Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 4341170

Школа выживания

Фемслэш
NC-17
Заморожен
402
Размер:
72 страницы, 5 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
402 Нравится 417 Отзывы 222 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
Заполненные сотнями живых трупов улицы создавали гнетущее впечатление. Множество зданий несло следы пожаров, кое-где до сих пор виднелись языки пламени. Некоторые дома даже частично обрушились, наверное, от взрывов бытового газа. Куруми негромко, но от души ругалась, выворачивая руль, чтобы избежать столкновения с очередными зомби. Движущийся автомобиль привлекал внимание мертвецов, а сбивать их мы больше не рисковали – машина одна, и вряд ли мы выберемся, если она вдруг заглохнет. Слишком много вокруг нежити. Я даже не представляла, что их может быть столько… Мужчины, женщины, дети, старики – кто-то нёс следы крови, кто-то выглядел совсем не пострадавшим, почти живым. Были и напрочь изувеченные трупы, неведомо как державшиеся на ногах. От вида одного зомби, пожилой женщины с вывалившимися наружу кишками, меня едва не вывернуло наизнанку. Всего минут двадцать назад жёлтая Тойота выехала со двора школы, и мы – я, Куруми и Юри – преодолели меньше километра за это время. Кое-где проехать мешали автомобили, где-то сплошь лежали битые стёкла, а где просто было слишком много зомби, но объезд искать приходилось постоянно. Исаму, Шин и Ёширо выехали на втором авто. Их я попросила заодно поискать машины на ходу – наверняка должны найтись такие, где владельцы не успели вытащить ключи зажигания. Пусть даже эти машины будут повреждены или залиты изнутри кровью, но пригодиться всяко могут. Стоит подогнать их к школе, а дальше разберёмся. С братом очень просилась и Саюри, до слёз и истерики, но Исаму оставался непреклонен – не хотел рисковать сестрой. Ещё больше истерила Нацуми, хотя и была вынуждена смириться с решением своего парня… Впрочем, я всё ещё не уверена, что они встречаются. Всем нам было жарко, всех пугала вылазка. Мы все понимали, что опять рискуем своими жизнями. Но, по крайней мере, у нас была вакцина – по одной дозе на человека. А с какой-никакой защитой можно рассчитывать на отсутствие смертельных ран. Наконец, мы подъехали к первому полицейскому участку. – Вакаса-сан, побудешь в машине, хорошо? – спросила я, глядя на парочку приближающихся зомби. – Только спрячься так, чтобы снаружи видно не было. А мы с Куруми пока поищем оружие. Возражений идея не вызвала. *** Блин. Грёбаные японцы. Грёбаный японский пацифизм. Грёбаные японские полицейские. Ну что за идиоты! Это был уже третий полицейский участок. Третий! И всё, что досталось нам в качестве трофеев – полицейские шлемы, отдельные элементы брони – наколенники, налокотники, единственный бронежилет, даже более тяжёлый, чем доспехи кендоистов, и чёртовы шокеры! Шокеры! У них огнестрел вообще бывает? Или инструкции не велят? Конечно, возможно, что я несправедлива к ним. Всё же вскрытые сейфы нашлись в каждом из трёх участков, и не исключено, что пистолеты там всё-таки были. Но нам от этого не легче. – И опять облом, – устало сказала я, повернувшись к Куруми, сторожившей вход. – Думаю, дальше искать не стоит. Всё равно бесполезно. Шокеры мы опробовали ещё в первом участке, повалив удачно подвернувшегося зомби. К сожалению, даже разряд на полной мощности не мог обездвижить этих тварей, только заставлял их судорожно дёргаться несколько секунд. Из всех находок пригодились лишь некоторые элементы полицейской брони, более-менее подошедшие по размеру. В целом же картина складывалась весьма неприглядная. Японская полиция к нашествию мертвецов оказалась совершенно не готова: кто бы ни оставил лекарство и инструкцию в нашей школе, большинство государственных служб, видимо, обделили. Из этого участка, по крайней мере, успели эвакуироваться, а в предыдущем мы увидели разбитую зомби стеклянную дверцу, нескольких тварей с проломленными головами и неряшливо одетого мужчину в «обезьяннике», каким-то образом оказавшегося заражённым, хотя сломана решётка не была. – Опять ничего. Выезжаем, Ри-тян, – бросила Куруми, запрыгивая на место водителя. Я уже открыла дверь и собиралась садиться, когда медленно тащившийся к нам зомби привлёк моё внимание. – Подождите-ка, – взяв лопату, я отошла от машины. В изорванной одежде сложно было узнать полицейскую форму, но я не сомневалась. Что гораздо важнее, на поясе зомби висела кобура. Может, у него есть пистолет? Или я зря надеюсь, и он его выронил ещё до того, как заразился? – Мидори, что там? – Эбисузава выскочила из автомобиля, как раз когда я нанесла первый удар. – Ксо! Зомби неожиданно отшатнулся от удара в колено, сразу же рванув ко мне. Я вскрикнула, когда он сбил меня с ног, навалившись всем весом, и едва успела подставить налокотник под укус. От болезненного удара затылком об асфальт всё поплыло перед глазами. Меня запоздало пробрал ужас при виде мёртвого лица в каких-то тридцати сантиметрах. Чёрт, лучше бы я надела один из тех шлемов! – На! – зомби слетел с меня после пинка Куруми. Я перекатилась к упавшей лопате, но напарница уже добивала бывшего полицейского. – Цела? – с усталым вздохом спросила девушка, закончив с обезглавливанием. – Кажется, да, – я внимательно изучала налокотник, подставленный мной под укус. Несмотря на следы зубов, он не сломался. – Куруми, ты меня спасла. Не ожидала, что он окажется таким резвым. Нам пришлось убить уже несколько заражённых, пока мы осматривали полицейские участки, но этот оказался первым, с кем не прошла отработанная схема с ударами по ногам. Я ведь уже думала, что самыми опасными будут зомби, сохранившие прижизненные рефлексы от драк, боевых искусств и спорта. Если они смогут использовать хотя бы часть навыков, то представлять угрозу будут и в одиночку. Вдобавок, этот мертвец был сильнее и тяжелее меня, в отличие от близких к моей комплекции зомби-школьников. Ну и, чего уж там, подустала я. Три заваленных за сегодня зомби, да ещё тяжёлая и жаркая одежда – неудивительно, что я облажалась. – Считай, мы квиты, Мидори, – Эбисузава слабо улыбнулась. – Только зачем ты на него напала? – У него кобура от пистолета висит, отсюда не видно – нужно перевернуть, – показала я. – Может быть, нам наконец-то повезло. – Доставай побыстрее, – девушка с лопатой поглядела по сторонам. – Вон, сколько тварей мы привлекли. Пора сваливать. Полминуты спустя мы уже запрыгивали в машину. Куруми стартовала, не дожидаясь, пока ближайшие зомби доберутся до нас. – Думаешь, оно того стоило? – скептически спросила она, выкручивая руль. Я же осматривала найденный пистолет. Никогда не разбиралась в оружии… хотя в данном случае правильнее сказать всё же «не разбирался». Как-то мимо меня прошло это увлечение. Впрочем, как стрелять – понятно, предохранитель, похоже, обнаружился, так что буду носить пока. – Может быть, пригодится, – не очень уверенно протянула я. – Если попасть в голову, зомби это наверняка завалит. Другое дело, что стрелять придётся вблизи. И запасного магазина нет. Может, и зря искали. Вот если бы попался целый арсенал… – Девочки, мне кажется, или кто-то кричит? – спросила Юри, выглядывая в окно. Куруми притормозила. – Секунду, – бросила она, приоткрыв дверь. Теперь действительно стало слышно чей-то голос вдали. Это было, по крайней мере, в нескольких кварталах от нас. – Похоже на громкоговоритель, – Эбисузава развернула автомобиль. – Стоит проверить. Я шарахнулась от бокового окна, в которое врезался зомби. По стеклу прошла длинная трещина. – Куруми, осторожнее, – обеспокоенно сказала я. Вокруг становилось всё больше живых мертвецов, и девушке приходилось прилагать усилия, чтобы уворачиваться от столкновений. Заражённые, похоже, целенаправленно шли на звук, но движущийся автомобиль привлекал их не меньше. Скоро мы увидели, куда шли зомби. Последи полчищ нежити стоял большой автобус с полицейской символикой, с крыши которого и вещал громкоговоритель. Двери давно были выбиты, внутри хозяйничали зомби, пытавшиеся добраться до источника звука, но никак его не находившие. «Объявлена эва… …Ам с личн… транспортом следует пр… к пирсу… улице… …Ным не покидать… Ждать спаса… Не… …ать внимания заражённых гром…» Даже вблизи едва можно было расслышать, что повторял хрипевший голос. Скорее всего, мертвецы успели уже повредить что-то. – А ведь там может быть оружие… – задумчиво пробормотала Куруми. – Только чёрта с два мы до него доберёмся. – Отметим это место, пожалуй, чтобы не забыть, – я потянулась к свёрнутой в рулончик карте Токио, взятой ещё в школе. Карта была слишком большая и неудобная, но, кроме неё, найти удалось только схемы метро. – Рано или поздно эта штука заткнётся, и мы на днях, если ещё окажемся здесь, сможем проверить. Эбисузава уже разворачивала машину. – Разумно, – прокомментировала она. – Впрочем, сейчас это ничего нам не даст. Ри-тян, покажешь дорогу – по-моему, мы ведь уже близко? – Сейчас, Куруми-тян… – тихо сказала Юри. Мы с ней растянули карту. – Да, проехать ещё с полкилометра на северо-восток и будем на месте. Удивляет, что в этом районе нам не встретилось ни одного живого. Прошло ведь всего около суток с начала эпидемии. Логично было ожидать, что кто-то будет звать на помощь из окна или даже глупо выбежит навстречу автомобилю. Похоже, выживших меньше, чем можно было предполагать. Или же, наоборот, здесь успели провести эвакуацию. Маловероятно, конечно, но хочется надеяться на лучшее. Не зря же ездил полицейский автобус с громкоговорителем? Хотя, если вспомнить, в каком состоянии мы нашли тот автобус… Не завидую тем, кто решил эвакуироваться на нём. Может быть, он был не один и остальным повезло больше? Ладно уж. Подозреваю, что правду я никогда не узнаю. – Мы почти на месте, – сказала Куруми. Очередной мертвяк бросился под колёса, и девушка резко вывернула руль, чтобы избежать столкновения. – Ксо! Ри-тян, куда дальше? – Свернуть здесь, – Юри показала пальцем, – и всё. Школа на той улице. Повернув на узкую улочку возле мебельного магазина, мы доехали до перекрёстка. Видна стала школа. – Что дальше? Мидори, есть идеи? – Куруми хмуро глядела на будущее поле боя. Школа выглядела… Ну, пожалуй, почти как наша. Те же битые стёкла и десятка два зомби-школьников вокруг. Не хватало только спортплощадки, но, возможно, она расположена за корпусом. Наш автомобиль легко продавил непрочные воротца и въехал на территорию школы. Несколько мертвецов потащились в нашу сторону, ещё пара вышла из здания. Младшая школа… Возраст примерно от шести до двенадцати лет. На столь многих заражённых детей больно и тоскливо было смотреть, и я слабовольно отвернулась. – У входа в нашу школу с утра столпилось около сотни заражённых учеников… Я думаю, что зомби ходят по знакомым при жизни местам, – начала я. – Значит, вероятно, в самой школе их десятки, если не сотни. Выжившие могли укрыться в классах или даже до сих пор отсиживаться в каких-то шкафчиках… Но прорваться мимо всех заражённых нам не под силу. Придётся выманить их подальше, привлекая внимание гудками машины. Тогда мы сможем обыскать школу, но действовать придётся очень быстро. – Выглядит логично, – угрюмо кивнула Эбисузава. – Ри-тян, ты как думаешь? Ри-тян? Я и не заметила, когда сидевшая слева от меня девушка прижалась лицом к стеклу. Мне вдруг послышалось, что она стучала зубами. Болью кольнуло голову. Казалось, я ощутила приближение чего-то непоправимого. – Чихэру-тян… Сестрёнка… – надломленным голосом пробормотала Юри. – Не может быть… Нет, нет! Истошно закричав, Вакаса распахнула дверь. – Стой! – я схватил наполовину вывалившуюся девушку за ногу, немедленно ударившую мне в лицо. – Куруми, помоги! Юри билась, кричала, пыталась даже кусаться. – Отпустите! – её лицо выглядело безумной маской. – Отпустите меня! Там моя сестра! Вдвоём мы кое-как ухитрились втянуть Вакасу в автомобиль и даже захлопнуть дверцу до того, как подошли зомби. Их, привлечённых громкими криками, становилось всё больше. – Прекрати, Ри-тян, – тихий голос Куруми звучал глухо, как у мертвеца. – Это больше не она. Мне всё ещё приходилось удерживать ноги Юри, пока Эбисузава выкручивала ей руки. Судорожно бившаяся между сиденьями школьница исступлённо взвыла и задёргалась ещё сильнее, когда по стеклу проскребла близко подошедшая зомби. Да, черты семейного сходства были хорошо заметны. Заражённая девочка, не старше десяти лет, выглядела очень похожей на Юри. Её даже можно было бы спутать с живой, если бы не отсутствующее выражение лица и медлительная шаркающая походка, характерная для зомби. Левую ногу она слегка подволакивала, виднелись и следы засохшей крови – видимо, туда пришёлся укус. На Вакасу больно было смотреть: я и сама ощутила, как по щекам побежали слёзы. Бедная девушка, кажется, понемногу начинала успокаиваться. Она всё ещё плакала и громко всхлипывала, но хотя бы не пыталась сделать из меня отбивную своими кроссовками. – Отпустите меня… Пожалуйста, – сквозь слёзы пробормотала Юри. – И что ты тогда сделаешь? – на глазах Куруми тоже заметна была влага. – Выйдешь и сама станешь зомби? Вокруг машины столпились уже десятка два живых мертвецов, все – недавние дети. Они скребли по стеклу, оставляя кровавые разводы, и хрипом заглушали притихшие рыдания Вакасы. – Нет, – тихо ответила девушка. – Я хочу вколоть сестрёнке лекарство. Я уверена, ей ещё можно помочь! Её ещё можно спасти! Юри снова задёргалась в наших руках, пытаясь вырваться. – Хорошо! – крикнула Эбисузава, удерживая подругу. – Мы обязаны попытаться. Я… Я никогда себе не прощу, если мы ничего не сделаем. По щекам Куруми уже сплошным потоком стекали слёзы. Похоже, она близко к сердцу приняла случившееся, и я понимаю, почему. Она ведь тоже только что, ещё вчера, лишилась близкого человека. – Тогда нам нужно поймать её и скрутить так, чтобы никого не укусила, пока не подействует вакцина, – вмешалась я. – Вакаса-сан… Успокойся. Истерикой ничего не добьёшься. Если лекарство ещё способно помочь, то мы спасём твою сестру. Я осторожно отпустила ноги девушки, опасаясь, что она вновь начнёт рваться наружу. – Что же нам делать? – с мукой в голосе прошептала Юри, глядя сквозь стекло. Всхлипнув, она приложила ладонь к окну, и зомби снаружи попыталась укусить её, оставив потёки слюны. Господи, в какой кошмар я угодила?! Никогда не верила… не верил в бога, но, если ты есть – пожалуйста, помоги! Если сейчас что и может помочь, то только чудо. В кои-то веки я пожалела, что не знаю ни одной молитвы. Я хочу верить, что лекарство подействует, но не верю – помню инструкцию, как бы ни хотелось отогнать тоскливые мысли. – Нужно чем-нибудь связать твою сестру, чтобы мы могли вколоть вакцину, – медленно проговорила Эбисузава. – Но вначале придётся отделить её от других зомби. Сказать было легче, чем сделать. На крики Юри собралось не меньше трёх десятков мертвых школьников и пара взрослых – наверное, учителей, и новые заражённые продолжали выходить из школы. Вдобавок Куруми, вновь устроившись за рулём, почему-то медлила. – Я… – очень тихо прошептала Эбисузава. – Я… Я не могу! Если их всё ещё есть надежда спасти… Ксо! Я не могу их всех просто сбить! Кажется, я поняла. Она всё-таки надеется, что вакцина поможет, и тогда получится спасти ещё кого-то. Несмотря на то, как ничтожны шансы, она пока не готова воспринимать их, как мёртвых. – Куруми, если мы попытаемся спасти всех… – напряжённо сказала я, не зная, как продолжить. – Ксо, да я знаю! – громко выкрикнула школьница, уставившись на лобовое стекло. – Если мы ничего не сделаем, их соберётся ещё больше, и машина не выдержит. Но… Но я… Блин, в конце концов и Куруми накрыло. Да и я, кажется, в шаге от истерики… Надо было ещё по дороге попроситься за руль, немного научилась бы. Так-то единственный раз, когда я водила… тогда ещё водил машину, был случай лет в пятнадцать, когда жених моей сестры Лизы пустил меня за руль своего BMW. Было это давно, помню мало, да и не уверена, что управление здесь такое же. Поздно теперь жалеть. Задним умом все крепки, а проблема остаётся – сменить за рулём Эбисузаву я сейчас не рискну. Шумно выдохнув, я обратилась к нашему водителю. – Куруми, нам всем сейчас тяжело. Кошмар, который творится вокруг… Никто из нас с таким не сталкивался. Но мы должны справиться, чтобы выжить, – я положила руку на плечо девушки. – Ты сильная. Я верю, ты сможешь. Не знаю, как я подобрала нужные слова, но, кажется, они помогли Эбисузаве прийти в себя. Она выпрямилась, и я услышала, как тихо скрипнули зубы девушки. – Да, Мидори… – глубоко вздохнув, сказала она с нажимом в голосе. – Ты права. Я должна быть сильной. В следующий миг Тойота сорвалась с места. Легко раскидав несколько зомби, автомобиль проехался по кому-то и развернулся возле ограды. Неразборчиво хрипящая толпа медленно потянулась за нами. – Ри-тян, Мидори, вы сможете затащить её в авто, если я подъеду вплотную? – не поворачиваясь к нам, спросила Куруми. – Так, чтобы вас не укусила. Эбисузава всё ещё избегает называть сестру Юри по имени. Понимаю. Я оглядела свои руки, укрытые несколькими слоями толстой одежды. В салоне машины стоял резкий запах пота от меня и девушек, но, хоть мы и измучились от импровизированной «брони» за прошедшие часы, но окажется ли она достаточно прочной? Голая кожа нигде не торчит, одежда везде кажется достаточно толстой. А вот ещё… – Да, – я резко кивнула. – Только шлемы наденем. Не зря же мы их подобрали в участках? – Будьте готовы по моему сигналу, – Куруми всё ещё смотрела вперёд, на приближающихся зомби, чтобы не упустить сестру Юри из виду. – Мидори, она будет с твоей стороны. Ага. Мне нужно будет быстро распахнуть дверцу и, затащив девочку в салон, закрыть до того, как успеют ворваться остальные зомби. – Юри-сан, как только я закину её сюда, сразу заткни ей рот свитером, – показала я на оказавшийся пока лишним предмет одежды. – И держи изо всех сил, чтобы не вырвалась! Заплаканная девушка молча кивнула. Ну… – Начали! – скомандовала Куруми, вдавив педаль газа. Машина резко набрала скорость, легко сбив нескольких зомби, и так же резко затормозила. Я ударилась шлемом о сиденье водителя, но быстро сориентировалась и начала действовать. Большая часть нежити осталась слева, со стороны Юри. Передо мной были только трое, и я распахнула дверь, отбросив уже потянувшегося к ней заражённого школьника. Эбисузава не смогла затормозить идеально, и сестра Юри оказалась чуть позади, метрах в полутора от дверцы. Чувствуя, как бешено стучит сердце, я выскочила наружу и одним прыжком оказалась возле неё. Полицейский шлем ограничивал обзор, и, даже не заметив, как выкрутила руки девочки и закинула в машину, я почувствовала, как что-то вцепилось мне в ногу. – Ксо! – свалившийся на асфальт зомби не мог прокусить штанину, но ухитрился повалить меня. Приближался и ещё один, находившийся чуть в отдалении. Выкрикнув что-то нецензурное, я ударом кроссовка оттолкнула заражённого и схватилась руками за машину. Когда я кое-как забралась внутрь, усевшись на чьи-то бившиеся ноги, и попыталась захлопнуть дверцу, в щель уже успели просунуться руки зомби. Лопата… Вот она, под ногами! Оттолкнув чересчур резкого мертвеца от дверцы, я наконец-то её захлопнула. – Мидори, ты цела? – с паникой в голосе крикнула Эбисузава. Меня всю колотило от адреналина и только что пережитого ужаса. Кажется, всё-таки никто не прокусил… Спасла одёжка. А что там у Юри? – Д-да, цела, – ответила я, стукнув зубами. Чуть придя в себя, я поняла, что сижу на ногах зомби-девочки, пытавшейся вырваться из рук Юри. Та последовала моему совету и сейчас, судорожно всхлипывая, зажимала рот сестры скомканным свитером. Я сразу сообразила помочь Вакасе удерживать заражённую, ухватившись за её руки – через перчатки я не ощущала температуры, так что девочка казалась совсем живой. А ещё парой мгновений спустя машина тронулась, и бившиеся о стекло зомби остались позади. Но Куруми затормозила, ещё не выехав со двора. – Теперь нужно вколоть лекарство, – взволнованно крикнула она. Шлем причудливо искажал звуки, немного замедляя понимание. Когда я уже собралась ответить, вмешалась Юри. – Куруми-тян, я… Я не смогу! Лучше сделай укол ты или Мидори-тян. – У меня слишком дрожат руки, – я мотнула головой. – Куруми, на тебя вся надежда. Я всё ещё сидела на ногах девочки, одновременно удерживая её руки. В тесном салоне и развернуться-то было сложно, и тем более мы не сможем вколоть лекарство, если заражённая начнёт размахивать руками. – Хорошо, – Эбисузава резко кивнула. – Я… Я сейчас. Три контейнера с вакциной лежали за спиной у Юри, под задним стеклом машины. Куруми пришлось пролезть между передними сиденьями и кое-как протиснуться, чтобы достать. На заднем сиденье становилось совсем тесно. – Мидори, Ри-тян, держите, – готовый к применению шприц подрагивал в руках девушки. – Буду колоть в плечо. Как помню, в инструкции к лекарству ничего не было сказано, куда лучше колоть – в вену или как-то иначе. Или это не имело значения, или казалось слишком очевидным неведомому составителю инструкции. Глубоко вздохнув, Эбисузава прижала шприц к плечу девочки и медленно надавила на поршень. Зомби никак не показала, что ей стало больно или неприятно – как дёргалась в наших руках, неловкими движениями пытаясь вырваться, так ничего и не изменилось. Наконец, опустевший шприц полетел под сиденье. Всё. Больше мы ничего не можем сделать. – Теперь остаётся только ждать, – озвучила мои мысли Куруми, зажимая перчаткой место укола. И потянулись тягостные минуты. Вакасе, с надеждой смотревшей на лицо сестры, они, должно быть, показались часами. К машине успели подойти несколько зомби, и вновь пересевшая за руль Эбисузава отъехала подальше. К счастью, заражённые здесь были в основном из числа детей, достаточно слабых и неспособных навредить автомобилю. Во всяком случае, пока их мало. Юри осторожно отняла свитер от лица сестры, и та с громким хрипом втянула воздух. Сложно было считать это показателем – зомби дышали точно так же, как и живые. Хрип. Хрип. Хрип. Глаза зомби не были неподвижны – на её лице, казалось, отсутствовало какое-либо выражение, но зрачки явно двигались, оглядывая присутствующих. Заражённая продолжала попытки вырваться, но они стали заметно слабее. Хрип. Хрип. Мне показалось, или в нём послышалось что-то осмысленное? «Хриюехриа…» Глаза девочки уставились на старшую сестру. Она даже чуть повернула голову. – Хр-юрхр-оне-хрма?.. Вакаса стянула шлем и спешно бросила его под сиденье. Он мешал понять хоть что-нибудь в неразброчивом хрипе, и я, отпустив руки девочки, последовала примеру Юри. «Юри-оне-сама*» – кажется, это она пыталась сказать?! Вакаса-старшая застыла, с неверием глядя на лицо лежавшей у неё на коленях сестрёнки. – Чихэру-тян… – тихо прошептала Юри, склонившись над девочкой. – Я здесь. Я с тобой. Слабая улыбка не успела сойти с лица девушки, когда глаза её сестры застыли. Продолжая ещё на что-то надеяться, я вслушивалась изо всех сил, но девочка больше не дышала. – Чихэру-тян! – Юри подскочила на месте, громко ударившись головой о крышу автомобиля. Маленькая мёртвая девочка скатилась с её колен. – Сядь! – крикнула я, ощутив, как срывается голос. Спешно положив тело обратно на колени Вакасы, я прижала ладони к лицу девочки так, чтобы не коснуться заражённой слюны губами. Я глубоко вдохнула и изо всех сил попыталась вдуть воздух в рот девочки. Ещё раз. Ещё… Ещё! – Мидори! – донеслись слова откуда-то издалека. Моя голова кружилась, в ушах шумело, и я не была уверена, что действительно слышала. – Мидори, Мидори, Мидори! Чьи-то руки оторвали меня от трупа. Всё плыло перед глазами, и я не сразу разглядела лицо Куруми. – Она мертва! – выкрикнула девушка и дёрнула меня за плечо. – Мидори, ксо, ты уже ничем не поможешь! Лицо Эбисузавы по-прежнему расплывалось, но теперь я могла разглядеть, как блестели капельки слёз, стекавшие по её щекам. Секундой спустя я поняла, что зрению мешали мои собственные слёзы, так и лившиеся без остановки. Мне стало тяжело дышать, как будто застряло что-то в горле. – Чихэру!.. – истошно взвыла Юри, захлебнувшись в рыданиях. Да. Чудес всё-таки не бывает. В конце концов, я с самого начала понимала, что никакое лекарство не вернёт холодного мертвеца к жизни. Даже если эта вакцина способна вылечить от зомби-вируса, или какая там зараза его заменяет. Может, если бы под рукой была целая бригада реаниматоров… Но её точно нет и не будет. Кажется, почти так было со щенком Таромару в аниме. Бог, если ты есть, я тебя ненавижу. Но лучше бы тебя и вправду не было… Потому что сотворить такой мир мог только безумный маньяк или кто-то, абсолютно безразличный ко всем людским страданиям. Стянув испачканные в слюне перчатки, я обхватила лицо руками и продолжила бессильно плакать. Я… Не была готова к такому. Никто, наверное, не может быть готов. Весь опыт прошлой жизни, все прошлые мечты о попадании и новой жизни казались мне теперь по-детски наивными. Всё выглядело гораздо хуже, чем я когда-либо могла вообразить. Но, наверное, я всё-таки поняла, что чувствовали другие, потеряв своих близких. Пусть даже не полностью. Пришла в себя я, когда по стеклу рядом проскребли пальцы мертвеца. Слева от меня всё ещё сотрясалась в непрерывном плаче Юри, приглушённые всхлипы доносились и с сиденья передо мной. И, конечно, сипели зомби за окном. Всё кончено. Пора сваливать. Нужно только растормошить Куруми, если и она поддалась общей истерике… И тогда я, наконец, разобрала доносившийся снаружи голос. Голос?! Кто-то кричал, и уже довольно давно. Из-за громко рыдавшей Вакасы я едва могла что-либо расслышать. – Помогите! Заберите нас отсюда! – крики раздавались, кажется, совсем близко. Гораздо ближе, чем если бы кричавший прятался в зданиях напротив. В школе всё ещё кто-то жив! И, судя по словам, даже не один! Привстав и перегнувшись через сиденье, я дёрнула Эбисузаву за плечо. – Куруми! Снаружи нас кто-то зовёт, – я услышала, как дрогнул мой голос. Когда девушка обернулась, стало видно, что она всё ещё плачет. Её глаза покраснели от слёз, да и я, наверное, выглядела сейчас не лучше. – Зовёт? Мидори… где?! – лицо школьницы исказилось от безмерного удивления. – Кто-то ещё выжил! – я потрясла её за плечо, чтобы привести в себя. – Мы должны найти их. Отсюда ничего не видно. Машина тронулась с места, растолкав собравшихся вокруг зомби. Из-за звуков заработавшего двигателя я больше ничего не могла расслышать. – Тебе не послышалось? – переспросила Куруми. – Нет, я уверена, – сходу ответила я. – Они, должно быть, там… Я опять перегнулась через сиденье – школа была слева от меня, со стороны Юри, а её, всё ещё плачущую над телом сестры, трогать сейчас было просто страшно. – Вот он! – Куруми первая разглядела выжившего. Мальчишка лет двенадцати-тринадцати на вид махал рукой из окна третьего этажа школы. Когда авто подъехало ближе, слышны стали его крики. Обернувшись, Эбисузава убедилась, что мертвецы остались позади, и приоткрыла дверцу. – Вытащите нас, пожалуйста! – сразу же услышала я отчаянный вопль. – У нас есть еда и вода! Если они нужны… Наполовину выбравшаяся Куруми приподняла голову над крышей авто и крикнула в ответ: – Спуститься можете? – Мы спрятались в классе с той стороны школы! – с какой-то безумной радостью ответил паренёк. – Да, сможем, только машину подгоните! Если окна их класса выходят на задний двор школы, то понятно, почему они не сразу нас услышали. Да и то, видимо, опасались выходить, пока зомби не пошли на звук. – Мы спасём вас! – крикнула Эбисузава напоследок и захлопнула дверцу. Автомобиль сразу же резко стартовал, проехавшись по клумбе у торца школы. – Если они на третьем этаже, наверное, нужно связать верёвку, как вчера, – я оглядывалась по сторонам, оценивая, сколько ещё зомби вокруг. Почти все остались с той стороны школы, но вскоре они придут за машиной. Получалось, что у нас будет минуты три-четыре, чтобы вытащить детей – если задержимся, придётся опять разгонять или приманивать подальше заражённых. – Если будут прыгать, могут сломать что-нибудь. – Там… Там кто-то жив? Что? Юри, кажется, немного пришла в себя и обратила внимание на то, что творится вокруг. – Да, несколько детей укрылись в классе на третьем этаже, – бросила я. Мы уже ехали по заднему двору школы, и я старалась разглядеть, где прячутся выжившие. – Выжили… Хотя бы они… – тихо пробормотала Вакаса. Я обернулась к ней – девушка, всё ещё плача, прижимала к себе тело сестры. – Мы ведь спасём их? Мы сможем спасти их?! В последних словах мне опять послышались нотки истерики. – Спасём, Ри-тян. Мы обязаны, – мрачно, но уверенно произнесла Куруми. – Конечно, если их много, то будет тесновато… Впрочем, сюда и десять человек влезет, если хорошо утрамбовать. Это она так пошутила, да? Наверное. Не уверена. Над нами распахнулось окно, и оттуда выглянул тот самый мальчик. – Мы здесь! – прокричал он, замахав руками. Следом высунулась девочка в школьной форме. Дело оставалось за малым – спустить их вниз. – Не уверена, что мы сможем поймать их, если будут прыгать, – Эбисузава высунулась в приоткрытую дверцу. – Разве что самых маленьких… Ты права, Мидори – чтобы их спустить, понадобится что-то вроде верёвки. – Сколько вас? – громко спросила я. Хорошо, что на нас надето много верхней одежды. Такая импровизированная броня уже спасла меня от укуса, а теперь поможет и выжившим школьникам. – Пятеро, – крикнул паренёк. – Не так громко, – я чуть поморщилась. – На голос придёт ещё больше заражённых. У вас там есть, на чём спуститься? – Да, у нас всё готово, – ответил он. – Подождите немного! Ну, хорошо, если так. Дети скрылись за окном, и спустя полминуты паренёк поставил на подоконник девочку лет семи в лёгком платьице. Её руки и ноги обхватывала своеобразная петля из многих слоёв склеенной липкой ленты. Выдержит ли? Сомневаюсь. – Спускаю! – приглушённо бросил мальчик. Я и Куруми выскочили из машины, встав под окном, и паренёк сразу же начал опускать свой хрупкий груз. Метр, ещё метр… Ещё чуть-чуть… Изо всех сил вцепившаяся в петлю девочка приоткрыла глаза и завизжала. Ксо! Она кричала секунд пять, пока не опустилась достаточно, чтобы мы взяли её на руки. Как только стало возможно, я прикрыла ей рот ладонью. – Успокойся, – тихо сказала я. – Всё уже хорошо, ты уже в безопасности. Девочка пыталась кричать ещё несколько секунд, после чего вдруг расплакалась и прижалась ко мне. Куруми отпустила её и начала снимать ленту, за которую спасённая цеплялась. – Поднимай, – скомандовала Эбисузава. За девочкой последовали остальные – ещё две девочки, примерно десяти лет на вид, и мальчик чуть помладше. Их импровизированная «верёвка», хоть и была сделана по иному рецепту, чем наша, но пока держалась. Школьники заняли место на заднем сиденье, рядом с Юри, всё ещё прижимавшей к себе тело сестры. Отсюда я слышала, как девушка пыталась их успокоить, но, кажется, это не очень хорошо получалось – слышен был плач. Вдобавок приближались первые зомби. – Остался только я, – голос мальчика дрожал, когда он взял в руки их ленту. Да, спускаться ему будет сложно – склеенная из ленты «верёвка» скользкая, не то, что из одежды. И руки наверняка поранит… – Держи! – Куруми бросила ему перчатку. Не промахнулась – паренёк сразу её поймал, выпустив из рук край ленты. Следом девушка бросила вторую. – Так будет лучше! – Спасибо, – пробормотал он, надевая кендоистские рукавицы. Лента, видимо, была к чему-то привязана или приклеена, так что он, слегка подёргав её, спустил ноги с подоконника. Ещё несколько секунд он по-разному пытался ухватиться за ленту, после чего нашёл, наконец, нужное положение и начал съезжать вниз. Вот он уже на метр ниже подоконника. Лента пока держится. Если что, мы с Куруми готовимся его поймать. Два метра. Под мальчиком окно второго этажа, он чуть отталкивается от стены и начинает медленно поворачиваться вместе с закрутившейся лентой. Три метра… Окровавленное лицо заражённого высунулось из второго этажа, когда паренёк оказался совсем рядом. Сразу же последовал перепуганный крик, и он полетел вниз. – Лови! – крикнула Эбисузава. Могла бы и не говорить… Блин, тяжёлый! Мы втроём так и повалились на асфальт. Лицо Куруми прижалось к моим… выпуклостям, а мальчик упал поверх неё. Это даже казалось по-своему забавным… Пока не вспоминаешь о недавних событиях. – И всё-таки мы их вытащили, – устало, но довольно пробормотала я, пока Эбисузава пыталась с меня слезть. Приподнявшись, я увидела, как побледневший школьник смотрел на свою руку. Несколько капель крови. Отчётливо заметные следы зубов. Значит, тот зомби из окна всё же дотянулся. – Оставьте меня, – глухо бросил мальчик. В его голосе всё ещё слышалось неверие в произошедшее. – Я видел, что бывает с укушенными. Увозите остальных. Последовала пауза на пару секунд, пока он огляделся по сторонам. Ближайшие зомби были в десятке метров – уже совсем близко. – Уходите, быстрее! – с нотками истерики крикнул паренёк. – У нас есть лекарство, – кажется, впервые за сегодня в голосе Куруми послышалась искренняя радость. – Быстрее лезь в машину, придурок! – Т-ты… Ты не врёшь?! – с робкой надеждой спросил мальчик, подойдя к машине. – Это правда. Быстрее залезай, – я распахнула переднюю дверцу. Заднее сиденье было уже так забито, что я засомневалась в недавних словах Эбисузавы – что в машину влезут и десять человек, если утрамбовать. Трёх, а скорее двухсполовинойместное сиденье едва вместило шесть живых и один труп. Я уселась слева от места водителя, рядом села Куруми. Едва укушенный мальчик кое-как влез и закрыл за собой дверь, как машина тронулась с места. Сразу же рядом из окна упал заражённый. Эбисузава проехала совсем немного, остановив машину в полусотне метров, на школьной спортплощадке. – Ри-тян, доставай вакцину! – скомандовала девушка, повернувшись назад. – Ри-тян! Её едва было слышно в шуме и гаме, царившем на заднем сиденье. Юри, ещё державшая на коленях мёртвую сестру и тихо плачущая, изо всех сил прижимала к себе девочку, спустившуюся первой. Та, однако, выглядела не в своей тарелке – соседство с трупом и льющая ей на плечо слёзы Вакаса, видимо, не вселяли в неё спокойствие. – Ты, парень, – я обратилась к укушенному, – видишь два маленьких контейнера за сиденьем? Дай сюда один, там лекарство. – А… Да, конечно, – чуть заторможено ответил паренёк. На нём сидела одна из девочек, да и в руке, судя по выражению лица, ощущения далеки были от приятных. Контейнер, снаружи пластмассовый, внутри оказался металлическим и притом холодным – наверное, вакцине требовался особый температурный режим. Достав опечатанный шприц с лекарством, я соединила его с иглой и, вытянувшись на заднее сиденье, медленно ввела препарат в плечо укушенного. – Жжётся, – тихо сказал паренёк, зажимая ладонью место укола. Наверное, так и должно быть? Даже и не знаю. Думаю, не стоит говорить ему, что он первый из живых, на ком мы проверяли это лекарство. – Всё, можем ехать? – нетерпеливо спросила Куруми. Я молча кивнула. – Подождите, – слабо прошептала Юри. – Я хочу оставить Чихэру-тян здесь. Наступило молчание. Даже дети на заднем сиденье притихли. – Я… Я… – Вакаса едва выдавливала из себя слова. – Я же не дура. Я понимаю, что она может… превратиться снова. Когда угодно. Я хочу оставить сестрёнку здесь… В её любимой школе, она была так счастлива сюда возвращаться… Её предложение вполне разумно. Ксо, так почему же у меня вновь запершило в горле? – Хорошо, – я опять кивнула. – Посмотрим в окна, найдём любой запертый класс – чтобы её тело не съели зомби – и пусть лежит там. Я выбью окно, если надо. Так и сделали. Подождав, пока зомби отошли вслед за машиной подальше от школы, мы подъехали к окнам. Выбрав подходящий класс, я нацепила шлем и выбила стекло лопатой. Потом мы с отчаянно плачущей Юри забросили в оконный проём тело её сестры. Теперь жёлтая Тойота неторопливо ехала по направлению к нашей школе. Мимо опять проплывали дома, кое-где порядком обгорелые, оборачивались автомобилю вослед сотни мертвецов. На заднем сиденье вовсю болтали, видимо, пытаясь таким немудрёным путём сбросить стресс, но я не вслушивалась. Я только глядела в окно, изредка оборачиваясь посмотреть на укушенного мальчика. Разговаривает, кивает, даже пытается жестикулировать замотанной каким-то предметом одежды рукой. Видимо, вакцина всё-таки помогла. Уже прошло достаточно времени, чтобы он успел превратиться. Интересно, как всё прошло у группы Исаму? Если они вернулись раньше, то скоро узнаем. Вдруг что-то привлекло моё внимание. Мы проезжали по широкой улице рядом с железнодорожными путями, вокруг было множество вывесок магазинов… Точно! – Куруми, – негромко бросила я, – останови машину, пожалуйста. У меня есть идея. Эбисузава медленно притормозила, остановившись посреди дороги. – Мидори, это действительно важно? – девушка посмотрела на меня. – Думаю, да, – я неуверенно кивнула. – Может пригодиться, если мы хотим узнать механизм превращения в зомби… А также то, кто из животных может заразиться, а кто – нет. Прямо позади машины осталось крупное здание с десятком различных вывесок. Но меня сейчас интересовала только одна из них. Зоомагазин. *** Наконец-то, после всей нервотрёпки минувших часов, автомобиль подъехал к дому Исаму. Парень опустил стекло и выглянул наружу. Казалось, зомби поблизости не было. Хотя надежда на то, что отец найдётся там, всё равно выглядела невеликой. Дом в традиционном японском стиле слишком хрупок и не годится в качестве укрытия, да и отцовского автомобиля перед домом не нашлось. Так что, если он жив, должен был уже найти другое убежище. А если он не посетил перед этим школу, где учились его сын и дочь… То надежда выглядит совсем уже нереальной. Исаму, Шин и Ёширо находились в пригороде, где зомби встречались довольно редко. Пусть даже, возможно, кого-то привлёк шум автомобиля… С небольшим числом врагов Исаму рассчитывал разобраться без особого риска. – Выходим, – Исаму подхватил лопату и распахнул дверцу. За ним последовали остальные. Ёширо всё ещё выглядел отстранённым, словно действующим только по инерции – в его доме родители нашлись. К сожалению, уже не живыми. Шину повезло лишь немногим больше – в его квартире после вчерашнего дня, по всей видимости, никто не объявлялся. Что бы ни случилось с его родителями, погибли они или успели эвакуироваться, но домой явно не возвращались. Оттуда парни захватили кое-что из бытовой техники, в том числе стиральную машинку, едва поместившуюся на заднем сиденье авто. В школе, как они припомнили, должна быть одна, но хватит ли её на всех? Кроме того, одну группу выживших они встретили по дороге. Мужчина и женщина, по всей видимости, семейная пара, уезжали из города на выкрашенном в камуфляж джипе. Хотя обстановка и не располагала к долгим разговорам – вокруг было слишком много зомби – они всё же остановились, чтобы поделиться новостями. Если у парней ещё и теплилась какая-то надежда на то, что правительство сможет справиться с эпидемией и вскоре всё будет, как прежде, то теперь она исчезла окончательно. Эти двое сказали, что с причалов Токио беженцев эвакуировали куда-то на острова поменьше, и уже сегодня утром орды мертвецов захлестнули причалы. Силы самообороны пытались использовать какие-то ядовитые газы, но они оказались почти бесполезны. В конце концов, после ночи сплошной стрельбы, привлекавшей всё новых и новых зомби, сопротивление в Токио пало. Вывезти на кораблях военного флота и реквизированных гражданских судах успели только часть населения, и вряд ли многие из жителей, собравшихся под защиту солдат, смогли прорваться. У Исаму тогда так и тянуло язык спросить, как же выбрались они сами, но подозревал, что не услышит вразумительного ответа. В конце концов, эти двое ехали на джипе, явно принадлежавшем Силам самообороны, но с собой больше никого не взяли, да и выглядели перепуганными донельзя. Явно угнали «колёса» и свалили первыми, не заботясь об остальных. После этой догадки он решил не предлагать им присоединиться к выжившим школьникам. Кроме того, из рассказа этой парочки следовало, что судьба японского правительства тоже остаётся неизвестной. Эвакуацией руководило только командование Сил самообороны, главным образом флотские. На фоне всего этого будущее выглядело туманным и пугающим. Японского государства больше не было. Что же родится на его руинах и родится ли хоть что-то… Это ещё только предстояло узнать. Машину Исаму припарковал в укромном месте, за живой изгородью. Теперь трое парней подходили к родному дому семейства Ямада. Хрупкая дверь так и осталась нетронутой. Следов крови нигде не было видно, и хотя бы это радовало. Исаму всё время крутил головой по сторонам, кендоистский шлем ограничивал обзор и приглушал звуки вокруг. Шлем так и тянуло снять, но Ямада всё же не рисковал. При всех своих недостатках он надёжно защищал голову и плечи от укусов, да и привык к нему кендоист уже давно. Он не рассчитывал найти дома отца, по крайней мере, живого. Это было бы просто невероятной удачей. Но в доме было кое-что другое, и Исаму считал, что забрать это обязан. Семейный меч, принадлежавший когда-то его прадеду. Не распиаренная современными фильмами катана, а офицерский меч син-гунто**. Большую их часть уничтожили после оккупации Японии, и до сегодняшнего дня сохранилось не столь уж много. Ямада Исаму рассчитывал, что прадедовский клинок сможет послужить ему в наступившее смутное время. – Подождёте на входе, – тихо сказал школьник. Остальные были защищены хуже, обходясь без шлемов, зато у них был лучше обзор. Самое то, чтобы стоять на страже. Исаму вошёл в дом, осторожно ступая кроссовками по чистому деревянному полу. У него даже возникло чувство неправильности своих действий: он всегда оставлял обувь на входе. Мытьё пола давно стало каждодневной обязанностью его и сестры, зато ходить дома можно было и босиком. Внутри было тихо. Очень тихо. Исаму сжимал лопату в руках, ожидая, что в любой момент из-за приоткрытой двери может выглянуть жаждущий крови мертвец… И, скорее всего, этим мертвецом окажется его отец. Однако он всё не появлялся. Исаму беспрепятственно прошёл дом, включая везде свет и, наконец, добрался до стоявшего на простой деревянной подставке син-гунто. Вид семейного меча с его традиционными орнаментами на рукояти и ножнах заставил парня улыбнуться, ненадолго позабыв обо всём случившемся. Он шагнул по направлению к мечу, но сразу же услышал неясный шорох за спиной. Исаму стремительно обернулся, но никого не увидел. «Мне ведь не показалось?» – подумал он. Кендоист продолжал напряжённо оглядываться, однако никто так и не появлялся. Шлем мешал обнаружить источник звука, но парню казалось, что он был именно здесь, в гостиной. «Может быть, за столиком?» Выставив перед собой лопату, он медленно приблизился к столику. Тихо. Единственным источником звука оставались шаги Ямады. Ещё чуть ближе… Стремительная тень метнулась из-за столика, налетев на встречный взмах лопаты. Крыса (как уже понял парень) отлетела с искажённым взвизгом. Исаму шагнул к ней, и следующий удар лопаты развалил животное напополам. Ямада с отвращением посмотрел на кровь, разлитую по полу родного дома. Все привычки прежней жизни требовали немедленно убрать её. Увы, но той, прежней жизни настал конец. Крыса всё ещё шевелилась, даже лишившись задней половины тела. Она так и пыталась ползти к своему убийце. «Ксо… – с тревогой подумал парень. – Получается, даже такие маленькие животные могут заразиться. А зомби-крыса пройдёт через любую баррикаду, и не уверен, что её успеют заметить до укуса. Проклятая тварь не только очень быстрая – она ещё и напала, лишь когда я приблизился. Она меня не сразу заметила… или же выжидала в засаде?» Если верным было последнее мнение, то надолго ли хватит пятидесяти доз вакцины? – Ямада-сан, что произошло? – из коридора уже высунулся Ёширо, прибежавший на звук ударов. Из-за его спины выглянул Шин. – Ничего страшного, – Исаму покачал головой. – Попалась заражённая крыса. Возвращайтесь и следите за окрестностями. Отложив в сторону лопату, парень наконец-то взял в руки семейный меч. Смутно ощущая что-то, отдалённо напоминавшее благоговение, он выдвинул син-гунто из ножен. Исаму слабо улыбнулся, глядя, как блики от ламп дневного света играют на клинке. Намерение запятнать его кровью отвратительных живых мертвецов казалось почти святотатством, и всё же Ямада надеялся, что прадед не стал бы возражать против того, что его меч вновь по-настоящему послужит потомкам. Зарекомендовавшую себя лопату, конечно, тоже не стоило оставлять здесь. Она ещё пригодится кому-то другому. Ещё минуту Исаму потратил, чтобы написать отцу послание – на тот случай, что он появится здесь. В записке парень сообщил, что они с сестрой укрываются в их школе. Закончив с этим, он погасил в доме свет, прикрыл все двери и вышел на крыльцо. В правой руке кендоист держал обнажённый син-гунто, в левой нёс ножны и лопату. – Исаму, сюда идёт зомби, – без толики боязни в голосе предупредил Шин. – Убьём его или сразу бежим к машине? Одиночный зомби, конечно, не был для них угрозой. Ямада повернулся к нему… «Я так и знал, – у парня сразу перехватило дыхание. – И записку оставил зря». Отец совсем не походил на себя при жизни. Лицо, ещё недавно будто бы излучавшее силу, теперь казалось безвольным и отупевшим, челюсть свисала, оставляя открытыми зубы. По гладко выбритому подбородку стекала струйка слюны. Строгий костюм отца сплошь покрывала кровь, кое-где виднелись прорехи. «Должно быть, он сражался до последнего», – Исаму ощутил, что ещё чуть – и он сам рискует не сдержать слёз. – Шин, подержи, пожалуйста, – Ямада протянул боевому товарищу лопату и ножны от син-гунто. – Я… Думаю, что я должен сам подарить моему отцу покой. Парень молча принял ношу, сочувственно глядя на Исаму. Ёширо, должно быть, тоже понимал обуревавшие его мысли – целью прошлого визита стал его дом, где Камата встретил мёртвых родителей и деда. Убивать их пришлось всем вместе. Исаму медленно пошёл к своему заражённому отцу, машинально приняв давно привычную стойку. Вначале он слишком напряг ладони, сжимавшие рукоять син-гунто, но почти сразу поправился. Руки не должны быть чересчур напряжены, чтобы удар вышел быстрым и хлёстким. Всё это он выучил слишком хорошо, чтобы забыть даже в такой ситуации. Да, кендоисту никогда не приходилось наносить удары настоящим, боевым оружием, и, наверное, всё же надёжнее было бы воспользоваться лопатой – орудовать ей он уже привык. А фамильный меч он лучше бы опробовал в другой раз, в более безопасной обстановке, и хоть немного потренировался бы с ним, прежде чем брать в серьёзный бой. Но сейчас Ямаду переполняла уверенность, что именно этим мечом он должен убить оболочку, оставшуюся от его отца. Что отец, если бы он мог видеть и чувствовать в теле монстра, воспринял бы с гордостью последнюю почесть, которую может отдать ему сын. Зомби подошёл уже совсем близко, ступив на мощёную камнями дорожку перед домом. Такое родное для Исаму лицо перекосила отвратительная гримаса; издав громкий хрип, отец шире распахнул рот и начал поднимать руки. Сын в ответ поднял меч. Громко вскрикнув что-то, должное изображать боевой клич, кендоист сделал ещё шаг вперёд и сплеча ударил по шее зомби, вкладывая в удар движение туловища, как учили его отец и сенсей. Острое лезвие легко разрубило кожу и мышцы, с хрустом перерубило позвоночник и лишь немногим не достало до противоположного края шеи – в последний момент Ямада немного сдержал удар. Возможно, именно это было ошибкой. Могло быть и так, что это ни на что не повлияло. В лицо парня обильно плеснуло кровью, брызнувшей из рассечённой одним ударом шеи отца. Прутья шлема не могли защитить: секунду спустя Исаму ощутил, что солёные брызги попали ему в приоткрытый рот и глаза. Ещё не успев снять шлема, перепугавшийся старшеклассник сплюнул, сразу же ощутив, что часть слюны осталась на коже. Ямада уронил син-гунто под ноги, в панике срывая шлем. От попавшей в глаза крови их защипало, но парень никак не мог избавиться от шлема, пока не стянул и неудобные рукавицы. Отплевавшись, наконец, он понял, что его уже поддерживают за плечи подбежавшие товарищи. – Я… Шиматта***, – в сердцах сплюнул Исаму, чувствуя, как бешено колотится сердце. – Я не ожидал, что кровь так брызнет. Ксо, я полный идиот! Кровь попала мне в рот и глаза, ксо, ксо, ксо! – Нужно вколоть вакцину, – перебил его Шин, прервав поток ругани. Ямада постарался припомнить, что говорила Сакура-сенсей про вакцину, когда зачитывала инструкцию. Вспомнившаяся информация пугала ещё больше. – Ксо, – он мотнул головой. – Сакура-сенсей говорила, что вероятность смерти после укола – десять процентов, и более мелких побочных эффектов может быть навалом. Подожду лучше несколько минут. Я ведь мог и не заразиться, да? Чуть помолчав, Исаму неуверенно добавил: – Если появятся симптомы, то вколоть ведь успеем, наверное? Хуже ведь не будет? Перспектива стать живым мертвецом пугала до дрожи, но не меньше пугал риск умереть от лекарства, когда сам Ямада, вполне возможно, и не заразился. В этом случае смерть окажется и вовсе напрасной. «Ксо, ксо… Наверное, я зря вообразил, что достоин своих предков, – в приступе беспощадной критики к самому себе подумал Исаму. – Они постоянно рисковали жизнью, и уж точно не перетрусили бы, как я сейчас». Но колоть вакцину, пока ещё не ясно, заразился ли он, всё равно казалось напрасным риском. В порядке самооправдания парень даже припомнил, что на лице Куруми после боя на крыше тоже оставались брызги крови. Правда, он не мог быть уверен, что они попали в рот или глаза, но это вселяло хоть немного оптимизма в панически мечущиеся мысли. – Уходим в машину, – Исаму дёрнул головой в её сторону. – А я… Я вначале занесу в дом тело отца. – Ну, если ты так решил, – Ёширо неуверенно пожал плечами. В отличие от него, Шин подчинился сразу. Вскоре кендоист уже сел за руль, положив рядом шлем, перчатки и син-гунто – нельзя было убирать его в ножны, не очистив тщательно от крови. Исаму переполнял стыд за то, что его первый бой с фамильным мечом прошёл так позорно. По сути, это и боем с трудом можно было назвать – один удар, который можно было бы назвать успешным, если бы противником был обычный человек, и риск глупой смерти из-за последствий этого удара. – Отъедем подальше, – бросил Ямада, глядя на пару подошедших зомби, – потом подождём немного. На всякий случай, Ёширо, достань вакцину. Контейнеры с вакциной лежали на полу под задним сиденьем, и достать их мешала стиральная машинка, занимающая сзади половину места. После того, как они вынесли её из квартиры Шина, тому пришлось занять сиденье слева от водительского. В багажник машинка, к сожалению, не влезла. Прошло несколько минут, прежде чем Исаму ощутил, как боль понемногу начинает пульсировать в челюсти. Лицо даже слегка онемело, и почти одновременно дорога стала расплываться перед его глазами. – Кшо, – тихо ругнулся он, плохо выговаривая из-за онемевших мышц. – Ёширо, коли вакшину. «Всё-таки не повезло», – хмуро подумал кендоист. Затормозив посередине дороги, он принялся закатывать рукав. – Как лучше колоть, Ямада-сан? – руки Ёширо чуть подрагивали. Исаму не ответил. Пульсирующая боль чувствовалась уже во всём теле, но переполнявшая его апатия мешала обратить на неё внимание. Он мог бы вспомнить, как стремительно превратились в зомби двое заражённых на крыше, но и мысли сейчас текли слишком медленно, словно у застывшей в смоле мухи. – Ямада-сан! – Ёширо испуганно закричал. – Быстрее делай укол! – крикнул в ответ Шин. – Неужели не видишь? Он может превратиться в любой момент! – Я… Х-хорошо, – парень поднял обратно рукав, уже сползший вниз, и воткнул иглу в предплечье – достать выше было сложно из-за множества слоёв одежды, или колоть пришлось бы через ткань. Он медленно надавил на поршень, и вскоре Исаму ощутил резкое жжение в руке. Происходящее ощущалось им как-то отстранённо – он всё ещё слышал, о чём говорили напарники, и полностью понимал сказанное, но не испытывал желания отвечать на обращённые к нему вопросы. Ненадолго преодолел эту апатию Ямада, лишь когда товарищи взялись пересаживать его на соседнее кресло. В этот момент он ощутил, как его потянуло напасть на них, как расплывающиеся человеческие силуэты показались ему целью, добычей. Исаму сразу же ощутил, как его пробрал берущий за горло ужас. Судорожно всхлипнув, кендоист забился в руках товарищей. – Вакцина не подействовала? – с паникой в голосе спросил Шин. – Исаму, ответь, если можешь, ксо! – Не-не шнаю, – с трудом выговорил Ямада. – Пока дершусь. Его посадили за сиденье рядом с водительским и пристегнули ремнём. За руль уселся Шин, и вскоре, когда они поехали, Исаму почувствовал, как его понемногу отпускает. Жжение охватило уже всё тело, и пульсирующая боль от проклятой заразы совсем не ощущалась. Глаза слезились от боли, но, по крайней мере, он больше не чувствовал порыва вцепиться в горло напарникам. Мысли тоже начали проясняться. – Кажется, помогло, – едва открывая рот, прошептал парень. – Сесть за руль сможешь? – взволнованно спросил Шин. – Исаму, забыл сказать… Я совсем не умею водить. Ямада приглушённо хохотнул. – Я тоже не умел, – напомнил он. – Куруми потратила минут десять, пока я всё понял. А вести машину мне сейчас точно не стоит. Если что-то неясно, постараюсь объяснить. Прислушавшись к себе, Исаму понял – за руль сесть он всё-таки не сможет. Он едва смог приподнять дрожащую руку, и его уже начинал бить озноб. Вакцина всё-таки сработала, и теперь оставалось надеяться, что она не убьёт его вместо вируса. – Так. Ладно, – Шин громко вздохнул. – Тогда объясни мне, что делать с проклятой передачей! Обратная дорога затянулась надолго, и солнце уже вовсю клонилось к закату. К возвращению Исаму полностью пришёл в себя, хотя и ощущал жуткую слабость во всём теле, как будто пару лет провёл в коме. Парень со стыдом вспомнил, что на пути в школу они собирались поискать автомобили на ходу, но теперь напоминать об этом товарищам смысла не было никакого. Придётся заняться этим завтра, а пока что главное – как можно быстрее оказаться в безопасности. Когда они въехали в школьные ворота, Исаму вздохнул с облегчением от мысли, что все сегодняшние испытания остались позади. Когда они проехали ещё чуть-чуть, он понял, что рано радовался. Во дворе обнаружилось только с десяток заражённых, обгладывающих останки тех, кого вчера сбила Куруми. Основной их массы здесь не нашлось. Все же прочие… – Всё-таки они прорвали баррикаду, – Шин стиснул зубы, со страхом глядя на вход в школу. Этого можно было ожидать, учитывая, какая толпа собралась у школы, когда они выезжали. Куруми ещё предложила покрутиться на автомобилях вокруг, чтобы отвлечь зомби, но было очевидным – если они возвратились в школу по памяти, то вскоре продолжат ломиться, как их ни отвлекай. – Ксо… – в сердцах ругнулся Исаму. Его голос уже не дрожал. – Сколько сейчас часов? Семь или восемь, наверное? – Да, двадцать часов семнадцать минут, – ответил Ёширо, посмотрев лежавший рядом телефон. – Понятно… – Ямада вздохнул и задумался на несколько секунд. – Значит, остальные должны уже скоро приехать. Надеюсь, у них прошло лучше, чем у нас… А потом посмотрим, что делать. Исаму, конечно, беспокоился за сестру, но оставшиеся в школе собирались отсиживаться в бункере и дальше. Там их точно не смогут достать. А вот как теперь очистить школу от нежити, и вышло ли у зомби сломать баррикады на лестницах и добраться до верхних этажей – это пока что находилось под вопросом. ===================== Примечания к тексту главы: * Оне-сама, или иначе онэ-сама – уважительное обращение к старшей сестре. ** Син-гунто – в переводе «новый военный меч», более современная вариация традиционного японского холодного оружия (на основе тати), созданная в тридцатых годах; выпускался в нескольких различных модификациях, средняя длина с рукоятью – 90-100 сантиметров. В отличие от более старых мечей, зачастую изготовленных из некачественных материалов, син-гунто изготавливались по развитым металлургическим технологиям того времени. Тогдашнее японское правительство рассматривало их как способ возрождения старых самурайских традиций. Большую часть син-гунто, действительно, уничтожили после оккупации Японии американцами. *** Шиматта или симатта – сложнопереводимое ругательное словечко, ближайшим (но не точным) аналогом, скорее всего, является слово «облом» или заимствованное из английского жаргонное «фэйл». Использоваться может обычно при собственной неудаче, провале, ошибке. ===================== ============================================ Глава 5 завершена. Когда будет следующее обновление – не знаю. Подозреваю, что нескоро (может быть, что и через месяц). Нужно готовиться к пересдаче по англу, по которому я ещё ничего не делал. Товарищи читатели, к вам просьба – я стараюсь совершенствоваться и в нормах грамотности, и в правдоподобии описания чувств и мыслей персонажей, и здесь ваша помощь будет очень мне полезна. Если обнаружите ошибку – укажите её! Кое-что я уже и сам заметил и записал, но исправлять в тексте пока что мешает лень. Также очень важный момент – описание мыслей Исаму в пятой главе. Школьник-кендоист из традиционалистской семьи с самурайскими корнями – очень непростой для меня образ, в некотором смысле даже уникальный – раньше описывать такой я точно не пробовал. Если есть здесь знатоки культуры Японии, прочитайте, пожалуйста, этот эпизод ещё раз и укажите мне на шероховатости/неточности здесь, если они найдутся. Я буду очень благодарен. Может быть, совершенство недостижимо, но попытаться к нему приблизиться я обязан. Заранее благодарю.
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.