось более-менее прочное на вешалках, и то до земли не хватило. Я вытянула связку обратно, задумчиво поглядев на неё. Нет, приличной одеждой это, конечно, уже не назвать… Но не всё ли равно? Хоть какая-то защита, пока у нас нет кендоистских доспехов. За окном бродили шестеро мертвецов. По сравнению с толпой на входе в школу – не так уж плохо. До стоявшего напротив здания клубов доберёмся без больших проблем… Так, а это ещё что? Я ощутила лёгкий приступ тошноты при виде трупа учительницы, спрыгнувшей вчера с крыши. Её тело было… обглодано. Кто-то сожрал большую часть мяса, оставив лишь почти чистый скелет и ворох окровавленных тряпок. А вот голову, чтобы добраться до мозга, никто не разбивал. Другие мертвецы съели её после того, как Куруми сломала ей шею? Это, в принципе, логично. Если живые мертвецы не созданы какой-нибудь тёмной магией, то есть и пить им тоже нужно. И дышать, как я убедилась вчера. Другой вопрос, однако – а сколько времени зомби способны прожить без еды? Можно ли рассчитывать, что большая часть их станет жертвами вынужденного каннибализма? И не окажется ли тогда, что выживут самые опасные – например, бывшие спортсмены, сохранившие часть прижизненных рефлексов? – Ребята, посмотрите. Вы должны это увидеть, – хмуро сказала я, отвернувшись от окна. Первым выглянул Исаму. Сразу же побледнев, он отшатнулся прочь. – Предупреждать надо, Мидори, – кендоист помотал головой, пока в окно смотрела Куруми. – Её сожрали? – А ты как думаешь? – ответила ему Эбисузава, всё ещё глядя вниз. – Отсюда плохо видно, но должны быть следы зубов. Передёрнув плечами, девушка отвернулась. – Кажется, мне не стоит на это смотреть, – высказалась Юри, бледная после наших слов. В это время как раз отошёл от окна Шин, поглядевший на труп последним. – Для нас это ничего не меняет, – я пожала плечами. – Просто, как видим, заражённым тоже нужно есть. Вряд ли мы можем уморить их голодом, но… по крайней мере, они – живые существа из плоти и крови, а не мистические чудовища. Хотя мы и вчера в этом убедились. Дальше я рассказала про свою идею с одеждой. Она пошла на ура – никто не хотел сражаться с зомби, рискуя укусом, если можно было такой риск снизить. Вот перчатки мы не взяли – это плохо, но должны быть подходящие у кендоистов. Подготовка к вылазке в соседний корпус заняла ещё некоторое время. Отыскав ключи от служебных помещений, я сняла топор с пожарного щита на первом этаже. Металлические двери, совершенно одинаковые на всех этажах, и коридоры с узкой лестницей за ними, вызвали у меня чувство узнавания – кажется, именно там прятались героини, когда зомби прорвали баррикаду и укусили Мегуми. А лестница, должно быть, ведёт ко второму выходу на крышу. Топор, правда, оказался не слишком удобным оружием – тяжёлый, с короткой ручкой. Наверное, он предназначался для взлома дверей, как и висевший рядом лом. Ну да ладно – по назначению пригодятся, так что я отдала их Юри. А как оружие сойдут лопаты. Жаль, заточить не успели, как я думала, но задерживаться дольше не стоит. Уже и так часа два дня, если не три – хорошо поспали, что сказать. Наконец, сборы были закончены. Мы спустились на первый этаж, по-быстрому похватав одежду из шкафчиков, и скрылись в столовой. – Кажется, будет жарко, – усмехнулась Куруми, надевая на себя третий слой брюк. – Кстати, вот какая полезная штука попалась. Кому-нибудь нужно? Она держала две пары спортивных наколенников. Я испытала странное чувство дежа вю: в точности такие «девушка с лопатой» носила в аниме. – Надевай, – ответила я. – Исаму? Шин? Если вам не нужно, я возьму вторую пару. За окном ничего не изменилось. Всё так же медленно бродили зомби, только стало их на одного меньше – шестой куда-то подевался. Осколки из оконной рамы Исаму вчера убрал, так что можно было вылезать. – Заражённых бьём по одному, – тихо сказала я. – Если вас атакует несколько, сбейте одного с ног и отбегите. Старайтесь следить за остальными: кому-то может понадобиться помощь. Юри, ты пока сиди здесь. Ну… Погнали! Первой выскочив из окна, Куруми рванула к ближайшим двум зомби. Отработанным движением она ударила под колено первого, и, пока второй ещё только поворачивался к ней, резким тычком сверху вниз сломала хребет упавшему. Вторым вылез Исаму, и следующей спрыгнула я. Закутавшись в несколько слоёв неудобной одежды, я чувствовала себя, как в парилке. Оставалось надеяться, что в случае чего эта пакость хоть сможет меня защитить. Жуткий хрип бредущего ко мне зомби… Бью ему по глазам, ещё удар – под колено. Падает. Блин, на спину падает, а было бы так легко сломать ему шею, упади он на живот… Торопливо бью по шее пытавшегося подняться зомби, отскакиваю, когда вижу, что ко мне тащится ещё один, но вовремя замечаю, что к нему уже бросился Шин. Тем временем мой почти поднялся – пришлось снова повалить его, и ещё десятком ударов лопатой по горлу обезглавить. Всё? Спешно оглядываюсь по сторонам. Куруми и Исаму уже закончили, Шин добивает своего противника. – Вакаса-сан, давай сюда инструменты! – подбегаю обратно к окну. Теперь осталось забраться в здание клубов. Входную дверь, наверное, выламывать не стоит – проще выбить окно, однако внутри придётся ломать ещё двери… Мои мысли прервал утробный рык, донёсшийся из-за угла школы. Не иначе как привлечённая звуками боя, со стороны парковки вышел здоровенный сенбернар, злобно оскалившийся на нас. Не выжидая ни секунды, он бросился на нас. Чёрт, ещё одна грёбаная хрень! Почему он такой быстрый?! – Осторожно! Не дайте ему укусить вас! – крикнула я, не приглушая голос. Девушка за окном тихо охнула от испуга. Я бросила на асфальт лом, только что взятый у Юри, и приготовилась швырнуть топором в заражённого зверя. Ближе всего к нему оказался Шин… Так, ещё секунда! Топор должен был ударить в морду собаки, но я не рассчитала вес. Однако вышло даже лучше – он упал перед ней, и псина запнулась, проскочив мимо Шина и покатившись кувырком. – По лапам бейте! – закричала Куруми, нанеся первый удар. – Слишком толстая шкура! Оказавшийся столь резвым зомби-пёс поднялся было, но сильный удар Эбисузавы по задней лапе вновь заставил его упасть. Зверюга стремительно развернулась на месте, чтобы сразу получить по морде от Шина. Я забежала сзади, и моя лопата с громким хрустом сломала ещё одну лапу. С хриплым рыком собака рванулась к Исаму, но преодолела только сантиметров двадцать. Отлично, тварь почти обездвижена. Осталось только добить. Куруми ударила по передней лапе зверя, и тот наконец-то упал. Встав над ним, Исаму принялся наносить удар за ударом по шее. Брызгала кровь. Собака шумно хрипела и взрыкивала, ещё пытаясь дотянуться до нас, пока не раздался хруст перебитых позвонков. Зомби-пёс всё ещё беззвучно разевал пасть, но тело ниже шеи больше не двигалось. – Вот дерьмо… – тихо выругалась Куруми. – Значит, даже животные могут заразиться. Из-за угла к нам уже шла парочка зомби, наверное, привлечённая моим криком в начале боя. Вот уж точно – дерьмо то ещё. Ладно, если мертвецов притащится не слишком много – справимся. А про животных я даже и не думала. В аниме заражённый пёс был показан только один, и я не учитывала, что мы можем столкнуться с другими. И укушенный Таромару в аниме ведь тоже был довольно резвым… Чёрт, а крысы? Кошки? Баррикада ни хрена не защитит от них, если они тоже могут стать зомби. И в этом бою против быстрой тварюги мы больше мешали друг другу, чем помогали. – Шин, подбери лом и топорик, – скомандовала я, поглядев на здание клубов. – Выбей окно, чтобы мы могли залезть. Стекло убери, только осторожно. А нам придётся последить, чтобы ему не помешали новые противники. Из-за школы вышел ещё один мертвец, шедший за двумя предыдущими. Меня передёрнуло от отвращения – это была голая девушка, частично обглоданная до того, видимо, как превратилась в зомби. Когда-то красивое, а ныне изуродованное тело с торчащими кое-где костями. Остальные встретившиеся нам зомби хотя бы были в одежде, только среди нападавших на автомобиль с Куруми встречались такие. К счастью, темно тогда было – я и не разглядела их толком. – Подходим к ним. Медленно, не торопимся, – тихо сказала я. Я опасалась, что могут прийти собаки или кошки, достаточно быстрые, чтобы увернуться от удара лопаты, но повезло. Мы уже почти закончили с мертвяками, когда раздался голос Шина. – Идите сюда, путь свободен, – обернувшись, я увидела пустой оконный проём. Нам повезло, что здание клубов вчера успели закрыть. С другой стороны, не повезло тем, кто мог здесь спрятаться. Что ж теперь поделать? Зато всё, что находилось внутри, осталось в целости и сохранности. Уже вскоре мы добрались до снаряжения кендоистов. – Конечно, полной защиты от укусов богу** не даст, – рассказывал Исаму, демонстрируя, как правильно надевать доспех. – Всё-таки совсем не для того делался. Так что одежду под него придётся надевать в несколько слоёв, как ты говорила, Мидори. – Угу, – я задумчиво кивнула, размышляя над доспехами. Я рассчитывала на большее, но и так – уже хоть что-то. Хороший шлем, плечи и шея закрыты, перчатки из толстой кожи тоже неплохи, а вот остальное… Ноги не защищены вовсе ничем, кроме найденных Куруми наколенников, туловище – только спереди, от паха до шеи. Для укуса открыты спина и руки выше запястий. Между тем, при выбранной нами тактике – повалить зомби и добить лежачего – больше всего рискуют ноги. То же самое и при встрече с зомби-животными. Придётся компенсировать толстой одеждой. Обратно мы вчетвером вышли через добрые полчаса, обливаясь потом под многослойной защитой, да ещё нагрузившись несколькими штанами и рубахами для Юри и Ёширо, если он присоединится к вылазке. Исаму нёс заодно четыре незаточенные катаны, хотя я плохо представляю, для чего они могут пригодиться. Шлем затруднял обзор, но хорошо защищал голову. Выглянувшая в окно Куруми что-то глухо пробубнила через шлем. – Что? – переспросила я. – Ничего не слышу. – Два зомби, – девушка сказала уже разборчивее и показала два пальца. – Животных нет. Ясно. Что же, стоит попробовать броню в деле – насколько она будет затруднять движение. – Отлично, атакуем, – я выпрыгнула в окно вслед за Куруми. Как оказалось, такая одежда реально мешает. В тяжёлых, надетых в несколько слоёв рубахах от спортивного кимоно сложно было даже поднять руки, широкие штаны мешали не столь сильно, так как благодаря надетым поверх наколенникам они не болтались. Хотя не похоже было, что Куруми доспех так же сильно затрудняли бой. Прикончив своего зомби, я уже тяжело дышала. Чёртова жара. Чёртовы доспехи. Чёртово всё, блин. – Кто-нибудь, затащите меня обратно. Я сама уже не влезу, – устало сказала я, когда Исаму и Куруми залезли в столовую. – Ксо… Кажется, с защитой малость перестарались. Я не смогу ходить в этом долго. Едва вернувшись в столовую, я принялась стягивать с себя шлем. – Мидори, ты думаешь, так будет безопаснее? – скептически вопросил Исаму. – Определённо, – за шлемом последовал нагрудник. – Ты-то привычный, тебе легко говорить. Доспех не поможет, если я не смогу в нём двигаться. А вот штаны точно стоит оставить – в таком количестве они должны хорошо защищать от укусов… И перчатки – они удобные попались. Куруми хмыкнула, но последовала моему примеру, избавившись от лишней нагрузки. Тем временем оделась и Юри – выйдя в соседнее помещение кухни, она надела шесть штанов вместо юбки. – Отлично. С этим закончили, – подытожила я. – Осталось только зайти в бункер за дозами лекарства, и можно ехать. Заодно узнаем, собрался ли Камата-сан с нами. Вроде как подготовились мы неплохо. Не идеально, конечно, но если с машинами проблем не будет, то справиться должны. По дороге попытаюсь добыть огнестрел – девушки наверняка помнят, где ближайшие полицейские участки. Вдруг повезёт, и где-то остался пистолет или два? Шума от них много, конечно, но как оружие последнего шанса сойдёт. Что же – жди, мёртвый город. Скоро будем. ===================== Примечания к тексту главы: * «Должна лечить гарантированно» и «лечит гарантированно» – немного разные вещи. Для читавших мангу это не спойлер, конечно же. Написано, что лечит, но штамм инфекции использован уже не тот, против которого сделана сыворотка/вакцина – так я предпочёл объяснить то, что в случае Куруми в манге она подействовала не в полную силу, только замедлив заражение. Почему такие сложности? Инструкция должна была быть, а если все вначале думали, что вакцина подействовала, то там было написано, что она действительно лечит. Тогда почему не лечит? Значит, что-то не так – или испортилась (что маловероятно), или инфекция изменилась (либо уже мутировал возбудитель, либо его усовершенствовали перед запуском эпидемии – я взял второй вариант). Впрочем, попаданец мангу не читал. Смотрел только аниме – а пишу я в основном по манге. ** Богу – кендоистский спортивный доспех, имитирующий защиту средневековых японских мечников. =====================
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.